авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Европейский Парламент

Федеральное Собрание Российской Федерации

Всеобщая декларация прав человека, Статья 15:

1. Каждый человек имеет право на гражданство.

2. Никто

не может быть произвольно лишен гражданства или права изменить свое

гражданство.

ДОКЛАД О ПОЛОЖЕНИИ РУССКИХ В ЛАТВИИ И О МЕРАХ,

НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ ИХ ПОЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

После выхода в 1991 г. Латвийской ССР из состава СССР в ней установилась власть

национал-радикалов, которые проводят политику открытой дискриминации и жесткой сегрегации русского населения. Преодолеть эту политику латвийские русские собственными силами не в состоянии и поэтому обращаются за поддержкой к европейским международным организациям, членом которых является Латвия, а также к своей этнической родине - России.

Настоящий доклад дает общую оценку бедственному положению русского населения в Латвии, раскрывает этнократический характер сложившегося политического режима, объясняет причины, описывает формы и методы проводимой властями политики дискриминации, дает анализ последствий этой политики и, наконец, определяет меры, которые необходимо предпринять для преодоления дискриминации и сегрегации русского населения Латвии.Доклад подготовлен экспертами Союза русских общин Европы к.и.н. Виктором Гущиным и д.э.н. Александром Гапоненко.

ЭТНОКРАТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 1.1. Исторические предпосылки возникновения этнократии в ЛР Предки современных латышей и русских поселились на территории нынешней Латвии более тысячи лет тому назад и, наряду с латгальцами, составляли три основные группы ее коренного населения. Численность и удельный вес латышей, русских и латгальцев в общем составе населения постоянно менялся, главным образом, под влиянием внешних факторов: войн, эпидемий, экономических подъемов и спадов, связанной с ними миграции населения.

Латышское, русское и латгальское население на протяжении всего времени совместного проживания находили общий язык друг с другом в политической и экономической сферах, сохраняя при этом свою этническую самобытность.

Происходило это и под властью древнерусских князей, и под властью немецких рыцарей, и под властью шведского государства, и под властью польской шляхты, и под властью российского императора.

В ноябре 1918 года на территориях Лифляндской и части Витебской губерний Российской империи, отторгнутых от нее в результате вооруженного вторжения ряда европейских государств в ходе Первой мировой войны, была образована I Латвийская Республика. Земли, вошедшие в состав вновь возникшего государства, населяли в это время латыши, русские, латгальцы, немцы, евреи, цыгане и представители ряда других национальных меньшинств.

В процессе становления нового государства права гражданства получили все проживавшие на его территории граждане бывшей Российской империи. Всем населяющим страну народам были предоставлены равные политические права и возможность свободно воспроизводить свою этничность.

15 мая 1934 г. в Латвии произошел государственный переворот, в результате которого была ликвидирована парламентская форма правления и к власти пришел К. Ульманис.

Опираясь на поддержку части латышской элиты, он установил авторитарный режим правления и начал строить этнически чистое государство – «Латвию для латышей».

Значительная часть латышской элиты получила существенные преимущества в политической и экономической деятельности. Для нелатышей были существенно ограничены возможности повсеместно использовать свой родной язык, получать на нем образование, свободно развивать свою культуру.

Правящий режим выбрал в качестве официальной идеологии радикальный национализм, близкий по своему содержанию к национал-социализму. Этой идеологией удалось увлечь значительную часть латышского населения. Режим начал проводить репрессии против всех своих противников. Делал он это используя возможности государственного аппарата и военизированные организации нацистского толка: «Перконкрустс» и «Айсарги». Во внешней политике К.Ульманис искал возможности сближения с нацистской Германией.

Действия Германии первоначально способствовали успеху реализации курса на строительство латышской Латвии. Готовившаяся к войне Германия провела в 1939 г.

репатриацию этнических немцев. Все занимаемые ранее немцами посты были замещены латышами, им же передали и основное имущество репатриантов. В условиях начавшейся Второй мировой войны и невозможности сохранения независимого государства, под угрозой физического уничтожения всего населения нацистской Германией, все народы Латвии отказали в поддержке улманисовскому режиму и выбрали путь добровольного вступления в СССР. В результате проведения 17 июня 1940 г.всенародных выборов был сформирован Народный Сейм, который провозгласил создание Латвийской Советской Социалистической Республики. На этом I Латвийская Республика закончила свое существование.

Вновь избранный Народный Сейм подал просьбу о вступлении в состав Советского Союза и эта просьба была удовлетворена. Все население, включая латышей, латгальцев и русских, добровольно приняло это решение и не оказывало никакого сопротивления смене режима, изменению государственного устройства, передаче части национального суверенитета более крупному политическому образованию - СССР.

Отметим, что в аналогичных обстоятельствах население Финляндии оказало вооруженное сопротивление попыткам СССР включить ее в свой состав и отстояло право на суверенное существование, право на самостоятельное определение своего политического и экономического устройства.



Новые власти Латвии восстановили демократическую форму правления и прекратили практику дискриминации нелатышей. Часть активистов нацистских формирований была арестована и выслана в Сибирь, нацистские организации распущены. Однако полной денацификации общественной жизни власти осуществить не успели.

Сразу после нападения нацистской Германии на СССР 22 июня 1941 г. сохранившиеся в подполье латышские националистические формирования стали нападать на отступающие под ударами немецких войск отряды советской армии, уничтожать коммунистов и советский актив. Еще до прихода немцев их силами стали проводиться акции физического уничтожения еврейского, цыганского и русского населения Латвии.

Массовый характер эти акции приняли уже во время немецкой оккупации. Члены латышских националистических формирований добровольно вошли в состав подконтрольных немцам полицейских отрядов и легион войск СС, где продолжили активную деятельность по уничтожению как местных инородцев, так и инородцев, привезенных немцами в лагеря смерти из других стран Европы. Таким образом, свое логическое завершение нашел, заложенный во времена К.Ульманиса, курс на создание этнически чистого государства.

Всего в период оккупации Латвии в различные немецкие вооруженные формирования вступили добровольно или были мобилизованы более 146 тысяч латвийских граждан, главным образом латышей. В гитлеровской армии и полиции служил, таким образом, каждый второй латыш призывного возраста. Все совершаемые преступления верхушка латышских коллаборационистов оправдывала целью восстановления хотя бы частичного суверенитета Латвии в составе III Рейха. Однако руководство Рейха таких обещаний никогда не давало, а имело однозначные планы превращения Латвии в немецкую колонию. Самих латышей нацисты считали расовым материалом пригодным только для онемечивания.

После освобождения Латвии советскими войсками от немецких оккупантов часть коллаборационистов перешла на нелегальное положение и продолжила политику террора против сторонников Советской власти и против всех нелатышей.

Террористические отряды «лесных братьев» были ликвидированы только к середине 50-х годов, а их участники подверглись заслуженным наказаниям, в частности, выселению на постоянное жительство в Сибирь.

Другая часть латышских коллаборационистов выехала с отступающими немецкими войсками в Европу, где скрылась от справедливого возмездия за свои преступления. В эмиграции коллаборационисты основали реваншистские организации и продолжили культивировать в них идеи строительства этнически чистого государства. Эта реакционная элита оказывала существенное влияние на формирование духовного мира многочисленной латышской эмиграции.

В послевоенной Советской Латвии все народы формально имели равные права на свое развитие. Однако, в соответствии с национальной политикой Н.Хрущева и его последователей на коренизацию руководства национальных республик, латыши получили ряд существенных преимуществ при занятии руководящих постов в партии, государственном аппарате, на хозяйственной работе, в престижных сферах трудовой деятельности. Им стали выделять дополнительные материальные средства на развитие языка, культуры, на образование, на поддержание собственных СМИ. Об искусственной латышизации управленческого аппарата говорят следующие цифры. По данным государственной статистики Латвийской ССР, в 1987 г. доля латышей (без выделения латгальцев) в общей численности населения составляла 53 %, однако они занимали около 80% постов руководителей партийных органов от уровня райкома партии и выше, а также постов руководителей и работников аппарата правительства, около 70 % постов министров и руководителей госкомитетов, составляли подавляющее большинство занятых в сфере науки, культуры, искусства, образования (газета "Единство" от 18.10.1989 года).

Русские, латгальцы и национальные меньшинства в Латвии не имели таких же политических и материальных возможностей для своего социального развития, что и латыши. Латгальцы, под нажимом требований латышской коммунистической элиты после 1956 г., вообще были лишены права на получение образования на родном языке, на развитие родной культуры, на издание собственной литературы, права иметь собственные СМИ. Эта политика подкупа руководством КПСС латышской элиты способствовала возникновению у нее необоснованых претензий на особые права, позволяла элите манипулировать питала надежды всех латышей на иссключительные права претельной средой потенциально служила источником требований предоставления латышам в Латвии особых прав, по сравнению с правами других народов.

Реально Советская Латвия была многонациональным государством. По данным Латвийского статистического ежегодника за 2005 г., в 1989 г., на момент проведения последней переписи населения, в стране проживало 1387,8 тыс латышей (52,0 % от всего населения), 905,5 тыс. русских (34,0 %), 119,7 тыс. белоруссов (4,5%), 92,1 тыс.

украинцев (3,5%), а также 161,4 тыс. человек национальных меньшинств (6,0%), главным образом, поляков, литовцев, евреев и цыган.

Все население Советской Латвии делилось на три крупные национальные группы:

латышей, латгальцев и русских(в широком смысле этого слова). Однако при переписи населения в советское время все латгальцы учитывались как латыши. Таких, в расширенной трактовке этого понятия, латышей было, как отмечалось выше, около 52,0% населения. Отдельный учет латгальев ни по признаку самоидентификации, ни по признаку знания латгальского языка не велся. По оценкам экспертов, собственно латышей было на рассматриваемый момент менее 1 млн. человек, или около двух пятых населения, латгальцев около 350 тыс. человек, или около одной шестой населения.

Латышская коммунистическая элита, включая интеллигенцию, была настроена крайне националистически и воспитывала в этом духе массы латышского населения. В своей деятельности она опиралась на развитую сеть латышских социальных институтов:

школ, техникумов, вузов, театров, музеев, клубов, библиотек, книгоизданий, СМИ.

Латышские социальные институты финансировались за счет государства и удельный вес затрат на их содержание значительно превышал удельный вес латышей в общей численности населения. Латыши имели возможность свободно пользоваться своим родным языком во всех сферах общественной жизни.

Самостоятельной латгальской элиты, которая бы могла формулировать и защищать интересы масс латгальского населения, не существовало, не было и самостоятельных латгальских социальных институтов, латгальский язык использовался только для внутрисемейного общения. Массами латгальского населения управляла латышская элита. Легитимность своей власти она обеспечивала утверждениями о том, что латгальцы не являются самостоятельным народом и не обладают правом на самостоятельное развитие. К русскому населению, в широком смысле этого слова, относились собственно русские, которых правильнее было бы именовать великороссами, а также жившие за пределами своих национальных образований на русской основе белоруссы и украинцы. Численность русских, таким образом, следовало определять в 1117,3 тыс. человек или в 42,0 % от всего населения. Русское население Латвии не располагало собственной элитой, не могло формулировать и защищать свои национальные интересы. Управляла русскими партийная и советская элита, искренне исповедовавшая интернационализм. Все социальные институты обеспечивающие воспроизводство русской идентичности были крайне советизированы, то есть воспитывали людей лишенных национального самосознания.

Русский язык использовался повсеместно, но был, прежде всего, средством межнационального общения. Основная часть национальных меньшинств Латвии жила либо на латышской, либо на советизированой русской национальной основе.

1.2. Образование III Латвийской Республики и становление в ней режима этнократии К концу ХХ века СССР проиграл Западу борьбу за мировое лидерство и не смог больше сохранять свою территориальную целостность. Отдельные союзные республики стали выходить из состава СССР.

4 мая 1990 г. Верховный Совет Латвийской ССР принял Декларацию о независимости.

Решение было принято в нарушение действующей Конституции СССР и ЛССР и потому не имело правовых последствий. После этого в Советской Латвии провели всенародный референдум о выходе из СССР. Однако необходимых двух третей голосов, требовавщихся по действовавшему законодательству для принятия решения вопроса о выходе из состава СССР, инициаторы движения за независимость не получили.

В условиях кризиса власти, разразившегося в СССР 21 августа 1991 г., Россия, сама стремившаяся освободиться от контроля союзных властей, игнорируя действующую Конституцию СССР и свою собственную Конституцию, приняла 24 августа 1991 г. Акт о признании независимости Латвии. 7 сентября 1991 г. Госсовет СССР принял решение о признании независимости Латвийской ССР и о ее выходе из состава Советского Союза. Решение это было принято в нарушение действующей Конституции СССР, не предоставлявшей Госсовету права принимать такие решения. Верховный Совет Латвийской ССР, переименовавший себя позднее в Верховный Совет Латвийской Республики, провозгласил, что приобретшее независимость государство является правоприемником I Латвийской Республики. Более чем пятидесятилетнее существование II Латвийской Республики, - Советской Латвии, - было объявлено нелигитимным и не имеющим правовых последствий. Весь период сущестования Советской Латвии определялся как период оккупации Советским Союзом I Латвийской Республики. Данное решение приняло национал-радикальное большинство Верховного Совета ЛР, избранного еще гражданами СССР, постоянно проживающими в Латвийской ССР. Причиной победы национал-радикалов на выборах были отсутствие в Латвии русской национальной элиты, низкая активность советизированных русских избирателей, несправедливое деление избирательных округов по этническому признаку и прямой обман во время выборов русских избирателей латышскими национал-радикальными партиями.

Верховный Совет Латвийской Республики не имел права принять решение о ликвидации II Латвийской Республики и восстановлении I Латвийской Республики.

Таким правом обладали только реальные носители суверенитета - граждане СССР постоянно проживавшие на территории Советской Латвии. Реализовать свое право они могли в ходе всенародного референдума. Однако такого референдума избранные депутаты не провели, поскольку национал-радикальное большинство Верховного Совета Латвийской Республики знало, что его результаты будут отрицательными.

Таким образом, Верховный Совет Латвийской Республики, провозгласив восстановление I Латвийской Республики и ликвидацию II Латвийской Республики, совершил неконституционное изменение государственного устройства, то есть государственный переворот. Против этого переворота выступала часть граждан Латвийской ССР, в лице членов Интернационального фронта Латвийской ССР и Объединенного союза трудовых коллективов Латвийской ССР, членов Компартии Латвийской ССР, части работников государственного аппарата Латвийской ССР. Однако основной массой населения они не были поддержаны и к концу 1991 г. II Латвийская Республика - Латвийская ССР - прекратила свое существование. Руководители организаций, выступавших против ликвидации Советской Латвии, были репрессированы национал-радикалами.

Захватившая в 1991 г. власть в Латвии национал-радикальная латышская элита поставила своей главной целью построение этнически чистого общества - «латышской Латвии». Решающее воздействие на выдвижение этой цели оказала реакционная латышская эмиграция, бывшая носительницей идей национального превосходства и реванша.

Идея «латышской Латвии» была развернуто сформулирована латышской элитой в ряде мифов об исключительных правах латышей на латвийской территории. Эти мифы включали в себя следующие положения. Латвия – государство только латышей, латыши в ней хозяева, а все прочие народы должны им подчиняться, выполнять роль слуг.

Латышский язык обладает исключительным правом использования во всех областях общественной жизни, а языки всех других проживающих в Латвии народов имеют статус иностранных языков. Все обучение в Латвии должно вестись на латышском языке. Обучение на русском языке следует ликвидировать. Этническое происхождение и знание латышского языка выполняют главную функцию при отборе кандидатов при трудоустройстве. Основная часть нелатышей должна быть выдавлена из Латвии, а оставшаяся часть - поражена в правах. Все оставшееся в стране нелатышское население должно быть ассимилировано. Прежде всего, асссимиляции подлежит русская часть населения республики. Для реализации этих мифов латышским национал-радикалам необходимо было установить этническую диктатуру. Однако в чистом виде такую диктатуру в Европе конца ХХ века установить было уже нельзя. В памяти людей еще слишком свежи были воспоминания о последствиях построения этнически чистого общества в нацистской Германиии. Поэтому латышские национал радикалы выбрали для Латвии более мягкий политический вариант – этнократический режим правления.

Этнократия представляет собой режим диктатуры правящей элиты одного этноса над другими этносами при формальном сохранении политических партий, парламента, регулярного проведения выборов, сохранения главенства законов. Однако имеющиеся партии отражают интересы только элиты правящего этноса, другие этносы к выборам под различными предлогами в полном объеме не допускаются, по отношению к подчиненным этносам проводится политика репрессии, законодательство и судопроизводство носят этнически выборочный характер. Именно такой режим этнократии стал формироваться латышской национал-радикальной элитой в политической, экономической и социальной сферах жизни III Латвийской Республики.

Направлен этот режим был, прежде всего, против русского, в широком смысле этого слова, населения Латвии. Хотя страдали от него и латгальцы, и представители национальных меньшинств.

Ликвидация II Латвийской Республики и восстановление I Латвийской Республики снимали все правовые ограничения для построения национал-радикалами этнически чистого государства. Облегчали задачи национал-радикалов и благоприятные внешние условия. Россия признала государственную независимость Латвийской Республики августа 1991 г. без оговаривания права на гражданство оставшегося в ней русского населения. Власти вновь образованных Украины и Белоруссии также не вступились за этнических украинцев и белоруссов. Власти Объединенной Европы и отдельных европейских государств, заинтересованные в ослаблении позиций русских за пределами России, не потребовали предоставления прав гражданства всем населявшим Советскую Латвию жителям.





2.0. ПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ДИСКРИМИНАЦИИ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ 2.1. Введение института неграждан и отстранение основной массы русского населения от участия в политической жизни На момент принятия Латвией Декларации о независимости 4 мая 1991 г., равно как и на момент признания независимости Латвии Госсоветом СССР 7 сентября 1991 г, власть в стране принадлежала Верховному Совету Латвийской ССР, который был избран голосами всех граждан СССР. Однако самой Латвийской ССР уже не существовало, а соответственно не существовало и ее гражданства. Необходимо было принять решение о составе гражданства III Латвийской Республики.

В соответствии с концепцией построения этнически чистого государства, правящая элита намеревалась предоставить гражданство только латышам. Однако внешнеполитические реальности заставили ее пойти по более мягкому пути восстановлению гражданства I Латвийской Республики, в которой подавляющее часть граждан была этническими латышами. 15 октября 1991 года Верховный Совет ЛР принял постановление «О восстановлении прав граждан и основных условиях натурализации». По этому постановлению все население страны было принудительно поделено на граждан Латвийской Республики, обладавших всей полнотой прав, и постоянных жителей, которые были полностью лишены политических прав.

Верховный Совет ЛР принял решение, которое не относилось, по действовавшей на тот момент Конституции к его компетенции и на которое его не уполномочивали избиратели. Восстановление гражданства I Латвийской Республики можно было бы проводить только на всенародном референдуме. По-существу, Верховный Совет ЛР, через принятие рассматриваемого решения, совершил этнократический государственный переворот, в результате которого установилась диктатура национал радикальной латышской элиты, а значительная часть нелатышского населения республики была лишена гражданских прав по этническому признаку.

Этнократический переворот породил обширную группу людей без гражданства, людей лишенных элементарных политических прав – неграждан (aliens). Общее число неграждан к моменту их регистрации в специально созданном для этого Регистре жителей Латвии составило в 1993 году 876 тысяч человек, из которых 161 тысячам (преимущественно противозаконно) отказали даже в регистрации. Таким образом треть населения была лишена всех политических прав. Негражданами стали русские, в широком смысле этого слова, и национальные меньшинства, поскольку, по закону, все этнические латыши получали гражданство в порядке регистрации. В общемировой практике для обозначения лиц не имеющих гражданства используется понятие «лица без гражданства». Однако этот статус не был присвоен латвийскими этнократами тем, кого они лишили гражданства, поскольку тогда возникли бы определенные международные обязательства по Международной конвенции 1954 года «О статусе лиц без гражданства» и по Конвенции 1961 года «Об ограничении безгражданства». В частности, необходимо было бы предоставить гражданство всем тем, кто родился на территории Латвии. Поэтому латвийскими властями и был изобретен незнакомый международному праву правовой статус «неграждане». Мировое сообщество, включая Россию, Украину и Белоруссию, безоговорочно приняло эту правовую уловку латышских национал-радикалов и тем самым поддержало введение режима дискриминации русских и национальных меньшинств Латвии.

Разделение населения страны на граждан и неграждан создало правовые условия для отстранения от выборов Сейма и местных органов власти большей части нелатышей.

Эти люди, по сути, оказались политически репрессированными правящей правящей этнократической верхушкой. В июне 1993 года состоялись первые выборы в незаконно восстановленный 5-й Сейм в которых не принимали участие так называемые неграждане. Эти выборы не были демократическими и представительными. Они только придавали видимость законности создававшейся системе дискриминации нелатышей.

К 1995 году, когда технически завершился процесс разделения на граждан и неграждан, в результате формирования категории неграждан, политрепрессироваными оказалось 736 тысяч жителей Латвии – около трети всего населения страны. Основная часть неграждан была русскими в широком смысле этого слова, то есть включала в себя русских, белоруссов, укранцев, а также представителей нацменьшинств живущих на русской основе.

Под усиленным международным давлением Латвия была вынуждена пойти на сокращение численности неграждан. 22 июня 1994 г. был принят закон «О гражданстве». По этому закону устанавливались так называемые «окна»

натурализации, в соответствии с которыми отдельные возрастные категории неграждан могли претендовать на получение гражданства поэтапно, на протяжении следующих семи лет. Очень широкая категория лиц вообще лишалась права на получение гражданства. Среди них, главным образом, те, кто выступал против несправедливого восстановления I Латвийской Республики и лишения прав гражданства трети населения, те кто боролся против режима этнократии. Так, не могли получить права гражданства путем натурализации представители коммунистической элиты, за исключением этнических латышей. Последнее положение закона было прямо направлено против русской элиты, сохранявшей свое членство в Компартии в период ее борьбы за сохранение II Латвийской Республики. Практически, русская элита оказалась политически репрессированой за борьбу за свои национальные права.

Помимо общей несправедливости принятого закона о гражданстве, ему придавалось действие «обратной силы». Закон запрещал предоставлять гражданство тем, кто выступал против восстановления I Латвийской Республики до 21 августа 1991 года, хотя этой республики де-юре еще не существовало (пункты 1 и 8 Закона о гражданстве).

Под продолжающимся международным давлением власти Латвии провели 3 октября 1998 года референдум, на котором были одобрены поправки, отменяющие систему «окон» натурализации и позволяющие, по требованию родителей, предоставить гражданство тем детям, которые родились на территории Латвии после 21 августа года. Начался медленный процесс предоставления гражданства тем лицам, у которых оно семь лет назад было несправедливо отобрано.

По данным Латвийского комитета по правам человека, в 1996 году в Латвии проживали 670,5 тыс., а на 01.01.2006 – 418,4 тыс. неграждан (соответственно, 27.2% и 18.2% всего населения страны). За 10 лет число неграждан уменьшилось на 252,0 тыс. человек.

Количество натурализованных неграждан (вместе с несовершеннолетними детьми) составило на конец 2005 года 104,5 тыс. человека. Число постоянно проживающих в Латвии иностранцев (в основном, бывших неграждан, принявших иностранное гражданство) возросло на 25,2 тыс. человек. Количество лиц, получивших гражданство ЛР путем регистрации возросло на 11,3 тыс. (в том числе – 4,7 тыс.

несовершеннолетних по заявлению родителей - неграждан). Следовательно, уменьшение количества неграждан на 141,0 тыс. человека, или на 56%, можно интерпретировать, как изменение их правового статуса. Оставшиеся 111,0 тыс. человек – это результат эмиграции и превышения смертности над рождаемостью. В последнем случае следует также отметить, что рождающийся в браке гражданина и негражданина ребенок получает статус гражданина ЛР. За эти же годы население ЛР в силу эмиграции и естественной убыли уменьшилось на 178,8 тыс. человек. Неграждане в этих потерях составляют 62,1% при доле в 22,7% в населении страны в среднем за весь период. Это превышение в 2,7 раза является показателем дискриминации неграждан по сравнению с гражданами Латвии, а также комплексным показателем дискриминации русского населения страны.

Статус негражданина в настоящее время остается практически наследственным, хотя с февраля 1999 года ребенка, родившегося после обретения Латвией независимости, по заявлению родителей можно регистрировать как гражданина. В силу намеренной усложненности и унизительности процедуры регистрации на 1 марта 2006 года гражданство ЛР таким образом получили всего лишь 4,7 тыс. детей. По оценкам Управления натурализации, таких детей в 1999 году было 18,4 тыс. человек. За 6 лет на свет появилось еще около 10 тыс. маленьких неграждан (из оценки рождаемости – 6, на тысячу человек в год и с учетом смешанных браков). Правда, еще 12,0 тыс. человек (из которых порядка 8 тыс. человек родились после августа 1991) натурализовались вместе с родителями. Итого, количество малолетних неграждан за 6 лет сократилось с 18 тыс. всего лишь до 15 тыс. человек, даже при наличии возможности принятия их в гражданство путем регистрации.

По расчетам Латвийского комитета по правам человека число неграждан в Латвии, при неизменности условий натурализации, к 2017 году будет составлять около 200 тыс., а к 2028 году – порядка 100 тыс. человек. К 2039 г. их число сократиться до 50 тысяч, к году до 25 тыс, а к 2061 году до 12, 5 тыс. человек. То есть, проблема негражданства в Латвии не будет решена в ближайшие 60 лет, или на протяжении жизни двух поколений. Ныне живущие русские, их дети и внуки будут, по-прежнему, лишены в Латвии всех политических прав.

По данным Регистра жителей Управления гражданства и миграции к началу 2003 года гражданство и этничность соотносились следующим образом. Из 1361,6 тыс. латышей 1357,9 тыс., или 99,7%, имели латвийское гражданство. Из 829,6 тыс. русских (русскоязычных), в широком смысле этого слова (русских, украинцев и белоруссов), правами латвийского гражданства обладали только 335,8 тыс. человек, или 42,9%, 449,4 тыс. человек или 54,2% были негражданами и 24,4 тыс. человек, или 2,9%, были иностранцами и лицами без гражданства.

Удельный вес латышей в общем количестве граждан составлял в этом же году 75,6%, а русских, в вышеупомнутом смысле слова, 19,8%, тогда как удельный вес латышей в общей численности населения составлял 58,4 %, а русских - 35,6 %. То есть, безгражданство в настоящее время, как и десятилетие тому назад, является проблемой преимущественно русского и русскоязычного населения.

Национальные меньшинства Латвии, как отмечалось выше, живут в значительном мере на русской национальной основе и для них также характерна проблема безгражданства. Общее число национальных меньшинств (поляки, литовцы, евреи и другие) в Латвии на начало 2003 года, по тем же данным, составляло 140,3 тыс.

человек, или 6% населения, а их удельный вес в корпусе граждан только 4,6 %, то есть был значительно ниже. 52 тыс. человек из числа национальных меньшинств, или 37,1%, было негражданами.

Неграждане дискриминированы тем, что лишены прав избирать и быть избранными в Сейм и муниципальные органы власти. Это лишает их возможности участвовать в политической жизни Латвии, в том числе принимать решения напрямую касающиеся их жизни. Более 400 тыс. человек русских и лиц принадлежащих к национальным меньшинствам, но живущих на русской культурно-языковой основе, которые прожили практически всю свою жизнь в Латвии, полностью отчуждены в настоящее время от политических процессов.

Неграждане не могут участвовать в выборах Европейского парламента. Право голоса имеют только граждане ЛР и иностранцы – граждане ЕС, проживающие в Латвии более полугода. Последние имеют также право выставлять свою кандидатуру и голосовать на местных выборах.

2.2. Использование государственного аппарата для оказания политического давления на русское население Помимо отстранения половины русского населения страны от процесса принятия политических решений, латышская этнократия широко использует государственный аппарат для оказания выборочного политического давления на русское население, равно как и на представителей живущих на русской основе национальных меньшинств, нарушая тем самым основополагающий принцип демократии - равенства всех людей перед законом.

Дискриминация проводилась изначально при определении круга неграждан.

Департамент по вопросам гражданства и иммиграции с первых дней своего создания был под контролем национал-радикалов и создавал трудности в деле регистрации неграждан, не вносил в Регистр жителей Латвии множество людей, в нарушение положений даже действовавшего, недемократического, законодательства.

Постоянным жителям Латвии по произвольному решению чиновников не выдавались удостоверяющие личность документы, вид на жительство в Латвии, не позволяли воссоединяться семьям, полностью игнорировались решения судебных инстанций по вопросам регистрации в Регистре жителей и по вопросам предоставления гражданства.

В результате, как уже упоминалось выше, 161 тысяче жителей Латвии было отказано во внесении в Регистр жителей Латвии и они не могли ни жениться, ни зарегистрировать родившегося ребенка, ни получить социальное пособие, ни устроиться на работу.

Таким образом, власти вынуждали к выезду из страны незарегистрированных в Регистре жителей лиц. Не желавших выезжать добровольно депортировали из страны в принудительном порядке. При этом часто происходило разделение семей, лишение их права на имущество, ограничение свободы, унижение личного достоинства.

Лишение всякого правового статуса распространялось исключительно на русскую часть населения.

Массовый процесс нарушения законных прав лиц получивших статус неграждан был остановлен только после вступления Латвии в ЕС и передачи спорных дел в Европейский суд по правам человека, который стал принимать решения в пользу исцов. Однако до сих пор не эти решения латвийскими властями выполняются (дело Сливенко и др.).

Лица, получившие в Латвии статус негражданина лишились не только прав избирать и быть избранными в органы государственной и муниципальной власти. Специально было принято большое количество законов, по которым неграждане ограничиваются в других политических правах. Количества этих ограничений постоянно растет. Сегодня, в 2006 г., права граждан и неграждан различаются по 70 позициям, в то время как в году таких различий было только 50.

По существующему в Латвии законодательству неграждане лишены права занимать следующие государственные должности: высшие должности государственных чиновников, все посты на гражданской службе, быть судьями Конституционного суда, судьями, прокурорами, работниками учреждений государственной безопасности и бюро по предотвращению коррупции, дипломатами и консулами, государственными контролёрами, членами совета государственного контроля, руководителями сектора ревизионного департамента, членами советов регуляторов общественных услуг, присяжными землемерами, полицейскими, охранниками в местах заключения, пожарниками и спасателями, пограничниками, работниками службы госдоходов и государственной трудовой инспекции, работниками отделов актов гражданского состояния. Неграждан нельзя допускать к информации, объявленной гостайной. Все попытки депутатов от оппозиции, представляющей русских жителей, отменить различия в правах граждан и неграждан регулярно отвергаются правящим латышским национал-радикальным большинством Сейма. В результате применения данных законодательных ограничений и практики кадровых назначений по этническому признаку в Латвийской республике сформировался практически исключительно латышский чиновничий аппарат. По оценке известного латвийского экономиста Эрнста Буйвида в госуправлении (в министерствах) процент латышей составляет сегодня 92%, в бюджетных организациях – 80%. В общественно-политической сфере неграждане лишены права избираться судебными заседателями, служить в народном ополчении, избираться в Национальный совет по радио и телевидению. Неграждане также не могут основывать политические партии. Политические партии могут действовать, если среди их членов менее половины неграждан.

Неграждане не признаются принадлежащими к национальному меньшинству в латвийском понимании Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств. Это исключает почти полмиллиона русских из сферы защиты Рамочной конвенции.

Негражданам не гарантируется невыдача их за границу по требованию иностранного государства. Правом на репатриацию обладают только граждане Латвии или лица, у которых один из родителей является латышом. Только гражданам Латвии гарантирована правовая помощь заграницей (для 9 стран). Гражданин может быть лишен своего статуса лишь решением суда. Негражданин лишается статуса в административном порядке. Правом на воссоединение с взрослым ребенком обладают только граждане Латвии. Приглашение для получения визы не требуется, если его запрашивает этнический латыш или лицо, у которого хотя бы один из родителей является гражданином Латвии. Негражданин признается политически репрессированным нацизмом лицом только в случаях, если он пострадал за национальную принадлежность, или малолетним находился в тюрьме или концлагере на территории Латвии. Лишены неграждане и права на самооборону: им запрещено хранение и ношение огнестрельного оружия (равно как и его коллекционирование).

Защита от публикации корреспонденции, телефонных разговоров и телеграфных сообщений без согласия адресата и автора или их наследников, невмешательство в личную жизнь также гарантированы только гражданам Латвии. Безвизовый режим для граждан Латвии установлен с 72 странами и только в 7 из них могут въезжать без визы неграждане. Таким образом, латышскими этнократами сформирован обширный корпус законодательных актов, которые юридически ограничивают политические права русского населения, а также национальных меньшинств Латвии, под видом ограничения прав неграждан (лишнее).

Применение дискриминационных законов вызывает естественные протесты русского населения. Они выходят на демонстрации, проводят митинги, устраивают пикеты против этнократической политики. Для того, чтобы остановить рост этого недовольства власти Латвии идут на ограничение базовых прав человека: свободы слова, свободы создания организаций, свободы проведения собраний, свободы распространения информации. Так, в 2003 - 2004 гг., чтобы сбить шквал массовых акций протеста против проводимой под видом школьной реформы политики насильственной ассимиляции русских правящая этнократическая элита пошла на ограничение одного из основополагающих демократических прав - права на свободу собраний. С самого начала массовых акций протеста против школьной реформы чиновники делали все для того, чтобы затруднить организаторам акций протеста получить разрешение на их проведение. По этой причине организаторами уличных акций и пикетов протеста был найден путь в обход этих ограничений - акции и пикеты были переименованы во встречи депутатов с избирателями, для которых по закону не требовалось согласования с самоуправлением.

18 марта 2004 года Сейм Латвии принял закон «О собраниях, шествиях и пикетах», по которому самоуправлениями должно регламентироваться проведение собрания, организуемых депутатами и кандидатами в депутаты парламента и самоуправлений для встреч с избирателями. Теперь без согласования с самоуправлениями можно проводить лишь закрытые собрания в помещениях, а пикеты можно проводить только если они не проводятся организованно и о них публично не сообщается. Должностные лица самоуправлений получили право ограничивать проведение публичных собраний или даже отказывать в их проведении.

3 ноября 2005 года Сейм принял новые поправки к закону «О собраниях, шествиях и пикетах». В результате принятых поправок ни собрания, ни пикеты нельзя проводить на расстоянии ближе, чем 50 метров от Президентского дворца, зданий Сейма, Кабинета министров, прокуратуры, судов, дипломатических и консульских представительств, городских дум и волостных советов, а также зданий полиции или тюрьмы.

Наряду с принятием дискриминационных и недемократических законов, в Латвии сформировалась практика выборочного применения властями и судебными инстанциями норм действующего законадательства, к лицам исходя из их этнической принадлежности или убеждений. По сведениям сайта Штаба защиты русских школ (www.shtab.lv), nолько за 2004 г. в Латвии состоялось 106 акций в защиту образования на русском языке, из них 66 массовых, в которых принимали участие десятки тысяч человек. Акции представляли из себя демонстрации, митинги, пикеты, школьные забастовки, сбор подписей под обращениями протеста. Два десятка родителей голодали с 23 августа по 12 сентября 2004 г. в знак протеста против лишения их детей права учиться на родном языке. При проведении 13 акций протеста против политики дискриминации по национальному признаку полиция задерживала участников, составляла административные протоколы по которым на задержаных накладывались большие денежные штрафы.

В марте 2004 г. активисты Штаба защиты русских школ Ю.Котов и Н.Онищук были арестованы полицией за выражение протеста против латышизации русских школ и осуждены решениями административного суда. 3 сентября 2004 г. власти насильно выдворили из страны активиста Штаба защиты русских школ Александра Казакова.

Депортирование состоялось при наличии у него действующего вида на жительство. До этого на него не был составлен ни один административный протокол. Никаких обвинений в нарушении законов ему не было предъявлено. Затем А.Казаков был включен в так называемый «черный список» и ему не разрешается въезжать в Латвию, несмотря на то, что в ней осталась его больная мать. Русского правозащитника репрессировали, по-существу, только за инакомыслие, что нарушает право на свободу слова. Исходя именно из такой оценки, Сенат Верховного Суда Латвии 24 февраля года отменил решение министра внутренних дел Дз. Яунджейкарса о включении А.

Казакова в «черный список». Однако это постановление Сената Верховного Суда, хотя и является окончательным и обжалованию не подлежит, не позволило русскому демократу А.Казакову вернуться в сегодняшнюю недемократическую Латвию. Премьер министр страны А.Калвитис уже заявил, что решение суда ошибочно и что суд его принял игнорируя политическую целесообразность, то есть целесообразность этнической дискриминации русских. Юрий Петропавловский, активист Штаба защиты русских школ и политического объединения «ЗаПЧЕЛ», прошел процедуру натурализации, но решением правительства Индулиса Эмсиса был вычеркнут из списка претендентов на гражданство. В случае с Ю.Петропавловским органы безопасности не предоставили необходимые рекомендации «институциям, принимающим решения».

Правовое обоснование отказа Ю.Петропавловскому в получении гражданства в начале января 2005 года представило общественности министерство юстиции. В своем заключении - ответе Административному суду, который должен был рассматривать иск Ю.Петропавловского, минюст указал, что претендент на гражданство должен по закону дать обещание преданности государству, что включает в себя и «готовность быть лояльным». Лояльность в понимании минюста – это «жесткое соблюдение существующих законов, преданость и покорность правительству». 16 декабря года – Административный районный суд прекратил судопроизводство по иску Ю.Петропавловского к Кабинету министров, признав, что решение о непредоставлении гражданства является политическим, а не административным, а потому не подлежащим рассмотрению в суде. Данное решение суд принял, несмотря на то, что год назад иск был им же принят к рассмотрению, а не отклонен как находящийся вне его компетенции. Заключение суда свидетельствует о нарушении принципа разделения ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной, поскольку судебная власть, по сути, признала неподсудность действий власти исполнительной правительства. В политическом плане это решение может стать прецедентом, который сделает возможным массовые внесудебные расправы правительства с русской политической оппозицией, т.е. откроет путь политическому и правовому произволу в стране. 16 марта 2005 года суд первой инстанции, на основании показаний полицейских и сотрудников полиции безопасности, оштрафовал на различные суммы 32 антифашиста. Наказания были назначены «за нарушение общественного порядка»

во время шествия ветеранов Латышского добровольческого легиона СС к памятнику Свободы в Риге. Антифашисты выступали против использования этого шествия латышскими национал-радикалами для разжигания русофобских и юдофобских настроений в латвийском обществе. По своей этнической принадлежности антифашисты были русскими и евреями. 24 человека, не согласились с этим решением суда и подали аппеляции в вышестоящие инстанции. 12 декабря суд вынес окончательное решение. Большая часть приговоров суда первой инстанции была оставлена без изменений, некоторым подсудимым была снижена сумма наложенных денежных штрафов, и лишь три человека были полностью оправданы.

Против действующего депутата Рижской Думы Г.Котова и бывшего депутата А.Гильмана весной 2006 г. были возбуждены уголовные дела за их выступления против этнократической политики латвийских властей. Главными преступлениями правозащитников были публичные призывы к борьбе с возрождением в стране нацизма.

Латвийские власти широко применяют средства политического давления на предпринимателей, которые оказывают материальную поддержку русскому движению за национальные права. Средствами такого давления являются непрерывные проверки фирм налоговыми органами и полицией, наложение необоснованных штрафов, лишение лицензий на ведение профессиональной деятельности, отказ в аренде помещений, принадлежащих государству и муниципалитетам, дискриминация при распределении государственных или муниципальных заказов. Так, в 2006 г., за оказание поддержки акции Георгиевская ленточка, направленной на укрепление русского самосознания, репрессиям подверглись предприниматели А.Ефремов, Б.Зельцерман, В.Кравцов, М.Тясин. Все эти факты следует расценивать как практику применения политических репрессий против неугодных режиму лиц по этническому признаку.

Русское население Латвии не мирится с проводимой этнократами политикой дискриминации. Оно провело самоорганизацию: во всех местах компактного проживания русских созданы общины и общества. Они объединены в республиканские организации. Политические интересы русских представляют в Латвии партии: «За права человека в единой Латвии» и «Центр согласия». Неоднократные попытки обращения русских общин и прорусских политических партий к руководству республики с предложениями прекратить политику дискриминации и сегрегации нелатышей последним были отметены.

3.0. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ДИСКРИМИНАЦИИ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ 3.1. Дискриминация русских в сфере трудовых отношений В экономической сфере латвийскими властями установлен целый ряд ограничений для неграждан, которые на деле являются ограничениями для русского населения и нацменьшинств. Помимо ограничений на работу в государственном секторе, негражданам запрещено заниматься многими видами профессиональной деятельности в частном секторе. Так, по действующему законодательству, неграждане не могут работать: адвокатами и помощниками адвокатов, защитниками в уголовном процессе, нотариусами и помошниками нотариусов, судебными исполнителями, начальниками детективных агентств, руководителями охранных фирм, занимать гражданские должности в воинских частях, быть внутренними аудиторами. Всего насчитывается 22 ограничения на профессиональную деятельность неграждан.

Помимо неграждан, соответствующую профессиональную деятельность не могут вести граждане ЛР с ограниченной дееспособностью, совершившие уголовные преступления, сотрудничавшие в прошлом с КГБ или активисты КПСС в период ее легальной деятельности. Отметим, что принадлежность к активистам КПСС и сотрудникам КГБ является основанием для пожизненного лишения их права на натурализацию (Закон «О гражданстве», ст. 11.1), а значит и пожизненным запретом на целый ряд профессий. Такие же пожизненные запреты на натурализацию и на профессиональную деятельность распространяются на бывших военнослужащих вооруженных сил и внутренних войск СССР, если они призывались на службу не из Латвии.

По подсчетам независимых экспертов, после 1991 года латышская община добавила себе, путем установления законодательных барьеров для нелатышей, более 30% рабочих мест. И это при том, что общее число рабочих мест в Латвии к 2001 году сократилось с 1409 тысяч до 962 тысяч, то есть на 447 тысяч. Ликвидированы были, главным образом, места в крупной промышленности, в которой трудилось нелатышское население. Нелатыши были полностью вытеснены из аппарата государственного и муниципального управления, государственных учереждений.

Особенно пострадала русская элита занятая в сфере науки, высшего и среднего профессионального образования, культуры и искуства, физкультуры и спорта. Власти специально ликвидировали Институт гражданской авиации (Рижский авиационный университет), под предлогом плохого знания латышского языка изгнали русских преподавателей из Латвийского госуниверситета, Политехнического института, Института повышения квалификации, уволили русских ученых из гуманитарных институтов Академии Наук.

В результате этнических ограничений на трудовую деятельность русские, в широком смысле этого слова, в большей степени, чем латыши страдают от безработицы. По данным латвийского статистического бюро в 2004 г. из 90,8 тыс безработных 46,7 тыс., или 51,4%, составляли латыши, а 37,0 тыс., или 40,8%, русские, украинцы и белоруссы.

При этом удельный вес латышей в общей численности населения в этом году составлял 58,6%, а русских, украинцев и белоруссов, в совокупности, 35,3%. То есть уровень безработицы среди латышей был более чем на 7 процентных пунктов ниже, чем у русского населения в широком смысле этого слова, а у последнего безработица была более, чем на 5 процентных пунктов выше, чем их удельный вес в составе населения.

Налицо явная дискриминация русских в отношении возможности получить оплачиваемую работу. Наряду с дискриминацией на основании отсутствия гражданства, русское население Латвии дискриминируется в трудовых отношениях и прямо по признаку этнического происхождения. Во многих принадлежащих государству компаниях на работу принимают преимущественно латышей. Такая практика существует в компаниях «Латвэнерго», «Латвияс газе», «Латтелекоме», в муниципальных коммунальных компаниях. В других государственных компаниях, испытывающих нехватку в грамотных специалистах и высококвалифицированных работниках, за латышами закрепляются руководящие должности.

Самостоятельным видом дисриминации русского населения является дискриминация по признаку знания языка. Принятый в Латвии «Закон о государственном языке»

требует от всех занятых высокого уровня знания латышского языка. Знания эти должны подтверждаться удостоверениями, которые выдаются специальными языковыми комиссиями. Требования, предъявляемые языковыми комиссиями, черезвычайно высоки и служат барьером для занятия русскими очень значительной части рабочих мест.. Языковые инспекторы имеют право проводить проверки наличия удостоверений о знания латышского языка у всех работников на предприятиях и учреждениях, а также проверять на местах уровень знаний работников и штрафовать их. Работников, не имеющих удостоверений о знании латышского языка или показавших его плохое знание, при проверке штрафуют или увольняют с работы.

Штрафуют и работодателей, не проявивших достаточной этнической строгости при отборе работников. Основная часть языковых инспекторов-латышей во время проверок зачастую вымогает деньги у русских работодателей и работников. Данная практика является дискриминационной по отношению к русским работникам, служит постоянным источником их национального унижения.

Со вступлением Латвии в ЕС языковые проверки стали проводиться на предприятиях и учреждениях реже, размер взяток, которые взымают инспектора сократился, однако языковые комиссии при муниципалитетах сохранились и угроза наложения штрафов на русских работников и предпринимателей за плохое знание латышского языка сохранилась. В июне 2006 года Кабинет министров Латвии разрешил негражданам работать на постоянной основе в странах ЕС. Однако чтобы получить статус постоянных жителей ЕС неграждан обязали сдавть экзамен на знание латышского языка. Это является прямым свидетельством дискриминации нелатышей, и прежде всего русских, по принципу знания языка и нарушением их прав на свободное передвижение и на свободный выбор места работы.

3.2. Дискриминация русских в сфере имущественных отношений Неграждане дискриминируются не только в трудовых, но и во многих имущественных отношениях. При проведении приватизации в Латвии был использован механизм выдачи населению приватизационных сертификатов, каждый из которых предоставлял собой право на приобретение госсобственности. Один сертификат соответствовал одному году трудового стажа человека. При исчислении количества сертификатов каждый гражданин Латвии получил на 15 сертификатов больше, чем негражданин.

Негражданин, не родившийся в Латвии, получил еще на 5 сертификатов меньше.

Неграждане, прибывшие в Латвию после достижения пенсионного возраста и не отработавшие здесь 5 лет на оплачиваемой работе, не получали приватизационных сертификатов вообще. Все граждане ЛР получали приватизационные сертификаты, если в период до 31 декабря 1992 г. проживали в Латвии и были зарегистрирован в качестве постоянного жителя. Негражданин получал сертификаты лишь с момента последнего зарегистрированного прибытия на постоянное место жительства в Латвию.

По данным министерства экономики Латвии (газета «Неаткарига» 1.09.2006 г.) с начала 1991 г. до апреля 2006 г. 2450 тыс. жителям страны было присвоено 103900 тыс.

приватизационных сертификатов, или по 42,4 сертификата на одного человека.

Общая численность негрждан, зафиксированных в 1993 г. (то есть через два года после начала приватизации, когда часть неграждан уже была даже вынуждена уехать из страны), составляла 876 тыс. человек. Общее число граждан получивших сертификаты составило, ориентировочно, 1574 тыс. человек (2450 тыс. человек получивших сертификаты – 876 тыс. неграждан = 1574 тыс. человек). Учитывая то обстоятельство, что неграждане получили на 15 сертификатов меньше, чем граждане, а общее число сертификатов было 103900 тыс. штук, составив простое уравнение, мы определим, что граждане получили, в среднем, 47,8 сертификатов на одного человека, а неграждане 32,8 сертификатов. Неграждане не получили за проработаное в Латвии время тыс. сертификатов (876 тыс. чел. х 15 серт./чел. = 13140 тыс.серт.). Кроме того, принимая во внимание данные миграционного учета, можно утверждать, что около половины неграждан родилось за пределами Латвии, а потому на них распространилось положение закона, по которому в процессе приватизации они лишались 5 дополнительных сертификатов. Это еще 2000 тыс. недополученых негражданами сертификатов (400 тыс. чел. неграждан х 5 серт.\чел.= 2000 тыс. серт.).

Следует учесть также, что в 1991 году в Латвии проживало 2658,1, а сертификаты выдали только 2450 тыс. человек, то есть 208,1 тыс. человек постоянных жителей не получили приватизационных сертификатов вообще. При среднем количестве сертификатов на одного гражданина в 47,8 штук эта группа неграждан недополучила 9947 тыс. сертификатов. Итого, неграждане недополучили в процессе приватизации 25089 тыс. сертификатов (это даже без учета неначисления сертификатов приехавшим в Латвию пожилым людям и мигрантам последних лет). По тем же данным Министерства экономики Латвии, средняя цена покупки сертификатов в середине г. составляла 15 латов. Следовательно, неграждане не получили из-за дискриминационных условий начисления сертификатов 376 335 тыс. латов в денежном выражении. Учитывая то, что практически все неграждане - русские, это прямо свидетельствует об их дискриминации в имущественном отношении по признаку национальной принадлежности.

При рассмотрении процесса приватизации следует учесть, что национализированная при включении Латвии в состав СССР собственность, созданная усилиями граждан I Латвийской Республики, была большей частью возвращена бывшим владельцам согласно специальным законодательным актам о реституции. То есть, приватизации в общем порядке подверглась, главным образом, собственность, созданная после II мировой войны в равной степени всеми жителями Латвии. Кроме того, основным источником образования этой собственности были инвестиции из других регионов СССР, то есть труд людей, как раз работавших за пределами Латвии. Поэтому лишать неграждан, приехавших в Латвию из других республик СССР, права собственности было экономически совершенно неоправданным.

По действуещему в настоящее время законодательству граждане Латвии имеют преимущественное право, по сравнению с негражданами, на получение в собственность земли, на которой находится здание, в том случае, если земля не принадлежала им до 22 июня 1940 г.

Юридические лица имеют право приобретать в собственность землю в городах и сельской местности ЛР только в том случае, если более половины их уставного капитала принадлежит гражданам ЛР или гражданам ЕС.

Пик ограничений неграждан в имущественных правах пришелся на период интенсивной приватизации государственной собственности, являвшейся доминирующей в экономике. Когда приватизация государственного имущества заканчивалась некоторые ограничения в имущественных правах неграждан были отменены.

Только гражданам Латвии и юридическим лицам обеспечивается защита вкладов за рубежом. Точно так же, защита интеллектуальной собственности за рубежом, по ряду международных договоров, гарантируется только латвийским гражданам. У неграждан нет права регистрировать принадлежащие им воздушные суда в Регистре воздушных судов гражданской авиации.

Экономическая дискриминация неграждан, а на деле русского населения, закреплена не только латвийским законодательством, но и целым рядом международных двухсторонних договоров, по которыми неграждане дискриминируются уже на территориях других стран. На начало 2006 года таких договоров было 133. Среди стран, подписавших с Латвией дискриминирующие неграждан международные договора, имеются и страны этнического происхождения подавляющего большинства неграждан (Россия, Украина, Беларусь).

3.3. Дискриминация русских в предпринимательстве В Латвии широко практикуется дискриминация русского населения в предпринимательской деятельности. Лицензия на авиаперевозки за рубежом гарантируется двухсторонними соглашениями лишь авиакомпаниям, которые контролируются гражданами Латвии. Если данный контроль теряется, лицензия отзывается. Только контролируемые гражданами ЛР компании могут проводить лов рыбы в территориальных водах США. Только гражданам Латвии в различных случаях гарантирована поддержка в торговле за границей. Учредителями акционерных обществ неграждане могут быть лишь при условии, что они прожили в Латвии не менее 21 года. Аналогичные ограничения накладываются на президента акционерного общества и присяжных ревизоров. Коммерческая деятельность, связанная с оружием, разрешается только гражданам Латвии или Европейского союза Напомним, что неграждане являются преимущественно русскими и среди них высок удельный вес предпринимателей, поскольку они лишены возможности работать в госаппарате и во многих принадлежащих государству компаниях из-за своего этнического происхождения. При распеделении государственных и муниципальных заказов в Латвии главным является не цена или качество предоставляемых товаров, а национальная принадлежность владельцев коммерческих фирмам. Русские владельцы таких заказов не получают. Конкурсы выигрывают такие, принадлежащие и управляющиеся латышам фирмы, как «Калнозолс», «LEC» и другие. За это все они постоянно жертвуют средства в кассы радикальных латышских политических партий.

Новой формой дискриминации русских стало в последнее время распределение средств из фондов Европейского сообщества на развитие предпринимательства. В Латвии распределение этих средств взяли на себя этнократы и достаются они только латышским фирмам, либо русских предпринимателей понуждают возвращать латышским чиновникам значительную часть из полученых средств.

3.4. Дискриминация русских при распределении доходов Институт негражданства используется нынешними латвийскими властями для широкомасштабной дискриминации русского населения при распределении доходов.

Латыши сосредоточены в отраслях, в которых более высокий уровень оплаты труда, занимают высокооплачиваемые должности, могут вести хорошо оплачиваемую профессиональную деятельность. Так, по данным латвийской государственной статистики, в сфере государственного управления, обороны и обязательного социального страхования, где работают только латыши, средний уровень валовых доходов составлял в 2004 г. 298 латов, при среднем доходе по народному хозяйству в 211 латов, или был на 41% выше среднего.

Еще большая дифференциация в доходах латышей и русских существует в разрезе руководители – подчиненные. На государственных предприятиях эта дифференциация доходит до 1000%. Необоснованная дифференциация по национальному признаку существует в Латвии и в профессиональном разрезе. Все адвокаты, нотариусы, судебные исполнители, архитекторы по своему этническому происхождению латыши.

Эти профессии приносят много более высокие доходы, чем в средний доход по народному хозяйству.

Равноправие и недискриминация в предотвращении двойного налогообложения по латвийским законам гарантируется только гражданам. Дискриминация русского населения наблюдается не только при распределении прямых трудовых доходов.

Трудовой стаж за пределами Латвии не включается в расчет при определении размера пенсии негражданам. Возможность заключения договора найма на неопределенный срок в служебных гостиницах в Риге имеют лишь те неграждане, которые прожили и проработали в Риге не менее 10 лет. Только гражданам оказываются различные виды социальной помощи, и засчитывается страховой стаж, накопленный на территории Финляндии. Только граждане могут обучаться в Академии полиции и Национальной академии обороны. Обучение в высшей школе за государственный счет в Латвии возможно только на латышском языке. В 2004\2005 гг. за счет бюджетных средств училось на латышском языке 30,7 тыс человек. Если учесть, что русских, в широком смысле этого слова, в составе населения в этом году было 35,3% это означало, что 10, тыс. русских были лишены права получить бесплатное образование на родном языке.

И это при том, что они внесли соответствующую часть своих доходов в госбюджет на нужды образования. Неграждане, получившие компенсацию за выезд из Латвии (в реальности - за оставленное жилье) от любых институций Латвии или из-за рубежа, теряют не только ранее имевшийся легальный статус, но и право вернуться в Латвию на жительство.

Занятие латышами командных позиций в политике и экономике стало основой формирования в Латвии системы коррупции с преимущественно «латышским лицом», поскольку взятки дают только тем, кто имеет полномочия решать какие-то вопросы.

Исключительно за взятки проходит в Латвии процесс приватизации недвижимости и земли, выдаются разрешения на строительство, лицензии, распределяются государственные и муниципальные заказы. За взятки назначают на должности и избирают руководителей, привлекают и освобождают от судебной ответственности.

Страну непрерывно сотрясают скандалы связанные с коррупцией в среде власть имущих. Среди последних: «Юрмалгейт», связаный с выборами мэра г.Юрмалы;

дело мэра г.Вентспилса А.Лемберга о незаконной приватизации государственного имущества;

дело о выборах мэра и мясной контрабанде в г.Резекне;

дело премьер министра Э.Репше, использовавшего служебное положение для личного обогащения.

Однако все эти скандалы быстро заминаются. Коррупция в органах власти не пресекается компетентными органами, так как право на получение любых дополнительных доходов за этническое происхождение прямо вытекает из государственной концепции построения латышской Латвии. Русским практически не выделяются бюджетные и муниципальные средства на нужды культуры. На нужды образования эти средства выделяются в значительно меньших размерах по причине значительно меньшего числа русских образовательных учереждений, чем у латышей.

При этом налоговая нагрузка на русских ложится в равных с латышами размерах. В этом проявляется экономическая эксплуатация русского населения.

4.0. СОЦИАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ДИСКРИМИНАЦИИ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ 4.1. Ликвидация социальных институтов, необходимых для воспроизводства русского этноса Этнократическое руководство Латвии планомерно ликвидирует все социальные институты, необходимые для воспроизводства русского этноса. Главный удар этнократы наносят по образовательным учреждениям. 9 октября 1998 года Сейм Латвийской Республики принял новый закон “Об образовании”, который вступил в силу с 1 июня 1999 года. В новый закон были включены статьи, реализация которых предусматривала ликвидацию общего среднего, среднего профессионального и высшего образования на русском языке и тем самым лишала русских права на получение полноценного образования на родном языке. Так, в первой части пункта нового закона об образовании говорилось, что с 1 сентября 1999 года образование во всех государственных высших учебных заведениях должно осуществляться только на государственном языке, а в третьей части пункта 9 говорилось, что с 1 сентября года в государственных и самоуправленческих средних школах (10-12 классы), а также профессиональных учебных заведениях обучение осуществляется только на государственном языке. В первой части 2-го пункта статьи 9-й рассматриваемого закона определялось, что получение образования на других языках возможно только в частных учебных заведениях. При этом финансирование этих учебных заведений из государственного бюджета и бюджета самоуправлений допускается лишь в тех случаях, если эти учебные заведения реализуют аккредитованные программы образования на государственном языке (статья 59, пункт 2). Во второй части 2-го пункта статьи 9-й оговаривалось, что получение образования на других языках возможно в государственных и учебных заведениях самоуправлений, которые реализуют программы образования национальных меньшинств. Но министерство образования и науки указывает в этих программах предметы, которые изучаются на государственном языке. На момент принятия закона в Латвии работали польские, еврейские, украинская, белорусская и другие школы национальных меньшинств, но количество учащихся в них составляло всего 0,4% от общей их численности. Кроме того, 6 пункт статьи 9-й говорил о том, что повышение квалификации и переквалификация, которые финансируются из государственного и бюджета самоуправлений, также осуществляются только на государственном языке. А 4-й пункт 9-й статьи гласил, что экзамены для получения профессиональной квалификации сдаются на государственном языке. Закон ограничивает и право выпускников школ национальных меньшинств получить высшее образование и научную квалификацию на родном языке - 5-й пункт статьи 9-й определяет, что для получения академических (бакалавр, магистр) и научной (доктор) степеней необходимо подготовить и защитить научную работу на государственном языке.

Таким образом, новый закон об образовании предусматривает полную ликвидацию в Латвии среднего, профессионального и высшего образования на на русском языке. В старших классах общеобразовательных средних школах с русским языком обучения с 2004 г. уже введено приемущественное образование на латышском языке. Это привело к резкому ухудшению качества образования в русских школах. В ближайшее время планируется перевести на латышский язык весь процесс обучения. Процесс перевода школ на латышский язык замедлился только из-за массовых выступлений русских школьников и родителей против так называемой «реформы русских школ». Однако уже сейчас прекращена подготовка учителей для школ с русским языком обучения, за исключением преподавателей русского языка и литературы, русские школы испытывают нехватку преподавателей. Существенное неравенство в социальном положении латышей и русских обнаруживается и при анализе сети образовательных учреждений. Так, по данным латвийского государственного статистического бюро, в 2004 г.в Латвии существовало 551 детское дошкольное учреждение, в которых воспитывалось 73 тыс. детей. Из них дошкольных учреждений с латышским языком обучения было 384, с русским - 64, смешанных – 101(два учреждения с другими языками обучения). Даже если предположить, что в половине смешанных дошкольных учреждений обучение шло на русском языке, пропорции распределения учереждений между двумя основными этносами республики были 75% против 25%, тогда как соотношение латышей и русских в общей численности населения было 58% и 34 %, а с учетом национальных меньшинств живущих на латышской или русской языковой основе 62% и 38 %. Если рассматривать численность воспитанников в детских дошкольных учереждениях, то пропорции распределения между двумя национальными общинами были еще более показательны. При общем числе воспитанников 73 тыс. человек, 47,7 тыс. детей обучалось в 2004 году в латышских, 8, тыс. в русских и 16,5 тыс. в смешанных учреждениях(0,4тыс. в учреждениях с другим языком обучения). То есть, соотношение русских и латышских детей в дошкольных учреждениях было 76,6% против 22,8%. Следовательно, возможность русских и русскоговорящих детей получить дошкольное образование на родном языке было в раза меньше, чем у латышей и латышскоговорящих детей. Аналогичная ситуация наблюдается и в системе школьной подготовки. По тем же статистическим данным, в 2004\2005 учебном году в Латвии в школах всего обучалось 290,9 тыс. детей. При этом в латышских школах - 188,4 тыс. человек, в русских - 72,6 тыс. человек, а в смешаных школах - 28,6 тыс. человек. Из последних, на латышском языке обучалось - 19,2 тыс.

детей, а на русском - 9,4 тыс. детей. На других языках обучалось всего 1,3 тыс. человек.

Таким образом, пропорции между обучающимися на латышском и русском языках были 71,4% и 28,2%. Сравнив эти пропорции с пропорциями распределения всего населения республики по двум основным этническим группам, мы видим, что более трети русских детей не имеют возможности получить образование на родном языке.

Важнейшей причиной такого ущемления русских детей в праве на получение образования на родном языке является закрытие детских дошкольных учреждений, классов и школ с русским языком обучения под предлогом укрупнения классов и упорядочения сети образовательных учреждений. Особенно от этой политики страдают русские жители сел, поселков и небольших городов, в которых, из-за сложной демографической обстановки, трудно сформировать полоценные классы и школы.

В Латвии всегда была крайне слабо развиты русские учреждения культуры. После выхода республики из состава СССР они были практически полностью уничтожены. В 2004 г. на 10 латышских театров приходился только один русский. Не существует ни одного музея, который бы отражал факт существования почти миллионного русского населения, его вклад в экономическую, политическую и социальную жизнь страны. Вся информация посетителям в музеях и галереях дается только на латышском языке. В стране нет ни одного русского дома культуры или клуба, финансируемого за счет государственных или муниципальных средств. В республике закрыты все библиотеки, которые существовали в советское время при крупных промышленных предприятиях и где были значительные фонды русской литературы. Книжные фонды этих библиотек уничтожены. С момента провозглашения независимости латвийские библиотеки не закупают для пополнения своих фондов книги на русском языке, а существующие книжные фонды на русском языке частично уничтожаются.

4.2. Установление правовых ограничений на воспроизводство русской национальной идентичности Для лишения русского населения Латвии этнического самосознания и его ассимиляции его ограничивают в праве свободно использовать родной язык. Инструментом принудительного ограничения выбран Закон о государственном языке. 31 марта года Верховный Совет ЛР принял новую редакцию Закона о государственном языке. В этой редакции была заложена идея исключить возможность более или менее нормально существовать русских людей в Латвии без знания латышского языка.

Все попытки русских повлиять на практику применения этого закона игнорировались.

Так, не были приняты во внимание предложения Общественного совета по вопросам образования, науки и культуры, который работал при ЗаПЧЕЛ, а также решения трех Латвийских родительских конференций, инициатором созыва которых в 2000-м, 2001 м и 2002-м годах была Латвийская ассоциация в поддержку школы с русским языком обучения (ЛАШОР). Такая же участь постигла и многочисленные обращения Латвийского общества русской культуры, Латвийской ассоциации преподавателей русского языка и литературы, Союза украинцев Латвии, Еврейской и Польской общин, Белорусского общества «Прамень», Союза граждан и неграждан, Штаба зашиты русских школ и других общественных организаций и отдельных представителей национальных общин. Русских людей лишили права свободного распространения информации на русском языке через все электронные средства массовой информации.

Практически полностью было прекращено теле- и радиовещание на русском языке на латвийском государственном радио и телевидении. На коммерческих теле- и радиокомпаниях объем вещания на русском языке был ограничен 20 % квотой. Те компании, которые превышали эти языковые квоты штрафовались и даже лишались лицензий на работу. Так, в 2001 г. власти лишили лицензии на вещание радиостанцию «Русское радио». После 1991 г. латвийскими властями была полностью прекращена ретрансляция радио - и телевизионных передач на русском языке из России, что привело к лишению свободного доступа русских к информации. Предпринимались также неоднократные попытки законодательно запретить распространение в Латвии российских журналов, газет, книг в которых высказывалась критика латвийского этнократического режима. Неугодные печатные издания конфисковывались латвийскими исполнительными властями на границе, их распространители арестовывались и штрафовались. Вступление Латвии в ЕС вынудило этнократическое руководство страны снять часть языковых ограничений на деятельность коммерческих СМИ, начать подготовку небольшого числа передач на русском языке на государственном радио и телевидении. Закон о государственном языке лишил русских права пользоваться родным языком при распространении общественной информациии внутри страны через вывески, плакаты, письменные и устные объявления. На латышском языке требуется вывешивать стенные газеты в школах, на производстве. На латышском языке следует проводить все публичные собраний и мероприятия. Исключительно на латышском языке необходимо вести всю документацию в частных фирмах, заполнять все бланки, сдавать все отчеты, вести переписку со всеми властями. На латышском языке осуществляется в Латвии все судопроизводство. Во все официальные учереждения можно обращаться только на латышском языке. Это крайне затрудняет жизнедеятельность тех русских людей, которые в недостаточной мере владеют языком. Русские владельцы фирм вынуждены вводить специальные должности «латышей», которые ведут переписку с официальными инстанциями и выступают в роли профессиональных «ходотаев по делам». К услугам такого рода «ходотаев» вынуждены прибигать и частные лица недостаточно владеющие латышским языком. За эту искусственно придуманую услугу профессиональные «латыши» требуют немалую плату. При исключительно высоких требованиях к знанию латышского языка латвийские власти не выделяют средств на его обучение взрослым населением. Даже те средства, которые выделяются Европой на изучение латышского языка тратятся на содержание непомерного бюрократического аппарата и не доходят до адресатов. Все затраты на обучение латышскому языку нелатыши должны покрывать из своего кармана. На практике реализуется расхожий лозунг латышских национал-радикалов: «Нам не надо чтобы русские знали латышский язык. Нам надо чтобы русские знали свое место». Русские, как и национальные меньшинства в Латвии лишены личных прав на свои оригинальные имена и фамилии. В официальных документах их изменяют в соответствии с правилами латышского языка, то есть подвергают латышизации. В результате происходит частичная утрата национальной идентичности как латвийских русских, так и представителей всех национальных меньшинств. Латвийские суды не защищают права нелатышей на сохранение их оригинальных имен и фамилий. Ряд исков от пострадавших против латвийского государства находится в настоящее время на пути в Европейский суд по правам человека. Сразу после выхода Латвии из состава СССР этнократы провели массовую волну переименований на латышский лад всех топографических объектов. Вслед за этим, ликвидировали большую часть памятников и мемориальных досок, каким-либо образом связанных с русской историей. Все это было сделано для того, чтобы исключить из памяти людей всякое упоминание о тысячелетнем присутствии русских в Латвии.

Русские не имеют права свободно использовать символы своей нации. Так, в Латвии запрещено использовать всю символику Советской Латвии и Советского Союза, тогда как для многих русских она является символикой, позволяющей проводить свою национальную самоидентификацию. Некоторое ослабление русофобских действий властей произошла после ратификации Латвией Конвенции по правам национальных меньшинств, которая оговаривает оговаривает права национальных меньшинств внутри стран – членов ЕС. И хотя русские являются не национальным меньшинством, а коренным населением Латвии, принятие Конвенции несколько позволило несколько облегчить их положение. Однако даже эта Ковенция была принята латвийскими властями с большими оговорками. Национальные меньшинства не получили право обращаться на родном языке в самоуправления, в которых они составляют существенное число жителей. По-прежнему, нельзя вывешивать на русском языке таблички к топографическим объектам, наименованиями улиц и площадей. Главное же, действие Конвенции не было распространено Сеймом на неграждан, то есть на половину русского населения Латвии, что полностью выхолостило смысл этого важного правового документа. В качестве инструмента подавления русского национального самосознания латвийские власти используют принудительное включение русофобской трактовки истории в школьные учебные программы, а также в программы истории, которые необходимо освоить претендентам на гражданство. В этих программах содержится искаженная трактовка истории русской нации России. Русских представляют в официальных трактовках истории, как жестоких завоевателей, как народ с низкой культурой. Эта же трактовка приводится и в курсах истории, которые создаются в комиссии историков при Президенте страны и распространяются официальными властями.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.