авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

УДК 001.83

Борисов Всеволод Васильевич, Борисенко Александр Игоревич,

кандидат физико-математических наук кандидат исторических наук,

зав. отделом проблем

старший научный сотрудник сектора

глобализации и международного проблем гармонизации российского

сотрудничествав сфере науки и международного права в области

и инноваций РИЭПП, науки и инноваций РИЭПП,

тел.: (495) 916-12-65, e-mail: aborisenko@list.ru e-mail: info@riep.ru россиЙсКаЯ наУЧнаЯ оЙКУМена* Введение У науки, если понимать ее как сферу человеческой деятельности, об щепризнанным является ее интернациональный характер. Все сколько нибудь значительные научные достижения в конечном итоге становятся мировым достоянием. Это относится и к фундаментальной, и к приклад ной науке, и даже к изобретениям, основанным на тех или иных научных открытиях.

Однако это положение нуждается в ряде уточнений.

Во-первых, слова «в конечном итоге» означают, что доступ к добы тым новым знаниям открывается не сразу. Долгое время виной тому были слабо развитые коммуникации. Например, законы движения, включая закон всемирного тяготения, были опубликованы Исааком Ньютоном в 1687 году, а в Россию труд Ньютона (уже второе его издание) поступил только через 25 лет, где нашел свое место в императорской библиотеке и еще много лет дожидался своего первого читателя.

Но столь долгий срок, помимо всего прочего, объяснялся тем, что в России тогда вообще не было никаких ученых.

Сегодня новые знания в области фундаментальных наук становятся доступны через сеть Интернет почти сразу – насколько позволяет ско рость оформления авторами полученных ими результатов. Сведения о достижениях, имеющих прикладное значение, распространяются мед леннее, поскольку попадают в зону рыночных отношений. Один только процесс патентования результатов может растянуться на полтора – два года.

Во-вторых, само слово «интернациональный» предполагает, что новые знания изначально имеют национальную окраску: добывают их конкретные исследователи, работающие в конкретной научной орга низации, располагающейся на территории определенного государства * Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 12-03-00397 «Механизмы взаимодействия и регулирования научной диаспоры:

российский и зарубежный опыт».

Борисов В. В., Борисенко А. И.

и встроенной в свойственную этому государству систему организации науки.

В итоге научные результаты после их опубликования в научной перио дике, помимо того, что закрепляются за авторами работы, приобретают определенный адрес – адрес той организации, где выполнена данная рабо та (или несколько адресов, если авторы работают в разных организациях).

Таким образом, за научными результатами в какой-то степени сохра няется их национальное происхождение, а интернациональным являет ся сообщество тех, кто этими знаниями – раньше или позже – может заинтересоваться.

В действительности, картина сложнее: авторы исследования далеко не всегда происходят из той страны, где они это исследование выпол нили. Ученым присуща мобильность. Следующую научную работу они могут выполнять уже в составе другого коллектива, в другой научной организации и даже в другой стране.

Мобильность была характерной чертой многих ученых – можно ска зать, во все времена.

Великий древнегреческий математик и философ Пифагор (570– 490 годы до н. э.) родился и вырос на острове Самос, расположенном в Эгейском море, а свои зрелые годы провел на побережье Тарантского залива (юг нынешней Италии).

Карл Линней, шведский естествоиспытатель, создатель единой систе мы классификации растительного и животного мира (1707–1778), родился и вырос в Швеции, учился в шведских университетах Лунда и Уппсалы, но свою систематику разработал, когда находился в Голландии, и опубли ковал ее во время своей работы в Лейденском университете.

Великий российский физиолог Илья Ильич Мечников (1845–1916), лауреат нобелевской премии по физиологии и медицине (1908 год), зна чительную часть своих научных результатов получил, когда работал в Институте Луи Пастера в Париже.

Эрнст Резерфорд (1871–1937), нобелевский лауреат по физике (1908), родился и вырос в Новой Зеландии, но впечатляющихнаучных резуль татов добился, когда работал в Монреале (Канада), а затем в Англии – в Манчестере и Кембридже.

Примеры можно продолжать – речь вовсе не идет о каких-то исклю чительных случаях.

Тем не менее, Пифагора все равно относят к древнегреческим уче ным (обычно так и пишут: Пифагор Самосский [1]);

Линней тоже для всех – шведский ученый (основатель шведской Академии наук) [2].

С другой стороны, о Резерфорде пишут как о «британском ученом ново зеландского происхождения» [3], а Мечникова называют «российским и французским биологом» [4].

В нынешние времена мобильность исследователей резко возросла и стала практически общей нормой.

Сегодня редко кто из ученых работает в одиночку. Любой научной группе, занимающейся решением конкретной научной задачи, важ но знать, кто в мире занимается близкими проблемами или применяет Российская научная ойкумена близкие методы. Для поиска этой информации привлекается научная периодика, что-то удается узнать при посещении международных кон ференций – рано или поздно, целенаправленно или случайно, нужную информацию удается собрать. Кто-то из коллег может и сам объявиться.

Далее устанавливаются прямые контакты, двусторонние или многосто ронние, личные встречи – возникает «невидимый колледж», по выра жению Джона Бернала [5], заимствовавшего метафору, употреблявшу юся в XVII веке по отношению к группе английских ученых, которое впоследствии преобразовалось в Лондонское королевское общество (The Royal Society of London for Improving Natural Knowledge).



Особенно большую ценность приобретают встречи «за одним лабо раторным столом»: организуется серия краткосрочных взаимных визи тов. Наиболее влиятельные участники этого «невидимого колледжа» не редко изыскивают возможность пригласить в свою лабораторию кого-то из зарубежных коллег (как правило, молодых) на более продолжитель ное время – на 2–3 года.

регулярные поездки российских ученых в западные страны Для России особенно характерна традиция формирования научных школ вокруг крупного ученого – основателя школы. Хорошо известна школа физиков-экспериментаторов, основателем которой был Абрам Федорович Иоффе (1880–1960) [6]. Сам Иоффе по окончании Петер бургского технологического института с 1902 года несколько лет рабо тал в Мюнхене, в лаборатории В. К. Рентгена (1845–1923), первого лау реата нобелевской премии по физике (1901).

Иоффе высоко ценил полученную им возможность работать на За паде, где ему удалось завязать контакты с ведущими западными физи ками – в дальнейшем он ими воспользовался для организации команди ровок на Запад своих учеников. Именно благодаря рекомендации Иоффе П. Л. Капице (1894–1984) довелось с 1921 года в течение 13 лет работать в лаборатории Эрнста Резерфорда, где он выполнил значительную часть тех работ, за которые в 1978 году получил нобелевскую премию. Также по протекции Иоффе в лаборатории Резерфорда в течение двух лет прошел «стажировку» будущий научный руководитель работ по советскому атом ному проекту Ю. Б. Харитон (1904–1996). Будущий академик И. К. Ки коин (1908–1984) после окончания Ленинградского политехнического института по рекомендации Иоффе был в 1930 году командирован на не сколько месяцев в Германию и Нидерланды для ознакомления с работой физических лабораторий. Чуть раньше И. К. Кикоина в Германию был направлен еще один ученик А. Ф. Иоффе Я. Г. Дорфман (1898–1974).

Детальное знакомство учеников Иоффе с работой ведущих западных лабораторий, хорошо оснащенных и организованных, в немалой степе ни помогло в дальнейшем вывести советскую физику на одно из первых мест в мире.

Для молодых отечественных физиков-теоретиков – Л. Д. Лан дау (1908–1968), Г. А. Гамова (1904–1968), И. Е. Тамма (1895–1971), Борисов В. В., Борисенко А. И.

Д. Д. Иваненко (1904–1994) – продолжительные командировки на За пад в конце 1920-х годов были не менее благотворными. Это был пери од рождения новой физики – физики микромира: квантовой механики и электродинамики, физики элементарных частиц и т. д. На междуна родные конференции в Германии и других странах, на семинары Нильса Бора в Копенгагене, на Сольвеевские конгрессы в Брюсселе собирались лучшие физики того времени – почти все они потом стали (а многие уже были) лауреатами нобелевской премии. Но и молодые советские физи ки на этих встречах не были статистами. Наибольших научных успехов в тот период добился Г. А. Гамов [7]. В 1932 году, когда ему было всего 28 лет, он был избран членом-корреспондентом АН СССР.

режим жестких ограничений на контакты с западными учеными В 1932 году Гамов подал очередную заявку на длительную команди ровку за границу. В течение года на нее не было никакого ответа. В октя бре 1933 года в Брюсселе должен был состояться очередной Сольвеев ский конгресс. От России были приглашены Иоффе и Гамов. Еще совсем недавно разрешение на такую поездку было простой формальностью.

На этот раз потребовались многочисленные и настоятельные просьбы и со стороны Иоффе, и со стороны западных коллег.

Гамову становится очевидно, что на прежний режим регулярных по ездок на Запад рассчитывать уже не приходится. Он принял решение остаться на Западе.

Европейские физики (Резерфорд, Бор и другие) этот его поступок не одобрили. Уже в следующем, 1934 году, Гамов отправляется в США, где остается до конца жизни.

Впрочем, для науки его талант не пропал. Он выдвинул много инте ресных и важных научных идей в области физики, астрофизики и даже биологии, опубликовал множество работ.

Поначалу через самые разные каналы Гамова пытались склонить к возвращению в СССР, но успеха не достигли. В конце 1934 года его уво лили из институтов, где он числился сотрудником, а в 1938 году лиши ли звания члена-корреспондента АН СССР, после чего его имя в СССР было надолго предано забвению. Только в 1990 году он был посмертно восстановлен в звании члена-корреспондента АН СССР.

Аналогичному забвению подвергались имена многих других «невоз вращенцев». Особенно большой научный авторитет среди них имел хи мик В. Н. Ипатьев (1867–1952) [8].

В 1892 году он окончил Михайловскую артиллерийскую академию в Пе тербурге, и хотя считался военным, основное внимание уделял химии.

Большое значение для него имела двухгодичная научная командиров ка в химическую лабораторию Мюнхенского университета, руководимую А. Байером, позднее ставшим лауреатом Нобелевской премии по химии.

В 1909 году Ипатьев стал заведующим химической лабораторией, занимался главным образом изучением явлений катализа при высоких температурах и давлениях, сочетая высокий уровень теоретических ис Российская научная ойкумена следований с требованиями промышленной практики.

В годы первой мировой войны Ипатьев, будучи уже генерал лейтенантом, руководил снабжением фронта продуктами военной хи мии, а также строительством новых химических предприятий.

В 1916 году он был избран членом Петербургской академии наук (позднее – Академии наук СССР).

После Октябрьской революции 1917 года, Ипатьев, будучи сторон ником конституционной монархии, все же отказался от многих пред ложений уехать на Запад и включился в процесс развития в стране химической промышленности. В 1921 году он возглавил Главное управ ление химической промышленности ВСНХ, вошел в состав Президиума ВСНХ. Он неоднократно встречался с В. И. Лениным, который называл его «главой нашей химической промышленности».

Исследования Ипатьева заинтересовали ряд крупнейших зарубеж ных концернов. В начале 1927 года он получил предложение от Обще ства баварских азотных заводов провести совместные исследования по органической и неорганической химии. В июне 1929 года на Президиу ме ВСНХ СССР Ипатьев рассказал о своей работе в Германии и о сде ланных за это время важных открытиях.

В 1929 году Ипатьев был удостоен высшей научной награды – пре мии имени Ленина за работы в области химии.

Однако вскоре развернулся широко известный «процесс промпар тии», были арестованы многие коллеги и друзья Ипатьева. Все предве щало, что скоро придет очередь его самого. В этой ситуации он принял трудное для себя решение об отъезде из СССР.

В июне 1930 года он был командирован в Берлин для участия во 2-м Международном энергетическом конгрессе, по окончании ко торого получил разрешение задержаться на лечение сроком на 1 год.

В июне-августе 1930 года он побывал во Франции и Англии, в сентя бре прибыл в Чикаго. Здесь он заключил контракт с фирмой «Universal Oil Products» на выполнение ряда экспериментальных работ. На сайте фирмы [9] до сих пор отмечается, насколько важными для нее были по лученные Ипатьевым результаты.

Вплоть до 1936 года Ипатьев регулярно посылал в СССР результаты своих работ, выполненных в США. В 1936 году в СССР вышла его фун даментальная монография «Каталитические реакции при высоких тем пературах и давлениях». Ему неоднократно предлагали вернуться на ро дину, но это было для него по-прежнему опасно. В декабре 1936 года на Общем собрании АН СССР было принято постановление о лишении Ипатьева звания академика, после чего Ипатьев был лишен также совет ского гражданства. Ему навсегда был запрещен въезд в СССР.

В 1939 году его избрали членом Национальной Академии США, в том же году в Париже состоялось торжественное вручение ему высшей на грады Французского химического общества – медали имени Лавуазье.

22 марта 1990 года Общее собрание АН СССР приняло постановле ние о восстановлении в членах АН СССР ряда ученых, необоснованно исключенных из АН СССР, в числе которых был и В. Н. Ипатьев.

Борисов В. В., Борисенко А. И.

Расскажем вкратце о судьбе еще одного «невозвращенца» – академи ка Алексея Евгеньевича Чичибабина (1871–1945) [10].

В 1888 году А. Е. Чичибабин поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, который окончил в 1892 году. В 1908 году он был принят в Московское техническое училище (ныне Московский государственный технический университет им. Баумана), где получил кафедру общей и органической химии. От нее «отпочковалась» самостоятельная кафедра органической химии, которой Чичибабин руководил вплоть до отъезда из СССР в 1930 году.

С началом первой мировой войны Чичибабин организовал и воз главил Московский комитет содействия развитию фармацевтической промышленности. Под его руководством разрабатывались способы про изводства опия, морфия, кодеина, атропина. Созданные Чичибабиным медицинские препараты спасли жизнь тысячам русских солдат.

После Октябрьской революции Чичибабин, продолжая работать в МВТУ, возглавил Правление государственных химико-фармацевтиче ских заводов и Научный химико-фармацевтический институт. В 1926 году он стал первым среди химиков лауреатом премии имени В. И. Ленина за работы по химии алкалоидов и фармацевтической химии.

В 1928 году его избрали действительным членом АН СССР.

В 1925 году вышел в свет учебник Чичибабина «Основные начала органической химии», выдержавший множество переизданий.

В 1930 году в результате несчастного случая погибла единственная дочь Чичибабина. В том же году Чичибабин с женой оказались в Пари же. В СССР Чичибабин так и не вернулся. Как он написал в 1936 году непременному секретарю АН СССР академику Горбунову «...я мало верю в возможность найти для себя [в СССР] обстановку, при которой я, в моем теперешнем состоянии, оставшиеся немногие годы своей жизни мог бы провести в спокойной и плодотворной работе».

29 декабря 1936 года на Общем собрании АН СССР было принято постановление о лишении Чичибабина звания академика, после чего он был лишен советского гражданства «как отказавшегося выполнить свой долг перед родиной». Уже упомянутым выше Постановлением Об щего собрания АН СССР от 22 матра 1990 года Чичибабин также был посмертно восстановлен в звании действительного члена АН СССР.

статус ученого и статус гражданина Для профессионального ученого посещение международных конфе ренций или визиты по собственному усмотрению в любую лабораторию мира для обсуждения научных проблем и выполнения совместных на учных проектов являются настоятельной необходимостью. Эти визиты могут быть краткосрочными (одна – две недели), среднесрочными (не сколько месяцев) или долгосрочных (несколько лет) В приведенных выше случаях, как и в большинстве других, поездки наших ученых в другие страны, иногда длившиеся по нескольку лет, ни чего, кроме пользы, никому не принесли.

Российская научная ойкумена Каковы же были основания для возведения барьеров, препятствую щих мобильности ученых в советское время?

Чаще всего таким препятствием, с точки зрения советских властей, были отношения СССР с другими государствами. Гражданам СССР постоянно внушали, что они живут в единственной социалистической стране, окруженной враждебным кольцом капиталистических стран.

Им негласно предписывалось всячески избегать какого-либо общения с иностранцами.

Вторым барьером было различие в уровне жизни. Официально счи талось, что во время пребывания советских ученых за границей они, в интересах поддержания престижа своей страны, должны выглядеть материально вполне обеспеченными. Соответственно, ученым, направ ляемым за границу, выдавали высокие (по советским меркам) коман дировочные. Компенсацией таких затрат, естественно, служило общее сокращение числа таких командировок, а также сокращение сроков пре бывания командируемых ученых за границей.

А в 30-е годы прошлого века сам факт пребывания ученого за грани цей, даже официально командированного, был еще и опасен: пребыва ние за границей неизбежно включало в себя общение с иностранцами, чего было вполне достаточно для инспирированных обвинений в нали чии связей с западными спецслужбами.

Не вызывает сомнений, что все приведенные выше «основания»

изоляции ученых от Запада лишь тормозили развитие советской науки.

Продолжение сотрудничества с Гамовым, Ипатьевым и Чичибабиным, как и с многими другими такими же «невозвращенцами», принесло бы советской науке и стране в целом немалую пользу.

Поэтому следует признать очень важным, что в Постановлении Об щего собрания АН СССР от 22 марта 1990 года говорилось «о восста новлении в членах Академии наук СССР ученых, необоснованно ис ключенных из Академии наук СССР».

Как уже было сказано выше, когда «невозвращенцев» лишали совет ского гражданства, применялась формулировка «в связи с отказом вы полнить свой долг перед родиной»

Эта формулировка стала настолько привычной, что и до сих пор многими воспринимается как вполне законная и справедливая. Но что имеется в виду под «родиной»? Территория, ограниченная государ ственными границами? Но государственные границы иногда меняются.

В те времена, когда применялась эта формулировка, «родиной» считался СССР. Но этого государства больше нет. Что является «родиной» для тех, кто родился и вырос на Украине, а сейчас живет в России? Таких людей очень много. Так перед кем долг?

Если разобраться, то намного точней была бы формулировка: «в свя зи с непослушанием властям, в тот конкретный момент сохранявшим власть над соответствующей территорией». Но все элементы сакраль ности, которую обычно связывают со словом «родина», при этом исче зают.

Борисов В. В., Борисенко А. И.

Юридические вопросы В 1948 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декла рацию прав человека [11], которая рекомендована всем государствам членам ООН (но обязательной силы не имеет).

Вторая часть ст. 13 Декларации гласит:

«Каждый человек имеет право покинуть любую страну мира, вклю чая родную страну, и имеет право въезжать в любые другие страны».





На основе декларации принят ряд документов, подписанных и затем ратифицированных многими странами, и уже эти документы после ра тификации для этих стран имеют силу международных договоров, обя зательных к исполнению.

Один из таких документов – Международный пакт о гражданских и политических правах [12], принятый Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года. Участниками этого договора в настоящее время являются 167 государств.

Советский Союз присоединился к данному Пакту 18 марта 1968 года, ратификация состоялась 16 октября 1973 года. Российская Федерация считается участницей данного Пакта как правопреемник СССР. Статья 12 этого Пакта содержит следующие положения:

1. Каждому, кто законно находится на территории какого-либо госу дарства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства.

2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную.

3. Упомянутые выше права не могут быть объектом никаких огра ничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоро вья или нравственности населения или прав и свобод других и совмес тимы с признаваемыми в настоящем Пакте другими правами.

4. Никто не может быть произвольно лишен права на въезд в свою собственную страну.

Еще один документ близкого содержания – Европейская конвен ция о защите прав человека и основных свобод [13], один из основ ных документов Совета Европы. Конвенция вступила в силу 3 сентября 1953 года и обязательна для всех стран Совета Европы. Правда, для каж дой из них обязательны только те статьи, которые данная страна рати фицировала. Это относится и к самой конвенции, и к дополняющим ее протоколам.

Конвенция устанавливает неотъемлемые права и свободы и обязы вает государства гарантировать эти права каждому человеку, который находится под их юрисдикцией.

В отличие от других международных договоров в области прав че ловека, в Конвенции предусмотрен реально действующий механизм защиты декларируемых прав – Европейский суд по правам человека, рассматривающий индивидуальные жалобы на нарушения конвенции.

Любой гражданин или житель страны Совета Европы, считающий, что Российская научная ойкумена его права и свободы, закрепленные какой-либо статьей Конвенции, были нарушены, имеет возможность обращения в Европейский суд по правам человека, если соответствующая статья была его страной ратифициро вана.

Россия ратифицировала Конвенцию 30 марта 1998 года (без трех из 14-ти протоколов). Статья 2 «Свобода передвижения» четвертого (ратифицированного) протокола гласит:

1. Каждый, кто на законных основаниях находится на террито рии какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора местожительства.

2. Каждый свободен покидать любую страну, включая свою соб ственную.

3. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничени ям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демо кратическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

4. Права, признанные в пункте 1, могут также, в определенных районах, подлежать ограничениям, вводимым в соответствии с законом и обоснованным общественными интересами в демократическом обще стве.

Как нетрудно видеть, содержание этой статьи, с очень небольшими отличиями (которые могут проистекать из-за неидентичного перево да на русский язык), практически совпадает с приведенной выше ста тьей 12 Международного пакта о гражданских и политических пра вах.

Как бы то ни было, Россия обязана соблюдать оба документа, т. е.

признавать обе приведенные редакции.

Во всех приведенных статьях отсутствует понятие «гражданства».

Кроме того, не вполне однозначно могут трактоваться такие понятия как «родная страна» и «собственная страна».

На практике гражданство удостоверяется паспортом, действитель ным на момент его предъявления. Существует также практика выдачи документов, удостоверяющих личность, не связывающих обладателя этого документа с какой-либо страной (отсюда категория – лица без гражданства). С другой стороны, у каких-то лиц может быть на руках два паспорта (или даже три), выданных разными странами (случаи двойного или тройного гражданства).

По крайней мере, в приведенных статьях определенно отсутствует такое понятие как «долг перед родиной». И уж точно не имеет правового смысла термин «невозвращенец».

Реально это понятие вышло из употребления после принятия еще в советское время Закона СССР от 20 мая 1991 года № 2177-I «О по рядке выезда из Союза Советских Социалистических Республик и въез да в Союз Советских Социалистических Республик граждан СССР».

В первой статье этого Закона говорилось:

Борисов В. В., Борисенко А. И.

«Статья 1. Право граждан СССР на выезд из СССР и въезд в СССР.

Каждый гражданин Союза Советских Социалистических Республик имеет право выезжать из СССР и въезжать в СССР. Настоящий Закон в соответствии с международными договорами СССР гарантирует гражданам СССР право выезда из СССР и въезда в СССР, регулирует порядок выдачи заграничных паспортов гражданам СССР, устанавли вает случаи временных ограничений права граждан на выезд из СССР и порядок разрешения споров в связи с отказом в выдаче заграничного паспорта».

Был также принят российский Федеральный закон от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въез да в Российскую Федерацию» [14], который также наделял граждан Рос сии правом выезда из страны и въезда в страну.

Хотя эмиграция из России сопряжена со значительными трудностя ми, но эти трудности носили скорее технический характер: появились легальные и реальные пути их преодоления.

Массовый выезд ученых из россии в 1990-х годах Едва ли здесь есть смысл заниматься оценкой экономических ре форм, начатых в 1992 году с «освобождения цен». Но российской науке они принесли сплошные бедствия:

– как минимум на порядок сократилось базовое финансирование фундаментальных и прикладных исследований (конкурсное стало за рождаться лишь спустя два года после начала реформ и имело весьма скромные масштабы);

– в разы снизилась зарплата научных сотрудников и технического персонала (если ее оценивать по покупательной способности), да и ту выдавали с задержкой;

– не было и речи о каком-либо обновлении парка научного обору дования;

– институты оказались под непосильным для них бременем комму нальных платежей;

– в бедственном состоянии оказались научные библиотеки, резко сократился доступ к текущей иностранной научной периодике;

– до предельно низкого уровня уменьшились масштабы научно издательской деятельности;

– в сильной степени возросли финансовые трудности при органи зации внутрироссийских научных конференций;

– резко упал престиж профессии научного сотрудника, что вызвало сокращение притока молодежи в научные организации.

Как одно из бедствий российской науки называли также «утечку моз гов» (перевод английского выражения «brain drain»): массовый отъезд ученых из России при практически полном отсутствии обратного потока.

Правда, эта «утечка» происходила не только в форме эмиграции, но и в форме ухода научных сотрудников в коммерческие структуры.

Российская научная ойкумена Для науки вторая форма была, конечно, прямой потерей – лишь мно го позже и совсем немногие из российских бизнесменов стали прини мать какое-то участие в финансировании науки.

Однако легальный выезд из страны по-прежнему вызывал у многих российских граждан привычное неприятие: занятие каким угодно биз несом в своей стране даже приветствовалось, тогда как занятие наукой «на чужбине» скорее осуждалось (над умами граждан все еще властво вал пресловутый «долг перед родиной»).

Количественные оценки людских потерь российской науки разны ми источниками расходятся на порядки. Многие из тех, кто фактиче ски полностью прекращал занятия наукой, формально еще числились сотрудниками научно-исследовательских институтов. Точно так же еще сохраняли место в штате институтов многие из тех, кто в течение долго го времени (порядка 5 лет и более) занимался исследованиями в запад ных лабораториях. Они как бы находились в командировке – даже и ко мандировки не все оформляли.

По минимальным оценкам, численность сформировавшейся рос сийской научно-технологической диаспоры (далее – диаспоры) состав ляет что-то около 50 тыс. человек. Другие оценки находятся вблизи 100–200 тыс. Иногда доходят до миллиона [15] – но это если считать всех, покинувших научно-исследовательскую сферу, включая ушедших в коммерческие структуры.

Относительно того, как складывалась судьба у тех, кто уехал, систе матического наблюдения никто не вел. Менталитет, сложившийся еще в 1930-е годы, когда имена «невозвращенцев» было положено предавать забвению, все еще сказывался – по крайней мере, у значительной части чиновников. Даже тот факт, что все делалось в соответствии с законом, обычно во внимание не принимался.

В принципе, можно было бы попытаться, собрав и проанализировав все возможные источники информации, получить более точные коли чественные оценки, но едва ли в этом есть большой смысл. Потому что есть широко признаваемая качественная оценка состава российской ди аспоры: уехали и продолжают уезжать лучшие.

Понятно, что уехавшим пришлось пройти через определенный период адаптации, в течение которого решался вопрос об их трудоустройстве. Были и бытовые проблемы. В среднем на это уходил год, но в конечном итоге уехавшие вышли на уровень жизни, намного более высокий, даже по срав нению с тем, какой у них был в советское время. Но еще важнее была обре тенная ими возможность всерьез заниматься научными исследованиями.

Что касается оставшихся (по крайней мере, в первые несколько лет после начала «реформ»), то им чаще всего было не до науки – посто янно приходилось искать какой угодно посторонний заработок. Даже ведущие академики чувствовали себя крайне неуютно, о чем говорили, например, названия опубликованных ими статей: «Наука уже в коме»

(статья В. Е. Захарова и В. Е. Фортова в «Известиях» [16]), «Нужен ли я своей стране?» (статья в той же газете нобелевского лауреата академи ка А. М. Прохорова).

Борисов В. В., Борисенко А. И.

Таким образом, массовый отъезд за границу многих отечественных ученых, получивших в результате возможность успешно продолжать на учные исследования, в создавшихся условиях следует признать фактом, безусловно положительным.

К сожалению, при этом из российских вузов и лабораторий ушел це лый пласт научных работников в возрасте примерно от 25 до 45 лет, что привело к почти полной утрате преемственности.

Первые попытки взаимодействия с российской научной диаспорой В 1994 году было принято Постановление Правительства от 17 ноя бря 1994 года № 1261 «О Межведомственной программе мер по регули рованию миграции научных и научно-технических кадров». К Поста новлению была приложена Программа, в которой содержалось немало дельных предложений.

В этом Постановлении впервые официально, хотя и осторожно, была выражена позиция, согласно которой уехавших из страны ученых следу ет не осуждать, а привлекать к сотрудничеству.

В приложенной Программе содержалась констатация того, что по несенные российской наукой потери, в том числе по причине отъезда ученых из России, невозможно устранить в короткий срок, и первооче редная задача должна состоять в том, чтобы смягчить последствия от тока ученых для экономики, науки, образования и культуры России.

Предлагавшиеся меры были разбиты на две группы: одна была на правлена на улучшение положения ученых, оставшихся в России. Од нако, при наблюдавшейся в то время тенденции правительства каж дый раз сокращать бюджетные расходы на науку, эти предложения по «улучшению» условий для ученых кардинально ничего изменить не могли.

Вторая группа мер была основана на реальной оценке сложившейся ситуации.

Предлагалось:

– создать постоянно действующий мониторинг качественных и количественных характеристик миграционных процессов в научно технической сфере;

создать соответствующую информационную базу, провести статистическое и аналитическое исследование процессов ин теллектуальной миграции для подготовки научно обоснованных реко мендаций для органов государственной власти РФ;

– провести широкие социологические исследования миграцион ных процессов в сфере науки и техники;

– обеспечить координацию взаимодействия государственных орга нов с объединениями ученых, их общественными ассоциациями, союза ми, самоуправляемыми научными фондами;

– разработать систему мер по совершенствованию системы подго товки кадров высшей квалификации, способной оперативно восполнять Российская научная ойкумена количественные потери специалистов, вызванные миграцией, и своевре менно обеспечивать диктуемые временем структурные и качественные изменения кадрового состава;

– разработать систему мер по сохранению и развитию связей с ин теллектуальными слоями зарубежной российской диаспоры в интересах российской науки;

– в постоянном режиме вести поиск путей привлечения интеллек туального потенциала мирового научного сообщества к решению акту альных проблем развития России, обеспечить создание на территории России международных и совместных институтов, лабораторий, иссле довательских центров;

– проанализировать и обобщить опыт других стран в области регу лирования миграционных процессов в научно-технической сфере;

– изучить состояния международного рынка труда в научно технической сфере;

– разработать «Атлас науки России», позволяющий выявить уча стие российских ученых в структуре мировых приоритетных исследова ний;

– исследовать ситуацию с миграцией научно-технических кадров оборонного комплекса;

– выполнить серию совместных с международными организация ми исследовательских проектов по миграции научно-технических ка дров;

– создать совместно с зарубежными странами общие сети между народных научных учреждений (центров), технопарков и учебных заве дений;

– регулярно проводить в зарубежных странах мероприятия, способ ствующие развитию связей с российской научной диаспорой, используя для этой цели дома культуры и техники Российской Федерации.

Кроме того, предлагалось с 1995 года представлять в Правитель ство РФ ежегодный доклад по проблеме миграции научных и научно технических кадров Чуть позже было издано Постановление Правительства РФ от 18 января 1995 года № 64 «О реализации Федеральной миграци онной программы», где в основном были воспроизведены многие из перечисленных выше мер, и было добавлено одно правительственное поручение:

– с участием Министерства науки и технической политики РФ в 2-месячный срок подготовить и представить в Правительство РФ пред ложения по организации дальнейшей научной разработки проблем раз вития миграционных процессов.

Эта Программа почти по всем пунктам сохраняет актуальность даже и сейчас. Однако ни по одному из них она выполнена не была и вско ре была попросту забыта. По традиционной для того времени причине:

на ее выполнение не было выделено никакого финансирования. Вопрос был закрыт.

Борисов В. В., Борисенко А. И.

Взаимодействие с диаспорой в рамках федеральной целевой программы К идее сотрудничества с диаспорой в России на официальном уровне снова возвратились лишь в 2006 году. К этому времени, наконец, было осознано явно неблагополучное положение с воспроизводством в Рос сии научных кадров.

4 августа 2006 года Президент РФ направил Правительству РФ поручение «совместно с Администрацией Президента РФ в це лях эффективного воспроизводства научно-педагогических кадров, обеспечения межведомственной координации мер государственной под держки и социальной защиты кадров государственного сектора науки и высшего образования разработать федеральную целевую програм му «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»

на 2008–2012 годы, предусмотрев в ней меры по привлечению молоде жи в сферу науки и образования и закреплению ее в этой сфере».

По ходу разработки этой федеральной целевой программы (далее – ФЦП «Кадры»), естественно, потребовалось уяснить себе причины со здавшегося кадрового неблагополучия, и одной из таких причин был, ко нечно же, назван массовый отъезд российских ученых из страны в первой половине 1990-х годов. Возникла идея попытаться вернуть в Россию хотя бы часть уехавших ученых, с учетом наблюдавшегося в 2000-х годах не которого улучшения ситуации с финансированием российской науки.

Кроме того, было принято во внимание то обстоятельство, что за 10–15 лет пребывания за границей многие представители диаспоры добились серьезных успехов: получили немало ценных научных резуль татов, существенно повысили свою квалификацию, оказались на высо ких позициях, приобрели ценный опыт в организации научных иссле дований и были способны предложить к реализации новые проекты, интересные для себя и значимые в научном отношении.

Поэтому уже в первой версии ФЦП «Кадры» значилось мероприятие:

«Отбор молодых российских ученых, работающих за рубежом на посто янной и временной основе в ведущих зарубежных научных и научно образовательных центрах (докторов наук, кандидатов наук и PhD), мо лодых ученых из стран СНГ и ЕврАзЭС для занятия ими на конкурсной основе позиций приглашенных профессоров-исследователей в государ ственном секторе высшего образования и науки».

Далее решили во главу угла ставить не «позицию приглашенного ис следователя», а конкретный научный проект, который этот исследова тель мог бы предложить для его реализации на базе конкретной россий ской научной организации или вуза силами сформированной в России научной группы, работающей под руководством приглашенного иссле дователя.

Наконец, после ряда согласований, было принято Постановление Правительства РФ от 28 июля 2008 года № 568 об утверждении ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»

на 2009–2013 годы [17].

Российская научная ойкумена В состав ФЦП было включено Мероприятие 1.5. Проведение науч ных исследований коллективами под руководством приглашенных исследователей.

В преамбуле пришлось признать, что «ситуация, сложившаяся в рос сийской науке, не дает оснований надеяться на возвращение в нее пода вляющего большинства ученых, выехавших за рубеж».

Но далее говорилось, что «опыт и знания российской научной диа споры могут быть использованы в виде приглашений, [направленных] известным российским ученым, проживающим за рубежом, возглавить научные исследования российских научных коллективов, а также орга низовать проведение в России научных семинаров для интенсивного по вышения научного кругозора, освоения новых научных методик россий скими исследователями».

В рамках мероприятия в 2009–2012 годах планировался ежегодный отбор около 100 научно-исследовательских проектов для выполнения их в течение двух лет коллективами под руководством российских ученых, проживающих за рубежом, с объемом финансового обеспечения за счет средств федерального бюджета до 2 млн руб. в год каждый. От пригла шенных исследователей требовалось личное участие в исследованиях на территории РФ в течение не менее 2 месяцев в календарном году.

На реализацию мероприятия было запланировано выделить 1,6 млрд рублей. Понятно, что эта сумма получена простым перемножением 100 (проектов в год) на 4 (этапа отбора) и на 4 млн рублей на проект.

Но число проектов в год может быть и меньше 100. Кроме того, в формулировке «до 2 млн руб.» заключалась возможность для заяви телей получать преимущества за счет добровольного урезания финан сирования – российское законодательство предписывало в таких случа ях отдавать предпочтение проектам, пусть даже и не лучшего качества, на выполнение которых заявитель укажет в общей смете расходов мень шую сумму.

Проведению Мероприятия 1.5 предшествовала большая подготови тельная работа. Нужно было собрать базу данных о работающих за гра ницей (притом успешно работающих) российских ученых – их адреса (как минимум, адреса их электронной почты), информацию об их месте работы, должности, любые другие данные, которые удавалось найти.

Всевозможными опросами, на основе любых, какие только найдутся, источников информации была собрана база данных, (с какими-то про белами), в которую попало около 800 человек. Причем требовалась еще дополнительная проверка (данные могли устареть). Но наиболее от ветственная часть работы состояла в том, чтобы перед подачей заявок на конкурс согласовать позиции представителей диаспоры и потенци альной российской принимающей организации (собственно, российская организация и была большей частью инициатором приглашения). Как бы то ни было, конкурс удалось провести, и далее уже шли работы, свя занные с выполнением проектов.

В марте 2011 года Министерство образования и науки РФ при участии Российского НИИ экономики политики и права в научно Борисов В. В., Борисенко А. И.

технической сфере (РИЭПП) организовало конференцию «Опыт и ре зультаты исследований, проводимых под руководством приглашенных ученых-соотечественников». Фактически эта конференция была своего рода подведением итогов первого этапа Мероприятия 1.5 в рамках ФЦП «Кадры».

На конференции на трех ее тематических секциях было заслушано 85 научных докладов по итогам выполненных проектов. Доклады де лали как сами приглашенные исследователи, так и участники проектов с российской стороны. Полезным было и то, и другое: это дало возмож ность, с одной стороны, приглашенным исследователям охарактеризо вать вклад российских участников и делать по этому поводу различные замечания, а с другой – российским докладчикам дать общую оценку того, насколько много им удалось почерпнуть по ходу работы под руко водством приглашенного исследователя.

В целом все докладчики оценили опыт участия в мероприятии как весьма удачный. Результатом выполнения проектов были многочислен ные статьи, направленные для опубликования в международных жур налах;

многими российскими участниками были подготовлены диссер тации, но, возможно, самым важным результатом было установление прочных контактов российских участников с приглашенным руководи телем. В большинстве случаев была достигнута и соблюдалась далее до говоренность о продолжении контактов, как в дистанционном режиме, так и в форме рабочих визитов российских участников в зарубежную лабораторию приглашенного исследователя.

Весьма ценным был организованный во второй день конференции обмен мнениями, в ходе которого приглашенные исследователи отме тили многие положительные стороны их взаимодействия с российски ми научными коллективами – никто не высказал сожаления о своем решении участвовать в данном мероприятии. Но было высказано не мало критических замечаний и даже отдельных серьезных претензий к организаторам, большей частью касавшихся финансовой стороны (но не только ее). Речь шла даже не о размерах личного вознаграждения, а о крайне неудобном и ненадежном графике финансового обеспечения проекта, о большом количестве барьеров на пути разумной реализации финансовых средств и т. д.

То, что для российских научных сотрудников стало уже, к сожале нию, привычным и почти непреодолимым тормозом при выполнении их собственных научных проектов, для представителей диаспоры, дав но уже привыкших к другой культуре организации науки, это выходило за пределы их понимания.

Возникало много бытовых проблем, решение которых доставило немало головной боли, в том числе российским участникам и админи страции соответствующих научных организаций и вузов. Чаще всего это касалось проблем обустройства приглашенного исследователя (проблем жилья), отсутствия у руководителя проекта, не имеющего российского паспорта, права финансовой подписи при закупках нужных материалов и т. д.

Российская научная ойкумена Все же наиболее ценными были общие критические замечания со стороны приглашенных исследователей относительно организации российской науки – даже те, которые непосредственно их не касались, но которые они имели возможность наблюдать. В этом нашло прояв ление важнейшее преимущество представителей диаспоры – их полная независимость от любых российских начальников.

общие проблемы взаимодействия с диаспорой В 2009 году «Инновационное бюро ЭКСПЕРТ» на средства гранта, предоставленного в соответствии с порядком, установленным распоряже нием Президента РФ от 14 апреля 2008 года № 192–рп, выполнило «Ис следование российской научно-технологической диаспоры в развитых странах: условия и возможности возвращения научных кадров и использо вание потенциала» и опубликовало отчет о полученных результатах [18].

Исследование было выполнено путем анкетирования представителей диаспоры и проведения с ними углубленных интервью. Ниже сделана по пытка обобщить как опыт взаимодействия с диаспорой в рамках Меро приятия 1.5 ФЦП «Кадры», так и материалы упомянутого выше отчета.

Проблемы возвращения. За долгие годы у советских граждан проч но укоренилось представление о том, что самостоятельное решение уче ного (и вообще любого гражданина) покинуть страну означает расста вание с ней «навсегда». В тех редких случаях, когда в «высших кругах»

появлялось желание кого-то вернуть в Россию (Горького, Шаляпина, Ка пицу и т. д.) речь обычно тоже шла о возвращении «навсегда».

По инерции такое же отношение сохранилось и после распада СССР.

Поэтому столь непривычной (и для властей, и для ученых – как уехав ших, так и оставшихся) была идея использовать высокий научный потен циал диаспоры (нередко обретенный уже во время работы за границей) в интересах развития российской науки и ее практических приложений.

Во многих других странах, также сталкивающихся с проблемой «утечки мозгов», обычно ставится задача по возможности сбалансиро вать отъезд своих ученых и возвращение некоторых из ранее уехавших, в сочетании с притоком в страну иностранных ученых. Потом вернув шиеся могут снова уехать, но в итоге это уже будет не «утечка мозгов», а их циркуляция. Хотя идеального баланса обычно добиться не удается, тем не менее, негативные последствия от «утечки мозгов» существенно сокращаются.

Никаких привилегий возвратившимся ученым не предоставляется – они легко встраиваются в ту иерархию должностей и вознаграждений, а также в те условия финансирования исследований, которые распро страняется в равной степени на всех ученых – и приехавших, и работаю щих на протяжении многих лет в собственной стране. В разных запад ных странах существуют примерно сопоставимые финансовые условия работы ученых, и переезд их из страны в страну почти аналогичен пере езду из города в город в пределах одной страны.

Борисов В. В., Борисенко А. И.

В России ситуация была иной: отъезд ученых из страны носил одно направленный характер – был массовым и фактически вынужденным.

Конечно, уехавшим ученым, как уже говорилось, предстояло пройти через решение ряда проблем, но для большинства уехавших все это бы стро «окупалось».

Некоторый рост финансовой поддержки российских научных иссле дований в 2000-х годах далеко не устранил разрыв в условиях жизни и работы ученых между Россией и западными странами – он все равно остался высоким. И в этом заключается самое серьезное препятствие не только для возвращения уехавших ученых в Россию, но даже для их приезда в страну на относительно короткое время, сопоставимое с вре менем выполнения одного научного проекта.

Это обстоятельство было в значительной степени учтено при реа лизации Мероприятия 1.5. Приглашенный исследователь приезжал в качестве руководителя, получал на выполнение проекта приемлемое финансирование, в его распоряжение поступал небольшой коллектив более или менее подготовленных российских исполнителей. Но самое главное – приглашенный исследователь при этом сохранял основное место работы в стране своего постоянного пребывания (правда, отлу чаться с него на два месяца в год было для него довольно-таки не легко).

Формы взаимодействия с диаспорой. Для выхода на уровень пол ноценного взаимодействия с диаспорой необходимо решение ряда задач общего характера.

Прежде всего, с представителями диаспоры и с диаспорой в целом следует, возможно, лучше познакомиться. Что-то уже известно, но все равно явно ощущается потребность обладать намного более полными данными.

Поэтому необходимо всеми возможными способами вести сбор и по стоянное обновление информации обо всех представителях диаспоры, о ком и о чем появится возможность что-то узнать. Часто ставится задача сформировать «карту расселения» диаспоры – такая карта действитель но полезна, но этого, конечно, мало. Нужна обстоятельная база данных, в которую надо внести на каждого представителя диаспоры возможно более полную характеризующую его информацию: фамилия, имя, от чество, место работы, название организации, занимаемая должность, кое-что из российской предыстории, некий уровень успешности, ссылки на основные публикации, какие-то дополнительные сведения, которые могут оказаться важными в процессе последующего взаимодействия.

Сбору таких данных следовало бы придать более систематический ха рактер.

Вторая общая задача: реальные контакты. Необходимо продвигать ся в направлении всяческого их расширения – количественного и каче ственного. Это могут быть информационные, проектные, договорные контакты, прямые или дистанционные, на территории России или за ее пределами. Их крайне желательно поддерживать в постоянном ре жиме.

Российская научная ойкумена Формы общения с диаспорой могут быть самые разные: индивиду альные встречи, коллективные обсуждения каких-то вопросов, пред ставляющих общий интерес, и т. д. При этом параллельно с развитием контактов между диаспорой и российскими учеными было бы не ме нее ценным укрепление контактов между самими представителями диаспоры.

В принципе, все это укладывается в традиционные для научного сообщества формы самоорганизации. Какие-то процессы могут раз виваться внутри диаспоры и по ходу дела объединяться (пересекаться) с процессами самоорганизации всего российского научного сообщества (во многих случаях это реально наблюдается). Рано или поздно возника ет потребность в том, чтобы какие-то виды взаимодействия носили ре гулярный характер – что свойственно любым сообществам: обсуждение конкретных проблем, выработка решений, те или иные договоренности.

Всему этому есть аналогии – так организованы многие профессиональ ные ассоциации ученых, международные союзы по различным областям науки и т. д.

В наше время любые виды взаимодействия требуют информацион ного сопровождения, и в этом отношении уже выработаны определен ные стандарты.

В частности, может быть поставлена задача организации специаль ной web-платформы, которая бы в структурированном виде поставляла разнообразную информацию, представляющую общий или специаль ный интерес, как для представителей диаспоры, так и для ученых, ра ботающих в России – таким образом можно было бы и тем, и другим интегрироваться в общее информационное пространство. Может быть организован сетевой обмен информацией о важных фактах и событиях в жизни диаспоры и российского научного сообщества, обмен мнениями по научной тематике и по ряду других вопросов, Большим подспорьем был бы размещенный в сети Интернет в открытом доступе справочник, обеспечивающий возможность связи друг другом для всего сообщества отечественных ученых, студентов и аспирантов, работающих за рубе жом, и коллег, находящихся в России. В пределе можно говорить вообще о любых русскоговорящих ученых и привлекать к взаимодействию уче ных из бывших республик Советского Союза.

Приглашение представителей диаспоры в Россию. Наиболее важную роль в использовании научного потенциала диаспоры уже сы грали и продолжают играть прямые деловые контакты приглашенных в Россию представителей диаспоры с коллективами российских ученых, аспирантов и студентов в связи с выполнением ими совместных науч ных проектов. Как уже говорилось, такая форма работы с диаспорой предусмотрена в рамках ФЦП «Кадры» (Мероприятие 1.5).

Еще больше возможностей появилось в связи с «программой мега грантов», которая реализуется в рамках Постановления Правительства РФ от 9 апреля 2010 года № 220 «О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессио нального образования, научные учреждения государственных академий Борисов В. В., Борисенко А. И.

наук и государственные научные центры Российской Федерации» [19] (см. ниже).

В этот же ряд можно поставить приглашения представителей диа споры на организуемые в России международные конференции: пригла шение в оргкомитеты конференций, к руководству секциями, к высту плению с докладом (все это будет только способствовать повышению уровня проводимых мероприятий, привлечению для участия в них дру гих авторитетных ученых). Помимо соотечественников, следует пригла шать на них ведущих ученых, не связанных с Россией.

Во всех этих случаях предстоит решить достаточно серьезные про блемы, связанные, во-первых, с облегчением визового режима – на пример, путем предоставления специальной постоянной (или долго временной) «научной визы»;

во-вторых, масса проблем возникает из-за отсутствия у приезжающих в Россию представителей диаспоры какого либо официально признаваемого статуса, в связи с чем разрабатывает ся идея наделить приглашаемых на работу в Россию профессоров ста тусом высококвалифицированного специалиста (ВКС) – специальным статусом, учитываемым также в Налоговом кодексе РФ (в этом случает установлена налоговая ставка вдвое ниже, чем для остальных нерези дентов – 15%). Этот статус определяется величиной годового дохода специалиста во время его пребывания в России (согласно Федеральному закону от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении ино странных граждан в РФ»). До недавнего времени для научных работни ков он был установлен равным 1 млн рублей.

Выявление болевых точек. По ходу выполнения представителями диаспоры совместных проектов с российскими коллегами на террито рии России или в результате знакомства с тем, что происходит в россий ской научно-технологической сфере, по тем или иным информационным каналам, представителям диаспоры, адаптировавшимся к особенно стям организации науки в стране пребывания, привыкшим к западным порядкам и достигшим достаточно высокой позиции особенно ясно видны основные болевые точки в организации российской науки, ме шающие нормальному развитию творческого процесса. Ниже следует перечень вопросов, в отношение которых российская наука явно далека от идеала.

Финансирование: объем, оптимальное расходование средств, фи нансовая дисциплина, финансовая поддержка долгосрочных научных проектов.

Правила деловых отношений: исполнительская дисциплина, сво евременное выполнения взятых обязательств, соответствие полученные результатов заявленным, соблюдение элементарных правил деловой переписки, регулярный просмотр электронной почты и т. д.

Владение иностранными языками.

Проведение экспертизы. Квалификация привлекаемых экспертов, их независимость от системы взаимных обязательств, сложившейся в российской науке (рекомендуется привлечение в качестве экспертов иностранных ученых и представителей диаспоры).

Российская научная ойкумена Облегченный и удобный режим оформления виз.

Регламент работы российской таможенной системы. Общепри нятые правила работы с грузами, предназначенными для научных ис следований. Оперативность таможенного оформления, отсутствие необоснованных ограничений. Возможность пересылки образцов в за мороженном виде.

Фактическое отсутствие в России легализованного и конкурент ного рынка временного жилья.

Хотя взаимодействие с диаспорой – это прежде всего дело уче ных, однако приглашенные в Россию исследователи нередко бывают вынуждены взаимодействовать с административными работниками (чиновниками) разного уровня, выполнять исходящие от них требова ния и решать ряд текущих вопросов. Такие взаимодействия вызывают особенно много нареканий. Отмечается чрезмерный бюрократизм по ходу подготовки и выполнения проекта, множество бессмысленных за претов и ограничений, необходимость оформления множества бумаг по мелким вопросам, которые на Западе принято решать вообще безо всяких бумаг и т. д.

Претензии со стороны приехавших участников совместных проек тов – пусть и в мягкой форме – предъявляются и к научному сообществу в целом. Имеются в виду:

– оторванность российских ученых от современной науки;

– отставание в использовании современных методов;

– неумение представить результаты своих исследований;

– недостаточное знакомство с международными стандартами – выполнения экспериментальных исследований;

– незнание последних публикаций;

– неумение работать в тесном контакте с зарубежными партне рами.

Невысокое мнение часто складывается вообще о состоянии россий ской науки (почти полное отсутствие передовых разработок, малое ко личество организуемых международных конференций).

Справедливости ради следует добавить, что все эти критические суждения сочетаются с надеждой на общие и конкретные позитивные изменения в российской науке и готовностью к посильному участию в устранении замеченных недостатков.

Циркуляция и челночная миграция. В российской студенческой среде часть студентов заранее планирует отъезд за границу немедленно после окончания вуза для дальнейшего обучения и построения своей на учной карьеры. Как раз эти студенты, пока учатся в российском вузе, отличаются наиболее серьезным отношением к занятиям. Иными слова ми, как и прежде, уезжают лучшие.

Правда, теперь отъезд за границу уже не воспринимается как сжи гание мостов. Уезжающие выпускники сохраняют российское граждан ство, поддерживают связи с другими выпускниками, с сотрудниками кафедр и лабораторий – в надежде на перспективы взаимовыгодного Борисов В. В., Борисенко А. И.

сотрудничества. Они не решают заранее, на какой срок уезжают, но вре мя от времени посещают Россию на одну-две недели.

В конце концов, они могут так и остаться за границей и даже полу чить там гражданство, но все же нередки случаи, когда после получения западной ученой степени PhD и еще после нескольких лет работы в ка честве пост-дока уехавшие выпускники российских вузов возвращают ся в Россию и встраиваются в научную жизнь российских научных ин ститутов. В принципе это – нормальный, распространенный во многих странах режим: поучились, потом поработали в другой стране – верну лись назад.

Вернувшиеся ученые чаще всего переходят в свойственный доволь но многим российским ученым челночный режим работы: регулярно, каждый год, по нескольку месяцев проводят за границей. Или, наобо рот – в Россию ежегодно приезжают на несколько месяцев. При этом одновременно сотрудничают и с российской, и с зарубежной научной структурой (группой, лабораторией, вузом).

Заинтересованность диаспоры в развитии российской науки Даже те представители диаспоры, которые уже вроде бы совершен но безразличны к тому, что происходит в России, в действительности на все, что касается российской науки, продолжают смотреть заинтере сованным взглядом. Тем более это относится к тем, кто хотя бы мыслен но примеряет себя к возможной, хотя бы временной работе на террито рии России. В последнем случае они примеряют себя и к тому, чтобы принять на себя часть бремени по осуществлению реформы российской научно-технологической сферы, которая должна привести к определен ной институциональной реорганизацию и, конечно, к общему повыше нию в России расходов на научные исследования. И если представители диаспоры это бремя сочтут для себя слишком высоким, они воздержат ся от участия в выполнении совместных проектов – по крайней мере, на территории России.

Таким образом, привлечение диаспоры в целях использования ее научного потенциала для развития российской науки попадает в один ряд с общими задачами реформирования и развития российской научно технической сферы.

Разумеется, дело не сводится к полному выравниванию уровней зар плат – речь идет скорее о применении единых принципов, в число ко торых входит установление оптимальной корреляции между размером зарплат и эффективностью выполняемых научных исследований – в той неформальной шкале, в какой эту эффективность оценивают сами уче ные.

Помимо повышения зарплат, не менее важны инвестиции в прибор ную и вообще материальную базу сферы исследований и разработок.

Участие диаспоры в вопросах реформирования российской научно технологической сферы могло бы быть многоплановым. Диаспора могла бы принять активное участие в выборе направлений реформирования Российская научная ойкумена российской науки, в поиске концептуальных решений и подходов к фор мированию программ реформирования государственного сектора науки, исходя из своего опыта или известного им опыта зарубежных стран.

Многие представители диаспоры считают, что они могут принести больше помощи развитию науки в России, используя те возможности, которые они имеют, находясь за границей.

Сюда входит участие в выполнении экспертиз по оценке проектов, результатов исследований, публикаций. Вполне возможно дистанци онным образом давать разнообразные консультации, в частности, от носительно ситуации в стране постоянного проживания представителя диаспоры: технологические (оценка развития тех или иных направлений науки и техники), коммерческие (ситуация на рынках, конкурентная об становка), организационные (порядок организации исследований и раз работок, формы международного сотрудничества).

Многие представители диаспоры готовы помогать соотечественни кам в подготовке публикаций, соответствующих требованиям зарубеж ных научных издательств. У тех, кто оказался на достаточно высоких позициях, иногда появляется возможность помочь российским молодым коллегам пройти стажировку в западной лаборатории и т. п.

Могут оказаться ценными рекомендации по выбору темы диссерта ции. Весьма ценными были бы всевозможные виды помощи в решении организационных вопросов: в налаживании межвузовского обмена сту дентами, в налаживание всевозможных коммуникаций с западными на учными организациями и общественными ассоциациями.

Модели организации научных учреждений Помимо существующих в России традиционных форм научных учреждений, которые буквально опутаны множеством предписанных им нормативных актов, инструкций и т. д., представители диаспоры как носители современного западного опыта предлагают создавать новые модели научных организаций, свободные от многих устаревших ограни чений. Можно, в частности, использовать уже опробованную на Западе и оправдавшую себя модель научного института, основой которого яв ляются самостоятельные лаборатории или временные научные коллек тивы, с минимальным вмешательством руководства института в тема тику проводимых исследований и в решения руководителей этих групп, касающиеся расходования выделенных финансовых средств.

Другой моделью является сети самостоятельных лабораторий и групп, без их привязки к каким-либо институтам (фактически способ ных вообще обходиться без централизованной администрации).

Особенно высокую оценку западные исследователи дают двум меж дународным и национальным центрам, таким как Институт математи ческих наук имени Исаака Ньютона в Кембридже (Великобритания) или Математический институт имени Анри Пуанкаре в Париже. Эти институты ориентированы исключительно на выполнение междисци плинарных краткосрочных (порядка 1–3 месяцев) и среднесрочных (по Борисов В. В., Борисенко А. И.

рядка 3–6 месяцев) научных программ типа «интеллектуальной атаки».

Их важные особенности: автономность, возможность мобилизации ре сурсов, свобода переключения с одной фундаментальной проблематики на другую. Научно-организационную политику вырабатывают находя щиеся на постоянной позиции 5–7 ученых высокой квалификации. Не большая административно-хозяйственная инфраструктура (20–50 чело век), обеспечивает проведение текущих мероприятий и деятельность Института в целом. Подобный институт в России мог бы вести порядка пяти международных программ в год (при среднем объеме финансиро вания каждой программы порядка 45 млн рублей).

Речь могла бы также идти о создании в России более современных и разнообразных моделей университетов. Небольшое число таких уни верситетов уже существует и в России (например, Московский физико технический институт).

Интересна также модель организации «зеркальных» лабораторий», в работе которых центральную роль играет сотрудничество с диаспорой:

в России создается лаборатория, которая работает в партнерстве с анало гичной лабораторией за рубежом, под руководством общего руководите ля. Такими руководителями как раз и могли быть наши соотечественники.

Известно, по крайней мере, два примера: лаборатории под руководством Алексея Семьянова в Нижнем Новгороде и Японии и лаборатории под руководством Константина Северинова в Москве и США.

Ряд предложений со стороны диаспоры касается организации работы фондов финансирования научных исследований.

В первую очередь, это касается экспертизы предлагаемых проектов.

Понятно, что экспертиза должна быть независимой. Практически един ственный способ этого добиться в нынешних условиях связан с приглаше нием иностранных экспертов. Силами одной только диаспоры эту пробле му не решить. А это означает, что заявки должны быть продублированы на английском языке. Как показывает практика, когда в этом возникает необ ходимость, российские ученые с этим требованием вполне справляются.

Предлагается распространить это требование, в том числе на заяв ки, подаваемые в российские государственные научные фонды: РФФИ и РНГФ.

На экспертные советы фондов было бы желательно дополнительно возложить обязанность писать подробные заключения по каждой пра вильно оформленной заявке на грант в случае отказа, с указанием всех недостатков (по возможности, также методов их устранения). Состав экспертных советов полагается обновлять примерно раз в 4 года.

И диаспора, и российские ученые находят целесообразным расширение направлений грантовой поддержки. Предлагается присуждать гранты:

– на обеспечение работы ученых на «постдоковских» позициях;

– на приобретение оборудования и расходных материалов;

– на проведение научных конференций (отбор конференций – на конкурсной основе, с научной экспертизой высокого уровня);

– на поддержку совместных проектов с иностранными научными организациями.

Российская научная ойкумена образовательная деятельность Можно надеяться, что в недалеком будущем удастся организовать регулярное приглашение представителей диаспоры к участию в раз личных видах преподавательской деятельности в российских вузах (чтение лекций, миникурсов, проведение занятий с аспирантами и сту дентами).

Если для чтения разовых лекций достаточно готовности российской стороны и доброй воли соотечественника, то для организации регуляр ной преподавательской деятельности потребуется выстроить систему, которая могла бы обеспечить решение целого ряда организационных вопросов: кто и каким образом будет оплачивать перелет и проживание преподавателя, где он будет жить, каким должен быть учебный график, чтобы не возникало противоречий с выполнением основной работы такого преподавателя. Нужно ли оформлять его на преподавательскую должность в российском вузе, и на каких условиях, сможет ли он уча ствовать в оценке знаний студентов, выставлять оценки и принимать экзамены.

Ценной могла бы быть практика приглашения в Россию для участия в преподавательской деятельности в российских вузах иностранных ученых. Следует, однако, учесть, что чтение лекций или ведение семи наров на английском языке потребует принятия соответствующих нор мативных документов.

Одним из путей решения подобных вопросов могло бы быть созда ние отдельного Открытого университета, основу преподавательского корпуса которого составили бы как раз представители диаспоры и за рубежные ученые. Речь могла бы идти о создание специальной пра вительственной программы, которая обеспечивала бы возможность финансирования преподавательской деятельности, осуществляемой представителями диаспоры и зарубежными учеными, выделяя на это соответствующие гранты и решая другие организационные проблемы.

В таком университете преподавание можно было бы вести частично или даже полностью на английском языке, Мегагранты Перейдем теперь к обсуждению Постановления Правительства РФ от 9 апреля 2010 года № 220 «О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионально го образования, научные учреждения государственных академий наук и государственные научные центры Российской Федерации» [19] (далее Постановление № 220).

Этим Постановлением Правительство РФ учредило гранты, вы деляемые на конкурсной основе для государственной поддержки на учных исследований, проводимых под руководством ведущих ученых в российских вузах, установило размер грантов и распределение вы плат по ним в течение 2010–2012 годов и образовало Совет по грантам Борисов В. В., Борисенко А. И.

Правительства РФ для государственной поддержки научных исследо ваний, проводимых под руководством ведущих ученых в российских вузах.

К Постановлению приложены «Положение о Совете по грантам Пра вительства РФ» и «Положение о выделении грантов».

Постановление № 220 имело два поразительных отличия от всех прежних документов такого рода. Во-первых, были предложены гран ты на поддержку научных исследований необычно крупного размера – на каждый грант предлагалось выплатить в течение трех лет 150 млн рублей. Во-вторых, впервые к конкурсу могли быть допущены на рав ных основаниях российские ученые, работающие как в России, так и за границей, а также иностранные ученые. Но только исследования по проекту им предписывалось выполнять на базе одного из вузов России.

Заявка фактически должна была подаваться совместно руководителем проекта и вузом. Понятно, что едва ли какой российский вуз откажется предоставить возможность на его базе выполнить исследование со столь щедрым (по российским меркам) финансированием.

Еще одно обстоятельство удивило российскую общественность: срав нительно малый размер требований к исполнителям проекта. К участ никам Мероприятия 1.5 ФЦП «Кадры» предъявлялись более высокие требования.

Но еще большее удивление вызвал опубликованный по итогам первого конкурса список победителей (конкурс был объявлен в июне 2010 года, победители были определены Советом по грантам 29 октября того же года). Газета «Троицкий вариант-Наука» опубликовала итоги конкурса и портреты победителей, снабдив эту информацию общим за головком «Дурные деньги достались достойнейшим» [20].

Объяснение этого удивительного обстоятельства дает всего одна фраза, приведенная на сайте программы мегагрантов [21]: «Одной из особенностей проведенных конкурсов на получение грантов явилась организация международной экспертизы в соответствии с мировой практикой».

Приведенная ниже информация взята с того же сайта.

Для проведения экспертизы были созданы экспертные группы по областям наук, в рамках которых проводились конкурсы: 7 по есте ственным наукам, 13 по прикладным (при условном их разделении) и одна группа по экономике, международным исследованиям и социо логии.

Состав экспертных групп был сформирован на основе предложений членов Совета по грантам, РФФИ и семи иностранных и международ ных ассоциаций.

Всего было привлечено 1299 экспертов, из них чуть менее половины (46,9%) – иностранные. Каждая из заявок оценивалась двумя россий скими и двумя иностранными экспертами.

Любопытен национальный состав победителей: 22 с российским гражданством (из них 10 – с двойным). Остальные 17 – зарубежные уче ные. Притом постоянно проживают в России только 5 победителей.

Российская научная ойкумена Как выяснилось, опасения, связанные с относительно низким уров нем требований к проектам и итогам их выполнения, оказались напрас ными: видимо, «достойнейшие» плохо работать не умеют. Практически каждый из них озаботился тем, чтобы создать в соответствующем вузе новую лабораторию, способную работать на уровне ведущих лаборато рий мира (по крайней мере, близко к этому уровню).

И еще одна интересная деталь. Приглашенные исследователи, уча ствовавшие в Мероприятии 1.5, считали чересчур жестким требование, согласно которому они должны были 2 месяца в году проводить в Рос сии. А согласно Постановлению № 220 руководителям проектов нужно было проводить в России 4 месяца в году. Но с учетом размера выде ленной суммы, которой хватало на организацию и последующую работу целой лаборатории, эти 4 месяца по продуктивности нисколько не усту пали такому же количеству времени по основному месту работы.

Второй конкурсный отбор был объявлен в апреле 2011 года. 21 сен тября 2011 года были определены 38 победителей. Среди них оказалось сразу два нобелевских лауреата: Ш. Осаму (премия по химии 2008 года) и С. Д. Фитцджералд (премия по физике 2006 года).

Общее финансирование 77 проектов в 2010–2012 годы составило 8,31 млрд рублей.

Постановлением Правительства РФ от 30 мая 2012 года № 531 в По становление № 220 были внесены изменения. Программа мегагрантов была продлена до 2016 года. За это время должно быть проведено еще два конкурса. Несколько изменены суммы и условия финансирова ния. Предусмотрена возможность продления еще на два года наиболее успешных из проектов, победивших на первых двух конкурсах. Нако нец, с 2013 года в конкурсе, кроме российских вузов, получили возмож ность участвовать научные учреждения государственных академий наук и государственные научные центры РФ.

В декабре 2012 года Совет по грантам принял решение о продлении проведения 23 научных исследований из 39, проведенных по итогам первого конкурса.

30 ноября 2012 года был объявлен третий конкурс. 22 апреля 2013 года были определены 42 победителя. В их числе снова оказался лауреат Но белевской премии по химии (1989 год) С. Альтман, который будет про водить научные исследования на базе Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН.

В дальнейшем Минобрнауки России планирует:

– объявить 4-й конкурс на получение грантов в июне 2013 года для проведения научных исследований в 2014–2016 годах. Итоги конкурса подвести в декабре 2013 года;

– провести процедуру продления наиболее успешных научных исследований победителей второго конкурсного отбора – до декабря 2013 года;

– провести в ноябре 2013 года конференцию с победителями кон курсов на получение грантов по результатам проведенных научных ис следований.

Борисов В. В., Борисенко А. И.

Заключение В свете всего сказанного, российская наука, если оценивать ее общий вклад в мировую науку и ее тесную связь с мировой наукой, предстает как некое единство в многообразии. Нет ни малейших оснований ис ключать из нее И. И. Мечникова из-за того, что его основные научные результаты получены в Париже. Вклад российской науки в мировую по полняли А. Ф. Иоффе и его ученики во время пребывания за границей, так же как и П. Л. Капица во время работы в Кембридже. То же можно сказать и о «невозвращенцах» – о Г. А. Гамове, В. Н. Ипатьеве, А. Е. Чи чибабине (и далеко не только о них).

Точно так же, оценивая вклад российской науки, следует обяза тельно учитывать научные достижения нынешней российской научно технологической диаспоры. И уж совсем противоестественно разделять результаты, полученные российскими учеными, совмещающими работу в России и за границей.

Наконец, говоря о российской науке, никак не следует забывать вклад в ее развитие со стороны иностранных ученых. С этого вклада начала свое существование учрежденная Петром Российская академия наук, в составе которой так много сделал петербургский академик Леонард Эйлер. Эти традиции продолжают и те иностранные ученые (даже но белевские лауреаты), которые в нынешнее время согласились работать в России в рамках программы мегагрантов.

В единстве этого многообразия и находит свое воплощение россий ская научная ойкумена.

Выводы и предложения 1. Неотъемлемым качеством современной науки является мобиль ность ученых. Фактически стала нормой работа ученых, в том числе за пределами страны своего происхождения – часто это даже способ ствует достижению ими крупных научных успехов.

2. Необходима организация систематизированной работы по сбору данных о российских ученых, работающих за рубежом. Соответствую щая база данных должна быть открыта для использования, пополнения и корректировки (метод Википедии). Предлагается разместить в Интер нете эти данные в формате, в котором обычно издаются справочники типа «Who is who» для разных областей науки.

3. Необходимо продвигаться в направлении количественного и ка чественного расширения контактов с представителями диаспоры – ин формационных, проектных, договорных, прямых и/или дистанционных.

Их крайне желательно поддерживать в постоянном режиме. Параллель но с развитием контактов между диаспорой и российскими учеными следует всячески способствовать укреплению контактов между самими представителями диаспоры.

4. Развивать, по мере необходимости, регулярно организуемые встречи представителей диаспоры (с возможным участием российских Российская научная ойкумена ученых) для обсуждения конкретных проблем, выработки решений, до стижения тех или иных договоренностей.

5. Организовать web-платформу для структурированного размеще ния информации, представляющей общий или специальный интерес как для представителей диаспоры, так и для ученых, работающих в России.

Разместить на этой платформе справочник, обеспечивающий возмож ность связи друг другом для всего сообщества отечественных ученых, студентов и аспирантов, работающих за рубежом, и коллег, находящихся в России(возможно, также русскоговорящих ученых из бывших респуб лик Советского Союза).

6. Организовать сетевой обмен информацией о важных фактах и со бытиях в жизни диаспоры и российского научного сообщества, обмен мнениями по научной тематике и по ряду других вопросов, любых 7. Регулярно приглашать представителей диаспоры на организуе мые в России международные конференции, приглашать их также в со став оргкомитетов конференций, к руководству секциями, к выступле нию с докладом. Помимо соотечественников, следует приглашать на них ведущих ученых, не связанных с Россией.

8. Следует наделить представителей диаспоры, а также иностран ных ученых, приглашаемых в Россию в качестве руководителей научно исследовательских проектов, на выполнение которых выделены средства федерального бюджета, специальным статусом, который бы обеспечи вал решение вопросов, связанных с получением российской визы, давал бы им возможность своевременно и без каких-либо бюрократических процедур поучать полагающееся им денежное вознаграждение, а также давал бы им право подписи под текущими финансовыми документами, связанными с расходованием средств по гранту. Помимо всего прочего, этот статус в плане взимания налогов должен быть эквивалентен статусу высококвалифицированных специалистов, приглашаемых для осущест вления трудовой деятельности в инновационном центре «Сколково».



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.