авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

WWF России

А. А. Павленко, Р. Н. Клепиковский, А. А. Греков, А. И. Клюев

ОЦЕНКА ОБЪЕМА ПРИЛОВА ПТИЦ ПРИ РОССИЙСКОМ

ДОННОМ КРЮЧКОВОМ ЯРУСНОМ ПРОМЫСЛЕ

В

БАРЕНЦЕВОМ МОРЕ

Серия технических отчетов

«К неистощимому рыболовству»

Выпуск 3

Мурманск

2010

А. А. Павленко, Р. Н. Клепиковский, А. А. Греков, А. И. Клюев.

Оценка объема прилова птиц при российском донном крючковом ярусном промысле в Баренцевом море.

Всемирный фон дикой природы (WWF), Мурманск, 2010 г. — 32 с.

Авторы данного отчета являются сотрудниками Полярного научно-исследовательского института морско го рыбного хозяйства и океанографии им. Н. М. Книповича (ПИНРО): А. А. Павленко и А. И. Клюев – лаборатория промышленного рыболовства, Р. Н. Клепиковский – лаборатория морских млекопитающих, к.б.н. А.А.Греков – лаборатория донных рыб.

Выражаем благодарность д. г. н. Олегу Титову (ПИНРО) за помощь в организации работ, а также морскому орнитологу Алексею Ежову (Мурманский морской биологический институт Кольского Научного Центра РАН) за ценные замечания и исправления.

Отечественный ярусный промысел в водах Баренцева моря, активное возрождение которого началось в последние десятилетия ХХ в., столкнулся с проблемой нежелательных приловов птиц на ярусы. Это явление может иметь негативные экологические последствия для Баренцевоморского региона и отрицательно сказы вается на экономической эффективности данного способа лова.

В данной работе выявлены виды птиц, попадающие на крючки ярусов, дана примерная численная оценка воздействия отечественного ярусного промысла на их популяцию. Определен экономический ущерб, наноси мый птицами ярусному флоту. Показаны пути сокращения нежелательных приловов птиц. Снижение прилова птиц является важным аспектом сертификации ярусного промысла по стандартам MSC.

В приложении представлен «Международный план действий по снижению случайного вылова морских птиц при ярусном промысле» (ФАО, 1999;

неофициальный перевод).

© WWF России © фото Р. Н. Клепиковский Издание распространяется бесплатно СОДЕРЖАНИЕ 4 Estimation of seabird by-catch during Russian long-line fishery in the Barents Sea (summary) 6 Введение 6 Эколого-биологическое описание морских птиц и их роль в экосистеме 7 Краткая характеристика некоторых птиц Баренцева моря 8 Угрозы морским птицам 9 Природоохранный статус морских птиц Баренцева моря 11 Международные документы по охране птиц и их краткое описание 12 Определение частоты попадания птиц на крючки ярусов при работе российского ярусного флота в Баренцевом море 16 Количественная оценка гибели птиц на российском ярусном промысле в Баренцевом море 17 Экономическая оценка влияния морских птиц на российский ярусный промысел в Баренцевом море 19 Способы сокращения прилова птиц на крючки ярусов 21 Заключение 22 Литература 24 Приложение «Международный план действий по снижению случайного вылова морских птиц при ярусном промысле» (ФАО, 1999;

неофициаль ный перевод на русский язык) ESTIMATION OF SEABIRD BY-CATCH DURING RUSSIAN LONG-LINE FISHERY IN THE BARENTS SEA (SUMMARY) The Barents Sea is a large shelf sea that surpasses the combined size of the Baltic, White, Black, Caspian, Aral seas, and the Sea of Azov. At present, the Barents Sea is one of the least anthropogenically affected maritime ecosystems in the world. Its high primary productivity provides the basis for its richness in aquatic species. It houses the northernmost coral habitats, kelp forests that support numerous demersal species, and has populations of marine mammals, including walruses and sperm whales. It also has the largest recorded colonies of seabirds – puffin and murre. Currently the Barents Sea is inhabited by more then 60 seabird species, of varying sea dependence.

Seabirds that are found at the top of local food chains are among the most vulnerable parts of the maritime community. Many states perform ecological monitoring of these birds, using them as indicator species for entire ecosystems. Due to their abundance, seabirds significantly affect the functioning of the sea, especially within the coastal areas and polar hydrofront areas. By consuming aquatic bio-resources, seabird populations play a significant role in phosphorus cycling, enriching the coastal waters with phosphates and nitrates, which are used, in turn, by plankton, macrophytes and benthic organisms, raising the overall sea productivity.

The role of seabirds as the major pedogenesis and flora growth factor has not yet been fully evaluated. Seabirds provide diversity in the composition and functionality of Arctic natural communities.

Many Arctic seabirds, while feeding, engage in direct or indirect competition with commercial fishing activities.

This leads to the problem of seabirds getting ensnared by various kinds of fishing gear.

In the Barents Sea, the most serious threat to the birds comes from gillnets and long-lines. Preliminary research shows that puffins are the species that is most vulnerable to the latter, comprising 95% of impaled specimens.

Within the open area of the Barents Sea, commercial fishing vessels are followed by four main seabird species:

puffin (Fulmarus glacialis), great black-backed gull (Larus marinus), kittywake (Rissa tridactyla) and glaucous gull (Larus hyperboreus). According to our data, impalings of puffins and young glaucous gulls have been recorded. However, all four species may theoretically impale themselves on long-line hooks, because of similarities in feeding ethology and ecology.

The population numbers of the mentioned species are currently stable and the species are not considered as endangered. They are included neither in the Russian nor in the Norwegian ‘Red Books’. Nevertheless, we disagree with some fishermen’s and scientists’ opinion that these species have little conservation value.

The conservation status of possibly endangered seabird species is shown in Table 3.

Table Conservation status of seabirds possibly endangered from long-line fishery Species Conservation status Puffin (Fulmarus glacialis) BERNA Herring gull (Larus argentatus) BERNA Lesser black-backed gull (Larus fuscus) SPEC 4;

CEE 2;

BERNA Great black-backed gull (Larus SPEC 4;

CEE 2;

BERNA marinus) Glaucous gull (Larus hyperboreus) SPEC 4;

BERNA Kittywake (Rissa tridactyla) BERNA In view of the conservation status of the seabird species listed above, they can be considered relatively unthreatened;

however, continued surveillance of their populations is necessary to ensure a timely response in case of any shifts in the situation regarding these species.

Russian long-line catches in Barents Sea consist mostly of cod (Gadus morhua), northern and spotted wolffish (Anarhinchas denticulatus, A. minor), and haddock (Melanogrammus aeglefinus).

Data regarding by-catches of seabirds was gathered aboard Russian long-line vessels in the Barents Sea and neighboring waters in the period 1999-2007 by PINRO scientists. 3258 long-lines were analyzed, and 2390 of these had birds impaled – a total of 3427 specimens for approx. 20.31 million hooks, mostly puffin.

In October-November 2005, PINRO scientists performed a dedicated experiment at the Spitsbergen Archipelago, gathering information on seabird by-catch frequency at different times of day.

United results of observations have shown that the majority of birds impaling themselves are puffins – 95%, and young glaucous gulls – 5%. The weighted average frequency of impalings equaled 0,15±0,03 (s.e.) specimens per thousand hooks for puffins and 0,007±0,003 (s.e.) specimens per thousand hooks for glaucous gulls.

During our research, impalings of the other seabird species haven’t occurred, which is probably due to varying behavioral patterns and biometry of different bird species, as well as to the relative abundance of different species by local area and fishery period. Both these factors may affect the impaling frequency as well. Seabird by-catch will naturally be greater within coastal areas during the nesting season than in the distant part of the open sea in winter.

Table Russian long-line fleet fishing efforts in Barents Sea and calculated by-catch of seabirds - puffin (Fulmarus glacialis) during 1999– Seabirds by-catch Fishing effort, 1000’s of Year hooks Specimens per 1000 hooks Year total 1999 125 0,19 2000 178 0,18 2001 162 0,29 2002 85 0,18 2003 1119 0,17 2004 161 0,14 2005 275 0,13 2006 117 0,16 2007 168 0,13 Thus, average seabird mortality on Russian long-line fisheries in Barents Sea has reached approx. thousand specimens every year in the period from 1999 to 2007 (95% confidence interval ranging from 12. to 20.1 thousand).

By eating long-line bait and impaling themselves on the hooks, seabirds do not only die, but afflict the long-line fisheries as well. First, the potential catch for the hook in question is lost;

second, losing the bait leads to its excessive consumption, raising the fish production cost.

To evaluate the seabirds’ effect on long-line fisheries, tentative economical losses from seabird attacks can be calculated for the long-line fleet. The following parameters were used: average frequency of seabird impalings;

weighted average fishing effort;

average unbaited hooks ratio;

average catch ratio for baited hooks. The seabird bait loss ratio defined by Norwegian scientists for squid and fish baits was also employed (Lokkeborg, 2003).

Preliminary calculations show that the total loss caused by seabirds for one year of Russian long-line fishery in Barents Sea equals about 2.6 million $.

Currently, there are many methods to reduce unwanted seabird impalings. Although no single method has absolute reliability, implementing several methods simultaneously may offer significant, if not complete, reduction.

These methods not only help minimize the anthropogenic ecosystem impact, but also increase the fishery effectiveness by saving bait on hooks.

As Norwegian research results show, streamer usage has reduced the by-catch of seabirds (puffins in particular) in the Barents Sea by 98-100% (from 0.55-1.75 specimens/1000 hooks to 0.0-0.04 specimens/1000 hooks). It has also been noticed that seabird by-catch reduction leads to a 13-32% increase in fish catches. (Lokkeborg, 2003).

Continued environmental monitoring, including the evaluation of fisheries impact, is required to detect and identify potential threats for seabird populations.

Preliminary evaluations of long-line fleet loss show that seabirds may significantly affect the economic results of fisheries. To reduce this problem, fishing companies should actively implement means to prevent seabirds from attacking the long-lines. Such measures have already proved useful for long-line fleets in Norway (Lokkeborg, 2001) and the Far East (Artyukhin, 2006).

ВВЕДЕНИЕ Морские экосистемы с их богатейшими ресурсами находятся в фокусе внимания не только биологической науки, но и экономики. Возобновляемые биологические ресурсы океана к концу XX столетия оказались исчер панными во многих районах до такой степени, что их естественное восстановление стало уже невозможным.

К утрате продуктивности морей, потере видового разнообразия, снижению численности многих ранее обиль ных популяций, связанных своей жизнью с морем, приводит множество факторов, в том числе климатические изменения и мощное разностороннее антропогенное воздействие.

Начало освоения водных богатств относится к глубокой древности. Тысячи лет назад появились простей шие орудия лова гидробионтов, одним из которых был лов рыбы на крючок.

Ярусный промысел в водах Баренцева моря появился благодаря поморам, которые уже ко второй полови не XVI в. облавливали рыбу ярусами вдоль всего побережья Мурмана и у берегов Норвегии вплоть до города Тромсе (Ануфриев, 1913;

Шишов, 1947). До начала ХХ в. ярусный промысел оставался основным способом добы чи рыбы в водах Баренцева моря, но с появлением механизированного тралового лова, а позже дрифтерного и кошелькового, он постепенно утрачивал свое значение и к 1950 г. был полностью прекращен. Возрождение отечественного донного ярусного промысла в Баренцевом море и сопредельных водах на более высоком тех нологичном уровне, в отличие от прежнего, примитивного ручного промысла, началось с 1982 г. Вначале для ра боты ярусом были переоборудованы среднетоннажные траулеры, а в последние годы стали закупать ярусные суда специализированной постройки. На всех российских судах, работающих в Баренцевом море, установлены автоматизированные ярусные линии «Autoline» фирмы «Mustad», наиболее совершенные и производительные в настоящее время. Имея ряд преимуществ перед траловым промыслом, лов рыбы ярусом стал активно разви ваться, а численность отечественного ярусного флота на Северном бассейне — неуклонно возрастать.

Ярусный лов, будучи в целом более экологически чистым по отношению к траловому, в свою очередь, не лишен и недостатков. Одним из них является прилов морских млекопитающих и птиц1.

Для многих птиц сопровождение судов, ведущих добычу рыбы в море, и питание отходами их промысла стало одним из наиболее легких способов добычи пищи. Не исключение составляют и ярусные суда. Однако, в отличие от траулеров, сопровождение ярусоловов для птиц сопряжено с опасностью попасть на крючок яруса и, как следствие, получить ранение или погибнуть. На крючки ярусов птицы могут попасть как случайным об разом (поддев), так и в результате целенаправленной атаки крючка с наживкой при постановке яруса. Эти нега тивные факторы сказываются как на смертности птиц, так и на рентабельности ярусного рыболовства. Оценка степени воздействия данного негативного явления и поиск путей ее решения является важной задачей в рамках концепции устойчивого рыболовства.

ЭкОлОгО-бИОлОгИчЕСкОЕ ОпИСАНИЕ мОРСкИх птИц И Их РОль В ЭкОСИСтЕмЕ Существуют разные точки зрения, насколько широко надо рассматривать группу морских птиц. Все ис следователи сходятся на том, что к морским птицам относятся пингвинообразные (Sphenisciformes), трубконо сые (Procellariiformes), веслоногие (Pelecaniformes), чайковые (Lari) и чистиковые (Alcae). Кроме того, Ф. Ашмол (Ashmole, 1971) включает в эту группу также плавунчиков (Phalaropus sp.), Э. Гастон (Gaston, 2004) — гагар (Gaviiformes), а П. Харрисон (Harrison, 1985) — помимо прочего, также и поганок (Podicipediformes). На наш взгляд, к морским птицам должны быть отнесены только те виды и систематические группы, которые связаны с морем во все сезоны — и в период гнездования, и вне сезона размножения. По крайней мере, только они мо гут считаться истинными морскими птицами. Это виды отрядов пингвинообразных, трубконосых, веслоногих;

подотрядов чайковых и чистиковых отряда ржанкообразных (Charadriiformes), а также некоторые виды мор ских уток отряда гусеобразных (Anseriformes) — например, обыкновенная гага (Somateria mollissima). Причем только в отрядах пингвинообразных, трубконосых и подотряде чистиковых к морским птицам можно отнести все виды: среди этих систематических групп нет ни одного наземного вида или вида, связанного с пресными водоемами, — чего нельзя сказать об отряде веслоногих и подотряде чайковых.

Морские птицы, замыкающие трофические цепи в экосистемах, являются одним из наиболее уязви мых компонентов морских сообществ. Катастрофически сокращается численность морских птиц в Арктике, что, по мнению специалистов, связано с изменением кормовой базы под воздействием индустриального про мысла. В наиболее сложном положении в северных морях оказались специализированные ихтиофаги — чисти Сравнительному анализу экологических аспектов ярусного и тралового промыслов будет посвящена отдельная работа.

ковые и бакланы. Однако меняются не только трофические ниши у многих видов птиц. Наиболее пластичные виды переходят к оптимальным кормовым стратегиям. Исследования трофических связей морской авифауны позволяют получить информацию, необходимую для решения фундаментальных проблем, например, роли птиц в целом или их отдельных видов в экосистемах моря. В то же время такого рода данные чрезвычайно важны для практической деятельности, в частности, организации эффективной охраны морских биологических ресурсов.

Нарушение стабильного существования экосистем в результате поступления загрязняющих веществ, изъ ятие морских биоресурсов — серьезные экологические проблемы мирового сообщества. Популяции некото рых видов птиц оказываются под угрозой исчезновения (редкие виды, стенобионты, стенофаги), проигрывая видам с более широкой экологической валентностью. Экологический мониторинг позволяет выявить ранее не учитываемые факторы при прогнозировании динамики популяций морских и водоплавающих птиц. Во многих странах морские птицы являются объектами экологического мониторинга и используются в качестве биоин дикаторов состояния морских экосистем.

Морские птицы в силу своей многочисленности оказывают большое влияние на функционирование во доема, особенно в прибрежных районах, а также районах полярных гидрофронтов. Используя в пищу водные биоресурсы, многомиллионные популяции птиц являются важнейшим звеном в круговороте фосфора.

В итоге жизнедеятельность птиц приводит к обогащению прибрежных вод и пелагиали азотисто-фосфорными соединениями, которые необходимы для питания фито- и зоопланктона, макрофитов, литорального бентоса.

Все это способствует повышению биопродуктивности полярных морей.

Роль птиц как важнейшего фактора почвообразования, формирования растительного покрова и наземной микрофауны для Арктики в полной мере до сих пор не оценена. В то же время некоторые аспекты воздействия птиц на почву и растительный покров, изменение состава и облика растительных ассоциаций под влиянием жизнедеятельности колониальных птиц и выделение специфической орнитогенной и орнитофиль ной растительности были детально изучены на Шпицбергене (Chajkowska, 1992), а также на побережье и остро вах Белого моря (Бреслина, Карпович, 1967, 1969;

Карпович, Пилипас, 1975;

Татарникова, 1967, 1975;

Бреслина, 1979, 1987;

Бызова и др., 1986). Как известно, решающее влияние на становление орнитогенной растительности оказывает постоянное поступление птичьего помета. По данным разных авторов, пара крупных чаек с тремя птенцами вносит за сезон от 85 кг (Татарникова, 1975) до 170 кг экскретов (Вызова и др., 1986);

кислотность почв на этих участках понижена (Бреслина, Карпович, 1969). Кроме того, на гнездовые территории привносится гнез довой материал, до 1,5 кг сухого веса на пару (Вызова и др., 1986) — перья, погадки, скорлупа и пленки от яиц, мертвые птенцы и взрослые птицы. Колонии птиц оказывают также механическое воздействие: выщипывание и обкусывание побегов, вытаптывание растительности непосредственно у гнезд (Зеленская, Частухина, 1990).

Таким образом, птицы Арктики играют значительную средообразующую и почвообразовательную роль, при внося большое количество органического вещества на скудные в суровых полярных условиях территории.

Немаловажную роль играют морские птицы в циркуляции гельминтов в экосистемах морских побережий.

В особенности это касается птиц Баренцева моря, которое обладает многообразием пищевых ресурсов и боль шим количеством архипелагов и островов, расположено в различных климатических районах — морские птицы обуславливают разнообразный состав и характер функционирования природных сообществ в арктических районах.

В настоящее время одной из насущных задач, стоящих перед морскими орнитологами, является де тальное изучение особенностей экологии и поведения различных видов птиц в условиях динамичного из менения среды обитания под воздействием интенсивной хозяйственной деятельности человека. Данные исследования не только позволят получить материал, необходимый для решения таких фундаментальных проблем как, например, роль отдельных видов и групп птиц в морских экосистемах, но и могут быть надеж ной основой для определения оптимальной стратегии охраны животного мира в условиях активной антро погенной деятельности.

кРАткАя хАРАктЕРИСтИкА НЕкОтОРых птИц бАРЕНцЕВА мОРя Баренцево море — крупный шельфовый водоем нашей страны, по площади превосходящий Балтийское, Белое, Черное, Азовское, Каспийское и Аральское моря, вместе взятые. Баренцево море – это до сих пор одна из самых не затронутых человеческой деятельностью морских экосистем в мире. Высокая первичная продук тивность моря является той основой, на базе которой развивается богатое видовое разнообразие морских организмов. Здесь обитают самые северные в мире кораллы, заросли ламинарии служат прибежищем для бо гатого донного сообщества водных обитателей, а среди морских млекопитающих — такие редкие виды, как морж и кашалот. Здесь также расположены крупнейшие в мире колонии морских птиц – тупика и кайры.

В настоящее время в Баренцевом море обитает свыше 60 видов птиц, так или иначе связанных с морем, основные виды которых представлены в таблице 1.

Таблица Видовой состав некоторых птиц, обитающих и гнездящихся в регионе Баренцева моря (Т. Анкер-Нильссен, 2003 г.) № Русское название Латинское название № Русское название Латинское название 21 Круглоносый плавунчик Phalaropus lobatus 1 Полярная гагара Gavia immer 22 Плосконосый плавунчик Phalaropus fulicarius 2 Глупыш Fulmarus glacialis 23 Короткохвостый поморник Stercorarius parasiticus 3 Прямохвостая качурка Hydrobates pelagicus 24 Большой поморник Catharacta skua 4 Северная качурка Oceanodroma leucorhoa 25 Вилохвостая чайка Xema sabini 5 Северная олуша Morus bassanus 26 Озерная чайка Larus ridibindus 6 Большой баклан Phalacrocorax carbo 27 Сизая чайка Larus canus 7 Хохлатый баклан Phalacrocorax aristotelis 28 Клуша Larus fuscus 8 Серый гусь Anser anser 29 Серебристая чайка Larus argentatus 9 Белощекая казарка Branta leucopsis 30 Бургомистр Larus hyperboreus 10 Черная казарка Branta bernicla 31 Морская чайка Larus marinus 11 Обыкновенная гага Somateria mollissima 32 Моевка Rissa tridactyla 12 Гага-гребенушка Somateria spectabilis 33 Белая чайка Pagophila eburnea 13 Сибирская гага Polysticta stelleri 34 Речная крачка Sterna hirundo 14 Морянка Clangula hyemalis 35 Полярная крачка Sterna paradisaea 15 Синьга Melanitta nigra 36 Тонкоклювая кайра Uria aalge 16 Турпан Melanitta fusca 37 Толстоклювая кайра Uria lomvia 17 Длинноносый крохаль Mergus serrator 38 Гагарка Alca torda 18 Кулик-сорока Haematopus ostralegus 39 Чистик Cepphus grille 19 Морской песочник Calidris maritima 40 Люрик Alle alle 20 Камнешарка Arenaria interpres 41 Тупик Fratercula arctica Явный интерес специалистов к изучению питания и кормового поведения морских птиц четко прослежи вался еще при зарождении морской орнитологии в первой половине XX века. Состав кормов морских птиц Баренцева моря, главным образом, в период гнездования, был подробно изучен Л.О. Белопольским (1957, 1971) в 30-40-е гг. прошлого столетия на основе анализа содержимого желудков. Полученные им результаты до сих пор имеют большое значение, так как характеризуют пищевые спектры морских птиц еще до начала крупномасштабного промышленного освоения биологических ресурсов Баренцева моря. По данным Л.О. Бе лопольского, до начала антропогенных изменений в экосистеме моря основу питания абсолютного большин ства видов морских птиц-ихтиофагов на Мурмане составлял комплекс пелагических видов рыб: сельдь, мойва, песчанка;

в восточных районах моря на Новой Земле — главным образом, сайка.

Решение проблемы изучения современного спектра кормов морских птиц сдерживается рядом объектив ных сложностей и методических ограничений. Определить состав пищи птиц в открытом море можно вполне эффективно при наблюдениях с промыслового судна, регистрируя, какие объекты и в каких объемах потре бляют птицы. Однако все эти объекты могут быть отходами промысла и обработки улова. Само по себе это явление — утилизация птицами отходов промысла в омывающих Россию морях, в том числе и в Баренцевом море, — весьма интересно, и до сих пор многие его аспекты не изучены. В мировой практике известно одно исследование по этой теме, успешно проведенное коллективом авторов в одном из традиционных районов промысла европейских стран — Северном море (Camphuysen et al., 1995). Одним из основных результатов проведения масштабного исследования трофических связей и влияния птиц на ихтиофауну будет являться рациональная эксплуатация запасов гидробионтов.

УгРОзы мОРСкИм птИцАм Во время поиска корма многие арктические морские птицы сталкиваются с прямой или опосредованной конкуренцией с промышленным рыболовством. Этот конфликт неразрывно связан с проблемой попадания птиц в различные типы рыболовных снастей, используемых при тех или иных видах промысла. Большинство свидетельств интенсивного прилова птиц относится к жаберным сетям, особенно в период зимнего лова тре ски, пинагора, камбалы, путассу и сельди сетями на мелководье, а также семги береговыми кошельковыми не водами и дрифтерными сетями. Известно, что в мережи и верши попадает много бакланов Phalacrocorax carbo, тогда как в ярусы для лова лососей попадает много глупышей Fulmarus glacialis, олушей Morus bassanus, моевок, тонкоклювых кайр и тупиков (Т. Анкер-Нильссен, 2003).

Другим видом рыболовства, ранее приводившим к высокой смертности морских птиц, был прибрежный лов лососей дрифтерными сетями. Этот вид промысла был ограничен норвежским побережьем к западу от Нордкапа и оказывал влияние в основном на тонкоклювых кайр из местных колоний. Максимальный суточ ный прилов птиц, запутавшихся в сетях, составлял 3–4 тыс. птиц. При использовании загонных сетей для ло ва лососей также характерен обильный прилов птиц. Известен случай, когда один рыбак за сезон поймал тыс. тупиков и 1 тысячу других чистиковых (тонкоклювых и толстоклювых кайр, гагарок) в пять загонных сетей, поставленных поблизости от птичьего базара на Гьесваерстоппене. В целях охраны лососевого стада дриф терные сети в Норвегии были запрещены и не являются более угрозой для популяции морских птиц (Т. Анкер Нильссен, 2003). Гибели в рыболовных снастях подвержены и сибирские гаги, особенно в период весеннего лова пинагора, но количество гибнущих птиц неизвестно (Т. Анкер-Нильссен, 2003).

В Баренцевом море основную опасность для птиц в настоящее время представляют жаберные сети и ярус ные орудия лова. Предварительные исследования показывают, что для яруса наиболее уязвимыми являются глупыши, которые отмечаются на крючках более чем в 95% случаев.

К угрозам, влияющим на численность морских птиц, относится не только промышленное рыболовство (ярусный лов рыбы, лов рыбы жаберными сетями), воздействующее на численность популяций морских птиц.

Существенное влияние на популяции морских птиц оказывают различные колебания численности промыс ловых видов рыб, которые имеют ключевое значение в трофических взаимоотношениях. Снижение запасов промысловых рыб по причинам перелова или по иным причинам – существенная угроза птицам. Еще один из видов угроз, существенно влияющих на численность морских птиц, – нефтяные и другие загрязнители. Не фтяные загрязнения – всевозможные разливы или сбросы нефти, как в прибрежной, так и в открытой части моря, вследствие аварий на нефтедобывающих платформах, на судах и береговых терминалах, что актуально в последние годы для Баренцева моря. Существенную роль играют загрязнения тяжелыми металлами, радио нуклидами и устойчивыми органическими соединениями. В последнее время в значительных масштабах, по сравнению с прошлыми годами, уменьшилось промысловое воздействие на птиц: охота, сбор яиц и пуха, отлов птиц. Второстепенной угрозой для птиц Баренцева моря можно назвать такой вид антропогенного воздей ствия как сокращение естественного ареала вследствие высокого темпа роста техногенного воздействия на места обитания птиц. Это строительство нефтяных и газовых трубопроводов, расширение границ населенных пунктов, прокладывание туристических маршрутов в непосредственной близости от мест гнездования птиц, случайная или специальная интродукция хищников. Однако дать реальную оценку перечисленным видам угроз для морских птиц Баренцева моря довольно трудно.

пРИРОДООхРАННый СтАтУС мОРСкИх птИц бАРЕНцЕВА мОРя При работе рыбодобывающего флота в открытой части Баренцева моря промысловые суда сопровожда ют в основном четыре вида птиц: глупыш, морская чайка, моевка и бургомистр. Из них, по нашим данным, на крючках яруса отмечалось только 2 вида – глупыш и молодь бургомистров. Несмотря на результаты наших наблюдений, можно утверждать, что теоретически на крючки ярусов могут попадать все четыре вышеперечис ленных вида, поскольку этология и экология питания у них схожа.

Глупыш (Fulmarus glacialis) – самый крупный из трех видов трубконосых, гнездящихся в Баренце воморском регионе (см. рис. 1). Зарегистрировано около 145 колоний глупышей, которые насчитывают 100000–1000000 гнездящихся пар (Mehlum, Bakken, 1994), что составляет 0,5–25% от мировой популя ции. Наибольшее количество глупышей обитает на Шпицбергене и Медвежьем (van Franeker, Luttik, 1981). В Норвежском и Баренцевом морях глупыши наиболее подвержены негативному влиянию ярус ного промысла рыб.

Рис. 1. Глупыш Бургомистр (Larus hyperboreus) – одна из самых крупных чаек, гнездящихся в Арктике на Шпицбергене, Земле Франца-Иосифа и на Новой Земле (см. рис. 2). В Баренцевоморском регионе численность бургомистров насчитывает около 7000–17000 гнездящихся пар, что составляет 7–17% от мировой популяции (del Hoyo et al., 1996). Бургомистр характеризуется пластичным кормовым поведением. Его пищей в основном является рыба, моллюски, ракообразные, грызуны, птицы, яйца и птенцы, а также насекомые, ягоды, падаль, бытовые отходы.

Общемировая численность, вероятно, превышает 100 тыс. пар (Т. Анкер-Нильссен, 2003).

Рис. 2. Бургомистр: слева — взрослый, справа — молодой Морская чайка (Larus marinus) – это самая крупная из всех чаек, гнездящихся в Баренцево морском регионе (см. рис. 3). Число гнездящихся пар в Баренцевоморском регионе, по последним данным, около 33000. Мировая численность коле блется в пределах 120–140 тыс. пар. Вид является пластичным хищником, падальщиком и клепто паразитом, добывает корм на море, в приливно отливной зоне, или подбирает отходы при следовании за рыболовными судами, на полях, свалках мусора или на рыбообрабатывающих за водах (Lloyd et. al., 1991).

Рис. 3. Морская чайка Моевка (Rissa tridactyla) – это небольшая чайка, ведущая наиболее пелагический образ жизни среди всех чаек Баренцева моря (Norderhaug et al., 1977;

Brown 1984). Общая численность этих небольших чаек в Баренцевоморском регионе около 900000 гнездящихся пар (Т. Анкер-Нильссен, 2003). Моевки кормятся обычно в стаях, собирая корм с поверхности моря или в прилегающих слоях. Основной пищей служат бес позвоночные и мелкая рыба (до 15–20 см). Моевки подбирают за рыболовецкими судами или у берега, где ведется хозяйственная деятельность, выброшенную рыбу и различные пищевые отходы (см. рис. 4).

Рис. 4. Моевка: слева — взрослая, справа — молодая Численность вышеназванных видов морских птиц в настоящее время относительно стабильна и не вы зывает опасений. Эти птицы не занесены ни в одну из национальных Красных книг Норвегии и России. Од нако говорить о том, что природоохранная ценность этих видов невысока – как это приходится слышать от некоторых рыбаков и даже ученых – нельзя. Международные документы по охране птиц и их краткое опи сание представлены в таблице 2.

Таблица Международные документы по охране птиц и их краткое описание Сокра Природоохранный Полное название документа на щенное Описание природоохранного статуса статус английском и русском языках название SPECIES OF EUROPEAN виды, находящиеся под угрозой исчезновения во всем CONSERVATION CONCERN SPEC 1 первый уровень мире, которые необходимо охранять, малоизученные виды Виды, находящиеся под опекой виды, ареал которых ограничен Европой, и их состоя Европейского общества сохране- SPEC 2 второй уровень ние вызывает опасение ния окружающей среды виды с ареалом, выходящим за пределы Европы, однако SPEC 3 третий уровень их состояние вызывает опасения виды, ареал которых ограничен Европой, но состояние SPEC 4 четвертый уровень которых оценивается как благоприятное COUNCIL DIRECTIVE 79/409/EEC виды и подвиды, находящиеся под угрозой вымирания, директива 79/409/ ON THE CONSERVATION OF WILD СЕЕ 1 являющиеся уязвимыми, редкими или же специфиче приложение I BIRDS скими с экологической точки зрения на перечисленные виды разрешается охотиться на гео Директива Европейского союза графической территории, находящейся в компетенции по охране диких птиц директива 79/409/ Директивы — Приложение II/1;

СЕЕ приложение II/1 и II/ или только в указанных странах-членах Европейского союза - Приложение II/ на перечисленные виды, в живом или мертвом виде, может осуществляться торговая деятельность, если они директива 79/409/ СЕЕ 3 были пойманы или добыты легально в пределах терри приложение III/1 и III/ торий стран-членов Европейского союза, при условии, что это не противоречит местным законам CONVENTION ON THE строго защищенные виды животных (STRICTLY BERNA 1 приложение I CONSERVATION OF EUROPEAN PROTECTED FAUNA SPECIES WILDLIFE AND NATURAL HABITATS строго защищенные виды растений (STRICTLY BERNA 2 приложение II PROTECTED FLORA SPECIES) Конвенция по сохранению ев защищенные виды животных (PROTECTED FAUNA ропейской дикой природы и SPECIES) BERNA 3 приложение III естественных сред обитания (Бернская конвенция) CONVENTION ON THE виды, находящиеся под угрозой исчезновения на всем BONN 1 приложение I CONSERVATION OF MIGRATORY ареале или на большей его части SPECIES OF WILD ANIMALS виды, нуждающиеся в защите и координировании на международном уровне Конвенция по сохранению ми- BONN 2 приложение II грирующих видов диких живот ных (Боннская конвенция) CONVENTION ON INTERNATIONAL Виды, находящиеся под угрозой исчезновения, и запрет CITES 1 первый уровень TRADE IN ENDANGERED SPECIES на международную торговлю ими OF WILD FAUNA AND FLORA Виды, не находящиеся под угрозой исчезновения, но CITES 2 второй уровень могущие оказаться под такой угрозой, если торговля Конвенция о международной ими не будет жестко регулироваться торговле дикими видами флоры Виды, охраняемые национальными законодательствами и фауны, находящимися под угро государств CITES 3 третий уровень зой исчезновения (Вашингтон ская конвенция) Природоохранный статус птиц, потенциальных жертв ярусного лова в Баренцевом море приведен в таблице 3.

Таблица Природоохранный статус морских птиц, являющихся потенциальными жертвами ярусного лова Вид птиц Природоохранный статус Глупыш BERNA Серебристая чайка BERNA Клуша SPEC 4;

CEE 2;

BERNA Морская чайка SPEC 4;

CEE 2;

BERNA Бургомистр SPEC 4;

BERNA Моевка BERNA Исходя из охранного статуса перечисленных выше птиц, можно говорить, что на данный момент их существо ванию серьезных угроз нет, однако необходимо проводить регулярный мониторинг за популяциями данных видов птиц, для того чтобы вовремя отреагировать на любые изменения в положении этих видов морской авифауны.

ОпРЕДЕлЕНИЕ чАСтОты пОпАДАНИя птИц НА кРючкИ яРУСОВ пРИ РАбОтЕ РОССИйСкОгО яРУСНОгО флОтА В бАРЕНцЕВОм мОРЕ Основу отечественного ярусного вылова рыб в Баренцевом море составляют треска (Gadus morhua), си няя и пятнистая зубатки (Anarhinchas denticulatus, A. Minor), пикша (Melanogrammus aeglefinus).

В настоящее время отечественный ярусный флот в Баренцевом море состоит из переоборудованных под ярус траулеров типа СРТМ, СРТМк и СТР, а также из специализированных судов зарубежной постройки. Длина судов 39– м, мощность гл. двигателя 750–1500 л. с., водоизмещение 900–1500 т. Все суда оснащены автоматизированными ярус ными комплексами «Autoline». Хребтина яруса изготавливается из трех-, четырехпрядного синтетического каната диаметром 7,2–11,5 мм. К хребтине посредством вертлюгов на расстоянии 1,2–1,5 м друг от друга крепят поводцы (плетеные или крученые длиной 40–50 см) с крючками EZ-Baiter 11/0;

12/0 или 13/0 (по классификации «Mustad»).

Сбор данных проводился на российских ярусных судах, ведущих промысел в Баренцевом море и сопре дельных водах в период 1999–2007 гг. с сотрудниками ПИНРО на борту. Проанализировано 3258 ярусных уло вов, из них обработано с учетом попадания птиц 2390 ярусов и 20,31 млн крючков, на которые попало птиц, основу которых составили глупыши (Fulmarus glacialis).

В разные годы наблюдения проводились в разные сезоны и в разных районах Баренцева моря. Так, в 1999–2001, 2003–2005 гг. работы велись в районе архипелага Шпицберген. В 2002 году весной и осенью судно с наблюдателем на борту работало также в районе архипелага Шпицберген, а летом – в центральной части Баренцева моря, в исключительной экономической зоне РФ. В 2006 и 2007 годах район работ находился в цен тральной и восточной частях Баренцева моря, в пределах исключительной экономической зоны РФ.

Специальный эксперимент по определению величины прилова птиц был проведен сотрудниками ПИНРО в октябре–ноябре 2005 г. в районе архипелага Шпицберген (см. рис. 5), в ходе которого собирали информацию по прилову птиц в различное время суток.

5 10 15 20 25 Рис. 5. Район проведения экспериментальных работ: 1 – позиции ярусов в октябре, 2 – позиции ярусов в ноябре Наблюдения велись на переоборудованном под ярусный лов судне М-0184 «Вега» (сейнер-траулер типа «Альпинист»). Судно было оснащено комбинированной системой ярусного лова типа Autoline SP 2000-1 фирмы «Мустад». В работе применялся ярус с хребтиной диаметром 9 мм, крючками EZ 13/0, поводцами длиной см и расстоянием между вертлюгами 1,5 м. Ярус набирался из кассет, каждая из которых содержала по крючков. В зависимости от количества кассет, на разных ярусах было от 4,5 до 15 тыс. крючков. Постановка ярусов выполнялась при скорости судна 7–7,5 узла. Скорость выборки яруса колебалась от 30 до 40 крючков в минуту (в зависимости от погодных условий и нагрузки на хребтину), составляя в среднем около 36 крючков.

В качестве наживки использовался кальмар – 80%, и рыба (скумбрия) – 20%. Средний вес наживки равен 30 г.

Потеря наживки при автоматическом наживлении крючков составляла в среднем 5%. Весь лов велся без при менения дополнительных устройств, предотвращающих поимку птиц на ярус. Попадание птиц оценивалось со всех выставленных ярусов.

За период проведения эксперимента выполнено 104 ярусных лова, выставлено 1033870 крючков, на кото рые попалось 138 глупышей (Fulmarus glacialis) и 7 бургомистров (Larus hyperboreus).

В течение всего периода проведения исследовательских работ велся сбор материала по количественному и видовому составу птиц, сопровождавших ярусное судно. С этой целью ежедневно, во время постановки и выборки яруса, выполнялись визуальные наблюдения и подсчет птиц за кормой судна в пределах видимости невооруженным глазом. Все данные наблюдений записывались в бланки учетной информации, где также от мечались увиденные ими особенности поведения птиц.

Всего было выполнено двадцать шесть (26) учетных наблюдений за видовым и количественным составом стаи птиц, сопровождавшей судно в течение рейса.

В октябре и ноябре 2005 года видовой и количественный состав птиц, сопровождающих судно в видимой зоне за кормой, изменялся незначительно. В среднем его основу составляли глупыши – 300±3 (s.e.) (Fulmarus glacialis) и моевки – 200±7 (s.e.) (Rissa tridactyla), незначительную часть представляли морская чайка (Larus marinus) –30±0,04 (s.e.) и бургомистр – 100±5 (s.e.) (Larus hyperboreus) (см. рис. 6). В разное время суток видовой состав стаи оставался непостоянным (см. рис. 7).

1% 10% 20% Морская чайка Бургомистр Глупыш Моевка 69% Рис. 6. Видовой состав стаи птиц, сопровождавшей судно на ярусном промысле (октябрь–ноябрь 2005 г.) 1, 0, Моевка, N = 2490 экз.

0,50 Глупыш, N = 8700 экз.

Бургомистр, N = 1230 экз.

0, Морская чайка, N = 90 экз.

0, 03:00- 06:05- 09:05- 12:05- 15:05- 18:05 06:00 09:00 12:00 12:00 18:00 24: Рис. 7. Суточные изменения видового состава стаи птиц, сопровождавших ярусное судно в пределах видимости наблюдателя на промысле в Медвежинско-Шпицбергенском районе (октябрь–ноябрь 2005 г.) Визуально было отмечено, что попадание птиц на ярус несколько возрастало при усилении волнения моря. Это связано с тем, что ярус в штормовую погоду тонул на большем удалении от судна, и птицы успе вали хватать крючки с наживкой, что приводило к их попаданию в улов яруса. Также отмечено, что частота попадания птиц на крючки изменялась при смене типа наживки – активность увеличивалась, когда выме тывался ярус с крючками, наживленными скумбрией, и уменьшалась при наживке из кальмара. Однако для оценки достоверности влияния этих факторов на частоту прилова птиц требуется проведение дополнитель ных исследований.

Анализ частоты попаданий птиц на ярус в светлое и темное время суток показал, что число птиц на ярусе при наличии дневного света меньше чем ночью. В условиях сумерек частота попадания в рассветные часы зна чительно больше, чем на закате (см. табл. 4, рис. 8). Темное и светлое время суток определялось по астрономи ческим таблицам. При определении освещенности учитывалось наступление гражданских сумерек в утренние и вечерние часы перед рассветом и закатом, а также в течение дневного времени с наступлением полярной ночи в данных широтах.

В то же время анализ зависимости частоты попадания птиц на ярус от времени суток показал, что наибо лее частое попадание отмечалось в утренние часы (см. рис. 9).

Таблица Данные учета прилова на ярусах глупышей (Fulmarus glacialis) и бургомистров (Larus hyperboreus) (в скобках) – при проведении эксперимента в Медвежинско-Шпицбергенском районе (октябрь–ноябрь 2005 г.) Улов птиц Выставлено Время суток крючков всего на 1000 крючков стандартная ошибка 02:00 - 03:00 124979 10 (0) 0,08 (0) 0, 03:05 - 06:00 93052 24 (0) 0,26 (0) 0, 06:05 - 09:00 122116 26 (0) 0,21 (0) 0, 09:05 - 12:00 167815 38 (2) 0,23 (0,012) 0,056 (0,016) 12:05 - 15:00 146264 20 (0) 0,14 (0) 0, 15:05 - 18:00 136445 5 (4) 0,04 (0,03) 0,012 (0,023) 18:05 - 24:00 243199 15 (1) 0,06 (0,004) 0,009 (0,007) 0, N птиц = 52 (1) N птиц = 10 (0) N птиц = 4 (4) N птиц = 72 (2) N крючки = 214,2 тыс. N крючки = 139,6 тыс. N крючки = 100,6 тыс. N крючки = 579,4 тыс.

600 0, количество крючков 0, Птиц/тыс. крючков птиц/1000 крючков Крючки, тыс. шт.

0, 0, 0, 0, Начало гражданских День (светлое Окончание гражданских Ночь (темное сумерек, рассвет время суток) сумерек, закат время суток) Рисунок 8. Частота попадания птиц на ярус в светлое и темное время суток – при проведении эксперимента в районе архипелага Шпицберген (октябрь–ноябрь 2005 г.) 40 0, улов птиц, N = птиц/1000 крючков 0, 0, 0, Птиц на 1000 крючков Птицы, экз.

0, 0, 0, 0, 0, 0 0, 02:00- 03:05- 06:05- 09:05- 12:05- 15:05- 18:05 03:00 06:00 09:00 12:00 12:00 18:00 24: Рисунок 9. Улов и частота попадания глупышей Fulmarus glacialis на ярус в зависимости от времени суток, с указанием границ 95% доверительного интервала. При проведении эксперимента в Медвежинско-Шпицбергенском районе (октябрь–ноябрь 2005 г.) Результаты наблюдений показали, что основными видами, попадающимися на крючки, были глупыши (Fulmarus glacialis) – 95%, и небольшое количество молодых бургомистров (Larus hyperboreus) – 5% (от взрос лых отличаются более темной, серой окраской, и от молодых птиц других видов рода Larus светлыми кончи ками крыльев). Средневзвешенная частота попадания птиц на ярус составила для глупышей (Fulmarus glacialis) 0,15±0,03 (s.e.) и для бургомистров (Larus hyperboreus) 0,007±0,003 (s.e.) экземпляра на 1000 крючков.

На основании настоящих данных предполагается, что частота попадания птиц на крючки яруса, наряду со степенью дневного освещения, также обусловлена активностью питания птиц в различное время суток. Это яв ление может быть объяснено тем, что птицы высоких широт адаптировались добывать себе пищу на промысле рыбы в условиях полярной ночи. Кроме того, в процессе наблюдений было отмечено, что глупыши реагируют непосредственно на постановку яруса, его выметку и предпринимают попытки атаковать наживку крючков как в светлое, так и в темное время суток в условиях плохой видимости. Недостаток освещения, возможно, обуславливает и так называемое случайное попадание птиц на ярус – зацепы глупышей крючками яруса за крылья (см. рис. 10), а иногда за тело. Об этом также свидетельствуют результаты исследований, проведенных на Дальнем Востоке в американских и прикамчатских водах, где среди птиц, попавшихся на ярус ночью, были исключительно глупыши (Melvin et al. 2001;

Артюхин, 2006).

Незначительный прилов бургомистров был отмечен в утренние и вечерние часы, как в светлое, так и тем ное время суток. Такой результат может свидетельствовать о различном поведении глупышей и бургомистров при атаке наживки яруса.

Рис. 10. Глупыш, случайно зацепившийся за крючок крылом при постановке яруса кОлИчЕСтВЕННАя ОцЕНкА гИбЕлИ птИц НА РОССИйСкОм яРУСНОм пРОмыСлЕ В бАРЕНцЕВОм мОРЕ Воздействие ярусного флота на птиц, обитающих в районе промысла, можно оценить исходя из основных двух критериев – это частота попадания птиц на ярус и интенсивность самого промысла.

По оценкам наблюдателей, за период 1999–2007 гг. средняя величина прилова птиц на 1000 крючков име ет межгодовые колебания (см. рис. 11, табл. 5).

Такое отличие может отражать как изменение тактики лова в различные годы – комбинирование вида наживки яруса, применение отпугивающих устройств, – так и выполнение самих наблюдений в различные се зоны и в разных районах промысла.

Таблица Данные о попадании птиц (глупыши Fulmarus glacialis) на ярус, собранные наблюдателям и ПИНРО на рыболовных ярусных судах.

В скобках указаны границы 95% доверительного интервала Выставлено Улов Год ярусов крючков, шт. птиц птиц/1000 крючков 1999 125 1066690 198 0,19 (0,14-0,23) 2000 178 1509384 267 0,18 (0,13-0,22) 2001 162 1377608 400 0,29 (0,21-0,37) 2002 85 724471 133 0,18 (0,14-0,23) 2003 1119 9507813 1589 0,17 (0,14-0,20) 2004 161 1364286 191 0,14 (0,10-0,18) 2005 275 2338462 304 0,13 (0,09-0,17) 2006 117 993750 159 0,16 (0,12-0,20) 2007 168 1430769 186 0,13 (0,10-0,16) 0, 9000 0, 0, птиц/1000 крючков 0, крючков, тыс. шт.

обработано крючков 0, птиц/1000 крючков 4000 0, 0, 0, 0 0, 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 год Рис. 11. Количество обработанных крючков и оценка попадания птиц (глупыши Fulmarus glacialis) на 1000 крючков яруса (с указанием стандартной ошибки), по данным, собранным наблюдателями ПИНРО на рыболовных ярусных судах в период 1999–2007 гг.

Интенсивность российского ярусного промысла в Баренцевом море за период 1999–2007 гг. оценивается средним промысловым усилием, равным 92,97±3,9 (s.e.) млн крючков в год (см. табл. 6). Учитывая интенсив ность ярусного промысла за каждый год рассматриваемого периода (1999–2007 года) и среднее значение по падания птиц на крючки яруса в год, можно получить оценочные величины смертности птиц на российском ярусном промысле по годам (см. рис. 12).

Таблица Данные промысловых усилий российского ярусного флота в Баренцевом море и расчетная величина прилова птиц – глупыши (Fulmarus glacialis) на ярус за период 1999–2007 гг.

Улов птиц Год Промусилие, тыс. крючков* тыс. крючков* птиц за год 1999 125 0,19 2000 178 0,18 2001 162 0,29 2002 85 0,18 2003 1119 0,17 2004 161 0,14 2005 275 0,13 2006 117 0,16 2007 168 0,13 * – источник Шестопал И.П. и др. «Состояние биологических сырьевых…», 2008.

120 промысловое усилие улов птиц промусилие, млн. крючков улов птиц, штук 0 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 год Рис. 12. Оценочные данные гибели птиц на российском ярусном промысле за период 1999–2007 гг.

Таким образом, средняя величина ежегодной гибели морских птиц на российском ярусном про мысле в Баренцевом море за период 1999-2007 гг. составила около 16 тыс. особей (границы 95% дове рительного интервала составляют от 12,5 до 20,1 тыс. птиц в год).

ЭкОНОмИчЕСкАя ОцЕНкА ВлИяНИя мОРСкИх птИц НА РОССИйСкИй яРУСНый пРОмыСЕл В бАРЕНцЕВОм мОРЕ Снимая наживку с крючков яруса и попадаясь на них, птицы не только сами гибнут, но и наносят ущерб непосредственно ярусному промыслу. Во-первых, рыбак лишается потенциального улова, который мог быть получен на наживленном крючке, и, во-вторых, потеря наживки из-за птиц обуславливает ее повышенный, не эффективный расход, увеличивая тем самым себестоимость получаемой рыбопродукции.

Для оценки влияния морских птиц на ярусный промысел можно рассчитать ориентировочные экономиче ские убытки ярусного флота от атак птиц на ярусные порядки. При расчете мы использовали определенные нами параметры (см. табл. 7): средняя частота попадания птиц на ярус - t;

средневзвешенная величина промыслового усилия – q;

средняя доля не наживленных автоматической системой крючков – ;

среднее значение частоты по падания рыбы на наживленный крючок -. Долю потери наживки яруса из-за птиц – – принимаем равной значе нию, определенному норвежскими исследователями для наживки из кальмара и рыбы (Lokkeborg, 2003).

Таблица Расчетные параметры работы российского ярусного флота в Баренцевом море с учетом воздействия морских птиц Параметр Значение Величина Средневзвешенное промысловое усилие ярусного 91 553 флота, крючки Средняя доля ненаживленных крючков, ед. 0, Среднее значение частоты попадания рыбы на нажив- 0, ленный крючок, ед.

f;

sq Доля наживки, снятой птицами с яруса: sq = 0,016;

из кальмара – sq, из рыбы – f f = 0, sq;

f Доля наживки в ярусе: sq = 0.8;

кальмара – sq, рыбы – f f = 0. mcatch Средневзвешенное значение массы рыбы, пойманной 3, на один наживленный крючок, кг mbait Средняя масса наживки одного крючка, кг 0, k Средневзвешенное значение коэффициента перевода 0, массы сырца в продукцию, ед.

Сprod Средневзвешенное значение цены продукции (в 2008 году), $/кг Сbait Средневзвешенное значение цены расходуемой на- 1, живки (в 2008 году), $/кг Оценку ущерба, наносимого морскими птицами ярусному флоту, выразим через следующие формулы:

Количество снятой птицами наживки:

Nbait = P x [(sq sq) + (f f)] (1) Масса снятой птицами наживки:

Mbait = Nbait x mbait (2) Среднее количество рыб потенциально потерянного улова в результате снятия птицами наживки:

Ncatch = Nbait x (3) Масса потерянного улова:

Mcatch = Ncatch x mcatch (4) Потеря денежной выручки ярусного флота вследствие утраты наживки:

Lbait = Mbait x Cbait (5) Потеря денежной выручки ярусного флота вследствие потери потенциального улова из-за снятия птица ми наживки:

Lcatch = Mcatch x k x Cprod (6) Суммарная потеря денежной выручки ярусного флота за промысловый год в результате воздействия мор ских птиц:

Ltotal= Lcatch + Lbait (7) Таким образом, по предварительным подсчетам, от воздействия морских птиц суммарные потери рос сийского ярусного флота за промысловый год в Баренцевом море в среднем составляют около 2,6 млн $.

В данном расчете использовались средние значения частоты объедания птицами наживки яруса, опреде ленные норвежскими исследователями в районе традиционного лова норвежских ярусных судов (Lokkeborg, 2003). Поэтому настоящий результат может быть принят как ориентировочный и в дальнейшем должен быть уточнен по результатам экспериментов на российском ярусном промысле. Проведение таких экспериментов должно помочь уточнить величину частоты попадания птиц на ярус в зависимости от сезонов в традиционных районах промысла российского ярусного флота.

СпОСОбы СОкРАщЕНИя пРИлОВА птИц НА кРючкИ яРУСОВ В настоящее время существует много способов сокращения нежелательных приловов птиц на крючки ярусов. Хотя ни один из этих способов не может полностью исключить попадание птиц на ярус, комплексное сочетание некоторых из них может если не полностью предотвратить гибель птиц, то в значительной степени сократить их попадание на крючки. Сокращение приловов птиц является не только мерой, направленной на минимализацию негативного воздействия человека на экосистему, но также производит прямой экономиче ский эффект, поскольку позволяет сохранять наживку на крючках, т. е. повышает эффективность промысла.

Выбор способов защиты наживки от ее склевывания морскими птицами зависит от многих факторов, в том чис ле от типа промыслового судна, тактики лова, сезона и района промысла, погодных условий и т. п. Важно, чтобы из бранные способы были экономически целесообразными и не затрудняли процесс лова (Кокорин, 2000а). Рассмотрим некоторые меры, направленные на сокращение гибели морских птиц в результате ведения ярусного промысла.

Тип ярусного судна Большинство ярусных судов Северного бассейна (около 15 ед. из 20 работающих на промысле) переобо рудовано из траулеров типа СРТМк. Выметка яруса на таких судах происходит с кормы судна, с высоты 4–5 м.

Погружение яруса в воду при этом начинается на расстоянии 50–100 м от кормы судна.

На ярусных судах специализированной постройки («Рубин», «Азурит», «К. Константинов», «И. Клюшин») при выметке яруса хребтина с крючками выходит из кормового лотка, с высоты 1–2 м от поверхности воды, по гружаясь под воду через 15–20 м, что в значительной мере сокращает количество доступных для птиц крючков с наживкой. Таким образом, вывод из эксплуатации устаревших переоборудованных под ярус траулеров и их постепенная замена на современные суда специализированной постройки будет способствовать повышению экологичности ярусного промысла в Баренцевом море в аспекте сокращения нежелательных приловов птиц.

Вид наживки Использование различных видов наживки влияет на количество попадающих на крючки птиц. В Барен цевом море российские рыбаки в качестве наживки преимущественно используют кусочки кальмара Illex argentinus. Кальмаром наживляется около 70–80% всех выставляемых ярусными судами крючков. Иногда каль мара сочетают с рыбой (скумбрией или сайдой), обычно в соотношении 7:3 или 6:4. Также для наживления крючков могут использовать сельдь, ставриду, сайру, путассу, зубаток, макруруса. Крайне редко используют специальную наживку (рыбный фарш в синтетической оплетке).

Для птиц наиболее привлекательной является наживка из рыбных объектов, поскольку рыба является обычным и наиболее питательным компонентом их пищевого рациона. Кальмар как пищевой объект у птиц интереса не вызывает, поскольку они даже не реагируют на выбрасываемую (ящиками по 5–8 кг) отработан ную наживку. Лишь иногда отдельные особи (обычно моевки или глупыши) пытаются ее склюнуть с воды, но тут же выплевывают. Дело в том, что кальмары в Баренцевом море не обитают, поэтому они не являются объ ектом питания не только птиц, но и рыб. Лишь в отдельные годы (1979–1982 гг.) отмечались массовые заходы кальмара-стрелки (Todarodes sagittatus) в воды Баренцева моря. В научно-промысловых рейсах сотрудниками ПИНРО отмечалось, что даже в условиях полярного дня и отсутствия каких-либо отпугивающих устройств, при использовании кальмара в качестве наживки заловленные птицы на крючках отмечались реже. Притом, что они постоянно создавали «шлейф» за судном при постановке ярусов, атаковали крючки лишь отдельные особи.

Предполагается, что при использовании кальмара в большинстве случаев попадание птицы на крючок носит, по всей видимости, случайный характер. Летящий в воздухе или еще не погрузившийся и скачущий на волнах крючок случайным образом цепляет птиц, зависающих над поверхностью воды вдоль хребтины.

Тип крючка По некоторым литературным данным, птицы чаще всего залавливаются на крючки меньшего размера и крючки с закругленным цевьем (Circle hooks). Крючок меньшего размера птице легче проглотить, а у крючков с закругленным цевьем при натяжении поводца жало выталкивается вверх, что увеличивает шансы попадания на него птицы. На российских ярусных судах, работающих в Баренцевом море, используются только крючки типа EZ-Baiter 11/0;

12/0 или 13/0 (по классификации «Mustad»). Круглые крючки не используются.

Использование мощного брандспойта На некоторых судах специализированной постройки на корме судна над кормовым лотком (из которого производится постановка яруса) устанавливают брандспойт, мощная струя воды из которого перекрывает око ло 5 м находящейся на поверхности хребтины с крючками, отсекая птицам доступ к крючкам.

Использование буксируемых отпугивающих средств С кормы судна выбрасывают «пугало» (разрезанный на лепестки резиновый шар ярко-оранжевого цвета – обычно поплавок, выставляемый с буйвехой) на фале длиной 10–15 м или к более длинному фалу через опреде ленный интервал крепят несколько «пугал», тем самым перекрывая всю длину непогруженной части хребтины.

Прыгающее на волнах «пугало» отпугивает птиц, однако со временем они привыкают к нему и эффективность этого способа снижается.

Использование акустических средств отпугивания птиц С целью отпугивания птиц на судах используют различные шумовые эффекты: от боя судового колокола и по дачи сигналов тифоном до стука молотками по корме судна в течение всей постановки яруса. Представляется полез ным оснащение судов системами, применяемыми для отпугивания птиц от взлетно-посадочных полос аэродромов.

Использование устройства в виде ширмы (стримера) В Баренцевом море российскими рыбаками такое устройство не используется, но по опыту применения в других бассейнах оно является эффективным средством отпугивания птиц. Состоит из вертикального ше ста, крепящегося на корме судна, прикрепленного к нему линя, буксируемого за кормой, и подвязанных через определенный интервал к линю лент, свободно свисающих до поверхности воды. Высота шеста над водой опре деляет расстояние за бортом, на котором наживка может быть защищена. Ширма препятствует доступу птиц к находящейся на поверхности воды хребтине с крючками, соответственно снижая гибель птиц. Если одной ширмы недостаточно, можно использовать две ширмы на расстоянии 1–2 м справа и слева от выметываемой хребтины яруса. Эффект отпугивания птиц от наживки также зависит и от материала, из которого сделаны ленты (Кокорин, 2000а).

Стримеры относительно дешевы, просты в изготовлении и постановке, а при их правильном использова нии в комбинации с постановкой ночью они дают еще больший эффект (Кокорин, 2000а, 2000б).

Результаты исследований проблемы попадания птиц на ярусы в Камчатском регионе (Морские птицы и донное ярусное рыболовство…, 2006) показали, что использование стримерных линий практически не со кращает численность птиц, сопровождающих судно (без стримеров их численность оценивалась в 194,8±14, особей, с одним стримером – 192,2±20,8 и с парой стримеров – 185,3±12,6 особей), но при этом количество атак птицами крючков яруса значительно сокращается (в среднем 12,6±2,0 раз в минуту;

9,3±1,1 и 2,4±0,4 атак в минуту соответственно). Разница этих показателей имеет высоко достоверную значимость (p 0,0001). Относи тельная смертность птиц при контрольных постановках без применения средств отпугивания птиц составила 0,061±0,028 особей на 1000 крючков, с одиночным стримером – 0,116±0,091, с парой стримеров – 0,006. Одна ко эти различия не являются статистически достоверными (p = 0,336) ввиду редких случаев гибели и большой вариации показателя (Морские птицы и донное ярусное рыболовство…, 2006).

Эффективность использования стримеров в водах Баренцева моря исследовали норвежские специали сты. Они применяли только один стример, имеющий некоторые конструктивные особенности – вместо лент использовали полоски желтого брезента шириной 8 см, которые крепились с интервалом 5,0–5,5 м (см. рис. 13).

Длина полосок равнялась 3,0 м у кормы судна и 0,5 м на дальнем свободном конце (Lokkeborg, 2003).

По результатам работы норвежских ученых, использование стримеров данной конструкции сокращало прилов птиц (в частности, глупышей Fulmarus glacialis) в Баренцевом море на 98–100% (до 0,0–0,04 экз. на кр. против 0,55–1,75 экз./1000 кр. без использования каких либо отпугивающих средств). В работе также отме чается, что сокращение приловов птиц давало прямой экономический эффект, обеспечивая увеличение уло вов рыбы на 13–32% (Lokkeborg, 2003).

Утяжеление ярусной снасти Оснащение ярусной линии дополнительными грузилами, прикрепленными к хребтине через опреде ленный интервал, позволит ярусу быстрей погружаться в воду, снижая его доступность для птиц. Однако ис пользование этого способа на судах с автоматизированными линиями технически весьма сложно, поскольку выметка яруса происходит безостановочно и на большой скорости судна (6–9 уз.), практически исключая воз Рис. 13. Способ постановки стримера (по Lokkeborg, 1998) можность крепления вручную к ярусу дополнительных грузов. Решением этой проблемы может быть исполь зование утяжеленной хребтины со свинцовым внутренним сердечником, который достаточно утяжеляет ярус для обеспечения быстрого его погружения.

Подводная постановка яруса Для судов, оснащенных автоматизированной системой ярусного лова «Autoline», специалисты норвеж ской компании «Mustad & Son» разработали устройство для подводной постановки ярусов. Ярус выметывается под водой на глубине 1,5–2 м, полностью, исключая доступность наживленных крючков для птиц.

Экспериментальные работы норвежских специалистов показали, что применение таких устройств в Ба ренцевом море сокращает приловы птиц на 72–92%, до 0,08–0,49 экз. на 1000 кр. (Lokkeborg, 2003). Отечествен ными рыбаками в настоящее время такие устройства не используются.

Скорость судна при постановке яруса При постановке яруса скорость судна обычно варьирует в пределах 6–9 уз. и во многом зависит от на правления и силы ветра, волнения моря, направления и интенсивности поверхностных течений воды в райо не работ и некоторых других факторов. Теоретически можно предположить, что чем ниже скорость движения судна при постановке яруса, тем меньше натяжение хребтины с крючками, и, следовательно, она быстрей будет погружаться в воду, сокращая длину отрезка яруса, находящегося на поверхности воды. Рыбакам необходимо отработать данную технику лова на практике, исходя из типа судна и специфики используемых промысловых механизмов. Ущерб промыслу от морских птиц будет минимизирован.

зАключЕНИЕ По результатам исследований норвежских ученых, промысловая деятельность ярусного флота Норвегии (включая прибрежный флот) приводит к гибели около 20 тыс. глупышей ежегодно, хотя предполагается, что действительное значение может быть намного выше – 50–100 тыс. По оценкам экспертов, такая величина еже годной смертности не угрожает состоянию вида, поскольку численность размножающейся популяции глупы ша на северо-востоке Атлантики достигает 2–4 млн пар (Birdlife Internatinal, 1999). Таким образом, примерная оценка гибели глупышей (Fulmarus glacialis) от воздействия российского ярусного промысла, – от 12,5 до 20, тыс. особей в год – полученная на основе результата наших исследований, лежит в безопасном пределе для численности его популяции.

Попадание на ярус бургомистров (Larus hyperboreus), вероятно, носит эпизодический характер, так как он был отмечен в приловах российского флота только в 2005 году, а в норвежских исследованиях не был за фиксирован вовсе (Lokkeborg, 2001). Поэтому полученный результат частоты прилова бургомистров (Larus hyperboreus) на ярус нельзя распространять на работу всего ярусного флота за весь промысловый год. Его прилов может зависеть большей частью от времени и сезона промысла, данную зависимость следует оценить в дальнейших исследованиях.

В ходе наших исследований попадание других видов морских птиц на ярус не отмечалось, что, вероятно, свя зано как с особенностями поведения и биометрическими характеристиками различных видов птиц, так и с раз личной частотой приловов птиц на ярус в разных районах и в разные сезоны промысла. Оба этих фактора могут влиять и на частоту попадания птиц на ярус. В прибрежных районах промысла, недалеко от мест гнездовья птиц в период птичьих базаров, очевидно, прилов птиц на ярус будет выше, чем в зимний период в удаленных районах открытого моря. Так, согласно работам норвежских исследователей, в водах северо-восточной Атлантики средняя величина прилова птиц в различных экспериментах без использования отпугивающих устройств составляла от 0,55 до 1,75 птиц/1000 крючков (Lokkeborg, 2001), в Беринговом море и сопредельных водах Камчатки эта величи на колебалась от 0,051 до 0,132 птиц/1000 крючков (Артюхин, 2006). Поэтому для определения пространственно временной изменчивости частоты прилова птиц на ярус в Баренцевом море следует целенаправленно поставить и провести такие экспериментальные работы в различных его районах и в разные сезоны лова.

Во избежание угрозы для популяций морских птиц и своевременного их определения необходимо по стоянно проводить мониторинг окружающей среды, в том числе вести оценку степени воздействия на них морского промысла.

Предварительная оценка убытков ярусного флота показывает, что морские птицы могут суще ственно влиять на экономический результат деятельности промысла. Чтобы снизить данное негатив ное воздействие, рыбопромысловым компаниям необходимо активно внедрять на свои суда средства, позволяющие предотвращать атаки птицами ярусных порядков. Применение таких средств уже да ло положительный эффект для ярусных флотов рыболовных компаний Норвегии (Lokkeborg, 2001) и Дальнего Востока (Артюхин, 2006).

лИтЕРАтУРА 1. Состояние популяций морских птиц, гнездящихся в регионе Баренцева моря / Т. Анкер-Нильссен, В. Баккен, Ч. Стрем [и др.] // Норвежский полярный институт, 2003. 216 с.

2. Ануфриев И. Мурманские промыслы и территориальная полоса океана. Архангельская Губернская типография, 1913. 18 с.

3. Артюхин Ю. Б., Винников А. В., Терентьев Д. А. Морские птицы и донное ярусное рыболовство в Камчатском регионе.

М., 2006. – 56 с.

4. Белопольский Л. О. Состав кормов морских птиц Баренцева моря // Учен. записки Калининградского гос. ун-та, 1971.

Вып. 6. С. 41-67.

5. Белопольский Л. О. Экология морских колониальных птиц Баренцева моря. М. Л.: Изд-во АН СССР, 1957. 460 с.

6. Особенности распределения и численность наиболее массовых морских птиц-ихтиофагов Баренцева моря в связи с распределением их жертв в 2003–2004 гг. / И. В. Боркин, С. В. Зырянов, В. А. Терещенко [и др.] // Рыбное хозяйство.

2006. № 1. С. 97-102.

7. Бреслина И. П. Орнитофильная флора островов Кандалакшского залива Белого моря // Экология. 1979. № 2. С. 42-52.

8. Бреслина И. П. Растения и водоплавающие птицы морских островов Кольской Субарктики. Л.: Наука, 1987. 200 с.

9. Бреслина И. П., Карпович В. Н. Развитие растительности под влиянием жизнедеятельности колониальных птиц // Бо танический журнал. 1969. Т. 54. № 5. С. 690-698.

10. Бреслина И. П., Карпович В. Н. Распределение морских колониальных птиц по ландшафтам и их влияние на станов ление и состав растительности // Структура и функционально-биоценотическая роль животного населения суши. М., 1967. С. 108-110.

11. Влияние жизнедеятельности птиц на растительность островов / Почвенные беспозвоночные Беломорских островов Кандалакшского заповедника // Ю. Б. Бызова, А. В. Уварова, В. Г. Губина [и др.]. М., 1986. С. 17-19.

12. Зеленская Л. А., Частухина С. А. Влияние гнездования тихоокеанской морской чайки на растительность острова Шели кан // Экология, продуктивность и генезис травянистых экосистем Дальнего Востока. Владивосток, 1990. С. 129-132.

13. Карпович В. Н., Пилипас Н. И. Участие крупных чаек в формировании почвы на скалистых островах Мурмана // Роль животных в функционировании экосистем. М., 1975. С. 110-113.

14. Кокорин Н. В. Проблема прилова морских птиц на яруса и некоторые пути ее решения// Вопросы рыболовства. 2000а.

№ 1. С. 99-122.

15. Кокорин Н. В. Проблема прилова морских птиц на ярусном промысле// Вопросы рыболовства. 200б. № 3. С. 42-45.

16. Краснов Ю. В., Николаева Н. Г. Итоги комплексного изучения биологии моевки в Баренцевом море // Биология и океа нография Карского и Баренцева морей (по трассе Севморпути). Апатиты, 1998. С. 180-260.

17. Краснов Ю. В., Черноок В. И. Морские птицы как индикатор биологически продуктивных зон при проведении осенней авиасъемки в открытых районах Баренцева моря // Инструментальные методы рыбохозяйственных исследований: сб.

науч. тр. Мурманск: изд-во ПИНРО, 1996. С. 95-106.

18. Татаринкова И. П. Количественная характеристика экскреторной деятельности крупных чаек и ее влияние на расти тельность // Роль животных в функционировании экосистем. М., 1975. С. 107-110.

19. Татаринкова И. П. О влиянии птиц на растительность острова Большого Айново (Западный Мурман) // Структура и функционально-биоценотическая роль животного населения суши. М., 1967. С. 111-112.

20. Шестопал И. П., Греков А. А., Пискунова Т. П. Ярусный промысел донных рыб в Баренцевом море и сопредельных во дах// Состояние биологических сырьевых ресурсов Баренцева моря и Северной Атлантики на 2008 г. Мурманск: Изд во ПИНРО, 2008. С. 94-99.

21. Шишов Б. П. Состояние и задачи развития мурманского прибрежного промысла// Рыбное хозяйство. 1947. № 8. С. 19-22.

22. Ashmole N. P. Sea bird ecology and the marine environment // Avian Biology. 1971. V. 1. P. 223-286.

23. Barrett R. T., Anker-Nilssen T., Gabrielsen G. W., Chapdelaine G. Food consumption by seabirds in Norwegian waters // ICES Journal of Marine Science. 2002. 59, (1) (Feb). P. 43-57.

24. BirdLife Internatinal. Recommendations by BirdLif Internatinal for FAO National Plans of Action (NPOAs) for Reducing Incidental Catch of Seabirds in Longline Fisheries, with Special Reference to Norway // A paper presented to the Committee of North Sea Senior Officials, 14-15 October 1999. CONSSO OCT 99/2/NGO-3, 1999. P. 1-12.

25. Bjordal., Lkkeborg S. Longlining (Fisheries). Fishing News Books. A division of Blackwell Scince Ltd. 1996. 156 p.

26. Brown R.G.B. Seabirds in the Greenland, Barents and Norwegian Seas, February-April 1982 // Polar Research. 1984. Vol. 2. P. 1-18.

27. Camphuysen C. J., Calvo B., Durink J., Ensor K., Follestad A., Furness R. W., Garthe S., Leaper G., Skov H., Tasker M. L. and Winter C. J. N. Consumption of discards by seabirds in the North Sea // Final report to the European Commission study contract BIOECO/93/10, NIOZ-Report 1995-5, Netherlands Institute for Sea Research, Texel, 1995. 202 p.

28. Chajkowska A. The effect of a Platus alle colony on development of Spitsbergen tundra // Landscape. Life world and men of high Arctic. Warszawa: Inst / Ecol., Polish Academy of Sciences. 1992. P. 245-254.

29. Cramp S., Simmons K. E. L. The Birds of the Western Palearctic. Oxford: Oxford Univ. Press, 1977. Vol. 1. P. 1-722.

30. Cramp S., Simmons K. E. L. The Birds of the Western Palearctic. Oxford: Oxford Univ. Press, 1983. Vol. III. P. 1-913.

31. del Hoyo J., Elliott A., Sargatal J. Handbook of the Birds of the World. Vol. 3. Barcelona, Lynx Edicions, 1996. P. 1-821.

32. Gastone A. J. Seabirds: a Natural History. T&A.D. Poyser, London, 2004. 222 p.

33. Harrison P. Seabirds: an identification guide. Croom Helm, London & Sydney, 1985. 448 p.

34. Lokkeborg S., 2003. Review and evaluation of three mitigation measures—bird-scaring 35. Line, underwater setting and line shooter—to reduce seabird bycatch in the north Atlantic longline fishery// Fisheries Research 60 (2003) 11-16.

36. Lokkeborg S., Robertson G. 2002. Seabird and longline interactions: effects of a bird_scaring streamer line and line shooter on the incidental capture of Northern Fulmars Fulmarus glacialis // Biol. Conserv. 106: 359-364.

37. Melvin E. F., Parrish J. K., Dietrich K. S., Hamel O. S. 2001. Solutions to seabird bycatch in Alaska's demersal longline fisheries.

Seattle: 1-53.

38. Mehlum F., Bakken V. Seabirds in Svalbard (Norway): status, recent changes and management // Nettleship D. N., Burger J., Gochfeld M. (eds.): Seabirds on Islands Threats, Case Studies and Actions Plans/ Birdlife Conservation Series No. 1. BirdLife Internatinal, 1994. P. 155-171.

39. Norderhaug M., Brun E., Mollen G. U. Barentshavets sjoefuglresosurser // Nor. Polarinst. Medd. 104. 1977. 199 p.

40. Lloyd C., Tasker M. T., Partridge K. The status of seabirds in Britain and Irland. London: T&A D Poyser, 1991. 355 p.

41. Lokkeborg S. 1990. Sjfugl i fiskeredskap // Vr Fuglefauna. 1990. Vol. 13. P. 200-204.

42. Lokkeborg, S., 1998. Seabird by-catch and bait loss in long-lining using different setting methods. ICES J. Mar. Sci. 55, 145-149.

43. Lokkeborg S. 2003. Review and evaluation of three mitigation measures – bird-scaring line, underwater setting and line shooter – to reduce seabird bycatch in the north Atlantic longline fishery / Fisheries Research, 2003. Vol. 60. P. 11-16.

44. van Franeker J.A., Luttik R. Report on the Fulmarus glacialis-expedition, Bear Island, July-August 1980 // Verslagen en Technische Gegevens. 1981. No. 32. P. 1-21.

мЕЖДУНАРОДНый плАН ДЕйСтВИй пО СНИЖЕНИю СлУчАй НОгО пРИлОВА мОРСкИх птИц пРИ яРУСНОм пРОмыСлЕ (фАО, 1999;

НЕОфИцИАльНый пЕРЕВОД НА РУССкИй язык) Резюме МПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ является добровольным документом, действие которого распространяется на все государства, чьи рыбаки занимаются ярусным промыслом. Текст излагает комплекс мероприятий, который, как ожидается, будет реализован государствами, в том числе: план оценки проблемы случайного прилова морских птиц в ходе ярусного рыболовства, общую структуру Национального плана действий по снижению случайного прилова морских птиц при ярусном рыболовстве (НПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ), а также процедуру подготовки на циональных обзоров и требования к отчетности.

В МПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ также приводится краткое описание соответствующих технических и органи зационных мер, которые государства, в случае признания проблемы случайного прилова морских птиц при ярусном промысле, должны считать важными для включения в НПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ. Данные меры либо уже используются, либо находятся в стадии разработки. Приводятся ссылки на соответствующую литературу Введение 1. В настоящее время морские птицы случайно вылавливаются при проведении промышленного ярусного промысла по всему миру, поэтому наметилась опасность негативного воздействия такого случайного прилова на состояние популяций морских птиц. Случайный прилов морских птиц также может оказывать негативное воздействие на производительность и рентабельность промысла. Правительства некоторых стран, неправи тельственные организации, а также ассоциации промышленного рыболовства выступили с предложением принять меры по снижению смертности морских птиц, которые случайно вылавливаются при ведении ярус ного промысла.

2. Основными промыслами, при которых происходит случайный прилов морских птиц, как известно, яв ляются ярусный промысел тунца, меч-рыбы и марлиновых в некоторых частях Мирового океана;

патагонского клыкача в Южном океане, палтуса, черной трески, тихоокеанской трески, черного палтуса, трески, пикши, на лима и морской щуки в северной части Тихого и Атлантического океанов. Наиболее часто вылавливаются такие виды морских птиц как альбатросы и буревестники в Южном океане, северные глупыши в Северной Атлантике, альбатросы, чайки и глупыши в северной части Тихого океана.

3. В ответ на необходимость снижения случайного прилова морских птиц при промышленном рыбо ловстве в южной части Тихого океана Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТ КОМ) в 1992 году приняла для ее 23 стран-членов ряд специальных мер по снижению случайного прилова морских птиц.

4. Под эгидой Комиссии по сохранению южного голубого тунца (ККСЮГТ) Австралия, Япония и Новая Зелан дия с 1994 года провели научные исследования и приняли ряд мер по снижению случайного прилова морских птиц при ведении ярусного промысла южного голубого тунца, а в 1995 году ККСЮГТ приняла рекомендации по сохранению экологически взаимосвязанных видов, куда, в том числе, вошли рекомендации по снижению случайной гибели морских птиц на ярусном промысле. Эти рекомендации предусматривают деятельность по сбору данных, разработке и реализации специальных мер по снижению негативного воздействия рыболовства на экосистемы, а также деятельность в области образования. Все государства–члены ККСЮГТ согласились сде лать обязательным применение отпугивающих птиц линий (стримеров) при осуществлении промысла.

5. Соединенные Штаты Америки также приняли в качестве обязательных для исполнения определенные меры по снижению случайного прилова морских птиц на донном ярусном промысле. Эти меры приведены в документах, регулирующих различные виды промышленного ярусного промысла, в том числе ярусный промы сел в Беринговом море (Алеутские острова и Залив Аляска) – в 1997 году, и ярусный промысел (тихоокеанско го) палтуса – в 1998 году. Соединенные Штаты Америки в настоящее время разрабатывают специальные меры по снижению прилова морских птиц при пелагическом ярусном промысле в районе Гавайских островов. Ряд других стран, ведущих ярусный промысел аналогичным образом, также приняли подобные меры.

Начало 6. Отмечая особое внимание общественности к проблеме случайного прилова морских птиц и негатив ному воздействию этого явления на популяции морских птиц, в результате консультаций экспертов, организо ванных ФАО на двадцать второй сессии Комитета по рыболовству (КОФИ) в марте 1997 года, было предложено разработать Основные принципы Плана действий по сокращению случайного прилова птиц, который был представлен для рассмотрения на следующей сессии КОФИ.

7. Международный план действий по снижению случайного прилова морских птиц при ярусном промыс ле (МПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ) был разработан на совещании технической рабочей группы в Токио 25-27 марта 19982 года и на консультациях по управлению рыбопромысловыми мощностями, промыслу акул и случайному прилову морских птиц на ярусном рыболовстве, которые состоялись 26–30 октября 1998 года, а также на под готовительном совещании, состоявшемся в Риме 22–24 июля 19983 года.

Сущность и сфера применения 8. МПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ является добровольным. План был разработан в соответствии со статьей 2 (d) Кодекса ведения ответственного рыболовства. Положения статьи 3 Кодекса ведения ответственного рыболов ства применяются для толкования данного документа и его применения во взаимосвязи с другими междуна родными документами. Данный план рекомендуется выполнять всем заинтересованным сторонам4.

9. МПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ применяется в тех государствах, в водах которых ведется ярусный промысел их собственными или иностранными судами, а также в тех государствах, которые ведут ярусный промысел в от крытом море и в исключительных экономических зонах (ИЭЗ) других государств.

Цели 10. Принимая во внимание, в частности, цели пунктов 7.6.9 и 8.5 Кодекса ведения ответственного рыбо ловства, генеральная цель МПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ состоит в том, чтобы уменьшить случайный прилов морских птиц при ведении ярусного рыболовства в случае, если такой прилов имеет место.

Осуществление 11. Для осуществления МПД-МОРСКИЕ ПТИЦЫ государства должны выполнить комплекс мероприятий. В случае необходимости реализация данного комплекса мероприятий должна быть осуществлена в сотрудни честве с соответствующими международными организациями. Конкретный перечень таких мероприятий дол жен определяться на основе результатов анализа случайного прилова морских птиц на ярусном рыболовстве.



Pages:   || 2 |
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.