авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

ФИЗИЧЕСКАЯ (БИОЛОГИЧЕСКАЯ)

АНТРОПОЛОГИЯ

© 2001 г., Э О, № 1

А.А. З у б о в

НОВАЯ

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РОЛИ

«ГЕЙДЕЛЬБЕРГСКОГО ЧЕЛОВЕКА»

В ЭВОЛЮЦИИ РОДА HOMO*

О загадочных древних людях, живших сотни тысяч лет назад и более продвинутых

по сравнению с архантропами в эволюционном отношении, науке стало известно почти

век назад, когда была найдена челюсть так называемого Гейдельбергского человека, не получившая четкого определения в систематике. С тех пор было обнаружено много столь же «неопределенных» черепов гоминид, относящихся к нижнему и среднему плейстоцену и условно называвшихся «прогрессивными архантропами», или «пренеан дертальцами». К концу XX в. исследователи пришли к согласию относительно сущест­ вования в плейстоцене «единого пласта» подобных форм, но этот «пласт» большей частью считался не видом, а скорее конгломератом сходных по эволюционному уров­ ню переходных морфотипов. Термин Homo heidelbergensis, введенный в 1907 г., долго не был наполнен конкретным содержанием, хотя в последнее время его стали чаще употреблять в отношении некоторых палеоантропологических находок.

В данной статье поставлены следующие задачи: 1) на основании сравнительного анализа «неопределенных» нижне- и среднеплейстоценовых находок попытаться отве­ тить на вопрос, был ли Homo heidelbergensis единым биологическим видом, широко рас­ пространенным по ойкумене, или же речь идет об искусственном объединении ряда случайных, генетически не связанных находок местного значения, сходство которых носит лишь чисто стадиальный характер;

2) если Homo heidelbergensis выделен на реальной биологической основе как вид, необходимо определить его временные и территориальные рамки;

3) исследовать роль Гейдельбергского человека в эволюции рода Homo. Для решения этих задач нужно прежде всего подробно рассмотреть в сравнительном аспекте основные палеоантропологические находки Европы, Африки и Азии эпохи нижнего-среднего плейстоцена, которые не получили однозначной оценки в систематике, с целью установить общий комплекс особенностей, к о т о р ы й мог бы свидетельствовать о генетическом видовом единстве исследуемой выборки древних гоминид.

Первые следы Homo heidelbergensis В Германии, к северу от д. Мауэр близ Гейдельберга во время работ в песчаных карьерах в конце XIX - начале XX в. постоянно находили кости различных вымерших животных. З а этими событиями внимательно следил приват-доцент Гейдельбергского университета Отто Шетензак, рассчитывавший найти какие-либо костные остатки человека. В то время были уже хорошо известны блестящие результаты раскопок Э. Дюбуа на Яве и широко комментировались новые данные о природе неандерталь­ ского человека. 21 октября 1907 г. рабочий песчаного карьера Даниэль Хартманн * Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 99-06-80384) и Российского гуманитарного научного фонда (проект № 98-01 -00176).

известил О. Шетензака о находке на глубине 24 м человеческой нижней челюсти на­ ряду с костями раннеплейстоценовых животных, в частности «этрусского носорога», что указывало на очень большую древность найденного экземпляра (период гюнц миндельского интергляциала, т.е. примерно 550 тыс. лет до современности). Ученые начала XX в. сочли это открытие самым древним свидетельством пребывания чело­ века в Европе.

Найденная челюсть до того поразила О. Шетензака своими огромными размерами и массивностью, что исследователь сначала даже отказывался верить, что перед ним часть человеческого черепа: необычайно широкая восходящая ветвь, исключительно большая толщина тела, в частности в области симфиза, скошенный назад подборо­ дочный отдел, совершенно лишенный столь типичного для современного человека выступа, крупные, округлые сочленовные головки суставных отростков, которые у живого индивидуума служат для подвижного соединения нижней челюсти с остальной частью черепа (у современного человека они тонкие, цилиндрические).

Архаичные особенности гейдельбергской челюсти помимо названных очень много­ численны: на внутренней стороне симфиза отсутствует подбородочная ость (spina men talis), нижний край в области симфиза закруглен, ямки для прикрепления двубрюшных мышц расположены не как у современного человека (на внутренней поверхности), а у самого нижнего края, подбородочные отверстия велики, имеются дополнительные от­ верстия, венечный отросток широк и округлен, вырезка верхнего края восходящей ветви - неглубокая, зубы крупные, но в сравнении с общими размерами челюсти ка­ жутся небольшими. Самый крупный моляр в ряду — второй.

Вместе с гейдельбергской челюстью не удалось найти каменных орудий, однако можно предположить, что они были, так как в слоях с аналогичным фаунистическим комплексом в других регионах обнаружено множество каменных орудий, характери­ зующихся ашельским типом. Это еще раз подтверждает значительный геологический возраст слоев, из которых происходит описываемая челюсть.

О. Шетензак дал своей находке название Homo heidelbergensis - «Гейдельбергский человек», подчеркнув тем самым ее особое положение в систематике и невозможность включить в известные в то время таксоны гоминид. После о т к р ы т и я, сделанного немецким исследователем, прошло много лет, а на гейдельбергской находке продол­ жала лежать печать уникальности;

вопрос о систематическом положении новой формы человека либо оставался без ответа, либо давались определения, сразу же вызывав­ шие возражения. По морфологии самой челюсти казалось наиболее логичным сблизить найденное существо с питекантропами, как называли тогда представителей Homo erectus (другое название - архантропы), однако зубная система и некоторые иные осо­ бенности указывали на более высокий эволюционный уровень.

Для антропологов середины XX в. Гейдельбергский человек долгое время был загадкой. В учебниках чаще всего приводилось только описание находки без четкого определения ее таксономического статуса. Лишь в отдельных случаях говорилось либо о принадлежности найденного индивидуума к «прогрессивным архантропам» (питекант­ ропам), либо о сближении его по некоторым признакам с неандертальцами. Всех к тому же поражала огромная древность гейдельбергской челюсти. Развеять миф об уникальности описываемого «древнейшего европейца» не позволяло отсутствие среди ископаемых находок сколько-нибудь полного черепа соответствующего найденной О.

Шетензаком челюсти. Она оставалась, да и сейчас, по мнению некоторых иссле­ дователей, остается «непристроенной» в систематике находок ископаемых гоминид.

При этом следует заметить, что во время раскопок в руки палеоантропологов попа­ дали древние черепа с территорий Европы, А ф р и к и и Азии, которые т а к ж е факти­ чески оставались «непристроенными» в систематике и не могли б ы т ь объединены в один таксон с гейдельбергской челюстью или в силу своеобразия и вариабельности, или просто из-за отсутствия других нижних челюстей, которые можно б ы л о бы прямо сопоставить с гейдельбергской. Во всяком случае так думали в середине XX в., когда имелось слишком мало материалов для обобщений.

Древнейшие европейцы 30-е годы XX в. принесли новые открытия костных остатков ископаемых людей, положение которых в систематике гоминид представлялось неопределенным и спор­ ным. В 1933 г. близ местечка Штейнгейм в 30 км к северу от германского г. Штут­ гарта антрополог и археолог Ф. Беркхэмер нашел хорошо сохранившийся череп не­ больших размеров без нижней челюсти, по-видимому, женский. Данный экземпляр отличался удивительным сочетанием примитивных и прогрессивных особенностей.

Низкая черепная крышка, «убегающий» лоб, массивный надбровный валик - все это могло указывать как на принадлежность к архантропам, так и на связь с неандер­ тальским таксоном. Штейнгеймского человека многие поспешили объявить неандер­ тальцем, хотя такое заключение встретило немалые затруднения, прежде всего в ре­ зультате оценки древности черепа: он датирован миндель-рисским временем, т.е. его геологический «возраст» лежит в пределах от 400 до 200 тыс. лет до современности, что плохо увязывается с идеей принадлежности находки к неандертальцам, жившим значительно позже. Тем не менее долгое время в Штейнгеймском человеке видели раннего неандертальца, что породило миф о древнейших неандертальцах Европы.

Однако не только древность препятствует включению штейнгеймца в неандерталь­ ский таксон. Имеется ряд морфологических признаков, резко противоречащих такому «диагнозу»: о б ъ е м мозговой коробки штейнгеймского черепа равен всего лишь 1070 см, в отличие от крупных неандертальских черепов. Это увязывается скорее с краниологическим типом архантропов: строение скуловой области полностью лишено неандертальской специализации (скошенности скуловых костей и скулового отростка верхней челюсти);

имеется клыковая ямка (современный признак);

затылок округлый, как у современного человека, без «неандертальского шиньона»;

вертикальное поло­ жение боковых стенок черепа;

заметно выраженный сосцевидный отросток височной кости (современная особенность);

«килевидная» форма черепа (как у архантропов).

Эта удивительная мозаика весьма примитивных и сапиентных особенностей позво­ лила исследователям середины XX в. построить так называемую гипотезу преса пиенса, согласно которой современный человек произошел в Европе, минуя неандер­ тальскую стадию, от гоминид типа Штейнгейм, Сванскомб, Фонтешевад (см. ниже).

В 1935-1936 гг. в Англии, в долине Темзы, близ селения Сванскомб в 30 км к восто­ ку от Лондона А. Мартсон нашел при раскопках затылочную и левую теменную кости женщины, жившей примерно одновременно с людьми штейнгеймского типа. Вместе с фрагментами черепа были найдены каменные орудия, определенные археологами как ашельские. Обнаруженный экземпляр во многом напоминал череп из Штейнгейма. Он отличался той же выраженной мозаикой примитивных особенностей (огромная толщина костей, низкий свод) и черт, свойственных современному человеку: довольно большой объем мозговой коробки (1325 с м ), округлая затылочная область, как у современного и Штейнгеймского человека. Эта находка, как и описанная выше, породила споры о происхождении современного человека от древних миндель-рисских форм, минуя неандертальскую фазу.

Позже, в 1947 г. к двум описанным экземплярам прибавились фрагменты черепов из Фонтешевад (Франция, деп. Шарант), обнаруженные французской исследовательницей Ж. Анри-Мартен. Найденные части лобной кости и черепной крышки двух индивиду­ умов по времени относились к миндель-рисской эпохе. Морфологический анализ на­ ходок показал наличие той же характерной мозаики архаичных и сапиентных особен­ ностей, которая была констатирована на черепах из Штейнгейма и Сванскомба, что дало сторонникам гипотезы «пресапиенса» повод использовать и э т о т экземпляр в качестве аргумента в спорах.

Следует сказать, что в наиболее законченном варианте гипотезы «пресапиенса», сформулированном А. Валлуа, фигурируют только два черепа из трех описанных, а именно Сванскомб и Фонтешевад;

штейнгеймский череп этот исследователь отнес к группе «ранних неандертальцев». Английский антрополог Ф.К. Хауэлл предпочел присоединить к этой «ранненеандертальской» группе все три указанных выше черепа, отмечая их большое сходство (подчеркнем это важное замечание). В том же духе высказались и многие другие исследователи, предложившие упразднить термин «пре сапиенс» и заменить его общим определением «ранние генерализованные неандер­ тальцы». Напомним, что и этот термин явно страдает недоучетом существенных отли­ чий описанных трех экземпляров черепов от черепов неандертальцев.

В строгой систематике гоминид рассматриваемым европейским формам опять не нашлось места, что вызвало к жизни такие наименования, как, например, Homo praesa piens steinheimensis, т.е. один и тот же череп именовался и пресапиенсом, и неан­ дертальцем, и пренеандертальцем, а также «прогрессивным архантропом». Гейдель бергская челюсть по-прежнему дожидалась своего часа: ее невозможно было сопоста­ вить с новыми находками хотя бы вследствие отсутствия у последних аналогичных отделов черепа. Только в конце 1940-х годов в руки палеоантропологов стали попа­ дать ископаемые нижние челюсти и их фрагменты, относящиеся к миндель-рисскому времени.

В 1949 г. археолог-любитель Р. Каммас нашел в гроте Монморен (Франция, деп. Верхняя Гаронна) массивную человеческую нижнюю челюсть с шестью зубами молярами, а также отдельные зубы и позвонок. По толщине костей в области сим­ физа, по форме подбородочной области, резко скошенной назад под углом 73°, большой ширине восходящей ветви и низкому положению ямки двубрюшной мышцы найденная челюсть была очень близка к гейдельбергской, а по размерам зубов - к штейнгеймскому черепу, будучи, однако, слишком массивной для последнего, что из­ вестный палеонтолог Г. фон Кенигсвальд отнес на счет сильно выраженного полового диморфизма.

Древность находки, по Г. фон Кенигсвальду, характеризуется миндель-рисским вре­ менем, как и древность штейнгеймского черепа. Такие признаки, как узкая, вытянутая форма альвеолярной дуги, «узор дриопитека» на всех молярах, большие размеры т р е т ь е г о моляра (он самый крупный в ряду), я в л я ю т с я весьма а р х а и ч н ы м и особенностями челюсти из Монморен. В 1977 г. французские исследователи Г. Билли и А. Валлуа высказали мысль, что эта находка может считаться в некотором роде даже более примитивной, чем челюсти архантропов, и должна быть отнесена к «пре неандертальцам». Тем не менее общий облик этого загадочного «пренеандертальца»

восстановить не удавалось: необходимы были находки полных черепов с нижними челюстями.

В науке складывалось представление о каком-то странном типе древних гоминид, не укладывающемся в рамки систематики, выработанной в середине XX в. Каждая новая находка представляла собой ценный вклад в создание целостной картины морфоло­ гического облика этого типа. Значительным событием в этом отношении явилось обнаружение в 1965 г. в Греции, в районе Петралоны, хорошо сохранившегося черепа (calvarium, без нижней челюсти). Его нашли в сталагмитовой пещере, практически на поверхности земли, что сначала затруднило датировку. После долгих споров, путем применения различных методов удалось определить геологический возраст этого наз­ ванного «Петралона-1» экземпляра с большей или меньшей точностью: 350-400 тыс.

лет до нашего времени, т.е. череп принадлежал индивидууму, жившему в период миндель-рисского межледниковья.

По морфологическому типу «Петралона-1» - достаточно хорошо выраженный «пре неандерталец». Бросается в глаза мозаичное сочетание очень архаичных и достаточно прогрессивных особенностей: массивный надглазничный валик и большая толщина костей наряду с довольно значительной высотой свода, относительно низкими орби­ тами, намечающимися Клыковыми ямками. Обращают на себя внимание «килевидная»

форма черепа и резкий перегиб затылка с сильно выраженным затылочным торусом (черты, свойственные скорее архантропам), а также некоторые неандерталоидные особенности (скошенность скуловой области, широкое носовое отверстие). О б ъ е м черепа 1220 см - промежуточный между архантропом и более поздними гоминидами.

Исследователи отмечают огромную ширину неба и верхней челюсти на черепе «Петралона-1». По словам известного антрополога Д. Джохансона, для этого черепа была бы мала даже гейдельбергская челюсть, которая долгое время считалась слиш­ ком большой для каких-либо известных типов гоминид. Греческая находка не скоро нашла свое место в систематике и определялась то как архантроп. то как неандер­ талец. Термин «пренеандерталец» для таких экземпляров явился все же в свое время наиболее удачным, поскольку хотя бы указывал на некоторое единство «неустроен­ ных» в таксономическом отношении костных остатков ряда гоминид, относящихся преимущественно к миндель-рисскому межледниковью, иногда - к более ранним или более поздним эпохам.

Начиная с 1960-х годов накопление материала по «пренеандертальцам» пошло очень быстрыми темпами и вскоре привело к существенным обобщениям. Они касают­ ся описываемой фазы антропогенеза, которой и посвящается данная статья.

Начатые в 1964 г. французскими палеоантропологами А. и М.-А. де Люмлей рас­ копки в Восточных Пиренеях дали богатый, относящийся к роду Homo костный материал: скелетные остатки примерно 60 индивидуумов и 40 изолированных зубов.

В гроте Кон-де-Л'Араго, в 30 км от г. Перпиньяна в 1971 г. были обнаружены две нижние челюсти и хорошо сохранившийся мужской череп («Араго-21»). Впервые за многие десятилетия оказалось возможным одновременно изучить череп и нижние челюсти представителей гоминид конца миндельской эпохи (абсолютная датировка 450 тыс. лет до наших дней). Череп отличается рядом чрезвычайно архаичных осо­ бенностей: низкий свод, «убегающий» лоб, массивный надглазничный валик, намечаю­ щаяся «килевидная» форма черепной крышки, очень крупные зубы. Н е к о т о р ы е чер­ ты, как, например, слабо выраженные клыковые ямки и некоторая уплощенность ску­ ловой области, могут говорить о начинающейся адаптации к плейстоценовой леднико­ вой среде Европы, однако эти особенности выражены значительно слабее, чем у не­ андертальцев, и контрастируют с характерным для донеандертальских гоминид комп­ лексом, который включает небольшой объем мозговой коробки (1166 с м ), менее удлиненную, чем у неандертальцев, форму черепа.

Исследователи отмечали сходство «Араго-21» с черепами архантропов - «синан­ тропа» и № 3733. Вместе с тем антропологи не сочли возможным отнести э т о т экземпляр к виду Homo erectus, учитывая ряд прогрессивных черт, в частности не­ большой наклон боковых стенок черепной коробки и довольно значительную ширину лобной кости. Весьма интересные результаты дало изучение морфологии двух най­ денных нижних челюстей - мужской и женской. Чрезвычайно архаичный облик по­ следних сочетается с сапиентными чертами строения зубов, например с отсутствием цингулюма (выступ эмали у основания коронки). В целом эти находки бесспорно напоминают гейдельбергскую челюсть, характеризующуюся, как было сказано выше, такими же соотношениями морфологии зубов и тела челюсти. Несмотря на обычные попытки сблизить «Араго-21» то с архантропами («прогрессивный архантроп»), то с неандертальцами, наиболее адекватным определением для него сочли термин «прене­ андерталец», который, конечно, не мог считаться при этом достаточно строгим, с точки зрения научной систематики.

Находка в Кон-де-ЛАраго открыла широкие возможности сопоставлений разных форм гоминид данного типа. Б ы л о признано большое сходство «Араго-21» с черепом из Штейнгейма. Так, известный антрополог Д.Джохансон считает, что штейнгеймский череп представляется как бы уменьшенной копией «Араго-21», причем разница размеров может быть объяснена половым диморфизмом. Наряду с этим исследователи отмечают определенное сходство «Араго-21» с североафриканскими находками в Ма­ рокко и Алжире, описанными ниже, что позволяет предположить генетическую связь европейских и африканских форм в рассматриваемый период времени.

Так, в ходе раскопок накапливался материал, позволивший, наконец, рассматривать Гейдельбергского человека не как случайную, единичную находку, которой нет места в систематике, а как часть целого пласта древних гоминид, представленного рядом сходных форм - Мауэр, Араго, Петралона и других «пренеандертальцев», к о т о р ы е причислялись ранее к архантропам. В работах антропологов 1980-х - 1990-х годов все чаще подчеркивается единство среднеплейстоценовых гоминид. Ряд находок, описан­ ных выше, дает возможность расширить приведенный список. Так, согласно мнению ряда авторитетных ученых, в частности К. Х а у э л л а, черепа из Штейнгейма, Фонте шевада и Сванскомба весьма близки между собой, что позволяет отнести их к опи­ сываемой общности. Черты сходства перечисленных экземпляров достаточно отчетли­ вы (несмотря на определенную и неизбежную индивидуальную вариабельность), что­ бы можно было говорить, что здесь мы имеем дело не со стадиальными, а с видо­ выми показателями. Проступают контуры вида гоминид, а значит, этому виду следует дать адекватное наименование. Любые споры на этот счет излишни: в научной систе­ матике существует правило приоритета биологической номенклатуры, согласно кото­ рому предпочтение отдается первому из предложенных ранее наименований. Следова­ тельно, описываемый вид древних гоминид должен называться Homo heidelbergensis.

Если раньше о типе Гейдельбергского человека можно было судить лишь по мор­ фологии одной нижней челюсти, то со временем стало возможным воссоздать полный облик этого представителя древних гоминид. А материалы продолжали поступать в остеологические коллекции, внося новые уточнения и коррективы.

В 1976 г. в Испании, в пещерах на холмах Атапуэрка близ г. Бургос были обна­ ружены сначала часть нижней челюсти молодой ж е н щ и н ы и два фрагмента юно­ шеских нижних челюстей, затем - ряд других фрагментов черепа и 13 изолированных зубов. По времени находка относилась к миндель-рисскому межледниковью или к началу рисского оледенения (400-200 тыс. лет до нашего времени). Испанский палео­ антрополог Э. Агирре и французская исследовательница М.-А. де Л ю м л е й при ана­ лизе морфологии найденных экземпляров сразу же пришли к выводу о бесспорном сходстве последних с нижними челюстями «Мауэр-1» и «Араго». Раскопки на холмах Атапуэрка продолжались и привели к ряду важнейших открытий, касающихся морфо типа и происхождения «пренеандертальцев», а также их таксономического статуса и роли в эволюции человека.

Начало 1990-х годов ознаменовалось открытием в 1992 г. костных остатков еще 30 индивидуумов того же типа, в частности calvarium (черепа без нижней челюсти и лицевых костей) - «Атапуэрка-4», а затем хорошо сохранившегося черепа с лицевым отделом - «Атапуэрка-5». В 1993 г. была найдена т а к ж е нижняя челюсть, очень сходная с экземпляром «Мауэр-1».Черепа из Атапуэрка характеризуются типичным для Гейдельбергского человека мозаичным сочетанием весьма архаичных и сапиент­ ных особенностей и большим размахом внутрипопуляционной изменчивости. Так, «Атапуэрка-5» имеет небольшой объем мозговой коробки (1125 с м ), что соответ­ ствует масштабу Homo erectus, а «Атапуэрка-4» по объему мозга превосходит все другие известные среднеплейстоценовые ф о р м ы (1390 с м ). Ч е р е п а из А т а п у э р к а массивные, с резко выступающим надглазничным валиком, большой толщиной костей, сильным общим лицевым прогнатизмом, выраженным затылочным торусом (гребнем, валиком) и резким перегибом затылка при некоторой уплощенности затылочной чешуи, широким, уплощенным лицом без Клыковых ямок, очень широким носовым отверстием. У «Атапуэрка-5» - крупный по масштабу рода Homo верхний к л ы к крайне архаичная черта. Антропологи отметили некоторые «неандерталоидные» осо­ бенности в морфологии индивидуумов из Атапуэрка: уплощенность лица, широкое носовое отверстие, значительное «ретромолярное» пространство на нижней челюсти, т.е. свободный участок пространства челюсти позади третьего моляра.

Возможно, в данном случае имеет место некоторый сдвиг в сторону неандерта лоидной специализации в приледниковой зоне. Эти черты, кстати, присутствуют и у некоторых других представителей рассматриваемого вида, в частности - на черепе из Петралоны. Не исключено, однако, что подобные особенности были отчасти присущи Гейдельбергскому человеку как общему предку неандертальца и Homo sapiens. По другим показателям индивидуумы из Атапуэрка резко отличаются от неандертальцев.

Это касается прежде всего морфологии затылочного отдела, а также общей ф о р м ы свода черепа, т.е. важнейших таксономических признаков. Необычно большой объем мозгового черепа у индивидуума «Атапуэрка-4» можно рассматривать и как неандер талоидную особенность, и как сдвиг в сторону Homo sapiens.

«Атапуэрка-4» - не единственный в Европе экземпляр, отличающийся архаичной морфологией и большим объемом черепа. Здесь необходимо вспомнить интересную находку на территории Венгрии в 1965 г. в 50 км к северо-западу от Будапешта близ селения Вертешселлеш. Венгерские исследователи М. Кретцои и Л. Вертеш обнару­ жили на глубине 15 м затылочную кость человека, по которой можно было определить объем мозговой коробки, оказавшийся равным, по первому определению, 1400, а по более позднему - 1325 с м. Наряду с этой, без сомнения, прогрессивной чертой отмечался крайний архаизм, проявлявшийся в очень большой толщине костей и сильно выраженном затылочном торусе. Найденный экземпляр был датирован временем мин дельского оледенения. Позже удалось получить уточненную абсолютную датировку 350 тыс. лет до современности. В данном случае повторилась судьба многих средне плейстоценовых находок «пренеандертальского» облика: одни исследователи относили найденный экземпляр к Homo erectus, другие - к Homo sapiens (palaeohungaricus).

На деле человек из Вертешселлеша - типичный Homo heidelbergensis с его ярко выра­ женной мозаикой эректоидных и сапиентных черт. Подтверждение тому - автори­ тетное мнение Г. фон Кенигсвальда, который констатировал большое сходство черепа из Вертешселлеша с находкой « П е т р а л о н а - 1 ». О принадлежности экземпляра из Венгрии к рассматриваемому таксону гоминид свидетельствует т а к ж е его геологи­ ческий возраст - миндель/миндель-рисс - время господства Гейдельбергского челове­ ка. К морфологической характеристике человека из Вертешселлеша следует доба­ вить, что недалеко от фрагмента черепа были найдены молочные зубы, в том числе нижний клык, поразивший исследователей значительными размерами и наличием цингулюма (архаичные признаки на уровне архантропа). О древности и архаизме находки говорит и тип каменных орудий, обнаруженных на стоянке Вертешселлеш:

чопперы - образцы «галечной культуры».

О распространении Гейдельбергского человека в сторону Центральной и Восточной Европы в эпоху миндельского оледенения и миндель-рисского межледниковья помимо описанной выше находки в Венгрии свидетельствует еще один ископаемый экземп­ ляр - костные остатки человека из Бильцингслебена в Германии (два фрагмента лобной и два фрагмента затылочной кости). Череп из Бильцингслебена датируется миндель- или миндель-рисским временем (предположительная абсолютная дата 400 тыс. лет до наших дней). Большинство исследователей без колебаний отнесли но­ вого представителя древних гоминид к виду Homo erectus. При этом они исходили из очень архаичного строения его лобных костей: массивного надглазничного валика, «убегающего» назад лба, а также резкого перегиба затылочных костей с образова­ нием сильно выраженного торуса. Индивидуума из Бильцингслебена сравнивали с «Синантропом-3», а также африканским экземпляром « О Н - 9 », т.е. с находками, относимыми обычно к архантропам. Однако в этом вопросе есть много неясностей. Во первых, мы не располагаем данными о строении лицевого отдела черепа бильцингс лебенского индивидуума, а следует помнить, что дисгармония разных отделов черепа была характерна для Гейдельбергского человека, так что разграничение систематиче­ ского положения последнего и архантропа не может быть достоверным при отсутствии лицевого отдела. Во-вторых, сомнительно, чтобы архантроп с его невысоким уровнем материальной культуры мог осваивать регионы Центральной Е в р о п ы, характери­ зующиеся достаточно холодным климатом, особенно если р е ч ь идет об эпохе миндельского оледенения. В-третьих, нельзя не учитывать возможность сохранения в периферийных (в ту эпоху) уголках Европы наиболее архаичных вариантов гейдель­ бергского вида, приспособившихся к холодному климату и долгое время существо­ вавших в изоляции. В-четвертых, исследователи не раз высказывали сомнение отно­ сительно возможности проникновения архантропов в Европу с востока либо с юга.

4 Этнографическое обозрение. № Таким образом, экземпляр из Бильцингслебена скорее всего должен быть включен в вид Homo heidelbergensis как один из крайних в морфологическом отношении вариантов последнего.

Гейдельбергский человек в первую очередь заселял южные районы Европы. Кроме описанных выше находок костных остатков представителей э т о г о вида (Араго, Петралона, Атапуэрка), о заселении человеком южноевропейских земель свидетель­ ствуют также экземпляры с территории Италии (Кастель-ди-Гвидо, Скарио) и юга Франции (Терра Амата, Лазаре, Абри-Сюар). Найденные при раскопках в 20 км от Рима (Кастель-ди Гвидо) фрагменты теменной, затылочной и верхнечелюстной костей (вместе с ашельской каменной индустрией и костяными орудиями, датируемыми средним плейстоценом, т.е. не менее 200 тыс. лет до наших дней) отличаются харак­ терным сочетанием эректоидных и сапиентных признаков, что наряду с геологиче­ ским возрастом и каменным инвентарем позволяет включить этот экземпляр в вид Homo heidelbergensis. К последнему относятся костные остатки из Южной Франции:

Лазаре, близ Н и ц ц ы и Грот Принца (тот же район, раскопки А. Люмлей, 1968 г.).

Гейдельбергский человек оставил следы своего пребывания и на территории нынеш­ него города Ниццы: в ходе раскопок в районе тупика Терра Амата были обнаружены древние жилища, каменные орудия и уголь костров, датируемые средним плейсто­ ценом (370 тыс. лет до наших дней). К сожалению, костные остатки человека в этом месте не найдены, но древность стоянки, равная геологическому возрасту черепа из Вертешселлеша, определенно свидетельствует об эволюционном уровне гоминид данного региона'.

Костные остатки (зубы и теменная кость ребенка, постоянный нижний клык взрос­ лого человека), обнаруженные в гроте Лазаре, в том же округе Ниццы, датируются более поздним временем - 150 тыс. лет до наших дней и по морфологическим пока­ зателям также могут б ы т ь отнесены к таксону Homo heidelbergesis. Достаточно сказать, что найденный нижний к л ы к по морфологии и размерам примитивнее и крупнее аналогичного зуба из челюсти «Мауэр-1». Характерны и показатели объема мозга ребенка из Лазаре: мозг больше, чем у архантропа, и меньше, чем у неандер­ тальца, что характерно для Гейдельбергского человека. К поздним вариантам Homo heidelbergensis (126 тыс. лет до современности) могут б ы т ь причислены костные остатки из Абри-Сюар (Франция, деп. Шарант).

Свидетельство присутствия Гейдельбергского человека далеко на юге Европы находка нижней челюсти ребенка 3-4 лет в Скарио, близ Салерно (Италия). По словам исследовавших ее итальянских антропологов, метрические характеристики челюсти и зубов (четырех молочных моляров) крайне примитивны и сходны с пока­ зателями европейских «пренеандертальцев». По одним источникам находка датирует­ ся 350-252 тыс. лет до наших дней, по другим ее возраст насчитывает 140 тыс. лет.

Не исключено, что в данном случае мы имеем дело с переходной формой, так как сопровождающая каменная индустрия близка к мустьерской.

В настоящее время можно констатировать широкое расселение Гейдельбергского человека в среднем плейстоцене по территории Европы. Пожалуй, самой северной европейской стоянкой этого вида человека следует считать пещеру Уэстбери в А н г л и и. Датировка культурного слоя пещеры - средний плейстоцен, абсолютный возраст - 400 тыс. лет. По фаунистическим данным и каменному инвентарю стоянка наиболее сходна с местом находки мауэровской челюсти. Костные остатки на стоянке Уэстбери не найдены. Автор описания пещеры предполагает, что ее древние оби­ татели по своему антропологическому типу были наиболее близки к Гейдельбергскому человеку.

Каковы же основные морфологические особенности рассматриваемого вида гоми­ нид, распространенного в среднем плейстоцене? П р е ж д е всего следует отметить характерную мозаику стадиальных черт, причем главным образом эректоидных и сапиентных, при слабой выраженности неандерталоидного комплекса: обычно неболь­ шой объем мозговой коробки (меньший, чем у неандертальца) при сравнительно боль шей, чем у последнего, высоте свода;

менее покатый лоб;

смягченные черты «неан­ дертальской» специализации скуловой области (слабая выраженность либо отсут­ ствие «скошенности» скуловых костей и скулового отростка верхнечелюстной кости);

тенденция к формированию Клыковых ямок;

меньшая относительная длина мозгового черепа;

резко отличная от неандертальского типа конструкция заты­ лочной области (отсутствие «неандертальского шиньона»);

четко обозначенный перегиб затылочной кости с образованием массивного затылочного торуса;

округлая, «сапиентная» общая форма затылка;

обычно не очень высокие орбиты;

как правило, хорошо развитый сосцевидный отросток височной кости (как «сапиентная» черта);

более заметный перегиб основания черепа (сапиентный признак, обычно связываемый с речевой функцией), очень большая толщина костей свода при значительной посторбитальной констрикции, т.е. суженном посторбитальном отделе (архаичные признаки). К анатомическим признакам нужно добавить также характерную черту из области археологии: ашельский тип каменной индустрии.

При описании морфотипа и расселения Homo heidelbergensis возникают очень важные вопросы: во-первых, можно ли считать Гейдельбергского человека «коренной»

европейской ф о р м о й и, во-вторых, от каких древних гоминид п р о и з о ш е л рас­ сматриваемый вид?

Долгое время полагали, что мауэровская нижняя челюсть - древнейшее свидетель­ ство существования Гейдельбергского человека в Европе. (Все последующие палео антропологические находки оказывались по геологическому возрасту «моложе».) Не­ давно это мнение резко изменилось в связи с новой сенсационной находкой испанских антропологов в районе уже упоминавшихся холмов Атапуэрка в Пиренеях.

При раскопках 1994-1995 гг. испанские палеоантропологи Х.Л. Арсуага, А. Росас и X. Бермудес-де-Кастро обнаружили в местности Гран Долина (район Атапуэрка) костные остатки шести индивидуумов, причем особый интерес специалистов вызвал фрагментарный череп подростка с сохранившимися частями лобной, верхнечелюстной и скуловой костей. Наряду с чрезвычайно архаичными морфологическими особен­ ностями этот экземпляр отличается рядом черт, которые можно интерпретировать как сапиентные: практически полным отсутствием неандерталоидной специализации - тип строения скуловой дуги и скулового отростка верхней челюсти, сглаженная область Клыковых ямок, вследствие чего, по выражению одного из авторов описаний находки А. Росас, лицевой отдел смотрится как современный. А самое главное - анализ с применением палеомагнитного метода датировки показал поразительно глубокую древность находки - 780 тыс. лет! Экземпляр из Гран Долина сразу же стал описы­ ваться в литературе как череп древнейшего европейца.

Испанские исследователи не сочли возможным отнести подростка из Гран Долина к какому-либо известному виду гоминид и предпочли выделить новый вид Homo antecessor («Человек предшествующий»). Многие специалисты (среди них Г. Райт майер, Ж.-Ж. Юблэн, К. Стрингер, М. Уолпофф) не согласились с этим. Д. Джохансон занял осторожную позицию, считая, что индивидуум из Гран Долина - представитель примитивной формы Homo heidelbergensis или еще более раннего, неопределенного вида. Эта точка зрения представляется мне наиболее оправданной. Ч т о касается сапиентного морфологического комплекса «древнейшего европейца», то не следует забывать, что как раз эта особенность в той или иной мере характерна для всех перечисленных выше гоминид гейдельбергского вида и отличает его от «классических неандертальцев». Как это ни парадоксально, сапиентный комплекс выступает здесь не как прогрессивный показатель, а, напротив - как архаичный. Неандерталоидные осо­ бенности были приобретены позже в процессе адаптации к условиям приледниковой зоны миндельской и рисской эпох и достигли полного развития т о л ь к о у неандер­ тальцев - поздней тупиковой ветви Гейдельбергского человека. Естественно, что у последнего они выражены тем сильнее, чем древнее форма.

Мне представляется сомнительной интерпретация индивидуума Гран Долина как 4»

нового вида: скорее это древнейший вариант Homo heidelbergensis. Кстати, упоми­ навшиеся выше зарубежные исследователи в работах 1990-х годов уже системати­ чески употребляют этот термин. Испанские же антропологи, выделяя находку из Гран Долина в новый вид, считают, что Homo antecessor - предок неандертальца и совре­ менного человека, причем более поздние представители гейдельбергского таксона были промежуточным звеном на эволюционной линии, ведущей к неандертальцу, и не относились к числу предков современного человека. Думается, что вся европейская ветвь Homo heidelbergensis, включая находку в Гран Долина (которую я также отнес бы к гейдельбергскому таксону) эволюционировала в сторону неандертальца и не являлась предковой по отношению к современному человеку.

Рассмотрев вопрос о первом Гейдельбергском человеке в Европе, попробуем выяс­ нить, существуют ли какие-либо данные относительно последних европейских пред­ ставителей этого вида.

Исследуя морфотип неандертальского человека, антропологи обнаружили, что представители данного вида гоминид подразделяются на две группы: «атипические»

и «классические» неандертальцы. При этом первые могут быть также названы «древ­ ними», или «довюрмскими», а вторые - «поздними», или «вюрмскими».

К «атипичной» группе относят такие экземпляры, как Эрингсдорф (Eringsdorf-A, В, С, F, G, Н ), т.е. находки в Германии близ Веймара с 1908 по 1925 г.;

Саккопасторе (Saccopastore 1-2), Италия, окраина Рима, 1929 г.;

Гибралтар, 1848 г.;

Гановце (Ganovce), Словакия, 1926 г. Возраст - рисе, рисс-вюрм, в абсолютных значениях 130-100 тыс. лет. Название «атипичные» применительно к этим находкам связано с их противопоставлением «классическому» типу неандертальца: по сравнению с послед­ ними «атипичные» варианты характеризуются меньшим о б ъ е м о м мозга при более высокой черепной крышке, менее покатым лбом, меньшей длиной черепной коробки, округлым затылком без «шиньона», большим углом перегиба основания черепа, силь­ нее развитыми сосцевидными отростками височной кости. В этом комплексе нетрудно заметить тот же «набор» сапиентных особенностей, который наряду с архаичными чертами создает характерную «мозаику», свойственную Гейдельбергскому человеку.

Неандерталоидный комплекс здесь представлен большими шириной и высотой лица, большими орбитами, широким грушевидным отверстием, некоторой специализацией скуловой области, что и является главным основанием для отнесения данных находок к неандертальскому таксону. Дополнительным аргументом в пользу этого могут служить и каменные орудия мустьерского типа. Правда, следует сразу же огово­ риться, что вместе с черепом из Эрингсдорфа были найдены орудия, которые некото­ рые археологи определили как ашельские. Кроме того, необходимо иметь в виду, что тип каменной индустрии не всегда гармонирует с краниологической характеристикой индивидуума.

В конечном счете так называемые атипичные неандертальцы представляют собой переходную форму и, вероятно, могут рассматриваться как самый поздний, финальный вариант Homo heidelbergensis. К этой же группе можно отнести и упоминавшиеся выше находки в Лазаре, Абри-Сюар, возможно - Скарио (если принять альтерна­ тивную датировку, предложенную некоторыми археологами, а именно 140 тыс. лет до наших дней). Они близки во времени или прямо синхронны «атипичным неандер­ тальцам», в частности датировки Абри-Сюар и Саккопасторе практически совпадают (126 и 127 тыс. лет). В этот период заканчивается начавшаяся примерно 800 тыс. лет назад история Гейдельбергского человека в Европе. Дальнейшая специализация к концу рисс-вюрмского межледниковья превращает этот тип гоминид в «классических неандертальцев». Ход эволюционного процесса от африканских ф о р м Гейдельберг­ ского человека до классических неандертальцев очень убедительно иллюстрируют данные одонтологии: так называемый эпикристид (средний гребень тригонида нижних моляров) прослеживается на всей этой эволюционной ветви и практически отсутствует у других ископаемых гоминид.

Завершение анализа истории европейских представителей гейдельбергского вида еще не дает ответа на вопрос, откуда, от какой более архаичной ф о р м ы он про­ изошел, другими словами - кто был предком человека из Гран Долина? Таким предком должен был быть архантроп, но его в Европе не обнаружили. В поисках предковой формы европейского Homo heidelbergensis логично обратить внимание на Африканский континент. И прежде всего выяснить, жили ли люди этого вида в А ф р и к е. К а к же отвечает на этот вопрос палеоантропология?

Африканские родственники и предки В 1921 г. в Африке, на территории нынешней Замбии, близ д. Кабве в местности Брокен-Хилл палеоантрополог А. Камерон нашел довольно хорошо сохранившийся человеческий череп без нижней челюсти. Он имел ряд весьма примитивных черт:

массивные надбровные дуги, низкий, «убегающий» лоб, значительную толщину ко­ стей, очень большую высоту лица, «крышеобразную» форму черепной крышки. Неко­ торые исследователи отметили в морфологии черепа из Кабве неандерталоидные черты, в частности большие величины высоты лица и орбит, отсутствие Клыковых ямок, скошенность скуловых костей. Однако бросался в глаза примитивный комплекс, не связанный с «неандертальской» морфологией черепа: малая ширина лба с выра­ женной посторбитальной констрикцией (сужением), сильно развитый з а т ы л о ч н ы й гребень без так называемого неандертальского шиньона (округлый, сильно высту­ пающий затылок), упомянутая «крышеобразная», или «килевидная», форма крышки.

И, наконец, что явилось полной неожиданностью, череп из Кабве имел характерные сапиентные черты: крупные сосцевидные отростки височной кости и широкую, подко­ вообразную зубную дугу. О б ъ е м черепа был довольно велик - 1300 с м, что можно рассматривать и как сапиентный и как неандерталоидный показатель.

Систематическое положение находки казалось исследователям весьма неопределен­ ным: ее относили то к неандертальскому таксону, то к архантропам. Таким образом, появился еще один «непристроенный» представитель ископаемых гоминид, на этот раз африканский. Никто не попытался в то время сопоставить его с Гейдельбергским человеком, так как для этого просто не имелось оснований: нижняя челюсть в афри­ канском варианте отсутствовала, велико было расстояние между двумя описываемыми экземплярами не только в пространстве, но и во времени, учитывая тот ф а к т, что древность африканской находки, по тогдашним определениям, оказалась очень незна­ чительной (не более 125 тыс. лет ).

Прошло много лет, прежде чем накопленный материал позволил по-новому рас­ смотреть систематическое положение черепа из Кабве: последний, по всеобщему признанию специалистов, был чрезвычайно похож на экземпляры из Петралоны и А р а г о. Не осталось сомнений в том, что загадочный «родезиец», как долго имено­ вали человека из Кабве, - это африканский представитель Homo heidelbergensis, при­ чем относительно поздний, с чертами неандертальской специализации. Мало изме­ нилось это предположение и после открытия в 1954-1955 гг. в А ф р и к е, в Алжире, в песчаном карьере Тернифина французским палеонтологом К. Арамбуром и немецким археологом В. Хоффштеттером трех примитивных нижних челюстей, которые отнесли первоначально к новому роду Atlanthropus, а впоследствии - к виду Homo erectus mauritanicus. Остальные отделы черепа были представлены лишь фрагментом правой теменной кости. Вместе с костными остатками находились в большом количестве каменные ручные рубила ашельского типа. Древность находки оказалась значитель­ ной: но первым определениям, 360 тыс. лет.

Через год близ г. Касабланки в М а р о к к о, в гроте Сидиабдеррахман археолог П. Биберсон обнаружил еще одну нижнюю челюсть, очень сходную с описанными выше и датируемую началом рисского оледенения (примерно 200 тыс. лет до наших дней). В конце 1950-х годов в Марокко был сделан ряд новых важных открытий костных остатков человека, относящихся к миндель-рисскому либо рисскому времени:

фрагменты черепной крышки, части верхней и нижней челюстей из Рабата, череп без нижней челюсти из Сале, фрагменты черепа и зубы из песчаного карьера Томас III.

Все эти находки имеют сходство с тернифинским человеком (по новой терминологии человек из Tighenif), обычно относимым к архантропам. При этом авторы публикаций, касающихся этого варианта древних гоминид, отмечают близость указанных выше костных остатков не только с известными находками архантропов, но и с Гейдель­ бергским человеком по строению нижней челюсти. К сожалению, и в данном регионе не удалось обнаружить сколько-нибудь полных черепов с нижней челюстью.

Доказательством широкого расселения Гейдельбергского человека по территории Африки послужила находка черепа на крайнем юге этого континента при раскопках в песчаных дюнах близ бухты Салданья, около д. Хоупфилд, в 145 км к северу от Кейптауна (1953 г.). Была найдена массивная черепная крышка, для которой харак­ терны очень большая толщина костей, низкий свод, сильно развитый надглазничный валик, без понижения переходящий в уплощенную чешую лобной кости. Череп очень сходен с экземпляром из Кабве и, по-видимому, имеет примерно такую же или не­ сколько большую древность. Находка из Хоупфилда датируется заключительной фа­ зой среднего плейстоцена (примерно 200 тыс. лет до современности). О принад­ лежности ее к виду Homo heidelbergensis свидетельствует, в частности, морфология найденного там же фрагмента восходящей ветви нижней челюсти, очень сходной с экземпляром «Мауэр-1». Вместе с черепом из Хоупфилда найдены орудия ранне ашельского типа.

Весь комплекс данных позволяет причислить эту находку к африканским вариантам Гейдельбергского человека («группа Кабве»). К той же группе находок относят и фрагмент нижней челюсти подростка 12-14 лет, найденный в 1947 г. в ЮАР в гроте Пещера Сердец, а также неполный череп и фрагменты еще двух черепов из Эяси (Танзания, 1934-1936 гг., раскопки Л. Коль-Ларсена). Экземпляр из «Эяси-1» очень сходен с черепом из Хоупфилда, но датируется очень поздним временем (около 36 тыс.

лет), что довольно странно, учитывая его архаичную м о р ф о л о г и ю и малый о б ъ е м (1150 см ).

Группа Кабве, как и группа Тернифина (Тигениф), характеризуется в целом не слишком глубокой древностью - в среднем не более 200 тыс. лет, хотя обе они чрезвычайно архаичны и вполне соответствуют эволюционному уровню Homo heidelbergensis. Вместе с тем далеко не все африканские находки, относящиеся к этому виду, имеют небольшой либо средний геологический возраст.

В начале 1990-х годов в специальной литературе появилось сообщение о находке близ д. Ндуту в Танзании неполного черепа, отличавшегося рядом чрезвычайно примитивных черт в области лицевого отдела и лобной кости наряду с сапиентным строением затылочной и теменной к о с т е й. Такая «мозаика» сапиентных и эрек­ тоидных особенностей, а также незначительный о б ъ е м черепной коробки (но не­ сколько больший, чем у архантропов) и наличие ашельских каменных рубил поз­ воляют отнести череп из Ндуту к гейдельбергскому таксону. Древность находки около 400 тыс. лет. Тем же или более ранним временем датируются найденные в гроте Лайниамок близ Магади (Кения) три зуба, которые сочетают в себе черты архантропа и современного человека. Альтернативная оценка геологического возрас­ та - 700-560 тыс. лет, что уже приближается к оценкам древности Гран Долина и «Мауэр-1». Сопровождавшая находку каменная индустрия - ашельского типа.

Таким образом, африканские представители гейдельбергского таксона в среднем не «моложе» европейских. Это доказывает также широко известная находка в 1981 г. в Эфиопии, близ Бодо неполного черепа с довольно хорошо сохранившимся лицевым отделом (без нижней челюсти). Экземпляр из Бодо - яркий пример «мозаики» эректо­ идных и сапиентных черт: массивный надглазничный валик, «крышеобразная» форма крышки, сильный общий лицевой прогнатизм и наряду с этим близкая к сапиентной форма носовых костей, а главное вполне современное строение скуловой области, отсутствие скошенности скуловых отростков верхнечелюстной кости, перегиб в райо­ не скулочелюстного шва, намечающиеся клыковые ямки. К числу признаков, которые можно истолковать как неандерталоидные, отнесем значительные размеры лица и большую ширину носового отверстия. Однако строение скуловой области не позволяет говорить о сколько-нибудь выраженной неандертальской специализации.

По строению лицевого черепа допустимо предположить, что череп из Бодо дает представление о взрослом индивидууме той популяции, к которой принадлежал под­ росток из Гран Долина, т.е. перед нами череп древнейшего представителя Homo hei­ delbergensis. К такому же выводу пришел в 1996 г. и американский палеоантрополог Д. Джохансон. Сопровождающий каменный инвентарь: ручные рубила и кливеры принадлежат к ашельскому типу. Особый интерес представляет датировка черепа из Бодо: по оценкам 1994 г., его геологический возраст равен 600 тыс. лет! Очевидно, здесь мы уже приближаемся к «корням» гейдельбергского вида и встречаемся с его самыми ранними формами, названными испанскими антропологами Homo antecessor.

Одна из ветвей этого вида примерно 800 тыс. лет назад мигрировала в Европу и, адаптировавшись к довольно суровому климату новых мест, постепенно преобразо­ валась в Homo neanderthalensis, другая ветвь осталась в А ф р и к е и дала начало эволюционной линии Хоупфилд - Ндуту - Кабве - Элие Спрингс - Омо-2 - Летоли- и, наконец, Омо-1 (Homo sapiens). Впоследствии потомки этой линии мигрировали в Переднюю Азию, а затем - примерно 35^10 тыс. лет назад - в Европу.

Анализ палеолитических находок гоминид показывает, что в течение длительного периода - от гюнца до вюрма - получил распространение политипический вид Homo heidelbergensis, освоивший земли от южной оконечности Африки до 52° с. ш. в Европе.

Этот вид, несомненно, произошел от каких-то форм архантропов в период от 1,5 млн.

до 800-900 тыс. лет до наших дней. Поскольку архантропы А ф р и к и (Homo ergaster) с большей вероятностью, чем азиатские, могут считаться предковой формой новых видов гоминид (в том числе в силу их территориальной близости к афро-европейским очагам видообразования), промежуточное звено эволюции между архантропом и Гей дельбергским человеком логично искать прежде всего в Африке.

Временной отрезок 1,5-0,8 млн. лет в целом беден костными остатками человека, однако все же есть одна находка, которая могла бы помочь найти прерванную свя­ зующую нить между двумя последовательными видами гоминид. Речь идет о полу­ чившей широкую известность в 1960-е годы черепной к р ы ш к е так называемого Шелльского человека, найденной Л. Лики в Олдовайском ущелье в 1961 г. вместе с шелльскими каменными орудиями. Огромный надглазничный валик (самый массивный среди всех известных ископаемых гоминид), очень большая толщина костей и низкий свод черепной коробки сразу же склонили исследователей к мысли, что найденный экземпляр следует отнести к архантропам. Этот «диагноз» сохраняется и в настоящее время. Однако стоит обратить внимание на тот факт, что объем мозга черепа «ОН-9»

(так ныне называется Шелльский человек) заметно б о л ь ш е, чем у типичных африканских Homo ergaster (1065 с м ). Отсутствие лицевого отдела, к сожалению, не позволяет осуществить оценку других важных диагностических признаков черепа «ОН-9», вследствие чего сравнительный анализ ведется только по очень малому числу параметров, хотя весьма интересную и н ф о р м а ц и ю дает геологический возраст находки, который, по первым определениям, считался равным 360-490 тыс. лет, но недавно был пересмотрен и уточнен. Экземпляр «ОН-9» оказался значительно древ­ нее - 1,2-1,3 млн. лет (!). Эта дата, как и морфология черепной к р ы ш к и, - крайне архаичная и в то ж е время немного более продвинутая по сравнению с типичными архантропами, что позволяют высказать следующее предположение: в данном случае мы имеем дело с ожидаемой переходной африканской формой от Homo ergaster к Homo heidelbergensis. Если э т о т а к, то м о ж н о с ч и т а т ь, ч т о э в о л ю ц и о н н о е д р е в о Гейдельбергского человека восстановлено полностью - от самых истоков до конца.

Гейдельбергский человек в Азии?

Еще два десятка лет назад такой вопрос удивил бы специалистов: ведь Гейдель­ бергский человек долгое время считался чисто европейской формой. Однако теперь, когда мы знаем, как широко расселился Homo heidelbergensis в Европе и А ф р и к е, показалось бы удивительным, если бы этот вид не проник в свое время в А з и ю.

Палеонтологические исследования определенно свидетельствуют о присутствии опи­ сываемого вида гоминид в среднем плейстоцене не только в Европе и А ф р и к е, но и в Азии.

Одно из свидетельств пребывания представителей Homo heidelbergensis в западных районах Азии - находка фрагмента черепа в пещере Мугарет-эль-Зуттие в Израиле (Галилея, близ Генисаретского озера). Его обнаружил в 1925 г. французский археолог Турвиль Петри. Фрагмент включает части лобной, правой скуловой и основной костей.

Привлекают внимание чрезвычайно массивный надглазничный валик, значительный наклон лобной кости, большая толщина костей свода. Находка была отнесена к неандертальскому таксону, причем главным образом на основании типа каменного инвентаря (мустье). Однако некоторые важные детали морфологии, в особенности форма и положение скуловой дуги, противоречат такому диагнозу. Трудно согласиться с ним, принимая во внимание датировку - 250-350 тыс. лет. Ситуация здесь примерно такая же, как и с находкой в Скарио: очевидно, в некоторых случаях эволюция ка­ менного инвентаря значительно опережает морфологическую эволюцию. Характерная мозаика краниологических особенностей, причем именно эректоидных (сходство с синантропом) и сапиентных (сходство с черепом из Кафзех), наблюдаемая на гали­ лейском черепе, была отмечена американским исследователем М. У о л п о ф ф о м, с мнением которого вполне можно согласиться. Тогда будет резонно отнести описывае­ мый череп к таксону Homo heidelbergensis.

Азербайджанские палеонтологи Д. Гаджиев и М. Гусейнов в 1970 г. описали очень архаичную нижнюю челюсть, найденную в пещере Азых в Карабахе вместе с ангель­ скими орудиями *. Ими отмечено сходство находки с нижними челюстями «прене­ андертальцев», в частности индивидуумов из Араго и Рабата. Вряд ли могут возник­ нуть сомнения относительно возможности причислить и этот экземпляр к виду Homo heidelbergensis, особенно если учесть датировку - миндель-рисское межледниковье.

Дальнейшее продвижение Гейдельбергского человека на восток в среднем плейсто­ цене отмечено находкой неполного черепа на территории Индии в 1982 г. в долине р. Нармада, (район Хатнора, штат Мадхья-Прадеш). Он сочетал очень примитивные черты (строение лобной кости, низкое положение наибольшей ширины) с комплексом прогрессивных особенностей, в частности с большой емкостью мозговой коробки 3 (1300 с м ). Череп из Хатнора относили к архантропам, рассматривали как подвид Homo sapiens и в конце концов поставили диагноз: «ранний архаичный сапиенс», что практически равносильно определению Гейдельбергский человек. Этот вывод под­ тверждается также датировкой (средний плейстоцен) и наличием позднеашельских каменных орудий. Ранее археологи неоднократно констатировали наличие на террито­ рии Индии примитивных каменных орудий - чопперов и ручных рубил, причем спе­ циалисты отмечали большое сходство ашельской культуры Индии и А ф р и к и, что рассматривается как доказательство миграций палеолитического человека из Восточ­ ной Африки в Индию.

Связи с Европейско-африканским регионом в среднем плейстоцене простираются и далее на восток от Индии. В Китае, в среднем течении р. Хуанхэ, а также в бассейне рек Ханынуй и Юцзян археологи обнаружили двусторонне обработанные каменные орудия - бифасы, очень сходные с теми образцами, которые известны по среднеплей стоценовым образцам с территорий Европы и Африки. Таким образом, имело место проникновение групп современников Гейдельбергского человека из древних центров их расселения на Дальний Восток А з и и. Данные палеоантропологии позволяют отве­ тить на вопрос о физическом типе этих людей и их эволюционном уровне. В 1978 г.

китайский палеоантрополог Л ю Шунтан обнаружил хорошо сохранившийся череп без нижней челюсти в районе Дали, провинция Шэнси.

Находка, породившая оживленную дискуссию во всем мире, отличается порази­ тельным сочетанием эректоидных и выраженных сапиентных черт: мощный надглаз­ ничный валик, низкая и длинная черепная крышка, низкий лоб, большая толщина костей свода при низком, уплощенном лице, невысоких орбитах, хорошо выраженных Клыковых ямках и довольно крупных размерах сосцевидного отростка височной кости.

Наибольшая ширина черепа локализуется в верхних отделах боковых стенок (как у современного человека). Объем мозговой коробки - 1120 см - свидетельствует о про­ межуточном положении данного экземпляра между архантропом и современным человеком. Та же общая характеристика получена по основным измерительным кра­ ниологическим признакам. Однако сапиентный комплекс выражен настолько сильно, что н е к о т о р ы е исследователи, в частности упоминавшийся в ы ш е а н т р о п о л о г Д. Джохансон сочли возможным отнести эту находку к виду Homo sapiens, несмотря на ее значительный геологический возраст - 209 тыс. плюс-минус 23 тыс. лет, согласно данным уранового метода. Впрочем, по иным определениям, череп из Дали «моложе», ему 100 тыс. лет. Ч т о же касается видовой принадлежности этой находки, то не следует забывать о другой стороне ее морфологической характеристики - ряде чрез­ вычайно архаичных особенностей, выраженных не менее сильно, чем сапиентный комплекс. В этом предельно ярко проявляется контрастное, «мозаичное» сочетание эректоидных и сапиентных черт, столь типичное для Гейдельбергского человека. При этом «прогрессивные» показатели здесь так же архаичны, как и «примитивные», поскольку и те, и другие - часть единой системы видовых характеристик. Недаром известный антрополог К. Гроувс со всей определенностью отнес индивидуум из Дали к Homo heidelbergensis, с чем я полностью согласен.

Сторонники мультирегиональной теории происхождения современного человека («полицентристы») рассматривают индивидуум из Дали как переходную форму между синантропом (Homo erectus pekinensis) и современными монголоидами, приводя в дока­ зательство уплощенность лица. Однако другие авторитетные исследователи, в частно­ сти Д. Джохансон, не согласны с этим и полагают, что сапиентные ч е р т ы описы­ ваемого черепа носят нейтральный или даже скорее европеоидный характер (особое значение придается сильно развитым Клыковым ямкам, не свойственным монголои­ дам). Региональная преемственность весьма сомнительна. П о п ы т к и сблизить далий ский череп с неандертальцем явно бесперспективны: в морфологии этой находки нет практически ни одной черты типичного неандерталоидного комплекса.

Особое внимание следует уделить также еще одной сенсационной находке в Китае, связанной с проблемой Гейдельбергского человека. В 1984 г. в пещере на холме Цзиньнюшань, близ д. Ситяньтунь (пров. Ляонин), недалеко от берегов Ляодунского залива был найден неполный скелет с хорошо сохранившимся черепом (без нижней челюсти) молодого мужчины среднеплейстоценового времени. Найденному экземпляру присвоили наименование Homo erectus jinniushanensis, т.е. индивидуум был причислен к архантропам. При этом палеоантрополог С. Кучера отметил сочетание характерных черт архантропа и сапиенса.

Череп характеризуется массивными надглазничными дугами «арочного типа» (схо­ дство с экземплярами из Кабве и Зуттие), низкой черепной к р ы ш к о й, сравнительно небольшим объемом мозга - промежуточным между показателями архантропа и со­ временного человека. Наряду с этим ему присущи сапиентное строение лицевого отдела, включая скуловую область, полностью лишенную неандертальской специали­ зации, небольшую ширину носового отверстия, довольно низкие орбиты, выраженный подносовой шип. Следует также подчеркнуть относительно высоко локализованную наибольшую ширину мозговой коробки и сравнительно небольшую толщину костей.

Рядом со скелетом найдены разнообразные каменные и костяные орудия;

отмечены следы использования огня.

Древность цзиньнюшанского скелета оценивалась разными методами неодинаково:

назывались цифры 210-300, 280, 200 тыс. лет. Китайский ученый Чен Т и е м е й с помощью уранового метода произвел переоценку геологического возраста китайских палеоантропологических находок. При этом для экземпляра Цзиньнюшань он получил дату 263 тыс. лет, т.е. исследуемый индивидуум жил раньше далийского и был современником последних популяций синантропа (460-250 тыс. лет по К. Гроувсу).

Попытки включить находки из Цзиньнюшан и Дали в единую локальную линию эволюции, начинающуюся от яванских и пекинских эректусов, вызвали справедливые возражения: слишком велики различия между китайскими архантропами и цзиньню шанским человеком. Китайский исследователь Люй Цзуньэ выдвинул вполне резон­ ную концепцию о существовании на территории Китая в среднем палеолите двух видов гоминид, находящихся на разных стадиях эволюции: один из них - Homo erectus, другой - более прогрессивный со значительным сапиентным комплексом.

Учитывая изложенное выше, нетрудно догадаться, кем был «другой»: это, не­ сомненно, Homo heidelbergensis. Гейдельбергский человек представлен в Китае как находками в Цзиньнюшань и Дали (между которыми есть несомненное сходство), так и двумя черепами из Юнсян (провинция Хубэй, 350 тыс. лет) и фрагментами черепа из Чаосян (части затылочной кости и верхней челюсти, 160-200 тыс. лет). Популяции Гейдельбергского человека довольно долго сосуществовали с местными архантропами, постепенно вытесняя последних. Отсутствие локальных корней Homo heidelbergensis в Китае с необходимостью наводит на мысль о миграции людей с запада в среднем плейстоцене, о чем свидетельствуют и археологические материалы.

Ч т о может добавить антропология об этих миграциях? К. Гроувс пришел к выводу, что черепа из Цзиньнюшань и Дали похожи не на «соседние» ф о р м ы архантропов (Чжоукоудянь, Хэсянь), а на гоминид Африки и Европы примерно того же периода.

Он констатировал близкое сходство китайских гейдельбергских вариантов с находками из Хатнора (Индия) и Зуттие (Галилея), территориально образующими промежу­ точные звенья между европейско-африканскими и китайскими Homo heidelbergensis.

Таким образом, речь идет уже о расселении рассматриваемого вида по территории всего Старого Света.

На соседних с Китаем территориях континентальной Восточной Азии т а к ж е име­ ются стоянки древних гоминид: в Лаосе, Вьетнаме, Таиланде. Древнейшие из них имеют геологический возраст 0,6-0,7 млн. лет. К сожалению, отсутствие палео­ антропологических материалов затрудняет решение вопроса, какие именно гоминиды населяли эти территории сотни тысяч лет назад. З а т о раскопки на о-ве Ява обогатили науку интересными данными, относящимися не только к гоминидам стадии архантропа, но и к более поздним формам. В 1931-1932 гг. голландский геолог К. Тер Хаар при раскопках на высоком берегу р. Соло (Бенгаван) в 10 км от Триниля, близ Нгандонга обнаружил 11 черепов без лицевого отдела и нижних челюстей (calvaria) и две бер­ цовые кости. Позже были найдены еще два черепа. Почти у всех б ы л о пролом­ лено основание, а потому исследователи пришли к заключению о намеренном повреж­ дении черепов каннибалами в целях извлечения мозга. Находки имели ряд весьма примитивных особенностей: сильно развитый надглазничный валик, низкий, «крыше образный» свод, низко расположенный и прямой край чешуи височной кости. О б ъ е м 3 мозговой коробки в среднем равен 1151 с м (1035-1255 с м ). Сопровождающий каменный инвентарь - отщепы - очень примитивен.

Руководитель раскопок голландский палеоантрополог В. Оппенроот дал человеку из Нгандонга научное название Homo soloensis (или Javanthropus soloensis). Позже было предложено другое название - Homo neanderthalensis soloensis, связывающее нгандо нгскую группу с неандертальским таксоном. Однако, строение затылочной области (массивный торус, резкий перегиб затылочной кости), а также крупный сосцевидный отросток височной кости резко отличают нгандонгские черепа от неандертальских.

Ярко выраженная «мозаика» архаичных и сапиентных черт надолго поставила в тупик исследователей, пытавшихся найти для описываемой серии черепов место в система­ тике гоминид. Преобладало мнение о большей близости нгандонгского человека к Homo erectus, чем к неандертальцу. Американский а н т р о п о л о г Р. Х о л л о у э й, детально изучивший нгандонгскую серию, констатировал наличие явно эректоидных черт в ее морфологии. Это мнение поддержал его соотечественник Дж. Поуп. Однако здесь учтен только архаичный комплекс исследуемой серии. Не следует забывать и о сапиентном комплексе: сосцевидный отросток, форма сочленовной ямки для нижней челюсти.

С черепами из Нгандонга, как мы видим, сложилась ситуация, очень типичная для находок Homo heidelbergensis. Принадлежность нгандонгских гоминид к этому виду доказывает их близкое сходство с африканскими представителями того ж е вида, в частности с индивидуумом из Кабве, о чем не раз писали а н т р о п о л о г и. Рассмат­ риваемая серия черепов еще более расширяет пределы зоны расселения Гейдель­ бергского человека. На островах Индонезии эти люди обосновались, вероятно, сравни­ тельно поздно, судя по нгандонгским находкам. Древность последних невелика: по од­ ним оценкам, примерно 100 тыс. лет, по другим - еще меньше: несколько десятков тысячелетий. Очевидно, это реликтовая популяция, оставленная «волной» миграции Homo heidelbergensis на пути в сторону Австралии. П о л и ц е н т р и с т ы А. Т о р н и М. У о л п о ф ф считают нгандонгского человека промежуточным звеном между яван­ ским архантропом и современными аборигенами Австралии. Впрочем, началом этой линии могли быть также гоминиды из Дали, имеющие общие черты с нгандонгской популяцией.

Быт и материальная культура Homo heidelbergensis Вид Homo heidelbergensis явился существенным шагом вперед не только в эволюции физического типа гоминид, но и в развитии их материальной и духовной культуры.

Расширились возможности жизнеобеспечения, изменились приоритеты в области хозяйственного уклада. Если Homo erectus был только «начинающим» охотником, добывавшим, по-видимому, мелких и слабых животных, (при этом он, вероятно, не оставлял и привычек «скэвинджера» - падалыцика), то Homo heidelbergensis, по мно­ гим данным, являлся уже охотником-«профессионалом» и мог выбирать себе практи­ чески любую дичь, включая самых крупных и сильных животных. Так, испанские археологи сообщают, что на нескольких среднеплейстоценовых стоянках (Аридос, Торральба) в Испании наряду с каменными орудиями было найдено множество костей слонов. При этом специальный анализ показал, что мясо слонов использовалось людь­ ми, жившими 250-300 тыс. лет до наших дней, в основном как собственная охотничья добыча, а не в виде падали.

Один из африканских «прародителей» Homo heidelbergensis - человек из Бодо охотился на гиппопотамов, антилоп, павианов. Кости этих животных найдены вместе с ашельскими рубилами и к л и в е р а м и. Искусным охотником был человек из грота Араго: он убивал волков, пантер, медведей, кабанов, быков, оленей, носорогов, лоша­ дей, возможно, с л о н о в. В Германии, близ г. Галле при раскопках среднеплейсто ценовой стоянки обнаружено много костей разнообразных животных - носорогов, слонов, оленей, быков. На костях видны следы обработки каменными орудиями, найденными в тех же слоях.

Охота, особенно на крупного зверя, требовала совершенствования орудий. Есть сведения, что Гейдельбергский человек значительно расширил набор орудий за счет использования кости и дерева. В 1948 г. в Саксонии, близ Лерингена (район Вердена) на берегах р. Аллер был обнаружен при раскопках скелет древнего слона (Elephas antiquus). Рядом с ребрами наряду с ашельскими каменными орудиями лежало тяжелое двухметровое копье из тиссового д е р е в а. О ч е н ь существенно, что оно б ы л о обработано и заострено с помощью каменных орудий. Таким образом Гейдельбергский человек уже умел использовать одни орудия для изготовления других (!). В обиходе этих далеких предков современных людей имелись и составные орудия: на стоянке Цзиньнюшань в Китае был найден костяной молот с отверстием для р у к о я т к и.

Активный образ жизни охотников повлек за собой подъем общего материально культурного уровня. Прежде всего охотничьи племена нуждались в постоянных пере­ мещениях в поисках дичи, приобретая навыки кочевников и путешественников исследователей новых земель. Отсюда - расширение освоенной части ойкумены и проникновение в разные климатические зоны. Если Homo erectus являлся главным образом обитателем тропического и субтропического поясов, то Гейдельбергский человек уже далеко углубился в области с умеренным, прохладным климатом, что поставило перед ним проблемы жилища и одежды. Палеоантропологические находки свидетельствуют, что в среднем и даже раннем плейстоцене в Центральной Европе человек не только осваивал пещеры, но и научился строить неплохие жилища.

В 20 км от Праги была обстоятельно исследована древняя стоянка (от 700 до 590 тыс.

лет до нашего времени), принадлежавшая одной из наиболее древних групп Homo heidelbergensis в Европе.

Эти люди, возможно, генетически близкие к той самой популяции, о которой мы узнали по нижней челюсти «Мауэр-1» и которая послужила основой выделения таксона Homo heidelbergensis, успешно обживали земли в новых, достаточно суровых природных условиях. Об этом нам известно по построенному ими каменному жилищу овальной ф о р м ы размером 3 x 4 м, обнаруженному при раскопках близ Пжезлетице (Чехия), в 20 км от Праги и датируемому периодом гюнцского оледенения, а может быть, и еще более ранним временем (590-700 тыс. л е т ). Эти люди строили свои «дома» приблизительно в ту отдаленную эпоху, когда в Европу проникали первые группы переселенцев из Африки, по типу близкие к индивидуумам из Мауэра и Гран Долина. Они, вероятно, жили небольшими семьями, о чем можно судить по размерам жилища. Несколько построек такого же рода оставила группа древних людей из Бильцингслебена, которых, с моей точки зрения, без достаточного основания относили к Homo erectus. Их жилища располагались в ряд на общей площадке. При этом археологи подчеркивают, что перед «домами» был убран м у с о р. Холодные зимы и систематическая охота на крупного зверя не могли не привести Гейдельбергского человека к изобретению хотя бы примитивной одежды, которая вместе с жилищем, несомненно, должна была стать в те времена важным и необходимым элементом культурной адаптации к условиям умеренного климата Европы и вывести человека на новый этап развития общества.

Матуризованный, массивный тип черепа Homo heidelbergensis, безусловно, соответ­ ствовал образу жизни охотников, требовавшему большой физической силы. Иногда кажется, что столь грубый и архаичный облик таких черепов, как Бодо, Бильцингс лебен, Араго, плохо увязывается с представлением о подъеме на более высокую ступень эволюции по сравнению с архантропом. Однако нужно учесть, что прогрес­ сивные изменения ароморфного характера на магистральной линии эволюции гоминид начинаются не с макроморфологии, а с тонких «деталей» мозга, причем мутации и отбор воздействуют прежде всего на высокоорганизованные отделы мозга, долго оставляя без изменения консервативные архаичные с т р у к т у р ы. Японский исследо­ ватель Р. Оцука провел детальное исследование причин успешной о х о т ы среди папуасских племен Новой Гвинеи. Он сравнивал значение разных ф а к т о р о в : воз­ раста, физической силы, остроты зрения, общего уровня интеллекта. Автор пришел к выводу, что наибольшее влияние на результативность в охоте оказывает интеллек­ туальный уровень. Исходя из этого, нетрудно понять, что у наших далеких предков развитие охоты, связанные с ней изменения в хозяйственном укладе, потребность в жилище и одежде в условиях умеренной климатической зоны должны были привести к резкому усилению давления отбора в сторону совершенствования наиболее «высоких этажей» центральной нервной системы. А это в свою очередь способствовало услож­ нению быта, развитию речи, сплочению группы. Возможно, не так далеки от истины Г. Бройер и Р. Лики, давшие черепам из Бодо, Кабве и Ндуту определение «ранний архаичный сапиенс».

Известно, что огнем научился пользоваться уже архантроп. Для Гейдельбергского человека огонь стал уже постоянным и необходимым элементом повседневного быта, особенно в силу новых условий жизни в умеренном климате. Именно у людей этого вида отмечено появление очага в жилищах. Один из древнейших очагов удалось обнаружить при раскопках стоянки Мене-Дреган (Бретань, Франция), древность которой определяется периодом 465-380 тыс. лет до наших дней. Очаг был сложен из расположенных кольцом каменных блоков, в середине его остались толстый слой пепла и части костей носорога, мясо которого жарили на о т к р ы т о м огне. Хорошо устроенный очаг найден также на территории древнего жилища Терра Амата: это яма, обложенная камнями, в которой сохранился пепел древних костров. Кстати, на той же стоянке была обнаружена целая «мастерская» каменных орудий ашельского типа, в которой, очевидно, трудилось не одно поколение «профессионалов». Археологи считают, что устройство постоянного очага в жилищах начало практиковаться по крайней мере 500 тыс. лет назад;

200 тыс. лет до наших дней эта деталь мате­ риальной культуры стала обычной.

Считается, что обряды захоронения умерших возникли довольно поздно - уже в вюрмское время, у неандертальского человека. Однако есть данные, позволяющие предположить, что этот феномен культуры имеет более древние корни и появился уже у Гейдельбергского человека, о чем свидетельствуют раскопки в Атапуэрка, где зафиксировано предположительно сознательное захоронение нескольких индиви­ дуумов. Есть немало доказательств существования у Homo heidelbergensis обычая каннибализма: на черепах из Бодо и Гран Долина можно видеть характерные цара­ пины - следы соскабливания мягких тканей каменным орудием. Свидетельства каннибализма отмечены не только у древнейших представителей описываемого вида, но и у самых поздних. Вся серия из Нгандонга на Яве несет следы «пиршеств»

каннибалов: отделен мозговой череп, проломлено основание, черепа отделены от посткраниального скелета. Известно, что поедание особей своего вида достаточно распространено в отряде приматов: оно зафиксировано у 50% видов низших обезьян.

Есть сообщения, что и среди человекообразных обезьян имеет место то же явление: в частности, шимпанзе иногда съедают своих же детенышей. На протяжении всей предыстории человечества каннибализм, очевидно, не был редкостью, хотя он и не может считаться чем-то органично присущим гоминидам либо приматам в целом.

Очень сложен вопрос о наличии у Гейдельбергского человека членораздельной речи. Считается, что речь возникла у человека в процессе эволюции гортани (larinx), занимающей у современного человека более низкое положение, чем у предков, что и обеспечивает возможность произнесения широкого спектра звуков. На скелетном материале анатомическая адаптация к речевой функции отражается на строении основания черепа (угол перегиба основания) и форме подъязычной кости (hyoid). Если принять эти критерии, то следует сделать вывод: у Гейдельбергского человека речь была развита не хуже, а скорее даже лучше, чем у неандертальца, так как перегиб основания выражен лучше у первого, чем у второго, а подъязычная кость имела столь же совершенное строение как у современного человека, так и у неандертальца. Эту кость обнаружили при раскопках в Атапуэрка (hyoid неандертальца был найден при раскопках в Кебара, Израиль).

Заключение Проведенный сравнительно-морфологический обзор находок черепов так называе­ мых прогрессивных архантропов («пренеандертальцев» и «пресапиенсов») позволяет сделать вывод о существовании в нижнем и среднем плейстоцене единого для всех описанных экземпляров комплекса особенностей, который выделяет исследуемую группу гоминид среди других таксонов Homo, противопоставляя ее архантропам, неан­ дертальцам и Homo sapiens как отдельный, хорошо очерченный политипический вид Homo heidelbergensis.

Возникнув примерно 800-900 тыс. лет назад в А ф р и к е, вид Homo heidelbergensis оказался настолько жизнеспособным и адаптабельным, что смог освоить и заселить практически все доступные территории Европы, А ф р и к и и Азии, включая регионы с умеренным климатом. Этому способствовал и высокий уровень искусства охоты, включая совершенствующиеся орудия - не только каменные, но т а к ж е костяные и деревянные, улучшение условий быта (жилище, одежда), общий прогресс интеллекта.

Вид Homo heidelbergensis может с полным правом называться древним человечеством планетарного масштаба.

8 процессе расселения по трем частям Света Homo heidelbergensis совершил ряд длительных и дальних миграций: в Европу через область Гибралтарского пролива примерно 800 тыс. лет назад и в Азию, которая была освоена в течение периода 5 0 0 200 тыс. лет.

Homo heidelbergensis явился предковой формой для более поздних видов: его евро­ пейская ветвь, распространившаяся из области Пиренейского полуострова, послужила основой для возникновения неандертальского человека (через промежуточное звено «атипичных неандертальцев»), а из популяций, оставшихся в А ф р и к е, развился вид Homo sapiens, мигрировавший в Переднюю А з и ю 100-115 тыс. лет до современности и далее - в Европу через область Босфора и Дарданелл (40-35 тыс. лет назад).

Примечания Howell F.C. The place of Neanderthal man in human evolution // Amer. J. Phys. Anthropol. 1951. V. 9. № 2 1.

P. 379-416.

Schoch E. Fossile Menschenreste. Wittenberg, 1974. P. 95.

Koenigswald G.H.R. von. Die Geschichte des Menschen. Berlin;

Gottingen;

Heidelberg, 1960. S. 107.

Billy G.. Vallois H.V. La mandibule prerissienne de Montmaurin // Anthropologic (France). 1977. V. 8 1. № 3.

P. 411-458.

Johanson D., Blake B. From Lucy to language. L., 1996.

fi Ibid.

Aguirre E.. Lumley M.-A. de. Fossil men from Atapuerca, Spain: their bearing on human evolution in the Middle Pleistocene // J. Human Evolution. 1977. V. 6. № 8. P. 681-688.

к Зубов A.A. Эволюция рода Homo от архантропа до современного человека // Итоги науки и техники.

Антропология. 1987. Т. 2. С.93-143;

Хрисанфова Е.Н.. Перевозчиков ИВ. Антропология. М., 1991.

Howell F.C. Op. cit.

Aguirre E.. Lumley M.-A. de. Op. cit.

" Koenigswald G.H.R. von. Neue Dokumente zur menschlichen Stammesgeschichte // J. Ecology and Geology.

1967. № 60. S. 641-655.

Vlcek E., Mania D. Ein neuer Fund von Homo erectus in Europa: Bilzingsleben (DDR) //Anthropologic (CSSR). 1977. Bd. 15. № 2 - 3. S. 159-169.

Malleghi F.. Mariani-Costanini R., Fornaciari G„ Longo E.T, Giacobini G„ Radmilli A. New european fossil hominid material from an acheulian site near Rome - Castel di Guido // Amer. J. Phys. Anthropol. 1983. V. 62. № 3.

P. 263-274.

Lumley H. de. Lumley M.-A. de, Miscovsky S.C., Renaull-Miscovsky J.C. Grotte du Lazaret // 9-e Congres.

Union international des Sciences prehistoriques et protohistoriques. Nice, 1976. P. 326-347.

Lumley H. de, Lumley M.-A. de, Miskov.sky S.C., Renaull-Miskovsky J.C. Le site de Terra Amala. Impasse Terra Amata. Nice. Alpe-Maritime // 9-e Congres... P. 15-^9.



Pages:   || 2 |
 


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.