авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

НАУКА И ТЕХНОЛОГИЯ

И.Э. Фролов

ВОЗМОЖНОСТИ И ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ

РОССИЙСКОГО ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНОГО

КОМПЛЕКСА1

В статье анализируются состояние и тенденции развития отечественного наукоемкого вы-

сокотехнологичного комплекса после реализации антикризисных мер, дается сравнительная

оценка с ситуацией в российской экономике в целом. Высказывается тезис о том, что ключе-

выми задачами модернизации должны стать реинтеграция институциональной структуры воспроизводства национальной экономики и реиндустриализация страны. Сформулирована ги потеза о единой природе процессов образования высокотехнологичных производств, националь ных инновационных систем и процессов модернизации.

Последний год первого десятилетия XXI в. прошел под знаком дискуссий о причинах, природе мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг., его специфических формах протекания в отечественных условиях, принципах, формах и методах новой посткризисной экономической политики, направленной на стиму лирование инновационных и модернизационных процессов в экономике. Устойчи вое развитие российской экономики требует изменения и комплексной увязки го сударственной политики в сферах промышленной, научно-технологической и ин новационной, в том числе с точки зрения выбора целей, стратегии, приоритетов и факторов экономического роста. Главной целью должно стать создание условий, при которых роль и функции ведущей силы экономического развития постепенно перейдут от сырьевых и перерабатывающих отраслей к инновационному сектору экономики. Путь к этому – в создании крупных, конкурентоспособных на мировых рынках вертикально интегрированных структур в наукоемком высокотехнологичном комплексе (НВТК) промышленности, обеспечении государственным заказом и соответствующей бюджет но-финансовой поддержкой в рамках государственно-частного партнерства [1]. Широта и многоаспектность затрагиваемых проблем, по мнению автора, еще более усложняются вследствие вступления мировой экономики и мировых финансов в новый период каче ственной перестройки, сопоставимой с периодами Великой депрессии 1930-х годов и структурных и валютных кризисов 1970-х годов. В связи с этим актуальными вновь ста новятся многочисленные вопросы, казалось бы уже многократно разрешенные на теоре тическом или прикладном уровне экономической науки.

Предлагаемые результаты исследования излагаются в двух аспектах: основное внимание уделяется эмпирическому анализу процессов, произошедших в российском НВТК, особенно за последние два года, и одновременно выдвигается ряд эвристиче ских гипотез, позволяющих по-новому интерпретировать эти процессы, а также сфор мулировать идеи, обосновывающие иные по сравнению с общепринятыми аспекты политики в сфере модернизации и развития инновационных процессов. Логика изло жения следующая: вначале анализируются современное состояние и тенденции разви тия российского НВТК, затем результаты анализа сопоставляются с докризисным и современным состоянием экономики в целом. В заключение формулируется гипотеза об общем содержании (единой природе) определенных сторон процессов модерниза Статья написана при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 11-020230а).

И.Э. Фролов ции и распространения инноваций. Введение новых типов определенностей в скоррек тированных дефинициях инноваций и модернизации позволяет выявить некоторые не обходимые условия, достижение которых необходимо для успешного формирова ния инновационного сектора и вторичной модернизации российской экономики.

Предварительно следует сказать, что классификация высокотехнологичных отрас лей промышленности, принятая Организацией экономического сотрудничества и раз вития (ОЭСР) [2], и предлагаемая автором в статье, различаются набором отраслей из-за специфики российской экономики и используемых автором определений [1, с. 21-45, 166-189, 370-380;

3, 44-49]. Резюмируя данные табл. 1, заметим, что под вы сокотехнологичной продукцией в международной и отечественной статистике тради ционно понимается валовой выпуск следующей группы отраслей промышленности:

– аэрокосмическая;

– радиоэлектронная, производство ЭВМ и электронных компонентов, офисного оборудования и программного обеспечения (ПО), а также промышленность средств связи;

– медицинская техника, прецизионная и оптико-электронная техника;

– химико-фармацевтическая.

Таблица Классификация отраслей промышленности по уровню их технологичности* Отрасли и виды экономической деятельности промышленности (код ОКВЭД) Высокотехнологичные отрасли Производство фармацевтической продукции (24.4) Производство офисного оборудования и вычислительной техники (30) Производство аппаратуры для радио, телевидения и связи (32) Производство изделий медицинской техники, средств измерений, оптических приборов и аппаратуры, часов (33) Производство летательных аппаратов, включая космические (35.3) Среднетехнологичные отрасли высокого уровня Химическое производство (24, исключая код 24.4) Производство машин и оборудования (29) Производство электрических машин и электрооборудования (31) Производство автомобилей, прицепов и полуприцепов (34) Производство судов и прочих транспортных средств (35, исключая коды 35.1 и 35.3) Виды деятельности Знаниеемкие виды деятельности Деятельность водного транспорта (61) Деятельность воздушного транспорта (62) Связь (64) Финансовая деятельность (65 и 67) Операции с недвижимым имуществом, предоставление прочих видов услуг (70 и 74) Образование (80) Здравоохранение и предоставление социальных услуг (85) Деятельность по организации отдыха и развлечений, культуры и спорта (92) Высокотехнологичные знаниеемкие виды деятельности Связь (64) Деятельность, связанная с использованием вычислительной техники и информационных технологий (72) Научные исследования и разработки (73) _ * Для сокращения из таблицы исключены среднетехнологичные отрасли низкого уровня и низкотехноло гичные отрасли.

Источник: [2, p. 207].

Из данных табл. 1 следует, что в ОЭСР была принята классификация отраслей по степени технологичности, где различаются высокотехнологичные, среднетехнологич ные высокого уровня, а также среднетехнологичные низкого уровня и низкотехноло гичные отрасли. При этом высокотехнологичными традиционно считают отрасли, в Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса отгруженной продукции которых доля затрат на отраслевую науку составляет не менее 4,5-5%, а высоконаукоемкими отраслями те, где эта доля – выше 10% [4].

Заметим, что классификация ОЭСР основана на сложившейся структуре высо котехнологичных отраслей развитых стран, которая в силу исторических причин отли чается от технологической структуры российской экономики, унаследовавшей многие особенности хозяйства советского типа. Необходимо отметить, что более 60% произ водства высокотехнологичной медицинской техники в российской промышленности, выпуск практически всей прецизионной и оптико-электронной техники, а также ряд производств химико-фармацевтической, микробиологической, химической отраслей и научного приборостроения сосредоточены в оборонных отраслях (оборонно промышленном комплексе – ОПК), ряд отраслей которого (например, судостроение) в международной статистике обычно относят к среднетехнологичным производствам высокого уровня. Однако специфика российской промышленности такова, что в на стоящее время все оборонные отрасли, а также радиоэлектронный комплекс (РЭК), атомная промышленность (АТП) и атомная энергетика, производство вооружения и военной техники (ВВТ) относятся к наукоемким, а авиационная и ракетно-космическая промышленности (АРКП) относятся к высоконаукоемким отраслям.

Отметим также, что в стандартных дефинициях ОЭСР смешиваются признаки «инновационности», «наукоемкости» и «высокотехнологичности», которые харак теризуют разные аспекты НВТК, однако для углубленных исследований их следует раз личать. Исследования, проводимые с 1970-х годов, показали, что использование резуль татов, получаемых в научно-технической сфере, устойчиво локализуется в группе высо котехнологичных отраслей, где по преимуществу первоначально создаются сложная (высокотехнологичная) техника и передовые технологии. Ключевым признаком передо вых технологий при серийном производстве высокотехнологичной продукции невоз можность их замены на технологии предшествующих поколений. Причем передовые технологии разрабатываются и применяются на всех уровнях материальной структуры хозяйства, включая и добывающие отрасли, в связи с чем нельзя говорить о том, что пе редовые технологии и высокотехнологичная техника не используются и на низших уровнях материальной структуры народного хозяйства.

Высокотехнологичные отрасли в отличие от остальных характеризуются массо вым использованием передовых технологий. Исторически высокотехнологичные отрасли промышленности появились в XIX в. (органическая химия, электротехни ка и др.), но по мере усложнения материальной структуры «старые» высокотехно логичные отрасли смещались к «середине» пирамиды народного хозяйства (стано вясь вначале среднетехнологичными отраслями высокого уровня, а затем среднетех нологичными отраслями низкого уровня), а «сверху» возникали высокотехнологичные отрасли нового поколения. По мере капитализации науки для устойчивого развития бльшей части высокотехнологичных производств потребовалось существенно увели чить и постоянно поддерживать на высоком уровне расходы на НИОКР. Это и стало основанием для введения в научный оборот с 1970-х годов понятия «наукоемкое про изводство». Наукоемкие и высокотехнологичные производства предполагают: а) ча стную собственность на конкретные технологии (ноу-хау);

б) цепочки передовых технологий, которые доходят до производств, обеспечивающих выпуск финальной продукции. Инновационная экономика, возникающая на базе высокотехнологичных производств, характеризуется дополнительно возможностью быстрой смены номенк латуры конечной продукции (что возможно далеко не во всех высокотехнологичных производствах), а также образованием инновационных циклов, связанных с каче ственно иной системой сбыта (маркетинга) продукции, в которых реинновации по зволяют получать прибыль, достаточную для компенсации инвестиций в разработ И.Э. Фролов ку продукции в предшествующем цикле. Но при этом далеко не все инновацион ные производства являются наукоемкими [3].

К НВТК относятся оборонно-промышленный комплекс, атомный комплекс (АТК, включающий атомную промышленность и сектор эксплуатации АЭС), высоко технологичные производства химико-фармацевтической, микробиологической и хими ческой отраслей (включая выпуск микробиологической продукции, некоторых типов пластмассовых изделий, химических волокон, нитей и композитов), научное приборо строение, производство сложного медицинского оборудования. В НВТК также можно включать высокотехнологичный сектор в сфере услуг. К наукоемким, высокотехноло гичным услугам относят виды связи (космическая, оптико-волоконная, сотовая связь, интернет-услуги и пр.) и передачи данных, авиаперевозки современными летательными аппаратами, услуги космического обеспечения. В перспективе внедрение современных информационных технологий в России позволит распространить сферу высокотехноло гичных знаниеемких услуг на здравоохранение, образование и финансовый сектор. Од нако особенности функционирования еще только складывающейся системы воспроиз водства НВТК и специфика российской статистики позволяют наиболее полно выделить «ядро» НВТК, а именно – отрасли ОПК и атомной промышленности (включая их на учно-техническую продукцию), но без учета всей высокотехнологичной сферы и ее ин фраструктуры на страновом уровне.

НВТК является инновационным «ядром» машиностроения – показатель доли инно вационно-активных предприятий в 2008 г. составил в ОПК около 46%, тогда как в це лом по обрабатывающей промышленности – 11,9% (16,9% по «производству машин и оборудования») [5, с. 170, 172]. Если не учитывать энергомашиностроения, микробио логии и высокотехнологичной химии, то ОПК – фактически единственный промыш ленный комплекс, который реально производит конкурентоспособную продукцию и обладает, наряду с перспективными био- и нанотехнологиями, существенным потен циалом развития. Этот потенциал сосредоточен, главным образом, в ракетно космической, авиационной, судостроительной и атомной промышленности.

Объемы производства в НВТК в 2006-2008 гг. ежегодно в среднем росли на 11,2%, что существенно выше общепромышленного роста (4,9%). На долю указанного комплекса приходится более 70% всей научной продукции в стране, в нем занято бо лее 50% всех научных сотрудников. Он обеспечивает производство 70% всех средств связи, 60% сложной медицинской техники, 30% оборудования для ТЭК. Доля граж данской продукции в товарной продукции ОПК, составляющем около 75% от НВТК, в 2008 г. равнялась 41,6%, а к 2015 г., по прогнозным оценкам Минобороны России, должна превысить 70% общего объема производства [6, c. 288-289].

По сходству конечных видов продукции и технологических процессов наукоем кие высокотехнологичные производства объединены в следующие агрегированные комплексы [7, с. 89-90]:

– авиаракетно-космическая промышленность (АРКП), состоящая из авиацион ной промышленности (АП) и ракетно-космической промышленности (РКП);

– радиоэлектронный комплекс (РЭК), включающий электронную промышлен ность (ЭП), радиопромышленность (РП) и промышленность средств связи (ПСС);

– производство сложных (специальных) видов техники («производство СВТ»), состоящее из промышленности обычных вооружений (ПВ), промышленности бое припасов и спецхимии (БП), судо- и кораблестроения (СП);

– атомная промышленность (АТП).

Динамика в целом НВТК, товарной продукции ОПК, машиностроения и рос сийской промышленности в 1998-2009 гг. показана на рис. 12.

Расчеты автора базируются на данных Росстата и информационного агентства ТС-ВПК http://www.vpk.ru.

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса 1, 1, 1, 1, 0, 0, 0, 0,6 Год Рис. 1. Темпы роста НВТК (– –), товарного выпуска ОПК (----), машиностроения (––) и обрабатывающей промышленности (– –) России в 1999-2009 гг. (в долях к предыдущему году) За 1999-2009 гг. валовые объемы НВТК возросли более чем в 3,3 раза, военного про изводства в ОПК – почти в 4,9 раза, гражданской продукции – примерно в 2,7 раза. Об щий выпуск товарной продукции ОПК увеличился почти в 3,6 раза. По темпам роста ОПК значительно опережает промышленность в целом (она увеличилась в 1999-2009 гг.

в 1,72 раза) и машиностроительный комплекс (МСК)3, который вырос (с учетом резко го спада в 2009 г.) немногим более чем в 1,9 раза. Среднегодовые темпы роста про мышленной продукции ОПК в 2001-2009 гг. составили около 8,9%.

Гражданское производство в ОПК развивается нестабильно. В докризисные го ды наметилась тенденция, позволившая изменить соотношение вкладов граждан ского и военного секторов и увеличить выпуск гражданской продукции во всех от раслях ОПК. Другими устойчивыми тенденциями за 2000-е годы стали: сокраще ние численности занятых в промышленном секторе ОПК, рост капиталовложений в обновление основных фондов предприятий. Численность работников в 1999 2009 гг. продолжала сокращаться: она уменьшилась по сравнению с 1998 г. более чем в 1,5 раза. Ситуация с капиталовложениями противоположна: за 1999-2009 гг.

они увеличились более чем в 8 раз. Для многих предприятий, лишенных иных ис точников финансирования, только выполнение в 2000-2009 гг. гособоронзаказа (ГОЗ) или контрактов по линии военно-технического сотрудничества (ВТС) позво лило направить часть прибыли на обновление производственных фондов и граж данскую переспециализацию части основного производства.

По некоторым оценкам, в 2004-2008 гг. Минобороны России приобрело 36 МБР «Тополь-М», два дивизиона оперативно-тактических ракетных комплексов «Искан дер», два дивизиона зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400, 150 танков Т-90, 700 БМП и БТР, 20 самоходных артиллерийских установок, стратегический бомбарди ровщик Ту-160, три фронтовых бомбардировщика Су-34, 30 вертолетов, дизельную подводную лодку, два корабля типа «корвет», 13 малых кораблей и вспомогательных судов [8]. В 2009 г. было закуплено 49 новых и модернизированных самолетов, 31 вер толет, 304 единицы бронетехники и 20 артиллерийских орудий. В 2010 г. было запла нировано поставить в войска более 30 баллистических ракет морского и наземного базирования, пять ракетных комплексов «Искандер», около 300 единиц современ Под МСК с 2005 г. понимается сумма трех видов деятельности по ОКВЭД: «Производство машин и оборудования» (DK), «Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования» (DL) и «Производство транспортных средств и оборудования» (DM).

И.Э. Фролов ной бронетехники, 30 вертолетов, 28 боевых самолетов, три атомные подводные лодки (поставки перенесены на 2011 г.) и один боевой корабль типа «корвет» про екта 20380 (не поставлен), 11 космических аппаратов (поставлено 5 КА). В 2010 г.

авиационная промышленность и ВВС России приступили к испытаниям первого летного образца перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА), а также к серийному производству учебно-боевых самолетов (УБС) Як 130 (6 ед.) и фронтового бомбардировщика Су-34 (4 ед.). Поставка «Аэрофлоту»

серийных региональных лайнеров типа SSJ перенесена с 2010 на 2011 г.

Рассмотрим развитие НВТК за последние годы, включая кризисный период4.

Сводные данные о динамике развития НВТК и его комплексов приведены в табл. 2.

Таблица Сводные данные по НВТК (2003-2010 гг.) Комплекс 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.* Темпы роста** АРКП 1,052 0,955 1,025 1,195 1,145 1,036 1,139 1, РЭК 1,221 1,083 1,010 1,116 1,418 1,161 0,974 1, Производство СВТ 1,198 1,143 1,063 1,004 1,097 1,032 1,079 1, в т.ч. судостроение 1,507 1,293 1,145 0,861 1,031 1,082 1,363 1, Фармацевтика 1,067 0,949 0,956 1,102 1,070 0,981 0,920 1, АТП*** 1,041 1,033 0,996 0,986 1,120 1,140 1,180 1, «Ядро» НВТК**** 1,113 1,044 1,031 1,083 1,158 1,068 1,103 1, НВТК, всего (с фарма цевтикой) 1,110 1,039 1,027 1,084 1,153 1,063 1,093 1, Экспорт НВТК, млрд. долл.

ВВТ 5,46 5,78 6,18 6,46 7,19 8,35 8,56 Гражданская про дукция ОПК 1,35 1,18 1,46 1,61 1,42 1,62 0,91 АТП 3,01 3,50 3,16 3,50 4,4** 6,1** 5,8** Всего 9,82 10,46 10,8 11,57 13,01 16,07 15,27 16, _ * Прогноз автора на основе данных за 9 мес. 2010 г.

** Оценка автора (на основе официальных данных темпов роста товарной продукции, выпуска науч но-технической продукции и официальных расчетных дефляторов продукции ОПК и АТК). Темпы роста по ОПК за 2003 и 2004 гг. приведены к базе 2005 г.

*** Ликвидация Минатома России ухудшила ситуацию с публикацией единых данных по АТП и АТК.

Руководство ГК «Росатом» не публикует сводных данных с 2004 г., а с 2008 г. известны только сводные показатели в текущих ценах предприятий, входящих в «Росатом». Сводный индекс-дефлятор по АТП в целом не публикуется. Поэтому оценки за 2004-2009 гг. носят предварительный характер.

**** Динамика НВТК (без фармацевтики) оценивается также без учета результатов деятельности АЭС, так как генерация электро- и теплоэнергии не является инновационной деятельностью.

Источники: данные Минпромторга России, Роспрома, Росатома, расчеты автора.

Данные табл. 2 также показывают, что в 2007-2010 гг. сверхвысокие темпы рос та НВТК (помимо традиционного лидера динамики АРКП) во многом обеспечены за счет ускоренного развития атомной промышленности5. Ввиду существенно большей закрытости сводных данных по АТП агрегированные оценки развития атомной промышленности были получены с помощью заводского метода6 на осно Более детальный обзор НВТК за 2005-2010 гг., включая анализ развития его отдельных отраслей приведен в [9].

В основном за счет ФЦП «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года» (утверждена постановлением Правительства РФ от 6 октября 2006 года № 605) и заменившей ее Программы деятельности ГК «Росатом» на долгосрочный период (2009-2015 годы) (утверждена постановлением Правительства РФ от 20 сентября 2008 года № 705).

Заводской метод состоит в том, что в состав отраслевой продукции включается продукция, которая вырабатывалась на каждом предприятии в отчетном и базисном периодах. Сравнимая товарная продукция отрасли, исчисленная по заводскому методу, представляет собой сумму отчетных данных о поставках заказчику сравниваемой товарной продукции отдельных предприятий.

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса ве анализа данных бухгалтерской отчетности предприятий атомной отрасли из дос тупных отчетов ОАО и ФГУП.

Таблица Относительные доли выпуска предприятий атомной отрасли по агрегированным комплексам в общем объеме АТП, %, 2005-2009 гг.

Количество Показатель 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

предприятий Ядерно-топливный комплекс (добыча, конверсия и обо гащение урана, производст во ядерного топлива) 23 51,6 50,9 46,2 48,3 50, Ядерное и энергетическое машиностроение 46 11,9 11,9 12,6 11,8 9, Проектирование, инжиниринг и строительство АЭС 16 16,8 16,8 22,5 26,0 27, НИИ и КБ АТП 20 9,7 10,2 10,1 6,8 6, Радиационная и ядерная безопасность 12 9,8 10,0 8,4 6,8 5, Атомный флот 1 0,2 0,2 0,2 0,3 0, АТП, исключая ЯОК, всего 118 100,0 100,0 100,0 100,0 100, Источники: доступные отчеты предприятий АТП, расчеты автора.

Комментарий к табл. 3. Полные данные по всем предприятиям «Росатома» за исследуемый период от сутствуют, но анализ включает практически все ключевые предприятия АТП за исключением НИИ и заводов ядерно-оружейного комплекса (ЯОК). Методика расчетов предусматривает отнесение предприятия только к одно му из агрегатов, но в ходе своей деятельности «Росатом» периодически переподчинят некоторые предприятия, ко торые могут быть отнесены к другому комплексу. Например, в 2010 г. в рамках формирования Топливной кампа нии на базе ТВЭЛ в нее включены Владимирское ПО «Точмаш», Ковровский механический завод и ряд др. органи заций, которые по номенклатуре продукции лучше относить к машиностроению. К ядерно-топливному комплексу отнесен и Техснабэкспорт, занимающейся экспортом обогащенного урана. Кроме того, к предприятиям ядерно топливного комплекса и радиационной и ядерной безопасности относятся организации, находящиеся в тесной коо перации с предприятиями ядерно-оружейного комплекса. Внутриотраслевой оборот учесть не удалось, поэтому данные таблицы содержат повторный счет. Консолидированный выпуск предприятий «Росатома» в 2009 г. соста вил 458,2 млрд руб. (по сравнению с 361,5 млрд руб. в 2008 г.).

Анализ полученных агрегатов АТП, несмотря на некоторую неполноту первич ных данных, достаточно определенно показывает соотношения между различными комплексами атомной отрасли, включая и некоторые качественные тенденции (табл. 3). Важно, что даже при беспрецедентных темпах строительства АЭС ядер ное и энергетическое машиностроение занимает относительно стабильную долю (около 10%), что свидетельствует также о двузначных темпах ее развития. Доля ЯОК, вероятно, стабильно снижается и составляет менее 10%, а вот доля ядерно топливного комплекса и доля сегмента проектирования, инжиниринга и строитель ства АЭС устойчиво растут. При этом данные по финансированию ЯОК (табл. 4) и доступные отчеты НИИ и проектных организаций АТП позволяют предварительно оценить наукоемкость атомной промышленности в диапазоне 4,5-6%. В средне срочной перспективе ожидается и бурный рост сегмента атомного флота (в случае реализации программы строительства атомных ледоколов нового поколения). От крытым, как и в случае ОПК, остается вопрос о реальных дефляторах на оборон ную продукцию и продукцию АТП. Известно только, что цены на продукцию ядер ного машиностроения и себестоимость добычи урана растут низкими темпами, а вот изменение тарифов на электроэнергию, вырабатываемую на АЭС, а также стоимость их строительства измеряется двузначными цифрами. Оценка реальных индексов-дефляторов агрегатов НВТК пока является открытым вопросом, но мож но с уверенностью предположить, что решение этой проблемы покажет сущест венно бльшую глубину спада в ОПК в 1990-е годы и, возможно, завышенность официальных индексов роста товарной продукции в 2000-е годы.

И.Э. Фролов Оценки масштабов и темпов гособоронзаказа и объемы поддержки НВТК через технологически ориентированные федеральные целевые программы (ФЦП) в 2005 2009 гг. подробно рассмотрены в работе [10], поэтому приведем только сводные данные о финансировании за 2008-2011 гг. (табл. 4).

Таблица Финансирование Вооруженных сил РФ и НВТК в 2008–2011 гг., млрд. руб., текущие цены Показатель 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2011/2008 гг.* 38797,2 44491, ВВП России 41428,6 52000** 0, Расходы ФБ 7566,6 9660,1 10088 10659 1, Раздел «Национальная оборона» 1033,44 1188,174 1276,514 1517,1 1, в том числе % ВВП 2,49 3,06 2,87 2,9 1, Ядерно-оружейный комплекс 17,084 19,081 18,745 26,968 1, в том числе доля в расходах ФБ 0,226 0,198 0,186 0,25 1, Прикладные научные исследования в об ласти национальной обороны 129,671 163,161 153,098 166,639 1, в том числе в расходах на националь ную оборону, % 12,5 13,7 12,0 11,0 0, Государственный оборонный заказ*** 458 580 626 690** 1, в том числе:

доля ГОЗ в расходах на национальную оборону, % 44,3 48,6 49,0 45,5 1, доля ГОЗ в расходах ФБ, % 6,1 6,0 6,1 6,5 1, Закупки, модернизация и ремонт ВВТ 300** 390** 420** 460** 1, доля закупок в ГОЗ, % 65,5 67,2 67,1 66,7 1, Военные НИОКР 100** 130** 140** 115** 0, Доля военных НИОКР в ГОЗ, % 21,8 22,4 22,4 16,7 0, Расходы ФБ на технологически ориенти рованные ФЦП**** 248,481 392,829 323,075 361,297 1, в том числе доля в расходах ФБ, % 3,3 4,1 3,2 3,4 1, * Соотношение расходов 2011 и 2008 гг. в постоянных ценах 2008 г.

** Оценки автора.

*** Оценки информационного агентства ТС-ВПК.

**** Оценки по 26 технологически ориентированным ФЦП [10].

Источники: данные Росстата, Минфина России и Федерального казначейства, расчеты автора.

Данные табл. 4 убедительно показывают, что масштабы государственной поддержки НВТК велики и возрастают с каждым годом. Так, закупки, модернизация и ремонт ВВТ только по линии Минобороны России возрастут за 2009-2011 гг. более чем на 23% в постоянных ценах7, а по линии ФЦП – более чем на 17%. Вместе с тем известно, что в 2010-2011 гг. закрыты темы многих военных НИОКР, что объясняется ру ководством Минобороны России их малоэффективностью. Но, в реальности это следствие хаотичности проводимой с осени 2008 г. военной реформы, преду сматривающей радикальное сокращение Вооруженных сил (ВС) РФ, что суще ственно сократило в настоящее время их боеготовность и боеспособность. Вре менное снижение затрат на военные НИОКР, к сожалению, порождает риски су щественного снижения научно-технологического потенциала НВТК.

Боеспособность «реформированных» ВС РФ крайне низка, о чем свидетельствует обсуждение положения дел на расширенной коллегии Минобороны России в марте 2010 г. Выяснилось, что до 60% бригад, созданных на базе разреформированных дивизий Сухопутных войск, небоеготовы [12]. Новые свидетельства этого предоставили и результаты учений «Восток-2010», усугубленные провалом работы реформированной системы материально технического и тылового обеспечения. Понятно, что в существующем виде новые ВС не будут в состоянии даже погасить конфликты средней интенсивности типа чеченской кампании 1999-2001 гг. Поэтому легко предпо Определение масштабов закупок новых и модернизированных ВВТ стало возможным благодаря рассекречиванию этих статей в проекте федерального бюджета на 2011-2013 гг. По словам председателя Комитета Госдумы РФ по обороне В. Заварзина расходы на закупку и ремонт вооружений на ближайшие три года составят: в 2011 г. – 460 млрд. руб., 2012-м – 596 млрд. руб., 2013 г. – 980 млрд. руб. [11].

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса ложить, что с 2013 г. придется начать «работу над ошибками», в частности, создавая новые базы хранения и ремон та вооружения и техники, а также формируя части обеспечения по аналогии с Национальной гвардией и Резервом Армии США. Все это потребует резкого увеличения масштабов финансирования собственно ВС РФ, что, в свою очередь, повлечет сокращение плановых объемов финансирования НВТК в среднесрочной перспективе и создаст предпосылки для срыва новой государственной программы вооружений (ГВП) на 2011-2020 гг.

Уже сейчас для развития НВТК крайне болезненным следствием радикальной военной реформы 2008-2011 гг. является ликвидация:

– института военной приемки, что значительно увеличивает количество брака военной продукции и аварийность сложных систем вооружения8;

– системы закупок и сопровождения НИОКР9, что, в частности, резко снизило обоснованность требований руководства Минобороны России к предприятиям по тотальному снижению цен на оборонную продукцию, так как теперь некому учи тывать всю совокупность факторов, влияющих на ценообразование ВВТ;

– военной науки, образования и военной медицины, что породило проблемы квалифицированных оценок образцов перспективных ВВТ, включая зарубежные системы вооружения.

Все это в свою очередь создает предпосылки для масштабного увеличения им порта вооружения и военной техники уже в среднесрочной перспективе.

Необходимо также заметить, что в кризисный период государство существенно увеличило (помимо финансирования по статьям «Национальная оборона» и др.

(см. табл. 4) и разовую финансовую помощь в рамках антикризисных мер.

Сводные данные о бюджетных антикризисных мерах приведены в табл. 5.

Заметим, что точная оценка финансовых объемов антикризисной поддержки го сударства, направляемых предприятиям НВТК, затруднена из-за разнообразия различных видов и сроков помощи. Так, по данным Федерального казначейства, в 2009 г. на поддержку ОПК было выделено 68,2 млрд. руб.10, но общая сумма средств, направленных на оказание финансовой помощи и докапитализацию мате ринских организаций, существенно выше.

В сводных цифрах встречается сильный разброс, в том числе и на официальном уровне11. Для более корректных расчетов лучше использовать базу данных инфор мационного агентства ТС-ВПК.

Директива Генштаба ВС РФ от 23 марта 2009 г. № 314/9/1000 предписывает сократить численность военнослужащих в военных представительствах до одной-двух должностей. Ввиду ее хронического невыполнения новая директива от 27 ноября 2009 г. № 314/9/5070 предписывает, не изменяя численности военнослужащих в военных представительствах, радикально уменьшить размеры денежного довольствия офицеров за счет одновременного снижения воинских званий и должностных окладов.

23 июля 2010 г. Министр обороны РФ А.Э. Сердюков подписал директиву о расформировании с 1 августа всех управлений Минобороны России по закупкам ВВТ, кроме космической и морской техники. Функции по заключению и сопровождению контрактов на закупки ВВТ с 1 января 2011 г. должны перейти к Рособоронпоставке. Ликвидация работоспособных подразделений и увольнение квалифицированных специалистов ставит под сомнение эффективность расходования бюджетных средств на разработку и закупку ВВТ. При этом обязательно будут возникать (и уже возникают) случаи закупки и принятия на вооружение дорогостоящих систем, не увеличивающих боевой потенциал ВС. Одной из самых одиозных является крайне затратная разработка новой системы оперативного управления войсками «Акация-М» (не сопрягаемой с другими системами управления), которая удлиняет, а не укорачивает цикл боевого управления [13]. Понятно, что внедрение подобных систем управления войсками возможно лишь в условиях, когда компетентность лиц, принимающих решения, ограничена iPhone, iPod и Twitter.

Отчет Правительства РФ о реализации мер по поддержке финансового рынка, банковской системы, рынка труда, отраслей экономики РФ, социальному обеспечению населения и других мер социальной политики за 2009 г.

http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/strategicPlanning/crisis/doc20100318_012.

Председатель Правительства РФ В.В. Путин на итоговом совещании по вопросам развития ОПК 5 апреля 2010 г. заявил: «В целом отрасль показывает позитивную динамику. В прошлом, весьма сложном, кризисном 2009 году объем выпуска военной продукции увеличился на 13%, а в целом, если посмотреть по ОПК вместе с гражданской продукцией, увеличение произошло на 4%. Свои результаты дала антикризисная программа Правительства, в том числе значительная финансовая поддержка, оказанная предприятиям «оборонки». Ее объем в прошлом году составил 93 млрд. руб. Такая работа будет продолжена и в текущем году, и в следующем». http://premier.gov.ru/events/news/10084/. Президент РФ Д.А. Медведев на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России 22 сентября 2010 заявил, что «…только в прошлом году предприятия отрасли получили 175 млрд. руб. на реализацию антикризисных мер. В результате оборонно-промышленный комплекс действительно оказался одним из немногих, кто показал положительную динамику в прошлом году. Там был прирост около 9 процентов….» http://www.kremlin.ru/transcripts/8985 (выд. – Авт.).

И.Э. Фролов Таблица Сводные данные о исполнении мероприятий по поддержке ОПК и АТП в рамках программы антикризисных мер Правительства РФ за 2009 и первое полугодие 2010 г.

Утвержденные Исполнено Вид расходов бюджетные назна млрд. руб. % чения, млрд. руб.

2009 г. (на 01.01.2010 г.) Субсидии, частично компенсирую щие лизинговые платежи, уплату 27,21 17,364 63, процентов по кредитам с целью предупреждения банкротства и пр.

Докапитализация и оказание финан 52,0* 59,822 115, совой помощи Госгарантии по кредитам 75,0 28,785 38, Помощь ОПК, всего 79,21** (154,21) 77,186** (105,971) 97,4** (68,7) Субсидии ГК «Росатом» 73,297 73,297 100, Итого 152,507** (227,507) 150,486**(179,271) 98,7** (78,8) 2010 г. (на 01.07.2010 г.) Субсидии, частично компенсирую щие лизинговые платежи, уплату 4,5 1,640 36, процентов по кредитам с целью предупреждения банкротства и пр.

Докапитализация и оказание финан 40,0 - совой помощи Госгарантии по кредитам 47,0 26,121 55, Помощь ОПК, всего 44,5** (91,5) 1,640** (27,761) 3,7** (30,3) Субсидии ГК «Росатом» 53,440 53,440 100, Итого 97,94** (144,94) 55,08** (81,201) 56,2** (56,0) Всего (2009-2010 гг.) 250,447** (372,447) 205,566**(260,472) 82,1** (69,9) * Без учета помощи, оказываемой через головные компании и по линии ВЭБ. В скобках указаны суммы с учетом госгарантий по кредитам.

** Без учета госгарантий по кредитам.

Источники: сайты информационного агентства ТС-ВПК Федерального казначейства, расчеты автора.

Так, только в течение 2009 г. были увеличены лимиты на субсидии российским организациям-экспортерам промышленной продукции, увеличены субсидии с це лью предупреждения банкротств (с 3 до 7,749 млрд. руб.), Правительством РФ также приняты распоряжения о докапитализации 16 организаций ОПК (дополни тельно к антикризисным мерам), общая сумма которых была повышена с 52 млрд. руб. до 92,272. Часть средств получена предприятиями НВТК за счет кре дитов госбанков, которые придется возвращать. Всего ориентировочно предпри ятиями ОПК за 2009 г. было получено 114,679 млрд. руб.12 Кроме того, Федераль ный бюджет просубсидировал ГК «Росатом», что увеличивает общую сумму антикри зисной госпомощи предприятиям НВТК за 2009 г. до немногим более 150 млрд. руб.

(с учетом госгарантий по кредитам – 179 млрд. руб.) (табл. 5). Наряду с другими мера ми, осуществляемыми вне антикризисного пакета, сумма дополнительного финанси рования предприятий НВТК возрастет до 187,976 млрд. руб. (без учета госгарантий по кредитам и субсидий стратегических предприятий).

Поскольку в текущих ценах финансирование гособоронзаказа в 2009 г. увели чилось более чем на 120 млрд. руб. (плюс увеличение финансирования по ФЦП на 144 млрд. руб.) (табл. 4), а совокупная стоимость экспорта ВВТ – примерно на 3% (см. табл. 2), то суммарный совокупный спрос на продукцию НВТК в 2009 г. по срав нению с 2008 г. вырос более чем в 1,5 раза. Таким образом столь значимый прирост Автор благодарен сотрудникам информационного агентства ТС-ВПК Н.В. Антроповой и А.А. Тресоруку за консультации и предоставленные материалы.

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса валового выпуска НВТК (10,3% «ядра» НВТК за 2009 г., табл. 2) был обеспечен за счет резкого роста спроса со стороны российского государства и контрактов в сфере ВТС с зарубежными странами. Высокие приросты НВТК в 2010 г. также являются следстви ем принятых мер, хотя возрастание соотношения «приростов объемов затраченных средств и приростов валовой продукции» порождает вполне обоснованные сомнения в интегральной результативности предпринимаемых усилий [14, с. 268-269].

В среднесрочной перспективе существенную роль в развитии НВТК может сыг рать реализация ФЦП по развитию ОПК в 2011-2020 гг. По оценкам Минпромтор га России, на это в ближайшие три года необходимо затратить 329,3 млрд. руб. Планам технологической модернизации предприятий НВТК пока успешно проти востоит Минфин России, который на 2011 г. подтвердил сумму только в объеме 60 млрд. руб., а на 2012 и 2013 гг. определил лимиты также по 60 млрд. На развитие НВТК существенное влияние оказывают процессы подготовки и переподготовки квалифицированного персонала. Ряд относительных показателей, характеризующих ситуацию с трудовыми ресурсами НВТК (ОПК) в сравнении с другими отраслями приведен в табл. 6.

Из данных табл. 6 следует, что численность занятых в НВТК составляет около 2,6% среднегодовой численности занятых в экономике и примерно 12% занятых в российской промышленности. Мы видим, что численность занятых в высокотехно логичных отраслях устойчиво снижается, а оплата труда в ОПК в целом неконку рентоспособна по сравнению с другими видами деятельности.

Более подробно относительная динамика занятых в НВТК показана на рис. 215:

за 10 лет число занятых в НВТК сократилось почти на треть, в радиоэлектронном комплексе – на 34%, а в АРКП – примерно на 20%. Сокращение происходит в ос новном за счет выбытия старших возрастов, но открытой устойчивой статистики за 2000-е годы нет, известно только, что средний возраст занятых в комплексе до 2006 г. постоянно увеличивался, но сейчас, по крайней мере, на финансово устойчивых предприятиях НВТК, он реально снижается, вследствие специально проводимой «молодежной политики».

1, 0, 0, 0, 0, 0 Год 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Рис. 2. Динамика численности занятых в НВТК ( ), АРКП ( ) и РЭК ( ) по отношению к 2000 г.

Программа развития ОПК на 2011-2020 гг. нацелена на его технологическую модернизацию. В период действия ФЦП планируется производство 1300 образцов вооружения, военной и специальной техники. Для обеспечения выпуска 213 образцов потребуются создание новых мощностей и наращивание уже имеющихся.

Всего для запланированного необходимы разработка и индустриальное освоение более 1000 промышленных критических и базовых технологий.

Этого недостаточно, поскольку согласно расчетам Минпромторга России на исполнение ФЦП из средств федерального бюджета требуется выделить в 2012 г. 117,8 млрд. руб., а в 2013 – 151,5 млрд.

Расчеты автора по НИР [15].

И.Э. Фролов Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса Нехватка кадров в последние годы превратилась в одно из главных препятствий дальнейшего развития как гражданского, так и военного секторов комплекса. При этом:

– в первую очередь, уходят высокопрофессиональные специалисты, причем это касается как рабочих, так и инженерно-технического состава;

– значительно упал престиж оборонных специальностей в высших учебных за ведениях, что связано с существенными проблемами, наблюдаемыми в инженер ных вузах;

– происходит снижение общего уровня преподавания при отсутствии проверен ных на практике стандартов подготовки кадров для оборонной промышленности.

В 2007-2010 гг. наметились первые признаки улучшения, связанные с повышен ным вниманием к данной проблеме государства и руководства самих предприятий.

Приказом Минпромторга России от 10 апреля 2009 г. № 252 утверждена ведомственная целе вая программа «Повышение эффективности отраслевых систем подготовки и повышения квали фикации руководящих сотрудников и специалистов в высокотехнологичных секторах промыш ленности».

13 апреля 2009 г. приказом № 256 Минпромторга России утверждена «Стратегия создания в ОПК системы многоуровневого непрерывного образования на период до 2015 г.». Одним из це левых индикаторов Стратегии является подготовка до 2010 г. на условиях целевого контракта специалистов по профессиям оборонного профиля в количестве до 200 тыс. чел.

29 апреля 2010 г. вышел президентский Указ №518 «О мерах государственной поддержки молодых работников организаций оборонно-промышленного комплекса Российской Федера ции», 3 июня того же года подписано правительственное постановление № 393, определяющее порядок его исполнения16.

Стоит также отметить принятие правительственного постановления о государст венном плане подготовки научных работников и специалистов для организаций ОПК (от 9 июня 2010 г. № 421), что дает возможность предприятиям провести работу по отбору и направлению молодежи на учебу по требуемым специальностям17.

Ряд предприятий НВТК реализует самостоятельные комплексные программы по подбору и сопровождению специалистов во время обучения. Для этого в профиль ных вузах и средних специальных учебных заведениях ими создаются целевые группы, учреждаются стипендии, осуществляется оплата производственной прак тики в период обучения, заключаются договора на обучение студентов с гарантией трудоустройства. В результате приток на предприятия НВТК молодых специали стов в сравнении с конкурентами увеличился в среднем почти в 2 раза.

Сопоставление тенденций развития НВТК, сложившихся в результате примене ния антикризисных мер, показывает их относительную эффективность (табл. 4), что диссонирует с потерпевшим большой урон от кризиса машиностроением и об щей динамикой российской экономики (табл. 7, а также см. рис. 1).

Динамика НВТК в 2010 г. (см. табл. 2), несмотря на завершение антикризисных мер, пока внушает оптимизм. Но этот оптимизм должен быть осторожным вслед ствие двух факторов. Темпы прироста высокотехнологичной продукции довольно скоро снизятся, и основные причины этого очевидны – недостаточные темпы тех нологического перевооружения производственной базы комплекса и дефицит ква лифицированного персонала.

Каков же интегральный потенциал развития высокотехнологичного комплекса?

Моделирование перспектив развития НВТК на средне- и долгосрочную перспекти ву при различных сценариях его технологического перевооружения на основе спе циально разработанной методики показало, что даже при наиболее благоприятных условиях комплекс возрастет к 2025 г. максимум в 2,8 раза [16].

Речь идет о ежемесячной стипендии в размере 20 тыс. руб., которую смогут ежегодно получать до 1000 работников ОПК.

В соответствии с планом в 2011 г. послевузовское образование начнут получать 521 чел., высшее профессиональное образование – 13917 чел., среднее профессиональное – 19523 чел.

И.Э. Фролов Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса И.Э. Фролов При этом известно, что хотя доля валовой добавленной стоимости НВТК в ВВП России относительно мала (около 2,0% за 2010 г.), его значимость обусловлена как соображениями национальной безопасности, так и проблемами технологической мо дернизации российской промышленности. Чтобы понять насколько велики возможно сти (потенциал) НВТК и насколько он может способствовать технологической модер низации российской экономики, необходимо сопоставить предкризисное и кризисное развитие экономики в целом с развитием ее высокотехнологичных отраслей.

Для начала кратко рассмотрим особенности функционирования российской экономики в предкризисный период и на современном этапе. Сводные данные за 2000-2010 гг. приведены в табл. 7.

Заметим, что институциональная и технологическая структуры российской эко номики во многом определены процессами трансформации многоукладного совет ского хозяйства, которые начались с конца 1980-х годов и тесно связаны, с одной стороны, с процессами легитимизации так называемого сектора «теневой» эконо мики, а с другой – с процессами транснационализации народного хозяйства, т. е.

«включением» ее в мировую экономику через внешнюю торговлю18.

Специфику «встраивания» советского хозяйства в мировую экономику показывает структура внешней торговли: СССР экспортировал, в основном, в развитые страны сырьевые товары (нефть, газ, лес и пр.), а в так называемые страны «социалистической ориентации» – в том числе и продукцию Машиностроения, включая вооружение и во енную технику. Российская экономика унаследовала родовые черты советского хозяй ства, что и предопределило во многом специфичность воспроизводства ее финансово экономической системы.

Развивая некоторые идеи А.Р. Белоусова [18;

19, с. 83-84, 136-137], сформули руем гипотезу о принципиальной институциональной и технологической неодно родности российской экономики. В период трансформационного кризиса 1990-х годов в рамках российской экономки сформировались три основных сектора [20]19:

– транснациональный сектор (ТЭК, металлургия и некоторые другие экспортно ориентированные отрасли), фактически интегрированный в мировую экономику и подчиненный функционированию международных капиталов20;

– региональные экономические анклавы, где с трудом (вследствие протекционист ских мер, часто неверно трактуемых как коррупция) до сих пор воспроизводятся мест ные финансово-промышленные группы, поддерживаемые региональными властями;

– сектор инфраструктурных монополий типа Газпрома и ОАО «РЖД», контро лируемые федеральной властью и представляющие госкапиталистическую форму производительного капитала.

В работе [20] высказана гипотеза о том, что переходный период формирования и первичного включения российской экономики в мировую завершился к 1996 г.

Экономика такого типа относительно благополучно пережила «азиатский кризис»

1997-1998 гг. и в рамках «восстановительного роста» (с некоторым замедлением в 2001-2002 гг. из-за мирового кризиса 2001 г.) продемонстрировала в первой поло вине 2000-х годов весьма завидные темпы роста (см. табл. 7).

На взгляд автора, советская экономика представляла собой сложный синтез разных типов хозяйст венных укладов и разной степени развития экономических отношений, не сводимых ни к одной из известных формационных классификаций. См., например, [17].

Подробнее см. [20].

Заметим, в связи с этим, в частности, что Россия реально не имеет суверенной денежной системы, так как деньги как конвертируемая валюта используются главным образом в рамках обслуживания экспортно импортных операций. По сути российская денежно-банковская система является подчиненной частью международной банковско-финансовой системы, что, в свою очередь означает низкие шансы на реализацию надежд на большие объемы частных капиталовложений в российскую промышленность, если это не связано с экспортными контрактами.

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса Расширенное воспроизводство российской экономики со стороны спроса опира лось на потребление населения, а со стороны предложения – на производство потреби тельских товаров (прежде всего в цепочке «сельское хозяйство – пищевая промыш ленность»). Если проанализировать данные табл. 7, то в 2008 г. российский ВВП был выше уровня валового внутреннего продукта РСФСР 1989 г. примерно на 9,8%. Иначе говоря, Россия с 2007 г. наконец превысила пик экономической активности, достигну тый в советское время. Однако если посмотреть на выборочную динамику натураль ных показателей (табл. 8), то обнаружится, что выпуск многих отраслей российской промышленности по ключевым показателям иногда кратно отстает от аналогичного показателя советского периода.

Таблица Динамика производства отдельных видов продукции 2008/ Показатель 1990 г. 2008 г.

гг., % Продукция в натуральном выражении Добыча угля, млн. т 395 329 83, Добыча нефти, млн. т 516,18 488,02 94, Добыча газа, млрд. куб. м 641 664 103, 1082,2 1040,4 96, Производство электроэнергии, млрд. кВтч Производство первичных топливных ресурсов, млн. т у.т. 1857 1796 96, Выплавка стали, млн. т 89,6 68,7 76, Производство зерна (в весе после доработки), млн. т 116,33 84,55 72, Производство мяса и мясопродуктов, тыс. т 6484 2899 44, Масло растительное, тыс. т 1159 2485 214, Масло животное, тыс. т 833 272 32, Производство бумаги, тыс. т 5240 4004 76, Производство синтетических смол и пластических масс, тыс. т 3258 4335 133, Производство химических волокон и нитей, тыс. т 673 123 18, Производство шин автомобильных, для сельскохозяйствен ных машин, мотоциклов и мотороллеров, млн. шт. 47,7 38,4 80, Производство цемента, млн. т 83,0 53,5 64, Производство основных видов машин и оборудования Дизель и дизельгенераторы, тыс. шт. 23,2 2,2 9, Турбины, млн. кВт 12,5 8,0 64, Тракторы на колесном ходу, тыс. шт. 92,6 11,2 12, Тракторы на гусеничном ходу, тыс. шт. 121 6,1 5, Комбайны, тыс. шт., из них:

зерноуборочные 65,7 8,1 12, кормоуборочные 10,1 0,8 7, Металлорежущие станки, тыс. шт., из них 74,2 4,8 6, станки с ЧПУ 16,74 0,43 2, Кузнечнопрессовые машины, тыс. шт. 27,3 2,7 9, Линии автоматические и полуавтоматические для машино строения и металлообработки, комплектов 556 4 0, Экскаваторы, тыс. шт. 23,1 5,5 23, Холодильники и морозильники бытовые, тыс. шт. 3774 3728 98, Троллейбусы, шт. 2308 778 33, Автобусы, тыс. шт. 51,9 66,5 128, Грузовые автомобили, тыс. шт. 665 256 38, Легковые автомобили, тыс. шт. 1103 1470 133, Гражданские магистральные самолеты, шт. 50 11 22, Источник: Российский статистический ежегодник 2009 (с. 388-404, 411).

Не вдаваясь в дискуссию относительно сопоставления экономик с качест венно разными структурами производства и специфики статистического учета в разных системах, заметим, что ключевым фактором экономического восстанов ления стал беспрецедентный рост экспорта, в основном за счет сырьевых от раслей (табл. 7): в 2008 г. Россия в стоимостном выражении экспортировала в 6,5 раза больше, чем в 1989 г. (импорт вырос примерно в 3,9 раза). Иначе гово ря, развитие российской экономики идет за счет распродажи невосполнимых И.Э. Фролов природных ресурсов, т.е. расширенное воспроизводство экономики обеспечива ется суженным воспроизводством материально-сырьевых ресурсов (материаль ной базы народного хозяйства).

С 2004-2006 гг. стала явной политика российского руководства, направленная на формирование внутреннего интегрированного («федерального») рынка: проис ходит постепенный процесс ликвидации региональных барьеров (борьба против «суверенитета» отдельных субъектов Федерации). Этот процесс (со многими ого ворками) напоминает аналогичные процессы конституирования национальных рынков в XVI-XIX вв. в развитых странах21. Но коренное отличие состоит в том, что Россия снова, как и в начале ХХ в., становится полупериферийной страной в системе мировой экономики и мировых финансов, а это в свою очередь резко ог раничивает возможности проведения ее руководством самостоятельной экономи ческой и научно-технологической политики. Иными словами, в рамках сформиро вавшейся многоукладной экономики постепенно появляется новый госкапитали стический уклад, обычно связываемый с возникновением и расширением деятель ности госкорпораций и компаний со значимым госучастием (так называемых ин тегрированных структур). Ключевая прогнозная гипотеза заключается в том, что в относительно обозримой перспективе (5-15 лет) произойдет новая приватизация государственных корпораций и легализация финансового и производительного ка питалов, созданных за счет «освоения» бюджетных средств, которые сейчас на правляются на их развитие.

Госкорпорации, восстановив на новой основе «внутри себя» разрушенные в 1990-е годы кооперационные связи между выжившими предприятиями, создадут новую институциональную среду и новые нормы производственной культуры. Это по зволит: в разы (при условии массового технологического перевооружения) повысить производительность труда и конкурентоспособность российских компаний на некото рых мировых рынках;

создаст предпосылки для автономного существования сформи ровавшихся «внутри» и с помощью госкорпораций интегрированных структур.

После «выполнения исторической миссии» реальные собственники дезинтегри руют громоздкие госкорпорации на крупные компании, способные эффективно управлять приобретенными активами и конкурировать на равных с транснацио нальными компаниями (ТНК). Главным результатом деятельности госкорпораций станет институциональная среда, способная интегрировать множество регио нальных экономических анклавов в единый внутренний рынок.

Однако реализация этого сценария возможна лишь отчасти. Дело в том, что фактически уже происходит процесс интеграции крупнейших российских компа ний (включая и госкорпорации) с зарубежными компаниями, включенными в цик лы воспроизводства международных капиталов. Это создает ряд реальных угроз, из которых особо следует выделить две.

1. Формирование внутреннего интегрированного российского рынка будет проис ходить в интересах ТНК, а не в интересах национального российского производитель ного капитала, что облегчается несвоевременным вступлением России в ВТО. Это су Подобную точку зрения высказал в том числе М. Поланьи: «…Фактически внутренняя торговля в Западной Европе возникла благодаря вмешательству государства. … Ганза [система дальней торговли – Авт.] вовсе не «национализировала» германскую хозяйственную жизнь, напротив, она сознательно стремилась отрезать от торговли внутренние районы Германии… Городам и провинциям, яростно защищавшим традиции протекционизма, система меркантилизма была навязана в ХV-ХVI вв. сознательными действиями государства. Меркантилизм покончил с отжившим свой век партикуляризмом местной и межгородской торговли: он сломал барьеры, разделявшие эти два вида неконкурентной торговой деятельности, расчистив таким образом путь к национальному рынку, который все в большей степени игнорировал различие между городом и деревней, а также между отдельными городами и провинциями…». [21, с. 76, 79] (выд. – Авт.).

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса щественно затормозит развитие национального капитала, а следовательно, ограничит внутренние источники инвестиций в российскую промышленность.

2. Замедленное развитие национального производительного капитала не создаст условий для выхода российской научно-технической сферы из этапа «стагнирую щего развития». Необходимо констатировать, что воспроизводство как фундамен тальной, так и прикладной науки до сих пор суженное, а процессы коммерциализа ции и капитализации научных знаний и разработок находятся в начальной стадии.

Привлечение иностранного капитала для создания «перемычки» между наукой и внедрением инноваций в этих условиях сделает реальной перспективу перевода научно-технической сферы страны в режим «интеллектуального аутсорсинга» для обслуживания ТНК. Таким образом, реально произойдет не формирование собст венной, относительно самостоятельной национальной инновационной системы (НИС), а фрагментарное включение российских НИИ и проектных организаций в мировую инновационную систему22.

Другим следствием развития госкапиталистического уклада стало то, что он по ставил пределы развитию сложившейся полупериферийной экономики «внутрь», которая с этого времени смогла развиваться в основном за счет внешних ресурсов.

Это косвенно подтверждается следующими факторами.

Во-первых, с 2005 г. наблюдался устойчивый рост внешнего долга предприятий и банков. Увеличение чистого долга банков перед внешним миром сопровождалось од новременным увеличением «чистого» валютного долга экономики перед банковской системой, т. е. разницы между объемом валютных кредитов, полученных предприятия ми и населением от банков, и объемом средств на их валютных счетах и депозитах. Это означает, что потери от девальвации рубля перераспределяются с банковской системы на предприятия и население, что в свою очередь увеличивает кредитные риски.

Во-вторых, с 2004 г. динамика денежного предложения стала отставать от рас ширения спроса на деньги со стороны экономики вследствие проведения политики «стерилизации» денежных средств в фондах (Стабилизационном фонде, который с 2008 г. разделен на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния). «Сте рилизация» денежного предложения путем формирования Стабилизационного фонда в условиях высокого спроса на финансовые ресурсы со стороны быстрорастущих ком паний привела к дефициту ликвидности на внутрироссийском рынке и расширению практики заимствований российскими банками на мировых рынках. Кредиты россий ской банковской системы стали существенно дороже, сроки кредитования – меньше.

Компании вынуждены были занимать средства за рубежом. В этой ситуации рост ин вестиций и текущих расходов опережал доходы предприятий и населения. При этом разрыв между доходами и расходами компенсировался за счет ускоренного привлече ния заемных средств (внешний долг по методологии Банка России возрос с 1 января 2006 г. по 1 июля 2008 г. с 257 до 534 млрд. долл.), что привело к широкому распро странению практики погашения ранее привлеченных кредитов не за счет дополнитель ных доходов, а за счет новых займов. Это существенно увеличило нагрузку на ликвид ность банковского сектора. В результате, когда банковская система стала испытывать проблемы с предоставлением новых займов (в связи с низкой ликвидностью) значимая часть заемщиков оказалась неплатежеспособной. Поэтому в российской экономике сло Дело в том, что инновационная деятельность по принятым международным соглашениям жестко регламентируется управляющей компанией, уполномоченной по своему усмотрению даже не признавать исследовательскую деятельность как таковую в случае нарушения «механизма взаимодействия лиц, участвующих в реализации проекта». Это создает мощные рычаги воздействия на местные компания, которые вынуждены выполнять трудоемкие, но малооплачиваемые проекты. В подобную ловушку попала, например, Индия, ставшая главным поставщиком оффшорного программного обеспечения для США и др.

развитых стран, но с трудом (в отличие от КНР) копирующая российские высокотехнологичные разработки и не способная пока создать собственный полноценной высокотехнологичный комплекс.

И.Э. Фролов жилась «кризисная цепочка»: рост неплатежей по кредитам – замедление динамики кре дитов – снижение потребительского и инвестиционного спроса – замедление экономиче ского роста – замедление динамики роста доходов – рост неплатежей по кредитам [22].

Все это создало условия для дестабилизации деятельности ряда банков.

В-третьих, в 2004 г. – первой половине 2008 г. потребительский (и отчасти ин вестиционный) спрос интенсивно расширялся вследствие высокой мировой конъ юнктуры цен на нефть, газ и металлы, а также увеличения внешних заимствований.

Однако рост предложения денег автоматически не означает роста производитель ного капитала, чем объясняется хорошо известное макроэкономистам усиление дисбаланса между более быстрыми темпами расширения внутренних рынков и ди намикой внутреннего производства (см. табл. 7)23.

Вышеперечисленные факторы отрицательно сказались на устойчивости россий ской финансово-экономической системы, сложившейся к концу 2008 г. По мнению большинства исследователей, кризисная ситуация на российском фондовом рынке осенью 2008 – весной 2009 г. также напрямую связана с кризисом мировых фондо вых рынков. Нехватка ликвидности в США привела к масштабному выводу средств с развивающихся рынков, в том числе с российского. Вывод средств происходил в виде продажи падающих акций и вывоза капитала в конвертируемой валюте. Это привело к массовому сбросу рублевых активов российскими банками, ранее осущест влявших операции валютного арбитража в условиях укрепления рубля.

Существенной стороной развития российской экономики, рост которой был прерван мировым кризисом, являлось то, что она находилась на стадии завершения перехода от восстановительного (малокапиталоемкого) роста к нормальному инве стиционному типу развития, т.е. расширенному воспроизводству не только собст венно отдельных видов производств, но и инфраструктурных условий, обеспечи вающих как устойчивый приток молодежи на смену ушедшим на пенсию или вы бывшим по другим причинам работникам, так и постоянное обновление производ ственно-технологической и научно-технической базы.

Вышеприведенные особенности и предопределили, на взгляд автора, столь сущест венный спад российской экономики в 2009 г. (ВВП – -7,8%, промышленность – -10,8%) и довольно медленное ее восстановление в 2010 г. (ВВП – +4,0%, промышленность – +8,2%, табл. 7). Все это свидетельствует об исчерпании ресурсов, сложившегося в 1990-2000-х гг. типа воспроизводства российской экономики. Это означает в бли жайшей перспективе переход к существенно более низким темпам роста россий ской экономики, а это, в свою очередь, порождает проблему смены приоритетов экономической политики.

Заметим также, что природа мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. (кризисные явления в финансовой сфере начались еще в 2007 г.) ока залась существенно более сложной, чем представлялось ранее. Возможно, что ми ровой кризис 2008-2009 гг. является только первой фазой глобальной перестройки мировой экономики и финансов, а его природа сильно отличается от кризисов классического торгово-промышленного цикла [23]. Одним из оснований, позво ляющих сделать подобный вывод, стала фиксация совокупности признаков, указы вающих на то, что развитие мировой финансовой сферы к 1980-м годам приобрело существенную автономность по отношению к мировой экономической системе, следовательно, финансовые процессы приобрели собственную цикличность, как Темпы прироста импорта возросли с 31,5% в 2004 г. до 52,2% в 2007 г. Индекс физического объема промышленности упал с 8,9% в 2003 г. до 6,3% в 2007 г. Такой дисбаланс часто трактуется как неконкурентоспособность российских производителей, что неверно. Для более точного ответа на этот вопрос необходимо прояснение категории «капитал» и переинтерпретация результатов его функционирования [23, с. 40-44].

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса правило, опережающую по динамике моменты возникновения классических эко номических кризисов перепроизводства.

Мировая экономика в настоящее время по своим масштабам оказалась отбро шена к состоянию 2006-2007 гг., но поскольку она так и не достигла очередного пика в 2008 г., то в ходе своего развития с 2010 г. она восстанавливает (конечно, с существен ными оговорками) свои прежние тенденции, а не формирует новые прогрессивные соотношения различных типов капитала и технологических укладов. Собственно, из-за специфического характера мирового кризиса и не происходит структурной перестрой ки многих национальных экономик. Это в свою очередь означает, что относительно скоро может произойти и собственно экономический кризис перепроизводства, сроки которого в значительной степени зависят от перестройки отношений в «треугольнике»

США – Китай – АСЕАН. Добавим, что долгосрочные перспективы развития мировой экономики существенно связаны с процессами завершения индустриализации в КНР и Индии и исчерпанием их трудовых конкурентных преимуществ.

*** В завершение сформулируем основную рабочую гипотезу, которая позволяет рассматривать процессы развития высокотехнологичных отраслей, формирования российской НИС инновационного сектора, а также модернизации российской эко номики как различные стороны единого процесса капитализации различных обще ственных отношений.

Гипотеза опирается на результаты, описанные в работе [23], касающиеся при роды функционирования различных типов капитала, которые вытекают из генезиса капитала как общественной объективации. Первоначально возникают высокотех нологичные производства, представляющие собой форму производительного капи тала, который объективирует способ применения передовых технологий (в том числе коммерческого присвоения технических знаний на разработку передовой техники и технологий) на финальных звеньях материальной структуры мировой экономики. Такие производства представляют собой как бы «естественную моно полию» в долгосрочном периоде, пока не возникает новый «слой» материальной структуры экономики (подробнее см. [3]). С 1940-1950-х годов производительный капитал дополнительно постепенно капитализирует такую форму научных и инже нерных знаний, как НИОКР. Это расширяет сферу капитализации производитель ного капитала, создает рынок высоких технологий, и постепенно высокотехноло гичные производства становятся и наукоемкими.

Распространение нововведений в шумпетерианском смысле24 в некоторых аспектах сопряжено с развитием высокотехнологичных отраслей, но они дополнительно позво ляют экономить на разработке новых типов техники и технологий за счет того, что но ватор получает (создает) центральную идею (концепцию) вне рабочего цикла – в сво бодное время. А вот для создания нового производства предпринимателю требуются займы коммерческих банков. Таким образом, существенным условием появления шум петерианских нововведений является избыток банковского капитала.

Современные инновации – это качественное развитие базовых нововведений в шумпетерианском смысле: они формируют инновационный цикл, что возможно с появлением НИОКР. С таких позиций современные инновации нужно рассматри вать не как «введение в употребление нового или значительно улучшенного про Й. Шумпетер рассматривает нововведение как новую научно-организационную комбинацию произ водственных факторов, мотивированных предпринимательским духом. Нововведения – это новый момент динамизации экономики. Нововведением «может быть производство нового товара, внедрение новых форм организации, таких, как например, слияние, открытие нового рынка и т. п.» [24].

И.Э. Фролов дукта (товара, услуги) или процесса, применение нового метода маркетинга или ново го организационного метода в деловой практике, организации рабочих мест или внеш них связях»25 [25, р. 46], а как процесс воспроизводства капиталистических отноше ний, интегрирующих и трансформирующих часть научной деятельности в интеллекту альный труд (подробнее см. в работе [26]). Подчеркнем, за инновацией теперь стоит не идея или изобретение, а капитал. Инновации позволяют создавать временную монопо лию (до распространения реинновации) на новую продукцию, что позволяет получать большую прибыль в конкурентной борьбе с другими высокотехнологичными про изводителями на том же «слое» материальной структуры экономики (подробнее см. в работе [3]). Существенными условиями появления и относительно самостоя тельного развития современных инновационных процессов являются:

– формирование национального «среднего класса», который не только покупает отечественную инновационную продукцию, но и участвует в инвестировании в ак ции высокотехнологичных компаний, так как банковские депозиты перестают слу жить средством накопления;

– избыток финансового капитала, который должен воспроизводиться главным образом за счет «подпитки» извне, т.е. обязательно требуется глобализация эконо мических процессов.

С точки зрения инновации как процесса кругооборота капитала, следует разли чать: инновации как движение производительного инновационного капитала (Ин новации I) и инновации как движение финансового (венчурного) капитала (Инно вации II). В таком аспекте инновации сильно отличаются о шумпетарианских но вовведений, хотя и возникают на их основе26. Воспроизводство инновационного цикла в действительности начинается не с идеи (как это было в шумпетарианских нововведениях), а с момента вложения капитала.

Инновация I (движение производительного инновационного капитала) включает:

1) рискинвестирование в: а) оценку технических возможностей и перспектив рынка, б) НИОКР, в) подготовку производства, маркетинг;

2) инвестирование в: а) производство, б) маркетинг (сбыт, извлечение прибыли);

3) рискинвестирование (реинновация).

Ее результатами являются: прибыль;

рост стоимости производительного инно вационного капитала, новая организационно-экономическая форма, обеспечиваю щая инновационный цикл;

новые рынки инновационной продукции, персонал, уве личивающий свою квалификацию и компетенции.

Инновация II (движение венчурного капитала) включает:

1) концентрация финансового капитала;

2) рискинвестирование в старт-апы (формирование производительного капитала в инновационном секторе);

3) IPO;

4) прибыль трансформация в финансовый капитал.

Ее результатами являются: прибыль, рост стоимости венчурного капитала, новая ор ганизационно-финансовая форма, обеспечивающая венчурный цикл;

новые рынки ин новационного капитала, персонал, увеличивающий свою квалификацию и компетенции.

С подобных позиций обозначим проблему модернизации страны в более общем виде, а не только в узком, технологическом смысле. Ключевая проблема интенсив Перевод к.э.н. В.Н. Киселева (ЦИСН при Минобрнауки России).

Нововведения в шумпетерианском смысле объективируются примерно в последней трети XIX в. в Западной Европе, а то, что сейчас понимается под инновационными процессами сейчас – в 50-60-х годах ХХ в. в США.

В 1970-1980-е годы происходит институализация инновационных процессов – это и есть образование НИС.

Капитализация системы высшего и специального образования в 80-90-е годы ХХ в. порождает «экономику, основанную на знаниях».

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса но ведущейся дискуссии в этой области заключается не только в выборе приорите тов, этапов, поиска источников инвестирования для технологической модерниза ции производственно-технологического аппарата российской промышленности и пр., но и в реальном воссоздании субъектности этого процесса, также связанного с движением глобального капитала, который преобразует социальные отношения, создавая нации. Для нас ключевым аспектом процессов модернизации является процесс образования страновых экономик. В более узком и прикладном аспекте важно: кто, для кого и с какой целью будет модернизировать российскую экономику?

Сформировавшаяся сильно дефрагментированная институциональная структура вос производства национальной экономики требует неотложных мер по интеграции суще ствующих укладов в нечто единое, иначе эффективность преобразований будет близка к нулю. Но на базе какого нового единства будет происходить эта интеграция? Для собственного самостоятельного развития России как минимум потребуется:

– реинтеграция экономических связей с ближайшими соседями, включая страны Средней Азии, стран ислама, а также с Ираном, Индией и рядом других стран «третьего мира»;

– постановка и реализация задачи создания нового типа общества, способного первым реализовать преимущества возникновения нового типа производительного капитала[23];

– точный выбор хозяйственной сферы, которую еще может капитализировать новый тип капитала.

При этом ключевой задачей становится воссоздание массовой квалифицирован ной рабочей силы нового типа для модернизируемой российской экономики. Клю чевым направлением технологической модернизации российской экономики, с учетом вышеизложенного, должна стать реиндустриализация страны, восстанов ления ее промышленно-технологической базы.

При этом ясно, что развитие НВТК в таком смысле (с учетом вышеупомянутых прогнозных оценок и его масштаба) мало повлияет на макроэкономическую дина мику российской экономики в среднесрочной перспективе, но его использование в качестве базы для разработки, первоначального освоения и адаптации критических импортных технологий и возрождения российской дееспособной системы НИОКР для решения задачи восстановления машиностроения как «ядра» обрабатывающей про мышленности на новой технологической основе должно стать на предстоящее деся тилетие приоритетом государственной политики.

Понятно, что выбор такого варианта развития страны исключает возможность модернизации российской экономики (или в узком смысле производственно технологической базы), поскольку в долгосрочной перспективе он не обеспечивает сильного сокращения отставания России от развитых стран. С учетом вышеизло женного понятно, что создание национальной инновационной системы невозмож но без предварительной вторичной модернизации (воссоздания национальной эко номики и формирования социальных слоев населения, которые бы считали суще ствующее государство и страновую экономику «своей»). Формирование инноваци онного сектора, обладающего относительной автономией относительно мировой инновационной системы в свою очередь, невозможно без воссоздания современной производственно-технологической базы, прежде всего, машиностроения, а также высокотехнологичных отраслей.

Для собственного развития России и ее ближайших соседей по СНГ как само стоятельного экономико-хозяйственного региона потребуется коренным образом пересмотреть существующую стратегию развития и разработать такую, которая включала бы задачи модернизации экономики как ключевые, но подчиненные бо И.Э. Фролов лее масштабной цели – созданию нового типа производительного капитала на базе адекватных российской культуре институтов, обеспечивающих внутреннее, а не экспортно-ориентированное развитие экономики. Это, в свою очередь, в долго срочной перспективе должно обеспечить суверенизацию денежно-банковской и финансовой системы страны.

Условием этого станет развитие (как уже говорилось выше) госкорпораций и интегрированных структур НВТК, которых к концу 2015 г. должно остаться по рядка 35-40. Важным моментом развития интегрированных структур НВТК долж на стать их трансформация в российские ТНК, которые размещали бы существен ную часть производств в третьих странах с меньшими издержками производствен ного цикла (сохраняя в национальной юрисдикции общий центр прибыли корпора ции, центр исследований и разработок, подразделения стратегического маркетинга и обязательно организуя пусть небольшое, но собственное серийное производство).

Ключевой угрозой, как уже указывалось выше, может стать излишняя «трансна ционализация» российских корпораций, т.е. их «автономизация» от национальной экономики. С таких позиций российские производства будут рассматриваться ими как ресурс, который можно использовать, пока он конкурентоспособен (а если нет, то про дать), и не возникнет интереса и потребности развивать российские производства. При этом важно, что не следует пытаться догонять и конкурировать по направлениям, в ко торых Россия отстала в обозримой перспективе (например, легковые автомобили, зна чительная часть сферы инфокоммуникационных технологий – ИКТ и пр.).

С таких позиций ключевыми направлениями технологической модернизации в средне- и долгосрочной перспективе должны стать:

– развитие транспортных средств и инфраструктуры (с упором на авиаракетно космические, кораблестроительные технологии и железнодорожный транспорт);

– энергомашиностроение, включая развитие атомной энергетики;

– малоотходные и энергоэффективные технологии переработки добывающего сектора (нефте- и газодобычи, металлургического комплекса и лесного хозяйства).

В дальнесрочной перспективе (после 2025-2030 гг.) главный акцент должен быть сделан на переход к превентивной медицине и развитию всего комплекса био- и эколого-ориентированных технологий, обеспечивающих функционирование нового типа производственного капитала. Такой тип капитала должен сформировать усло вия для возникновения нового типа общественных отношений, основанных на ценно стях производства избытка активно воссоздаваемого здоровья, включая психические и социальные формы, причем в широком смысле, т. е. не только индивида, но и его се мьи, а также тех микросообществ, в которые входят члены данной семьи.

Литература 1. Бендиков М.А., Фролов И.Э. Высокотехнологичный сектор промышленности России: состояние, тен денции, механизмы инновационного развития. М.: Наука, 2007.

2. Science, technology and innovation in Europe. European Communities, 2008.

3. Фролов И.Э. Концепция экономико-технологического механизма ускоренного развития наукоемкого, вы сокотехнологичного сектора экономики и ее теоретические основы // Концепции. 2007. № 1.

http://www.ecfor.ru/pdf.php?id=pub/frol 4. Science and Engineering Indicators. 2010. Washington: NSA, 2010.

5. Наука в России в цифрах: 2009. Стат. сб. М.: ЦИСН, 2009.

6. Проблемы и перспективы технологического обновления российской экономики. / Под ред. В.В. Ивантера, Н.И. Комкова. М.: МАКС Пресс, 2007.

7. National innovation system and state innovation policy of the Russian Federation. Background Report to the OECD Country Review of the Russian Innovation Policy. M.: Ministry of education and science of the Russian Federation, 2009.

8. Литовкин В. Сначала обеспечить и только потом спрашивать // Независимое военное обозрение, 25.06.2010: http://nvo.ng.ru/realty/2010-06-25/1_reforms.html 9. Бендиков М.А., Фролов И.Э., Ганичев Н.А, Кошовец О.Б. Состояние и основные тенденции развития рос сийского НВТК (2005-2011 гг.). М.: Препринт УРАН ЦЭМИ РАН, 2011.

Возможности и проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса 10. Фролов И.Э., Бендиков М.А., Ганичев Н.А, Кошовец О.Б. Разд. 2.7 Анализ финансовых возможностей го сударства для развития наукоемкого, высокотехнологичного комплекса экономики на период до 2020 года // Прогнозирование перспектив технологической модернизации экономики России. М.: МАКС Пресс, 2010.

11. Мясников В. Россия начала гонку обновления вооружений // Независимое военное обозрение. 22.10.2010:

http://nvo.ng.ru/armament/2010-10-22/5_gonka.html 12. Литовкин В. Армейская реформа на «троечку» // Независимое военное обозрение. 12.03.2010:

http://nvo.ng.ru/realty/2010-03-12/1_army.html 13. Кандауров Д. Главные ресурсы в распоряжении АСУВ – информация и время // Независимое военное обо зрение. 08.10.2010: http://nvo.ng.ru/concepts/2010-10-08/6_asuv.html 14. Кошовец О.Б., Ганичев Н.А. Проблемы модернизации высокотехнологичного комплекса в посткризисный период // Научные труды УРАН ИНП РАН. М.: МАКС Пресс, 2010.

15. Технико-экономические показатели развития высокотехнологичных отраслей в 2005-2009 гг. Ч.1: Ос новные ТЭП ВПК России в 2005-2009 гг. М.: ТС-ВПК, УРАН ИНП РАН, 2010.

16. Ганичев Н.А., Фролов И.Э. Долгосрочное развитие российского высокотехнологичного комплекса в условиях нестабильного роста мировой экономики (модель и прогноз) // Проблемы прогнозирования. 2010. № 6.

17. Симония Н.А. Что мы построили. М.: Прогресс, 1991.

18. Белоусов А.Р. Системный кризис как вызов российскому обществу // Проблемы прогнозирования. 1998. № 6.

19. Белоусов А.Р. Эволюция системы воспроизводства российской экономики от кризиса к развитию. М.:

МАКС-Пресс, 2006.

20. Фролов И.Э. Гл. 1.3. Общие условия и масштабы мирового финансово-экономического кризиса 2008 2009 гг.;

Гл. 3.1. Анализ устойчивости сложившейся к осени 2008 г. российской финансово экономической системы с учетом докризисных тенденций // Фролов И.Э., Ганичев Н.А., Кошовец О.Б., Ципко В.А. Анализ управления и контроля бюджетными ресурсами в условиях финансово экономического кризиса: зарубежный опыт и уроки для России. М.: Изд. Счетной палаты РФ, 2011.



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.