авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ЛОВУШКИ И

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ

В. М. Полтерович

c 1999 г.

(ЦЭМИ РАН и РЭШ, Москва)

Статья посвящена развитию теории институциональных ло-

вушек — неэффективных, но устойчивых институтов, или норм

поведения, — в связи с проблемами реформирования экономики.

Описываются механизмы, обусловливающие попадание системы в

институциональную ловушку, рассматриваются пути выхода из нее. В связи с этим вводятся понятия трансформационных издер жек и переходной ренты, обсуждается роль государства в пере ходных экономиках, проблемы выбора темпа, последовательности и степени подготовленности реформ. В качестве примеров инсти туциональных ловушек рассматриваются такие институты, как бартер, неплатежи, уклонение от налогов, коррупция. Приводится теоретико-игровая модель бартерной ловушки.

1. Введение Широкомасштабные реформы, происходившие в восточно-европейских странах в 90-х годах, выявили со всей очевидностью, сколь велика по требность в развитой теории институциональных экономических измене ний и в то же время продемонстрировали, насколько неудовлетворитель ным является ее нынешнее состояние. Россия явилась особенно горьким Статья представляет собой переработку доклада «Институциональная динамика и теория реформ», прочитанного на III Международном симпозиуме «Эволюционная экономика и ‘мэйнстрим’ » (г. Пущино, 30–31 мая 1998 г.). Работа выполнена в рамках исследовательской программы «Transforming Government in Economies in Transition»

(GET), реализуемой Российской экономической школой.

2 1. Введение уроком. Преобразования в России — по всем их основным направлени ям — привели к последствиям, не предсказанным экспертами. Либерали зация цен породила существенно более быстрый и длительный их рост, чем прогнозировалось многочисленными исследователями. Стремление стабилизировать цены любой ценой обусловило формирование механиз ма неплатежей и переход к бартерным обменам, т. е. фактически к фор мированию неденежной экономики на новой основе. Попытка реформи ровать налоговую систему стимулировала развитие теневой экономики.

Ослабление государственного контроля над потоками ресурсов, имевшее целью создание конкурентной среды, породило невиданное ранее распро странение коррупции. В результате шоковой приватизации вместо эф фективных частных собственников возникла неэффективная форма орга низации — открытые акционерные общества, находящиеся в собственно сти работников. Все эти метаморфозы сопровождались необычайно глу боким и непредвиденным спадом производства.

Между тем, практически все перечисленные феномены уже наблю дались в той или иной форме при послевоенном реформировании запад ноевропейских экономик и, в особенности, в процессе модернизации ла тиноамериканских и южно-азиатских экономических систем. Этот опыт практически не был принят во внимание, поскольку до самого последнего времени был зафиксирован в литературе лишь как перечень «специаль ных случаев». Не существовало ни общих терминов, ни методологии, позволяющих использовать его при разработке и анализе экономических преобразований.

В последнее десятилетие ситуация начинает меняться. Наряду со зна чительным потоком публикаций, посвященных тем или иным конкрет ным проблемам реформирования экономики, появились работы, где сде ланы попытки выявить общие закономерности процесса реформирова ния. Почему реформы часто откладываются, несмотря на достигнутое в обществе согласие о необходимости их осуществления? В какой мере кризисы стимулируют реформы? Какова должна быть последователь ность реформенных мероприятий? Следует ли уповать на «шоковую те рапию» или придерживаться градуалистской стратегии? Является ли закономерным падение производства на первом этапе реформ? Следует ли проводить реформы, преодолевая сопротивление значительной части или даже большинства населения, или целесообразно добиваться всеоб щей поддержки? Эти и ряд других вопросов стали предметом серьезных 1. Введение статистических и модельных исследований (см., например, уже упоми навшийся обзор Родрика [1]). После так называемого «Вашингтонского консенсуса»1 в явной форме поставлена задача создания «руководства для реформаторов». И хотя задача эта далека от своего решения, уже можно говорить о возникновении нового раздела теоретической экономи ки — общей теории реформ.

Новое направление формируется на базе всех основных разделов эко номической теории, включая сравнительно новые разработки по теории приватизации, изучению нарождающихся финансовых рынков и исследо ванию рентоориентированного поведения и коррупции. В последние годы в анализ все чаще вовлекаются такие, казалось бы, неэкономические фак торы как «кредит доверия правительству» или «репутация фирмы» [2]. В соответствующих эмпирических работах формируются и используются новые индексы, характеризующие институциональную структуру эконо мической системы, такие как индекс либерализации, индекс коррупции, индекс политической свободы [3], [4].

Казалось бы, новое направление должно было бы опираться на эволю ционную институциональную теорию, переживающую в последние два дцать лет определенный подъем (см. [5]–[8]). Однако это не так.2 Не толь ко в статьях, посвященных конкретным проблемам реформ, но, напри мер, и в уже цитированной обобщающей работе Родрика [1], содержащей более семидесяти ссылок, имена создателей новой институциональной (и новоинституциональной) теории не упоминаются вовсе.



В двадцатом веке изменение экономических институтов стало в значительной мере результатом реформ, целенаправленных мероприя «Вашингтонский консенсус» — список из десяти мероприятий, составленный Дж. Вильямсоном (см. [1]). По его мнению, большинство экспертов считают целе сообразным проведение этих мероприятий на первом этапе реформ в развивающихся и восточноевропейских странах. Элементами «Вашингтонского консенсуса», в част ности, являются установление фискальной дисциплины, переориентация приоритетов в расходовании государственных средств на секторы здравоохранения и образования и на инфраструктуру, налоговая реформа, направленная на расширение налоговой базы и сокращение числа налогов, и т. п. Родрик [1] утверждает, что одна из наи более успешно развивавшихся стран, Южная Корея, следовала лишь первым пяти рекомендациям из этого списка.

Разумеется, исследователи реформ иногда используют понятие трансакционных издержек и ссылаются на работы Коуза, играющие важнейшую роль в трудах новых институционалистов, но давно уже вошедшие в «мэйнстрим».

4 1. Введение тий разного масштаба, проводимых по определенному плану. Реформы генерируют поток институциональных инноваций, часть которых ока зывается способной к развитию в их задуманном варианте, другая часть реализуется в виде, мало похожем на первоначальный проект, третья — быстро погибает. Поэтому теория реформ должна была бы стать важ нейшей частью институциональной экономики. Тот факт, что этого не происходит, вновь ставит вопрос о жизнеспособности институционализ ма (сравни [9]), который пока остается привлекательной идеологией, а не инструментом исследования.

Цель настоящей статьи — развить понятийный аппарат для объясне ния того, почему в процессе реформ (направленных на повышение эффек тивности экономической системы), появляются устойчивые неэффектив ные институты, или нормы поведения.3 Применительно к общим инсти туциональным изменениям этот вопрос был поставлен еще Т. Вебленом и является центральным в главе 11 книги Д. Норта [7]. Норт опирается на исследование Б. Артура [11] (см. также [12]), посвященное самоподдер живающимся механизмам в экономике. Артур иллюстрирует свои идеи с помощью динамических моделей, интерпретируемых, главным образом, как модели технологического развития. Норт замечает, что описанные Артуром механизмы играют важную роль и в эволюции институтов, и особо выделяет два фактора, которые, по его мнению, определяют напра вление институциональных изменений — возрастающий масштаб отдачи и трансакционные издержки.

В настоящей работе сделана попытка использовать идеи Артура и Норта для описания общей схемы формирования неэффективных устой чивых институтов, называемых здесь институциональными ловушками.

Демонстрируется применимость этой схемы к таким, казалось бы, разно родным институтам как бартер, неплатежи, уклонение от налогов, кор рупция. Показано, что наряду с трансакционными издержками важную роль для институциональной динамики играют также затраты на пе реключение от одной нормы к другой, называемые далее издержками трансформации, и переходная рента — доход, возникающий в частном Я использую термины «институт» и «норма» или «правило поведения» как сино нимы. Содержание этих понятий в различных институциональных теориях обсужда ют, например, Ходжсон [9] и Нестеренко [10].

1. Введение секторе в результате движения к равновесию после либерализационных реформ.

Предлагаемый ниже подход позволяет конкретизировать два важных и, казалось бы, очевидных положения, которые тем не менее не нашли отражение в имеющихся «руководствах для реформаторов» (см., в част ности, [13]) и часто не учитываются экспертами по реформам.4 Первое из них касается взаимосвязи между макроэкономической политикой и ин ституциональной структурой. Тот факт, что реакции макроэкономиче ских переменных на макроэкономические воздействия в принципе зави сят от действующих институтов, является общим местом, хотя обычно предполагается, что эти реакции инвариантны по отношению к институ циональной организации для широкого класса систем. Менее тривиаль ной и более важной является другая линия связи между макроэкономи ческим управлением и экономическими институтами: макроэкономи ческие воздействия могут вести к существенным изменениям институциональной структуры. В частности, институциональные ловушки нередко являются непредвиденным результатом макроэкономи ческого управления в процессе реформ.

Второе положение касается подготовленности или, более обще, по следовательности реформенных мероприятий. Ни в «Вашингтонском», ни в «Пост-Вашингтонском» консенсусах не содержится даже попытки наметить целесообразную последовательность преобразований5 или свя зать их характер с действующими институтами. Между тем, в последнее время появилось несколько исследований, демонстрирующих, что успех реформ во многом зависит от начального состояния экономической систе мы, т. е. от ее подготовленности к реформам. Правда, этот вывод сделан на основе анализа агрегированных индексов, так что механизм зависимо сти остается за кадром. Приведенный ниже анализ институциональных ловушек позволяет частично вскрыть этот механизм.

В последние двадцать лет в результате деятельности Мирового банка и Междуна родного валютного фонда появилась новая едва ли не массовая профессия — эксперт по реформам. Этот факт является еще одним аргументом в пользу необходимости общей теории реформ.

Зависимость целесообразных реформенных мероприятий и действующих инсти тутов, видимо, не изучалась систематически, хотя, конечно, имеется немало работ, фактически касающихся этой проблемы.

6 2. Нормообразующие факторы 2. Нормообразующие факторы Норма — это правило, которому следуют, могут следовать или долж ны следовать большие группы людей. В каждой сфере деятельности в каждый момент времени возможны многие альтернативные нормы. Раз нообразные факторы, влияющие на процесс формирования норм, можно разделить на три большие группы: фундаментальные, организаци онные и социетальные.6 К фундаментальным факторам относятся ресурсно-технологические возможности и макроэкономические характе ристики системы, к организационным — действующие законы и инструк ции, а примерами социетальных могут служить ожидания и сложившие ся стереотипы социального взаимодействия. Фундаментальные факторы менее подвижны и определяются вне рассматриваемого процесса нормо образования, хотя иногда и подвержены его влиянию. Социетальные фак торы характеризуют взаимодействие участников в самом этом процессе.

Разумеется, деление условно и может зависеть от того, какой именно процесс нормообразования рассматривается. Чтобы пояснить нашу клас сификацию, рассмотрим следующий пример.

В бюрократической системе нормой может стать коррупция, либо «честное» выполнение обязанностей. Какой из двух стереотипов поведе ния возобладает зависит от таких фундаментальных факторов как зар плата бюрократов и других членов общества, от организационных — системы контроля и наказаний за коррупцию, а также от факторов со циетальных — готовности коллег и клиентов сотрудничать при вымога тельстве и даче взяток, либо, напротив, противодействовать коррупции.

Артур и Норт (см. также [17]) подчеркивают, что процессы нормо образования могут существенно зависеть от случайных обстоятельств.

Их аргументы убедительны, однако приложимы лишь к уникальным, а не повторяющимся явлениям. Если, например, либерализационные ре формы часто сопровождаются ростом коррупции, то естественно попы таться найти содержательную причину возникновения и закрепления та кой нормы. В последующих рассмотрениях тот или иной фундаменталь ный, либо организационный фактор будет выступать в качестве подобной причины.

Эта классификация предложена в моей недавней статье применительно к факто рам коррупции [16].

3. Трансакционные издержки и издержки институциональной трансформации 3. Трансакционные издержки и издержки институциональной трансформации Целесообразно различать трансакционные издержки и издержки инсти туциональной трансформации. Первое из этих понятий широко известно.

Согласно Эггертсону [8, с. 15] основными составляющими трансакцион ных издержек являются следующие статьи.

1. Поиск информации о товаре или услуге, поиск партнера в сделке, сбор информации о нем.

2. Процедура торга, приготовление и подписание контракта.

3. Контроль партнера в процессе выполнения контракта, принужде ние к выполнению контракта.

4. Оплата и оформление контракта в процессе его реализации.

5. Защита контракта от третьих лиц (например, от налоговых орга нов, если контракт нелегален).

В настоящей статье термин «трансакционные издержки» понимается в несколько обобщенном смысле как издержки взаимодействия агента с партнерами в рамках той или иной нормы поведения. Например, ущерб от обнаружения факта взяточничества является компонентой трансакци онных издержек для чиновника, избравшего коррупцию в качестве нор мы.

Издержки, связанные с переходом от одной нормы к другой, я на зываю издержками институциональной трансформации, или, ко роче, трансформационными издержками7. При широкомасштабных реформах трансформационные издержки несут как государственный бюджет, так и отдельные фирмы. Можно указать следующие основные статьи трансформационных издержек.

1. Составление проекта трансформации.

В литературе термин «издержки трансформации» часто используется в ином смысле — как издержки переработки ресурсов. В данной статье всегда имеются в виду издержки институциональной трансформации.

8 4. Экстерналии и устойчивость норм поведения 2. «Лоббирование» проекта.

3. Создание и поддержание промежуточных институтов для реализа ции проекта.

4. Реализация проекта.

5. Адаптация системы к новому институту.

Всякая трансформация, особенно широкомасштабная, приводит в той или иной мере к дезорганизации системы (см. [15]), усугубляющей из держки адаптации.

Любой проект реформ должен включать оценку соответствующих из держек. Несмотря на очевидность этого положения, при обсуждении мно гих реформ вопрос об издержках даже не поднимается8.

4. Экстерналии и устойчивость норм поведения Для того, чтобы норма поведения была устойчива, индивидам должно быть «невыгодно» или «нецелесообразно» от нее отклоняться. Иными словами, устойчивость должна обеспечиваться тем или иным механиз мом стабилизации — механизмом с отрицательной обратной связью. Та кой механизм может опираться непосредственно на структуру индиви дуальных предпочтений. Например, норма «мыть руки перед едой» под держивается соображениями личной гигиены. Другой вариант — пре дусмотренные законом или обычаем санкции за отступление от норм.

Третий и существенно более интересный тип механизма стабилизации основан на так называемом эффекте координации, обеспечиваемом экстерналиями специального вида9. В дальнейшем они называются под В работе [1] обсуждается показатель трудности реформы как отношение дохо да, перераспределяемого в процессе реформирования, к выигрышу, возникающему вследствие увеличения эффективности системы. В ряде случаев этот показатель, на зываемый «political cost-benet ratio» удается оценить.

Напомним, что экстерналией называется зависимость функции полезности или технологических возможностей агента от решений остальных участников. Зависть, альтруизм или загрязнение используемой воды в результате сброса отходов соседями являются стандартными примерами экстерналий.

4. Экстерналии и устойчивость норм поведения держивающими. Эффект координации состоит в том, что чем более последовательно исполняется норма в обществе, тем больший ущерб не сет каждый конкретный индивид при отклонении от нее. Конструкция механизма отрицательной обратной связи в этом случае содержит поло жительную обратную связь: чем больше людей следуют норме, тем менее целесообразно отклоняться от нее, тем больше людей следуют норме10.

Рассмотрим простейший пример поддерживающей экстерналии (ко торый обычно используют для демонстрации эффекта координации). На необитаемом острове оказалась группа мотоциклистов, среди которых часть предпочитает левостороннее, а другая часть — правостороннее движение. Можно предположить, что в первый день на дорогах будет ца рить хаос из за неизбежных столкновений. Но каждый мотоциклист, на чинающий движение, скоро заметит, что, присоединившись к большин ству, он минимизирует вероятность аварии. Поэтому неизбежно возобла дает одна из двух норм поведения;

какая именно — может определяться фундаментальным фактором — численным превосходством «правосто ронних» или «левосторонних» мотоциклистов», — либо случайностью, если их равное число. В данном случае экстерналия — это зависимость вероятности для индивида попасть в аварию от выбора остальных аген тов. Чем большее число мотоциклистов следуют некоторой норме, тем выгоднее для каждого индивида не нарушать ее.

В приведенном примере имеются ровно два устойчивых равновесия — две нормы поведения. Множественность устойчивых норм довольно ча сто, хотя и не обязательно, возникает в ситуациях с поддерживающей экстерналией. Какая именно из возможных норм реализуется зависит не только от текущих значений фундаментальных факторов, но и от пре дыстории.

В более содержательных экономических примерах (см. ниже) коорди нация действий агентов уменьшает трансакционные издержки тех, кто следует принятой ими норме поведения, а потому отклонение от нее ста новится невыгодным.

Возобладавшая норма с течением времени закрепляется в результате Не следует, как это иногда делают, отождествлять положительную обратную связь и возрастающий масштаб отдачи (increasing return to scale). Например, клас сические модели роста предполагают убывающий масштаб отдачи, но, конечно же, используют положительную обратную связь: с увеличением выпуска растет капитал, что, в свою очередь, увеличивает выпуск.





10 4. Экстерналии и устойчивость норм поведения того, что участники обучаются выполнять ее более эффективно и совер шенствуют технологию ее реализации. Если в обществе уплата налогов является нормой, то будет улучшаться технология заполнения деклара ций и осуществления платежа. Если же превалирует другая норма — уклонение от налогов, то соответствующие методы будут развиваться в первую очередь. Это явление называют эффектом обучения (хотя, быть может, точнее было бы говорить об эффекте совершенствования11 ), его результатом является уменьшение трансакционных издержек, связанных с применением нормы.

Важное значение имеет также другое явление, называемое здесь эф фектом сопряжения. С течением времени возникшая норма оказыва ется сопряженной со многими другими правилами, встроенной в систе му других норм. Поэтому отказ от следования норме повлечет за со бой цепочку других изменений и, следовательно, высокие (сопряженные) трансформационные издержки. Повышая трансформационные издержки, эффект сопряжения также способствует закреплению нормы.

Наконец, третий механизм закрепления норм — культурная инер ция, нежелание агентов менять стереотипы поведения, доказавшие свою жизнеспособность в прошлом.

Таким образом, в процессе закрепления нормы трансакционные и трансформационные издержки меняются в противоположных направле ниях: уменьшение первых сопровождается увеличением вторых.

В случае изменения нормы соответствующие трансформационные из держки неравномерно распределяются между агентами. Это обстоятель ство, а также культурная инерция и неопределенность величины транс формационных издержек приводят к возникновению групп давления, препятствующих изменению действующих норм.

Для механизмов с поддерживающими экстерналиями характерна воз растающая зависимость выигрыша каждого участника от стратегий остальных, однако само по себе это свойство еще не достаточно для того, чтобы экстерналия оказалась поддерживающей. Рассмотрим в качестве примера следующую ситуацию.

Пусть жильцы многоквартирного дома собирают деньги на ремонт Артур говорит об эффекте обучения (learning eect), имея в виду «... улучшение продуктов или уменьшение затрат на их производство по мере их распространения»

(см. [11, с. 10]), т. е. фактически речь идет о совершенствовании. Эффекту обучения посвящена глава 8 в книге [12].

5. Эффективность норм и институциональные ловушки подъезда. Каждый из них мог бы охарактеризовать полезность ремонта для себя количеством денег, которое он был бы готов уплатить за ремонт, если бы жил в доме один. Но поскольку жильцов в доме много, каждый намерен уплатить меньшую сумму и должен решить — какую именно.

Если некоторый житель предполагает, что остальные и без него наберут сумму, необходимую, чтобы оплатить ремонт, то ему выгоднее всего не платить вовсе. Но ситуация симметрична, и если все рассуждают таким образом, то ремонт не состоится, так что каждый житель окажется в проигрыше12. Эта парадоксальная ситуация, возникающая всякий раз, когда речь идет о финансировании общественных благ, известна в лите ратуре как проблема зайца (freerider problem) и изучается, в частности, теорией налогообложения. Экстерналии такого типа не приводят авто матически к формированию норм. Для организации системы финанси рования общественных благ требуются внешние механизмы, основанные на принуждении, обычае или контракте.

5. Эффективность норм и институциональные ловушки В примере с левосторонним и правосторонним движением обе нормы вы глядят эквивалентными. В других случаях одна из норм оказывается Парето-оптимальной, а другая — нет. В примере с ремонтом многоквар тирного дома при отсутствии контракта жильцы остаются с неотремон тированным подъездом, рациональный контракт позволяет улучшить по ложение каждого из них. Однако в других ситуациях Парето-сравнения недостаточны для сопоставления норм и их приходится сравнивать по тем или иным критериям «общественной полезности» или «эффектив ности». Неэффективную устойчивую норму (неэффективный институт) будем называть институциональной ловушкой13. Как и в случае лю бой нормы, устойчивость институциональной ловушки означает, что при Ситуация может быть описана моделью равновесия по Нэшу с целевыми функци ями (ожидаемыми полезностями) участников вида an f (xn + x) xn, 0 xn 1. Здесь an — индивидуальная полезность ремонта, f (xn + x) — вероятность осуществления ремонта, xn — плата участника n, x — плата остальных.

В англоязычной литературе используется термин «lock-in», который иногда пе реводят как «блокировка».

12 5. Эффективность норм и институциональные ловушки небольшом временном внешнем воздействии на систему она остается в институциональной ловушке, возможно, лишь незначительно меняя па раметры состояния, а после снятия возмущения — возвращается в преж нее равновесие.

Возникновение институциональных ловушек — главная опасность при проведении реформ. Описанные выше универсальные механизмы — эффекты координации, обучения, сопряжения, а также культурная инер ция и лоббирование — ответственны и за формирование институцио нальных ловушек.

Вследствие эффекта координации индивид или малая группа про игрывают при отклонении от соответствующего стереотипа поведения, в то время как одновременный переход всех агентов к альтернативной норме позволил бы увеличить общественное благосостояние. Остальные эффекты закрепляют возникшую норму (иногда они могут привести к формированию ловушки, независимо от эффекта координации).

Если в системе превалировала эффективная норма, то после сильного возмущения (не меняющего, однако, структуру множества равновесий) она может попасть в ИЛ, и тогда уже останется в ней даже при снятии возмущения.

Это так называемый эффект гистерезиса14 — типичное явление для процессов формирования норм и, в частности, институциональных лову шек.

Структура устойчивых норм существенно зависит от трансформа ционных издержек. На первый взгляд кажется, что их наличие лишь увеличивает устойчивость, оставляя сами нормы неизменными. Однако, более тщательное рассмотрение показывает, что присутствие трансфор мационных издержек ведет к возникновению новых устойчивых состоя ний — смешанных норм поведения. В смешанном равновесии преимуще Термин заимствован из физики. В некоторых случаях состояние системы зависит не только от значения экзогенного параметра, но и от того, получено ли это значение путем уменьшения или увеличения параметра. Этот эффект и называют гистерези сом. Если мы изменили состояние системы, увеличив параметр (в данном примере — трансакционные издержки денежного обмена), то при наличии гистерезиса для воз вращения ее в прежнее состояние приходится уменьшать параметр до значения, ниже исходного. Гистерезис — одна из форм зависимости движения системы от ее прошлой траектории («path dependence»). Факт «значимости истории» является центральным в исследованиях Артура ([11], [12]).

5. Эффективность норм и институциональные ловушки ства одной нормы над другой нивелируются из-за издержек трансформа ции. При этом типичной является потеря асимптотической устойчивости при возмущениях, превышающих некоторый порог. В этом смысле име ется аналогия между трансформационными издержками и трением покоя в механике. Некоторые смешанные равновесия могут быть эффективны ми, а другие — нет, образуя целый спектр институциональных ловушек.

Увеличившиеся под действием эффекта сопряжения издержки транс формации могут поддерживать изначально неэффективную норму даже в том случае, когда эффект координации перестает действовать. Еди ножды попав в институциональную ловушку, система выбирает неэф фективный путь развития, причем со временем переход на эффективную траекторию может оказаться уже нерациональным.

Замечательный пример неэффективного технологического развития приведен в работе П. Дэвида [17]. Он исследует, чем обусловлено стан дартное расположение букв английского алфавита на клавиатуре ком пьютеров. На первых пишущих машинках оно было выбрано из случай ных соображений, в частности, в верхний ряд были поставлены буквы, необходимые коммивояжеру, чтобы в присутствии потенциальных поку пателей напечатать «type writer». Через 65 лет, когда было предложено расположение букв, обеспечивающее более высокую — на 20–40% — ско рость печати, для перехода на новую систему, пришлось бы переучивать всех машинисток, освоивших уже скоростной метод.

Массовость этой профессии способствовала сокращению затрат на обучение одной машинистки, в результате переход на технически более совершенную систему оказался нерациональным. Описанный процесс не трудно интерпретировать, как результат действия эффектов обучения, сопряжения и кооперации (Дэвид говорит о «технической взаимосвязан ности» и «экономии на масштабе»).

Ниже я рассматриваю несколько примеров институциональных лову шек, используя, в основном, опыт реформирования российской экономи ки.

Институциональная ловушка — пример 1: бартер Бартер нередко сопровождает быструю инфляцию. Суть этого явле ния можно объяснить, опираясь на понятие трансакционных издержек (ТИ). В современной экономике трансакционные издержки бартера обыч 14 5. Эффективность норм и институциональные ловушки но превышают издержки денежных трансакций, поэтому бартерный об мен сравнительно редок. С увеличением темпа инфляции хранение денег приводит все к большим потерям, чтобы уменьшить их, экономические агенты стремятся увеличить скорость обращения, а это приводит к росту собственных издержек трансакций (затрат на осуществление сделки). С некоторого момента ТИ денежного обмена могут возрастать очень бы стро, если финансовая система не справляется с увеличивающимся объ емом трансакционной активности.

В экономиках с развитой банковской системой доля бартера невелика даже при высоких темпах инфляции. Однако в России в начале 1992 г.

сложились необычно благоприятные условия для распространения бар тера (см. [18]). Банковская система была в зачаточном состоянии, запаз дывание при безналичных расчетах внутри Москвы составляло около 2 недель, межрегиональные трансакции нередко требовали месяца и бо лее. Подчас выгоднее было доставлять наличные на самолете в мешках, чем переводить со счета на счет. Вскоре ряд предприятий обнаружи ли, что ТИ бартера ниже ТИ денежного обмена. С другой стороны, и трансформационные издержки перехода на бартер оказались сравнитель но низкими, поскольку еще сохранялись старые «прямые связи» между поставщиками и потребителями, которые всячески поощрялись в плано вой системе. Современные средства связи упрощали поиск контрагентов и переговоры. Чем большее число предприятий предпочитали бартер, тем меньше оказывались ТИ бартера, ибо при этом было легче находить партнеров, чтобы строить бартерные цепочки (эффект координации). В силу этого по мере роста бартерной экономики к облегчалось присоеди нение к ней новых предприятий.

Таким образом, предпосылки для бартера были созданы благодаря изменению фундаментальных факторов — темпа инфляции и риска не платежа — повлекшему резкое изменение соотношения между ТИ де нежного обмена и бартера. Эффект координации ускорил формирование этой нормы. С течением времени ТИ бартера продолжали уменьшать ся в результате эффекта обучения: предприятия научились выстраивать длинные цепочки обменов. Возникшая норма породила новый институт бартерных посредников и оказалась удобным инструментом ухода от на логов (эффект сопряжения).

К 1997 году инфляция в России радикально уменьшилась, а техноло гия денежного обмена существенно усовершенствовалась. Это, однако, 5. Эффективность норм и институциональные ловушки не привело к ликвидации бартера15. Бартерное поведение поддержива ется эффектом координации, оно закрепилось в результате обучения, со пряжения и культурной инерции. Каждый агент, решивший выйти из системы бартера, должен был бы нести трансформационные издержки:

порвать устоявшиеся связи, искать новых партнеров и быть готовым к тому, чтобы оказаться под контролем налоговых органов. Поэтому зако нодательные санкции за бартер могли бы привести к временному углу блению спада производства — высоким общественным трансформацион ным издержкам16. Для бартерных посредников ликвидация бартера озна чала бы потерю их доходов, они несомненно являются потенциальными членами группы давления по поддержанию этой нормы.

Либерализация цен с последовавшим инфляционным шоком оказали «кумулятивное» воздействие на систему — породили институциональ ные изменения, так что при последующем снижении инфляции и транс акционных издержек денежного обмена система не вернулась в исходный режим. Мы, таким образом, наблюдаем упоминавшийся выше эффект ги стерезиса.

В зависимости от трансакционных издержек фирма может предпо честь бартер по одному виду продукции и монетарный обмен — по дру гому. При учете трансформационных издержек кроме «чистых» равно весий появляются также смешанные нормы поведения, в соответствии с которыми часть однородного товара фирма обменивает по бартеру, а оставшуюся часть — на деньги. В точках смешанного равновесия раз ница между предельными издержками бартера и монетарного обмена, обусловленная эффектом координации, не компенсирует предельные из держки трансформации, так что ни увеличение, ни уменьшение денеж ных обменов невыгодно.

Формальная модель бартерной ловушки содержится в Приложении.

Из приведенного анализа следует важный вывод, который мог бы Детальное описание механизма бартерных обменов содержится в работе [19]. По разным оценкам в 1997 г. от 50 до 80% всех обменов между промышленными предпри ятиями осуществлялись по бартеру. Характерная деталь: чтобы увеличить поступле ния в Пенсионный фонд РФ, его сотрудники помогали предприятиям организовывать бартерные цепочки. Председатель фонда В.Барчук упоминает о том, что С. Кириенко, позднее премьер-министр, «еще работая в Нижнем Новгороде» провел «одну из наи более эффективных схем» бартера [20].

Поэтому В.Барчук говорит, что с бартером нельзя справиться в одночасье ([20]).

16 5. Эффективность норм и институциональные ловушки быть включен в «руководство для реформаторов»: либерализация цен целесообразна лишь при достаточном развитии денежных ин ститутов, обеспечивающих низкие ТИ даже при высокой ин фляции. Иначе система неизбежно попадет в бартерную ловуш ку.

Институциональная ловушка — пример 2:

неплатежи Если одно из предприятий не платит своим поставщикам, это сказыва ется на их платежеспособности и может послужить источником «лави ны неплатежей». В развитых экономиках возникновение таких «лавин»

предотвращается благодаря эффективным институтам кредитования и механизмам принуждения к платежу — процедурам банкротства и сана ции предприятий. В России 1992 г. инфляционный шок в результате ли берализации лишил предприятия средств на счетах. Запаздывания при трансакциях, как уже отмечалось, были очень велики, система креди тования работала крайне хаотично (хотя и с отрицательным реальным процентом), а закон о банкротстве и механизмы санации отсутствовали вовсе. В результате действия этих (фундаментальных и организацион ных) факторов большая часть предприятий обнаружила, что им не сле дует ждать от своих потребителей полной оплаты своей продукции, но зато и они могут лишь частично оплачивать поставляемые им ресурсы17.

Прекращение поставки неоплачиваемых ресурсов в этих условиях не име ло смысла: фирма могла бы лишиться вовсе своих потребителей;

кроме того, при нарушении неписанной нормы («не можешь — не плати, но и не требуй от других») «сообщество неплательщиков» могло бы приме нить к ней те же санкции. Сформировавшийся таким образом эффект координации придал устойчивость механизму неплатежей, усилившую ся в результате сопряжения с бартером и уклонением от налогов18. В результате применение закона о банкротстве было полностью блокиро Анализ возникновения механизма неплатежей см., например, в статье [18].

Предприятию нет смысла требовать от потребителя платы, если поступления на его счет автоматически перечисляются в бюджет, как это происходило в России со «злостными неплательщиками» в 1995–1997 гг.

5. Эффективность норм и институциональные ловушки вано массовостью неплатежей19.

Институциональная ловушка — пример 3:

уклонение от налогов Для экономического агента выбор стратегии уплаты (или неуплаты) на логов определяется фундаментальными и организационными факторами.

К первым относятся налоговая политика и политика государственных расходов.

Для того, чтобы граждане не уклонялись от налогов, они должны ве рить, что налоги будут потрачены на увеличение их благосостояния (в широком смысле этого слова) и при том — эффективным образом. От сутствие этой веры существенно обостряет проблему зайца. При нераци ональной политике государства неуплата налогов может оказаться более эффективным поведением не только с точки зрения каждого отдельного фрирайдера, но и для общества в целом. Уклонение от налогов получа ет моральное оправдание. Кредит доверия особенно подрывается, если государство одновременно увеличивает налоги и уменьшает расходы на социальное обеспечение, как это происходило в России в 1992-1998 гг., — люди не чувствуют положительного эффекта от увеличивающейся нало говой нагрузки.

Возможно, при выборе стратегии уплаты налогов более значим орга низационный фактор — система принуждения, формирующая ожидания ущерба от неуплаты. В начале радикальных реформ в России налого вая служба еще не сформировалась, возможности контроля были край не ограничены, налоговая полиция появилась лишь через пять лет — в 1997 г.

Если налоги слишком высоки, а система принуждения к их уплате неэффективна, то уход от налогов оказывается выгодным для многих экономических агентов. Но тогда и вероятность обнаружения каждого Заметим, что многие предприятия старались поддерживать баланс между своей задолженностью поставщикам и задолженностью им потребителей. Если бы такой ба ланс имел место для всех предприятий, то механизм неплатежей оказался бы формой бартера, характеризующейся, однако, очень высокой неопределенностью, а значит, еще большими трансакционными издержками. Отметим также, что систематическое неисполнение правительством своих обязательств существенно ускорило становление механизма неплатежей.

18 5. Эффективность норм и институциональные ловушки конкретного неплательщика мала. Чем больше масштаб уклонения от налогов, тем меньше ожидаемый ущерб от неуплаты для каждого непла тельщика, что, в свою очередь, увеличивает масштаб уклонения. Под держивающая экстерналия порождает эффект координации.

Массовое уклонение от налогов приводит к возникновению соответ ствующей системы обслуживания: появляются разработчики и консуль танты, создающие и внедряющие новые схемы уклонения от налогов.

Эффект обучения, как обычно, дополняется эффектом сопряжения: по являются специфические формы организации производства, искажается отчетность, уход от налогов сопрягается с бартером, неплатежами и кор рупцией. Для агента выход из теневого сектора связан с высокими транс формационными издержками, тем более, что единожды уплатив налоги, он «засвечивается».Поэтому умеренное увеличение затрат на укрепле ние системы сбора налогов вызывает лишь рост издержек в системе из бегания налогов, истощая экономику. Не дает результата и небольшое снижение налоговой нагрузки: те, кто не платил налоги, платить не ста нут, а те, кто платил — уменьшат платежи. Таким образом, эффект гистерезиса проявляется здесь в полной мере.

Как обычно, выход из институциональной ловушки требует больших затрат — как в случае принятия «решительных мер» (резкого усиле ния контроля, ужесточения наказаний, существенного уменьшения на логовых ставок), так и при постепенном совершенствовании налоговой системы.

Институциональная ловушка — пример 4:

коррупция Этот пример институциональной ловушки изучался в другой работе ав тора ([16]) и послужил прототипом для излагаемой общей схемы. Соот ветствующий механизм очень похож на описанные выше, поэтому нет необходимости описывать его в деталях. Неадекватность законодатель ства, нерациональность государственной политики и высокая дифферен циация доходов являются фундаментальными факторами, способствую щими коррупции, так что коррумпированная система может оказаться экономически более эффективной, чем бескоррупционная. Эти факторы дополняются размытостью моральных норм, слабостью механизмов го 5. Эффективность норм и институциональные ловушки сударственного и общественного контроля. Чем массовее коррупция, тем труднее обнаружить и осудить взяточника. Эта экстернальная зависи мость лежит в основе эффекта координации, придающего устойчивость системе коррупции. Совершенствуясь, она приобретает иерархическую структуру, сопрягаясь с другими механизмами теневой экономики.

В [16] приведена простейшая модель, описывающая эффект коорди нации применительно к механизму коррупции20. При соответствующих модификациях она применима и к другим рассмотренным выше приме рам (см., в частности, Приложение).

Институциональная ловушка — пример 5:

самореализующиеся пессимистические ожидания Известно немало примеров того, как эффект координации ожиданий и процедуры их адаптации порождают неэффективные устойчивые равно весия в процессах движения цен и перераспределения трудовых ресурсов и инвестиций. К их числу относятся, в частности, состояния кейнсиан ской безработицы, высокоинфляционные равновесия, «пузыри» (bubbles) на финансовых рынках. В ряде случаев возникновение подобных ловушек не приводит к изменению институциональной структуры. Достаточно « переломить» ожидания и при соответствующих макроэкономических воздействиях система переходит в эффективное равновесие. Однако не редко ситуация, возникшая под влиянием пессимистических ожиданий, закрепляется институционально благодаря эффекту сопряжения и, та ким образом, соответствующие стереотипы поведения становятся нор мой. Хорошо известным примером является использование механизмов индексации для смягчения последствий инфляции. Благодаря индекса ции инфляция оказывается институциональной проблемой.

Имеется обширная литература по экономической теории коррупции, где факти чески исследуются коррупционные ловушки (см. [21], [2], а также ссылки в [4]).

20 6. Культурная инерция и институциональный конфликт 6. Культурная инерция и институциональный конфликт История полна недачными попытками переноса институтов из одной культурной среды в другую. Не случайно экономические механизмы стран, прежде отсталых, но демонстрировавших в последние десятиле тия наиболее стремительный рост — Японии, Южной Кореи, Китая, — принципиально отличаются от своих американских и европейских про тотипов. Тем более удивительно, что в процессе российских реформ во прос о совместимости американских институтов (а именно их пытались имитировать) с российской культурной традицией на государственном уровне практически не поднимался. Между тем, культурная инерция не могла не оказать влияния на судьбу насильственно внедряемых инсти туциональных инноваций.

Институциональный конфликт — между укоренившимися и вне дряемыми нормами — иногда приводит к появлению нежизнеспособных институтов (таких как закон о банкротстве в период кризиса неплате жей), но в ряде случаев появляются устойчивые, хотя и неэффективные образования — мутанты, являющиеся еще одной формой институцио нальной ловушки.

Яркий пример такого мутанта — появившаяся в результате россий ской приватизации новая форма предприятия — открытое акционерное общество, контролируемое работниками. Стремясь не допустить созда ния коллективных предприятий, плохо поддающихся реструктуризации, и взрастить на российской почве систему корпораций западного типа [18], правительство вывело гибрид, менее всего способный к обновлению.

Если основная часть акций фирмы распределена между менеджерами и рабочими, то менеджеры не могут позволить себе массового увольнения рабочих: в случае, если уволенные продадут акции внешним инвесто рам, велика вероятность смены менеджеров. По аналогичным причинам рабочие должны опасаться увольнять менеджеров, ибо после продажи ими акций контроль над фирмой может перейти в руки новых хозяев, так что рабочие окажутся под угрозой увольнения. Многие российские фирмы имеют избыток рабочей силы и страдают от низкой квалифика ции управляющих, однако их парадоксальная организационная структу ра препятствует и существенному сокращению затрат труда, и привле чению новых менеджеров.

7. Переходная рента 7. Переходная рента Любое ограничение свободного перетока ресурсов или уровня цен экви валентно некоторой привилегии и порождает дополнительный (по срав нению с конкурентным равновесием) рентный доход. Важнейшими ис точниками такого дохода в экономиках советского типа были различия между оптовыми и розничными, а также между внутренними и мировы ми ценами. Основная часть ренты шла государству и перераспределя лась, остальное присваивалось чиновниками и агентами черного рынка.

В результате либерализации цен рентные доходы должны были исчез нуть, а вместе с ними — возможности злоупотреблений. Сопоставление двух режимов — равновесия при неравновесных ценах и конкурентного равновесия было целиком в пользу последнего;

отсюда делался вывод, что достаточно снять ограничения и устранить государство, чтобы немед ленно повысить эффективность. Ошибка состояла в неучете переходного режима. Эта ошибка привела к менее драматическим последствиям для небольших стран и стран с более продвинутым экономическим механиз мом — более развитой банковской системой, с ценами, более близкими к мировым. Но для России потери были колоссальны.

В момент либерализации экономики некоторые экономические аген ты получают возможность извлекать дополнительный доход — пере ходную ренту — исключительно благодаря занимаемым ими позици ям. Либерализация цен ставит в привилегированное положение постав щиков дефицитных товаров, либерализация внешней торговли дает воз можность импортерам и экспортерам играть на разнице внутренних и мировых цен, образование новых рынков валют и ценных бумаг создает массу арбитражных возможностей для банков.

До 1992 г. благодаря монополии внешней торговли весь рентный до ход, обусловленный поддержанием в России низких цен на сырье, посту пал государству. Некоторая часть его терялась из-за неэффективности и коррумпированности государственных чиновников, а остальное трати лось на нужды бюджета.

Очевидные недостатки такого механизма послужили аргументом в пользу шоковой либерализации цен и внешней торговли. Расчет был на то, что как только внутренние цены уравняются с мировыми, рентный доход исчезнет, экспортеры приобретут эффективные рыночные стиму лы, отпадет необходимость в государственном вмешательстве, а значит, 22 7. Переходная рента не будет и потерь.

Эта логика некорректна даже если отвлечься от непосредственного влияния либерализации внешней торговли на внутреннее производство.

Она не учитывает, что для установления равновесия после либерализа ции требуется значительное время, исчисляемое годами для такой стра ны, как Россия, с ее масштабами и слабыми связями между регионами.

В переходном режиме частные фирмы получают рентные доходы, от ко торых отказалось государство. Хотя эти доходы исчезают со временем, они столь велики в начальный период, что приводят к фантастически быстрому обогащению тех, кто оказался «в нужное время в нужном ме сте». Механизмы реинвестирования доходов еще не созданы, а потому они тратятся на потребление небольшой группой частных лиц. Масса населения нищает21.

Не следует думать, что результатом либерализации цен является лишь перераспределение ренты, от которой отказалось государство. В переходном процессе часть ренты просто исчезает, происходит ее дис сипация, ибо ресурсы тратятся на осуществление самого переходного процесса, поиск равновесия. В частности, потери возникают из-за раско ординированности действий экономических агентов [15]. В процессе по иска часть мощностей простаивает из-за отсутствия сырья или спроса на производимую продукцию, а часть произведенных товаров не находят сбыта. Эти потери являются компонентой трансформационных издер жек. Видимо, они во многом обусловливают так называемый трансфор мационный спад производства.

Резкий рост дифференциации доходов и криминализация общества, характерные для многих реформирующихся экономик тесно связаны с присвоением переходной ренты. В результате создаются предпосылки попадания системы в коррупционную ловушку [16]. Дезорганизация и диссипация ренты, являясь важными причинами производственного спа да, способствуют формированию институтов неплатежей и ухода от на логов.

Хотя понятие переходной ренты вводится здесь, видимо, впервые, близкие идеи содержатся в работе [22].

8. Выход из институциональной ловушки 8. Выход из институциональной ловушки Эффекты координации, обучения и сопряжения уменьшают трансакци онные издержки действующей нормы и увеличивают издержки ее транс формации. Требуется масштабное изменение фундаментальных или ор ганизационных факторов, например, радикальное ужесточение наказа ния за отклонение от общественно эффективной нормы. Такая страте гия не только связана с большими затратами, но, в свою очередь, может порождать неблагоприятные кумулятивные эффекты. История борьбы с неплатежами и неуплатой налогов в России показывает, насколько тру ден этот вариант выхода из институциональной ловушки.

Имеются основания предполагать, что с течением времени в эконо мической системе спонтанно формируются механизмы, способствующие выходу из институциональной ловушки. Если рыночная инфраструктура несовершенна и, соответственно, издержки рыночных трансакций вели ки, то неизбежен спонтанный процесс укрупнения фирм. Такой процесс наблюдался практически во всех «переходных» экономиках, включая по слевоенную Японию, Южную Корею, Францию. Происходит он и в Рос сии. Укрупнение корпораций частично снимает проблему бартера и не платежей, облегчает сбор налогов, препятствует криминализации, прав да за счет усиления монопольной власти.

Другой принцип постепенного выхода из ИЛ демонстрируется в ра ботах [2], [23], посвященных коррупции. Два элемента, не принимаемые обычно во внимание, имеют здесь первостепенное значение. Во-первых, поведение агента формирует его репутацию и тем самым оказывает ку мулятивный эффект на его возможности в будущем. Во-вторых, в поведе нии агентов важное значение имеет имитационная составляющая — ис пользование стратегий с успехом примененных другими агентами. Хотя коррупционное равновесие может быть экономически выгодным в крат косрочной перспективе, при достаточном разнообразии агентов некото рые из них будут придерживаться альтернативной нормы, проще говоря, не будут брать взяток. С течением времени они получат преимущество перед другими благодаря высокой репутации. Это должно побудить дру гих чиновников имитировать их поведение. Конечно, фундаментальные и организационные факторы могут способствовать либо препятствовать спонтанному выходу системы из ИЛ.

Вследствие эффекта сопряжения издержки выхода из институцио 24 9. Государство в период реформ нальной ловушки могут стать столь большими, что переключение ока жется невыгодным. Единожды выбрав неэффективную траекторию, си стема будет вынуждена продолжать двигаться по ней пока не разовьется кризис. Эволюцию плановых экономик можно рассматривать как пример такого развития. Неспособность правительств найти «мягкий», управля емый выход из институциональных ловушек является, видимо, одной из основных причин системных кризисов, наблюдаемых сейчас в ряде раз вивающихся и переходных экономик.

9. Государство в период реформ Крупные реформы проводятся правительствами и уже поэтому роль го сударства в период реформ неизбежно возрастает. Этот тезис справедлив и в том случае, когда реформы направлены на децентрализацию упра вления и, следовательно, — в конечном итоге — на уменьшение роли государства. Инициируя реформы, государство получает возможность влиять на судьбы людей и манипулировать ценностями в гораздо боль шей мере, нежели в стационарном режиме.

Нередко в качестве меры государственного влияния используют до лю государственных расходов в ВВП. Данный показатель характеризует возможности государства перераспределять ресурсы в системах со сло жившимися институтами, но совершенно не отражает их, например, в период массовой приватизации, когда стоимость перераспределяемых по токов возрастает на порядок. Именно это обстоятельство делает рыноч ные преобразования возможными: проводящее реформы правительство ослабляет не свои собственные позиции, а лишь позиции своих преемни ков.

Успех реформ зависит от их подготовленности, выбора их последова тельности и темпа. При этом важнейшая задача состоит в том, чтобы избежать институциональных ловушек.

В период реформ в условиях нестабильности институциональной структуры и макропеременных положение предприятий может в боль шей мере зависеть от случайных обстоятельств, чем от качества менедж мента. Поэтому особое значение приобретает государственная промыш ленная политика, направленная на то, чтобы не допустить банкрот ства фирм или даже целых отраслей, важных для народного хозяйства, 9. Государство в период реформ но попавших во временные трудности. Важными задачами промышлен ной политики являются также инициация и поддержка роста, стимули рование конкуренции и регулирование экспортных и импортных потоков за счет таможенных тарифов и квот.

Среди специалистов нет единства в вопросе о том, в какой мере прави тельство должно вмешиваться в экономику. До недавнего времени значи тельная часть экономистов считала, что вмешательство должно ограни чиваться ситуациями так называемой несостоятельности рынка22. По этому «Вашингтонский консенсус» включал требования дерегулирова ния, приватизации, либерализации экономики и не содержал ни слова о роли правительства. Лишь позднее было обращено внимание на то, что страны «экономического чуда», такие как Южная Корея и Тайвань, начали реформы отнюдь не с приватизации, а напротив, с создания го сударственных предприятий в новых перспективных отраслях производ ства, что они либерализовывали внешнюю торговлю постепенно, в те чение почти трех десятилетий, и до последнего времени сохраняли го сударственный контроль над иностранными инвестициями. Родрик [1] замечает, что Мексика, Боливия и Аргентина за пять лет сделали боль ше в направлении приватизации и либерализации внешней торговли и финансов, чем гораздо более успешные страны Юго-Восточной Азии за тридцать лет. При этом «азиатские тигры» широко использовали про мышленную политику, льготное кредитование и протекционистские ме ры.

В последние годы идеи либерального радикализма находят все мень ше приверженцев среди профессионалов. Отражением этой тенденции стала работа Джозефа Стиглица о «Пост-Вашингтонском консенсусе»

[13], где утверждается, что «правительство должно служить дополнени ем рынка». Стиглиц особенно подчеркивает роль правительства в разви тии человеческого капитала и в заимствовании и создании новых техно логий. Оба фактора играли решающую роль в странах «экономического чуда».

Важным инструментом правительственной политики в ряде стран — особенно в Японии и Франции — было индикативное планирова Несостоятельность рынка (market falure) — ситуация, в которой рынок не обеспе чивает эффективное распределение ресурсов. Подобные ситуации давно и интенсивно изучаются экономической теорией. В частности, они возникают при наличии экстер налий и распределении общественных благ.

26 9. Государство в период реформ ние (см., например, [24], [25]). Оно позволяет интегрировать различные фрагменты государственного регулирования экономики и создать непро тиворечивую систему прогнозов, воздействий и стимулов, организовать диалог представителей различных социально-экономических и полити ческих групп.

Реформы в России и восточно-европейских странах стали необходи мы потому, что система тотального государственного контроля над эко номикой доказала свою неэффективность. Вместе с тем в условиях ин ституционального неравновесия ни один другой агент, кроме правитель ства, не способен принимать эффективные долгосрочные решения. (Если и правительство не способно на это, то реформы обречены на неудачу).

Ни менеджеры и коллективы предприятий, ни частные предпринимате ли не обладают достаточно длительным горизонтом планирования. Не чувствуя уверенности в будущем, экономические агенты ставят перед собой краткосрочные задачи, стремятся к личному обогащению, а «не видимая рука» несовершенного рынка еще не умеет трансформировать эгоистическое поведение в общественно полезное. Индикативное плани рование призвано смягчить этот неизбежный порок переходного режима.

С течением времени он частично преодолевается также благодаря воз никновению крупных корпораций, финансово-промышленных групп.

Как уже отмечалось выше, формирование крупных корпораций — ха рактерная черта переходных режимов во многих странах. Причины их возникновения разнообразны, и их анализ не входит в нашу задачу (по этому поводу см., например, работу В. Дементьева [26]). Отметим лишь, что именно крупные корпорации являются носителями длительного пла нового горизонта и потому могут явиться опорой стратегического плани рования. Рациональный баланс между антимонопольными мерами, сдер живанием корпораций и их поддержкой является непременным услови ем успеха долгосрочной промышленной политики, помогающей избежать институциональных ловушек.

10. Темп, подготовленность и последовательность реформ 10. Темп, подготовленность и последовательность реформ Вопрос о темпе реформ широко обсуждается в литературе, главным образом, в связи с приватизацией (см. обзор точек зрения и ссылки в [27]). Сторонники «шоковой терапии» приводят ряд аргументов в пользу высокого темпа реформ. Реформы часто болезненны для тех или иных слоев населения. Как и при хирургической операции, следует по возмож ности сократить период развития болезни, когда экономический орга низм не способен функционировать эффективно. Другой аргумент: для того, чтобы сделать реформы необратимыми, не следует давать возмож ность их противникам консолидироваться. Оба аргумента предполагают отсутствие сомнений в целесообразности проводимых преобразований — ситуация, которую вряд ли можно считать типичной. Более серьезный довод в пользу шокового пути состоит в том, что для «запуска» реформ необходимо превышение пороговых значений определенных параметров.

Например, бессмысленно приватизировать одно-единственное предприя тие, на эффективность приватизации можно рассчитывать лишь по до стижении определенной критической массы приватизированных фирм со своей рыночной инфраструктурой.

Альтернативная — градуалистская — точка зрения базируется на трех основных аргументах, которые, используя введенную выше терми нологию, можно сформулировать следующим образом.

Во-первых, проведение реформ, создание новых институтов требу ет ресурсов на покрытие трансформационных издержек. Рассматривая проект реформ наряду с другими возможными направлениями капита ловложений в рамках единой задачи оптимизации потребления за опреде ленный период, получим оптимальную стратегию, которая, как правило, предусматривает постепенность любых трансформаций.

Во-вторых, мы никогда не можем быть уверены в том, что первона чальный план реформ не потребует коррекции. Нельзя гарантировать, что намечаемые преобразования не приведут в институциональную ло вушку или не породят институциональных конфликтов. При слишком быстрых преобразованиях их объективная промежуточная оценка и кор рекция оказываются невозможными.

В третьих, реформы должны быть хорошо подготовлены и про 28 10. Темп, подготовленность и последовательность реформ ведены в определенной последовательности. Например, как было показано выше, шоковая либерализация цен неизбежно ведет в бартер ную ловушку (и ловушку неплатежей), если отсутствует достаточно бы стродействующая система денежных расчетов, позволяющая при росте цен избежать слишком больших трансакционных издержек. Точно так же либерализация внешней торговли не должна осуществляться до то го, как будет в достаточной мере либерализован внутренний рынок и введена система (временных) экспортных тарифов для изъятия переход ной ренты. Для экономики с негибкими неравновесными ценами отток ресурсов и увеличение безработицы, рост дифференциации доходов, вы званные устранением контроля за экспортом и импортом, могут далеко перевесить положительный эффект от расширения рынка и увеличения импорта.

Одной из причин кризиса, разразившегося в России в августе 1998 г., была, на наш взгляд, преждевременная стабилизация цен. Правительство отказалось от сеньоража, не создав надежной налоговой системы. При низкой собираемости налогов стабилизация достигалась за счет внешних заимствований и неплатежей, что в конечном итоге и обусловило кризис доверия и платежный кризис.

В работах [28], [29] показано, что подготовленность реформ (измеряе мая начальным индексом либерализации) имела первостепенное значение для успеха реформенных процессов в переходных экономиках Восточной Европы. Этот факт интересно сопоставить с результатом доклада [30], где рассматривались страны Юго-Восточной Азии за период с 1960 по 1994 гг. Вариация темпов роста выпуска на одного работника в этих странах почти целиком объясняется средним доходом в 1960 г., средней продолжительностью полученного образования в 1965 г. и индексом ка чества институтов, сконструированным по опросам, проведенным в 80-х годах. Высокая значимость последнего показателя при отсутствии сре ди независимых переменных характеристик макроэкономического регу лирования заставляет предположить, что макроэкономическая политика влияет на долгосрочный рост в той мере, в какой она сказывается на формировании экономических институтов.

11. Заключительные замечания 11. Заключительные замечания «Самое вредное — это вовсе не невежество, а знание чертовой уймы ве щей, которые на самом деле неверны.» Это изречение, согласно П. Хейне, принадлежит Ф. Найту [31]. В будущей «Памятке для реформаторов» оно должно быть напечатано на первой странице.

Среди «чертовой уймы» неверных вещей, «знание» которых принесло особенно много вреда экономике многих стран, два мифа должны занять особо почетные места: учение об идеальной централизованной экономике и вера в спонтанное развитие эффективного рынка.

Плоский, хотя и справедливый тезис о необходимости оптимального сочетания государственного управления и рыночного механизма никем не оспаривается и никого не убеждает, ибо он оставляет каждому воз можность верить в то, где именно находится оптимум.

Теория институциональных ловушек, будучи нейтральной по отно шению к идеологическим спорам, демонстрирует ошибочность радикаль ных позиций и дирижистского и либерального толка. Как показывают многочисленные примеры, именно радикальные решения чаще всего спо собствуют возникновению институциональных ловушек.

При каждом институциональном преобразовании должны быть пред приняты усилия по прогнозированию и избеганию возможных ин ституциональных ловушек. Эти усилия должны стать непременной составной частью подготовки к любой реформе.

Одна из главных опасностей для реформы — превращение пере ходных норм в постоянно действующие и неэффективные в долгосроч ной перспективе. Протекционистская политика, необходимая на опреде ленном этапе, может породить неэффективную неконкурентоспособную структуру, поддерживаемую соответствующим лобби. Чтобы предот вратить появление ИЛ такого рода, следует с самого начала планировать постепенный демонтаж института, не эффектив ного в долгосрочной перспективе — вводимая норма должна быть временной и предусматривать свою собственную автома тическую отмену.

Другой важный универсальный принцип — поддержание разно образия институциональных форм. Мы не всегда понимаем, какую именно роль играет тот или иной институт в поддержании институци онального равновесия и далеко не всегда умеем спрогнозировать эффек 30 ПРИЛОЖЕНИЕ тивность той или иной нормы в долгосрочной перспективе. Чем богаче «институциональная фауна», тем больше возможностей для выхода из институциональных ловушек.

Отнюдь не любой институт, эффективный в одной культурной среде, способен эффективно функционировать в другой. Необходимо учиты вать культурную инерцию и вероятность возникновения инсти туционального конфликта.

Внедрение любой новой конструкции — в том числе, и институцио нальной — требует времени на наладку и адаптацию. Для институцио нальных инноваций, затрагивающих интересы миллионов людей, особен но важно иметь проект переходного режима, включая, возможно, созда ние промежуточных институтов. Одна из важных задач начального этапа реформ — изъятие переходной ренты в пользу государства, с тем чтобы не допустить неоправданной дифференциации доходов и кри минализации общества.

Развитая выше теория носит квазистатический характер. Важной за дачей дальнейших исследований является создание динамических моде лей попадания системы в институциональную ловушку и выхода из нее.

Возможно на этом пути удастся продвинуться в понимании другого спек тра проблем — причин и последствий институциональных экономиче ских кризисов.

ПРИЛОЖЕНИЕ Пример институциональной ловушки — бартерная ловушка Рассмотрим модель, позволяющую проиллюстрировать и уточнить при веденное выше описание процесса бартеризации экономики.

Пусть экономика включает n агентов, обменивающихся друг с дру гом. Каждая фирма может использовать две технологии обмена: бартер ную и монетарную. Обозначим через xj долю всего объема трансакций, осуществляемых агентом j по бартеру. Для простоты будем считать, что объем трансакций каждого агента одинаков и равен 1. Издержки обме на характеризуются функциями, одинаковыми для всех фирм. Издержки бартера на единицу обмениваемого товара cb ( xi ) зависят от совокупно ПРИЛОЖЕНИЕ го объема трансакций по бартеру и тем меньше, чем больше этот объем.

Эта гипотеза отражает тот факт, что организация бартерных обменов облегчается при наличии большого числа участников и больших объемах обмениваемых в системе ресурсов.

Аналогичным образом издержки монетарного обмена cm ( xi ) тем выше, чем большая доля обмениваемых количеств продается по бартеру, а не за деньги.

Мы не выделяем явно поставщиков товара и потребителей, считая, что предлагаемые и спрашиваемые объемы в совокупности сбалансиро ваны. Для агентов с одинаковыми функциями издержек это обеспечивает баланс в равновесии (определяемом ниже). В противном случае модель становится более сложной.

Агент j стремится оптимальным образом распределить весь объем трансакций между двумя технологиями обмена, решая следующую зада чу:

xj cb (xj + xi ) + (1 xj )cm (xj + xi ) min по xj, (П.1) i=j i=j 0 xj 1.

Предположим, что cb (1) cm (1), cb (n 1) cm (n 1), (П.2) т. е. что издержки бартера выше издержек монетарного обмена, если лишь один агент выбрал бартер и ниже, если все агенты за исключени ем одного перешли на бартер. Используя убывание и возрастание, лег ко проверить, что в описанной игре существуют ровно два равновесия Нэша: монетарное (x = 0, j) и бартерное (x = 1, j). Естественно j j считать, что cm (0) cb (n), так что бартерное равновесие неэффективно.

Оба равновесия устойчивы по отношению к небольшим возмущениям.

Предположим, что система находилась в монетарном равновесии, и в некоторый момент трансакционные издержки денежных обменов резко возрасли, так что cm (0) cb (0) (здесь cm — возмущенная функция издер жек монетарного обмена). При этих условиях система должна перейти в единственное — бартерное — равновесие. Последующее возвращение функции издержек к ее прежнему виду cm не приводит к возврату систе мы в прежнее равновесие — она остается в неэффективном бартерном режиме. Это и есть гистерезисный эффект, о котором говорилось выше.

32 ПРИЛОЖЕНИЕ Модель (П.1) принимает во внимание лишь один из описанных выше факторов нормообразования — эффект координации. При учете транс формационных издержек структура множества равновесий существенно усложняется. В частности, наряду с «чистыми» возникают смешанные равновесия, в которых некоторые агенты могут использовать обе техно логии обмена. Благодаря этому модель выглядит более реалистической.

Чтобы сохранить простоту модели, будем теперь предполагать, что удельные издержки монетарного обмена не подвержены эффекту коор динации и могут принимать два значения: они равны c0 для каждой m единицы товара, которая в текущем состоянии продается или покупает ся за деньги, и c1 c0 для объемов, которые обмениваются по бартеру.

m m Разница c1 c0 отражает трансформационные издержки, возникающие m m вследствие отказа от прежних контрагентов, переходу к новой докумен тации и т. п.

Заметим, что непосредственное суммирование трансакционных и трансформационных издержек некорректно, так как первые представля ют собой поток затрат, а вторые — разовые вложения. Поэтому в рассма триваемой модели речь идет о приведенных трансакционных издержках.

Пусть xi — доля объема трансакций, осуществляемых агентом j пу тем бартера. Обозначим Cm (xj, xj ) = (1 xj )c0 + (xj xj )c1, если xj xj ;

m m и Cm (xj, xj ) = (1 xj )c0, если xj xj.

m Тогда задача j-го агента примет вид:

xj cb (xj + xi ) + Cm (xj, xj ) min по xj, (П.3) i=j 0 xj 1.

Еще раз подчеркнем, что эффект координации для монетарного обме на и трансформационные издержки при переходе от монетарного обмена к бартеру здесь не учтены.

Модель (П.3) определяет множество равновесий Нэша Yj (x), j = 1,..., n для каждого набора x = (x1,..., xm ). Вектор x назовем равно весным, если xj Yj (x), j.

ПРИЛОЖЕНИЕ По-прежнему считаем, что cb убывает и, кроме того, что c1 cb (n), cb (1) c1. (П.4) m m Можно показать, что совокупность равновесий в данном случае содержит следующие точки:

a) монетарное равновесие: xj = 0, j (если cb (1) c0 );

m b) бартерное равновесие: xj = 1, j (если c1 cb (n));

m c) любой вектор x = (x1,..., xn ) такой, что xi ) c1, cb ( (П.5) m если при этом xj (cb (xj + i=j xi ) c0 ) возрастает по xj, j, при m xj xj.

Монетарное равновесие изолировано (если cb (0) c1 ). m Механизм формирования смешанной нормы поведения (см. c)) ясен. В точке смешанного равновесия благодаря эффекту координации предель ные издержки монетарного обмена c0 ниже издержек бартера, но из-за m издержек трансформации увеличение денежных обменов невыгодно.

Докажем сформулированное утверждение. Вектор x = (xi ) является равновесным тогда и только тогда, когда выполнены соотношения xi ) + (xj xj )c1 xj cb ( xj cb (xj + xi ), xj xj, (П.6) m i=j xi ) + (1 xj )c0 xj cb ( xi ) + (1 xj )c0, xj xj. (П.7) xj cb (xj + m m i=j Если xi = 0, i, то (П.6) выполнено автоматически, а (П.7) — вслед ствие того, что cb (xj ) cb (1) c0.

m Если xi = 1, i, то (П.6) справедливо, ибо c1 cb (n), cb (xi + n 1) cb (n), m а (П.7) выполнено автоматически.

Из (П.5) и монотонности cb следует (П.6);

если же левая часть (П.7) возрастает по xj, то ее минимум достигается при xj = xj, значит выпол нено (П.7), т. е. x = (xi ) — равновесие.

34 Список литературы Подставляя в левую часть (П.6) значение xj = 0, получим необходи мое условие равновесия при x = 0:

c1 c b ( xi ).

m Это невозможно для непрерывной функции cb, если c1 cb (0) и сумма xi m близка к нулю. Значит, в этом случае x = 0 — изолированное равновесие.

Если, например, n = 2 и cb (z) = 1/(1 + z), c0 = 1/5, c1 = 3/5, m m то, как легко показать, множество равновесий состоит из монетарного равновесия и всех состояний x = (xj ), таких что x1 + x2 2/3. Здесь, таким образом, имеется целый набор неэффективных норм — бартерных ловушек, предусматривающих различные доли бартера, но существенно отличающихся от монетарного равновесия.

Список литературы [1] Rodric D. Understanding Economic Policy Reform // Journal of Eco nomic Literature, v. XXXIV (March 1996), pp. 9–41.

[2] Tirole J. A Theory of Collective reputations with applications to the persistence of corruption and to rm quality. - Institut d’Economie In dustrielle, Toulouse, MIT and Ceras, Paris, 1993.

[3] de Melo M., Denizer C., Gelb A. From Plan To Market: Patterns of Transition // Xith World Congress of the International Economic Association, Tunis, 18–22 December, 1995.

[4] Bardhan P. Corruption and Development: A Review of Issues // Jour nal of Economic Literature, September 1997, v. XXXV, pp. 1320–1346.

[5] Nelson R., Winter S. An Evolutionary Theory of Economic Change.

- Cambridge: Harvard Univ. Press, 1982.

[6] Уильямсон О. И. Экономические институты капитализма. Санкт-Петербург: Лениздат, 1996.

[7] Норт Д. Институты, институциональные изменения и функциони рование экономики. - М.: Изд-во «Начала», 1997.

Список литературы [8] Eggertsson T. Economic behavior and institutions. - N.Y.: Cambridge University Press, 1990.

[9] Ходжсон Дж. М. Жизнеспособность институциональной экономи ки. В сб. «Эволюционная экономика на пороге XXI века.» Доклады и выступления участников международного симпозиума (г. Пущино, 23–25 сентября, 1996). - М.: Изд-во «Япония сегодня», 1997, с. 29–74.

[10] Нестеренко А. Н. Институционально-эволюционная теория: совре менное состояние и основные научные проблемы. В сб. «Эволю ционная экономика на пороге XXI века.» Доклады и выступления участников международного симпозиума (г. Пущино, 23–25 сентя бря, 1996). - М.: Изд-во «Япония сегодня», 1997, с. 10–28.

[11] Arthur W. B. Self-Reinforcing Mechanisms in Economics. In: The Economy as an Evolving Complex Systems (eds. P.W. Anderson, K. J. Arrow, D. Pines), A proceedings volume in the Sante Fe Institute Studies in the Sciences of Complexity, 1987, New Mexico. - Addison Wesley Publishing Company, 1988, pp. 9–28.

[12] Arthur W. B. Increasing Returns and Path Dependence in the Econ omy. - Ann Arbor, The University of Michigan Press, 1994.

[13] Stiglitz, Joseph E. More Instruments and Broader Goals: Moving To ward the Post-Washington Consensus // Wider Annual Lectures 2, The United Nations University, May, 1997.

[14] Ясин Е. Российская экономика и экономическая политика. Обще ство и экономика, № 1, 1998, с. 29–41.

[15] Blanchard O., Kremer M. Disorganization. Preprint. MIT and NBER, October 1996.

[16] Полтерович В. М. Факторы коррупции // Экономика и матем.

методы, т. 34, 1998, вып. 3.

[17] David Р. Clio and the Economics of QWERTY. Amer. Econ. Rev., v. 75, No. 2, 1985, pp. 332–337.

36 Список литературы [18] Полтерович В. М. Экономическая реформа 1992: битва правитель ства с трудовыми коллективами // Экономика и матем. методы, т. 29, вып. 4, 1993.

[19] Клейнер Г. Б., Макаров В. Л. Бартер в Российской экономике. М.: ЦЭМИ РАН, 1996.

[20] Рубченко М. Борьба за спокойную старость. (Интервью с руко водителем Пенсионного фонда РФ В. Барчуком) // Эксперт, 11 мая 1998, № 17 (134).

[21] Lui F. T. A Dynamic Model of Corruption Deterrence // Journal of Public Economics, v. 31, 1986, № 2, pp. 215–236.

[22] Gelb A., Hillman A., Ursprung H. Rents and the Transition. Back ground paper, World Bank Development Report, 1996.

[23] Bicchieri C., Rovelli C. Evolution and Revolution. The Dynamics of Corruption // Rationality and Society, v. 7, 1996, No. 2.

[24] Cazes B. Indicative Planning in France // Journal of Comparative Economics, v. 14, No. 4, 1990, pp. 607–620.

[25] Sato K. Indicative Planning in Japan. Journal of Comparative Eco nomics, v. 14, No. 4, 1990, pp. 625–647.

[26] Дементьев В. Интеграция предприятий и экономическое развитие.

Препринт # WP/98/038. - М.: ЦЭМИ РАН, 1998.

[27] Polterovich, V. Towards the theory of privatization. - Central Eco nomics and Mathematics Institute, Russian Academy of Sciences, Work ing Paper # WP/96/001, 1996.

[28] de Melo M., Denizer C., Gelb A., Tenev S. Circumstance and Choice: the Role of Initial Conditions and Policies in Transition Economies. Preprint. The World Bank International Finance Corpora tion, October, 1997.

[29] Волянский Д. Инфляция, рецессия и подготовленность реформ в странах с переходной экономикой. Дипломная работа. М.: МГУ, 1997.

Список литературы [30] Rodric D. Institutions and Economic Performance in East and South east Asia // In: Round Table Conference, The Institutional Foundation of Economic Development in East Asia. Tokio, 16–19 December, 1996, pp. 391–429.

[31] Хейне П. Экономический образ мышления. – М.: «Дело». 1992.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.