авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ
Привет, посетитель из United States, Ashburn!

мировая сисТема и межрегиональные оТношения

УДК327

Журбей Е.В.

1

Внешняяполитикаивнешнеполитическийпроцесс

АдминистрацииДж.Буша–старшего

ForeignpolicyandforeignpoliceprocessoftheGeorgeH.W.Bushadministration

Данная статья посвящена внешнеполитическому процессу респу-

бликанской администрации Джорджа Буша-старшего в период 1989 – 1992 годов. Автор уделяет особое внимание технологической стороне работы высшего руководства США и обеспечению международного курса государ ства. В статье на основе научных моделей принятия решений анализиру ется внешняя политика США в период республиканской администрации Дж. Буша – старшего.

Ключевые слова: внешняя политика, внешнеполитический про цесс, новый мировой порядок, совет национальной безопасности, государ ственный департамент, республиканская администрация This article is devoted to the foreign policy process of the republican administration of George H.W Bush during the 1989 – 1992 periods. The author pays the particular attention to technological aspects of the work of top U.S.

administration and ensures an international course of the state. On the basis of scientific decision-making models the U.S. foreign policy is analyzed in the republican administration of George H.W.Bush.

Key words: foreign policy, foreign policy process, the new world order, national security council, the State Department, the Republican administration В своих мемуарах Джордж Буш пишет о том, что ему повезло ра ботать с тремя республиканскими президентами: Ричардом Никсоном, Джеральдом Фордом и Рональдом Рейганом. «Изучение их опыта по зволило мне понять как должна строиться внешняя политика и система национальной безопасности, как надо работать с Конгрессом и вообще почувствовать, с какими проблемами встречается Президент» [2,с.26].

Как пишет Буш он «намеревался стать Президентом, который держит руль в своих руках. Я хотел, чтобы ключевые фигуры моей внешнеполи ЖУРБЕЙ Евгений Викторович, к.и.н., доцент филиала Дальневосточного федераль ного университета в г. Находке. E-mail: cpr2001@rambler.ru Продолжение. Начало в № 4 за 2010 г.

Ойкумена. 2011. № тической команды знали, что я буду детально вникать в проблемы обо роны, международной торговли и внешней политики, но в тоже время не буду пытаться постичь все нюансы и сложности политики» [2,с.27].

Президент окружил себя сильными людьми и не боялся делегировать им полномочия. Данные принципы позволили Бушу сформировать сле дующую внешнеполитическую команду.

Буш сохранил государственного секретаря в качестве основного ис полнителя решений и советника президента в вопросах внешней поли тики, но решил отвести большую автономность в этой сфере советнику президента по национальной безопасности, который руководил работой аппарата Совета национальной безопасности. По закону СНБ состоит из четырёх членов: президента, вице-президента, госсекретаря и министра обороны. Директор ЦРУ, председатель комитета начальников штабов и советник президента по вопросам национальной безопасности участво вали в заседаниях СНБ в качестве советников.

Фигура государственного секретаря США в администрации Буша Джеймса Бейкера заслуживает особого внимания. Удачи и неудачи ре спубликанской администрации во внешней политике в той или иной степени можно отнести на счёт этого человека. Назначение Дж. Бей кера государственным секретарём было сверхбыстрым. Сразу же после победы 9 ноября 1988 г., не покинув свой родной штат Техас, Буш на своей первой конференции в качестве победителя объявил о своём пер вом назначении на пост государственного секретаря Джеймса Бейкера [3, с.240]. Столь быстрое назначение многие из аналитиков первона чально назвали поспешным. Главным недостатком Бейкера многочис ленные оппоненты считали отсутствие внешнеполитического опыта.

Данный аргумент вновь обозначился в начале 90-х гг., когда стратегия национальной безопасности под названием «новый мировой порядок», подверглась всесторонней критике, в том числе и внутри партии. Влия тельный исследовательский центр, объединяющий преимущественно правых республиканцев «Фонд Наследия», создал в 1991 – 1992 гг. аль тернативный внешнеполитический проект, подвергший в ряде положе ний концепцию «нового мирового порядка» суровой критике. Главным недостатком внешней политики Буша правые республиканцы призна вали грандиозность планов, при отсутствии реальных ресурсов для их реализации.

Действительно Бейкер не имел значительного опыта на поприще внешней политики. Однако он прошёл серьёзную школу аппаратной ра боты в подразделениях Белого дома, в частности в 1980 по 1985 гг. он занимал пост руководителя аппарата Белого дома. Пост руководителя аппарата президента нередко считают вторым по влиянию во всей ад министрации, по причине того, что именно её руководитель определяет приоритет рассмотрения тех или иных дел или тех или иных бумаг, на правляемых президенту США [3,с.248]. Внутрипартийная борьба, раз вернувшая в последние годы пребывания Джорджа Буша в Белом доме, уже явственно обозначилась в первые годы правления Р. Рейгана. Во круг поста занятого Бейкером развернулась острая конкуренция между консервативным крылом республиканской партии (Э. Миз, У. Кларк, К. Уайнбергер, Д. Кирпатрик и др.) и «прагматическим» крылом (Д.

Бейкер, М. Дивер, С. Стюарт и др.), при активной поддержки жены пре зидента Нэнси Рейган предпочтение было отдано прагматику Бейкеру.



На протяжении пяти лет правые республиканцы рассматривали фигуру Бейкера «в качестве одного из главных препятствий в проталкивании собственной повестки дня и рекомендации через Белый дом» [3,с.250].

Уход Бейкера в 1985 г. из аппарата президента в министерство финансов негативным образом отразился на деятельности аппарата Белого дома Журбей Е.В. Внешняя политика и внешнеполитический процесс... (скандал Иран – контрас), но позволила самому Бейкеру получить опыт во внешнеэкономической сфере. «В качестве министра финансов, он со вершил поездки в 17 стран, возглавлял американские делегации на раз личных переговорах по международным проблемам, был лично знаком с руководителями всех крупнейших союзников США. К тому же на про тяжении восьми лет, сначала как руководитель аппарата сотрудников Белого дома, а потом как министр финансов, неоднократно принимал участие в заседаниях Совета национальной безопасности, на которых обсуждались и принимались решения по важным внешнеполитическим вопросам» [3,с.253]. Так что определённый опыт на поприще внешней политики он уже имел.

Приход Бейкера в «Фогги боттон» ознаменовал существенную сме ну руководящего состава государственного департамента. Президент при всей сложности подбора нужных людей для заполнения должностей высшего эшелона предоставил своему ближнему окружению свободу вы бора помощников. Бейкер в заместители взял себе Лоуренса Иглберге ра и президент одобрил этот выбор, так как у последнего был большой опыт, он служил за рубежом в качестве посла, занимал ключевые посты в Госдепартаменте в администрациях Форда и Рейгана. Как отмечала впоследствии Б. Скоукрофот «привлечение Лари в огромной степени способствовало повышению процессионального уровня разработки и во площения наших решений в области национальной безопасности» [2, с.34].

Смена кадрового состава диктовалась новыми проблемами, тре бующими нестандартных решений, а значит внесения значительных корректив во внешнюю политику прежней администрации США. Новые кадры, по мнению Бейкера, должны были генерировать и вырабатывать принципиальные решения. «Бейкер привёл с собой большую группу до веренных и малоизвестных помощников, которых профессиональные дипломаты окрестили «младотурками». Это настолько узкая и закры тая группа, что некоторые официальные лица и дипломаты говорили о том, что Бейкер руководит «госдепартаментом внутри госдепартамен та», то есть высокопоставленных сотрудников внешнеполитического ве домства, вплоть до уровня помощников госсекретаря, порой игнорируют при обсуждении каких-либо политических шагов, и что Бейкер зачастую держит их в неведении относительно своей стратегии или хода рассу ждений, приведшего его к определённому решению» [3, с.259]. Отча сти данное обвинение механизма руководства госсекретаря со стороны профессиональных дипломатов было оправданным и, возможно, именно этим можно объяснить неспособность чиновников государственного ап парата создать принципиально новую реалистическую стратегию наци ональной безопасности страны. Концепцию «нового мирового порядка»

реалистической по множеству параметров назвать нельзя.

Отношения Бейкера с профессиональными дипломатами не сло жились с самого начала. Во второй половине 1989 г. в высших эшело нах дипломатической элиты разразился скандал, связанный и именем Джеймса Бейкера. Новый государственный секретарь довольно долго тянул с назначением ключевых чиновников в своём ведомстве, а также с назначением дипломатических послов США за рубеж. После соответ ствующего прессинга Бейкер неожиданно отдаёт предпочтение не заре комендовавшим себя специалистам, а представителям академической науки, сослуживцам по министерству финансов и по попросту бизнесме нам. Причём данные назначения проводились не только в госдепарта менте, но под влиянием Бейкера и в других подразделениях американ ской администрации.

В ближайшее окружение Бейкера в госдепе также входили заме Ойкумена. 2011. № ститель госсекретаря по политическим вопросам Роберт Киммит, помощ ник по законодательным делам Джанет Маллинс и помощник по связям с общественностью Маргарет Татуайлер. Ярый протест «не только среди сотрудников госдепартамента, но и в сенате вызвало назначение двух состоятельных владельцев недвижимости – Джозеффа Заппалы и Мел вина Сэмблера – послами в Испанию и Австралию. В печати это связы вали с тем, что оба они внесли в фонды избирательной кампании Буша по 125 тысяч долларов» [3,с.255]. В ответ на это американские дипло маты, объединённые в подобие профессионального союза – Ассоциацию американских дипломатов, подают в федеральный суд округа Колумбия иск на Джеймса Бейкера. «Целью такого необычного шага было при влечь внимание к практике, администрации, которая …принялась раз давать посольские посты людям, порой не соответствующим, по мнению Ассоциации, этим должностям, но проявившим лояльность к президен ту» [3,с.255].

Подобное развитие событий не придавало деятельности государ ственного департамента стабильности, столь необходимой в период про исходящей трансформации всей системы международной отношений.

Выбранные стиль руководства Бейкером своим ведомством вызывал также много нареканий, прежде всего со стороны тех его работников, которые остались работать от прежней администрации. В американской политической системе после выборов происходит массовая кадровая смена всех подразделений только в случае прихода в Белый дом пред ставителей другой партии. В нашем случае администрация Буша при шла на смену администрации Рейгана без кардинальных изменений в составе государственного аппарата. Представители прежнего аппарата госдепартамента надеялись на автоматическом продолжении стиля ру ководства, предыдущего государственного секретаря Джорджа Шульца [5, с.535-536]. В отличие от Шульца, исповедующего коллегиальный стиль руководства, заключавшийся в периодических расширенных сове щаниях, Бейкер придерживался принципа «пирамиды». Всевозможные предложения, возникающие в недрах госдепартамента, должны были проходить через все головы его помощников, в итоге все главные реше ния принимаются узкой группой приближённых к государственному се кретарю. Данная группа и состояла из приведённых самим же Бейкером людей.





Помимо Бейкера знаковой фигурой в администрации Буша стано вится Брент Скоукрофт возглавивший Совет национальной безопасно сти. Скоукрофт сформировал новую систему СНБ после чего президент определял руководителя Совета в качестве основного менеджера в сфере внешней политики. При Буше фигура советника по безопасности стано вится определяющей. В своих воспоминаниях Буш пишет: « Я старался держать Брента в курсе проблем и принципиальных решений. Брент присутствовал при моих важных разговорах в Диком Чейни или Джи мом Бейкером. Били отдельны случае, особенно в напряжённые месяцы объединения Германии или «Бури в пустыне», когда Бейкер информи ровал меня по телефону и я одобрял те или иные его действия, но я всегда потом сообщал об этом Бренту или знакомил его с материала ми. Обычно все просьбы переговорить со мной по телефону по вопросам безопасности или внешней политики проходили через Брента» [2, с.43].

Брент пользовался самым широким доверим президента, в том числе в вопросах подбора кадров. Именно в аппарате СНБ появляется будущий советник по безопасности и будущий государственный секретарь США Кандолиза Райс. «Я остановил свой выбор на Конди потому, что она глу боко знает советскую историю и политику, умеет объективно и сбаланси ровано оценивать происходящее, обладает острым умом, склонна к стра Журбей Е.В. Внешняя политика и внешнеполитический процесс... тегическому мышлению и концептуализации. Она прошла стажировку в Объединённом комитете начальников штабов достаточно хорошо ори ентировалась в современных военных делах. Она была очаровательна и непринуждённа, но когда ситуация требовала, могла быть тверда как сталь» [2,с.44].

Заседания СНБ, как правило, начинались ежедневно в 8 утра и проходили в два этапа. Сначала президенту предоставляла информа цию разведка, а после доклада ЦРУ начиналась вторая часть. Имен но советник по безопасности следил, чтобы на этих ежедневных сове щаниях не принимались решения, затрагивающие интересы других министерств и агентств, связанных с обеспечением национальной без опасности. Эти утренние совещания у президента по воспоминаниям Б.

Скоукрофта «играли очень важную роль в определении внешней поли тики» [2,с.36].

В своё время президент Рейган расширил состав участников засе дания СНБ за счёт лиц, которые не входили по закону в состав этого органа. При новой администрации наметилась стремление «свести чис ло участников к необходимому минимуму, чтобы создать условия для серьёзного откровенного диалога и уменьшить риск утечки» [2, с.41].

В дальнейшем это тенденция была реализована в создании нового выс шего неформального совещательного органа, так называемой «сердце винной группы», которая продолжала действовать на протяжении всего срока администрации. Скоукрофт отмечает, что «уже на первом этапе администрации я понял, что крупномасштабная дискуссия в полном со ставе Совета национальной безопасности – не совсем подходящее место для серьёзного и откровенного разговора высших советников президен та. Некоторых смущает присутствие работников аппарата СНБ, что, по их мнению, увеличивает риск утечки важных сведений. Я предложил провести первоначальное обсуждение в Овальном кабинете в узком со ставе с участием Куэйла, Бейкера, Чейни, Иглбергера, Гейтса, Сунуну и меня самого. Президенту это предложение понравилось, и такое со вещание состоялось» [2,с.49]. В дальнейшем, несмотря на то, что офи циальные заседания СНБ проводились регулярно, работа указанной не формальной группы, принимавшей практические решения, была скорее правилом, чем исключением.

Дискуссии, которые разворачивались на «сердцевинной группе»

импонировали президенту Бушу, и он одобрил в дальнейшем практи ку подобных начинаний: «Мне нравился обмен мыслями между Чейни, Бейкером и Скоукрофтом. Их новаторские предложение позволяли нам продвигаться в нужном направлении… Эти дискуссия позволяла мне убедиться в том, что лучшие умы работали на тем, что надо делать даль ше, и я с нетерпением ждал претворения этих идей в практическую по литику» [2,с.52].

К лучшим умам своей администрации Буш относил и министра обороны США, а именно Ричарда Чейни. Знаковую фигуру не только в администрации Буша старшего, но и в администрации будущего прези дента США Джорджа Буша младшего. Изначально на должность мини стра рассматривался Б. Скоукрофт и он сам желал занять именно этот пост, но президенту Скоукрофт был необходим на должности советника по безопасности. Выбор президента пал на Дика Чейни, который тогда был видным представителем республиканской партии в нижней палате Конгресса и старшим членом Комитета по разведке, а значит был хоро шо информирован в военных вопросах. При президенте Форде Чейни руководил аппаратом Белого дома и знал процесс формирования поли тики в администрации, а сам президент Буш стал руководителем ЦРУ.

Скоукрофт же занимал в администрации Форда должность советника по Ойкумена. 2011. № безопасности. Можно предположить, что командная связка Буш – Скоу крофт – Чейни и примкнувшего позже к ним Бейкера сформировалась за долго до 1988 года.

По мнению многих экспертов, военный блок во внешней полити ке США был наиболее проработанным, а внешнеполитические инициа тивы, исходящие от венных были наиболее прагматическими и реали стичными. В этой связи в дополнении к министру обороны ещё одним важным участником команды по вопросам национальной безопасности, внешней политики является председатель Объединённого комитета на чальников штабов. После ухода адмирала Кроу по предложению Д. Чей ни председателем данного ведомства становиться весьма популярный в армии будущий герой войны в Персидском заливе чернокожий генерал Колин Пауэлл [5, с.340]. Буш был знаком с Пауэллом с администра ции Рейгана, где Пауэлл являлся советникам Рейгана по национальной безопасности.

Именно ведомству К. Пауэлла принадлежит один из последних заслуживающих внимание документов затрагивающих внешнюю по литику. В январе 1992 г. Объединённый Комитет Начальников Штабов выпускает «Национальную военную стратегию» [18]. В предисловии к этому документу Колин Пауэлл формирует видение сложившейся об становки в мире и роль США в меняющемся мире, которые, в отличие от глобалистических положений «нового мирового порядка», выглядят значительно реалистическими и понятными для населения. «Сущность нашей национальной безопасности последние 45 лет определялась по литикой сдерживания Советского Союза и его коммунистической идео логии. Но в течении трёх последних лет в мире события развивались стремительно: рухнула Берлинская стена, прекратил существование Варшавский пакт, объединилась Германия, демократия победила в странах Восточной Европы и окрепла в странах Латинской Америке, была отражена агрессия Ирака против Кувейта, а СССР оказался в си туации коллапса, как в физическом, так и моральном плане… США по прежнему стремятся к мировому лидерству, распространяя культурное, политическое и экономическое влияние на страны мира… Мы можем достойно встретить любой брошенный нам вызов в обозримом будущем, полагаясь при этом силу, сократившуюся по сравнению, с той, что мы имели недавно. Наша мощь для 90-х гг. заключается в базовой (тоталь ной, объединённой) мощи, т.е. всей совокупности всех наших активных и резервных компонентов армии» [18]. Процитированный отрывок несёт на себе большую функциональность и преемственность с аналогичными документами предшествующих администраций США.

Отмеченная выше практика кулуарных решений по вопросам внешней политики нашла неоднозначную оценку в экспертном сообще стве. Подобная практика, на первый взгляд, не содержит недостатков, однако, это только на первый взгляд. Стиль руководства Буша и его со ратников в большей мере напоминал стиль руководства не президента Рейгана, а «плохо» окончившего президента Р. Никсона. Главным не достатком подобного руководства являлось то, что важнейшие решения принимались узкой группой людей без всестороннего обсуждения, а в большей мере без процедуры всестороннего привлечения разноплановых специалистов. Например, руководство государственного департамента, приняв то или иное решение, должно было проводить разъяснительную политику внутри своего же ведомства, что было бы лишним в случае коллегиального или всестороннего принятия того решения. «Вкус Буша и Бейкера к секретной дипломатии, их тенденции к тому, чтобы мно гое ставить на личные отношения с зарубежными лидерами, привычка концентрировать принятие политических решений в руках немногих, Журбей Е.В. Внешняя политика и внешнеполитический процесс... предпочтительно в своих собственных, делает их более открытыми для нападок, если ситуация выходит из под контроля», – констатирует жур нал «Ю.С. ньюс энд Уорлд рипорт» [3,с.262]. Создав прецедент в необ ходимости объяснения свои решений внутри собственных же ведомств, администрация Буша была вынуждена вести и соответствующие разъяс нения через средства массовой информации в американском обществе.

Столкнувшись с частичным непониманием внутри собственного ведом ства, чиновники госдепартамента, в конце концов, не справились с ра ботой по пропаганде новой стратегической инициативы под названием «новый мировой порядок» и в обществе в целом.

Критика внешнеполитического процесса заставляют нас обратить ся к вопросу принятия внешнеполитических решений. В современной американской политической науке существует целый ряд подходов к анализу процесса принятия внешнеполитических решений. В этой свя зи интерес представляет исследование Стива Йетива, доцента Универ ситета Олд Доминион. Его труд «Постижение внешней политики: при нятие решений в США и война в Персидском заливе» интересен, прежде всего, для тех, кто занимается исследованиями внешнеполитического процесса вообще [20].

На материале войны в Персидском заливе 1991 года Стив Йетив делает ряд полезных обобщений относительно процесса принятия госу дарственных решений в США. С. Йетив исследует процесс принятия ре шений 1991 г. о начале войны в Персидском заливе на основе четырёх уже известных по литературе групп моделей и предлагает пятую, раз работанную им самим. Обобщая полученные выводы, автор стремится не только объяснить действия администрации в конкретных ситуациях, но и предложить собственные, альтернативные и более рациональные по мысли исследователя, варианты решений. В итоге автор предлагает в качестве инструментария анализа пять моделей принятия внешнепо литических решений, а именно: модель рационального выбора» (RAM);

когнитивная модель (Cognitive model);

модель группового мышления»

(Group think);

модель оценки политики правительства (Government Politics model);

модель оценки внутриполитических факторов (Domestic politics analysis) [20,с.5].

«Модель рационального выбора» предполагает, что решение при нимается единственным и рационально мыслящим лидером на основе присущего ему понимания национального интереса государства. Ра циональный выбор предполагает идентификацию целей, вариантов действий, ожидаемых последствий и только затем принятие внешнепо литического решения. Данная модель позволяет дать ответ на следую щие принципиальные вопросы: каковы были объективные факты, по влиявшие на ситуацию в критические моменты;

какова была природа национальных интересов, которые преследовал субъект;

каким образом он стремился максимизировать выгоды и минимизировать издержки;

каков был характер стратегических взаимодействий и их эффект.

В 1991 г. Вашингтон начал военную операцию против Багдада, ис ходя из того, что после захвата Кувейта иракскими войсками в 1990 г.

под угрозой оказались жизненно важные интересы США в регионе Пер сидского залива: Ирак захватил контроль над 19% мировых запасов нефти. Кроме того, на действия администрации серьёзно влияли моти вы общего стратегического характера, связанные с необходимостью фор мирования новой системы международных отношений, в которой США желали играть ведущую роль.

По словам Брента Скоукрофта при разрешении кризиса 1991 г. в Персидском заливе американские политики пытались действовать так, чтобы создать модель будущего разрешения кризисов в условиях после Ойкумена. 2011. № окончания «холодной войны». «Именно таким образом формировался но вый мировой порядок. Мы хотели создать модель воздействия на агрес сора», – отмечал Б. Скоукрофт [20, с.92]. Исчерпав дипломатические и экономические варианты давления на Ирак, США сочли оптималь ным решением применение вооружённой силы. Отчасти неизбежность войны объяснялась и общей неустойчивостью военно-политических от ношений США с Ираком, состояние которых лучше всего можно понять в контексте теории игр, в частности «дилеммы заключённых»: не доверяя друг другу и не имея возможности свободно общаться, обе стороны нахо дятся в противостоянии, в сущности, не предполагают, что между ними возможные реалистические договорённости [20, с.53]. «Модель рацио нального выбора» позволяет понять мотивы стратегического и внешне политического характера, однако не помогает ответу на вопрос: «в какой степени и каким образом лица, принимавшие решения, интерпретиро вали ситуацию на разных этапах кризиса, формулировали различные варианты решений и оценивали поступавшую информацию» [11].

Второй моделью является «когнитивная модель» или «модель ког нитивного анализа». Данная модель акцентирует внимание на лич ностных качествах политика, а также на их политическом опыте и пристрастиях. В основе когнитивного анализа процесса принятия внеш неполитических решений лежит принцип иррациональности выбора.

Если модель «рационального выбора» рассматривает правительство страны как единого субъекта (актора), то при когнитивном подходе ис следуется совокупность акторов, т.е. индивидуумов, принимающих уча стие в выработке политики и принятии внешнеполитических решений.

Деятельность «сердцевинной группы» в администрации Буша является иллюстрацией подобного подхода в принятии решений.

«Когнитивная модель» предполагают, что субъекты (акторы), при нимающие решения, не имеют доступа к объективной информации, на ходятся в очень жёстких временных рамках, обременены избыточными требованиями к обработке информации. Всё это создаёт дополнитель ные ограничения для рационального выбора. Когнитивные модели по лагают, что акторы в процессе принятия внешнеполитического решения скорее полагаются на готовые схемы и личностные суждения, а не на анализ, строящийся на оценке издержек и выгод. Процесс принятия внешнеполитических решений в соответствии с когнитивными теория ми a priori иррационален и пристрастен.

Одним из ключевых инструментов когнитивной модели является «теория аналогий». В соответствии с ней внешнеполитическое решение принимается на основе предыдущего опыта и анализа с учётом истори ческих параллелей. Например, один из главных разработчиков когни тивного метода Юэн Фун Хон считает, что политические лидеры исполь зуют аналогии не просто для оправдания собственной политики, но и выполняют специфические когнитивные коммуникативные функции по обработке информации в процессе принятия внешнеполитических реше ний [13]. По мнению Стива Йетива во многом повлиявшим на решения президента Буша, оказалась, проводившаяся им мысленно историческая аналогия между захватом Ираком Кувейта (1990 г.) и «Мюнхенским сго вором» (1938 г.), а также внешней политикой нацистской Германии во обще. По материалам книги, в период с момента начала иракской агрес сии против Кувейта весной 1990-го и августом того же года президент Буш в своих выступлениях упомянул «мюнхенский сговор» не менее раз! Мышление «по аналогии», отмечает автор, способствовало ужесто чению курса Вашингтона и формированию резко отрицательного образа Саддама Хусейна. Варианты не силового решения конфликта практиче ски перестали рассматриваться президентом.

Журбей Е.В. Внешняя политика и внешнеполитический процесс... Третьей моделью является «модель группового мышления» или «теория группового решения» (Groupthink) была разработана американ ским социальным психологом И. Янисом. Модель восходит к социальной психологии. Основными условиями для «срабатывания» такой модели являются: во-первых, изоляция группы от внешних источников инфор мации и мнений, способных изменить убеждения присутствующих;

во вторых, отсутствие традиции беспристрастного лидерства;

в-третьих, отсутствие норм, требующих проведения систематических процедур принятия решений для отслеживания альтернативных вариантов;

в-четвёртых, схожесть социального происхождения и идеологических воззрений участников группы [20, с.104]. Сплочённость и единство группы воспринимается как более важное, чем реалистичность фактов, а стремление членов «группы» к единодушию превосходит их мотива цию реалистически оценивать альтернативные решения проблемы.

В случае ситуации вокруг Ирака в 1990 – 1991 гг. большинство этих условий были налицо. «Сердцевинная группа» а команде Буша была чрезвычайно сплочённым коллективом благодаря как общности социального происхождения, так и длительной совместной работы, что позволяло ей избегать долгих дискуссий. Дополнительным фактором, позволяющим судить об эффективности именно этой модели, было на личие внешнего врага, работавшее на сплочённость группы [20,с.111].

В данном случае нужно оговориться, что как в любой иррациональной системе принятия решений создание «устойчивой группы» и наличие самого феномена группового процесса принятия решений не обязатель но приводит к отрицательному результату. Однако риск выбора неопти мального решения и, соответственно, появление кризисной ситуации по вышается многократно.

Элементы так называемого «группового мышления» присутствова ли в деятельности ближайшего окружения Дж. Буша старшего на всём протяжении внешнеполитической деятельности его администрации. Од нако они не оказали на неё фатальное влияние. Использование одной лишь данной модели не даёт концептуального ответа в отношении при чин формирования такой группы, которые, очевидно, лежат за рамка ми научного метода, используемого при построении модели. Формально логические построения, такие как характеристики группы (изолирован ность, избыточная гомогенность) описывают лишь часть реальности и их можно отнести к функционированию любых социальных групп, при званных принимать решения.

«Модель оценки политики правительства» была разработана аме риканским политологом Г. Аллисоном, а затем переработана им в со авторстве с Ф. Зеликовым. Данная модель, наряду с организационно процессуальной моделью является своего рода альтернативой модели «рационального выбора» и демонстрирует междисциплинарный подход к анализу принятия внешнеполитических решений. Внешнеполитическое решение рассматривается как результат сложной игры между членами бюрократической иерархии и правительственного аппарата, каждый из которых имеет свои интересы, взгляды и представления о приоритетах внешней политики. Однако Йетив отмечает, что результаты, получен ные на основе применения этой модели, не особенно интересны, посколь ку в рамках «сердцевинной группы» почти не возникало противоречий, большинство решений было сформулировано президентом априорно, а потому сколько-нибудь интересной игры взаимодействий разных точек зрения просто не получилось [20,с.136]. По мнению сторонников дан ного подхода, внешняя политика есть продукт согласования интересов и «торговли» различных органов и ведомств, возникающий в результате сложных взаимодействий внутри этих ведомств. Сторонники этой тео Ойкумена. 2011. № рии, как правило, опираются на значительный эмпирический матери ал, высвечивающий существенную роль, которую играют «аппаратные игры».

Однако при применении данной модели велик соблазн свести про цесс принятия внешнеполитических решений к договорённостям или даже сговору нескольких влиятельных лиц или группировок. Реаль ность намного сложнее: нужно отметить, что ведомства при принятии или лоббировании тех или иных решений вынуждены учитывать инте ресы множества групп давления, как внутри политической элиты, так и за её пределами. Однако системные ведомственные интересы играют определённую роль в американской политической системе в целом.

Модель «оценки внутриполитических факторов» предложена С. Йе тивом. Политики принимающие решения, уделяют большое внимание достижению целей внутриполитического характера, а не внешнеполи тического. Первый тип целей – выполнение личных и институциональ ных задач (формирование положительного образа лидера, достижение успеха в решении внутриэкономических проблем). Второй тип целей можно назвать «популяризаторскими» (например, формирование у элек тората положительной оценки решения о военной кампании). С. Йетив полагает, что метод «конструирования образов» международных про блем может способствовать достижению обоих типов целей. В конкрет ном случае демонизация президента Ирака С. Хусейна и его сопостав ление с А. Гитлером, а также создание стереотипа «Ирак – глобальная угроза» позволили администрации США решить целый ряд политиче ских задач. Военно-индустриальный комплекс и министерство обороны получили врага, а республиканская партия добилась преимущества на промежуточных выборах в сенат в 1990 г. отчасти благодаря переклю чению внимания избирателей с проблем дефицита бюджета на ход во енных действий в Ираке. Самому президенту посредством риторики о победоносной войне и формировании нового мирового порядка удалось на время сбить накал обвинений в недальновидности и «слабохарактер ности». В результате даже журнал «Newsweek», с 1987 г. критиковавший Буша за «слабохарактерность», тем не менее назвал его в 1990 г. «истин но американским борцом» [20,с.90]. В такой ситуации к концу октября 1990 г. Буш и его советники были настолько заинтересованы в войне с Ираком, что перспектива вступления в переговоры с ним стала попросту иллюзорной.

Внутренняя политика оказывает существенное влияние на процесс принятия внешнеполитических решений, но внутриполитические зада чи, которые американская элита решала в период правления Дж. Буша старшего, вынудило администрацию отойти от постулирования идеи глобального «нового мирового порядка», оставляя её последующим поко лениям, и сосредоточивается на наиболее рационалистических и функ ционально понятных для американцев идей.

Эволюция внешнеполитических инициатив республиканской администрации за четырёхгодичный период пребывания у власти де монстрирует перманентную ситуацию поиска решений в значительной трансформации сферы международных отношений. Идейные шатания от глобалистических положений концепции «нового мирового порядка»

к реалистическим и функционально понятным положениям военной стратегии США говорят о поиске новой модели поведения американско го государства в условиях осознаваемого единоличного лидерства. Ана лиз концептуально-теоретических оснований внешней политики адми нистрации Джорджа Буша позволяет прийти к следующим выводам.

Во-первых, трансформация всей системы международных отноше ний в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ века вызвала острую необходимость Журбей Е.В. Внешняя политика и внешнеполитический процесс... поиска новой модели взаимоотношений основных и второстепенных субъектов международных отношений. Старые наработанные внешне политические схемы не отвечали складывающимся обстоятельствам и требовали от их создателей принципиально новых теорий и концепций, обосновывающих происходящие и предстоящие изменения. В силу абсо лютной неготовности соответствующих специалистов адекватно ответить на принципиальные вызовы международной системы, специалисты по безопасности вынуждены были использовать академические дискурсы («о новом мировом порядке», «о конце истории» и др.) для выработки сво их внешнеполитических схем и в большей степени для сохранения за со бой соответствующего статуса экспертов и профессионалов безопасности, способных делать прогнозы в области международных отношений;

Во-вторых, анализ внешней политики США времён правления Дж. Буша предполагает обязательный анализ целого ряда документов, официальных речей и статей позволяющих более или менее профессио нально произвести соответствующий анализ, так как единого фундамен тального документа, раскрывающего стратегию национальной безопас ности США не существует.

В-третьих, концепция «нового мирового порядка» воспринималась как концепция по созданию после победы в холодной войне благоприят ной для цивилизованных стран, и в первую очередь США инфраструкту ры способствующей распространению растущего влияния на длительный период. Данная концепция в своей основе продолжала обосновывать за висимость проведения внешней политики США от национальных инте ресов, что является несомненным доказательством идеологической бли зости современных республиканцев с республиканизмом начала века Теодора Рузвельта и школой политического реализма Г. Моргентау. Все важнейшие внешнеполитические акции администрации Буша (опера ция в Панаме и в Персидском заливе) являются тому явным подтверж дением;

В-четвёртых, в качестве центрального приоритета стратегия на циональной безопасности США рассматривала распространение побе дившей либеральной демократии в её американском варианте и обеспе чение глобальной безопасности. Положение об обеспечении глобальной безопасности наряду с контурами нового подхода к урегулированию потенциальных конфликтов являлись принципиально новыми поло жениями, сформулированными внешнеполитической стратегией США.

Возможные конфликты американская администрация Буша предлага ла урегулировать на основе принципов международного права. Однако один из важнейших принципов международного права принцип неру шимости границ начинает приходить в противоречие с принципом са моопределения. Республиканцы в этой связи впервые предложили из менить существующие критерии военного вмешательства во внутренние дела тех стран, которые не придерживаются принципов «победившей»

либеральной демократии. Обозначение подобного положения во внеш неполитических документах США отражает осознание трансформации международных отношений, связанной прежде всего с крахом биполяр ной системы и осознание себя единственно оставшейся сверхдержавой;

В-пятых, глобалистические установки предложенной концепции «нового мирового порядка» в силу своей нереалистичности, глобальности и необходимости затрат на их реализацию значительных материальных ресурсов не нашли реальной поддержки не только у своих ближайших со юзников по НАТО и ЕС, но в конечном счёте у себя дома. Благополучная Европа довольно уклончиво прореагировала на американское предло жение по поддержанию мира и подавлению потенциальных и реальных вызовов складывающемуся мировому порядку. Рациональные европей Ойкумена. 2011. № цы до поры до времени не желали тратить значительные материальные ресурсы тем более в условиях плохой экономической конъюнктуры;

В-шестых, концепция «нового мирового порядка» не нашла под держки у американского общества, которое согласно социологическим опросам вслед за европейцами отвергло новые внешнеполитические инициативы команды Буша, считая их нереальными и чрезмерными в условиях экономического падения, в котором находилась американская экономика во второй половине 80-х начале 90-х гг. Когда перед амери канцами стоит выбор между своим собственным материальным благопо лучием и распространением демократических ценностей где-то в Африке или Азии, то американцы выбирают первое. После того как националь ному правительству удаётся восстановить данное благосостояние, аме риканский народ более снисходительно относиться к глобалистическим устремлениям своего руководства;

В-седьмых, неприятие новой внешнеполитической концепции со стороны ближайших союзников и собственного населения, прежде всего, указывает на грубейшие ошибки «авторского коллектива» (чиновников государственного департамента и СНБ), её создавшего. Методы выра ботки решений, привнесённых, в частности, новым руководством внеш неполитического ведомство в лице Дж. Бейкера, имели как несомнен ные плюсы, так и значительные изъяны. Привлечение к работе в своём ведомстве специалистов из академической среды для генерации новых идей является несомненным достижением, однако отстранение от дан ной сферы значительной сферы профессиональных дипломатов не от носится к достижениям Бейкера. Принцип пирамидального руководства в отличие от коллегиального Шульца также не принёс положительных дивидендов, а возможно негативным образом сказался на итоговом ре зультате;

В-восьмых, кулуарность принимаемых решений не способствовала благожелательному восприятию данных решений не только принципи альными противниками демократами, которых можно условно отнести к «конъюнктурным изоляционистам», но, самое главное, вызвало серьёз ную внутрипартийную критику со стороны её консервативной части.

Неспособность администрации мобилизовать внутренние ресурсы на благоприятное и безболезненное прохождение новой внешнеполитиче ской концепции кардинальным негативным образом сказалось на более важном политическом событии, а именно, на президентских выборах, в результате, которых в ноябре 1992 г. победили демократы.

В-девятых, в американской политической науке существует целый ряд подходов к анализу процесса принятия внешнеполитических реше ний. Американским исследователем С. Йетив выделяет пять основных типов моделей принятия внешнеполитических решений: модель рацио нального выбора;

когнитивная модель;

модель группового мышления;

модель оценки политики правительства;

модель оценки внутриполи тических факторов. В принятии внешнеполитических решений о войне ключевую роль сыграл фактор личности президента Буша-старшего.

Его личное влияние и опыт, прекрасные отношения со многими влия тельными политиками той поры, понимание международной ситуации, инициативность, оказываемая ему поддержка со стороны «сердцевинной группы» обеспечили ему возможность фактически безальтернативного продвижения к силовым действиям, например в Панаме и Кувейте. Наи более оптимальные варианты интерпретации действий администрации Дж. Буша старшего, получаются при сочетании эмпирического анализа с политической теорией. Модель рационального выбора позволяет по лучить представление о том, как и почему Соединённые Штаты начали войну. Однако она не позволяет объяснить поведение субъектов, кото Журбей Е.В. Внешняя политика и внешнеполитический процесс... рые кажутся иррациональными или мотивированными интересами не государства, а отдельных групп или личностей. Эти «тёмные места» про цесса принятия решений позволяет отчасти «осветить» анализ на базе использовании четырёх моделей, ориентированных на изучение внутри политических факторов, таких, как психологические особенности и чер ты поведения политиков, их взаимодействие в ходе принятия решений в группе или в рамках формальных бюрократических процедур.

В-десятых, критика со стороны «последовательных изоляциони стов» (консервативная часть республиканцев и демократов) и «конъюн ктурных изоляционистов» (левоцентристская часть демократов), а также со стороны подавляющей части американского общества вынудила ре спубликанскую администрацию Джорджа Буша отложить претворение в жизнь концепции «нового мирового порядка» и в срочном порядке раз рабатывать более реалистичную и функциональную внешнеполитиче скую стратегию. В январе из недр Объединённого Комитета Начальни ков Штабов выходит «Военная стратегия безопасности США», которая в силу ведомственной принадлежности оказывается более «приземлён ной» и преемственной по отношению к предшествующим документам по добного рода.

Литература 1. Биго. Д. Проблемы безопасности: теоретические дискуссии и институциональный контекст // Международные отношения: социологические подходы. / Рук. Авт. колл. Проф. П.А. Цыганков. - М.: Гардарика, 1998. 352 с.

2. Буш Дж., Скоукрофт Б. Мир стал другим. Пер. с англ. М.: Международ ные отношения, 2004. 504 с.

3. Игнатьев И. Джеймс Эддисон Бейкер. «Младший брат» президента / О них говорят. М., 1991.

4. Киссинджер Г. Дипломатия. Пер. с англ. В. В. Львова / Послесл. Г. А.

Арбатова. М., Ладомир, 1997. 848 с.

5. Кто есть кто в мировой политике / Редкол.: Кравченко Л. П. (отв.ред.) и др. М.: Политиздат, 1990 559 с.

6. Михеев В.С. Новые подходы в Европейской политике Вашингтона.

Концепция «нового атлантизма» // США: экономика, политика, идеология. 1993.

№ 2. С. 23-31.

7. Никсон Р. На арене. Воспоминания о победах, поражениях и возрождении.

М.: Новости, 1992. 440 с.

8. Смитиенко Б.М. «Америкоцентризм» и полицентризм в мировой экономике на рубеже 20-21 столетий // США и внешний мир. Материалы научной конференции Ассоциации изучения США. М.: Изд-во МГУ, 1997.

256 с.

9. Спасский Н. Новое мышление по американски: танго без партнёра // Мировая экономика и международные отношения. 1992. № 7.

10. Трофименко Г.А. Сверхдержава ли Америка? // США и внешний мир.

Материалы 4 научной конференции Ассоциации изучения США. М.: Изд-во МГУ, 1997. С. 88-97.

11. Устинова Ю. Как правильно начинать войну [Электронный ресурс].

URL: http://www.intertrends.ru/seventh/015.htm [Дата обращения: 30.10.2010 г.] 12. Уткин А.И. Сомнения сверхдержавы // США: экономика, политика, Ойкумена. 2011. № идеология. 1994. № 11.

13. Khong Y.H. Analogies at War: Korea, Munich, Dien Bien Phu, and the Vietnam Decisions of 1965. Princeton University Press. 1992. 304 pp 14. Hyland W. The case for Pragmatism. America and the World 1991-1992 // Foreign Affairs, 1992, January.

15. Kennedy P. The rise and fall of great powers: Economic changes and military conflicts from 1500-2000. N.Y., 16. Kennedy P. Preparing for The Twenty – First Century. N.Y., 1993.

17. Modelsky G. The long cycle of global and the nation state // Comparative studies in society and history. 20. 1978. April, 214-238.

18. National Military Strategy of the USA, January 1992. [Электронный ресурс].

URL: http: // dosfan.lib.uic.edu/dosfan.html. [Дата обращения: 30.08.2001 г.] 19. Olson M.The Rise and Decline of Nations: Economic Growth, Stagflation, and Social Rigidities. New Haven: Yale University Press, 1982.

20. Yetiv S. Explaining Foreign Policy: U.S. Decision-Making and the Persian Gulf War. Baltimore – London: The Johns Hopkins University Press, 2004. 288 p.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.