авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Местное право 2010 N 3

Раздел II. Судебная практика

ОБЗОР РЕШЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 декабря 2009 г. №1549-О-П

ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА СКОРОХОДОВА АЛЕКСАНДРА ВИКТОРОВИЧА НА

НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 6

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЖИЛИЩНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

...Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что общим (основным) принципом действия закона во времени является распространение его на отношения, возникшие после введения его в действие, и только законодатель вправе распространить новые нормы на факты и порожденные ими правовые последствия, которые возникли до введения соответствующих норм в действие, т.е. придать закону обратную силу. При этом установление правил действия во времени и по кругу лиц новых норм, закрепляющих либо изменяющих права граждан, предусматривающих для них гарантии и льготы, должно осуществляться им с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), который гарантирует гражданам защиту от всех форм дискриминации при реализации прав и свобод (Определение от 18 января 2005 года № 7-О).

Таким образом, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования часть 2 статьи 6 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» не предполагает возможность снятия с учета нуждающихся в жилых помещениях граждан, до 1 марта 2005 года принятых на учет для предоставления жилья по договорам социального найма, по причине изменения после указанной даты в законодательном порядке оснований постановки на такой учет.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 17 декабря 2009 г. № 1563-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА БЛАГОВЕЩЕНСКА АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ПУНКТОМ ЧАСТИ 2 И ЧАСТЬЮ 3 СТАТЬИ 57 ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 17 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ИНВАЛИДОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации администрация города Благовещенска оспаривает конституционность пункта 3 части 2 статьи Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которому вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в предусмотренном пунктом части 1 статьи 51 данного Кодекса перечне, и части 3 статьи 57 того же Кодекса, согласно которой гражданам, состоящим на учете нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления;

решения о предоставлении жилых помещений по договорам социального найма выдаются или направляются гражданам, в отношении которых данные решения приняты, не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия Местное право 2010 N данных решений. Заявитель оспаривает также часть третью статьи 17 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 199-ФЗ), согласно которой инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, вставшие на учет после 1 января 2005 года, обеспечиваются жилым помещением в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации.

Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, решением Благовещенского городского суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, был удовлетворен иск гражданки И.В. Мележик в части предоставления на условиях социального найма благоустроенного жилого помещения гражданину И.Н.

Мележику, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, внесенного в перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 2006 года № 378, признанному малоимущим и принятому на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в 2007 году в общем порядке.

По мнению заявителя, названные законоположения допускают возможность предоставления жилых помещений органами местного самоуправления из муниципального жилищного фонда инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, вставшим на учет по месту жительства в органах местного самоуправления после 1 марта 2005 года, в том числе и во внеочередном порядке, без наделения последних соответствующими государственными полномочиями и передачи им необходимых материальных финансовых средств, что является нарушением имущественных прав муниципальных образований, ограничивает их самостоятельность в решении вопросов местного значения, а потому противоречит статьям 8 (часть 2), 12, 130 (часть 1) и 132 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. В силу статей 12, 130 (часть 1) и 132 (часть 1) Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление;

местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно, обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью;

органы местного самоуправления, в частности, самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет.

Развивая названные конституционные положения, Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации» закрепляет, что вопросами местного значения являются вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования, решение которых в соответствии с Конституцией Российской Федерации и данным Федеральным законом осуществляется населением и (или) органами местного самоуправления самостоятельно;

к таким вопросам относится, в частности, обеспечение малоимущих граждан, проживающих в поселении (городском округе) и нуждающихся в улучшении жилищных условий, жилыми помещениями в соответствии с жилищным законодательством, организация строительства и содержания муниципального жилищного фонда (абзац десятый части 1 статьи 2, пункт 6 части 1 статьи 14, пункт 6 части 1 статьи 16);

для решения этих вопросов в собственности муниципальных образований может находиться, в частности, жилищный фонд социального использования для обеспечения малоимущих граждан, проживающих в поселении и нуждающихся в улучшении жилищных условий, жилыми помещениями на условиях договора социального найма, а также имущество, необходимое для содержания муниципального жилищного фонда (пункт части 1 и пункт 3 части 2 статьи 50).

Местное право 2010 N Аналогичные положения закреплены и в статьях 14 (часть 1) и 19 (пункт 3 части 2) Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которым органы местного самоуправления осуществляют, в частности, полномочия по учету граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и по предоставлению в установленном порядке малоимущим гражданам по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда как совокупности жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальным образованиям.

Данные полномочия местного самоуправления обеспечивают реализацию провозглашенных в Конституции Российской Федерации целей социальной политики Российской Федерации, предопределяющих обязанность государства заботиться о благополучии своих граждан, их социальной защищенности и обеспечении нормальных условий существования, одной из необходимых гарантий которого является создание условий для осуществления права каждого на жилище (Постановление от 16 декабря года № 20-П, определения от 15 февраля 2005 года № 17-О, от 5 марта 2009 года № 376-О П).

При этом в целях реализации органами местного самоуправления полномочий по решению вопросов местного значения федеральный законодатель предусмотрел, в частности, предоставление межбюджетных трансфертов из бюджетов субъектов Российской Федерации в форме дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности поселений и дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности муниципальных районов (городских округов) (статьи 135 - 138 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пункт части 1 статьи 55, статьи 60 и 61 Федерального закона «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации»).

2.2. В целях реализации положений статьи 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации, которая обязывает государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами, частью 2 статьи 49 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что малоимущим гражданам, признанным по установленным данным Кодексом основаниям нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в установленном Кодексом порядке предоставляются жилые помещения муниципального жилищного фонда.

Содержащееся в пункте 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации условие о предоставлении упомянутой категории граждан жилых помещений вне очереди в случае, если такие граждане страдают тяжелыми видами хронических заболеваний (пункт 4 части 1 статьи 51 указанного Кодекса), закрепляет только особенности реализации их жилищных прав и не возлагает какие-либо дополнительные обязанности на органы местного самоуправления. Таким образом, данное законоположение, направленное на реализацию положений статей 1 (часть 1), 7 (часть 1), 17, 18, 19 (части 1 и 2), 40 (часть 3) и 41 (часть 1) Конституции Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, указанные в жалобе.

Что же касается части третьей статьи 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», то, являясь по своему характеру отсылочной нормой, применяемой в системной взаимосвязи с положениями жилищного законодательства, сама по себе она также не направлена на ограничение конституционных прав заявителя.

Местное право 2010 N ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 1 декабря 2009 г. № 1550-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН АРТЕМОВА ЮРИЯ НИКОЛАЕВИЧА, ГАЛКИНА ВИКТОРА НИКОЛАЕВИЧА И СКАКОДУБА СЕРГЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 17 И ПУНКТОМ 3 СТАТЬИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

2. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, закрепленными в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).

Важнейшим элементом социального обеспечения является пенсионное обеспечение.

Государственные пенсии, как закреплено в статье 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации, устанавливаются законом, поэтому определение правовых оснований назначения пенсий, их размеров, порядка исчисления и выплаты, а также механизма их индексации относится к компетенции федерального законодателя, который вправе предусматривать как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения и реализации права на пенсию некоторыми категориями граждан, в том числе исходя из характера выполняемой ими профессиональной деятельности.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 1 декабря 2009 г. № 1486-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ПРАСОЛОВА СТАНИСЛАВА ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 172 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Диспозиция оспариваемой заявителем статьи уголовного закона является бланкетной, соответственно, эта статья подлежит применению в системном единстве с положениями иных нормативных правовых актов.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний (Постановление от 27 мая 2003 года № 9-П). Сам же по себе бланкетный характер нормы не может свидетельствовать о ее неконституционности, поскольку регулятивные нормы, устанавливающие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же нормативном правовом акте, что и нормы, устанавливающие юридическую ответственность за их нарушение (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года № 122-О и от ноября 2006 года № 537-О).

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 1 декабря 2009 г. № 1484-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА «СИБИРЬ-ПОЛИМЕТАЛЛЫ» НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОДПУНКТОМ 7 ПУНКТА 4 СТАТЬИ 340 НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Местное право 2010 N 2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (статьи 57);

система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, устанавливается федеральным законом (статья 75, часть 3).

По смыслу данных конституционных положений, налоги устанавливаются законодателем в соответствии с сущностью каждого из них и не в виде простого перечня, а как элементы системы, параметры и условия функционирования которой применительно к каждому налогоплательщику во многом предопределяются объективными закономерностями их экономической деятельности. Налоговый кодекс Российской Федерации, исходя из названных конституционных положений, закрепляет в статье «Основные начала законодательства о налогах и сборах» предписание, согласно которому налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными.

Из этого следует, что уплата того или иного налога может рассматриваться как обстоятельство, учитываемое при формировании последующих налоговых обязательств налогоплательщика.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 3 февраля 2010 г. № 136-О-П ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА РЕПЫ НИКОЛАЯ ФЕДОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 50 СТАТЬИ 35 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРИЗНАНИИ УТРАТИВШИМИ СИЛУ НЕКОТОРЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ) И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» И «ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

1. Пунктом 50 статьи 35 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в статью Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан был внесен ряд изменений.

В частности, часть вторая данной статьи, закреплявшая право врачей, провизоров, работников со средним медицинским и фармацевтическим образованием государственной и муниципальной систем здравоохранения, работающих и проживающих в сельской местности и поселках городского типа, а также проживающих с ними членов их семей на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением в соответствии с действующим законодательством, признана утратившей силу. Одновременно в нее была введена часть четвертая, согласно которой меры социальной поддержки медицинских работников федеральных специализированных организаций здравоохранения устанавливаются Правительством Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Н.Ф.

Репа - врач федерального специализированного медицинского учреждения «Детский туберкулезный санаторий «Кирицы» Федерального агентства по здравоохранению и Местное право 2010 N социальному развитию, находящегося в ведении Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации и расположенного в сельской местности, оспаривает конституционность положений пункта 50 статьи 35 Федерального закона от августа 2004 года № 122-ФЗ.

По мнению заявителя, осуществленное федеральным законодателем изменение действовавшего правового регулирования привело - в нарушение статей 2, 7, 18, 19, 21, 39, 40 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации - к отмене без равноценной компенсации ранее предоставлявшихся медицинским работникам федеральных специализированных учреждений здравоохранения, расположенных в сельской местности, жилищно-коммунальных льгот, поставило их в неравное положение с работающими и проживающими в сельской местности медицинскими работниками иных организаций здравоохранения и, при отсутствии соответствующего нормативного правового акта Правительства Российской Федерации, фактически лишило медицинских работников федеральных специализированных учреждений здравоохранения, расположенных в сельской местности, социальной поддержки.

Как следует из представленных материалов, решениями судов общей юрисдикции со ссылкой на пункт 50 статьи 35 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ и отсутствие в действующем законодательстве положений, устанавливающих для медицинских работников федеральных специализированных учреждений здравоохранения конкретные меры социальной поддержки, в том числе по оплате жилья и коммунальных услуг, Н.Ф. Репе было отказано в сохранении льготы в виде бесплатного пользования квартирой с отоплением и освещением, которая до 1 января 2005 года предоставлялась ему на основании части второй статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

2. Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ был осуществлен пересмотр системы социальных гарантий, установленных по состоянию на 31 декабря года для различных категорий граждан. В частности, пунктом 50 статьи 35 названного Федерального закона решение вопросов социальной поддержки медицинских работников было передано тем властным структурам, в ведении которых находятся соответствующие организации здравоохранения: для медицинских работников федеральных специализированных организаций здравоохранения меры социальной поддержки устанавливаются Правительством Российской Федерации, для медицинских работников организаций здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а для медицинских работников муниципальных организаций здравоохранения - органами местного самоуправления (части четвертая - шестая статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан в указанной редакции).

Само по себе такое правовое регулирование, принятое в рамках процесса разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 12 июля 2006 года № 375-О, от 4 декабря 2007 года № 947-О-П, от февраля 2008 года № 383-О-П и др., не вступает в противоречие с конституционными предписаниями. При этом, реализуя указанные полномочия, соответствующие органы государственной власти и местного самоуправления обязаны учитывать, что изменение ранее установленных правил предоставления населению льгот и компенсаций должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной политики, с тем чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего Местное право 2010 N официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, а отмена либо приостановление предоставления выплат либо льгот компенсаторного характера будут иметь место только при установлении надлежащего механизма соответствующего возмещения, формы и способы которого могут меняться, но объем не должен уменьшаться (Постановления от декабря 1997 года № 20-П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 19 июня 2002 года № 11-П, от апреля 2004 года № 9-П, определения от 4 декабря 2003 года № 415-О, от 15 февраля года № 17-О, от 1 декабря 2005 года № 521-О и др.).

3. Согласно части четвертой статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ) к полномочиям Правительства Российской Федерации отнесено принятие нормативных правовых актов, устанавливающих с 1 января 2005 года меры социальной поддержки медицинских работников федеральных специализированных организаций здравоохранения, в том числе медицинских учреждений (их перечень утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2004 года № 872 «О федеральных учреждениях здравоохранения и федеральных учреждениях оздоровительного профиля», действующим в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 12 августа 2008 года № 594).

Детский туберкулезный санаторий «Кирицы» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию включен в перечень федеральных специализированных медицинских учреждений, утвержденный названным Постановлением Правительства Российской Федерации. Однако до настоящего времени Правительство Российской Федерации не установило меры социальной поддержки для медицинских работников федеральных специализированных организаций здравоохранения, в связи с чем данные работники (в отличие от аналогичной категории работников иных организаций здравоохранения) оказались лишенными возможности реализовать право на меры социальной поддержки, а те из них, кто, работая и проживая в сельской местности, до января 2005 года пользовался жилищно-коммунальными льготами на основании части второй статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан в прежней редакции, фактически утратили такую возможность без какой-либо компенсации.

Отсутствие надлежащего правового регулирования, которое должно было осуществить Правительство Российской Федерации в соответствии с частью четвертой статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ), не предполагающей произвольный отказ Российской Федерации от предоставления медицинским работникам федеральных специализированных медицинских учреждений, работающим и проживающим в сельской местности, жилищно-коммунальных льгот, которыми они пользовались на основании законодательства, действовавшего до 1 января 2005 года, не согласуется с приведенной правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации.

В целях недопущения ущемления социальных прав указанной категории медицинских работников Правительству Российской Федерации надлежит незамедлительно установить меры их социальной поддержки, а до установления таких мер на Российской Федерации лежит обязанность по сохранению жилищно-коммунальных льгот для тех из них, кто, работая и проживая в сельской местности, пользовался этими льготами до января 2005 года.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 2 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71, частью первой статьи 79 и статьей 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации Местное право 2010 N определил:

1. Установленное пунктом 50 статьи 35 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» правовое регулирование не предполагает лишение медицинских работников федеральных специализированных медицинских учреждений, работающих и проживающих в сельской местности, жилищно-коммунальных льгот, которыми они пользовались до 1 января 2005 года на основании части второй статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

2. Конституционно-правовой смысл положений пункта 50 статьи 35 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении на основе правовых позиций, ранее выраженных им в сохраняющих свою силу решениях, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

3. Признать жалобу гражданина Репы Николая Федоровича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного им вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

4. Правоприменительные решения по делу гражданина Репы Николая Федоровича, основанные на пункте 50 статьи 35 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Определении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

5. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

6. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 25 февраля 2010 г. № 284-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ВОЛКОВА СЕРГЕЯ ФЕДОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 6 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 32 ЗАКОНА ПЕРМСКОГО КРАЯ «О ВЫБОРАХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ В ПЕРМСКОМ КРАЕ»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.Ф.

Волков оспаривает конституционность пункта 6 части 1 статьи 32 Закона Пермского края от 13 марта 2008 года № 208-ПК «О выборах должностных лиц муниципальных образований в Пермском крае», в соответствии с которым для регистрации кандидата кандидат не позднее чем за 42 дня до дня голосования до 18 часов по местному времени представляет в комиссию, организующую выборы, первый финансовый отчет.

Местное право 2010 N Как следует из представленных материалов, решением территориальной избирательной комиссии Суксунского муниципального района от 21 января 2009 года С.Ф.

Волкову отказано в регистрации кандидатом на должность главы Суксунского муниципального района. Решением Суксунского районного суда Пермского края от февраля 2009 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, заявителю отказано в удовлетворении требования об отмене решения территориальной избирательной комиссии Суксунского района Пермского края от 21 января 2009 года.

По мнению заявителя, оспариваемое им положение нарушает гарантированное статьей 32 (часть 2) Конституции Российской Федерации право граждан быть избранными в органы местного самоуправления.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от ноября 1998 года № 26-П, законодатель вправе предусмотреть специальные предварительные условия для регистрации кандидата на выборах, в частности требование о представлении необходимых документов. Эти условия, не затрагивая существа и содержания избирательных прав, относятся к порядку их реализации и в равной мере распространяются на всех кандидатов, а потому не нарушают их равноправие.

Таким образом, пункт 6 части 1 статьи 32 Закона Пермского края «О выборах должностных лиц муниципальных образований в Пермском крае» с учетом названного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации не может быть признан нарушающим конституционные права заявителя.

Формально оспаривая конституционность указанного положения, С.Ф. Волков фактически настаивает на проверке законности и обоснованности принятых правоприменительных решений по его делу, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волкова Сергея Федоровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 23 марта 2010 г. № 359-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ КОТОВОЙ ВЕРЫ АНДРЕЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 3 СТАТЬИ 25 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ОСНОВАХ СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» И ПУНКТОМ 50 СТАТЬИ 35 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРИЗНАНИИ УТРАТИВШИМИ СИЛУ НЕКОТОРЫХ Местное право 2010 N ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ) И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» И «ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

1. Согласно пункту 3 статьи 25 Федерального закона от 10 декабря 1995 года № 195 ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации»

медицинским работникам государственной системы социальных служб, непосредственно занятым социально-медицинским обслуживанием, могут предусматриваться меры социальной поддержки в порядке и на условиях, которые предусмотрены законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации для медицинских работников государственных учреждений здравоохранения.

Пунктом 50 статьи 35 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в статью Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан был внесен ряд изменений. Так, ее часть вторая, закреплявшая право врачей, провизоров, работников со средним медицинским и фармацевтическим образованием государственной и муниципальной систем здравоохранения, работающих и проживающих в сельской местности и поселках городского типа, а также проживающих с ними членов их семей на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением в соответствии с действующим законодательством, признана утратившей силу и одновременно введена часть пятая, согласно которой меры социальной поддержки медицинских работников организаций здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, устанавливаются их органами государственной власти.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.А. Котова, работающая с 8 ноября 2006 года в должности медицинской сестры государственного стационарного учреждения социального обслуживания «Мокшанский детский дом интернат для умственно отсталых детей», расположенного в рабочем поселке и находящегося в ведении Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области, оспаривает конституционность пункта 3 статьи 25 Федерального закона от 10 декабря 1995 года № 195-ФЗ и пункта 50 статьи 35 Федерального закона от августа 2004 года № 122-ФЗ, поскольку, по ее мнению, они позволяют правоприменительным органам отменять льготу, которая предоставлялась медицинским работникам государственной системы социальных служб, непосредственно занятым социально-медицинским обслуживанием, до 1 января 2005 года, и неправомерно лишают ее установленных государством социальных гарантий без равноценной компенсации, а потому противоречат статьям 2, 7, 18, 19, 39 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.А.

Котовой материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

2.1. Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ осуществлен пересмотр системы социальных гарантий, установленных по состоянию на 31 декабря 2004 года для различных категорий граждан, в том числе пунктом 50 статьи 35 данного Федерального закона решение вопросов социальной поддержки медицинских работников было передано тем властным структурам, в ведении которых находятся соответствующие организации Местное право 2010 N здравоохранения. Так, для медицинских работников федеральных специализированных организаций здравоохранения меры социальной поддержки устанавливаются Правительством Российской Федерации, для медицинских работников организаций здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, - их органами государственной власти, а для медицинских работников муниципальных организаций здравоохранения - органами местного самоуправления (части четвертая - шестая статьи Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан).

Само по себе такое правовое регулирование, принятое в рамках процесса разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, не вступает в противоречие с конституционными предписаниями (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2006 года № 375 О, от 4 декабря 2007 года № 947-О-П, от 7 февраля 2008 года № 383-О-П и др.).

Кроме того, положения статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (в редакции пункта 50 статьи 35 Федерального закона от августа 2004 года № 122-ФЗ) регулируют вопросы предоставления мер социальной поддержки медицинским работникам организаций здравоохранения, к числу которых заявительница не относится. Следовательно, в этой части жалоба В.А. Котовой не может быть признана допустимой в соответствии со статьей 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

2.2. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, каковым является Российская Федерация (статья 7, часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), и определяет социальную защиту, включая социальное обеспечение, как предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт «ж» части 1).

Не устанавливая конкретные способы и объемы такой защиты, предоставляемой тем или иным категориям граждан, Конституция Российской Федерации относит соответствующее регулирование к полномочиям законодателя.

Федеральный законодатель в пункте 3 статьи 25 Федерального закона «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» предусмотрел возможность предоставления медицинским работникам государственной системы социальных служб, непосредственно занятым социально-медицинским обслуживанием, мер социальной поддержки в порядке и на условиях, которые предусмотрены законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации для медицинских работников государственных учреждений здравоохранения.

Действуя в пределах предоставленных ему полномочий, законодатель Пензенской области в Законе от 3 декабря 2004 года № 693-ЗПО «О мерах социальной поддержки отдельных категорий квалифицированных работников, работающих и проживающих в сельской местности на территории Пензенской области» определил категории квалифицированных работников, работающих и проживающих в сельской местности на территории Пензенской области, к числу которых отнесены как медицинские работники с высшим и средним профессиональным образованием государственных учреждений здравоохранения, так и работники с высшим и средним профессиональным образованием государственной системы социальных служб, а также установил в качестве меры социальной поддержки выплату ежемесячной денежной компенсации на возмещение расходов по оплате жилья и коммунальных услуг.

Данная компенсация, как следует из представленных документов, выплачивается В.А. Котовой - поступившей на работу в период действия названного Закона Пензенской области в учреждение социального обслуживания, входящее в государственную систему социальных служб, - в порядке и на условиях, предусмотренных для медицинских работников учреждений здравоохранения Пензенской области. При таких обстоятельствах Местное право 2010 N нет оснований полагать, что пунктом 3 статьи 25 Федерального закона «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» нарушаются конституционные права заявительницы.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котовой Веры Андреевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 8 апреля 2010 г. № 440-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ТАРХОВА ВИКТОРА АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ПУНКТА 2 СТАТЬИ 8, АБЗАЦА ПЕРВОГО ПУНКТА 4 СТАТЬИ 82 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ОСНОВНЫХ ГАРАНТИЯХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» И АБЗАЦЕВ ПЕРВОГО И ТРЕТЬЕГО СТАТЬИ 1, АБЗАЦЕВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО СТАТЬИ 3 ЗАКОНА САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ «О ПРОДЛЕНИИ И СОКРАЩЕНИИ СРОКОВ ПОЛНОМОЧИЙ ГЛАВ И ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А.

Тархов, избранный главой городского округа Самара и вступивший в должность 27 октября 2006 года, оспаривает конституционность пункта 2 статьи 8 и абзаца первого пункта статьи 82 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», а также абзацев первого и третьего статьи 1, абзацев первого и второго статьи 3 Закона Самарской области от 26 февраля 2009 года № 14-ГД «О продлении и сокращении сроков полномочий глав и представительных органов муниципальных образований на территории Самарской области».

Оспариваемые положения названного Федерального закона закрепляют право субъектов Российской Федерации путем принятия закона однократно и не более чем на один год продлевать или сокращать сроки полномочий органов местного самоуправления в целях совмещения дня голосования на выборах не менее чем в две трети органов местного самоуправления муниципальных образований в данном субъекте Российской Федерации.

Согласно принятому на основании приведенных законоположений Закону Самарской области «О продлении и сокращении сроков полномочий глав и представительных органов муниципальных образований на территории Самарской области» в целях совмещения дней голосования на выборах глав и депутатов представительных органов муниципальных образований на территории Самарской области 10 октября 2010 года продлевается на один год срок полномочий Думы городского округа Самара и сокращаются на тот же срок Местное право 2010 N полномочия главы данного муниципального образования (абзацы первый и третий статьи 1, абзацы первый и второй статьи 3).

Как следует из представленных материалов, определением Самарского областного суда от 8 апреля 2009 года, оставленным без изменения определением Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2009 года, было прекращено производство по делу по заявлению главы городского округа Самара В.А. Тархова о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими абзаца первого и второго статьи Закона Самарской области «О продлении и сокращении сроков полномочий глав и представительных органов муниципальных образований на территории Самарской области». Суды исходили из того, что уже имеется вступившее в законную силу судебное решение, принятое по заявлению о том же предмете, а именно решение Самарского областного суда от 24 марта 2009 года, которым подтверждено соответствие федеральному законодательству данных законоположений. В этом решении указывалось, что Закон Самарской области «О продлении и сокращении сроков полномочий глав и представительных органов муниципальных образований на территории Самарской области»

принят Самарской Губернской Думой с соблюдением предусмотренных пунктами 4 и статьи 82 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» условий, необходимых для продления или сокращения срока полномочий органов местного самоуправления, и что установленное ими правовое регулирование является специальным и не подпадает под действие общего правила о недопустимости сокращения или продления сроков полномочий действующих органов местного самоуправления и их должностных лиц.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения, как допускающие произвольное изменение сроков полномочий действующих глав и депутатов представительных органов муниципальных образований законодательным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, нарушают конституционные гарантии прав граждан в сфере местного самоуправления и противоречат статьям 12, (части 1 и 2), 18, 19 (часть 1), 32 (часть 2), 55 (части 2 и 3), 130, 131 (часть 1) и Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации ранее уже касался вопросов, связанных с изменением сроков полномочий органов публичной власти в целях совмещения дней голосования на выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления.

В Определении от 27 мая 2004 года № 175-О со ссылкой на Постановление от апреля 1997 года № 7-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что положения пунктов 1 и 4 статьи 82 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», которыми устанавливается максимально возможный срок продления или сокращения законом субъекта Российской Федерации срока полномочий органа государственной власти субъекта Российской Федерации при совмещении дней голосования на выборах, не противоречат ранее выраженным правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку представляют собой одну из закрепленных на федеральном уровне гарантий права граждан на участие в свободных периодических выборах, и, соответственно, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы граждан.

В официально опубликованном Определении от 12 июля 2005 года № 309-О приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации была им универсализирована и распространена на отношения по поводу изменения сроков полномочий органов местного самоуправления. Оценивая внесенные Федеральным законом от 12 августа 2004 года № 99-ФЗ в связи с реформированием местного самоуправления изменения в избирательное и муниципальное законодательство, согласно которым допускается не более чем на один год продление или сокращение сроков полномочий органов местного самоуправления в целях совмещения дня голосования на выборах в Местное право 2010 N органы местного самоуправления с днем голосования на выборах в органы местного самоуправления вновь образованных муниципальных образований, на выборах в органы местного самоуправления муниципальных образований в субъекте Российской Федерации, на выборах в органы местного самоуправления одного и того же муниципального образования, а также на выборах в органы местного самоуправления с днем голосования на выборах в органы государственной власти субъекта Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Такое регулирование не направлено на ограничение самостоятельности местного самоуправления, права граждан на осуществление местного самоуправления, права избирать и быть избранными в органы местного самоуправления. Совмещение муниципальных выборов посредством продления или сокращения сроков полномочий органов местного самоуправления и проведение их не позднее 1 ноября 2005 года имеет целью синхронизировать переход системы местного самоуправления в обновленный правовой статус и представляет собой временную меру, рассчитанную только на переходный период муниципальной реформы для организации местного самоуправления в соответствии с требованиями Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и проведения выборов в органы местного самоуправления в переходный период с учетом местных условий. Это временное регулирование не изменяет положений уставов муниципальных образований о сроках полномочий органов и выборных должностных лиц местного самоуправления, не препятствует реализации гражданами права участвовать в управлении делами государства и избирательных прав и не может быть признано противоречащим Конституции Российской Федерации.

Указанные решения Конституционного Суда Российской Федерации и, соответственно, сформулированные в них правовые позиции, подтвержденные в определениях от 20 октября 2005 года № 407-О и от 18 апреля 2006 года № 142-О, сохраняют свою силу.

Оспариваемые В.А. Тарховым положения федерального и регионального законодательства направлены, прежде всего, на реализацию требований избирательного законодательства о совмещении различных уровней выборов, проводимых на территории Российской Федерации, в единые дни голосования, и по своему нормативному значению являются аналогичными тем, которые были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в названных решениях.

Так, положения пункта 2 статьи 8, абзаца первого пункта 4 статьи 82 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» содержат норму, действие которой строго ограничено во времени периодом до 14 марта 2011 года (пункт 5 статьи 82 данного Федерального закона), а ее применение связано с соблюдением ряда прямо предусмотренных федеральным законодателем ограничительных условий, согласно которым в указанный период допускается лишь однократное продление или сокращение срока полномочий органов местного самоуправления в целях совмещения дней голосования на соответствующих выборах, максимальный срок, на который возможны изменения срока полномочий органов местного самоуправления как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения, не может превышать одного года, при этом изменение срока полномочий органов местного самоуправления возможно только при совмещении дней голосования на выборах не менее чем в две трети органов местного самоуправления муниципальных образований в данном субъекте Российской Федерации.

Следовательно, эти законоположения как воспроизводят правовое регулирование, которое было направлено на обеспечение муниципальной реформы и уже оценивалось Конституционным Судом Российской Федерации, так и вводят дополнительные требования к его реализации, призванные исключить произвольные решения со стороны субъектов Российской Федерации по соответствующим вопросам и тем самым сформировать Местное право 2010 N необходимый уровень гарантий права граждан на участие в осуществлении местного самоуправления.

Что касается оспариваемых заявителем абзацев первого и третьего статьи 1 и абзацев первого и второго статьи 3 Закона Самарской области «О продлении и сокращении сроков полномочий глав и представительных органов муниципальных образований на территории Самарской области», то, как указано в судебных решениях, вынесенных по делу заявителя, данные нормы приняты законодателем Самарской области на основе и в пределах уполномочия, содержащегося непосредственно в федеральном законе.

Таким образом, жалоба гражданина В.А. Тархова не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено решение, сохраняющее свою силу (пункт 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тархова Виктора Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку по поставленному заявителем вопросу Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено решение, сохраняющее свою силу.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 8 апреля 2010 г. № 454-О-О ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА МАРАКУШИНА ФЕДОРА ДМИТРИЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 25 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

1. Гражданин Ф.Д. Маракушин в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать противоречащей Конституции Российской Федерации, ее статьям 3, 31, 32 (часть 1), 55 (часть 3), 130 и 131 (часть 1), часть 1 статьи 25 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Как следует из представленных материалов, решением Приморского районного суда Архангельской области от 16 июля 2009 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 17 сентября 2009 года, было признано недействующим со дня принятия решение схода жителей Зимне-Золотицкого сельского поселения Приморского района Архангельской области от 9 июня 2006 года «О территориях традиционного природопользования», в котором закреплялись границы и определялся правовой режим территорий традиционного природопользования жителей Зимне-Золотицкого поселения. Суды указали, что в силу Местное право 2010 N части 1 статьи 25 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» сход может проводиться только в поселениях с численностью жителей, обладающих избирательным правом, не более 100 человек, в то время как число жителей Зимне-Золотицкого сельского поселения, обладающих избирательным правом, на день проведения схода составляло 252 человека (из них в сходе участвовал 131 житель).

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения, как допускающие проведение схода граждан в качестве представительного органа муниципального образования и принятие на нем решений по вопросам местного значения только в поселениях с определенной численностью жителей, обладающих избирательным правом, неправомерно ограничивают право граждан на непосредственное участие в управлении делами государства, препятствуют осуществлению местного самоуправления посредством указанной формы прямого волеизъявления граждан в муниципальных образованиях с большей численностью жителей, обладающих избирательным правом, а также нарушают конституционное право на проведение собраний.

2. В соответствии со статьями 1 (часть 1), 3 (часть 2), 12, 32 (части 1 и 2), 130 и (часть 1) Конституции Российской Федерации местное самоуправление в Российской Федерации как демократическом правовом государстве признается и гарантируется в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации;

оно является необходимой формой осуществления власти народа, обладает самостоятельностью в пределах своих полномочий, обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения и осуществляется гражданами в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и иные органы местного самоуправления.

При этом Конституция Российской Федерации относит установление общих принципов организации местного самоуправления к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 72, пункт «н» части 1), что предполагает необходимость принятия по данным вопросам федеральных законов и в соответствии с ними - законов субъектов Российской Федерации (статья 76, часть 2), положения которых обязаны соблюдать как органы публичной власти и должностные лица, так и граждане и их объединения (статья 15, часть 2). Тем самым Конституция Российской Федерации прямо уполномочивает федерального законодателя и законодателей субъектов Российской Федерации на определение организационно-правовых форм реализации гражданами права на местное самоуправление, согласующихся с его конституционно правовым предназначением и учитывающих особенности организации и осуществления муниципальной власти как одного из уровней публичной власти народа, наиболее приближенного к населению.

По смыслу приведенных конституционных положений, самостоятельность населения в осуществлении местного самоуправления допускается в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации и законами. Этот вывод согласуется с конституционным запретом на ограничение прав местного самоуправления, закрепленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, и учитывает правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, неоднократно отмечавшего, что права и обязанности местного самоуправления, деятельность его органов и должностных лиц должны соответствовать Конституции Российской Федерации и основанным на ней нормативным правовым актам (Постановления от 16 октября 1997 года № 14-П и от ноября 2000 года № 15-П).

Законодательное регулирование организации местного самоуправления, в свою очередь, не может быть произвольным: оно должно опираться на конституционные основы местного самоуправления в Российской Федерации и не допускать ограничения прав граждан на участие в его осуществлении иначе как в соответствии с положениями статьи Местное право 2010 N (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которым права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

3. Федеральный законодатель, реализуя возложенные на него Конституцией Российской Федерации полномочия, установил в Федеральном законе от 6 октября года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» общие правовые, территориальные и организационные принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации, а также государственные гарантии его осуществления (преамбула). При этом, принимая во внимание конституционное предназначение местного самоуправления как формы осуществления народом своей власти, обеспечивающей в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения (статья 1, часть 2), Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

центральное место отводит закреплению форм непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в осуществлении местного самоуправления (глава 5) и установлению системы органов местного самоуправления, через которые граждане могут осуществлять муниципальную власть, и должностных лиц местного самоуправления (глава 6).

К формам непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в осуществлении местного самоуправления (которые могут использоваться жителями любого муниципального образования, если иное не установлено федеральным законом) названный Федеральный закон относит местный референдум (статья 22), муниципальные выборы (статья 23), голосование по отзыву депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления, голосование по вопросам изменения границ муниципального образования, преобразования муниципального образования (статья 24), правотворческую инициативу граждан (статья 26), территориальное общественное самоуправление (статья 27), публичные слушания (статья 28), собрание граждан (статья 29), конференцию граждан (собрание делегатов) (статья 30), опрос граждан (статья 31) и обращения граждан в органы местного самоуправления (статья 32). Наряду с указанными формами непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в осуществлении местного самоуправления граждане в силу статьи 33 названного Федерального закона вправе на основе принципов законности и добровольности участвовать в осуществлении местного самоуправления и в иных формах, не противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральным законам и законам субъектов Российской Федерации.

Структуру органов местного самоуправления, согласно статье 34 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», составляют представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования), контрольный орган муниципального образования, иные органы и выборные должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения (часть 1). При этом наличие в структуре органов местного самоуправления представительного органа муниципального образования, главы муниципального образования, местной администрации (исполнительно-распорядительного органа муниципального образования) является обязательным, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом (часть 2).

Местное право 2010 N 3.1. Оспариваемые заявителем положения части 1 статьи 25 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в качестве исключения из общих правил организации и осуществления населением местного самоуправления предусматривают, что в поселении с численностью жителей, обладающих избирательным правом, не более человек для решения вопросов местного значения собирается сход граждан;

сход граждан правомочен при участии в нем более половины жителей поселения, обладающих избирательным правом. Другие положения той же статьи устанавливают, что сход граждан осуществляет полномочия представительного органа муниципального образования, в том числе отнесенные к исключительной компетенции последнего (часть 2);

сход граждан созывается главой муниципального образования самостоятельно либо по инициативе группы жителей поселения численностью не менее 10 человек;

обеспечение его проведения возлагается на главу местной администрации (часть 3);

участие в сходе граждан выборных должностных лиц местного самоуправления является обязательным (часть 4);

на сходе председательствует глава муниципального образования или иное лицо, избираемое его участниками (часть 5);

решение схода граждан считается принятым, если за него проголосовало более половины участников схода (часть 6), и подлежит обязательному исполнению на территории поселения (часть 7);

органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления обеспечивают исполнение решений, принятых на сходе граждан, в соответствии с разграничением полномочий между ними, определенным уставом поселения (часть 8). В соответствии с этим часть 3 статьи названного Федерального закона предписывает, что представительный орган поселения, где численность его жителей, обладающих избирательным правом, составляет менее человек, не формируется, а полномочия представительного органа поселения - без каких бы то ни было изъятий - осуществляются сходом граждан.

Такое законодательное регулирование ориентировано на обеспечение сбалансированного использования гражданами институтов прямой и представительной демократии при осуществлении местного самоуправления, учитывает реальные возможности непосредственного решения населением вопросов местного значения в небольших по числу жителей поселениях, не выходит за рамки дискреционных полномочий федерального законодателя и не нарушает гарантированное Конституцией Российской Федерации право граждан, проживающих в иных муниципальных образованиях, на осуществление местного самоуправления путем референдума, выборов, иных форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления. Согласуется оно и с пунктом 2 статьи 3 Европейской хартии местного самоуправления, предусматривающей осуществление местного самоуправления советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования, и вместе с тем не исключающей обращение к собраниям граждан, референдумам или любой другой форме прямого участия граждан, если это допускается законом.

3.2. Ранее действовавший Федеральный закон от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (статья 24) не проводил какого-либо различия между собраниями и сходами граждан как формами осуществления местного самоуправления и допускал возможность их созыва для решения вопросов местного значения в любых по числу жителей муниципальных образованиях (часть 1). При этом порядок созыва и проведения собрания (схода) граждан, принятия и изменения его решений, пределы его компетенции устанавливались уставом муниципального образования в соответствии с законами субъекта Российской Федерации (часть 2). Вместе с тем в силу части 6 статьи 15 названного Федерального закона не исключалось, что в отдельных поселениях уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов Российской Федерации может быть предусмотрена возможность осуществления полномочий представительных органов местного Местное право 2010 N самоуправления собраниями (сходами) граждан. Тем самым федеральный законодатель, по существу, допускал проведение собраний (сходов) граждан для реализации полномочий представительного органа местного самоуправления, не ограничивая такой вариант осуществления муниципальной власти определенной численностью жителей того или иного поселения.

В Федеральном законе от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», вступившем в силу в полном объеме с 1 января 2009 года, подход законодателя к условиям использования институтов схода и собрания граждан в качестве форм непосредственного участия населения в осуществлении местного самоуправления изменился. Предусмотрев проведение сходов граждан для непосредственного решения вопросов местного значения, в том числе отнесенных к полномочиям представительного органа муниципального образования, только в поселениях с численностью жителей, обладающих избирательным правом, не более 100 человек, он, как следствие, исключил возможность их созыва в указанных целях в иных муниципальных образованиях.

Собрания граждан в соответствии с действующим Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» могут проводиться в любых муниципальных образованиях - для обсуждения вопросов местного значения, информирования населения о деятельности органов местного самоуправления, а также для осуществления территориального общественного самоуправления на части территории муниципального образования. При этом собрание граждан вправе принимать обращения к органам местного самоуправления и должностным лицам местного самоуправления, которые подлежат обязательному рассмотрению компетентными представителями муниципальной власти с направлением письменного ответа, а также избирать лиц, уполномоченных представлять собрание граждан во взаимоотношениях с указанными субъектами. В случае проведения собрания граждан в целях осуществления территориального общественного самоуправления оно вправе принимать решения по вопросам, отнесенным к его компетенции уставом территориального общественного самоуправления (статья 29).

Осуществив указанные изменения, направленные на разграничение таких институтов непосредственной муниципальной демократии, как сход граждан и собрание граждан, федеральный законодатель вместе с тем в части 1.1 статьи 83 названного Федерального закона предусмотрел наличие переходного периода - со дня официального опубликования данного Федерального закона до 1 января 2009 года, имевшего целью создание юридических предпосылок для постепенной адаптации граждан к новым правилам организации и осуществления местного самоуправления, а также отправных условий для решения отдельных вопросов местного значения во вновь образованных в соответствии с данным Федеральным законом поселениях. Такой подход согласуется с неоднократно выраженной в решениях Конституционного Суда Российской Федерации правовой позицией о необходимости соблюдения в правотворчестве принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающего правовую определенность, сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также предоставление гражданам в случае необходимости возможности, в частности посредством установления временного регулирования, в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям (Постановление от 24 мая 2001 года № 8-П, определения от 4 апреля 2006 года № 89-О, от 8 февраля 2007 года № 321-О-П, от 2 апреля 2009 года № 553-О-П и др.).

3.3. Из поступивших в Конституционный Суд Российской Федерации материалов следует, что муниципальное образование «Зимне-Золотицкое» было образовано в границах территорий деревень Верхняя Золотица, Нижняя Золотица, маяков Вепревский, Зимнегорский, выселка Това и наделено статусом сельского поселения Законом Архангельской области от 23 сентября 2004 года № 248-внеоч.-ОЗ «О статусе и границах Местное право 2010 N территорий муниципальных образований в Архангельской области» (статья 19).

Соответственно, положения статей 15 и 24 Федерального закона от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», допускавшие возможность осуществления в отдельных поселениях независимо от численности их жителей полномочий представительного органа местного самоуправления собранием (сходом) граждан, к гражданам, проживающим на территории данного сельского поселения, не применялись.

Принятый Советом депутатов Зимне-Золотицкого сельского поселения 21 ноября 2005 года Устав муниципального образования в числе форм непосредственного решения населением вопросов местного значения проведение схода граждан не предусматривает (статья 10).

Соответственно, применительно к гражданам, проживающим на территории данного сельского поселения, образованного согласно требованиям части 1 статьи 85 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», нет оснований считать, что оспариваемыми заявителем законоположениями право на осуществление местного самоуправления посредством указанной формы прямого волеизъявления было ограничено в сравнении с ранее действовавшим законодательством.

4. Заявитель усматривает неконституционность положений части 1 статьи Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» также в том, что ими нарушается его конституционное право на проведение собраний. Однако данные законоположения касаются исключительно правил проведения схода граждан в поселениях с численностью жителей, обладающих избирательным правом, не более 100 человек и не препятствуют реализации права на проведение собраний как на основании названного Федерального закона, так и в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 19 июня 2004 года № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

Кроме того, формально оспаривая конституционность положений части 1 статьи Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», заявитель, по существу, ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о внесении целесообразных, с его точки зрения, изменений в действующее законодательство. Разрешение данного вопроса к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится, а является прерогативой федерального законодателя.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Маракушина Федора Дмитриевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 22 апреля 2010 г. № 579-О-О Местное право 2010 N ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «СОСНОВОБОРСКИЙ ГОРОДСКОЙ ОКРУГ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ» НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД АБЗАЦАМИ ПЕРВЫМ И ВТОРЫМ ПУНКТА 10 СТАТЬИ 3 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЗЕМЕЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

1. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, в иске администрации муниципального образования «Сосновоборский городской округ Ленинградской области» к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Ленинградской области о признании недействительным права федеральной собственности на земельный участок и о признании за истцом права на распоряжение указанным земельным участком как земельным участком, право государственной собственности на который не разграничено, отказано. Суд признал, что истец собственником спорного земельного участка не является;

предоставив его в аренду федеральному государственному унитарному предприятию «Концерн «Росэнергоатом», истец реализовал предоставленное ему федеральным законом полномочие по распоряжению земельными участками, право государственной собственности на которые не разграничено.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации муниципальное образование «Сосновоборский городской округ Ленинградской области» оспаривает конституционность абзацев первого и второго пункта 10 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 года № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», согласно которым отсутствие государственной регистрации права собственности на земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, не является препятствием для осуществления распоряжения ими;

распоряжение указанными земельными участками осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности.

По мнению заявителя, приведенные положения создают предпосылки для незаконной регистрации права собственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации на земельные участки, в отношении которых органы местного самоуправления осуществили предоставленное им полномочие по распоряжению земельными участками, создают препятствия для осуществления органами местного самоуправления юридически самостоятельной и эффективной деятельности по решению вопросов местного значения и нарушают право муниципальных образований на участие в разграничении государственной собственности на землю.

Как указывает заявитель, содержащееся в оспариваемых положениях гражданско правовое понятие "распоряжение", относящееся к правомочиям, которыми наделен собственник, влечет правовую неопределенность в том, какими именно правомочиями наделены органы местного самоуправления в отношении земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, и создает предпосылки к противоречивому пониманию этих положений арбитражными судами, чем нарушаются права заявителя, гарантированные статьями 8 (часть 2), 12, 35 (часть 1) и 132 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституция Российской Федерации, относя разграничение государственной собственности к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт «г» части 1), вместе с тем не определяет, какие объекты государственной собственности находятся в собственности Российской Федерации, какие - в собственности Местное право 2010 N субъектов Российской Федерации, а какие из государственной собственности передаются в собственность конкретных муниципальных образований. Указанное положение Конституции Российской Федерации предполагает, прежде всего, законодательное регулирование порядка отнесения объектов государственной собственности к тем или иным уровням (видам) этой собственности - федеральной собственности или собственности субъектов Российской Федерации, а также порядка передачи объектов из государственной собственности в муниципальную собственность. При этом федеральный законодатель вправе предусмотреть осуществление полномочия по распоряжению земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, органами местного самоуправления (Определение от 15 января 2008 года № 219-О-О). Соответственно, положения абзацев первого и второго пункта 10 статьи 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» не нарушают права и гарантии местного самоуправления, установленные Конституцией Российской Федерации.

Разрешение же споров о праве собственности на конкретные земельные участки, в том числе о наличии оснований возникновения права федеральной собственности на них, как требующее установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела, находится в компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов и Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы муниципального образования «Сосновоборский городской округ Ленинградской области», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 28 мая 2010 г. № 12-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТЕЙ 2, 3 И 5 СТАТЬИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», ЧАСТЕЙ 1 И 2 СТАТЬИ ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПУНКТА 3 СТАТЬИ 3 И ПУНКТА 5 СТАТЬИ 36 ЗЕМЕЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН Е.Ю. ДУГЕНЕЦ, В.П. МИНИНА И Е.А.

ПЛЕХАНОВА 1. Статьей 36 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривается, что земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, принадлежит на праве общей долевой собственности собственникам помещений в этом доме и относится к общему имуществу, которым указанные лица владеют, пользуются и в установленных данным Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются (части 1 и 2).



Pages:   || 2 |
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.