авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


ОСОБЕННОСТИ ИКОНОГРАФИИ АРМЯНО-ХАЛКИДОНИТСКИХ

ПАМЯТНИКОВ (X–XIII вв.)*

ЗАРУИ АКОПЯН

Культура и искусство армян-халкидонитов (православных

армян), представ-

ляющая одну из интереснейших страниц истории средневековой Армении, бы-

ла предана забвению на протяжении очень долгого времени, и только в начале

XX в., благодаря исследованиям Н. Я. Марра1, армяно-халкидонитская община

была фактически извлечена из области легенды и открыта для науки2. Пробле ма армян-халкидонитов не сводится лишь к догматическим спорам о естестве Христа3, а представляет собой явление культурной трансформации части ар мянского населения как на территории исторической Армении, так и за ее пре делами. Этот вопрос соприкасается с широким кругом проблем историко-куль * В основе данной статьи доклад, прочитанный на XIX ежегодной Богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (зимняя сессия). М., 20–24 января 2009.

Н. Я. М а р р. Кавказский культурный мир и Армения. Ереван, 1995 (Аркаун, монгольское название христиан, в связи с вопросом об армянах-халкидонитах, с. 209– 276. Об армянской иллюстрированной рукописи из халкидонитской среды, с. 302–307);

о н ж е: Из поездки на Афон. Тексты и разыскания по армяно-грузинской филологии.

Т. 1. СПб., 1900.

Проблема армян-халкидонитов, введенная Н. Я. Марром в научный обиход, получила дальнейшее развитие в работах ряда ученых. В частности, В. Арутюновой Фиданян была выдвинута и сформулирована концепция армянской православной общины. Н. Токарским были выделены на фоне архитектурной школы Тайка армяно халкидонитские храмы (Н. М. Т о к а р с к и й. Архитектура древней Армении. Ереван, 1946), а А. Лидовым был поставлен вопрос о художественной культуре армян халкидонитов в связи с росписями Ахталы (см. А. М. Л и д о в. О художественной культуре армян-халкидонитов (к постановке проблемы).–IV Республиканская научная конференция по проблемам культуры и искусства Армении. Ереван, 1987, с. 143–145).

Известно, что на Халкидонском Вселенском соборе 451 г., а затем и на втором Двинском соборе 554–555 г. Армянская Церковь не приняла формулу о двух природах Христа, что традиционно воспринималось многими исследователями как разрыв между Армянской и Греческой Церквами. Однако, весь ход исторического и культурного развития страны до второй половины XI в. указывает на то, что имеющийся церковный разрыв носил несколько формальный характер, так как в его основе лежало желание Армянской Церкви выйти из-под контроля константинопольского патриархата.

168 Заруи Акопян турного и политического характера4 и, по определению Н. Марра, является «весьма тонким»5.

Известно, что на протяжении почти всего периода средневековья для Арме нии было характерно наличие двух конфессиональных направлений – монофи ситского и диофиситского. Такая исторически сложившаяся особенность во многом повлияла на характер средневекового искусства Армении, особенно в определенные периоды его развития, когда халкидонитству принадлежала ве дущая роль. Халкидонитство – это определенное мировоззрение и культурная направленность части армянского населения, для которой определяющим стала византийская культурная направленность. Подобная византийская ориентация сформировалась еще в период раннего средневековья под воздействием таких факторов, как греческая проповедь новой веры, приобщение к греческой куль туре и языку6, а также вхождение части Армении в состав Византии7. Считая се бя носителями истинной веры, потомками и продолжателями дела Григория Просветителя8, халкидониты не выделяли себя из национальной среды, сохра няли родной язык и обычаи, обладали этно-конфессиональным самосозна нием9.

Выражение халкидонитства в памятниках искусства и архитектуры не име ло четких границ, особенно, в ранний период (конец VI–VII вв.), когда разви тие армяно-халкидонитского искусства шло в общем русле национальной куль турной традиции. Об особой традиции армян-халкидонитов и, соответственно, памятников из этой среды можно говорить, пожалуй, начиная с конца X в., ког да православные армяне в силу конфессиональных и культурных особенностей выделяются из национальной среды. А после нашествия сельджуков и отступ ления Византии халкидониты становятся «врагами» родной страны из-за своей В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Армяно-византийская контактная зона (X– XI вв.). Результаты взаимодействия культур. М., 1994, с. 56.

Н. Я. М а р р. Ани. Л.–М., 1934, с. 132.

Греческий язык был широко распространен в Армении еще в период эллинизма и был языком элиты (государственное делопроизводство велось на греческом языке), но с приходом христианства он начал проникать и в другие слои населения. Известны греческие надписи пещерного комплекса Ванкасар, надписи на Ереруйкской базилике (вторая половина V в.) и на отдельных каменных плитах (плита в стене собора в Эчмиадзине) и т. д. См: Ф. В. Ш е л о в - К о в е д я е в. Заметки по греческой эпиграфике Армении.– ИФЖ, 1986, №1, с. 59–70;

С. С. А р е в ш а т я н. Формирование философской науки в древней Армении. Ереван, 1973, с. 17–20;

В. А. А р у т ю н о в а Ф и д а н я н. Повествование о делах армянских. VII в. Источник и время. М., 2004. с.

27–36.

История армянского народа (под ред. М. Нерсисяна). Ереван, 1980, с. 107–109.

Автор-халкидонит «Повествования о делах армянских» начинает отсчет своего исторического времени с Григория Просветителя и с династии Аршакидов, образ Григория Просветителя занимает почетное место в росписях халкидонитских храмов.

См: П. М. М у р а д я н. Кавказский культурный мир и культ Григория Просветителя.– Кавказ и Византия, вып. 3, 1982, с. 20;

В. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н.

Повествование..., с. 58.

В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Армяно-византийская…, с. 54–92.

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников религиозной принадлежности10. Для сохранения конфессиональной верности большая часть православных армян входит в подчинение Грузинской Церкви, называя себя «армянами-ромеями», «армянами-грузинами» или «ивирами»11, и, несмотря на то, что богослужебным языком становится греческий или грузинс кий, родной язык сохраняется. Выделившись из рамок национальной тради ции, культура и искусство православных армян все же не становится частью ви зантийской или грузинской культуры, а выступает как самостоятельное явле ние.

Одни из главных черт армяно-халкидонитских памятников это–ориентация на национальные и византийские культурные традиции, наличие двух, а позже и трехъязычных надписей12, подчеркивающих их конфессиональную принад лежность. Художественные памятники из халкидонитской среды, в частности, фресковые ансамбли, в которых всегда прослеживается строго византийская иконографическая основа, все же выделяются своеобразием изобразительной программы, подчеркивающей их национальную и конфессиональную принад лежность.

Из армяно-халкидонитских памятников в научной литературе хорошо из вестны росписи XIII в. – периода последнего яркого проявления халкидонитс ких тенденций в Армении. Поэтому сложилось неверное впечатление, что ар мяно-халкидонитские памятники появились довольно поздно. Между тем из вестно, что самые яркие этапы развития армяно-халкидонитской культуры ох ватывали периоды с конца VI–VII вв., а также X–XI вв., однако памятники этих столетий дошли до нас с большими потерями.

В период со второй половины X–XI вв. особое значение приобретают халки донитские центры на территории Тайка и Кларджка (Кларджии), вошедшие к этому времени в состав Грузинского царства. Архитектурные памятники этого региона во многом отражают как традиции армянского зодчества доарабского периода, так и черты византийского влияния13. Тайкские храмы, особенно те, которые принадлежали халкидонитам, интересны своей фасадной скульптурой и монументальной живописью. На византийские, а точнее, на византийско-ма лоазийские памятники были ориентированы росписи ряда тайкских храмов, в частности, храма в Ишхане14.

В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Образ Византии в армянской историо графии X века.– ИФЖ, 1992, 1, с. 42–56.

В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. «Ивир» в византийских источниках XI в.– “Вестник Матенадарана”, 1973, 11, с. 46–66.

В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Армяне-халкидониты на восточных гра ницах Византийской империи (XI в.). Ереван, 1980, с. 46–88.

А. Ю. К а з а р я н. Фасадная аркатура армянских и грузинских церквей VII–IX вв.

Структурные отличия и взаимосвязь традиций.– Арменоведение сегодня и перспективы развития. Материалы конф. Ереван, 2003, с. 456.

В частности, Н. Тьерри сопоставляет росписи Ишхана с фресками Токалы II ( 950-е гг.) и трех церквей «на колоннах» середины XI в. в Гереме, в Каппадокии (см: N. et M.

T h i e r r y. Peinture Du X siecle en Gorgie Mridionale et leur rapports avec la painture Byzantine d’Asie Mineure.– “Cahiers Archologiques”, vol. 24, 1975, p. 105–112).

170 Заруи Акопян Росписи Ишхана охватывают период X–XIII вв. К концу X в. относится самая ранняя часть росписей купола и барабана. Здесь, над алтарным сводом храма в северо-западной части в медальонах представлены две женские погрудные фи гуры: царица Нана–жена первого христианского царя Грузии Мириана, и цари ца Ашхен–жена армянского царя Трдата15. Примечательно, что изображение Ашхен сопровождается армянскими письменами, а портрет царицы Наны–гру зинскими. Впервые об этом сообщил Е. Такайшвили в отчете археологической экспедиции 1917 г.16, однако данная деталь в дальнейшем была проигнорирова на, особенно грузинскими исследователями, что, отчасти, было обусловлено как плохой сохранностью памятника, так и недоступностью памятников Тайка, находящихся на территории Турции. Между тем, совместное изображение ца риц двух соседних стран на фресках Ишхана и снабжение их двуязычными надписями имеет исключительное значение, так как выявляет конфессиональ ную принадлежность росписи и памятника в целом. Подобная иконография, не известная ни по армянским, ни по грузинским памятникам, имела подчеркнуто декларативный характер и выражала идею армяно-грузинской церковной общ ности, что было характерно именно для халкидонитов.

Относительно храма в Ишхане можно констатировать, что халкидонитская традиция была заложена в нем изначально. Известно, что храм был восстанов лен, вернее почти заново построен на месте более древней армянской церкви.

После опустошительных набегов арабов многие памятники на территории За кавказья, в том числе Тайка, пришли в упадок. В особенности это касалось двух самых знаменитых храмов – Банака и Ишхана, построенных в середине VII в.

армянским католикосом-халкидонитом Нерсесем Строителем, в пору, когда земли Тайка и Кларджка составляли неотъемлемую часть исторической Арме нии. Поэтому продолжение халкидонитской церковной традиции в отрестав рированном храме не было случайным17.

В. Н. Л а з а р е в. История византийской живописи. Т. 1. М., 1986, с. 220, примеч.

137;

N. et M. T h i e r r y. Peinture du X siecle …, p. 88, fig. 30;

..

,, 1978, 31-32,. 1:

Е. Т а к а й ш в и л и. Археологическая экспедиция 1917 г. в южные провинции Грузии. Тбилиси, 1952, с. 37–38.

Преемственность традиций прослеживается как на памятниках монументальной живописи, так и в архитектуре. Примечательно, что после опустошительных набегов арабов и почти двухвекового перерыва, когда правители Тайка берутся восстанавливать церкви, они максимально точно следуют первообразам, хотя по уровню разрушений, казалось, могли быть более свободными в выборе, если, конечно, данный факт не имел столь важного значения. Они не только воссоздают во многом утраченный архитектурный образ, но и повторяют очень важные иконографические детали, такие как внутренний тетраконх в Банаке и его колонны с капителями звартноцевского типа, а также храм в Ишхане и, особенно, аркаду восточной апсиды с капителями, стилистически близкими таковым в Банаке и храме Гагика в Ани, еще одной копии Звартноца (долгое время считалось, что несколько уцелевших колонн в Банаке и колон нада в апсиде Ишхана относятся к VII в.). О значимости этих храмов говорят такие факты, как изображение Банака в росписи Ошкинского храма, а также неоднократное копированиe архитектурного типа Ишхана в пределах Тайка и Грузии [см: А. Ю.

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников При исследовании памятников Тайка важно учитывать то обстоятельство, что на этой территории, особенно в X–XI вв., не было очень четких границ между искусством грузинским и армянским, а точнее армяно-халкидонитским, так как, несмотря на то, что данная область к X в. уже входила в состав Грузинс кого царства, здесь все еще преобладало армянское население со своими устоявшимися культурными традициями18. Эта общность объяснялась еще и тем, что, как правило, для людей средневековья религиозная принадлежность была важней национальной, а так как в Тайке проживало в основном правос лавное население армян и грузин, то общность в культурном развитии была бо лее чем понятна и закономерна.

Давид Магистр Багратид Гагик Арцруни Рельеф западного фасада Рельеф западного фасада рама св.

Ошкванк, конец X в.

Креста на Ахтамаре, 915–921 гг.

Ил. 1.

К а з а р я н. Триконховые крестово-купольные церкви в зодчестве Закавказья и Византии.– Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции.

К 2000-летию христианства. М., 2005;

о н ж е. Храм Банака (Бана): новое исследование.– “Архитектурное наследство”. T. 48. М., 2007].

Давид Куропалат, правитель Тайка, поручил перевести с арабского языка на армянский «Сказания для назидания царей и князей», что является доказательством сохранения родного языка и культурной традиции армяно-халкидонитской знати Тайка (см: В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Армяно-византийская..., с. 67).

172 Заруи Акопян Самый известный и точно датированный халкидонитский памятник Тайка – храм в Ошке, или Ошкванк19 (ил. 1.). Храм был построен в конце X в., а в 1036 г.

был расписан20. К сожалению, росписи храма в Ошке сильно пострадали и не дают представления о его живописной и иконографической программе. Сохра нился лишь небольшой фрагмент в южной части (юго-западная часть рукава), где видно изображение храма Банака, копии Звартноца.

Храм в Ошке известен своей рельефной композицией, расположенной на южном фасаде, в юго-восточной его части, с изображением «Деисус» и двух предстоящих ктиторов, тайкских князей, братьев Баграта и Давида из рода гру зинских Багратидов. В этой рельефной композиции много византийских черт.

К византийской иконографии восходит сама композиция «Деисус», а также до полняющие ее фигуры ктиторов с моделью храма в руках. При этом примеча тельно, что ктиторы имеют квадратные нимбы, довольно редкая иконографи ческая деталь, хорошо известная по византийским мозаикам церкви св. Димит рия в Салониках (первая половина VII в.)21.

Данная тема – тема подношения, приношения в дар, восходящая к торжест венным придворным церемониалам, была весьма популярна в Византии и из вестна по целому ряду памятников, из которых хронологически и иконографи чески наиболее близкий – мозаика южного вестибюля св. Софии с изображе нием императоров Константина и Юстиниана, предстоящих перед Богома терью (986–994 гг.). Из закавказских памятников наиболее точная параллель к рельефу в Ошке – скульптурное изображение Гагика Арцруни на западном фа саде храма св. Креста на острове Ахтамар (915–921 гг.), где царь Гагик представ лен в таком же богатом придворном одеянии из шелковой ткани, как и тайкс кие князья, и с моделью храма (ил. 1.). В обоих случаях, несмотря на некоторую разницу в стиле исполнения, в рельефах очень точно и старательно передана богатая фактура ткани с растительным и геометрическим орнаментом и впи санными в него изображениями птиц. Несмотря на то, что Ахтамарский храм не имел отношения к халкидонитам, в ряде его рельефов, а также росписей ощутимо византийское иконографическое влияние22, обусловленное новой вол ной армяно-византийских политических и культурных отношений23. Среди па Примечательно, что и в источниках, и среди местного населения, по крайней мере, до начала XX века памятник известен именно как Ошкванк, то есть в армянском произношении.

N. T h i e r r y. Peintures historiques d’Oski (Tao).– “Revue des etudes gorgiennes et caucasiennes”. Vol. 2, 1986, p. 150–152.

В. Н. Л а з а р е в. История… Т. 2. М., 1986, ил. 39–40.

Об этом свидетельствует композиция «Деисус» в апсиде храма. См:

N. T h i e r r y. Les Peintures de l'Eglise de la Sainte-Croix d'Achtamar (915–921).–,. 3,, 1978, 182–190;

а также о «Деисус» см. на с. 177–178 данной статьи.

Именно в этот период рождается легенда о принадлежности императора Василия I к роду царей Аршакуни, в Византии получает широкое распространение культ Григория Армянского (Просветителя), житие которого переводится на греческий язык и включается в византийский Минологий. К этому периоду относится деятельность Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников мятников грузинского искусства аналогичного примера к рельефам Ошкванка не известно.

К халкидонитским памятникам X столетия относится и пещерный мо настырь Себерееби, входящий в монастырский комплекс Давид-Гареджа в Гру зии. В одной из церквей Себерееби (церковь 7) были обнаружены фрески с ар мянскими и греческими надписями24, что указывает на наличие здесь халкидо нитской обители. По словам Т. Шевяковой, данные росписи сильно отличаются характером живописи от других церквей монастыря25. В алтарной части изобра жен «Христос во славе», а на северной стене большая композиция «Распятия». В стилистическом плане фрески Себерееби близки к восточной – сирийской и малоазийской – живописи, к росписям пещерных монастырей Каппадокии IX– X вв. Но кроме того, они выявляют определенное сходство с фресками Ахтама ра (915–921 гг.), выраженном в принципе плоскостно-линейной живописной трактовки, подчеркнутой экспрессии и в некоторой упрощенности образной характеристики. Есть сходства и в плане иконографии. В Себерееби и в Ахтама ре «Распятие» представлено в раннем иконографическом изводе: распятый Христос облачен в колобий (тунику)26. Данная иконография известна по ряду архаических росписей Каппадокии (Кокар килисе, Пюренли) рубежа IX–X вв.27, а также по одной из плит алтарной преграды IX в.28 из Цебельды (Абхазия)29.

Согласно исследованиям Л. Хрушковой, рельефы Цебельды по стилистике и иконографии не обнаруживают сходства с раннесредневековыми памятниками Картли и других регионов Грузии и восходят к росписям храмов Каппадокии, а также церкви св. Креста на Ахтамаре (автором отмечаются как фрески, так и скульптура храма)30.

Композиция «Распятия» в Себерееби очень интересна по иконографии. Од нако, не останавливаясь на подробностях, отметим лишь одну деталь, которая интересна в контексте данной статьи. С левой стороны от Христа изображена Богоматерь согласно традиционной иконографии, однако она представлена в главного архитектора Багратидского княжества Трдата в Константинополе, которому было доверено восстановление разрушенного во время землетрясения купола св. Софии (989 г.).

Т. С. Ш е в я к о в а. Монументальная живопись раннего средневековья Грузии.

Тбилиси, 1983, ил. 35–39;

П. М. М у р а д я н. Армянская эпиграфика Грузии. Картли и Кахети. Ереван, 1985, с. 179–180.

Т. С. Ш е в я к о в а. Указ. раб., с. 11.

Один из ранних примеров данной иконографии известен по палестинской иконе (крышка реликвария ) около 600 г., из ватиканского музея (см: Х. Б е л ь т и н г. Образ и культ. История образа до эпохи искусства. М., 2002, ил. 72).

Т. С. Ш е в я к о в а. Указ. раб., с. 12.

Плита долгое время датировалась рубежом VII–VIII вв., согласно новой датировке относится к IX в. (см: Л. Г. Х р у ш к о в а. Скульптура раннесредневековой Абхазии. V– X века. Тбилиси, 1980, с. 46).

Плита хранится в Государственном музее искусств Грузии (см: Т. Е. С а н и к и д з е.Государственный музей искусств Грузинской ССР. М.,1989, ил. 12).

Л. Г. Х р у ш к о в а. Указ. раб., с. 43–49.

174 Заруи Акопян короне и воплощает образ Матери-церкви, о чем говорится в сопроводительной армянской надписи ( )31 (ил. 2). Этот редкий (особенно для изображения) образ, который в Себерееби идентифицируется с Богоматерью, известен по другому хронологически близкому памятнику – храму Дорткилис в Тайке (последняя четверть X в.). Здесь, в апсиде, в центре Ил. четвертого регистра над окном, в медальоне изображена женская погрудная фигура с короной в виде церкви на голове и с моделью церкви в руках32. Дру гих подобных образов, особенно за пределами Закавказья, не известно. Идея Матери-церкви неразрывно связана с представлениями об апостольской церкви (первоцеркви) и, вероятно, с рядом традиций времен распространения христианской веры, что являлось важной составной частью халкидонитского А. К а з а р я н. Кафедральный собор Сурб Эчмиадзин и восточнохристианское зодчество IV–VII веков. М., 2007, ил. 96.

Некоторые исследователи видели в этой женской фигуре царицу Нану, по аналогии с изображением в Ишхане [см: N. et M. T h i e r r y. Peinture du X sicle…, p. 78, fig. 5;

Ж. Л а ф о н т е н - Д о з о н ь. Исследования по декоративной программе средневековых церквей Грузии в связи с византийской монументальной живописью.– Международный симпозиум по грузинскому искусству (отдельный оттиск). Тбилиси, 1977, с. 5.]. Сейчас этот образ совершенно справедливо рассматривается как Матерь церковь (см: W. D j o b a d z e. Early Medieval Georgian Monasteries in Historic Tao, Klarjet’I, and Savshet’i. Stuttgart, 1992, p. 177, fig. 60;

Z. S k h i r t l a d z e. The Mother of All the Churches. Remarks on the Iconographic Programme of the Apse Decoration of Dort Kilise.– “Cahiers archeologique”, t. 43, 1995, p. 101–116).

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников мировоззрения. Для армян-халкидонитов особое значение имел ранний период христианской проповеди Григория Просветителя в Армении33 и факт принятия христианства царем Трдатом, с чем связана традиция изображения св. Григория и Трдата в халкидонитских памятниках. Думается, среди традиционных для православных армян представлений был и образ Матери-церкви, нашедшей широкое воплощение в архитектуре Армении (Эчмиадзинский собор) и Закав казья в целом34.

Активная деятельность армян протекала и на территории Каппадокии. Ж М. Тьерри приводит целый список монастырей, церквей и крепостей, связан ных с деятельностью армян35, которые были подарены византийскими импера торами представителям армянской знати за заслуги в военном деле или в обмен на территории в Армении. Многие представители армянской общины в Каппа докии были халкидонитами.

Вопрос присутствия армян в Каппадокии и проживания их там большими колониями не вызывает сомнения. Однако вопрос участия армян в создании памятников искусства на этих территориях остается открытым, X веком, а точ нее второй его половиной, датируются некоторые каппадокийские памятники монументальной живописи сопровождаемые греческими надписями, выпол ненными с орфографическими ошибками36, что дало повод исследователям усомниться в их греческом происхождении37. К одному такому памятнику – церкви Чемлекчи килисе (церкви Гончара) – обратилась Ж. Лафонтен-Дозонь.

Автор провела стилистические и иконографические параллели росписей церк ви с рядом армянских иллюстрированных рукописей начала XI в. и пришла к выводу о непосредственной их близости38.Своивыводы Ж. Лафонтен-Дозонь подкрепила сведениями о том, что в этой местности действительно была ар мянская колония, образованная при Льве III Мудром39. Кроме того, обращаясь к другому памятнику – церкви Чавушин, – автор не только говорит о стилисти ческих аналогиях с армянскими памятниками, но и констатирует наличие в См. примечание 8.

А. Ю. К а з а р я н. Отражение образа «Майр екелеци» (Матери-церкви) в ком позиции Эчмиадзинского храма.– VIII республиканская научная конференция по армянскому искусству. Тезисы докладов. Ереван, 1997, с. 71–73;

oн же. Кафедральный собор…, с. 114–127.

J.-M. T h i e r r y. Donne Archologiques sur les Principauts Armniennes de Cappa doce Orientale au XIe sicle. – “Revue des Etudes Armniennes” (далее –REA), t. 26, 1996– 97.

Как сообщил нам известный византинист Б. Л. Фонкич, орфографические погрешности многих греческих надписей не могут служить подтверждением негреческого их происхождения, так как сами художники не всегда были грамотными и часто допускали ошибки.

G. J e r p h a n i o n. Une nouvell province de l’art Byzantine. Les eglises rupestres de Cappadoce, t. 1, p. 549, t. 2, p. 416–417. Paris, 1925, 1942.

Ж. Л а ф о н т э н - Д о з о н ь. Росписи церкви, называемой Чемлекчи Килисе и проблема присутствия армян в Каппадокии.– Византия, Южные Славяне и Древняя Русь, Западная Европа. М., 1973, с. 78–93.

Там же, с. 92–93.

176 Заруи Акопян данной росписи изображения ктитора Млеха, армянина, известного византийс кого военачальника40. К «армянской» гипотезе Ж. Лафонтен-Дозонь присоеди нилась и Н. Тьерри в одной из ранних своих работ41. Однако, позднее автор отклонила свою точку зрения, мотивируя тем, что на соответствующих каппа докийских росписях отсутствуют армянские надписи. Таким образом, остается открытым вопрос участия армян в создании ряда каппадокийских памятников, более того, остается открытым вопрос их конфессиональной принадлежности.

Трапезундское Евангелие Кечаройк. Роспись тимпана Вторая пол. XI в. западного входа, 1051 г.

№ 1400, Венеция, мон. Св. Лазаря Ил. В восточных землях Византии, в среде православных армян, было создано Трапезундское армянское Евангелие42, датируемое серединой или второй поло виной XI в.43 Трапезундское Евангелие входит в небольшую группу армянских Млех был известен тем, что создал фему Ликанд и погиб в плену в звании до местика Востока после поражения при Амиде (см: G. D e d e y a n. Mleh le Grand, stratиge de Lykandos – REA, t. XV, 1981;

В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Армяно византийская…, с. 16.

N. et M. T h i e r r y. Nouvelle eglises rupestres de Cappadoce. Region de Hasan Dagi.

Paris, 1963.

Рукопись в 1803 г. была привезена в Венецию из Трапезунда, после чего за ней закрепилось данное название.

K. W e i t z m a n n. Die Armenishe Buchmalerei des 10 und Beginnenden 11 Jahrhun derts. Bamberg, 1933, S. 19;

В. Н. Л а з а р е в. История …, с. 84;

З. А. А к о п я н. Воп росы датировки и локализации Трапезундского Евангелия.– “Вестник общественных наук” АН АрмССР, 2007, 1, с. 134–146.

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников рукописей44, примыкающих к византийской художественной традиции. Иссле дование данной группы рукописей показало, что по ряду черт некоторые из них происходят из халкидонитской среды, в том числе и Трапезундское Еван гелие45. Подобно многим халкидонитским рукописям, миниатюры Евангелия снабжены греческими надписями.

Евангелие украшают Каноны согласия, миниатюры Праздничного цикла, портреты евангелистов, а также композиции «Христос-Пантократор»46 и «Деи сус» (ил. 3). Сам факт включения данных композиций в иллюстративный цикл армянской рукописи представляется весьма интересным, так как последние не известны ни в армянских рукописях, ни в монументальной живописи и скульп туре, за исключением тех, где есть халкидонитский след. Очевидно, что появ ление вышеотмеченных композиций в армянском памятнике является резуль татом влияния византийской иконографии, но, в то же время, это свидетельст вует об определенной традиции, которая отличает иллюстративный ряд Трапе зундского Евангелия от других армянских рукописей.

Известно, что символическое значение композиций «Деисус» и «Пантокра тор» в византийском искусстве возросло к началу XI в., когда полностью сложи лась система внутренней декорации византийского храма47, где важную роль играли композиции литургического содержания, в частности «Деисус»48 и «Пантократор»49. Учитывая, тот факт, что литургическая традиция Армянской национальной Церкви50 и сложившаяся на ее основе иконографическая прог Евангелие Адрианопольское 1007 г., № 887 библ. мон. св. Лазаря, Венеция;

Тра пезундское – середины или второй половины XI в., № 1400 той же библиотеки. Карсское до 1064 г., библиотека армянского патриархата, Иерусалим;

Евангелия 275 1071– гг.и 10434 1069г., изсобр.Матенадарана (см: Т. А. И з м а й л о в а. Армянская миниатюра XI века, гл. V. М., 1979).

З. А. А к о п я н. Византийское художественное влияние в армянской миниатюре XI века. Адрианопольское и Трапезундское Евангелия (К вопросу об искусстве армян халкидонитов).– Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. искусствоведения.

М., 2008, с. 16–24.

Следует отметить, что стилистическое отличие некоторых миниатюр Трапе зундского Евангелия от основного иллюстративного ряда является следствием реставрации, имевшей место в XV веке. В частности, в миниатюре «Христос Пантократор» от первоначальной композиции уцелело декоративное обрамление, а сам образ был переписан заново.

В. Н. Л а з а р е в. Система живописной декорации византийского храма IX–XI вв.

– В кн.: В. Н. Л а з а р е в. Византийская живопись. М., 1971, с. 96–109.

Й. М ы с л и в е ц. Происхождение «Деисус».– Византия, Южные славяне и Древняя Русь. Западная Европа. М., 1973.

Т. М э т ь ю з. Преображающий символизм византийской архитектуры и образ Пантократора в куполе.– Восточнохристианский храм. СПб., 1994.

Догматическое богословие Армянской Апостольской Церкви основывается на учениях великих отцов Церкви IV–VI вв. (святителей Афанасия, Василия Великого, Григория Богослова и т. д.) и на догматах, принятых на первых трех Вселенских Соборах и отличалась от литургии монофиситских Церквей Сирии и Египта. В V в. литургия св.

Василия Великого была переведена на армянский язык (см: А. Б о з о я н.

178 Заруи Акопян рамма отличались от византийской, становится очевидным, что композиции «Деисус» и «Пантократор», наделенные литургическим смыслом, не просто пе реняты, а были включены в армянскую рукопись с определенной целью, так как выражали приверженность к православной церковной традиции. Такая связь прослеживается и на других памятниках.

Известно фресковое изображение «Деисус» на западном тимпане главной церкви в Кечаройке. Несмотря на то, что монастырь не был халкидонитским, с этой обителью тесно связано имя известного политического деятеля Армении и Византии Григория Магистра, китонита и дуки Васпуракана и Тарона. Здесь, на стене церкви, в 1051 г. была сделана надпись, где упоминается византийский император Константин Мономах, подданным которого являлся заказчик. Нес мотря на то, что Григорий Магистр не был халкидонитом, но будучи человеком хорошо образованным и широких взглядов, находясь на византийской службе, он был отчасти носителем и активным проповедником, как и халкидониты, ви зантийских культурных традиций в Армении.

Об определенной иконографической традиции армян-халкидонитов свиде тельствует и фрагмент фрески Ахпатского монастыря. Здесь, в конхе церкви св.

Креста сохранилось изображение «Деисус»51, сопровождаемое грузинскими надписями52. Обращение к византийской иконографии – «Деисус», а также на личие грузинских надписей несомненно указывают на халкидонитскую ориен тацию росписи. Однако достоверно известно, что Ахпатский монастырь никог да не принадлежал халкидонитам. Тем не менее, источники сообщают, что в начале XIII века амирспасалар Закаре из рода Захаридов (Закарянов), монофи сит халкидонитской ориентации53, выгнал из Ахпата сторонников Армянской Апостольской Церкви, непримиримых по отношению к «иноверцам». Именно в этот период, после 1205 г., как считает искусствовед А. Лидов54, могли появить Догматическое богословие армянской национальной Церкви.– Православная энциклопедия. Т. 3. М., 2001, с. 342–343, 357).

Л. А. Д у р н о в о. Очерки изобразительного искусства средневековой Армении.

М., 1979, с. 149, 152.

..,, 1977, 190-192:

Предки Захаридов, по сообщению армянских историков, отделились от курдов племени Бабир и обосновались в Северной Армении, стали вассалами Кюрикидов и приняли христианство. Особенно прославились братья Иване и Закаре, которые вернули завоеванные сельджуками земли, возродили на армянских землях государственность. Именно им доверила царица Тамара высшие посты своего государства. Примечательно, что Закаре покровительствовал Армянской Монофиситской Церкви, абрат Иване–халкидонитской (см:..

,, 1944, 27–32:

А. М. Л и д о в. Плиндзаханк – Ахтала, история монастыря, ктитор и датировка рос писи.– Армения и Христианский Восток. Материалы международной конференции.

Ереван, 2000, с. 270–271).

Выражаю признательность А. М. Лидову за консультацию по данному вопросу.

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников ся фрески, в частности, характерная для православной традиции композиция «Деисус»55, а также двойные грузино-армянские надписи.

Для полной картины художественной культуры армян-халкидонитов сле дует обратиться к памятникам монументальной живописи XIII в., свидетельст вующих о последнем и наивысшем подъеме халкидонитства в Армении. XIII век представлен в основном памятниками монументальной живописи: росписи церкви Тиграна Оненца, монастырей Ахтала, Киранц и Кобайр.

Самыми ранними являются росписи Ахталы. Первоначально монастырь был монофиситским, но в начале XIII в. Иване из рода Захаридов передал его халки донитам. В середине века монастырь стал главным халкидонитским центром Северной Армении. Церковь Богоматери, судя по надписи, была расписана между 1205–1216 гг. Из всех халкидонитских памятников XIII в. фрески Ахталы – наиболее византийские по своему художественному стилю.

Фрески имеют многочисленные греческие, а также грузинские надписи, при этом для подготовительного рисунка (как это видно на местах осыпавшей ся штукатурки) предварительные записи сделаны в основном по-гречески и по армянски, в отдельных случаях и по-грузински. Как справедливо отмечает А.

Лидов, росписи Ахталы могут быть правильно поняты только как памятник ис кусства армян-халкидонитов, своеобразно сочетающего элементы грузинской, армянской и византийской художественных культур56.

До исследования А. Лидова росписи Ахталы считались работой грузинских мастеров, а сам памятник – грузинским57. Одной из особенностей Ахталы как халкидонитского памятника является его иконографическая программа. Здесь, как и в других халкидонитских церквах, обязательными являются элементы ви зантийской иконографии: в конхе представлена Богоматерь с младенцем на троне, ниже – «Причащение апостолов». При этом примечательно, что, в пра вославных грузинских церквах имела место несколько иная, чем в Византии, иконографическая структура алтарной декорации и купола ( как правило, это «Поклонение кресту»)58.

О халкидонитской традиции памятника свидетельствуют ряд программных изображений. Это, в первую очередь, образ Григория Просветителя, представ ленного в центре нижнего регистра алтарной апсиды. Кроме армянской, в рос писях присутствуют и грузинская, и латинская темы, что, с точки зрения визан тийской иконографической программы, не совсем канонично, но понятно в контексте халкидонитской культурной традиции.

В Ахтале представлены такие латинские святые, как Амвросий Медиоланс кий, Бенедикт Нурсийский, папы Сильвестр и Климент. На рубеже XII–XIII вв.

в среде православных армян была популярна идея унии христианских церквей, с которой халкидониты связывали вопрос урегулирования своего конфессио.., 192-193:

А. М. Л и д о в. Росписи Ахталы. Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. искусствоведения. М., 1989, с. 25–26.

N. T h i e r r y. L’eclosion artistique des 13e et 14e sicle. – Histoire des Armniens, Toulouse, 1982, p. 332.

A. L i d o v. The Mural Painting of Akhtala. M., 1991, p. 72–79.

180 Заруи Акопян нального статуса и активно содействовали этому процессу. В частности, ктитор Ахталы атабек Иване участвовал в переговорах грузинского царства с Римом59.

Следующую тему освещают грузинские монахи – Шио, Илларион Грузин, Евагре и др. – на западной стене храма. Эти святые, будучи почитаемы в Гру зии, не встречаются в росписях собственно грузинских церквей60. Появление грузинских монахов в росписях Ахталы вполне понятно, ибо в некотором смыс ле грузинская монашеская традиция была для православных армян и своей, поскольку за пределами Армении, в Византии, армяне и грузины часто мона шествовали в одних и тех же монастырях (монастырь на Черной Горе близ Ан тиохии, Ивирский монастырь на Афоне)61.

Важно отметить, что так называемая грузинская тема всплывает почти во всех халкидонитских ансамблях как индикатор конфессиональной принадлеж ности памятника. В связи с этим хочется обратиться еще к одному памятнику, представления о котором долгое время носили искаженный характер. Речь идет о Петриционском (Бачковском) монастыре. Известно, что монастырь был основан в 1083 г. видным византийским полководцем, великим доместиком За пада Григорием Пакурианом, происходившим из Тайка, «из знатного армянско го рода»62. Устав монастыря был написан на трех языках: греческом, грузинс ком и армянском63;

там же находилось, согласно источникам, армянское Четве П. М. М у р а д я н. Культурная деятельность армян-халкидонитов в XI–XIII вв.– II Международный симпозиум по армянскому искусству. Сборник докладов. Т. 3, Ереван, 1981, с. 329–330;

А. М. Л и д о в. Искусство армян-халкидонитов.– ИФЖ, 1990, №1(128), с. 77–78.

А. М. Л и д о в. Росписи Ахталы и искусство армян-халкидонитов.– Из истории Древнего мира и Средневековья. М., 1987.

Халкидониты монашествовали в греческих и грузинских монастырях Афона, Антиохии (конец XI в.) и Палестины. Известно о деятельности Ованнеса (Иоанна) Торника (род тайских Торникянов), как одного из первых членов основанного в конце X в. Ивирского монастыря, который в 977 и 981 гг. подарил монастырю две грузинские рукописи. С Афоном и Ивирским монастырем связано также имя его брата – Варазваче (протоспафарий и стратиг «Нижней Мидии»). Имеются сведения о деятельности армян В Великой Лавре (см: N. A d o n t z. Tornik le Moine.– Etudes Armno-Byzantines. Lisbonne, 1965, p. 309;

А. П. К а ж д а н. Армяне в составе господствующего класса Византийской империи в XI–XII вв. Ереван, 1975, с. 1–5, 15, 16, 18, 20, 21–26, 69;

В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Армяно-византийская…, с. 69, 86;

о н а ж е. Армяне-халкидони ты..., с. 57, 68, 75–77;

.. () ( ).– « », 1974,. 11, 68–72, ` -,, 2002, 322:

А н н а К о м н и н а. Алексиада. Пер., вступ ст., коммент. Я. Н. Любарского. М., 1965, с. 395–398.

Типик Григория Пакуриана. Введ., пер. и коммент. В. А. Арутюновой-Фиданян.

Ереван, 1978, с. 22–23.

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников роевангелие64. Григорий Пакуриан называл себя и монахов своей обители «иви рами»65 – армянами с православной верой.

Небольшая двухэтажная церковь Всех Святых, возведенная Григорием Паку рианом, была расписана в начале или в третьей четверти XII в.66 Очевидно, здесь работали греческие мастера67, так как роспись относится к классическому направлению византийской живописи XII в. Однако в иконографической прог рамме росписи есть не типичная для византийского памятника особенность, что было продиктовано характером обители. В нижнем регистре западной сте ны к северу от входа, в ряду святых представлено много грузинских подвижни ков68, что, как было отмечено, характерно для православных армян.

Халкидонитские памятники, имеющие определенный набор иконографи ческих тем, не однородны в плане стилистическом. Это обусловлено рядом причин, одна из которых – большой территориальный разброс памятников, воз никших как на территории исторической Армении, так и за ее пределами, в Грузии и Византии, для которых определяющей становится конкретная худо жественная среда. Поэтому для выявления халкидонитской принадлежности того или иного памятника решающее значение имеет в первую очередь ее ико нографическая программа.

Следующие два наиболее известных и исследованных памятника XIII в. – это росписи церкви Тиграна Оненца в Ани ( 1215 г.)69, церкви и притвора мо настыря Кобайр (1282 г.)70. Росписи этих церквей в свое время также считались работами грузинских мастеров71, так как имеют грузинские и греческие надпи си.

Основной стержень иконографической программы вышеназванных церквей византийский. В анийской церкви в куполе представлено «Вознесение Христа», В. А. А р у т ю н о в а - Ф и д а н я н. Армяне-халкидониты…, с. 84, прим. 2.

Отчасти по этой причине Петриционский монастырь считали грузинской оби телью, а самого Григория Пакуриана – грузином (см: примечание 11 данной статьи).

Около 1170 г. датируют фрески В. Н. Лазарев, Э. Бакалова и др., за раннюю датировку высказались Д. Мурики и О. С. Попова [см: В. Н. Л а з а р е в. История…, с.

108;

Е. Б а к а л о в а. Бачковската костница. София, 1977, с. 156;

О. С. П о п о в а.

Фрески Дмитриевского собора во Владимире и византийская живопись XII в.– Дмитриевский собор во Владимире (к 800-летию создания). М., 1997, с. 115, прим. 33].

Если даже предположить, что среди мастеров росписи Петриционского монастыря могли быть армяне, то в таком случае эти художники получили свою профессиональную выучку в греческой мастерской.

Е. Б а к а л о в а. Указ. раб., ил. 76, 80–83, 99.

А. Я. К а к о в к и н. О датировке росписей храма св. Григория в Ани, его часовни и притвора.– “Византийский временник”. T. 48, 1987.

И. Р. Д р а м п я н. К вопросу о датировке и интерпретации фресок Кобайра.– Кавказ и Византия, вып. 4, 1984.

Такое мнение выражали Л. Дурново, С. Тер-Нерсисян, Ш. Амиранашвили, Т.

Вельманс. Решительнее всех в этом вопросе была Н. Тьерри (см: Н. Т ь е р р и. Росписи церкви св. Гргория Тиграна Оненца в Ани (1215 г.).– II Международный симпозиум по грузинскому искусству. Тбилиси, 1977;

N. T h i e r r y. Les peintures de la Cathedrale de Kobayr (Tachir). – “Cahiers Archologiques”, t. 29, 1980–81).

182 Заруи Акопян в конхе апсиды – «Деисус» и «Причащение апостолов»;

в монастыре Кобайр в апсиде – Богоматерь на троне и «Причащение», в малой церкви – «Деисус» и «Причащение»72.

Характерная для халкидонитов армянская и грузинская темы получили дальнейшее развитие в роспиях Тиграна Оненца. Здесь, в алтарной апсиде кро ме Григория Просветителя изображены два его сына – Аристакес и Вртанес, продолживших, как известно, дело своего отца. Они были канонизированы в Армянской Апостольской Церкви, однако изображения последних не известны в собственно армянских памятниках. В анийской церкви изображения сыновей св. Григория символизирует приверженность халкидонитов древним нацио на льнымтрадициям.

а) Житийный цикл св. Григория ).

Св. Григорий перед Трдатом и сцены. мученичества. Юго-восточный угол б) Видение св. Нино.

Северо-восточный угол в) Трдат, цари Грузии, Абхазии, Албании.

Фрагмент северной стены Церковь Св. Григория Тиграна Оненца. Ани. 1215 г.

Ил. 4.

Об этом же свидетельствует очень подробный и единственный в своем роде житийный цикл Григория Просветителя (ил. 4). К тому же, данный цикл де монстрирует и тему армянской и грузинской церковной общности, так как до И. Р. Д р а м п я н. Фрески Кобайра. Ереван, 1979.

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников полнен композицией «Видение св. Нино». Фактически, в росписях анийской церкви представлены два параллельных события чудо основания армянской церкви св. Григорием, согласно его житию, и грузинской – согласно житию св.

Нино. Два важнейших события раннехристианского времени, когда все епар хии были в единой церковной структуре, была особенно важна для халкидони тов. Об этом же повествует сцена, где цари Грузии, Абхазии, Кавказской Алба нии под предводительством царя Трдата, едут на встречу с Григорием Просве тителем. Св. Григорий здесь выступает как Просветитель всего Кавказа, как символ единения Церквей73.

В отличие от вышеназванных памятников, в Кобайре армянская и грузинс кая темы не представлены. Однако здесь, в центре композиции «Евхаристии»

мы видим погрудное изображение Христа – «Спаса Нерукотворного». Примеча тельно, что в трех халкидонитских росписях, таких как Тигран Оненц, Киранц и малая церковь Кобайра в центре композиции «Служба святых отцов» изобра жен «Спас Нерукотворный»74, что также указывает на традиционный характер данной иконографии в контексте халкидонитских памятников.

По сообщению Вртанеса Кертола (начало VII в.), «в стране армянской не знали святых образов до тех пор, пока не привезли (их) из страны ромейской (византийской)»75. Из средневековых источников мы узнаем (Левонд, Степанос Таронаци и т. д.), что из Византии действительно привозили святые образы, как например образ Христа, привезенный Ашотом Патриком (685–689 гг.) для пост роенной им церкви, в честь которого даже был сочинен специальный гимн (шаракан)76. Степанос Орбелян сообщает, что по распоряжению католикоса Ва ’ана (969 г.) из Грузии привозились святые образы, которые помещались в алтаре и использовались во время литургии, как было принято у греков77. В дальнейшем, в контексте Армянской национальной Церкви, эти образы были запрещены и, возможно, уничтожены, как, например, уничтожались рукописи и сочинения армян-халкидонитов.

Халкидонитские памятники XIII в. свидетельствуют об одной из ярких стра ниц армяно-халкидонитской культуры. В то же время нужно отметить, что ис кусство Армении в XIII в. в целом переживало период расцвета, отмеченного активизацией культурных связей с соседними странами, особенно с Византией, где в роли посредников выступали армяне-халкидониты. В этом смысле осо бенно хочется отметить тимпан церкви Спитакавор, где представлена Богома А. Я. К а к о в к и н. Роспись церкви Григория Тиграна Оненца в Ани: ико нографический состав и идейный замысел.– “Вестник ЕГУ”, 1983, № 2.

А. М. Л и д о в. Искусство армян-халкидонитов…, с. 79, прим. 23.

S. D e r - N e r s e s s i a n. Image Worship in Armenia and its Opponents.– “Etudes Byzantines et Armniennes”, vol. 1. Louvain, 1973, p. 406–415;

. -.

7-,.–,, 1975, 18-20:

..,, 1904, 56-61:

С т е п а н о с О р б е л я н. История Сюника. Тифлис, 1910, с. 254, 256–257.

184 Заруи Акопян терь с младенцем в типе «Елеусы» (Умиления) и который является единствен ным примером данной иконографии в армянском искусстве. Рельефная компо зиция Спитакавора выделяется необычной для армянских памятников пласти кой, камерностью и мягкостью образов. Нет сомнения в том, что данная ико нографическая тема и ее художественная интерпретация возникли на волне ви зантийского влияния в Армении и связаны с активной деятельностью армяно халкидонитских культурных центров.

Уже после XIII в. армяне-халкидониты начинают терять культурное своеоб разие, частично сливаются с населением тех областей, где они проживали, постепенно сходя с исторической сцены. Искусство армян-халкидонитов инте ресно и многогранно, но ввиду своей малоизученности, почти не известно ши роким научным кругам. Между тем, искусство православных армян, явившись синтезом трех культурных традиций – армянской, византийской, а позже и гру зинской, имеет важное значение в контексте искусства этих стран, но в первую очередь–искусства средневековой Армении.

(X–XIII.) X.,, :, : - ( ` X., ` XII., XIII.), (` X., ` X..):

`. (,, ` XIII.), ( ` X., ` XI., XI. XIII. ), ( ) (,, ` XIII.):,,, :

Особенности иконографии армяно-халкидонитских памятников :

ICONOGRAPHIC FEATURES OF ARMENIAN-CHALCEDONIAN MONUMENTS (the 10th–13th centuries) ZARUHI HAKOBYAN Summary We can talk about Armenian-Chalcedonian monuments starting from the end of the 10th century, when orthodox Armenians separated from national community, because of confessional and cultural differences. The iconographic program of Chalcedonian monuments had a strong Byzantine orientation and at the same time highlighted their national and confessional attribute.

One of the typical features was an idea of Armenian-Georgian church commonness (Ishkhan temple, the end of the 10th c., the frescoes of Petritson monastery, the beginning of the 12th c., Akhtala and Tigran Honents church, the 13th c.) and the symbolic representation of Mother church (Sebeereby, the 10th c., Dortkilise – the last quarter of the 10th c.). Another important feature was the adherence to the orthodox church traditions shown in liturgical compositions:

Communion (Akhtala, Tigran Honents, Kobayr, the 13th c.), Deesis (the relief of Оshk church, the end of the 10th c., the miniature of the Trabzon Gospel, the second half of the 11th c., the frescoes of Ketcharuyk, the mid of the 11th c., Haghpat, the beginning of the 13th c.), and also Pantokrator (the Trabzon Gospel) and Our Saviour (Tigran Honents, Kirants, the small church of Kobayr, the 13th). It is important to mention inscriptions made in two or three languages that usually exist on such kinds of monuments. Ignoring any of these pictographic features leads to the wrong interpretation of a particular cultural event like the art of orthodox Armenians.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.