авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

УДК 811.11:811.16:81.373

НациоНальНый компоНеНТ семаНТики

абсТракТНыХ лексическиХ

и ФразеологическиХ едиНиц

о.Н. прохорова, и.в.

чекулай, и.а. куприева

Исследование выполнено при финансовой поддержке Министерства образования

и наук

и Российской Федерации в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические

кадры инновационной России» на 2009–2013 годы

аннотация. Статья посвящена компаративному анализу семантики лек сических единиц, номинирующих абстрактные понятия в английском и французском языках. В качестве объекта исследования выступает группа лексем, соотносящаяся с психическими процессами ввиду ее сложности, тематической разнородности и противоречивого характера. Концептуаль ной основой формирования значения лексем такой группы является «иде альная» ментальная структура психических процессов, представляющая собой языковую универсалию. Последняя, тем не менее, имеет некоторую специфику актуализации в языке, что можно проследить при компаратив ном анализе ее репрезентантов в разных языковых группах, в данном слу чае в романских и германских языках.

ключевые слова: национальный компонент;

ментальная структура;

лек семы абстрактной семантики.

Лексемы абстрактной семантики всегда мотивировали лингвистов к комплексному описанию их значения, выявлению специфики функцио нирования. Однако если раньше ученые были ограничены определенным набором традиционных методов, что, в принципе, и объясняет наличие узкоспецифических исследований, посвященных либо одной тематиче ской, либо одной частеречной группе лексики, то на сегодняшний момент в арсенале лингвистов имеется целый комплекс разнообразных методов и подходов, позволяющий объективно и всесторонне рассмотреть семан тику таких единиц, найти общие критерии категоризации, объединить такую лексику, классифицировать ее и установить особенности систем ного и функционального значения. В настоящее время лингвистика имеет большие перспективы по использованию разнообразия методов, их со четания, включения методологии других наук в рассмотрение лингви стической проблематики, вопрос о комплексном и системном подходе к лексике, номинирующей психическую сферу, стал наиболее актуальным и реальным в попытке его разрешения.

В связи с этим на первый план выходит инструментарий когни тивного подхода, который всецело опирается на позиции «человеческого фактора» в языке и призван, связав экстралингвистические параметры Национальный компонент семантики знания с языковыми, приблизить ученых к ответу на вопрос об устройстве человеческого сознания. Применительно к настоящему исследованию, сочетание методологии когнитивного подхода с некоторыми традицион ными методами позволяет объективно и полно рассмотреть семантику изучаемых единиц, найти общие критерии категоризации, объединить и классифицировать названную лексику, а также установить особенности ее системного и функционального значения. Важной положительной осо бенностью такого подхода является то, что методология когнитивного ис следования также не противоречит включению лексем различной темати ческой и частеречной принадлежности, в том числе и в разных языковых группах.

Учитывая это, работа в русле когнитивного подхода к языку пред полагает процедуру системного анализа отечественного и зарубежного опыта в области лингвистики, философии, психологии, в том числе ког нитивной, с целью выявления основ процесса концептуализации знаний с опорой на передовые положения когнитивного подхода, разрабаты ваемого в трудах авторитетных ученых [1–8], и систематизацию опыта предшественников в области исследования семантики рассматриваемой лексики в целях выявления как специфики выбранной лексики, так и раз нообразия подходов к ее изучению [9–15].

Изучение теоретических положений, предлагаемых предшествен никами, и опора на современные подходы в когнитивной науке позво лили обосновать гипотезу, согласно которой принципиальным фактором моделирования ментальных структур является назревшая необходи мость исследования процесса передачи, хранения знаний с позиций ан тропоцентризма [2, 16–18].

В фокусе внимания данной статьи находятся лексемы со значе нием «психические процессы», репрезентирующие соответствующие ментальные структуры. Осмысление дистинктивных характеристик на званного феномена исследования возможно на основании выявления концептуальных областей, передающих общие или дифференциальные признаки изучаемых лексем. Анализ фактического материала позволил выделить следующие концептуальные области: индивидуальность, ре зультативность, опыт, непроизвольность, ментальность, перцепция, действие, состояние, привлечение / обращение внимания, произволь ность, настороженность / бдительность / ожидание, интерес, объектив ность, скорость, наблюдательность, связь с настоящим, направленность, сконцентрированность, проявление эмоций, контроль и т.п.

Среди выбранных концептуальных областей, лежащих в основе формирования ментальных структур, можно выделить обязательные и факультативные. К обязательным, на наш взгляд, можно отнести инди видуальность, результативность, опыт, непроизвольность, ментальность, О.Н. Прохорова, И.В. Чекулай, И.А. Куприева перцепцию;

к факультативным областям – действие, состояние, привлече ние / обращение внимания, произвольность, настороженность / бдитель ность / ожидание, интерес, объективность, скорость, наблюдательность, связь с настоящим, направленность, сконцентрированность, проявление эмоций, контроль. Первые легли в основу каркаса «идеальной» менталь ной структуры, некоторого концептуального начала, отвечающего за формирование и модификацию значений лексических единиц, номини рующих психические процессы. Остальные концептуальные области (на правленность, сконцентрированность, проявление эмоций и т.п.), будучи необязательными, узкоспецифичными, являются факультативными ком понентами заявленной структуры.



Верификацию полученной «идеальной» ментальной структуры, которая представляет собой некий конструкт концептуального уровня в совокупности ее вышеперечисленных обязательных и необязательных элементов, необходимо проводить с учетом экстралингвистического знания и анализа системной и функциональной актуализации выявлен ных концептуальных областей в семантике лексических и фразеологи ческих единиц. Такой анализ позволяет выявить и описать корреляцию формирования лексического значения рассматриваемых единиц и их способности по-разному отражать любые из указанных выше элементов ментальной структуры, а также проанализировать и интерпретировать результаты сопоставления семантики лексем с ментальной структурой, составить когнитивные карты.

Когнитивное картирование каждой из рассматриваемых языковых единиц, в свою очередь, дает возможность наглядно представить корре ляцию семантики единицы и ментальной структуры. На основании та кого подхода становится возможным выявление и описание специфики некоторых лексем и фразем, что учитывается при разработке критери ев классификации. Далее представим выявленные критерии и опишем специфику рубрикации лексики.

Исходя из критерия «агентивный / неагентивный импликационал», можно разделить весь тезаурус лексики, номинирующей динамическую характеристику психики, на группы со значением «сознательные психи ческие процессы» и «бессознательные психические процессы». Однако, как показывает материал исследования, среди рассматриваемых лекси ческих и фразеологических единиц в двух языках имеются отдельные лексемы так называемого двойственного импликационала, способные отвечать и тому и другому критерию в зависимости от контекстуальных условий, что позволяет соотнести их с группой сознательных / бессозна тельных психических процессов. Таковые, соответственно, могут иметь как значение «бессознательные психические процессы», так и «созна тельные психические процессы».

Национальный компонент семантики Анализ полученных в результате тематической классификации данных позволяет указать на способность языковой единицы к си стемной либо функциональной актуализации тех или иных элемен тов ментальной структуры, что отражается в данных тематического рубрикатора, который понимается нами как некий лексический клас сификатор, основанный на способности лексических и фразеологи ческих единиц репрезентировать элементы «идеальной» ментальной структуры. Соответственно, в нем содержатся семантические характе ристики каждой лексемы, соотносящие таковую с той или иной тема тической группой.

В ходе такой процедуры выяснилось, что результатом изменения семантики в зависимости от контекстуальных условий единицами груп пы лексических и фразеологических единиц сознательных/бессознатель ных психических процессов является амбивалентность лексем, детерми нирующая кардинальное изменение значения единицы в зависимости от контекста. Кроме того, в ходе анализа семантики единиц выявленных групп значимым является учет механизма перспективации отдельных компонентов «идеальной» ментальной структуры в семантике лексем для профилирования граней описываемой говорящим ситуации. Такой анализ позволяет заключить, что перспективация отдельных элементов «идеальной» ментальной структуры в семантике лексических и фразео логических единиц и амбивалентность рассматриваемых единиц – явле ние, обусловленное в большей степени контекстом, речевой ситуацией.





Соответственно, это обстоятельство объясняет прозрачность границ се мантических групп лексем и открытость границ ментальной структуры.

Однако создание тематического рубрикатора и описание методики рубрикации – это лишь одна из сторон исследования заявленного пласта лексики. Не менее важной и интересной его частью является изучение специфики вербализации ментальной структуры в разных лингвокуль турах, в частности германской и романской, с целью подтверждения или опровержения универсального характера концептов психической сферы.

Поиск общих и частных оснований для осуществления такой за дачи, как представляется, следует вести в русле лингвокогнитивного мо делирования и в рамках компаративного анализа с учетом следующих критериев:

1) полное или частичное совпадение семантического объема лек сем в английском и французском языках;

2) расширение семантического объема лексемы в одном из языков.

Более того, в анализе лексем и фразеологических единиц следует учитывать как их системные, так и функциональные значения. Приведем несколько наиболее ярких примеров, сопроводив их лингвистическим описанием.

О.Н. Прохорова, И.В. Чекулай, И.А. Куприева Сравним лексикографические толкования лексем anticiper (фр.) и anticipate (англ.):

Anticiper:

1. 1) предварять, предвосхищать, опережать;

делать что-л. раньше времени, например:

anticiper le payement de huit jours – уплатить за неделю до срока;

2) предвидеть, предчувствовать.

2. 1) (sur) забегать вперед, anticiper sur le futur – предвосхищать будущее, n’anticipons pas – не будем торопиться, не будем забегать вперед;

2) (sur) использовать в счет будущего: anticiper sur ses revenus – жить за счет будущих расходов [19].

Anticipate:

1) ожидать, предвидеть;

предчувствовать, предвкушать: We anticipate spending two weeks here. – Мы думаем провести там две недели;

2) ускорять, приближать (наступление чего-л.): to anticipate a disaster – ускорить катастрофу;

to anticipate by half an hour the usual time of his arrival – приблизить на полчаса обычное время его прихода;

3) предвосхищать, предугадывать, упреждать;

to anticipate smb.›s wishes – предугадать чьи-л. желания;

4) тратить деньги преждевременно, досрочно;

to anticipate income – тратить в предвидении будущих доходов;

to anticipate payment – уплатить раньше срока [19].

Как видно из лексикографических толкований, периферийные лек сические единицы anticiper и anticipate, актуализирующие ментальную структуру психических процессов и описывающие ситуацию внимания с профилированием концептуальных признаков «настороженность / бди тельность / ожидание», несмотря на некоторую незначительную семан тическую разницу, могут функционировать идентично, синонимично в контекстах французского и английского языков. Приведем несколько примеров, чтобы подтвердить данное положение на функциональном уровне:

Le client quant lui, veut obtenir des informations lui permettant d›anticiper le rsultat futur de l›entretien [20]. (Клиенту тем временем тре буется информация, позволяющая ему предвидеть результаты пронзиру емого обслуживания.) Il offre d’anticiper le payement des trois milliards chus le 3 mars 1874 par des payements mensuels de cent millions, devant commencer dans le courant de l’anne 1872 et continuer pendant trente mois [19]. (Он пред лагает оплатить к третьему марта 1874 года три млрд экю путем ежеме сячных выплат в сто миллионов, которые должны начаться в 1872 году и продолжаться в течение 30 месяцев.) Национальный компонент семантики The company said: ‘The traditionally stronger second half has started well and it is anticipated cash flow for the full year will exceed capital requirements’ [21]. (Как сообщает компания, удачно начались традици онно сильные первые полгода, и ожидается, что к концу года поток на личных превысит капиталовложения.) Sharpe now anticipated another battle;

one for a crossroads that linked two armies [21]. (Сейчас Шарп ожидал новую битву – на перекрестке до рог, соединяющих две армии.) Как видно из представленных выше примеров, значение лексем anticiper (фр.) и anticipate (англ.) является контекстуально обусловлен ным в пределах заявленного в словаре семантического объема и тракту ется исходя из анализа контекстного окружения.

Идентичная ситуация складывается в случае с лексемами captiver (фр.) и capture (англ.). Значения заявленных глаголов как во француз ском, так и в английском языке являются прямыми для описания ситу ации пленения, захвата. Для сравнения семантики лексем также приво дим словарные данные лексем captiver (фр.) и capture (англ.):

Captiver:

1) брать в плен, захватывать в плен;

держать в плену;

2) порабощать, покорять;

пленять, соблазнять [19].

Capture:

1) захватывать, брать силой;

2) брать в плен;

3) завоевать (приз, голоса избирателей) [19].

В пределах заявленного семантического объема в контексте лексе мы имеют соответствующее функциональное значение, например:

Elle tait de ce cercle de femmes d’esprit qui savaient captiver l’me des plus grands potes, tels que Gthe et Schiller [19]. (Вот он, этот круг женщин, которые могли бы будоражить души величайших поэтов, таких как Гёте и Шиллер.) The guerrillas shot down one aeroplane and captured the pilot [19].

(Боевики сбили один самолет и захватили пилота.) Кроме отмеченного прямого значения, заявленные лексемы также актуализируют значение «идеальной» ментальной структуры психиче ских процессов и используются в переносном значении для описания внимания, что отмечено в их лексикографических толкованиях. Ср.:

фр.: captiver les esprits – пленить, покорить умы;

captiver l›attention – овладеть вниманием [19];

англ.: 4) завладеть, захватить, увлечь;

to capture attention – привлечь внимание, увлечь;

to capture the headlines – завоевать популярность;

получить широ кую огласку (в печати) [19].

О.Н. Прохорова, И.В. Чекулай, И.А. Куприева Приведем несколько примеров использования заявленных лексем в функциональном значении для описания ситуации психических процессов:

Je suis digne de votre confiance, croyez-m›en, et je suis sre de captiver votre estime [19]. (Я достоин вашего доверия, поверьте мне, и я уверен, что заслужу его.) Sa voix vibrait comme un son de cristal dans le silence de ce temple o elle captivait l›attention de tous [19]. (Его голос дрожал в кристальной тишине храма, где она пленила внимание всех.) Stan captured the imagination of the journalists almost as much as Lizzie [21]. (Стэн захватил воображение журналистов почти так же, как Лиззи.) О совпадении понятийного объема лексем можно также говорить и в ситуации описании восприятия глаголом voir во французском языке и see – в английском. Для этой цели сравним значения глаголов voir (фр.) и see (англ.) Ср.:

Глагол voir характеризуется в словаре следующим образом:

1. Видеть, увидеть, смотреть;

взглянуть видеть, мысленно пред ставлять;

понимать.

2. Видеть, испытывать, переживать: cette gnration a vu la guerre – это поколение пережило войну.

3. Судить о... считать... je vois cela autrement que vous – я сужу об этом иначе, чем вы.

4. Рассматривать: voir au microscope – рассматривать в микроскоп;

ceci est voir – над этим еще надо будет подумать, il ne sait pas voir – он не умеет видеть, он плохой наблюдатель.

5. Узнавать: знать il tlphonait pour voir si elle tait chez elle – он звонил по телефону, чтобы узнать, дома ли она [21].

Глагол to see имеет следующие лексикографические толкования:

1) а) видеть;

б) смотреть;

в) осматривать;

2) а) смотреть, справляться (в книге, справочнике);

б) консультироваться, обращаться за консультацией (к специалисту);

3) представить себе, вообразить;

4) испытать, пережить;

повидать;

5) быть местом или временем совершения чего-л.;

6) а) (случайно) встретить;

б) видеться, встречаться;

в) повидать(ся);

навестить;

7) а) провожать, сопровождать;

б) принимать, вести прием (посетителей);

8) а) понимать, знать;

сознавать;

Национальный компонент семантики б) считать, полагать;

иметь (определенное) мнение;

9) а) выяснять, узнавать;

обнаруживать;

б) рассматривать;

10) (see about) позаботиться о (чем-л.);

проследить за (чем-л.);

по думать о (чем-л.);

11) (see after / to) присматривать, наблюдать за (кем-л. / чем-л.);

12) (see into);

а) вникать во (что-л.), изучать, разбираться с (чем-л.);

б) всматриваться, проникать взором во (что-л.);

13) (see through) видеть насквозь, ясно разбираться в (чем-л.);

14) карт. уравнивать (ставку соперника, в покере) [19].

Исходя из анализа словарных данных, можно указать на большее количество оттенков значения английского глагола to see по сравнению с французским voir, что говорит в данном случае о контекстуально об условленном пополнении состава факультативных компонентов «иде альной» ментальной структуры. Иными словами, в случае с английским глаголом see наблюдается значительное расширение семантического объема по сравнению с французским voir. Что касается вопроса описа ния ситуации психических процессов, то обе заявленные единицы ча стотны на контекстуальном уровне в своем основном значении «видеть»

и, соответственно, функционируют идентично, что можно подтвердить соответствующими примерами:

Grand dieu !...je crois voir qu›on a dans ce pays le visage tout noir!

[19]. (Боже мой! Похоже я вижу, что и в этой стране можно увидеть со вершенно черное лицо!) Et elle souriait, s’tonnant de voir combien ce grand garon tait un enfant naf [19]. (И она улыбнулась, как удивительно, что этот большой мальчик был наивным ребенком.) When John saw the costume designs, he was horrified, finding them quite impracticable for dancing [21]. (Когда Джон увидел эскизы костюмов, он пришел в ужас, обнаружив их абсолютно непригодными для танцев.) His eyes came up and she saw his jaw tense before the shutters came down and blanked off his thoughts [21]. (Она увидела его глаза и напряжен ную челюсть, потом его веки опустились и скрыли от нее все его мысли.) Анализ фактического материала в сочетании с исследованием дан ных лексикографических источников в английском и французском языках позволяет отметить огромное количество примеров совпадения или частич ного совпадения понятийного объема лексем. Кроме английского глагола to see, также можно выделить и другие глаголы, где при компаративном анализе наблюдается расширение семантического объема лексемы в од ном из языков. Такой лексемой, в частности, является французский глагол surprendre, в понятийный объем которого, наряду со значением «удивлять, О.Н. Прохорова, И.В. Чекулай, И.А. Куприева впечатлять», добавляется значение «выманывать хитростью», «неожидан но прийти в голову», что нашло отражение и на системном уровне и запе чатлено в словарном источнике. Например:

Surprendre:

1) заставать, захватывать врасплох: Ils m›ont surpris au saut du lit [19];

застигать: surprendre l›ennemi – застать врасплох противника, неожиданно напасть на противника, surprendre un voleur – застигнуть вора (в момент совершения кражи), la pluie nous a surpris – нас застал дождь, Je l›ai surpris fouiller dans mon sac – я застал его, когда он рылся у меня в сумке;

2) выманивать хитростью, получать обманом;

перехватывать:

surprendre une lettre – перехватить письмо;

улавливать, подмечать, рас крывать: surprendre le faible de – подметить чью-л. слабость, surprendre un secret – раскрыть, узнать тайну;

3) неожиданно прийти к кому-л., посетить кого-л.;

4) удивлять, поражать: cela me surprendrait – это невероятно, вряд ли, vous m›en voyez surpris – я просто поражен, tre agrablement surpris – быть приятно пораженным, tre surpris de voir... – с удивлением видеть [19].

Сравним вышеприведенное толкование с данными английского глагола to surprise:

1) изумлять, поражать, удивлять: I am surprised at you. (Вы меня удивляете.) He had never yet met any woman who had so surprised him into admiration. (Он еще никогда не встречал женщину, которая бы смогла вы звать его восхищение.);

2) нагрянуть неожиданно;

нападать или заставать врасплох: I surprised him in the act [19]. (Я накрыл его на месте преступления.).

Глагол oublier во французском языке трактуется как «забывать», что идентично словарной трактовке глагола to forget в английском, одна ко последний очень редко, только в стилистически обусловленном кон тексте, употребляется в значении «оставлять какой-то предмет по причи не забывчивости», что очень характерно для системного употребеления французского глагола oublier. Приведем лексикографические толкования заявленных глаголов:

Oublier:

1) забывать: se faire oublier – заставить забыть себя, oublier l›heure – забыть о времени;

не сделать чего-л. вовремя, avoir oubli d›tre joli (bte...) – быть некрасивым (неглупым...);

2) пропускать, упускать из вида;

предавать забвению;

пренебре гать, оставлять без внимания;

3) прощать (обиду и т.п.);

4) оставлять, забывать что-л. где-л. [19].

To forget:

гл.;

прош. вр. forgot, прич. прош. вр. forgotten Национальный компонент семантики 1) (forget about) забывать о (чем-л.): to forget completely / utterly – совсем забыть – She forgot about the concert. (Она забыла о концерте.);

2) пренебрегать (кем-л. / чем-л.), игнорировать (кого-л. / что-л.) [19].

Отмеченную разницу в значении можно проследить на функцио нальном уровне в нижеследующих примерах, где для английского языка нехарактерно указание в семантике глагола to forget на значение «оставлять какой-то предмет по причине забывчивости», в отличие от французского:

Le sous-chef se rappelait seulement cette heure qu›il avait oubli son parapluie! [19]. (Заместитель начальника вспомнил, что на этот раз он за был свой зонтик!) He forgot his old friends [19]. (Он перестал общаться со своими ста рыми друзьями.) Разница в понятийном объеме лексем наблюдается и в случае с глаголами remarquer (фр.) и to remark (англ.), что также можно проде монстрировать на примере словарных толкований:

Remarquer:

1) замечать, примечать;

отмечать: sans tre remarqu – незаметно, faire remarquer – заметить, обратить внимание;

2) отличать, выделять (среди других);

различать, выделять: se faire remarquer – обращать на себя внимание;

3) снова метить, снова ставить метки;

4) обращать внимание человека на то, что можно было не заме тить [19].

To remark:

1) замечать, обнаруживать, отмечать, подмечать;

2) (remark (up)on) делать замечание, высказываться о (чем-л.) [19].

Как видно из лексикографических толкований, глагол to remark, в отличие от глагола remarquer, может употребляться и в качестве глагола внимания, и в качестве глагола говорения. Второй компонент значения более выражен, что свидетельствует о системной актуализации призна ков ситуации говорения и на этом основании – об определении его как глагола речевой деятельности. Что касается употребления данной едини цы при описании ситуации внимания, скорее можно говорить о функцио нальном уровне. Рассмотренное обстоятельство в лингвистике описыва ется термином «склеенные предикаты» [22], подразумевающим процесс интеграции нескольких признаков в рамках одной лексемы. В случае же с французской лексемой remarquer, можно говорить о системной актуали зации ситуации внимания и отсутствии указания на ситуации говорения.

Приведем несколько примеров, иллюстрирующих заявленное по ложение:

The famous molecular biologist, Francis Crick, once remarked that embryos seemed to be very fond of stripes [21]. (Известный молекулярный О.Н. Прохорова, И.В. Чекулай, И.А. Куприева биолог Фрэнсис Крик однажды заметил, что эмбрионы, как оказалось, очень любят полосы.) Il insistait, sans remarquer ou vouloir remarquer, l’il au beurre noir qui me faisait un mal de chien [19]. (Он настаивал, не замечая или не желая заме чать, синяк под глазом, отчего я чувствовал себя отвратительно.) Однако не только систематизация лексикографических данных лексем английского и французского языков способствует выявлению объективной картины компаративного анализа лексики в нескольких языковых группах. Во внимание может также приниматься и количе ственный показатель. В частности, в ходе анализа было выявлено, что в актуализации ментальной структуры психических процессов в англий ском языке участвуют и глагольно-именные словосочетания с именным компонентом attention, и их количество значительно превосходит коли чество идентичных глагольно-именных словосочетаний во французском языке. При этом используемые для передачи различных граней ситуа ции внимания глагольно-именные сочетания не всегда имеют словарную трактовку, в частности такие единицы, как monopolize attention, sieze attention, transfer attention и др. Такие комбинации слов отличаются пол нозначностью как глагола, так и именного компонента, что дает возмож ность им передавать больший объем информации [23, 24].

Таким образом, специфика вышеназванных сочетаний заключает ся в семантических различиях, обусловленных особенностями значения изменяемого элемента. К наиболее рекуррентным глагольно-именным словосочетаниям, актуализирующим ментальную структуру психиче ских процессов, относятся: attract (sb’s) attention, bring your / sb’s attention to sb / sth, call sb’s attention to sb / sth, сatch sb’s attention, concentrate your attention оn sb / sth, draw (sb’s) attention to sth / sb, give attention to sb / sth, hold sb’s attention, pay attention (to sb / sth), transfer (your) attention to sb / sth, turn your / sb’s attention to sb / sth etc.

Во французском языке незначительное количество образуемых в речевом потоке неустойчивых словосочетаний, вероятно, компенсирует ся большим, по сравнению с английским языком, понятийным объемом названных единиц. В частности, наряду со значением «внимание» та кое глагольно-именное словосочетание, как captiver l’attention может на функциональном уровне приобретать значение «соблазнять, физически привлекать». Иными словами, комбинаторика лексем во французском языке больше влияет на изменение семантического объема. Наиболее рекуррентными глагольно-именными словосочетаниями с компонентом attention во французскогм языке для описания ситуации психических процессов являются такие единицы, как accorder son attention sur, appeler l’attention de qqn, attirer son attention sur, consacrer l’attention, fixer son attention sur, gagner l’attention, monopoliser l’attention etc.

Национальный компонент семантики Проведенный компаративный анализ лексических и фразеологиче ских единиц в группе романских и германских языков позволяет заклю чить, что в обеих группах ситуацию психических процессов описывают лексемы и фраземы идентичного семантического объема, в некоторых случаях имеющие дополнительные оттенки значения, и это особенно ка сается функционального уровня.

Однако для установления национальной специфики лексики недо статочным оказывается проведение компаративного анализа заявленных групп языков. Описание полноценной картины особенностей актуализа ции ментальной структуры психических процессов диктует необходи мость обращения к группе славянских языков, где существует неогра ниченный объем лексических единиц, их дериватов и фразеологических единиц (по сравнению с германскими и романскими языками).

В русском языке концептуальные составляющие ментальной структуры психических процессов актуализируются благодаря так назы ваемой семантической емкости лексем, способных объективировать сра зу несколько концептуальных областей на системном уровне. Что каса ется лексических репрезентантов концепта в английском языке, то здесь идентичная картина актуализации нескольких концептуальных областей одновременно может в основном происходить только на функциональ ном уровне или иметь окказиональный характер. Так, по свидетельству тезауруса, такие лексические и фразеологические единицы русского язы ка, как «сверлить глазами», «низать глазами» могут по праву соотно ситься с актуализаторами концепта внимания уже на системном уровне и давать некоторую оценку процессу внимания. В английском языке такая картина может наблюдаться только при определенных контекстуальных условиях:

He looked up and his eyes pinned her [21]. (Он взглянул на нее, и его взгляд сверлил ее насквозь.) His fiery gaze scorched her as it ran along her [21]. (Его огненный взгляд, скользя, обжигал ее.) В вышеприведенных предложениях происходит актуализация иде альной ментальной структуры «психические процессы» посредством окказионального употребления глаголов to pin и to scorch, указывающих на боль пронизывающую, иссушающую, обжигающую. При этом в их словарных трактовках значения внимания не обнаружено: to pin – a: to fasten, join, or secure with a pin;

b: to hold fast or immobile [25];

to scorch – a : to burn a surface of so as to change its color and texture 2 a : to dry or shrivel with or as if with intense heat [25].

Соответственно, экспрессивный потенциал в описании той или иной грани ситуации лексических и фразеологических единиц русского языка видится на этом основании наиболее высоким, способным к ди О.Н. Прохорова, И.В. Чекулай, И.А. Куприева намике и расширению. Английские лексемы представляются в данном отношении более «консервативными», способными отвечать критериям ментальной структуры только в контекстном окружении. Это дает пол ное основание говорить о некоторой незначительной, но, тем не менее, имеющей место разнице в восприятии и языковой репрезентации рас сматриваемой структуры в нескольких языковых группах.

В результате компаративного анализа лексем, вербализующих ментальные структуры со значением «психические процессы», можно сделать вывод о том, что подобный лингвистический анализ указывает на некоторую относительность положения «универсальных» концептов с точки зрения языковой объективации и дополнительно подчеркивает разницу языковой репрезентации ментальных культур как результата дифференцированного восприятия того или иного феномена различ ными лингвокультурами. Подобная процедура компаративного анализа весьма релевантна и по отношению к другим универсальным менталь ным структурам в разных группах языков, что открывает исследователям широкие горизонты по определению специфики вербализации того или иного ментального конструкта в различных лингвокультурных условиях, в том числе и с точки зрения описания экспрессивного модуса с целью воссоздания фрагмента языковой картины мира.

Отметим, что одной из задач настоящего исследования было выяв ление и описание национального компонента, который можно определить как системную и / или функциональную составляющую семантического объема лексем, вербализующих ментальную структуру психических про цессов в нескольких языковых группах. На основании наличия данной константы национального компонента можно говорить об идентичной системной и функциональной актуализации ментальной структуры «пси хические процессы» в романских и германских языках и отличном от них, с присутствием экспрессивного компонента в семантике лексических и фразеологических единиц, – в группе славянских языков. Установленный компонент – база для формулировки теории «национальной составляю щей» лексического пласта германских и романских языков, которая явля ется перспективной в рамках данного исследования.

литература 1. Алефиренко Н.Ф. Современные проблемы науки о языке : учеб. М., 2005. 416 с.

2. Аскольдов С.А. Концепт и слово. М., 1997.

3. Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика. Тамбов, 2000. 123 с.

4. Брунер Дж. Психология познания: за пределами непосредственной информа ции. М., 1977. 413 с.

5. Бухаров В.М. Концепт в лингвистическом аспекте. Н. Новгород, 2001.

6. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. М., 1999.

Национальный компонент семантики 7. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов. М., 2001.

288 с.

8. Алисова Т.Б. Очерки синтаксиса современного итальянского языка. М., 1971.

294 с.

9. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл: логико-семантические проблемы.

М., 1976. 383 с.

10. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М., 1988.

341 с.

11. Авдукова А.М. Глагол think в предложных словосочетаниях, выражающих де либеративные отношения, и тематические ряды глаголов, объединенных значением think : автореф. дис.... канд. филол. наук. М., 1972. 23 с.

12. Дмитровская М.А. Знание и мнение: Образ мира, образ человека. М., 1988.

127 с.

13. Дмитровкая М.А. Философия памяти. М., 1991. С. 85–91.

14. Борисова И.Н. Семантическая организация высказываний, описывающих си туации познания (на материале русского языка) : автореф. дис. … канд. филол. наук.

СПб., 1991. 15 с.

15. Бостонов А.Х. Ролевая семантика правостороннего актанта английских сен сорных глаголов : автореф. дис.... канд. филол. наук. Уфа, 2005. 21 с.

16. Болдырев Н.Н. Когнитивные механизмы морфологической репрезентации в языке // Известия РАН. Сер. лит. и яз. 2007. Т. 66, № 1. С. 3–10.

17. Кубрякова Е.С. Введение. Проблемы представления знаний в языке // Струк туры представления знаний в языке : сб. науч.-аналит. обзоров. М., 1994. С. 5–31.

18. Постовалова В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль чело веческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988.

19. ABBYY Lingvo CD’12: dictionary : ABBY Software, 2008. 1 СD-ROM.

20. Barjou B. Russissez vos runions : pour l’encadrement. P., 1994. 183 p.

21. British National Corpus. Simple Search of BNC-World. Oxford, 1992. URL: http:// sara.natcorp.ox.ac.uk 22. Панкрац Ю.Г. Пропозициональные структуры и их роль в формировании зна чений языковых единиц разных уровней : дис. … д-ра филол. наук. М., 1992. 333 с.

23. Муршель Е.П. Сочетания «глагол + абстрактное существительное» англий ского языка и их соответствия в русском языке : автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1971. 25 с.

24. Битокова С.Х. Компонентный состав сочетаний типа to give a look и специ фика их функционирования наряду с простыми глаголами to look в современном англий ском языке : автореф. дис.... канд. филол. наук. Тбилиси, 1984. 23 с.

25. Merriam-Webster Online Dictionary. URL: http://mw1.merriam-webster.com THE NATIONAL COMPONENT OF MEANING OF LEXEMES AND PRASEOLOGI CAL UNITS OF

Abstract

SEMANTICS Prokhorova O.N., Chekulai I.V., Kuprieva I.A.

Summary. The article is devoted to comparative analysis of words of abstract semantics in the English and French languages. The object of investigation is lexemes nominating psycho pro cesses due to their complicated nature, thematic variety and contradictory character. The concep tual basis of meaning formation of the lexes of the group is the unique mental structure being a language universal. The latter nevertheless has some peculiarities of verbalization which can be observed in the procedure of comparative analysis of lexemes verbalizing it in several language groups, Romanic and Germanic, in particular.

Key words: national component;

mental structure;

lexemes of abstract semantics.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.