авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Соколов Дмитрий Васильевич

магистр истории,

старший научный сотрудник РИЭПП.

info@riep.ru

МОДЕРНИЗАЦИЯ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ:

ОТ ПЛАНОВОЙ СИСТЕМЫ К эКОНОМИКЕ ЗНАНИЙ

(1989–2009 гг.)1

В настоящей статье рассматриваются проблемы модернизации, ко торые пришлось решать странам Восточной Европы в конце 1980-х – начале 1990-х гг., после распада мировой системы социализма и после дующего перехода к рыночной экономике. Особое внимание уделено вопросам реформирования в этих странах научно-технологической сфе ры и системы образования, направленного на повышение роли знаний практически во всех сферах жизни. Статья носит преимущественно об зорный характер и содержит сравнительный анализ модернизационных процессов в странах Восточной Европы.

Проблема модернизации в общественных науках Проблемы модернизации обычно рассматривают применительно к сфере производства, чаще всего связывая их с периодами развития прин ципиально новых и более эффективных производственных технологий.

Век пара сменился веком электричества, нынешнее время можно назвать веком информационных технологий. Однако довольно давно установ лена связь развития производства с экономическими, политическими и правовыми отношениями, преобладающими в тех или иных странах в определенные периоды. Поэтому в общественных науках правомер но ставится вопрос о проблемах модернизации в сфере общественных отношений. В значительной степени этот интерес к модернизации как социально-политической и экономической проблеме усилился в связи с наблюдавшейся в последние десятилетия резкой сменой экономических и политических режимов в странах бывшего социалистического лагеря.

В своем наиболее общем виде модернизация применительно к об ществу в целом определяется как процесс перехода к более прогрес сивным экономическим и политическим режимам, что способствует дальнейшему прогрессу практически во всех областях жизни2. При ис Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ «Опыт модерниза ции научно-образовательного комплекса стран Восточной Европы» (проект №11-02-00332а).

Имеется чрезвычайно широкий спектр исследований, посвященных пробле мам модернизации, рассматриваемой в виде целостного процесса. В данной статье обсуждаются вопросы модернизации общественных отношений в странах Цен Модернизация в Восточной Европе пользовании подобного определения возникает вопрос о критериях, по которым можно оценивать эффективность экономических и политиче ских режимов3.

В настоящее время модернизацию в таком ее целостном понимании можно рассматривать как процесс продвижения к общественному укла ду, сочетающему в себе:

• открытую политическую систему, построенную на фундамен те гражданских и политических свобод, • динамичную рыночную экономику, • развитый научно-образовательный комплекс, способный воспри нимать инновации и готовить квалифицированных специалистов в передовых областях научно-технической сферы.

При этом стоит особо отметить, что третий элемент в этой схеме (научно-образовательный комплекс) не может достаточно эффективно и стабильно развиваться в отсутствие первых двух составляющих мо дернизационного процесса – демократической политической системы и свободной рыночной экономики4.

Таким образом, модернизацию можно рассматривать как движение от сложившейся ранее модели социальных, политических и экономи ческих отношений к другой, более дифференцированной и эффектив ной. В литературе этот процесс принято называть просто транзитом (переходом к другому типу экономики, со всеми сопутствующими это му переходу проблемами). Как следствие, сам вопрос о модернизации приобретает три основных аспекта: социо-культурный, экономический и политический.

Наиболее ранние модернизационные переходы имели место в Запад ной Европе в XVII–XVIII вв.;

позднее сходные процессы развернулись в Восточной Европе, а также в Северной Америке, колонизированной европейцами5.

Проблема перехода традиционных обществ к более современным была заново поставлена процессами, разворачивающимися в странах Африки, Азии и Южной Америки – и в течение 1960-х гг. появляются тральной и Восточной Европы. Несмотря на определенные возможности дальней шего развития экономики этих стран (при наличии развитой индустриальной базы и других предпосылок развития), возникли достаточно серьезные причины для их перехода к моделям рыночной экономики. Проблемы, связанные с переходным пе риодом в подобных обществах, подробно рассматриваются в [1, 2].

Более подробно о системных характеристиках процесса модернизации см.

[3, 4].

Хотя в истории известны примеры модернизации в рамках авторитарной по литической системы (один из наиболее ярких – Советский Союз), тем не менее исторический опыт показывает, что на определенном этапе развития модернизаци онного процесса авторитаризм начинает проигрывать демократическим странам и дальнейшее развитие становится невозможным без ослабления политического контроля хотя бы над некоторыми сферами жизни общества (что оставляет откры тым вопрос о масштабе и скорости подобных преобразований).

Более подробно об этом периоде см. [5].

Соколов Д.В.

работы, посвященные политическим и экономическим аспектам модер низации6.

В конце 1980-х и начале 1990-х гг., в связи с распадом мировой систе мы социализма, проблема модернизации вновь стала одной из наиболее востребованных в социальных науках. Однако теперь основной фокус исследований был сосредоточен на переходе социалистических стран к рыночной экономике. Модернизации этих государств в немалой степе ни способствовал потенциал, уже приобретенный в годы социализма, и главную роль в этой модернизации приобрели политический и эконо мический аспекты. Основное направление, в котором двигались страны Восточной Европы, можно определить как движение от плановой эконо­ мики к обществу знаний (экономическая составляющая) и движение от авторитарного социализма к либеральной демократии (политический компонент). Завершающим этапом этого периода стало их присоедине ние к наднациональной системе Европейского Союза.



В данной статье предлагается краткий сравнительный обзор модер низационных процессов, которые развивались в странах Восточной Европы в период с конца 1980-х по конец 2000-х годов вплоть до их присоединения к Европейскому Союзу;

особое внимание уделено вза имному влиянию экономической и политической модернизации и мо дернизации в этих же странах научно-технического комплекса и сферы образования.

В число рассматриваемых в данной статье стран включены государ ства, входившие в социалистический лагерь, однако не являвшиеся ча стью Советского Союза – это Польша, Венгрия, Словакия, Чехия, Болга рия и Румыния;

также рассматривается опыт Словении – единственной страны из состава бывшей Югославии, ныне являющейся полноправ ным членом ЕС. Эстония, Латвия и Литва, входившие непосредственно в состав СССР, имеют заметно отличающийся исторический и транзит ный опыт, анализ которого выходит за рамки данной работы.

Процесс транзита стран Восточной Европы может быть разделен на несколько взаимосвязанных этапов. На первом основная проблема вос точноевропейских обществ заключалась в последовательном демонтаже социалистической системы и внедрении рыночной экономики, а также открытой, основанной на демократических принципах политической мо дели. На втором этапе (наиболее длительном) страны Восточной Европы стремились к достижению экономических, политических и социальных показателей развития, близких к тем, которые характерны для западно европейских стран, что дало бы им возможность включиться в общий процесс европейской интеграции и в конечном итоге войти в состав Ев ропейского Союза. Наконец, третий этап транзита включает в себя заклю чительные стадии переговорного процесса по вступлению в Европейский Союз, участие в работе его наднациональных органов, отвечающих за основные (в том числе образовательное и научно-техническое) направле Среди этих работ можно выделить, например: [6, 7].

Модернизация в Восточной Европе ния развития Европейского Союза, с последующим активным участием в реализации решений этих органов. Более подробно специфика каждого из трех периодов рассматривается в следующих разделах статьи.

этап первый: распад социалистической системы Ключевой предпосылкой распада социалистического лагеря в Вос точной Европе стали изменения во внешней политике Советского Сою за, связанные с отказом от прямой конфронтации с капиталистическими странами. С начала 1987 г. советская внешнеполитическая доктрина ста ла основываться на принципах невмешательства в дела стран-союзников по Организации Варшавского Договора, что подразумевало в том числе отказ от применения силы для сохранения единства социалистического блока7. После этого в странах Восточной Европы начинается движение к демократическим реформам. Этот процесс достиг своей кульминации осенью 1989 г., когда в Чехословакии, Венгрии, Болгарии и Польше ком мунистические правительства потеряли реальную власть, а в декабре того же года пал коммунистический режим в Румынии.

Перед новыми лидерами стран Восточной Европы возникла про блема проведения широкого спектра реформ в политической и эконо мической сферах. Но если наиболее важные политические преобразова ния были проведены во всех восточноевропейских странах в довольно короткие сроки, то для поиска эффективных решений экономических проблем потребовалось значительно больше времени, и способы реа лизации реформ заметно отличались от страны к стране, несмотря на наличие общего наследия в виде социалистической экономики.

Наиболее радикальным по своей форме был переход к рыночной си стеме в Польше, которая выделялась среди прочих стран Восточной Ев ропы более ранним началом политической либерализации: еще в июне 1989 г. оппозиционная партия «Солидарность» получила места в Сейме, а в сентябре было сформировано первое некоммунистическое прави тельство. Его главой стал Т. Мазовецкий, а вице-премьером (и мини стром финансов) стал Л. Бальцерович – именно он смог организовать проведение комплексных экономических реформ, обеспечивших Поль ше быстрый переход к рыночной модели экономики. Предложенная им программа масштабных реформ была позднее названа «планом Бальце ровича» и заключалась в форсированном демонтаже механизмов социа листической экономики и радикальных рыночных преобразованиях в основных областях экономической политики, невзирая на потенциально весьма серьезные социальные и политические негативные последствия.

Основные меры, предложенные в «плане Бальцеровича», можно обо значить следующим образом: немедленная либерализация цен, открытие Эта доктрина (которую нередко называли «новым мышлением») была изложе на в книге М. С. Горбачева «Новое политическое мышление для нашей страны и всего мира»», впервые вышедшей в 1987 г. См. [8].

Соколов Д.В.

доступа частному сектору практически во все отрасли экономики, вве дение жестких бюджетных ограничений на государственных предприя тиях, обеспечение реальной конвертируемости национальной валюты с сопутствующей либерализацией внешней торговли [2, кн. 2, с. 365–367].

Реализация этого комплекса реформ началась с января 1990 г., и, несмо тря на свою эффективность с экономической точки зрения, вызвала силь ное общественное недовольство (действия правительства привели к па дению реальных доходов населения, большая часть которого оказалась неподготовленной к реалиям рыночной системы) [2, кн. 2, с. 370]. Тем не менее, к декабрю 1991 г., когда Бальцерович вынужден был сложить с себя полномочия министра финансов и вице-премьера, можно было го ворить о том, что наиболее сложный период реформ в Польше уже был близок к завершению. Удалось остановить гиперинфляцию, ликвидиро вать бюджетный дефицит и обеспечить относительно стабильный режим работы предприятий. Однако масштабной демонополизации (равно как и приватизации) не состоялось. Не было проведено глубоких реформ и в налоговой сфере, что вело к заметным диспропорциям между реальным местом частного сектора в экономике и его налоговыми отчислениями8.

Серьезные меры по решению этих проблем были предприняты лишь в середине 1990-х гг.

В Венгрии переход от административно-командной системы к рыноч ной экономике был заметно более плавным и в целом отличался мень шей социальной напряженностью. Одной из главных причин подобного развития событий было то обстоятельство, что еще в начале 1980-х гг.

венгерское правительство столкнулось с целым рядом экономических проблем, для разрешения которых было решено в большинстве секто ров экономики ввести в механизм плановой системы некоторые элемен ты рынка (была разрешена работа частных предприятий – чаще всего в форме кооперативов). Ко второй половине 1980-х гг. спектр экономиче ских преобразований расширился и включил в себя реформы в области налоговой политики, внешнеэкономической деятельности и кредитно денежной системы. При этом подавляющее большинство этих преоб разований до 1988–1989 гг. интерпретировалось в официальной идео логии как реформы в рамках социалистической экономики, призванные повысить ее эффективность. Лишь в конце 1980-х гг., когда на повестке дня отчетливо возникли вопросы не только экономических, но и поли тических реформ, произошел резкий отказ от социалистической терми нологии.

В начале 1988 г. в Венгрии были приняты законы, разрешающие сво бодное создание профсоюзов, свободу ассоциаций, собраний и печати, новый закон о выборах. Был также осуществлен радикальный пересмотр конституции. В октябре 1989 г. были приняты законы, предусматриваю щие проведение парламентских и президентских выборов на более ли Так, например, хотя доля частных предприятий в промышленном секторе за период 1988–1991 гг. выросла с 10 до 20 %, его доля в налоге на прибыль состав ляла всего лишь около 3 % [2, кн. 2, с. 377].

Модернизация в Восточной Европе беральной основе. По итогам парламентских выборов, состоявшихся в мае 1990 г., было сформировано некоммунистическое правительство, ко торое возглавил Й. Анталл. Тем не менее, несмотря на появление реаль ной возможности проведения масштабных социально-экономических реформ, никаких последовательных шагов в этом направлении не пред принималось. Пакет радикальных мер по экономической стабилизации, который предложил новый министр финансов Ф. Рабар, был отклонен, а сам министр вскоре был отправлен в отставку. Правительство, в котором не было консолидированной позиции по вопросам дальнейших преоб разований, было вынуждено не только искать компромисс между раз личными программами реформ, но и учитывать возможные социальные издержки радикальных преобразований, к которым венгерское обще ство было не готово: население было готово воспринимать только такие реформы, за которыми последует постепенный переход к более высоким стандартам жизни и было настроено резко против жестких решений, проводимых властью любой ценой [2, кн. 2, с. 137–140]. Только в 1991 г., после назначения нового министра финансов М. Купы, была принята предложенная им программа реформ, которая фиксировала конкретные сроки достижения макроэкономической стабилизации. Однако, несмо тря на все усилия Купы, к моменту его отставки в феврале 1993 г. можно было говорить лишь о некоторых успехах: в 1992 г. была достигнута ча стичная конвертируемость национальной валюты, экономический спад, прекращение которого было обещано в 1993 г., сменился некоторым ро стом лишь в следующем, 1994 году. Началась приватизация, но она шла очень низкими темпами [9, с. 429–433]. Таким образом, в полной мере завершить начальный этап перехода к рыночной системе удалось только ко второй половине 1990-х гг., уже с новым правительством.

Заметно более последовательным был процесс экономических и по литических преобразований в Чехословакии – несмотря на то, что раз витие реформ в итоге привело к исчезновению чехословацкого государ ства и оформлению двух отдельных стран, Чехии и Словакии, которые, тем не менее, довольно быстро достигли успеха в построении рыночной экономики. Хотя в Чехословакии, в отличие от Венгрии, никаких скры тых рыночных элементов введено не было, политическая обстановка, сложившаяся в конце 1980-х гг., благоприятствовала проведению после довательной, консолидированной линии, направленной на ликвидацию социалистической системы и переходу к новым формам экономики и политики. В декабре 1989 г. в Чехословакии было сформировано прави тельство национального согласия, в котором были широко представлены не только коммунисты, но и оппозиция. Затем обновленный парламент избрал президентом страны В. Гавела, а через полгода, в июне 1990 г., были проведены парламентские выборы. Приблизительно в этот же пе риод в Чехословакии произошло обострение политической обстановки, заслонившее на некоторое время экономические вопросы: сначала был резко поставлен вопрос о необходимости радикального реформирова ния федеративной системы, а затем – о разделении единого государства [10, с. 647–665]. Поначалу было принято решение с весны 1990 г. на Соколов Д.В.

зывать страну «Чешская и Словацкая Федеративная Республика», но по добное чисто формальное решение не устранило проблем, связанных с сосуществованием двух народов в едином государстве. После того как в 1992 г. чешским премьер-министром был избран В. Клаус, а в Слова кии избрали В. Мечьяра, демонтаж федеративной системы был признан необходимым с обеих сторон. 1 января 1993 г. было официально про возглашено разделение Чехословакии на два независимых государства – Чешскую республику и Словакию.

Одной из главных причин такого национального обособления была экономическая неоднородность чешского и словацкого компонентов федерации. Чехия была заметно более развита в экономическом отно шении, введение рыночной системы должно было привести к повыше нию темпов роста чешской экономики, тогда как Словакия представляла собой индустриально менее развитый регион, в котором радикальные рыночные преобразования могли вызвать стремительный рост безрабо тицы и общее падение уровня жизни.

Чешский транзит осуществлялся на основе плана широкомасштаб ных преобразований. Соответствующая комплексная программа, приня тая тогда еще чехословацким парламентом в сентябре 1990 г., включала два ключевых элемента рыночных реформ: приватизацию и развитие мелкого и среднего бизнеса. С января 1991 г. началась либерализация цен, сопровождавшаяся компенсационными доплатами к заработной плате населения. С этого же периода было введено временное регулиро вание цен на некоторые наиболее важные товары. Кроме того, началось широкое привлечение иностранных инвестиций в экономику, что спо собствовало поддержанию экономического роста. Что касается привати зации, то основной ее этап охватил период с 1990 по 1993 гг., и главной его особенностью стало введение принципа реституции: государствен ную собственность с помощью специальных законодательных актов стремились в первую очередь возвращать прежним владельцам или же их законным наследникам.

В результате последовательного выполнения плана экономических реформ чешское правительство смогло совместить экономическую эф фективность и социальную стабильность. Уровень безработицы в на чале 1990-х гг. оставался относительно низким, не произошло резкой поляризации доходов населения или падения уровня жизни. Несмотря на первоначально низкие темпы роста, к середине 1990-х гг. основные экономические показатели нормализовались [2, кн. 2, с. 504–505].

Словацкий опыт транзита оказался иным, в большей степени ори ентированным на относительно медленный, без череды радикальных реформ, переход к рыночной экономике. Во многом эта медлительность была вызвана политическими кризисами начала 1990-х гг., острой кон куренцией за пост премьер-министра на фоне бесконечной полемики относительно дальнейшего развития реформ, а также самого существо вания федерации. И даже после раздела Чехословакии единого плана реформ в Словакии выработать не удалось: в ходе весенних парламент ских выборов в 1992 г. сторонники Мечьяра потеряли большинство, и он Модернизация в Восточной Европе не смог реализовать какие-либо масштабные проекты по реформиро ванию экономики. В целом, период наибольшего трансформационного спада пришелся на 1990–1993 гг9. Затем, с 1994 г., начался медленный, но заметный рост, сопровождавшийся стабилизацией политической обстановки. Главным компонентом словацких реформ была, наряду с приватизацией, конверсия военной промышленности: переход к рыноч ной экономике и переориентация внешней торговли со стран СЭВ на западноевропейские рынки вызвали необходимость в создании новых секторов экономики. Эти преобразования продолжались вплоть до кон ца 1990-х и начала 2000-х гг., хотя основа их была заложена еще до 1993 гг.





В Болгарии транзит вылился в более длительный и тяжелый процесс по сравнению с тем, что наблюдалось в большинстве восточноевропей ских стран. Его главная особенность заключалась в низких темпах роста экономики и уровня жизни: эта ситуация сохранялась в Болгарии вплоть до середины 2000-х гг. Вместе с тем, политическая составляющая бол гарского транзита также выглядит не слишком типичной для стран Восточной Европы, хотя и имеет некоторые сходные черты. В декабре 1989 г. коммунисты заявили о своем отказе от монополии на власть, а в январе 1990 г. болгарский парламент закрепил этот отказ юридически.

В июне 1990 г. прошли свободные парламентские выборы, на которых (исключительный случай в Восточной Европе) победу одержали уме ренные коммунисты. В следующем месяце состоялись выборы прези дента, которые выиграл Ж. Желев, сохранивший свой пост в течение двух сроков – до середины 1990-х гг. Противостояние в парламенте уме ренных коммунистов и антикоммунистических партий затормозило ход реформ и первые серьезные преобразования были начаты лишь в 1992 г., одновременно с началом широкой приватизации.

Основным элементом реформ, осуществленных в период 1992– 1994 гг., была приватизация земли и промышленности, осуществлявша яся путем выдачи всем гражданам акций государственных предприятий, но при этом неконкурентоспособность многих отраслей экономики вы звала массовый рост безработицы [12]. Сильная зависимость Болгарии от стран СЭВ и, в особенности от Советского Союза, на который при ходилась большая часть внешней торговли, а также санкции, введенные ООН в 1992 г. против Сербии (еще одного близкого внешнеторгового партнера) в связи с балканской войной, привели к тому, что экономи ка лишилась резервов развития, и в течение всей первой половины Так, в 1992 г. величина валового внутреннего продукта (ВВП) Словакии со кратилась на 30 %, а к 1993 г. уровень безработицы превысил 14 %. И хотя с того же кризисного 1993 г. начался рост словацкого ВВП, он далеко не сразу привел к заметному повышению уровня жизни населения. Чтобы избежать роста социаль ной напряженности и получить поддержку избирателей, словацкие реформаторы были вынуждены искать баланс между развитием преобразований и сохранением мер социальной защиты населения. Детальная статистика по словацкой экономике приведена в [11, 23].

Соколов Д.В.

1990-х гг. реформы привели бы к резкой поляризации доходов и росту недовольства среди населения10. Незначительный рост ВВП наметился лишь в 1994 г., а полномасштабное развертывание рыночных реформ началось еще позже, во второй половине 1990-х гг., и сопровождалось крайне неустойчивым положением экономики: в ходе парламентской борьбы между сторонниками и противниками быстрого перехода к ры ночной экономике консенсуса достичь не удалось.

Еще более тяжелым оказался процесс транзита в Румынии, где па дение авторитарного режима сопровождалось ожесточенными стол кновениями населения и лояльных коммунистическому правительству сил. После того как в декабре 1989 г. президент Н. Чаушеску был от странен от власти и затем казнен, в стране был сформирован Фронт на ционального спасения (ФНС) – коалиционное правительство, состав ленное из бывших коммунистов, оппозиционеров и военных лидеров.

Пост президента занял И. Илиеску, премьер-министром стал П. Роман.

В мае 1990 г. состоялись президентские и парламентские выборы: пер вые выиграл Илиеску (с колоссальным отрывом от остальных канди датов), на вторых победу одержал ФНС, который незадолго до выбо ров преобразовался в политическую партию. По итогам голосования он занял более 2/3 мест в парламенте11. В декабре 1991 г. была приня та новая конституция, после чего в сентябре 1992 г. состоялись новые президентские выборы. Илиеску, одержавший на них победу, сформи ровал правительство, возглавляемое премьер-министром Н. Вакариу, который предпринял первые заметные шаги по реконструкции эконо мики.

Главным компонентом реформ была приватизация, носившая доволь но специфический характер. 30 % долей в государственных предприяти ях были выведены в частный сектор путем передачи их под контроль 5 частных фондов, акции которых мог приобрести любой совершенно летний житель страны. 70 % долей переводились в государственный фонд, который мог продавать эти доли – но не менее 10 % в год. Таким образом правительство пыталось обеспечить постепенный перевод эко номики на рыночные рельсы, избегая каких-либо радикальных перерас пределений собственности и сохраняя за государством значительный управленческий потенциал [14]. Кроме того, законы о приватизации позволяли передать в частный сектор 30 специально отобранных пред приятий, а также продать отдельные коммерчески рентабельные подраз деления в других предприятиях. Однако в начале 1990-х гг. произошло резкое падение уровня жизни, связанное не столько с радикальными ры Падение уровня жизни было не только резким, но и весьма продолжительным:

Болгария смогла достичь показателей 1989 г. лишь к 2004 г., незадолго до своего присоединения к ЕС. Основные данные по болгарской экономической статистике см. в [13, с. 79–85, 91].

Илиеску получил около 90 % голосов, а в 1992 г., после конституционного референдума, был избран на второй срок, при поддержке более чем 60 % голосо вавших.

Модернизация в Восточной Европе ночными реформами, сколько с неэффективной экономической полити кой последних лет коммунистической власти. Эти проблемы оставались центральными для Румынии на всем протяжении 1990-х гг.: устойчи вый, хотя и медленный, рост ВВП начался лишь в 1999 г., а самым низ ким этот показатель был в 1992 г. – в разгар политических преобразова ний. Таким образом, основные рыночные реформы в Румынии охватили весьма длительный период, вплоть до конца 1990-х – начала 2000-х гг.

[15, с. 155–171].

На транзит Словении значительное влияние оказало ее исключитель ное положение как страны, входившей ранее в состав Югославии. Начало ее переходного периода проходило в весьма неблагоприятных условиях:

к политической нестабильности, последовавшей за распадом социали стической Югославии, добавился еще и военный конфликт. Тем не ме нее, воздействие этих факторов на развитие словенских реформ оказа лось значительно менее сильным, чем можно было бы ожидать. В апреле 1990 г. в стране прошли первые свободные выборы в парламент, на кото рых победило оппозиционное движение «ДЕМОС» («Демократическая оппозиция Словении»), представляющее собой коалицию из нескольких партий. Хотя первоначально вопрос о выходе из состава Югославии в по литических кругах Словении оставался открытым, дезинтеграционная динамика в остальных республиках федерации сделала невозможным сохранение Югославии даже в конфедеративной форме. В июне 1991 г.

независимость Словении была провозглашена официально. Сразу вслед за этим на территорию Словении вошли войска Югославской Народ ной Армии, однако после кратковременного военного конфликта было подписано мирное соглашение, в соответствии с которым Словения от кладывала вступление в силу декларации независимости на 3 месяца, а югославская армия должна была быть выведена с территории Словении.

В декабре 1991 г. была принята новая конституция, а затем последова ли президентские выборы, на которых победил М. Кучан, остававшийся у власти до 2002 г. До этого же времени в партийной жизни сохраня лось доминирование коалиции из либерально-демократической партии и христианских демократов [16, с. 331].

Война привела к тяжелым последствиям для словенской экономики и всей социальной сферы: за период 1991–1992 гг. уровень ВВП снизил ся на 15 %, а инфляция в первый год независимости составила 247 %;

кризис усугублялся постоянными конфликтами в соседних странах – на следниках югославской федерации, что лишило Словению традицион ного рынка сбыта. Только к 1993 г. наметились первые признаки эконо мического восстановления. В этот же период были предприняты первые последовательные шаги по формированию рыночной экономики. При ватизация началась в 1994 г., причем словенское правительство к этому времени имело возможность изучить опыт других стран Восточной Ев ропы, чтобы не повторить их наиболее типичных ошибок. Был образован специальный институт – Агентство по приватизации – который должен был помочь в регулировании процесса реформ. Агентство предлагало предприятиям выбор из нескольких вариантов приватизационных схем, Соколов Д.В.

из которых наиболее предпочтительным оказалась продажа компании рабочим и менеджерам. В то же время некоторые сегменты экономики были сохранены от немедленного перевода в частный сектор: это от носилось к телекоммуникационной отрасли и социальной сфере. После того как в 1992–1994 гг. началась переориентация словенской экономики на рынки стран Европейского Союза, начался период постепенного и устойчивого роста, сопровождаемый подъемом уровня жизни населе ния [17].

В целом первый этап перехода стран Восточной Европы от плановой системы к рыночной модели экономики и от авторитарной политиче ской системы к демократической политике носил в себе и общие черты и в то же время имел заметную специфику. Разумеется, сильно сказалось то, что восточноевропейские страны были изначально весьма неодно родны в социально-экономическом отношении: при их общей принад лежности к социалистическому лагерю сильно различался их уровень индустриального развития (в Чехии и Венгрии он был явно выше), раз личался уровень внешней торговли с несоциалистическими странами, в ряде стран сохранялось присутствие частного сектора.

Вместе с тем, осуществление рыночных преобразований в этих стра нах в период 1989–1991 гг. носило и общие черты, главной из которых было превалирование в транзите политического компонента, связанного с необходимостью ломки авторитарных режимов и тех институтов, на которые они опирались.

В отношении этой фазы транзита можно выделить две группы госу дарств. К одной из них относятся Болгария, Румыния и Словения, в ко торых переход к демократической политической системе был наиболее драматичным. В Румынии и Словении он даже был связан с немалым числом жертв среди мирного населения. В Болгарии и Румынии транзит шел заметно медленнее, чем в соседних восточноевропейских странах:

основные экономические реформы были проведены только в середине и даже в конце 1990-х гг..

Во вторую группу государств попадают Польша, Чехия, Словакия и Венгрия – в этих странах транзит обошелся без каких-либо военных конфликтов или массовых жертв, фаза демонтажа социалистической си стемы была завершена не позднее 1992–1993 гг., и ключевые экономиче ские реформы были также проведены в этот период.

этап второй: развитие модернизационного процесса После демонтажа социалистической системы перед странами Вос точной Европы встала проблема дальнейшего развития модернизаци онного процесса, направленного на создание рыночной экономики и демократической политической системы. Если в период конца 1980-х и начала 1990-х гг. для восточноевропейских стран наиболее острые те кущие проблемы были связаны с разработкой конкретных программ и способов проведения реформ, а также избавлением от наследия социа Модернизация в Восточной Европе листических режимов, то к середине 1990-х гг. политический контекст заметно изменился. Приблизительно с 1993–1995 гг. можно говорить о завершении первого этапа транзита в Восточной Европе: социалисти ческая модель во всех рассматриваемых странах была более или менее последовательно демонтирована12. Наиболее важной предпосылкой для второго этапа перехода к развитой рыночной системе и демократической политике стало соседство Европейского Союза, который в этот период стал все более активно проявлять себя в качестве ключевого внешнепо литического фактора, заинтересованного в последовательной и эффек тивной модернизации восточноевропейских стран и их последующего вовлечение в процессы общеевропейской интеграции. Основополагаю щим проявлением этого процесса стали принятые в июне 1993 года на заседании Европейского совета в Копенгагене так называемые Копенга генские критерии, которые были затем подтверждены в декабре 1995 г.

на мадридском заседании Европейского совета.

Предложенные критерии подразделяются на три больших раздела:

политические, экономические и законодательные [18]. Первый раздел требует наличия в стране демократии, соблюдения прав человека и прав меньшинств, а также верховенства закона. Второй раздел содержит тре бование о наличии в стране-кандидате функционирующей рыночной экономики, которая была бы способной выдержать конкурентное давле ние в общеевропейской системе. Третий раздел ориентирован на более долгосрочную перспективу и требует постепенного встраивания в на циональное законодательство свода ключевых норм права ЕС, которые часто обозначаются как «Аcquis Сommunautaire» – этот термин включа ет в себя более 30 типов соглашений по различным вопросам (таким как свободное перемещение услуг и товаров, вопросы налогообложения, культурная политика).

В контексте исследования модернизационных процессов в Восточ ной Европе особо важным представляется подробное рассмотрение политических и, в еще большей степени, экономических аспектов при соединения к ЕС;

стоит также остановиться на взаимосвязи политиче ских и экономических факторов в рассматриваемых странах Восточной Европы.

Именно в этот период в странах Европейского Союза выдвигается ряд инициатив, направленных на реформирование в общеевропейском масштабе научно-технической сферы и сферы образования. Основной целью становится построение «экономики знаний», принимается груп па мер по привлечению инвестиций в сферу исследований и разработок, особенно из частного сектора, создается целый ряд общеевропейских структур, содействующих развитию инновационных процессов. По сле присоединения восточноевропейских стран к Европейскому Союзу К Болгарии и Румынии этот тезис применим в меньшей степени, однако и в этих странах быстро исчезли какие-либо серьезные перспективы реставрации авторитарной модели социализма, несмотря на все их затруднения с проведением экономических реформ.

Соколов Д.В.

(а иногда даже раньше) они тут же охватываются этими же интеграци онными процессами13.

Для стран Восточной Европы интеграция в Европейский Союз нача лась с признания требований, содержащихся в Копенгагенских критери ях, и подписания с Европейским Союзом ассоциационных соглашений, предшествующих официальному приему Европейским Союзом заявок на членство в ЕС. Эти соглашения предусматривают развитие между бу дущей страной-кандидатом и Европейским Союзом политических, тор говых и других связей и совместные действия в рамках ряда специали зированных программ, призванных помочь будущей стране-кандидату достичь необходимых для присоединения показателей. После того, как страна достигает требуемого уровня соответствия Копенгагенским критериям, от нее принимается заявка на присоединение к ЕС, страна признается страной-кандидатом, и начинается переговорный процесс.

В конечном итоге согласие на присоединение должны дать все страны, являющиеся на тот момент членами Евросоюза. Рассматриваемые вос точноевропейские страны приобрели статус стран-кандидатов в течение 1994–1996 гг14.

Следует отметить, что программы помощи в проведении экономиче ских реформ страны Европейского Экономического Сообщества (буду щие члены Евросоюза) стали предоставлять восточноевропейским стра нам намного раньше. В частности, еще в 1989 г. была начата реализация программы PHARE (Poland & Hungary: Assistance for Reconstructuring their Economies), которая первоначально была направлена на помощь в проведении экономических реформ Польше и Венгрии;

позднее список стран, участвующих в такого рода программах, был расширен и охватил три прибалтийские государства, а также Чехию, Словакию, Словению, Болгарию и Румынию. Целью программы PHARE является развитие общественно значимых институтов, обеспечение конвергенции стран кандидатов с юридической базой ЕС и реализация мер по экономическо му и социальному выравниванию15.

Еще одним институтом, призванным помочь странам из Восточ ной Европы в присоединении к ЕС, стала программа SAPARD (Special Accession Programme for Agriculture & Rural Development), целью кото Исследование некоторых общесистемных проблем перехода к новой экономиче ской модели в области науки и образования для европейских стран переходного перио да см. в [19, с. 159–172]. Общий обзор процессов интеграции стран Восточной Европы и ЕС представлен в [20].

Раньше всех (в марте и апреле 1994 г.) заявки на членство в ЕС были приняты от Венгрии и Польши – страны, наиболее успешно осуществившие рыночные ре формы. В июне 1995 г. была приняты заявки от Румынии и Словакии, а в декабре того же года – от Болгарии;

наконец, в январе 1996 г. была принята заявка от Чехии, а в июне – от Словении.

Под «выравниванием» понимается прежде всего стабилизация экономическо го развития и поддержание развитой системы социального обеспечения в странах кандидатах.

Модернизация в Восточной Европе рой была помощь в модернизации аграрного сектора экономики, а также в развитии экономически депрессивных районов страны. Решение о раз вертывании этой программы было принято в 1999 г., когда практически все рассматриваемые страны Восточной Европы находились на стадии подготовки к присоединению и преодолели свои наиболее серьезные экономические проблемы.

В тот же период была принята третья программа, созданная для по мощи странам Восточной Европы в развитии модернизационного про цесса – ISPA (Instrument for Structural Policies for Pre­Accession), задача которой заключалась в обновлении инфраструктуры стран-кандидатов;

основным направлением деятельности программы было финансирова ние проектов по развитию природоохранной системы и транспортной сети.

Реформы в области образования были выделены в отдельный прио ритет как для ЕС, так и для стран-кандидатов. С 1999 г. на территории Европы был развернут широко известный Болонский процесс16, в ряде стран осуществлялись отдельные региональные и национальные целе вые программы Строго говоря, первые шаги к оформлению единой системы высше го образования в Европе были сделаны еще в 1950-е гг. (в виде ряда европейский конвенций Совета Европы и ЮНЕСКО об эквивалентно сти правил приема в университеты и периодов университетского обра зования, а также о признании университетских квалификаций). Однако в 1990-е гг., когда процессы европейской интеграции в различных об ластях достигли значительно более высокого уровня, неизбежно насту пил момент для принятия серьезных мер по европейской интеграции в области науки и образования. При этом, однако, и в том, и в другом случае процессы интеграции были распространены в том числе на евро пейские страны, не входящие в Европейский Союз, и даже на частично европейские страны, имеющие территории вне географических границ Европы. Исследователи из этих стран были допущены (с некоторыми ограничениями) к участию в рамочных программах Евросоюза, преду сматривающих поддержку инициативных исследовательских проектов, а Болонский процесс с самого начала оказался открыт для участия в нем любых европейских и частично европейских стран17.

Вместе с тем, для восточноевропейских стран участие в процессах ев ропейской интеграции в сфере науки и образования имело особое значе ние, так как рассматривалось как часть подготовки к вступлению в ЕС.

Далее рассматриваются основные меры по развитию сфер науки и образования, предпринятые правительствами стран Восточной Европы Болонский процесс был в основном направлен на укрепление связи европей ского высшего образования с общеевропейским рынком труда и усиление акаде мической мобильности. Анализ Болонского процесса, его плюсов и минусов, пред ставляет собой отдельную проблему, выходящую за рамки данного исследования.

На данный момент участниками Болонского процесса, включая Россию, явля ются 47 стран, из которых только 27 являются членами ЕС.

Соколов Д.В.

в период 1990-х и начала 2000-х гг., которые затем помещены в контекст общеевропейских программ.

Румыния. На протяжении 1990-х гг. круг приоритетов политики ру мынского правительства в области науки и технологий претерпевал се рьезные изменения. В течение 1990–1992 гг., из-за отсутствия спроса на прикладные исследования и недостатка государственного финансирова ния большинство исследовательских институтов стали превращаться в коммерческие компании. В этот период правительство уделяло относи тельно мало внимания сфере науки и образования: политические аспек ты реформ в это время доминировали над экономическими и социаль ными аспектами.

В период 1992–1994 гг. вопросы научной и образовательной полити ки все же пришлось включить в число государственных приоритетов, в первую очередь под давлением научного сообщества и представителей промышленности. В конце 1992 г. в Румынии было создано Министер ство исследований и технологий, был учрежден специальный фонд фи нансирования НИОКР, средства которого формировались из взносов го сударственных предприятий в размере 1 % от их оборота. В этот период научная политика Румынии находилась в стадии формирования, четких приоритетов еще не было, финансирование исследований было размаза но по широкому кругу областей [21].

С середины десятилетия (1994–1995 гг.) предпринимались попытки изменения этой ситуации. Правительство опубликовало национальный план НИОКР «Horizont 2000», сконцентрированный на приоритетных направлениях исследований. Изначально за его реализацию было от ветственно Министерство исследований и технологий, которое позже передало соответствующие полномочия Национальному агентству по исследованиям и инновациям. В 1999 г. был запущен ряд программ, при званных увеличить влияние НИОКР на экономику, интенсифицировать инновационные процессы, способствовать концентрированию ресурсов и человеческого капитала на приоритетных исследованиях, гармониза ции законодательной и инфраструктурной системы Румынии с система ми ЕС.

В начале 2000-х гг., с учетом приближающейся перспективы вклю чения страны в ЕС, в национальной политике в области науки и техно логий произошло смещение акцентов на исследования, имеющие реаль ный спрос в экономике. К этому времени национальный план НИОКР был реализован лишь частично, в первую очередь из-за недостатка фи нансирования. В конце 1990-х – начале 2000-х гг. общий объем средств, выделяемых в стране на НИОКР, не превышал 0,5 % ВВП. Трудности с финансированием НИОКР сохранились в Румынии вплоть до настояще го времени;

несмотря на некоторые позитивные тенденции, страна зани мает одно из последних мест в Европе по расходам на эту сферу [22].

Словения. С момента обретения независимости в 1991 г. политика Словении в области науки и инноваций претерпела серьезные измене ния, направленные на более широкое использование опыта развитых стран, а также следование рекомендациям ЕС. Это позволило властям Модернизация в Восточной Европе Словении провести поэтапные реформы, включавшие в себя меры по стимулированию инноваций, развитию предпринимательства, использо ванию более современных технологий.

Основы политики в области науки и образования были заложены в 1994 г., когда был опубликован документ, озаглавленный «Технологиче ская политика Республики Словения», давший старт ряду государствен ных программ в сфере науки и инноваций. В частности, «Программа поддержки технологического развития до 2000 г.» подразумевала еже годное увеличение финансирования технологического развития на 10 % в период с 1995 по 2000 г. [21].

В «Технологической политике» планировалось вовлечение в разви тие научной сферы многих государственных министерств и ведомств, однако на практике за осуществление всех программ оказалось ответ ственно Министерство науки и технологий. Еще одной, независимой инициативой, косвенно связанной с инновациями, стала принятая в 1997 г. Министерством экономики «Стратегия по стимулированию кон куренции в промышленности Словении». Однако результаты деятель ности обоих министерств оказалась весьма ограничены из-за недостатка финансирования и координации.

После выборов 2000 г. новое правительство провело реорганизацию министерств, в результате которой Министерство науки и технологий оказалось разделено на два сегмента. Та часть Министерства, которая отвечала за науку, вошла в состав Министерства образования, тогда как отдел, занимавшийся технологиями, был интегрирован в Министерство экономики. Таким образом, все сотрудники и проекты, связанные с ин новациями и технологиями, оказались в Министерстве экономики, кото рое теперь стало ключевой структурой, отвечающей за политику Слове нии в области НИОКР.

В 2000 г. Министерством экономики была принята «Программа мер по поддержке предпринимательства и конкуренции на 2000–2006 гг.», содержавшая меры по развитию национальной инновационной системы и по поддержке и технологической реструктуризации малых и средних предприятий. В 2002 г. был принят закон о создании Агентства научных исследований и Агентства развития и технологических исследований.

Подразумевалось, что они должны стать ответственными за процесс не прерывного, профессионального и независимого отбора проектов и ис следовательских программ, которые будут финансироваться из бюджета.

Фактически производился поиск оптимального способа распределения задач и инструментов между правительственными ведомствами. При этом на сам процесс реформирования было затрачено чересчур много челове ческих ресурсов в ущерб непосредственной деятельности по поддержке науки и технологий, тогда как финансирование непосредственно НИОКР нарастало слишком медленно и оставалось недостаточным. Тем не менее, по состоянию на 2010 г., общие расходы на НИОКР в Словении лишь не много отстают от среднего уровня по ЕС, достигая 1,8 % ВВП [22].

Болгария. После перехода от социалистической экономики к рыноч ной системе активность по осуществлению НИОКР в Болгарии замет Соколов Д.В.

но снизилась. Если в 1988 г. суммарный объем средств, расходуемых на эту сферу в стране, достигал 2,5 % от ВВП, то далее этот показатель неуклонно снижался, достигнув к концу 1990-х гг. 0,5 %.

Помимо этого, наблюдался существенный сдвиг в источниках фи нансирования НИОКР и областях исследований. В наибольшей степе ни это коснулось частных предприятий: объем средств, расходуемых ими на исследования и разработки, снизился к 1999 г. почти в 3 раза.

Наибольший спад в финансировании НИОКР в Болгарии произошел в 1997 г., когда в стране обострились экономические проблемы, в част ности произошел скачок уровня инфляции. Государственное финанси рование науки в Болгарии также снижалось. В начале 1990-х гг. было закрыто большинство специальных фондов, занимающихся финансиро ванием НИОКР, что привело к сворачиванию деятельности многих ис следовательских институтов.

В период с начала 1990-х до середины 2000-х гг. общее число специа листов, задействованных в НИОКР в Болгарии, уменьшилось примерно в пять раз. Страна столкнулась с проблемой «утечки мозгов» – с 1992 г.

число лиц с высшим образованием, эмигрировавших из Болгарии неу клонно увеличивалось. Во многом причиной этому послужило отсут ствие четкой стратегии развития научно-технической сферы [23].

К середине 2000-х гг. выполнением НИОКР в Болгарии большей ча стью занималась Академия наук – университеты специализировались лишь на образовательной деятельности и практически не вели само стоятельных исследований. Важную роль в финансировании НИОКР снова стали играть специальные фонды, предоставляющие средства на конкурсной основе. Крупнейшими из них являются Болгарский на учный фонд и Болгарский технологический фонд. До 1999 г. они на ходились в составе Национального совета научных исследований при правительстве страны, однако позже приобрели статус самостоятельных административных единиц. До 1995 г. большая часть выделяемых этими фондами средств шла в институты Академии наук. В конце 1990-х гг.

правительством предпринимались попытки стимулирования исследова ний в вузах, однако они не дали существенных результатов [24].

Чехия. После «бархатной революции» 1989 г. в Чехословакии был взят курс на строительство рыночной экономики и демократической по литической системы. В научно-технической сфере в 1991–1992 гг. был предпринят ряд реформ, полностью вступивших в силу в Чехии в 1993 г.

после ее отделения от Словакии.

Хотя в обществе было широко распространено убеждение в том, что новая система управления наукой должна строиться на принципах свободы субъектов научного процесса, институциональной автономии и конкуренции, ни в самой научной среде, ни в правительстве не было консенсуса относительно способа ее трансформации. Основной выбор стоял между реформированием всей научной системы страны «сверху»

и реорганизацией ее «снизу» силами самих занимающихся НИОКР предприятий на основе упомянутых выше принципов. Постепенно боль шинство участников процесса все же склонились ко второму варианту, Модернизация в Восточной Европе в результате чего трансформация чешской научно-технической системы не имела централизованного управления.

Тем не менее, к 1994 г. были приняты основные законодательный акты, задающие рамки реформы в данной сфере. Среди них можно вы делить Акт об Академии наук, Акт о правительственной поддержке научно-технических исследований и Акт о высшем образовании. Они упраздняли систему центрального планирования и управления наукой, а также гарантировали невмешательство государства в деятельность ис следовательских организаций. Также было упразднено специальное ве домство, отвечающее за научно-техническую сферу, и ответственность за эту сферу была возложена на Министерство образования, молодежи и спорта. В ходе осуществлявшейся в этот период масштабной приватиза ции практически все учреждения, занимающиеся научными разработка ми для промышленности, были переведены в частный сектор.

В 1994 г. в Чехии было учреждено Агентство по грантам, финанси рующее исследования на конкурсной основе. Также при правительстве страны был создан Научно-технический совет. Одной из главных его задач стало обеспечение координации между национальными исследо вательскими учреждениями. При этом серьезных попыток трансформи рования институциональной структуры науки практически не предпри нималось. Предполагалось, что в условиях борьбы за сократившееся финансирование исследовательские учреждения сами проведут у себя необходимые реформы, однако этого не произошло.

Чешские реформы начала 1990-х гг. проводились на фоне резкого со кращения финансирования научно-технической сферы и существенного подрыва ее кадрового потенциала. С 1996 г. новое правительство, при шедшее к власти после парламентских выборов, стало проводить более умеренную политику, пытаясь заложить основы устойчивого развития научно-технической и образовательной сфер. Была признана необходи мость поддержки образования и науки, начата реструктуризация про мышленности. Главные приоритеты государства были декларированы в следующих документах: «Основные принципы правительства в сфе ре НИОКР» (1997 г.), «Научная стратегия на XXI век» и «Решение о разработке национальной стратегии НИОКР» (1998 г.), «Национальная стратегия НИОКР Чешской Республики» (2000 г). Изменения политики в научно-технической сфере привело к серьезному увеличению государ ственного финансирования, достигшего в 2001 г. 0,7 % от ВВП18.

Словакия. Условия трансформации научно-технической сферы для Словакии были во многом аналогичны чешским. Однако, в отли чии от Чехии, в Словакии четкой программы реформ принято не было.

В 1991 г. был учрежден Совет по науке и технологиям, который должен был консультировать правительство относительно выработки стратегии в сфере науки. В его состав вошли представители Словацкой академии наук, университетов и исследовательских институтов. Однако Совет об Более подробно о ходе реформ в чешской научной и образовательной системе см. [25].

Соколов Д.В.

наружил свою полную неэффективность и после осуществления ряда преобразований в 1995 г. был расформирован. Позднее, в 1999 г., он был частично восстановлен. Еще одним важным изменением в научно технической сфере Словакии стало создание в 1991 г. Агентства по на учным грантам, занимавшегося финансированием фундаментальных исследований, и Агентства по технологическим грантам, финансировав шего прикладные разработки.

В 1995 г. ответственность за развитие научно-технической сферы Сло вакии была переложена с Министерства образования и науки на специ альное Агентство по стратегии развития общества, науки и технологий.

Однако к 1999 г. оно было расформировано и функции Министерства образования и науки были восстановлены. Таким образом, можно кон статировать, что реформы научно-технической сферы Словакии носили крайне непоследовательный характер. Трансформация словацкой науки характеризовалась неконтролируемой деградацией научно-технических учреждений. Большое влияние при этом оказывали сокращение финан сирования и общий экономический упадок страны.

Институциональная структура словацкой науки не претерпела серьез ных изменений. Не удалось реформировать Академию наук – националь ные университеты оказались неспособны интегрировать в себя институ ты Академии, сказалось также активное сопротивление академических ученых ослаблению влияния своей организации. В университетах на блюдалась значительная диспропорция между сотрудниками, занятыми научными исследованиями, и сотрудниками, занятыми преподаватель ской деятельностью, с большим перевесом в пользу последних.

Как и в случае с другими странами с переходной экономикой, важным этапом для Словакии стала приватизация исследовательских институтов, начавшаяся в 1992 г. Она привела к серьезным изменениям в их структу ре и функционировании. Деятельность приватизированных организаций оказалась сконцентрированной в основном на прикладных разработках.

Активно использовался западный опыт создания «научных парков» – та кие структуры появились в Братиславе, Пьештянах и Кошице.

В целом реформы словацкой науки, происходившие в 1990-х и на чале 2000-х гг., были мало удачны. Серьезное сокращение промышлен ных разработок привело к нежелательному секторальному сдвигу в при кладной науке. Тем не менее по ходу процедуры принятия страны в ЕС научно-техническая база Словакии была признана полностью удовлет воряющей условиям вступления [25, с. 231–232].

Венгрия. Стабильность венгерской системы НИОКР в условиях перехода к рыночной экономике во многом была обусловлена тем, что многие предпосылки к реформированию научно-технической сферы (прежде всего экономические) сформировались еще в конце 1980-х гг.

Как следствие, в процессе реструктуризации системы на всем протяже нии 1990-х гг. наблюдалась значительная степень преемственности, в первую очередь – в финансово-организационном плане [25, с. 236].

В связи с тем, что на ранних этапах перехода к рыночной экономике руководство страны уделяло мало внимания проблемам науки, в 1993 г.

Модернизация в Восточной Европе научное сообщество само инициировало разработку принципов научной политики. Все участники системы НИОКР активно занимались разра боткой предложений по ее совершенствованию, нередко успешно про двигая их в парламенте страны.

Главной проблемой венгерской науки в 1990-е гг. стал провал по пытки формирования системы государственной поддержки НИОКР – в значительной степени из-за медленных темпов реструктуризации научно-технической отрасли и образования. Отмеченная выше преем ственность, с одной стороны, несколько сгладила процесс демонтажа плановой экономической системы в конце 1980-х гг., а с другой – мешала интенсивному развитию новых моделей организации науки и образова ния во второй половине 1990-х. Эта реформаторская стагнация привела к тому, что многие исследователи были вынуждены оставить свою рабо ту [25, с. 248–249]. Впрочем, затем многие из них быстро вернулись, так как в венгерскую сферу исследований в конце 1990-х и начале 2000-х стали поступать иностранные инвестиции. Исследователи, поступив шие в иностранные компании, приняло активное участие в процессах передачи технологий [25].

В период плановой экономики академическая наука Венгрии управля лась директивно Советом министров и научной комиссией Венгерской со циалистической рабочей партии. Парламент из этой системы был полно стью исключен. В процессе трансформации экономики ответственность за контроль над исследованиями была разделена между правительством и парламентом. С тех пор раз в два года президент Академии наук до кладывает в парламенте о состоянии венгерской науки. По итогам после дующих дебатов парламент формирует предложения правительству по мерам, необходимым для стимулирования и поддержки научной актив ности в стране [25, с. 237]. Собственно государственное финансирование науки в Венгрии идет в двух основных формах: через институциональное финансирование напрямую из бюджета и на основе грантов, предостав ляемых через различные конкурсы государственными фондами.

Польша. Для Польши была характерна реструктуризация научно технической сферы без ее радикальной трансформации. Вскоре после распада советского блока в конце 1980-х гг. среди правящих кругов стра ны сформировался консенсус по поводу стратегии дальнейшего развития науки. В 1990–1991 гг. парламентом был принят ряд законов, полностью заменяющих акты, регулировавшие до этого научно-образовательную деятельность в Польше. Был создан Комитет по научным исследовани ям, объединивший в себе функции правительственного агентства (его председателем являлся член правительства) и национального совета, представляющего научное сообщество страны (большинство членов Комитета избирались путем голосования всеми гражданами страны, имеющими научную степень). Комитет стал ответственным за форму лирование национальной стратегии развития науки и финансирование этой сферы [25, с. 185–187].

Таким образом уже в 1991 г. в Польше были созданы благоприятные условия для органичного встраивания науки в модель рыночной эконо Соколов Д.В.

мики и демократического управления. Благодаря этому спад исследова тельской активности в 1990-е гг. в Польше оказался значительно менее заметным, чем в других странах с переходной экономикой.

Тем не менее, несмотря на значительный исследовательский потен циал, на сегодняшний день польские ученые вносят лишь небольшой вклад в увеличение конкурентоспособности промышленности страны;

система НИОКР в Польше по-прежнему разделена на три основных сек тора, сохранившихся с коммунистических времен, и степень кооперации между ними довольно низка [25, с. 189–195].

Подводя итог обзору состоянию научно-технической и образователь ной сфер в странах Восточной Европы, можно сделать ряд выводов о характере проводимых реформ и их особенностях. Если по ходу анализа первого этапа транзита отмечалась неоднородность восточноевропей ских стран, а также различия в темпах их модернизации – как эконо мической, так и политической – то при рассмотрении второго этапа на блюдается выбор государствами Восточной Европы во многом сходных механизмов развития научной и технологической областей после демон тажа социалистической системы.

Во-первых, все рассматриваемые страны стремились как можно бы стрее ввести новые правовые нормы в области образования и научно технического развития. Это стремление связано с наиболее общей для всех представленных государств проблемой, возникшей после распада плановой экономики: почти полным устранением правительственной поддержки научно-технической и образовательной сфер. Чтобы мини мизировать издержки перехода к рыночной модели, правительства стран Восточной Европы должны были как можно быстрее определиться с приоритетами в науке и образовании, а также принять меры по сохране нию их кадрового потенциала.

Во-вторых, все рассматриваемые страны имели общий (и весьма влиятельный) внешнеполитический ориентир для развития научно технической сферы и образования. Этим ориентиром был Европейский Союз, который, с одной стороны, способствовал процессам транзита в Восточной Европе через специальные институты-посредники, и с дру гой – прямо заявил о желании включить новые демократические стра ны в состав общеевропейской политической системы. В соответствии с этим решением, непосредственные интересы ЕС в Восточной Европе включали в себя не только преодоление экономического и политическо го наследия прежнего социалистического режима, но и создание эффек тивной рыночной системы, а также развитого научно-образовательного комплекса, способного к тесному взаимодействию с рыночными инсти тутами.

В-третьих, при всей общности проблем, стоявших перед восточно европейскими государствами, равно как и при сходстве предпринятых реформ, темпы преобразований в разных странах порой заметно разли чались,– прежде всего по экономическим причинам. Отставание в этих темпах вело к затягиванию процесса вступления в ЕС, там, где не про сматривалась позитивная экономическая динамика, не было прочного Модернизация в Восточной Европе политического единства (в том числе по проблемам науки и образова ния). Это порождало определенные препятствия на пути присоединения к Европейскому Союзу, как это было характерно для Болгарии, Слова кии и Румынии. В тех же странах, где процесс транзита развивался бо лее стабильно и не встречал серьезного политического сопротивления, предпосылки к вхождению в общеевропейское пространство возникали намного раньше, примерами чему могут служить Чехия, Венгрия, Сло вения и Польша.

этап третий: интеграция в рамках Европейского Союза После вхождения стран Восточной Европы в Европейский Союз перед ними возникла задача встраивания в общеевропейскую институ циональную систему. Этот третий этап транзита восточноевропейских стран означал определенное подчинение национальных модернизаци онных процессов целям общеевропейской интеграции. Если в первый период основной целью государств Восточной Европы было преодо ление последствий плановой экономики и создание предпосылок для дальнейших реформ, а во втором периоде восточноевропейские страны были сосредоточены на достижении соответствия экономическим и по литическим требованиям, позволяющим им войти в состав ЕС, то в ходе третьего периода, начавшегося в середине-второй половине 2000-х гг., приоритетом для стран Восточной Европы стала интеграция, в том чис ле в складывающиеся в рамках Европейского Союза системы образова тельных и научно-технологических институтов. Эта третья стадия еще не завершена и представляет собой качественно иной процесс, нежели ликвидация социалистической модели или реформирование политиче ской системы. Процессы общеевропейской интеграции, строго говоря, не имеют завершения, поскольку представляет собой процессы инте грационного развития не только отдельных стран, но и Европейского Союза в целом. На третьем этапе собственно транзит сменяется процес сами, направленными на поддержание и развитие сети наднациональ ных связей, охватывающих весь Европейский Союз и даже соседние с ним страны.

В таком изменившемся контексте особая роль принадлежит не столь ко национальным программам реформирования, сколько общеевропей ским инициативам, призванным развивать те или иные аспекты эконо мики, социальной сферы, а иногда имеющим и политический контекст.

Здесь уместно выделить несколько наиболее важных долгосрочных проектов, связанных с образованием и наукой и в значительной степе ни задающих ориентиры для действий национальных правительств. Эти инициативы были провозглашены в 2000-е гг., когда ЕС вступил в оче редной новый этап интеграционных процессов, затронувший сферы об разования, науки и технологий.

Первая из предлагаемых к рассмотрению инициатив – Рабочая Про грамма по Образованию и Тренингам (Education and Training Work Pro­ Соколов Д.В.

gramme), начатая в 2001 г. и рассчитанная на период до 2010 г., была принята еще в начале 2000 г. одновременно с так называемой «Лисса бонской Стратегией», поставившей в качестве главной цели выход к 2010 г. европейской сферы исследований и разработок на передовые по зиции в мире19. В числе задач, сформулированных в Рабочей Програм ме, были: повышение качества образования в странах ЕС, повышение академической и рабочей мобильности в пределах ЕС, а также форми рование научных и образовательных связей с пограничными регионами ЕС – эти приоритеты имели особое значение для восточноевропейских стран, которым предстояло выйти на более высокие темпы реформ в науке и образовании. Рабочая Программа по Образованию и Тренингам действовала до 2010 г., когда ее сменил новый проект – Стратегические рамки для европейской кооперации в образовании и тренинге (Strategic framework for European cooperation in education and training), рассчитан ный до 2020 г. Он ориентирован на те же самые цели, однако включает в себя дальнейшие меры по достижению максимально свободного пере мещения рабочих, студентов и преподавателей и ликвидацию барьеров на пути развития общеевропейского образования [27].

Второй из долгосрочных европейских проектов – инициатива под на званием Кооперация в Науке и Технологиях (European Cooperation In Sci­ ence & Technology – COST), которая представляет собой специфический институт, играющий важную роль в передаче технологий от одних евро пейских стран к другим. Этот проект был частью Лиссабонской Страте гии, однако в течение 2000-х гг. его приоритеты вышли за первоначальные пределы и включили в себя не только построение общеевропейской зоны исследований (European Research Area), но и поддержание связей между научными сообществами как в государствах ЕС, так и в соседних с ними странах [28, 45–47]. По состоянию на 2010 г. участниками проекта были 36 стран, расположенных либо в Европе, либо по соседству с европейски ми странами;

кроме того, члены программы подписали специальные согла шения о кооперации с Австралией, Новой Зеландией, ЮАР и Аргентиной.

COST представляет собой межправительственную организацию (управля ется регулярно проводимыми Министерскими Конференциями, на кото рых представлены все страны-участники проекта), которая осуществляет исследования и разработки в целом ряде ключевых направлений [29].

Третий, наиболее важный для членов ЕС долгосрочный проект в области образования, науки и технологий – Рамочные Программы по Исследованиям и Технологическому Развитию (Framework Programmes for Research and Technological Development), охватывающие широкий спектр направлений, лежащих в экономической и социальной плоско стях. Первые рамочные программы были запущены еще в середине 1980-х гг., представляя собой важный инструмент наднациональной координации. Каждая из Программ действует в течение определенного количества лет (ныне действующая 7-ая Рамочная Программа рассчи Обзор направлений общеевропейской политики по реализации Лиссабонской стратегии в контексте проблем построения экономики знаний см. в [26].

Модернизация в Восточной Европе тана на период в 7 лет, до 2013 г.), в пределах которых осуществляются те или иные научно-исследовательские проекты, в том числе крупные проекты, выполняемые межнациональными консорциумами. Все ини циативы 7-ой Программы подразделяются на четыре магистральных на правления: «Кооперация» (улучшение взаимодействия ученых и студен тов в рамках ЕС), «Идеи» (инициативные исследовательские проекты, содержащие инновационные идеи), «Ресурсы» (развитие научной ин фраструктуры, финансирование инновационных малых и средних пред приятий) и «Кадры» (поддержка научной и академической мобильности в рамках ЕС). Наиболее значимой с финансовой точки зрения является первое направление: на его реализацию выделяется более 60 % всего за ложенного в Программе бюджета [30, с. 4].

Каждая из этих инициатив представляет собой инструменты вовле чения национальной образовательной и научно-технической сферы в общеевропейское пространство, где осуществляется свободное переме щение не только капиталов, товаров и услуг, но также людей и техноло гий. Восточная Европа в рамках подобных проектов представляет собой регион, где потребность в интеграции имеет не столько политическое, сколько социально-экономическое значение. Выполнение коллективами стран Восточной Европы совместных проектов с исследователями из более развитых западноевропейских стран открывает странам Восточ ной Европы возможность использования уже в национальном масштабе новых технологий и способствует дальнейшей модернизации экономи ки и выравниванию уровней жизни. При всех различиях в уровне эконо мического развития и уровне развития научно-технологической сферы, рассматриваемые страны Восточной Европы оказываются вовлечены в общее продвижение к «экономике знаний», характерной для общества, в котором основным источником дохода являются инновации и высоко технологичное производство.

Некоторые итоговые соображения В завершение предлагаемого выше обзора модернизационных про цессов в странах Восточной Европы можно сделать ряд выводов отно сительно их специфических и общих черт. Но перед этим полезно на помнить, что модернизация в данном случае понимается как проблема транзита – движения от одного типа социальной, политической и эко номической системы к другой, более современной и эффективной. Сле дует еще заметить, что предлагаемая ниже система оценок восточноев ропейского транзита в значительной степени основана на трехэтапной модели, предложенной в начале 1990-х гг. рядом специалистов по по литической теории20.

В настоящей статье использована теоретическая модель транзита, основанная на работах А. Пшеворского [31] и Ч. Тили [32], которые выделяли три стадии в процессе перехода от авторитаризма к демократии: распад авторитарного режи Соколов Д.В.

Первый общесистемный вывод, который можно сделать из рассмо трения опыта стран Восточной Европы, заключается в том, что базовые предпосылки, способствовавшие демократизации (и последующим мо дернизационным процессам в экономике), носили прежде всего (если не исключительно) политический характер. Практически все (за ис ключением Словении) рассматриваемые в настоящей статье страны Восточной Европы находились в сильной зависимости от внешнеполи тического давления со стороны Советского Союза, от которого удалось освободиться только после распада социалистического лагеря.

Кроме того, решения, принимаемые лидерами восточноевропейских стран в критически важный период 1989–1991 гг., в намного большей степени определялись политическими, нежели экономическими обстоя тельствами. На первом этапе транзита, как было замечено выше, поли тика превалировала над экономикой: основной задачей для всех рассма триваемых стран была ликвидация авторитарной политической модели и создание работоспособных демократических институтов21.

Второй общесистемный вывод состоит в том, что предпосылки (и сами процессы) модернизации в рассматриваемых странах оформ­ лялись под сильным влиянием примера развитых западноевропейских стран, к тому же охваченных интеграционными процессами. В конце концов основным центром притяжения стал расположенный по сосед ству наднациональный по характеру Европейский Союз, экономиче ский потенциал и политическая притягательность которого были же ланным ориентиром для стран, находящихся в переходном состоянии после распада социалистического лагеря. При этом важно заметить, что Европейский Союз не оказывал на страны Восточной Европы какого либо силового давления, а был скорее фактором «мягкой силы»22. Сама неоднократно продекларированная готовность Европейского Союза рассматривать восточноевропейские страны в качестве потенциальных членов наднационального сообщества оказывала на эти государства преобразующее воздействие.

ма (1), создание основ для демократической системы (2) и консолидация демокра тических институтов (3). Причем Пшеворский специально исследовал восточно европейский опыт.

Здесь вновь стоит вновь обратить внимание на два «тяжелых случая»: Болга рию и Румынию, где (в отличие от остальных демократизирующихся государств) отсутствие широкого консенсуса по демократизации вылилось в необычно мед ленный процесс демонтажа социалистической системы, сопровождаемый не толь ко гражданскими беспорядками (что отличает румынский вариант), но и частыми политическими кризисами в парламенте (что более характерно для болгарского случая). Тем не менее, эти страны также, хотя и более медленными темпами, дви гались по дороге, проложенной их более «быстрыми» соседями.

Термин «мягкая сила», введенный Д. Наем, означает преимущественно не прямое воздействие государства на его внешнеполитическое окружение. Это воз действие соединяет в себе культурные, экономические, гуманитарные и собствен но политические средства. О разграничении понятий «мягкой» и «жесткой» силы см. [33].

Модернизация в Восточной Европе Эта готовность подкреплялась различными видами практической помощи, для оказания которой ЕС создал целый ряд посреднических организаций в целях содействия национальным правительствам восточ ноевропейских стран в модернизации их экономики, развитию полити ческой системы и преодолению наследия командно-административной модели. Надо сказать, что и сами страны Восточной Европы были го товы к передаче части своего суверенитета наднациональным органам, поскольку такое решение открывало перед ними общеевропейский ры нок, способствовало реформированию их научно-технической отрасли и выводу их национальных систем науки и образования на новые сту пени развития.

Третий, достаточно важный вывод из анализа восточноевропейского опыта, заключается в том, что различные формы кооперации со страна ми Европейского Союза способствовали не только экономической ста билизации, но и консолидации демократических систем. Ни в одной из рассматриваемых стран не произошло отката от демократической моде ли, несмотря на периодически возникающие (и довольно острые, осо бенно в болгарском и румынском случаях) политические кризисы23.

И последний, более частный, нежели общесистемный, вывод, касаю щийся опыта стран Восточной Европы, состоит в том, что расширение Европейского Союза на восток, имевшее место в 2004–2007 гг., привело к образованию «разноскоростной Европы», в которой интеграционный процесс стал более фрагментированным, по разному проявляющим себя в разных странах. Одним из способов ослабления такой фрагментации стало развитие сети наднациональных институтов, призванных нала дить более тесные отношения между «старыми» и «новыми» членами ЕС и тем самым гармонизировать разные скорости общеевропейской интеграции.

Последний вывод дает основания считать, что после своего вхожде ния в состав ЕС, страны Восточной Европы стоит рассматривать не в контексте транзита, а уже в новых, более широких и сложных рамках – как часть взаимопроникающей системы европейских организаций. Мо дернизация стран Восточной Европы приобретает качественно новые формы, заслуживающие специального исследования.

В этой связи любопытно сравнить восточноевропейский опыт с турецким.

Даже при самом кратком сопоставлении становится понятно, почему такой ключе вой роли внешнего фактора не наблюдалось в случае Турции, где на протяжении нескольких последних десятилетий (с 1980-х по 2000-е гг.) сохранялось сильное влияние армии в политической сфере, а также имели достаточно высокую попу лярность партии, использующие апелляции к исламу. Это сильное влияние ислама в политике и роль армии как внеконституционного механизма управления стра ной, наряду с проблемами в области прав человека, являются одними из наибо лее важных причин того, что Турция остается за бортом европейской интеграции, несмотря на ее формальный статус кандидата в члены ЕС, который она имеет с 1999 г. Страны же бывшего социалистического лагеря прошли путь от кандидатов до полноправных членов ЕС примерно за 10 лет.

Соколов Д.В.

Литература 1. Ослунд А. Строительство капитализма: рыночная трансформация стран бывшего советского блока. М.: Логос, 2003.

2. Травин Д., Maргания О. Европейская модернизация: В 2 кн. М.: АСТ:

Terra Fantastica, 2004.

3. Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравни тельное изучение цивилизаций. М.: Аспект Пресс, 1999.

4. Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах.

М.: Прогресс-Традиция, 2004.

5. Андерсон П. Родословная абсолютистского государства. М.: ИД «Территория будущего», 2010.

6. Moore B. Social Origins of Dictatorship and Democracy: Lord and Peas ant in the Making of the Modern World. Boston: Beacon Press, 1967.

7. Rostow, W. W. The Stages of Economic Growth: A Non-Communist Man ifesto. London: Cambridge University Press, 1960.

8. Горбачев М. С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М.: Политиздат, 1987.

9. Major I. Privatization in Hungary and its Aftermath // International Hand book On Privatization / Ed. by D. Parker, D. S. Saal. Edward Elgar Pub lishing, 2003.

10. Paal S. H. Slovak Nationalism and the Break-Up of Czechoslovakia // Europe-Asia Studies. № 51 (4). 1999.

11. Dervis K. Slovakia: Restructuring For Recovery. International Bank For Reconstruction And Development, 1994.

12. Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен // Под ред.

А. А. Языковой. М.: Институт Европы, 2007.

13. Giatzidis E. An Introduction to Post-Communist Bulgaria. Glasgow:

Manchester University Press, 2002.

14. Scarlat C. Aspects Of Romanian Transition // Managing The Process Of Globalisation in New And Upcoming EU Members. Proceedings of the 6th International Conference of the Faculty of Management – Koper Congress Centre Bernardin, Slovenia, 24–26 November 2005.

15. Constantin D. L., Goschin Z., Danciu A. R. The Romanian Economy from Transition to Crisis. Retrospects and Prospects // World Journal of Social Sciences. Vol. 1. № 3. July 2011.

16. Day A. J., East R., Thomas R. Liberal Democracy of Slovenia // A political and economic dictionary of Eastern Europe. Taylor & Francis E–Library, 2002.

17. OECD Economic Surveys // Slovenia Overview. February 2011.

18. Presidency Conclusions, Copenhagen European Council, 21–22 June 1993, параграф 7, раздел A, а также приложение 2 (Cooperation with the associated countries geared to the objective of membership), разделы I–IV.

19. Egorov I., Carayannis E. G. Transforming The Post-Soviet Research Systems Through Incubating Technological Entrepreneurship // Journal Of Technology Transfer. Vol. 24. Issue 2/3 (August 1999).

Модернизация в Восточной Европе 20. Grabbe H. The EU’s Transformative Power. Europeanization Through Conditionality in Central and Eastern Europe. New York: Palgrave MacMillan, 2006.

21. Kobal E., Radosevic S. Modernisation of Science Policy and Management Approaches in Central and South East Europe. Ljubliana, 2005.

22. OECD Science, Technology and Industry Outlook 2010.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.