авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Т.И. ДЕМЧЕНКО*

К ВОПРОСУ О ПЕРЕОСМЫСЛЕНИИ

ПРАВОСОЗНАНИЯ

Переосмысление – постоянная и очень значимая задача научного, в

том числе правового познания, сформулированная еще Конфуцием в его

принципе изменения имен. Понимание значимости правосознания приво-

дит к постановке вопроса о необходимости переосмысления многих усто явшихся положений теории российского правосознания1. Положение в теории правосознания таково, что ее вряд ли можно охарактеризовать как целостную систему истинных знаний о самом правосознании и об отра жаемых им государственно-правовых явлениях. Эта теория ориентирована не на сущностное бытие, а на внешнюю, проявленную сторону, на сущест вование, как говорит В.П. Малахов, которое всегда ограниченно и конеч но2.

Сформировавшийся подход к рассмотрению вопросов возникнове ния, существования, изменения государственно-правовых явлений, как проявленных, данных, определенным образом оформленных и ограничен ных формальностью материального бытия, пределами конкретно исторического этапа и линейного развития, существенным образом дефор мирует представления об этих явлениях. Теория правосознания строится без учета универсальных причин возникновения правосознания, права, го © Демченко Т.И., * Кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и пра ва Ставропольского государственного университета.

См.: Байниязов Р.С. Правосознание и правовой менталитет в России.

Введение в общую теорию. Саратов, 2001. С. 6.

См.: Малахов В.П. Философия права. Екатеринбург;

М., 2002. С. 25.

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № сударства и внутренних законов их бытия, которые определяют законы внешнего существования, динамику и характер движения, равно, как и со хранения этих явлений в определенном качестве.

Это ставит перед юридической наукой, особенно перед теорией го сударства и права, историей политической и правовой мысли, как важней шими отраслями юридических знаний, серьезную задачу – положить нача ло переосмыслению существующего понимания правосознания, на его ос нове всех государственно-правовых явлений. Сегодня, как может быть еще никогда, Россия нуждается в переосмыслении существующей концеп ции правосознания, которая определяла понимание и состояние советско го, постсоветского и продолжает определять современное государственно правовое бытие.

Реализацию этой задачи наука видит в приращении нового знания, которое, в соответствии с рационалистическим взглядом, вырабатывается в процессе мыслительной деятельности, осуществляемой на основе материа листического принципа социального детерминизма. Согласно этому прин ципу полученные знания и понятийный аппарат юридической науки рас сматриваются в качестве результата отражения и приспособления к изме нениям государственно-правовых явлений, существующих в пределах кон кретно-исторических условий пространства и времени, в определенной, исторически преходящей форме, а потому – ограниченных этими условия ми и ограничивающих знания о них. В свое время Л.А. Тихомиров говорил о необходимости увеличения вечно недостающей людям сознательности, понимания «тех законов, которыми живет человеческое общество и госу дарство»3.

Приращение знания связывается с распознаванием и устранением ложного знания, которое, по мнению К. Поппера, устанавливается легко в отличие от установления истины, с распознаванием и устранением ошибок, заблуждений, которые, как считает О.Э. Лейст, не всегда очевидны, и ими часто оперируют как истинными4. При этом настораживает космическая для науки быстрота обнаружения новых истин, говорит В.Н. Синюков, ко торые оформляются соответствующими понятиями и которые «открыва ются» на основе старой методологии. Приращение юридического знания в большинстве случаев связывается с «практическими проблемами»5. Даже беглый взгляд на современные диссертационные исследования в области правоведения и предлагаемые в них обоснования выбора темы и ее акту альности позволяет сказать, что они аргументируются главным образом Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. СПб., 1992. С. 8.

См.: Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права.

М., 2002. С. 9.

Брызгалов А.И. Юридическая наука сегодня: теоретико-методологичес кие проблемы, которые ждут решения // Журнал российского права. 2001. № 6.

С. 44.

К вопросу о переосмыслении правосознания Демченко Т.И.

конкретными государственными задачами и потребностями юридической практики.

Применительно к правосознанию вывод о необходимости прира щения знания иногда связывается с кажущейся очевидностью значения термина «правосознание», рассматриваемого как знание права: есть право, известно, где содержащееся, и есть знание его6. При этом неявно допуска ется, что общетеоретических и специальных юридических знаний доста точно для формирования целостной теории правового сознания. В резуль тате такого подхода государственно-правовой мир оказывается заключен ным в рамках нашего ума и мыслительной деятельности. Но мысль есть только одна из способностей человека, к тому же нуждающаяся в подтвер ждении практикой. А ориентация только на юридическую теорию, хоть и очень важную, но все-таки специальную отрасль знания, дает односторон нее понимание.

Сегодня юридическая наука ориентируется на изменения, происхо дящие в российском обществе, в его государственно-правовом устройстве.

Среди внешних факторов, ставящих серьезную задачу перед наукой в пла не изменения правовых знаний и методологических подходов к ним, назы вается «радикально новая» ситуация, которая характеризуется глобальны ми процессами, способными изменить «картину мира, место и роль в нем человека. Речь идет о важнейших технологических прорывах – в сфере но вых источников энергии, в области молекулярной биологии (генной инже нерии), пересматривающей базовые антропологические проблемы, в ин формационно-компьютерной индустрии»7.



Изменения, происходящие внутри российского общества, играют как положительную, так и отрицательную роль в деле приращения знаний.

Положительное значение их проявляется в том, что они сопровождаются критическими постановками по поводу односторонней экономической де терминации8. Положительным признается то, что закономерное развитие в экономической сфере теперь связывается с частной собственностью и ры Этот вопрос все чаще ставят современные исследователи (см., напр.: Си нюков В.Н. Российская правовая система. Введение в общую теорию. Саратов, 1994;

Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 1999;

Байния зов Р.С. Правосознание и правовой менталитет в России;

Цыбулевская О.И. Нрав ственные основания современного российского права. Саратов, 2004;

и др.).

Синюков В.Н. Указ. соч. С. 12.

См.: Теория государства и права на рубеже веков: проблемы и решения // Правоведение. 2000. № 1;

Бережнов А.Г. Теоретические проблемы правопонима ния и формирования содержания права // Вестник Московского университета. Се рия 11 «Право». 1999. № 4;

Байниязов Р.С. Мировоззренческие основы общерос сийской правовой идеологии // Журнал российского права. 2001. № 11;

Маль цев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы;

Синюков В.Н. Указ. соч.;

Чир кин В.Е. Общечеловеческие ценности и современное государство // Государство и право. 2002. № 2;

и др.

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № ночной экономикой, в политико-правовой жизни – с демократизацией го сударственно-правовых явлений, основанных на принципах разделения властей, формального равенства, свободы, приоритета личных прав чело века и гражданина. Демократизация называется главной гарантией созда ния и обеспечения общечеловеческих ценностей, статус которых получают западные либеральные институты и соответствующий образ жизни9. А конструкция «общечеловеческих ценностей», положенная в основу миро вой преобразовательной теории и практики и воспринятая современным российским обществом в качестве руководства к действию, признается оп ределяющим фактором состояния российского государства, права, право сознания и характера научных исследований постсоветского периода.

Отрицательное значение внутригосударственных изменений видит ся в том, что смена произошла опять не в пользу собственных теоретиче ских, методологических, культурных в целом ориентиров. В том, что гос подствующее положение вместо марксистской теории заняла либеральная идеология, нацеленная на одностороннюю, прогрессивно-преобразователь ную деятельность и на игнорирование другой деятельности, необходимой для сохранения национально-духовных, культурно-исторических особен ностей российского народа и соответствующих им государственно правовых форм. В том, что приращение нового юридического знания, как и распознавание ошибок, в большинстве случаев связывается с совершенст вованием позитивного права, законодательства, имеющего одностороннюю ориентацию на западные образцы с их идеализацией10, с правопониманием, основанным на прагматических принципах11.

Отрицательное значение современных изменений в том, что либе ральные идеи определяют пределы научных исследований, а также в том, что существующие представления о государственно-правовых явлениях носят односторонний характер: они отражают постоянную динамику этих явлений, рассматриваемую как проявление социальной необходимости и закономерности12, и не учитывают столь же необходимое состояние покоя, призванное сохранять результаты изменений. По мнению некоторых фило софов, отрицательное значение изменений и современного западного влияния состоит в том, что они привели к расколу в обществе и породили проблемы псевдоявленной в нем культуры (псевдокапитализма, псевдора См.: Синюков В.Н. Указ. соч. С. 4849, 53.

См., напр.: Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы.

С. 395–397, 404;

Синюков В.Н., Синюкова Т.В. К вопросу о российской правовой доктрине в XXI веке // Вопросы теории государства и права. 2000. № 2. С. 51–52.

См.: Кудрявцев В.Н. О правопонимании и законности // Государство и право. 1994. № 3. С. 7;

Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 1999.

С. 204205;

и др.

См., напр.: Бережнов А.Г. Указ. соч. С. 3.

К вопросу о переосмыслении правосознания Демченко Т.И.

ционализма)13, проблемы противоречий и парадоксов общественного соз нания14. Они породили раздвоенное состояние российского правосознания.

Раздвоенность правосознания – явление не только сегодняшнего дня. Она возникала всякий раз, когда под воздействием внешних факторов нарушалось соотношение между преобразовательной и охранительной дея тельностью, между собственным образом жизни и навязываемыми образ цами, между западными и национальными идеями, когда действие фор мального законодательства становилось преобладающим, не соответст вующим истинной сущности и духовному содержанию права, когда проис ходила смена культурных ориентиров.





Безусловно, анализ, понимание, объяснение конкретных, государ ственно-правовых задач, решаемых в конкретных исторических условиях, и возникающего на их основе законодательства опосредованно могут слу жить делу истины. Однако при условии, если задачи, законодательные и иные способы их решения обосновываются не только факторами, опреде ляемыми в качестве закономерных и необходимых в пределах данного конкретно-исторического этапа. И даже не только исторически сложивши мися формами, хотя это очень важно, но, главным образом, тем, что отра жает сущность этих явлений и особенности их национального бытия. В противном случае может складываться формальное и часто произвольное законодательство, которое вряд ли может служить надежной эмпирической основой получения истинных правовых знаний и справедливого устройст ва общества.

Но именно такое законодательство, игнорирующее национально культурные особенности российского бытия, абстрагирующееся от интере сов, имеющих общенародное, государственное значение, и от их охране ния, отражающее не столько сущность права и не столько собственные по требности российского общества, сколько стремление угнаться за стандар тами западного образца, признается, с точки зрения правовой политики и юридической практики, значимым фактором современной жизни. Настоль ко значимым, что поставлено в один ряд и отождествлено с правом, пред ставляющим собой ценность высшего порядка. А сформулированное на его основе правосознание и утверждение ведущих специалистов в этой облас ти о том, что созданы основы теории его, закрепляет этот статус закона, юридизирующего формирование, изменение и понимание правосознания.

Они разрабатываются сегодня А. Ахиезером (см.: Ахиезер А. Россия:

критика исторического опыта. Т. 3. М., 1991. С. 271–284).

Эти проблемы рассматриваются в работах Г.С. Арефьевой, В.А. Куты рева, В.А. Лекторского, В.С. Степина и других философов. Кентавр-проблема как составная часть парадоксальности общественного сознания, сочетания несочетае мого поставлена Ж. Тощенко (см.: Тощенко Ж. Кентавр-проблема как особый слу чай парадоксальности общественного сознания // Вопросы философии. 2002. № 6).

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № В литературе отмечается, что рассмотрение закона и позитивного права, безотносительно к истинной сущности, «создает соблазн для юри стов недобросовестно рекомендовать обществу в качестве права то, что в действительности есть лишь воля правящей клики»15. Оно создает условия для возможного и высоко вероятного в современном обществе произвола «властителей, призванных волею судьбы осуществлять законодательные функции»16. Оно позволяет видеть в современном законодательстве, имеющем одностороннюю ориентацию на западные образцы, на внешние аспекты юридической деятельности, основу раскола и разрушения целост ности национального правосознания, всей правовой культуры17. Если в русской философии говорилось о пороке правосознания в связи с недо оценкой социальной роли права18, то сегодня порок его определяет пере оценка права.

Это позволяет говорить, что в динамике предшествующих и на стоящего периодов государство и законодательство в своей формальной определенности, западной ориентации и односторонней практической на правленности утратили духовное и нравственное обоснование, приобрели умозрительный, характер, придали праву и правовому сознанию узко прагматическую направленность 19. Невнимание к сущностным аспектам государственно-правовых явлений, к национальным особенностям пони мания этих явлений, игнорирование и сознательное уничтожение знаний о них привели к тому, что из современной теории правосознания исчезли категории русского и российского правосознания. Выражая эту мысль применительно к праву, В.Н. Синюков говорит, что «из теории практиче ски исчезла категория русского, российского права, сделавшись лишь по нятием истории государства и права. Этой категории до самого последнего времени вообще не было в понятийном аппарате отечественного… право ведения, и ее появление сейчас во многом пока чисто терминологиче ское»20. Изучение исторических корней русского правосознания, понима ние и культурная идентификация его не входили в теоретическую и мето дологическую задачу материалистического мировоззрения. Из него исклю чалась культурно-историческая, духовная составляющая21. Она и сегодня, Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. С. 398.

Там же.

См.: Синюков В.Н. Указ. соч. С. 53–54.

См.: Козлихин И.Ю. О соотношении права и морали // Нравственные ос новы теории государства и права: материалы международной научной конферен ции. М., 2005. С. 129.

Об этом свидетельствуют социологические исследования (см., напр.:

Леванский В.А., Соколов Н.Я. Опыт конкретно-социологического исследования и моделирования профессиональной культуры юристов // Lex Russica (Научные тру ды Московской государственной юридической академии). 2006. № 2. С. 249–251).

Синюков В.Н. Указ. соч. С. 16.

См.: Там же. С. 42.

К вопросу о переосмыслении правосознания Демченко Т.И.

увы, не в чести, не входит в число задач современной либеральной теории и методологии.

Недооценка на государственном уровне духовно-нравственных ценностей, исторического опыта, народных традиций в значительной сте пени определила невнимание к общенациональным интересам современно го российского народа. Это сказалось на характере задач, которые не опре деляются сущностными основами самой жизни, не сочетаются с нацио нально-культурными особенностями российского народа, его права22, пра восознания. Это сказалось на характере преобразовательной деятельности, отразилось на многочисленных негативных последствиях ее. Видимо по этому юридическая сфера называется наиболее культурно дезорганизован ной областью общественных отношений 23, в которых право по отношению к субъекту выступает своей внешней, проявленной, формальной, часто на вязанной и потому чуждой стороной, за которой скрыты универсальные свойства, истинная бытийность и сопричастность с адресатом права.

Это показывает, по мнению В.Н. Синюкова, «недопонимание поли тической элитой… действительной ситуации в правовом строе России…» и в позиции Запада, который связывает историю правовой культуры только с собственной культурой. «Но разве нет русской, славянской… правовой культуры, государственности?»25 – ставит вопрос автор. Разве нет славян ского, русского правосознания? – ставим вопрос мы. Тем более, что исто рический путь развития российской государственности и права пролегал «далеко не в русле западных обществ…»26. Забвение собственной культу ры, продолжает мысль В.Н. Синюков, привело к тому, что в стране нет на учных работ по теории русской правовой культуры27. Их нет и по теории русского правового сознания28. В работах, посвященных различным вопро сам правосознания, чаще говорится об отсталости русской культуры и о необходимости «приобщения» ее к западной культуре, в том числе право вой культуре цивилизованных стран29. Необходимость использования идей, См.: Тихомиров Л.А. Указ. соч. С. 623628.

См.: Там же.

Синюков В.Н. Указ. соч. С. 1213.

Там же. С. 2122.

Там же. С. 56.

См.: Там же. С. 22.

Понятие русского правосознания включает и этнический, и националь ный, и политический смысл (см.: Демченко Т.И. Возникновение и понимание древнерусского правового сознания. М., 2004).

См.: Семитко А.П. Русская правовая культура: мифологические и соци ально-экономические истоки и предпосылки // Государство и право. 1992. № 10.

С. 109.

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № отражающих собственное, национально-культурное развитие, очевидна. И на это все чаще обращается внимание в научной литературе30.

Все это позволяет ставить вопрос о том, что сущность государст венно-правовых явлений не может быть постигнута юридической наукой, если они не будут рассматриваться с позиции «…высоких истинно челове ческих начал… относимых к числу духовных… и даже божественных…»31.

Если в теоретических исследованиях право по-прежнему не будет рассмат риваться как «высокий духовный феномен, несущий в себе универсальные, вневременные начала», если они будут освобождаться от «излишней, а часто и необходимой духовно-нравственной нагрузки»32. И если юридиче ские исследования «не выйдут за пределы юридических категорий»33. По явление таких категоричных суждений имеет серьезные основания, кото рые не могут не побуждать к переосмыслению прежде всего правосознания и на его основе – многих государственно-правовых понятий.

Переосмысление российского правосознания как сложного, много гранного, духовного и социально-психического образования предполагает выход за пределы только материалистического, рационального и собствен но юридического понимания его, а равно использование соответствующей методологии. Для истинного понимания правосознания недостаточно не только эмпирического анализа его состояния, но и теоретического уровня познания. Оно должно рассматриваться с позиции философского осмысле ния34 и духовного обоснования. Эти «…ненаучные компоненты (идеоло гия, ценности, метафизика), – говорит В.Н. Жуков, – хоть и искажают по нимание фактов, но делают теорию государства и права более насыщен О необходимости их учета при создании правового государства говорит О.В. Мартышин (см.: Мартышин О.В. Несколько тезисов и перспективы правово го государства в России // Государство и право. 1996. № 5. С. 10).

Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 703.

Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. С. 393, 395, 397.

Лейст О.Э. Указ. соч. С. 27.

Философскому рассмотрению юридических вопросов в той или иной степени всегда уделялось внимание в юридической литературе. С философских позиций в советское время рассматривали самые разные вопросы (см., напр.: Алек сеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971;

Кудряв цев В.Н. Право и поведение. Норма и патология. М., 1982;

Мальцев Г.В. Социали стическое право и свобода личности. Теоретические вопросы. М., 1968;

Мату зов Н.И. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1966;

Назаров Б.Л. Социа листическое право в системе социальных связей. М., 1976;

Ткаченко Ю.Г. Методо логические вопросы теории правоотношений. М., 1980;

Халфина Р.О. Общее уче ние о правоотношении. М., 1974;

и др.).

К вопросу о переосмыслении правосознания Демченко Т.И.

ной, полнокровной и привлекательной»35. Это высказывание тем более мо жет быть отнесено к правосознанию.

Духовный аспект рассмотрения связан с использованием категории божественного и соответствующего вероучительного знания. Создаваемый человеком современный закон и соответствующее ему право «…имеют только одно авторство, – говорит И.А. Исаев, – человеческое, в них лишь изредка в форме метафор и аллегорий проскальзывает память об их перво начальном первоисточнике… духовные иерархии сменились организаци онными и бюрократическими структурами существования. Сфера сакраль ного стала рассматриваться как набор нелепых фантазмов и окончательно переместилась в область религии, порвав все отношения с политикой и юриспруденцией, которые, однако, сохранили в своих ритуалах некоторые смутные воспоминания о ее былом присутствии»36.

С философским аспектом связано бытийное, сущностное рассмот рение правосознания. Для такого познания недостаточно ориентации толь ко на внешние, проявленные, формально представленные государственно правовые явления и на их социальную обусловленность. Философское по знание – это познание необходимости и сущностных оснований бытия пра вового сознания и его носителя – человека. Это уровень мировоззренческо го познания, формирования методологических систем и философских кате горий. «Если речь должна идти о философии, – говорит Гегель, – то от… эмпирического подтверждения… необходимо подняться до доказательства абсолютной необходимости вещей»37.

У И.А. Ильина философское познание сближается с духовным. В них он видит сущностное познание и характеризует последнее как позна ние того безусловного основания, которое делает возникновение и бытие правосознания, права, государства, закона необходимыми, их внутреннее строение обоснованным, содержание духовно верным, а их роль – жизнен но значимой. Это познание духовных ценностей, девальвация которых ве дет к утрате видения добра и зла, правового и неправого, справедливого и совестливого. В результате чего правосознание подчиняется «…духу скептицизма, которому все сомнительно, духу релятивизма, для которого все относительно, и духу нигилизма, который не хочет верить ни во что»38.

Современная ситуация подтверждает эти слова и объясняет то, что у нас почти отсутствуют наука права и теория правосознания, которые исходили Жуков В.Н. Три ипостаси теории государства и права // Нравственные основы теории государства и права: материалы международной научной конфе ренции. М., 2005. С. 109.

Исаев И.А. Непроявленный язык закона // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии). 2006. № 1. С. 24.

Гегель. Философия права. М., 1977. С. 229.

Ильин И.А. Путь духовного обновления // Ильин И.А. Собр. соч. В 10 т.

Т. 1. М., 1993. С. 222.

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № бы из сущностных духовных ценностей, из нравственных и национально особенных традиций.

Для теоретического анализа важен междисциплинарный, ком плексный подход с позиции различных отраслей научного знания. Он по зволяет видеть в правосознании сложную систему идей, понятий, теорети ческих конструкций, процессов, состояний, свойств не только социально юридического, но и социально-психологического39 и духовно-нравствен ного характера. На основе этого подхода возможна характеристика право сознания как результата сочетания в нем различных видов душевно духовной деятельности, причем не только рациональной, мыслительной, логической, но и эмоциональной, и иррациональной, интуитивной, бессоз нательной и проявления их в поведении. Использование законов психиче ской деятельности, в том числе положений психоаналитической теории, способствует объяснению различных внутренних процессов, происходя щих в правосознании, в том числе естественно возникающих противоре чий, конфликтов и того, что Зигмунд Фрейд называл вытеснением 40.

Теоретическое познание необходимо для формирования сущност ных знаний о государственно-правовых явлениях конкретного культурно исторического типа, для формулирования теоретических понятий и конст руирования на их основе теоретических систем. Оно необходимо для опре деления в пределах конкретного времени и пространства наилучших спо собов устройства государства и позитивного права, путей их эффективного действия в сфере отношения людей как природных, социальных и духов ных сущностей, для определения тенденций развития и его пределов. Тео ретический анализ предполагает обращение к носителю сознания – челове ку, с деятельностью которого связано создание, познание и реализация права, устанавливающего пределы этой деятельности. К человеку, который в статусе личности и в статусе субъекта права не выступает только как не кая совокупность общественных отношений и не растворяется в социуме без остатка, а социализация не исчерпывает жизненного содержания, пове дения и мотивации его.

Необходимость переосмысления существующего понимания пра восознания предполагает переосмысление методологического аппарата.

Объективная оценка методологических подходов, принципов, способов, соответствующих рациональному познанию, должна сопровождаться раз работкой новых способов, а также возрождением тех, которые служили традиционному знанию и которые могут не только объяснить многочис Считается, что правоведов интересует внешне проявляемое общение. Но еще в советское время В.Н. Кудрявцев говорил о том, что право влияет и на пси хологическую сторону контактов (см.: Кудрявцев В.Н. Право и поведение. Норма и патология).

См.: Фрейд З. О психоанализе // Зарубежный психоанализ. СПб., 2001.

С. 27.

К вопросу о переосмыслении правосознания Демченко Т.И.

ленные современные проблемы, но и способствовать успешному, прогрес сивно-охранительному развитию государственно-правовых явлений рос сийского общества. Полагаем, что особая роль в процессе переосмысления правосознания принадлежит историческому анализу, системно-структур ному, функциональному, циклическому, конфликтологическому и иным методологическим приемам и способам познания.

С ними, на наш взгляд, в значительной степени связано понимание правосознания как динамической и статической системы, пребывающей в различных состояниях – гармоничном или дисгармоничном, деформиро ванном, раздвоенном или целостном, конфликтном или бесконфликтном.

Для такого понимания важна содержательная и структурная характеристи ка о свойствах, способах внутренней связи и взаимодействия элементов в процессе непосредственного и опосредованных отражений государствен но-правовых явлений, влияния на их функциональную деятельность и на внешнее поведение людей. Структурная характеристика важна постольку, поскольку причины любого состояния и изменения правосознания, как и иного явления, коренятся в объективной логике его собственного строения, изначально определяющей возможности и пределы изменений и сохране ния отдельных элементов и правосознания как явления в целом.

Актуализация этого вопроса в современных условиях определяется сложившейся негативной ситуацией в юридической сфере, которая выра жается в юридических коллизиях и конфликтах41, в нарушении целостно сти правосознания, в его деформациях и кризисном состоянии42. Их воз никновение чаще всего связывается с внешними факторами, с негативны ми последствиями преобразовательной деятельности, с конфликтной внеш ней средой. Ставится вопрос об актуализации в юридической сфере кон фликтологических исследований и выработке на их основе теоретических и практических навыков предотвращения, разрешения, снятия (Л.А. Тихо миров), возникающих противоречий и гармонизации юридических отно шений (В.П. Казимирчук).

См.: Дружинин В.В., Конторов Д.С., Конторов М.Д. Введение в теорию конфликта. М., 1989;

Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М., 1996;

Зер кин Д.П. Основы конфликтологии: курс лекций. Ростов-н/Д., 1998;

Ворожей кин И.Е., Кибанов А.Я., Захаров Д.К. Конфликтология: учебник. М., 2004;

и др.

См., напр.: Баранов В.М. Правовая демагогия // Вопросы теории госу дарства и права. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 3(12). Саратов, 2001;

Вопленко Н.Н. Правосознание юриста и проблема его деформации // Вопро сы теории государства и права. Межвузовский сборник научных трудов.

Вып. 3(12). Саратов, 2001;

Коробка В.Н. Деформация профессионального право сознания следователей органов внутренних дел: автореф. дис. … канд. юрид. наук.

Ростов-н/Д., 1998;

Петров В.Р. Деформация правосознания граждан России. Про блемы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000;

и др.

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № Существующие определения конфликта как столкновения, проти воборства общественных сил, интересов, позиций, противостояния обще ственных субъектов43 позволяют говорить об одностороннем подходе к его рассмотрению. Об этом же свидетельствует тот факт, что конфликт харак теризуется как противостояние различных явлений и практически не рас сматривается как отношение, причем необходимое отношение, между эле ментами одного явления.

Между тем конфликтные и бесконфликтные состояния примени тельно к правосознанию могут возникать как в отношении правосознания личности с внешними факторами (внешний конфликт), так и внутри самого правового сознания (внутренний конфликт). Скажем, непринятие право сознанием определенной части россиян отдельных юридических актов и законодательства в целом, абсолютизация которого наряду с игнорирова нием обычаев, традиционных норм человеческой жизни ведут к рассогла сованию между ними и к возможности возникновения конфликта. Такой конфликт между различными явлениями можно именовать внешним кон фликтом.

Внутренний конфликт возникает на основе рассогласований в от ношениях между элементами правосознания как целостного образования.

Например, внедрение в правовое сознание россиян через законодательство либеральных идей, в которых государство видит положительный потенци ал, но которые не получают положительного подтверждения со стороны значительной части населения, поскольку определенное место в их созна нии занимают идеи собственного, традиционного развития, может созда вать конфликтную ситуацию внутри правосознания, его рациональной сферы. Негативное отношение светских идей к религиозным идеям, к вере порождает такую ситуацию между рациональной и духовной сферами пра восознания44. Отрицательные эмоции по поводу противостояния этих идей порождают конфликт мыслей и чувств, рациональной и эмоциональной сфер правосознания, это конфликт чувствознания.

Для понимания конфликта важен теоретический анализ структур ной модели конфликта45, которая является исходной при его характеристи ке. Основу ее составляет отношение между определенными структурными См.: Ворожейкин И.Е., Кибанов А.Я., Захаров Д.К. Указ. соч. С. 3233, 45;

Зеркин Д.П. Указ. соч. С. 45.

А.С. Хомяков говорил о раздвоенности духа и мысли (см.: Хомя ков А.С. По поводу статьи И.В. Киреевского «О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России» // Хомяков А.С. Избранные статьи и пись ма. М., 2004. С. 111).

Называются две модели – структурная, связанная с анализом условий конфликта, и процессуальная, отражающая динамику конфликта (см.: Ворожей кин И.Е., Кибанов А.Я., Захаров Д.К. Указ. соч. С. 88). В.А. Светлов характеризует три модели (см.: Светлов В.А. Аналитика конфликта. СПб., 2001. С. 30).

К вопросу о переосмыслении правосознания Демченко Т.И.

элементами правосознания, возникающее в результате их действий46, вы ражающихся в прямой и обратной связи, которая может иметь положи тельный и отрицательный характер. В поле зрения исследователей нахо дится, как правило, прямая связь, например, действие правовых предписа ний на волевое поведение участников общественных отношений. Не рас сматривается обратная связь, без которой нет отношения, нет системы, це лого, связь как реакция различных элементов, деятельность которых фор мирует отношение правосознания к воздействующим на него явлениям и на его основе – поведение.

Оба варианта связи – прямая и обратная – могут иметь как положи тельную, так и отрицательную направленность, каждая из которых, соглас но закону единства и борьбы противоположностей, не может существовать без своей противоположности, которую она создает своим собственным существованием47. Отношения правосознания с другими явлениями могут быть выражены, например, следующим образом. Первый вариант: право по отношению к правосознанию субъекта имеет положительную направлен ность, которая подтверждается положительным отношением правосозна ния. Такое отношение соответствует синергетической связи. Второй вари ант: отрицательное отношение со стороны некоторых властных структур к социальной группе пенсионеров имеет с их стороны ту же направленность.

Это характеризует антагонистическую связь. Третий вариант: положитель ное отношение охранительных идей к преобразовательным опровергается негативным отношением последних. Четвертый вариант: отрицательному отношению человека с рациональными, атеистическими взглядами к рели гиозным идеям, к Богу противостоит положительное отношение Бога, ре лигии к человеку. Первый и второй варианты соответствуют бесконфликт ным отношениям48, которые обеспечивают сохранение системного качест ва, относительно стабильного состояния и правосознания, и общества.

Третьему и четвертому вариантам присущ конфликтный характер отноше ний, которые характеризуются отрицательной обратной связью, выражаю щейся в противостоянии и положительному, и отрицательному аспектам прямой связи.

Более сложный вариант отношений представляется трехчленной структурой, где два взаимодействующих субъекта (элемента) выражают отношение к тому или иному фактору. Для бесконфликтного состояния в См.: Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных свя зей. М., 1976. С. 38–81 и др.;

Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М., 1980. С. 74–84.

Применительно к первобытному сознанию и культуре эта идея выска зывается А.П. Назаретяном (см.: Назаретян А.П. Интеллект во вселенной. М., 1991. С. 112–113).

У Д.П. Зеркина взаимное отрицание субъектов характеризует сущность противоречия и конфликта между ними (см.: Зеркин Д.П. Указ. соч. С. 42).

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № случае положительного отношения между субъектами положительным должно быть их отношение к третьему элементу, в случае отрицательного отношения друг к другу их отношение к третьему элементу должно быть разным. Это объясняет, на наш взгляд, бесконфликтное отношение между либерально-демократическими силами и КПСС по поводу советской сис темы в процессе ее замены. С этой позиции становится очевидной причина бесконфликтного отношения между либерал-демократами, пришедшими к власти, и социалистическими силами, оказавшимися в оппозиции, по пово ду строительства капитализма49. На ее основе можно объяснить сложив шиеся отношения между государственными структурами и населением по поводу действующего законодательства. С этой позиции можно предполо жить бесконфликтность процесса вступления России в ВТО.

Законы циклического развития позволяют рассматривать конфликт как необходимое условие существования любого явления, как противопо ложное состояние бесконфликтности, как предел бесконфликтности, ста бильности, который ограничивает ее и вместе с тем содержит тенденцию к изменению, к переходу в бесконфликтное состояние, благодаря которому сохраняется явление. Конфликт есть условие сохранения и изменения яв ления, перехода его в другое качество и устойчивое состояние. Состояние, которое в соответствии с внутренней конституцией явления, с заложенны ми в ней возможностями и к изменению, и сохранению ведет явление к возврату в стабильное состояние, если не исчерпаны возможности на этом пути развития, либо – к поиску нового пути, либо – нового качественного состояния явления. При этом ни изменение, ни сохранение не могут про должаться бесконечно в одном направлении, они являются пределами, ритмично сменяющими друг друга. Поэтому ни конфликтное, ни бескон фликтное состояние, ни изменение, ни сохранение нельзя ни отвергнуть, ни абсолютизировать, их бытийное значение равнозначно, и их переходы в равной степени взаимно ограничены внутренними, природными возмож ностями самого явления.

Использование циклического подхода и структурного анализа по зволяет признать тот факт, что внедрение в современное российское право сознание либерально-демократических идей, принципов, понятий, теоре тических конструкций, сопровождаемое вытеснением элементов правосоз нания, не соответствующих им и ориентированных на традиционный, на ционально-особенный образ жизни, не свидетельствует о конфликтной си туации. Можно говорить о состоянии борьбы прогрессивно-преобразова тельных и традиционных, либеральных и консервативных идей, о раздво енности правосознания, созданию и поддержанию которого, к сожалению, способствуют отдельные государственные структуры, российские средства массовой информации и либерально настроенные граждане.

Д.П. Зеркин характеризует их как конфликтные (см.: Зеркин Д.П. Указ.

соч. С. 111–112).

К вопросу о переосмыслении правосознания Демченко Т.И.

Приверженцы либеральных идей говорят об их силе50, кладут эти идеи в основу теоретических исследований, называя их перспективными51, используют в практической деятельности. Эта практика обусловила, по мнению И. Ионова, агрессивную и непримиримую борьбу либеральной и национальной идеологий, взаимовытеснение западных и национальных ценностей, поставила общество перед выбором между ними52. Но, согласно психоаналитической теории, вытесненные идеи, понятия, представления не исчезают. Согласно Зигмунду Фрейду, они сохраняются, перетекают в иные сферы внутренней психической жизни, в том числе в подсознатель ные и бессознательные – эти первоисточники сознания, как их называет Зигмунд Фрейд, и вечные копилки знания. В них, по мнению А.С. Хомяко ва, присутствует сознание, иначе человек превращается в одну из живых сил природы. Но это сознание не отделилось от бессознательной психиче ской деятельности, не оформилось и не получило самостоятельности53. Эти глубинные психические состояния дают о себе знать в суждениях, поступ ках, в форме автоматических проявлений памяти, ассоциативного мышле ния, интуиции, инстинктивных проявлений «без каких-либо предшест вующих новых чувственных восприятий»54. Из глубинных сфер традици онные знания вступают в отношения с актуализируемыми сегодня идеями, влияют наряду с действующими предписаниями на формирование отдель ных поступков и линии поведения, нарушая современную логику оценки их как правомерных или противоправных – с юридической точки зрения, создавая тем самым раздвоенное состояние правосознания.

Изложенное позволяет ставить вопрос о необходимости переос мысления правосознания и полагать, что оно позволит расширить пред ставления о государственно-правовых явлениях, а возможно и вывести из состояния «неразрешимости» многие проблемы, в частности, проблемы понимания государства, права, истоков, соотношения и пределов действия права и закона и ряд других проблем. Решение этой задачи потребует бо лее пристального внимания к вопросам их духовного обоснования. Оно См.: Байниязов Р.С. Мировоззренческие основы общероссийской право вой идеологии. С. 50.

См., напр.: Диденко Н.Г., Селиванов В.Н. Право и свобода // Правоведе ние. 2001. № 3. С. 4.

См.: Ионов И. Кризис исторического сознания в России и пути его пре одоления // Общественные науки и современность. 1994. № 6. С. 89.

См. также: Артамонов В. Катастрофы в истории российской государст венности // Общественные науки и современность. 1994. № 3. С. 68;

Яковенко И.

Православие и исторические судьбы России // Общественные науки и современ ность. 1994. № 2. С. 56.

См.: Хомяков А.С. По поводу статьи И.В. Киреевского «О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России». С. 143.

Фрейд З. Некоторые замечания относительно понятия бессознательного в психоанализе // Зарубежный психоанализ. СПб., 2001. С. 43.

LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) № должно побудить к рассмотрению собственной, не искаженной, не идеоло гизированной истории, в том числе истории возникновения и развития древнерусского правового сознания, которого, по мнению В.Н. Синюкова, просто не может не быть «при самостоятельной и оригинальной русской культуре – живописи, ваянии, архитектуре, литературе, философии…»55.

Оно потребует обращения к вопросам объективной логики собственного строения государственно-правовых явлений, с которой изначально связаны возможности и пределы как изменения, так и сохранения отдельных эле ментов и явления в целом.

Такое рассмотрение будет способствовать углубленному понима нию процессов формирования, организации и дезорганизации, функцио нальной и дисфункциональной деятельности, конфликтного и бескон фликтного состояний правосознания, государства, права. Оно позволит более тщательно планировать современную преобразовательную деятель ность, определять пределы, за которыми государственно-правовое явление может перейти в новое качество или полностью разрушиться. Это позволит ставить вопрос о сохранении российского правосознания, российского го сударства, права, всего российского бытия.

Такое рассмотрение потребует использования не только либераль ных идей, оно потребует активизации внимания и более бережного отно шения к охранительным идеям, к их соотношению с преобразовательными идеями, которые вместе, в единстве и внутренней противоречивости, обес печивают движение теоретической мысли, самой государственно-правовой жизни, изменение и охранение ее. Такая постановка вопроса соответствует норме общественного развития, поэтому вряд ли будет иметь успех тот, кто не сознает ясно, что неподвижное состояние общества, как и прогрес сивное, есть правило его бытия56. Это иное видение проблем. Оно, по мне нию В.П. Малахова, предполагает кардинальное изменение самой поста новки вопроса о природе, сущности права, их понимании57, а мы добавим – о природе, сущности и понимании правового сознания.

Материал поступил в редакцию 30.05.07.

Синюков В.Н. Указ. соч. С. 13–14.

См.: Мэн Г. Древнее право, его связь с древней историей общества и его отношение к новейшим идеям / пер. Н. Белозерской. СПб., 1873. С. 19.

Малахов В.П. Указ. соч. С. 27.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.