авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Диалектическое мышление предполагает единство,

сочетание анализа и синтеза в ходе исследования пред

мета. Но сводится ли данное единство, как это иногда

изображают, к простому следованию

синтеза за анали

зом, к дополнению одного другим или между ними

есть более глубокая внутренняя связь? Ведь о необхо

димости сочетания анализа и синтеза, следования од

ного за другим знали и метафизики (например, мате

риалисты XVII—XVIII вв.), и тем не менее мы гово

рим о разрыве анализа и синтеза у них. Очевидно, дело заключается не в простом признании равной не обходимости как анализа, так и синтеза. С другой сто роны, целый ряд трудностей связан с выявлением ло гической структуры их единства. Этому ряду вопросов и посвящена данная статья. При этом мы, разумеется, далеко не можем претендовать на исчерпывающую раз работку поставленной проблемы.

1. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА Прежде всего уточним проблему. Есть несколько смыслов, в которых употребляются термины «анализ»

и «синтез» и которые нас не будут интересовать в дан ной статье. Во первых, это анализ и синтез как харак Процессы анализа и синтеза теристики строения доказательства в математике. В этом смысле говорят об аналитическом и синтетическом ме тодах и т. п. Во вторых, анализ и синтез в смысле кан товского различения «аналитических» и «синтетичес ких» суждений, которое фактически означало отличение способа получения знаний путем чисто логической об работки данного опыта («аналитическое») от способа получения знаний путем обращения к содержанию, пу тем привлечения к исходному знанию каких то иных данных опыта («синтетическое»). Но анализ и синтез с самого начала интересуют нас как движение в опре деленном содержании, отличное от получения знания путем формального вывода. Поэтому различение «ана литических» и «синтетических» суждений здесь непри менимо, ибо с этой точки зрения каждый момент дви жения мысли был бы синтетичен и, следовательно, в нем нельзя было бы увидеть никаких различий.

Наконец, чаще всего термины «анализ» и «синтез»

употребляются применительно ко всему мышлению в целом, к исследованию вообще («анализ» = исследо вание). Но тогда теряется специфика проблемы, она безгранично расширяется. В этом общем смысле мыш ление в целом есть расчленение предметов сознания и их объединение. Познавая предметы, мы определен ным образом их расчленяем, выделяем в них и рас сматриваем отдельно те или иные их стороны, свойства, связи, то есть производим «анализ». Мышление вооб ще есть отражение посредством абстракций. С другой стороны, всякое мышление есть установление каких то отношений между зафиксированными в мысли пред метами или их сторонами, то есть «синтез». Соотно шение первого и второго есть определенный процесс.

В основе его лежит какая то связь абстракций, в кото рых осуществляется мышление. Но не всякая подоб ная связь абстракций представляет интересующую нас проблему собственно анализа и синтеза. Абстрагиро вание предмета A и выработка о нем каких то знаний Процессы анализа и синтеза еще не означают его анализа, если при этом не рас сматриваются те его свойства, которые отличают его как часть совокупности предметов от других предме тов (B, C, D) этой же совокупности. Например, рас смотрение геометрической линии как таковой не есть ее анализ;

анализом оно является лишь в случае фик сирования линии со стороны ее отличительного места (свойств) в той или иной геометрической фигуре (сто рона треугольника, медиана, высота и т. п.).

Анализ есть выделение и рассмотрение отличитель ных свойств, связей предмета, в силу которых он яв ляется частью какой то совокупности предметов и ко торые, следовательно, имеют значение при рассмотре нии отношения координации предметов внутри этой совокупности, то есть при синтезе. Точно так же сово купное рассмотрение предметов A, B, C, D, объедине ние их в каком то одном сложном знании еще не оз начают собственно их синтеза, если полученное знание при этом не фиксирует их в плане координации в со ставе сложного предмета F. Например, в товаре может быть выделена стоимость, рассмотренная сначала как таковая, а затем в связи со своей формой проявле ния — меновой стоимостью. Объединение знаний, при влечение других сторон и связей предмета здесь имеют место, но нет синтеза. Стоимость и меновая стоимость (отношение товаров Т — Т) не являются предметами, отличающимися друг от друга местом и ролью в дру гом, более обширном целом (а следовательно, не могут быть предметом анализа), и отношение их не есть от ношение координации в нем, а есть отношение, напри мер, содержания и формы, сущности и явления, то есть они представляют собой одно и то же, но в разных связях. Процесс отражения подобных явлений соот ветственно фиксируется иными, чем анализ и синтез, логическими понятиями и категориями. Синтез же есть фиксирование координации различающихся своей ролью внутри целого внешне обособленных предметов или Процессы анализа и синтеза связей, то есть совокупное рассмотрение предметов или связей в плане тех их свойств, которые имеют значе ние при анализе.

Как мы видим, единство анализа и синтеза прояв ляется уже в том, что для их выделения в логике как специфических явлений мышления нужно сохранить их соотносительность, то есть их единство в этом смыс ле. Положение Энгельса о необходимой связи анализа и синтеза (см.: Диалектика природы // Маркс К., Эн гельс Ф. Соч. Т. 20. С. 537) является здесь исходным.

Если же отвлечься от их соотносительности, то в ис следуемом мыслительном материале можно обнаружить иные свойства, чем те, которые специфически харак теризуют собственно анализ и синтез, поскольку ре альные эмпирические процессы мышления крайне слож ны и представляют собой переплетение массы разно родных явлений.

2. ПРАКТИЧЕСКОЕ РАСЧЛЕНЕНИЕ И СОЕДИНЕНИЕ ПРЕДМЕТОВ И ЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Собственно анализ и синтез есть мысленное расчле нение и соединение предметов в указанном выше смыс ле. Однако необходимо при этом учесть, что историчес ки содержание этого процесса логической деятельности формируется впервые в предметно вещественной дея тельности человека (то есть отнюдь не в созерцании) и только впоследствии распространяется на предметы, связанные отношением «целое — часть», независимо от практики человека. На этом основаны как связь, так и различие вещественной и логической деятельности.

Человек практически расчленяет и воссоединяет предметы в связи с какими то своими потребностями.

Он или различным образом пользуется разными частя ми одного предмета, или создает для своего использо вания целое, не существующее в природе. Связь коор Процессы анализа и синтеза динации, то есть наличие определенных необходимых частей в предмете, является здесь результатом практи ческих действий человека и фиксируется как необхо димая в зависимости от условий использования создан ного предмета в общественной практике. Хотя свойства целого, благодаря которым оно может быть определен ным образом использовано практически и ради получе ния которых впоследствии соединяется предмет, следу ют из объективных свойств воссоединяемых предметов 1, в логическом знании это первоначально еще не фикси руется. Необходимость связи вытекает из того факта, что без наличия таких то частей невозможен такой то обще ственно фиксированный и повторяющийся способ поль зования вещью. Например, создавая составное орудие или строя жилище определенного типа, человек фик сирует наличие определенных частей как условие по вторного воспроизведения предметов и удовлетворе ния той или иной общественной потребности. Если не соединены предметы A, B, C, то нет явления F, и на оборот, если соединить предметы A, B, C, то есть яв ление F. На основе этой вещественной деятельности и происходит различение и связывание чувственных об разов предметов в плане практически создаваемой свя зи: чтобы собрать предмет, нужно различить части, а чтобы разобрать предмет, нужно связать чувственные образы частей.

Первые представления о целом и его необходимых частях возникают, таким образом, на основе вещест венной деятельности и связаны с ней. Человек что то практически меняет в предметах окружающего мира 1 Раз созданы определенные условия, то определенные явления следуют из них независимо от человека, в силу объективных свойств самих предметов человеческой практики. Человек мог получить теплоту посредством трения и впервые осознать необходимость их следования друг за другом на основе своих вещественных действий (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 539), но сама теплота следует из трения, раз оно уже произведено, независимо от человека.

Процессы анализа и синтеза и фиксирует определенную необходимую связь (в данном случае — координацию частей предмета) как необхо димый результат изменений, производимых его пред метной деятельностью, которая может быть повторена миллиарды раз по данному ее типу. Но дело меняется, когда наличные представления о координированных це лях применяются к предметам, возникающим и суще ствующим независимо от практики человека, или когда объективная координация частей предмета не совпада ет с их практическим использованием, с их ролью в практике человека. Здесь предполагается умение уста навливать объективную координацию логически (ко торое, между прочим, может применяться и к предме там, создаваемым или расчленяемым человеческой де ятельностью, и заключается в выработке общего знания об объективных свойствах этих предметов, в силу како вых они и могут выполнять определенную роль в прак тике человека).

Расчленяя и воссоединяя предметы практически и устанавливая тем самым какую то их координацию, че ловек научается делать это мысленно, независимо от возможностей практического расчленения и воссоеди нения предметов, и отражает посредством этого умствен ного действия объективно существующую координа цию в логическом знании. «Научается» здесь означает возникновение особого типа деятельности — логичес кой деятельности — и фиксирование объективной связи «целое — часть» в виде обобщенного мысленного со держания форм этой деятельности. Раскрытие этого перехода, его необходимости — дело истории мышле ния. Нашей же задачей было лишь указать на него как на факт. Отметим только, что осуществление логичес ких действий расчленения и воссоединения предметов предполагает фиксирование содержания в понятийной форме. Возникают понятия целого и части, фиксирую щие отношение свойств целого (то есть результата ко ординации его частей) и свойств частей в общем виде, Процессы анализа и синтеза и на их основе протекает определенная логическая де ятельность. Ее особенности мы сейчас и рассмотрим, предполагая теоретическое отношение к предмету.

Хотя процесс логического анализа и синтеза и возни кает из практически чувственной деятельности человека, но, раз возникнув, обладает своими собственными зако нами. Это видно уже из того, что практическое расчле нение и воссоединение предмета исключают друг друга (расчленение предмета не дает его соединения), тогда как в применении к логическому процессу мы будем гово рить об анализе посредством синтеза, и наоборот.

3. ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ АНАЛИЗ И СИНТЕЗ При рассмотрении форм познания логику интере сует та или иная объективная связь, взятая в предель но обобщенном виде (категория) 1, и логические сред ства отражения предмета в плане этой объективной связи. В данном случае это связь координации частей целого 2, и соответственно, аналитико синтетическая задача мышления.

«Часть» — внешне обособленный предмет, входя щий в состав другого предмета («целого») и выпол няющий в нем определенную роль. «Целое» — пред мет, состоящий из различных частей и обладающий в силу этого определенными свойствами, которых нет у отдельных частей и которые присущи лишь их ко 1 Следовательно, в применении ко всякому содержанию этого рода, независимо от его эмпирической определенности, независимо от того, какое именно эмпирическое содержание, например, составлено из час тей и какие именно эмпирические предметы являются его частями.

2 В дальнейшем в целях краткости будем обозначать эту связь как «координацию» или как связь «часть — целое», хотя последнее не со всем точно: речь идет не о связи части с целым как особым предметом, а о связи частей, то есть о связи предметов, являющихся, в свою очередь, единым предметом. Под «целым» здесь фактически имеются в виду свойства связи предметов, отличные от свойств элементов связи.

Процессы анализа и синтеза ординации. «Суммативных» целых (то есть таких, ко торые целиком сводятся к свойствам своих отдельных частей) вообще не бывает. С другой стороны, целое не существует как особый, самостоятельный предмет на ряду со своими частями. Оно отличается от своих частей лишь так, как координация отличается от координи рованных в ней элементов. Задача процесса отражения здесь заключается в том, чтобы зафиксировать части как различные и их отношение как координацию, а целое — как координированную сумму частей, выпол няющих в нем в силу своих различий различную роль.

Например, исследование какого либо химического со единения должно раскрыть в нем его части и дать фор мулу его состава, объяснить его свойства как целого.

Построение теории о какой то предметной области пред полагает наличие и аналитического, и синтетического знания о каждом предмете этой области, объективно состоящем из частей: особого знания об отдельных пред метах связи и знания о свойствах связи предметов, заключающего в себе результат переработки воедино отдельных знаний.

Эти знания используются в теории различным и относительно самостоятельным образом. В химии при рассмотрении ряда соединений, в свою очередь реаги рующих между собой, на место знания о свойствах соединения как целого приходится ставить знание о его отдельных частях, поскольку важны их количест венные характеристики. В иных же условиях знание используется нерасчлененно, как синтетическое. Точно так же в механике в зависимости от нужд построения теории либо в условиях решения более сложных задач используются или знания о составляющих силах, или знание о результирующей (имеется в виду сложение и разложение сил по правилу параллелограмма). Построе ние теории или общий ход исследования могут быть здесь охарактеризованы с точки зрения логических усло вий возможности замены одного знания рядом других Процессы анализа и синтеза или ряда знаний одним при наличии в предметной области координации различных предметов (фиксиру емых соответственно в особых знаниях) и проявлений результатов этой координации в свойствах целого.

Заметим, что синтетическое знание никогда не явля ется простой механической суммой знаний о частях;

оно представляет собой новое знание (можно, например, со слаться на то, что в применении к нескольким силам приходится строить правило параллелограмма и что ре зультирующая отнюдь не равна простой сумме сил).

Структурно единство анализа и синтеза означает как взаимозависимость знаний (аналитического и син тетического) или задач исследования, так и характе ристику способа осуществления каждой из них в от дельности. Уже элементарный процесс отражения про стейшей координации и ее различных элементов есть одновременно и анализ, и синтез в смысле получения аналитического знания посредством синтеза и синте тического знания посредством анализа.

Анализ есть вычленение отличных друг от друга частей и изолированное фиксирование их свойств в знании. Но «часть» — не просто пространственно от граниченный предмет с какими то его свойствами, ко торые играют роль в его координации с другими час тями целого. И если при анализе части интересуют ис следователя в их отличии друг от друга, то имеются в виду не различия их и сходства, выделяемые сравне нием и элементарным абстрагированием, а различия их места в связи. Сравнение произведено, отличия, на пример, кислорода и водорода известны, но речь идет о факте, который не может быть установлен сравнени ем, а именно о разных количествах и того и другого в данном соединении. Отражение части достигается по средством включения ее в связь целого. Чтобы зафик сировать предмет как часть, его нужно включить в це лое, в связь координации частей, ибо фиксирование предмета как части означает отражение его в мысли Процессы анализа и синтеза именно со стороны того признака, в силу которого он занимает определенное положение в целом, отличное от положения и роли других частей. Условием выде ления какого то знания отдельно является определен ное соединение имеющихся знаний и такая их перера ботка, которая позволяет их расчленить и поставить разъединенные элементы нового знания в соответствие с частями предмета. Знание о части как специфичес кое по своему содержанию возникает именно в этом процессе. Анализ предмета осуществляется, таким об разом, посредством синтеза частей.

Но, с другой стороны, такое синтетическое сопо ставление предметов предполагает знание связи цело го. Синтез есть выявление координации частей и оп ределяемых ею свойств целого. Само целое есть осо бый, самостоятельный предмет, обладающий и рядом свойств, которые вовсе не вытекают из наличия в нем частей, и отражение его как такового в знании отнюдь не есть синтез. Задача заключается в том, чтобы вы явить его свойства, обусловленные связью каких то спе цифических необходимых частей. Не будучи расчленено на последние, целое вообще не выступает как специ фическое целое. Жидкость, не содержащая кислород, не есть вода. Целое или нельзя зафиксировать как от личное от других (например, воду в отличие от сход ных жидкостей вообще), или его нельзя объяснить в зафиксированных отличиях, не выделяя из него части и не рассматривая их последовательно. Лишь расчле няя целое на части и последовательно фиксируя их свойства, мы воспроизводим его как данное целое. Про цесс анализа частей здесь дает синтез.

Таким образом, аналитическая и синтетическая зада чи осуществляются каждая противоположно направлен ным в своих частях процессом. Это противоречивость самого процесса отражения. Лишь соединяя мысленно (или экспериментально), исследователь осознает части как части данного целого;

лишь разлагая мысленно (или Процессы анализа и синтеза экспериментально), исследователь осознает целое как состоящее из специфических частей и обладающее вслед ствие этого специфическим свойством, отличающим его от других предметов.

Эти различные задачи мышления могут обособлять ся во времени, синтетическое и аналитическое знания могут быть разделены какими то задачами более слож ного исследования и играть на разных его этапах раз личную роль — все это зависит от требований построе ния теории, от мотивов соединения знаний в одно или их расчленения на разные знания, лежащих вне самих действий соединения и расчленения. Но решение каж дой из этих задач есть единство анализа и синтеза.

Структурное единство их заключается в том, что один осуществляется посредством другого. Разрыв анализа и синтеза есть нарушение именно этого единства.

Анализ и синтез могут оказаться разорванными в зависимости от тех или иных условий, от уровня раз вития науки, от степени ее проникновения в предмет и т. п. Условия разрыва анализа и синтеза, находящиеся в связи с переходом к анализу и синтезу более слож ных объектов, мы рассмотрим ниже. Здесь же кратко укажем те, которые относятся к процессам элементарно го анализа и синтеза. 1) Предмет, объективно явля ющийся частью другого, зафиксирован как особый, само стоятельный предмет и изучается как таковой, посколь ку исследователь на данном уровне развития науки не осознает того, что он — часть. Например, кислород был сначала выделен мысленно в виде «чистого воздуха»

(то есть как одна из разновидностей воздуха) и так изучался. Но здесь нет тогда ни анализа, ни синтеза, имеется просто особый предмет, изучаемый безотноси тельно к составу другого — воздуха, хотя исследование внешне (с точки зрения последующих этапов разви тия науки) выглядит как односторонне аналитическое.

2) Предмет, объективно являющийся составным, аб страгируется безотносительно к своим частям и изуча Процессы анализа и синтеза ется как таковой со всеми его свойствами. Здесь точно так же нет ни анализа, ни синтеза, хотя исследование может показаться односторонне синтетическим.

Как видим, адекватный процесс отражения в пред метах связи «часть — целое» может быть осуществлен лишь как единство анализа и синтеза. Соединение ана лиза и синтеза в этом смысле, их противоречивое един ство есть свойство всякого процесса отражения пред мета в плане связи «часть — целое» и рано или поздно раскрывается наукой о мышлении. Раскрытие этого един ства — результат диалектического подхода к мышле нию и пониманию активности последнего, но сами эле ментарный анализ и синтез не являются специфичес кими для диалектического мышления, не характеризуют его со стороны формы. Роль диалектики заключалась в данном случае в том, чтобы выявить наличное и не доступное пониманию с точки зрения созерцательного материализма единство процесса анализа и синтеза. И не случайно именно Гегель, исходивший из активности мышления и ставивший проблему анализа и синтеза как проблему логического мышления, нащупал един ство анализа и синтеза, их диалектику, показал соот носительность категорий части и целого и противоре чивость процесса отражения предмета как части и це лого. Но от этого сам процесс анализа и синтеза не становится специфическим для диалектики;

диалекти ческое его понимание не превращает его в способ диа лектического исследования. «Часть» и «целое» — это относительно простые и непосредственные категории, возникшие на основе чувственно практической деятель ности человека, и фиксирующая их логическая связь абстракций (структура процесса анализа и синтеза) еще не усложнена целым рядом обстоятельств, связанных с переходом мышления к отражению развития и функ ционирования сложных систем связей. Эти обстоятель ства, лежащие вне категорий целого и части, выявляют при применении этих категорий к анализу и синтезу Процессы анализа и синтеза более сложных объектов такие условия разрыва и обо собления анализа и синтеза, которые имеют более или менее всеобщий характер на данной ступени развития наук и характеризуют, например, целый период этого развития как метафизический. Здесь и возникает во прос о диалектике.

4. СВЯЗЬ «ЦЕЛОЕ — ЧАСТЬ»

И ОРГАНИЧЕСКОЕ ЦЕЛОЕ Элементарный анализ и синтез, основывающиеся на связи «часть — целое», имеют свой смысл и сохраняют свое единство при рассмотрении относительно простых объектов с внешне заметно различными и определен ным образом координированными частями отвлеченно от происхождения, развития и субординации этих эле ментов целого и от их взаимовлияния и переплетения, создающих такие явления, которые, в свою очередь, являются сторонами или «частями» целого. Кроме то го, части рассматриваются как внешне обособленные, покоящиеся предметы целого. И это вполне правомер но в определенных пределах. Более того, такого рода абстракции возможны и при сознательном подходе к предмету как к сложной системе связей, где одни эле менты возникают из других, влияют друг на друга, во влечены в какие то процессы и т. п. Но сознательность подхода предполагает наличие каких то категорий, фик сирующих диалектический характер объекта науки, а это сложный и относительно поздний результат исто рического развития наук и философии. Пока же, когда наука только переходит к более широкому кругу пред метов и более сложным связям между ними, мы имеем эмпирически зафиксированное многообразие фактов ка кого то сложного целого, к которым применяются на личные у исследователя категории. И здесь непонима ние диалектики предмета дает типичную метафизику Процессы анализа и синтеза в исследовании, а со стороны формы характеризуется разрывом анализа и синтеза. В плане анализа получа ется разрыв связей целого, превращение абстрагиро ванной его части в абсолютный, изолированный пред мет. В плане синтеза — сведение целого к механической сумме частей, связи между которыми остаются нерас крытыми, то есть синтез отнюдь не воссоздает разо рванные анализом связи. Здесь речь идет уже об иных условиях разрыва анализа и синтеза, чем те, которые мы рассматривали выше, и сводятся они к следующему.

Дан какой то предмет F, свойства которого как це лого уже отличены от его частей, точно так же как части A, B, C, D... отличены друг от друга и от целого.

Например, товар, деньги, купеческий капитал, земель ная рента и т. п. — в капиталистической экономике как целом или цветок, листья и т. п. — в составе растения.

Анализ предмета A (или B, C, D...) и заключается в отвлечении его от целого и в рассмотрении его свойств, выступающих в связи с другими частями целого, иначе он не фиксируется как часть.

Но если изучаемый предмет возник (и историчес ки, и функционально) лишь в связи с данным целым, как результат его внутренней дифференциации (как это бывает во всяком живом организме, животном или социальном), то, будучи таким способом изолирован, он станет непостижимым даже при понимании того, что он является частью целого. Свойства торгового ка питала как особого функционального элемента внутри капиталистической экономики суть результат диффе ренциации процесса производства прибавочной стои мости. Физиологические особенности и анатомическое строение цветка возникают лишь в связи с растением как целым.

Способом постижения такого предмета было бы рас смотрение дифференциации единого, то есть рассмот рение той связи, в которой он возникает и начинает играть роль функционального члена целого. И здесь Процессы анализа и синтеза дело как раз не в отношении целого и части, ибо речь идет не о фиксации каких то различных элементов ко ординации, а о происхождении обоих элементов из че го то единого. Именно на это указывал Энгельс, говоря, что, «например, уже часть и целое — это такие катего рии, которые становятся недостаточными в органичес кой природе. Выталкивание семени — зародыш — и родившееся животное нельзя рассматривать как „часть“, отделяющую от „целого“: это дало бы ложное толкова ние» (Маркс К., Энгельс Ф. Cоч. Т. 20. С. 528).

Связь «часть — целое» есть отнюдь не отменяемый существованием других связей внешний результат их действия, выражающийся во внешнем обособлении уже наличных элементов целого. Непонимание этого, не умение выделить другие формы связи (или вообще их незнание) и соответствующая абсолютизация катего рий целого и части приводят к тому, что анализируе мый предмет выступает как абсолютный, изолирован ный предмет, который может входить в любые и самые различные целые и, следовательно, не зависит от них и не связан с ними. В результате отрыва анализа от синтеза такой предмет превращается в загадку, в нечто мистическое. Экономисты метафизики находили капи тал и вообще различные элементы капиталистической экономики в самых различных обществах, в том числе и в рабовладельческом, и неудивительно, что они не могли понять их специфики.

Такое же различение применимо и к неорганичес кой природе. Одно дело, например, анализ кислорода в самых разных его соединениях (и задача его выделе ния как внешне обособленной части здесь вполне вы полнима элементарным анализом и синтезом). Другое дело — анализ кислорода в связи с тем соединением, в результате дифференциации которого он впервые воз никает (например, проблема происхождения земной ат мосферы). Процессы мышления здесь различны, послед ний анализ предполагает знание и выделение связей, Процессы анализа и синтеза характеризующих диалектически расчлененный и раз вивающийся предмет.

Синтез предмета предполагает, что определенным образом известны некоторые свойства предмета как це лого и свойства его частей как самостоятельных пред метов, и ставит своей задачей выяснение координации последних. Из сказанного выше об анализе можно ви деть, что если синтетическое рассмотрение соединения частей не сопровождается выявлением особенностей, вытекающих из их связи, то исследование приобретает односторонне синтетический характер, то есть факти чески не осуществляется как синтез. Так, попытка со единения в одном знании различных сведений о раз личных явлениях капиталистической экономики не дает их синтеза, если ей не предшествует рассмотрение, на пример, происхождения денег из внутренней диффе ренциации товара (генетическое) или происхождения прибыли из прибавочной стоимости (функциональное), хотя отличия, например, денег от товара и их различ ная роль в целом известны, то есть элементарный ана лиз и синтез осуществлены. Итогом такого исследова ния является механическая сумма частей, поставлен ных во внешнюю систематическую связь, внутренние же связи между ними не раскрыты. Именно таковы попытки систематического изложения учения Рикардо у его эпигонов (аналогичное явление представляет со бой и спекулятивное установление внутренних связей).

Но дело в том, что здесь исследователь объективно сталкивается с другого типа целым, чем то, которое мы до сих пор рассматривали. Мы говорили о координи рованном целом, и лишь в этом смысле понятие цело го было соотносительно с понятием именно части. Те перь объективно вмешивается момент субординации, без рассмотрения которого неосуществимы ни анализ, ни синтез. С другой стороны, анализируя свойства це лого, приходится рассматривать взаимовлияние и взаи модействие его элементов помимо их координации.

Процессы анализа и синтеза Таким образом, соединение анализа и синтеза, осу ществление одного посредством другого предполагают в данном случае решение и других задач, например выяснение субординации элементов и их взаимовлия ния внутри целого. Анализ и синтез становятся ре зультатом и стороной других процессов мышления и функционируют в специфическом для диалектическо го мышления виде лишь в связи с этими процессами.

Само формирование анализа и синтеза как специфи ческих процессов необходимо предполагает учет в соот ветствующих новых категориях имеющих здесь место объективных связей, их характера. Исторически впер вые до марксизма на путь обобщения этих сложных внутренних связей встала немецкая идеалистическая диалектика (Гегель), но проблема была решена лишь марксизмом, и прежде всего Марксом в «Капитале».

Обобщение это было как выработкой диалектического понимания предмета науки, мира в целом, так и выра боткой логических средств воспроизведения таким об разом понимаемого предмета в мышлении.

Подлежащую исследованию диалектическим мето дом сложную систему связей Маркс характеризует как «органическое», «диалектически расчлененное целое».

«Органическое целое» — исторически возникшая, раз вивающаяся и крайне сложно функционально расчле ненная система связей и процессов, взаимовлияющих друг на друга. Отдельные связи, стороны, процессы целого распадаются как различные функциональные его члены, в то же время соединяясь в его структуре.

В плане интересующей нас проблемы важно то, что здесь приходится различать уже не предметы, связан ные лишь координацией («части»), а элементы, члены (Gliederung, как выражался Маркс) структуры, то есть предметы, связанные и помимо их координации так, что целый ряд их свойств вытекает из их переплете ния, взаимовлияния, происхождения одного из друго го и т. п. Предмет, модифицирующий другие предметы Процессы анализа и синтеза (или происшедший из них, или являющийся их фор мой проявления и т. п.) и составляющий вместе с ними какую то подвижную структуру, не является, строго говоря, ее «частью». Торговую прибыль, например, ни как не назовешь «частью» капиталистической эконо мики;

она не есть внешне обособленный предмет, и при ее объяснении имеется в виду прежде всего не фиксирование ее координации с другими частями це лого, а выявление ее происхождения из движения при бавочной стоимости. Но, с другой стороны, здесь имеет место и развитие понятий о части и целом, их расши рение в результате применения процесса анализа и син теза к органическому целому. В роли «целого» и «час тей» здесь выступают структура органического целого и его элементы — вся сумма сторон, явлений и свойств.

Рассмотрим теперь анализ и синтез таким образом построенных предметов. Нас будут здесь интересовать абстракции, основывающиеся на сознательном приме нении категорий диалектики.

5. АНАЛИЗ И СИНТЕЗ СИСТЕМЫ («ОРГАНИЧЕСКОГО» ЦЕЛОГО) Здесь «единство анализа и синтеза» есть характе ристика диалектического исследования вообще 1, в том числе и такой его формы, как восхождение от абстракт ного к конкретному. Диалектический метод в целом представляет собой правила анализирования и синте зирования сложных систем связей, являющиеся сред ством раскрытия необходимых внутренних связей ор ганического целого со всей совокупностью его сторон.

Путем восхождения от абстрактного к конкретному вы 1 Это отмечал еще Гегель, и притом в применении к «тотальности», то есть к органическому целому. Он считал, что диалектический метод в «каждом своем движении в одно и то же время аналитичен и синте тичен» (Соч. Т. I. С. 342).

Процессы анализа и синтеза деляются и прослеживаются отдельные связи между различными элементами целого и синтезируются в кар тину целого, где каждый элемент занимает определен ное место. Выделенные особо связи между отдельны ми элементами рассматриваются в то же время в той связи, в какой они выступают в целом, а целое фик сируется в плане тех свойств, которые выявлены при рассмотрении связей отдельных элементов, то есть каж дый шаг движения исследования представляет собой единство анализа и синтеза в самом широком смысле этих терминов. Связи между элементами и сторонами целого могут быть самого различного типа (содержа ние — форма, внутреннее противоречие — внешняя дифференциация противоположностей, закон — фор мы его проявления, развитие и происхождение и т. п.), и соответственно, к ним могут применяться различные приемы диалектического исследования, из которых ни один в отдельности не является собственно анализом и синтезом. Но в результате действия подобных при емов оказывается вскрытым и отношение элементов в целом, то есть место, занимаемое ими в нем, и целое как необходимая совокупность элементов. Раскрыть и логически охарактеризовать эти приемы — значит рас крыть метод вообще (с логической его стороны). Но это не входит в наши задачи. Мы охарактеризуем лишь ряд специфических особенностей диалектического ис следования со стороны его аналитической и синтети ческой деятельности.

Основная черта единства анализа и синтеза, выявив шаяся на примере элементарного анализа и синтеза, здесь сохраняется. Например, акты Д — Т и Т — Д мысленно вычленяются из процесса производства при бавочной стоимости (Д — Т — Д1) как его части и рас сматриваются отдельно каждый, но по отношению имен но к данному целому, то есть одновременно и включа ются в него. Лишь включение части в целое (синтез) выявляет ее как часть данного целого (анализ). Акт Процессы анализа и синтеза Д — Т как часть целого есть покупка рабочей силы (а не купля товара вообще), и такой характер этой части может быть зафиксирован лишь при учете свойств связи целого (то есть Д — Д1). Вне этого нет части целого, а есть купля товара вообще, которая никак в дальней шем не может объяснить целое. Но, с другой стороны, лишь выключение частей (анализ) может зафиксиро вать свойства и координацию данного целого (синтез).

Иначе производство прибавочной стоимости ничем на поверхности не отличается от купеческого или ростов щического капитала (Д — Д1), и тот и другой приносят Д1. Вычленение частей здесь является условием фик сирования свойств данного целого в его отличном от других целых виде. Таким образом, выключение частей из целого (синтез посредством анализа) одновременно предполагает их включение в целое (анализ посредст вом синтеза), это полярные полюсы абстракций. Про цесс анализа и синтеза есть способ движения (то есть разрешения) этого противоречия процесса отражения.

Как видим, тип связи абстракции в данном случае остается тот же. Но он усложняется рядом мысленных зависимостей и предполагает выявление внутренних связей предмета. Условием осуществления анализа и синтеза здесь является понимание характера рабочей силы как товара, то есть раскрытие содержания капита листической формы обмена труда. О том, что рабочий нанимается, знали и до Маркса, но объяснить свойство целого (Д1) не могли, поскольку не могли осуществить другой процесс мышления — раскрыть внутреннее со держание процесса обмена, дающего прирост стоимости.

Отметив сохранение основной структуры единства анализа и синтеза, нужно, однако, учесть, что, во пер вых, здесь имеет место расширение значений анализа и синтеза и развитие понятий о части и целом. Так, в приведенном примере понятие части прилагается к про цессам (Д — Т и Т — Д1), составляющим другой, це лостный процесс, а не к пространственно отграничен Процессы анализа и синтеза ным покоящимся предметам. Во вторых, анализ и син тез функционируют здесь в зависимости от других про цессов мышления, от раскрытия ими внутренних свя зей органического целого.

С другой стороны, внешне, в эмпирических прояв лениях элементы и явления органического целого так же обособляются как отличные друг от друга предметы, разделенные массой посредствующих звеньев, и необ ходимость предварительного выяснения субординации различных элементов, их содержания и специфики и т. п. отнюдь не снимает последующей задачи объясне ния координации их как особых предметов на поверх ности органического целого. При объяснении взаимо действия массы рассмотренных до этого элементов, как оно выступает на поверхности, значения анализа и син теза и понятия части и целого расширяются несколько в ином смысле, чем об этом до сих пор говорилось.

Сам процесс выявления и исследования внутренних связей органического целого может быть здесь охарак теризован как собственно анализ и синтез в узком и в то же время специфическом для исследования систе мы связей смысле (в отличие от того общего смысла, в котором само восхождение от абстрактного к кон кретному в целом является правилом анализирования и синтезирования системы).

Со стороны этого процесса мышления строение пред мета выглядит следующим образом.

На поверхности даны свойства, явления (обозна чим их как A, B, C, D...) целого, сами в то же время являющиеся его «частями», то есть внешне обособлен ными друг от друга связями целого. Например, рабо чие, капиталисты (то есть классы), безработица, кри зисы, конкуренция, концентрация капитала и т. п. Эти отдельные явления целого — они присущи именно пред мету в целом, а не отдельным его сторонам или эле ментам — сами образуют его «состав». Это нужно от личать от свойств целого, вытекающих из координа Процессы анализа и синтеза ции частей;

свойство Д1 целого Д—Т—Д1 в формуле капитала не обособляется и не входит обособленно в состав целого;

оно есть само целое, взятое в плане свойств координации его частей, тогда как явления A, B, C, D представляют собой совокупный результат дей ствия и взаимовлияния массы связей и элементов (обо значим их как K, L, M, N) целого. Например, кризис есть результат взаимодействия ряда отдельных элемен тов целого и в то же время свойство капиталистичес кой экономики в целом. Здесь важно подчеркнуть, что речь идет о таком взаимовлиянии ряда элементов, ко торое приводит к возникновению особых, самостоя тельных явлений целого. Элемент K может воздейст вовать на элемент M и как то его модифицировать, но речь идет не об этом, не о свойстве элемента M, воз никшем в связи с влиянием на него K, а о самостоятель ном явлении A, представляющем собой свойство цело го и возникшем из единства элементов K и M. Таким образом, объективное строение подлежащего анализу и синтезу предмета (органического целого) заключается в наличии обособленных друг от друга свойств, явлений целого и их источников — связи массы элементов це лого. Рассмотрим имеющие здесь место анализ и синтез.

Исследование здесь может ставить двоякую задачу.

С одной стороны, могут быть известны какие то свой ства, явления предмета как целого, и нужно устано вить источник этих свойств, то есть на деле теорети чески объяснить явления целого. С другой стороны, могут быть известны элементы целого, и нужно обна ружить вытекающие из их взаимодействия свойства целого. Эти различные задачи возникают на различ ных этапах исследования, но решение каждой из них есть единство анализа и синтеза.

Рассмотрение отдельного, обособленного явления це лого есть анализ по отношению к последнему. Но уже для того, чтобы зафиксировать какие то явления как свойства именно данного целого, нужна длительная ис Процессы анализа и синтеза тория познания. Такое органическое целое, как эконо мическая система, не может быть чувственно созерцае мо со всеми принадлежащими ему элементами и явле ниями таким же способом, как созерцается в целом животный организм. Здесь еще приходится решать во прос о принадлежности элементов и явлений к данно му целому, то есть вычленять в различных элементах их скрытое единство, сводить их друг к другу. Так, например, вычленение в товаре свойств капитала ре шает вопрос о его принадлежности к буржуазной эко номике. На этом этапе еще нет раскрытия внутренних связей целого;

пока нужно выявить «состав» целого, выявить в его явлениях общее, что делает их явления ми именно данного целого. В этом смысле о целом этапе домарксовой политической экономии можно го ворить как об аналитическом, поскольку внутренние связи целого, приводящие к его внешне фиксируемым свойствам, не вскрываются 1.

Однако дальнейшее исследование, переходящее к внутренним связям предмета, не есть просто один син тез (в этом плане часто отождествляют диалектическое исследование с синтетическим), а новый анализ и но вый синтез. Просто элементарный анализ и синтез и ряд других процессов мышления предполагаются со вершившимися — отличие явления A от других явле ний целого, принадлежность их к целому и их внешне различная в нем роль выявлены, выделены отдельные связи системы, выяснено их число, известны элементы и т. д. О том, что в этих условиях речь идет именно о дальнейшей задаче, свидетельствует, например, неудача английского химика Ньюлендса, пытавшегося выявить периодический закон системы химических элементов при отсутствии соответствующего анализа, при непра 1 И в этом смысле анализ как выделение «общего», «абстрактных определений» (сведение различных явлений к их абстрактному един ству) относится к нашей проблеме анализа и синтеза.

Процессы анализа и синтеза вильном построении отдельных групп («октав») из уже известных элементов и связей между ними, так что эти группы не могли служить исходным пунктом для вы явления периодичности системы как целого, состояще го из этих групп (см.: Кедров Б. М. Научный метод Д. И. Менделеева // Вопросы философии. 1957. № 3).

Суть дела состоит в дальнейшем исследовании A как явления целого посредством анализа и синтеза внут ренних связей массы элементов K, L, M, N. Задача за ключается в том, чтобы понять A как явление, выте кающее из взаимовлияния элементов (частей) органи ческого целого. Выполняется она охватом массы сторон и зависимостей целого. Таково, например, обнаруже ние Марксом причин кризиса и объяснение им цик личности капиталистического воспроизводства, а так же обнаружение и объяснение процесса концентрации и централизации капитала.

Дело в специфической направленности исследова ния выявленных связей, то есть системы, распадаю щейся на отдельные связи. Специфическая роль ана лиза и синтеза заключается в объяснении суммарного эффекта действия какой то совокупности связей по средством знаний об отдельных связях, то есть о том, чтобы охарактеризовать каждую выявленную или уже известную связь элементов системы отдельно таким образом, чтобы путем соединения знаний о них можно было получить обобщенную характеристику системы (в данном случае сложного явления A). Дело не в со единении знаний об отдельных связях, уже имеющихся независимо от синтетической задачи. Наоборот, речь идет о соединении знаний, вырабатываемых в предпо ложении этой задачи. Специфичность соединения зна ний здесь предполагает специфичность аналитическо го рассмотрения отдельных связей, в данном случае — обобщение их в связи с системой. Разъясним это.

Сложное явление целого, о котором должен быть получен вывод в теории, наблюдается эмпирически, на Процессы анализа и синтеза пример рост числа крупных предприятий или рост чис ла мелких и средних — централизация и децентрализа ция капитала. В различных странах, в различных отрас лях и в разные периоды времени может происходить как централизация, так и децентрализация капитала, причем соотношение их колеблется в зависимости от самых различных конкретно эмпирических условий.

О преобладающем направлении процесса можно пока судить лишь среднестатистически, взяв большие пе риоды времени. Но вопрос заключается в том, проис ходит ли необходимо централизация и концентрация в капиталистической экономике как целом, взятом аб страктно в виде общей системы. Уже одна такая по становка вопроса предполагает рассмотрение общих и необходимых связей, слагающих эту систему, и вывод о централизации и концентрации капитала в качестве характеристики действия всего этого ряда зависимостей как целого, а не всякого единичного капитала, где те или иные моменты системы могут вообще отсутствовать.

Такой вывод здесь предполагает особое рассмотре ние отдельных связей: технического и стоимостного строения капитала, методов производства относитель ной прибавочной стоимости (эффекта концентрации средств производства при фабричной кооперации), на копления капитала и т. п. Сами эти связи эмпирически находятся в разнообразных соотношениях, значение каж дой из них колеблется, характер действия некоторых из них может вовсе не обнаруживаться, компенсируясь действием других, и вообще в эмпирии не видно, как они составляют систему именно данного числа зави симостей. Анализ и должен обобщить отдельно каждую из них в связи с системой и в то же время зафикси ровать характер действия каждой независимо от осталь ных: каково бы ни было действие остальных зависи мостей, данная зависимость таким то образом участвует в суммарном эффекте системы. Синтез подытоживает работу анализа, рассматривая сложное явление систе Процессы анализа и синтеза мы как результат совместного действия всех проана лизированных связей. Обобщающее рассмотрение все го числа составляющих связей (элементов K, L, M, N) и теоретическая реконструкция на этой основе меха низма явления A системы — такова здесь функция ана лиза и синтеза.

Проведенные таким образом анализ и синтез явле ний A, B, C, D системы позволяют связать знания о них в картину системы органического целого, объяснить внешние связи между ними. Со стороны отношения по добных явлений предмета между собой последователь ное раскрытие источника каждого из них (анализ) есть способ объяснения целого как состоящего из этого ряда явлений, то есть синтез. В этом смысле осуществление анализа и синтеза действительно выступает как способ установления (или объяснения) действующих на по верхности связей путем раскрытия внутренних связей предмета, его внутренней структуры. Чем ближе к по верхности целого, тем больше связей приходится учи тывать, и рассмотрение проявления свойств целого (вы текающих из какой то связи частей) в связи с другими свойствами целого имеет прежде всего синтетический характер. Но анализ тем не менее предполагается.

Оба процесса — анализ посредством синтеза и син тез посредством анализа — в применении к указанно му выше характеру строения органического целого пе реплетаются, составляют условие и способ осущест вления друг друга.

Наконец рассмотрим кратко один специфический тип обобщения, связанный с процессом анализа и син теза и применяемый к рассмотрению совокупного дей ствия массы законов органического целого (см. по это му вопросу диссертацию: Зиновьев А. А. Восхождение от абстрактного к конкретному. МГУ, 1954. С. 438—471).

Исследование органического целого имеет целью на основе раскрытия его отдельных сторон и свойств уста новить его законы именно как целого в его действи Процессы анализа и синтеза тельном, близком к эмпирическим формам проявле ния виде.

Исследование идет от исходного знания об абстракт но рассмотренном законе (например, закон стоимости) к его обобщению на явления, представляющие результат совокупного действия массы связей целого (например, закон стоимости, осуществляющийся как тенденция).

Средство этого обобщения — совокупное рассмотре ние всех этих взаимодействующих связей в их отно шении к обобщаемой стороне, то есть сам переход к более общему знанию осуществляется синтетически, — есть синтетическое обобщение. Характер имеющего здесь место обобщения можно проиллюстрировать на при мере установления Марксом тенденции средней нор мы прибыли к понижению.

При анализе отдельного капитала Маркс устанавли вает зависимость: «органическое строение капитала — норма прибыли» (рост органического строения капита ла ведет к понижению нормы прибыли). Отдельный капитал рассматривается как типичный представитель рода капиталов, отвлеченно от конкуренции капиталов, от уравнивания прибылей, переливания капиталов из одной отрасли в другую и т. п. При этом предполагает ся, что зависимость «органическое строение капита ла — норма прибыли» существует везде, где имеется капитал, только она, при данном строении знаний о ней, характеризует любой из массы капиталов без учета их взаимодействия. Вопрос заключается в том, как дей ствует эта зависимость для массы внешне обособлен ных и взаимодействующих капиталов, где норма при были модифицируется в среднюю норму, степень экс плуатации рабочих меняется в зависимости от условий конкуренции и т. п. Проблема решается синтетически.

Общий вывод о характере движения и направлен ности изменений средней нормы прибыли, являющийся расширением (обобщением) знания о зависимости из менений нормы прибыли от изменений органического Процессы анализа и синтеза строения капитала, достигается путем синтеза всей со вокупности условий и связей, которые, с одной стороны, приводят к увеличению органического строения капи тала, а с другой стороны, препятствуют снижению сред ней нормы прибыли даже при увеличении органическо го строения капитала. Знание об отдельной зависимости здесь переработано путем прослеживания влияний на нее в условиях целого в обобщенное знание о законе как тенденции всего целого, как тенденции совокупного функционирования всех его сторон и законов. Обозна чив изменяющиеся элементы зависимости через A и B (знание о зависимости изменений B от изменений A соответственно как «A1 — B1»), предмет, о котором де лается вывод, — через С (а его изменения — через C1) и сопоставление совокупности связей как [K, L, M, N] можно схематически изобразить структуру синтетичес ки обобщающего вывода следующим образом. Известно, что «A1 — B1» и что C при условиях X есть B (например, средняя норма прибыли есть модифицированная норма прибыли);

из «A1 — B1» не следует при наличии воздей ствия других связей, что «A1 — C1»;

в этом случае про изводится синтетическое сопоставление [K, L, M, N], ко торое дает [K, L, M, N] — «A1 — C1». Получается вывод о закономерности изменений C для области, где дейст вуют элементы K, L, M, N..., в данном случае — для всего целого капиталистической экономики.

Таким путем в «Капитале» обобщаются законы слож ного органического целого.

Мы рассмотрели ограниченный круг проблем, свя занных с процессами анализа и синтеза. Дальнейшей задачей является рассмотрение процессов анализа и синтеза в деталях, выявление всего многообразия форм единства анализа и синтеза и, самое главное, введение рассмотренных явлений в логическую теорию, что пред полагает более точное и логически строгое изображение их структуры. В нашей возможности было лишь наме тить подходы к последней.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.