авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Феномен мультикультурализма в глобальной перспективе

На правах рукописи

СУДАРКИНА Харитина Владимировна ФЕНОМЕН МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ГЛОБАЛЬНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону– 2013

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Майкопский государственный технологический университет», кафедра философии, социологии и педагогики.

Бадмаев Валерий Николаевич

Научный консультант:

доктор философских наук Штомпель Людмила Александровна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор, зав.

кафедрой культурной антропологии города, Факультет философии и культурологии Южного федерального университета Шолохов Андрей Витальевич доктор философских наук, доцент Таганрогского государственного педагогического института им.А. П. Чехова Федеральное государственное бюджетное

Ведущая организация:

учреждение науки Калмыцкий институт гуманитарных исследований Российской академии наук

Защита состоится «24» октября 2013 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М.

Нагибина, 13, ЮФУ, ауд. 434.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул.

Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «19» сентября 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета М.В. Заковоротная

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Актуализация проблематики, связанной с культурным многообразием, мультикультурными обществами во многом обусловлена современными экономическими и политическими преобразованиями, проходящими под знаком глобализации. Глобализация обостряет имеющиеся проблемы мультикультурных обществ, вызывает появление все новых конфликтных ситуаций в межкультурных отношениях.

Для современного глобализирующегося мира актуальными становятся проблемы толерантности, сглаживания культурных границ, поиска новых интегративных идеологий, диалога различных культур и объединения усилий для социальной интеграции. Видимо, причиной актуализации этих проблем можно считать и все чаще звучащие в работах по данной проблематике нотки опасения за то, что нынешний всплеск этнического самосознания, стремление к обособлению (стигматизация), выделению в особую этническую общность выступают в совокупности предпосылками культурного (или этнического) национализма, сравниваемого некоторыми учеными с «цунами». Между тем, необходимо учитывать, что число государств в современном мире немногим более двухсот, тогда как этнических групп насчитывается несколько тысяч.

Кроме того, в настоящее время наметились следующие тенденции, которые ставят под сомнение существование национальных государств. Первая состоит в том, что на основе информационной революции сформировался и существует глобальный сетевой рынок, многие общества стали глобализованными или глобализируются, проявляют активность межнациональные социальные движения, широкое распространение получили телекоммуникации и интернациональное образование. Глобализация должна привести к консолидации мира, идея культурных различий, идея множественности культур отступит перед всемирной взаимосвязанностью, если не возобладает вторая тенденция, своеобразная «изнанка» первой, сегментация (этнизация социальных отношений на всех уровнях) и, как следствие, распад общества на конкурирующие между собой этнические сегменты со своей культурой, что, в свою очередь, является показателем общественной дезинтеграции и может стать предпосылкой деградации и хаотизации общества как целого.

В свете указанных факторов поиск способов гармонизации отношений между различными этнокультурными группами, устойчивых ценностных ориентаций, в условиях плюрализма культур - с одной стороны, и дезинтеграционных тенденций - с другой, для современных наций-государств представляется особенно актуальным.

Одной из главных тенденций развития современной цивилизации стало признание ее культурного многообразия, понимание необходимости диалога различных культур и мировоззрений. Глобальный мир, оказавшийся перед лицом принципиально новых вызовов и не имеющий адекватной системы управления, все глубже погружается в ситуацию, когда нарастают противоречия и неопределенность. В центр научного и общественного внимания все чаще попадают вопросы адаптации, аккультурации, интеграции с одной стороны, и дифференциации, этнокультурного расслоения, этнизации социальных отношений, межэтнической напряженности - с другой. В этой связи, перед обществом встают проблемы культурных различий, устойчивого развития, поиска компромисса между этнокультурными группами в условиях множественности культур ради сохранения целостности мультикультурных обществ.

Все это обуславливает необходимость и актуальность научного и философского дискурса по переосмыслению роли, значения и перспектив мультикультурализма в контексте глобализирующегося мира. Философско культурологическая рефлексия феномена мультикультурализма актуализируется необходимостью поиска новых векторов развития современного мира в условиях глобализации, выработки моделей национальной и культурной политики, отвечающих императивам и вызовам современности.



Степень научной разработанности темы. В настоящее время приходится констатировать вслед за Р.Бернстайном, что мультикультурализм «определенно понятие неопределенное»1, несмотря на наличие целого ряда исследований как в зарубежной, так и в российской науке, в которых детально разработаны многие аспекты мультикультурализма.

Термин «мультикультурализм», как известно, возник в Канаде в 1960-е годы прошлого столетия, где была предпринята попытка решения проблемы противостояния ««англофонов» и «франкофонов» и сепаратизма Квебека.

Метафора «этнической мозаики», характеризующая мультикультурализм в Канаде, была использована для анализа связи между этничностью и социальным классом, а также для определения места этнических групп в социальной иерархии общества». Начиная с 2000 года в научных публикациях, посвященных исследованиям мультикультурализма, наблюдаются попытки переосмыслить этот феномен. Некоторые авторы стремятся продемонстрировать его важность в контексте изменившихся социокультурных реалий, по-новому рассмотреть теоретические основания мультикультурализма и культурного разнообразия с позиций культурологии, философии культуры, социальной и политической теории3. Другие исследователи подвергают анализу успехи и провалы политики мультикультурализма в европейских странах и странах Северной Америки с позиций прежних и новых социальных и культурных практик, отношений общества и государства к различным меньшинствам4. Третьи рассматривают См.: Bernstein R. Dictatorship of Virtue: Multiculturalism and the Battle for the America’s Future. N.Y., 1994.

2 Kivisto P. Multiculturalism in a Global Society. L.: Blackwell Publishing, 2002.

Kymlicka W. Politics in the Vernacular. N.Y.: Oxford University Press, 2001;

Kymlicka W., Grin F. Assessing the Politics of Diversity in Transition Countries // F. Daftary & F. Grin (eds). Nation-Building, Ethnicity and Language Politics in Transition Countries. Budapest: LGI Books, 2003;

Modood Т. Multicultural Politics. Racism, Ethnicity and Muslims in Britain. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2005;

Parekh B. Multiculturalism is a Civilized Dialogue.

What Makes Us All British Is A Common Commitment To Respect Our Differences. Guardian, Friday, 21 January, 2005 // http://www.guardian.co.uk/uk/2005/jan/21/islamandbritain.comment;

Parekh B. The Future of Multi-Ethnic Britain, Report of the Runnymede Trust Commission on the Future of Multi-Ethnic Britain. L.: Profile Books, 2000;

Parekh B. A New Politics of Identity. Political Principles for an Interdependent World. N. Y.: Palgrave Macmillan, 2008;

Tiryakin E. Assessing Multiculturalism Theoretically: E Pluribus Unum, Sic et Non // J. Rex. Governance in a Multicultural Society. Aldershot: Ashgate, 2004. P. 1–18;

Тернборн Г. Мультикультурные общества // Социологическое обозрение. 2001. Т. 1. № 1. С. 50–67.

Kottak C. & Kozaitis K. On Being Different: Diversity And Multiculturalism In The North American Mainstream.

Boston: McGraw-Hill, 2003;

Rice M. Diversity And Public Administration: Theory, Issues, And Perspectives. Armonk;

N. Y.: M. E. Sharpe, 2005.

институциональные изменения, затронувшие мультикультурные общества, и вызовы культурного многообразия, стоящие перед социальными институтами5.

Интересные определения мультикультурализма имеются в словаре «Dictionary of Race, Ethnicity and Culture», где данному термину посвящены две статьи. В первой статье мультикультурализм характеризуется как «сосуществование ряда различных культур внутри какой-либо группы общества». Во второй акцент сделан на анализе данного понятия с позиций социально-политических дискуссий, когда мультикультурализм понимается как определенная государственная политика или политическая система, не допускающая дискриминации по признаку принадлежности к группам этнических и/или культурных меньшинств и ставящая во главу угла равное признание различных культур6.

Будем считать ключевыми принципами мультикультурализма следующие: 1) равные возможности для всех граждан страны (социальная справедливость);

2) социальная инклюзия;

3) понимание и уважение этнического и культурного многообразия7. Указанные принципы реализуются в рамках политики культурного многообразия, призванной обеспечить бесконфликтное развитие мультикультурных государств.

В фундаментальном исследовании И. Валлерстайна «Конец знакомого мира. Социология XXI века» достаточно подробно излагается дискуссия о мультикультурализме8. В нем дан спектр притязаний мультикультурализма, носителем которого выступают такие социальные группы на национальном и глобальном уровнях, как женщины, африканцы, латиноамериканцы, азиаты и др. Притязания эти связаны с участием в политической жизни, достойным Alexander J. Theorizing the “Models of Incorporation”: Assimilation, Hyphenation, and Multiculturalism as Varieties of Civil Participation // Sociological Theory. 2001. Vol. 19. № 3. P. 237–249;

Alibhai-Brown Y. True Colours:

Attitudes to Multiculturalism and the Role of the Government. L.: Institute for Public Policy Research, 1999;

Kovcs P.

LGI Managing Multiethnic Communities Program Series // Introduction to M. Robotin and L. Salat (eds). A New Balance: Democracy and Minorities in Post-Communist Europe. Budapest: LGI Books, 2003;

Mason D. Explaining Ethnic Differences: Changing Patterns of Disadvantage in Britain. Bristol: Policy Press, 2003.

Dictionary of Race, Ethnicity and Culture, edited by: Guido Bolaf, Raffaele Bracalenti, Peter Braham and Sandro Gindro. L.: SAGE Publications, 2003.

Antonova V. Multiсulturalism in the Russian Civil Service: Operational, Governance and Performance Level Saarbrcken: Lambert Academic Publishing, 2010. Р. 3.

Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI века. М., 2003.

материальным вознаграждением, социальным признанием и правом на культурную самобытность, что требует восстановления исторической справедливости в отношении этих групп. В современном мире до сих пор нет господства реалий мультикультурализма, поэтому, считает И. Валлерстайн, либералам, которые стремятся к построению справедливого общества, следует последовательно идти по пути устранения исторической несправедливости.





Детальному анализу подвергнута концепция мультикультурализма американским политологом и философом С. Бенхабиб в ее монографии «Притязания культуры. Равенство и разнообразие в глобальную эру» 9. Здесь в фокусе внимания исследователя находится весьма обострившаяся проблема усиления влияния культурных факторов на политические процессы, что вызвано динамикой глобализации, с которой связано значительное увеличение масштабов миграционных потоков и трансформацией системы государств наций. В результате тщательного исследования феномена мультикультурализма в современном обществе С. Бенхабиб пытается решать фундаментальную проблему – в какой степени и каким путем возможно совмещение притязания культур на сохранение своей самобытности, на чем настаивают сторонники мультикультурализма, и таких основополагающих либеральных ценностей западной демократии, как свобода и равенство всех граждан. По мнению С.

Бенхабиб, необходимо найти компромисс на пути комплексного диалога, предполагающего, что разделительные линии между культурами подвижны, проницаемы, а культурные образы в сложных, плюралистических обществах должны стремиться к такому общественному признанию их специфики, которое не отрицало бы их подвижности.

В отечественном научном дискурсе термин «мультикультурализм» появляется, начиная с 1990-х годов XX века для характеристики социальной и обществ10.

политической реальности исключительно западных Позже Бенхабиб С. Притязания культуры. Равенство и разнообразие в глобальную эру. М., 2003.

Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусоколов А. А. Этносоциология. М.: АСПЕКТ ПРЕСС, 1999;

Тишков В.

А. Очерки теории и политики этничности. М.: Ин-т этнологиии антропологии РАН, 1997;

Паин Э. А.

Этнические проблемы в полиэтническом обществе // Профессионалы за сотрудничество / Под ред. А. Кулика.

российские ученые начинают изучать мультикультурализм и его основные принципы, ценности с позиций его возможной адаптации к российскому контексту. Во многом это было обусловлено необходимостью исследования постсоветского пространства, становления бывших союзных республик как самостоятельных государств 11.

Особую значимость для настоящего исследования имеет подход к пониманию феномена мультикультурализма отечественного исследователя В.

Малахова, продемонстрированный в работе ««Скромное обаяние расизма» и другие статьи». На основе анализа особенностей современного обществоведения вообще и ethnic studies, в частности, им показано, что в результате смещения внимания исследователей с биологических детерминант поведения человека на культурные этничность стала интерпретироваться не столько в понятиях биологии, сколько в терминах культуры. В итоге «полиэтнические» общества стали теперь называться «мультикультурными», причем мультикультурализм представляет собой идеологию, которая отрицает идею общества в пользу совокупности культурных сообществ. Последние часто представляют собой этнические и религиозные меньшинства из числа мигрантов, поэтому сторонники мультикультурализма истолковывают культуру в этноцентристском ключе, считая ее достоянием того или иного «этноса».

Даже в случае различения культурных и этнических характеристик мультикультурализм производит реификацию этнических и культурных принадлежностей, трансформируя эти социально обусловленные характеристики в квази-естественные константы. В результате такого рода трансформации мультикультуралистская трактовка этнических групп приводит Вып. 4. М.: Институт Кеннана, 2000. С. 52–66;

Куропятник А. И. Мультикультурализм: Проблемы социальной стабильности полиэтничных обществ. СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 2000.

Антонова В. К. Возможность проявления мультикультурного компонентав этносоциальной политике: опыт Саратова и Перми // Вестник Института Кеннана в России. 2006. Вып. 9. С. 54–61;

Борисов А. А. Мультикультурализм: Американский опыт и Россия / Мультикультурализм и этнокультурные процессы в меняющемся мире: Исследовательские подходы и интерпретации / Под ред. Г. И. Зверевой. М.: Аспект Пресс, 2003;

Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ / Под ред. В. С. Малахова и В. А. Тишкова. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2002;

Низамова Л. Р.

Идеология и политика мультикультурализма: потенциал, особенности, значение для России // Гражданское общество в многонациональных и поликонфессиональных регионах: Матер. конф.: Казань, 2–3 июня 2004 г. / Под ред. А.

Малашенко;

Моск. Центр Карнеги. М.: Гендальф, 2005;

Осипов А. Г. Автономия, меньшинства и мультикультурализм: в чем смысл «управления многообразием»? // Мир России. 2008. № 1. С. 102–121.

к подмене равных прав граждан особыми правами членов меньшинств, что порождает опасность эрозии политико-правовой системы демократического государства со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Особо следует отметить исследования российских ученых в области философии и теории культуры, методологически важные для анализа культурного многообразия современного мира. Это, прежде всего, работы М.М.

Бахтина, М.С. Кагана, П.С. Гуревича, В.Н. Межуева, А.Я. Флиера и др.

При проведении диссертационного исследования автор опирался на научные труды ученых – представителей Ростовской школы культурологии – Ю.А. Жданова, В. Е. Давидовича, Г. В. Драча, Л.А. Штомпель, В. К. Королева, Ю.Г. Волкова, М.В. Заковоротной, О.С. Карнауховой и др. Мультикультурализм – явление сложное и многообразное. Понятие мультикультурализма представляет собой теоретико-философскую категорию, открытую по отношению к изменениям, происходящим в обществе. Дискуссии, связанные с оценкой перспектив мультикультурализма, продолжаются;

однозначных ответов и единой модели не существует, и это можно оценивать как необходимость и возможность расширения дискуссионного поля.

Сформировался определенный научный дискурс, который можно понимать как попытку через новые интерпретации мультикультурализма найти эффективные модели межкультурного и межконфессионального диалога, выявить перспективы мультикультурализма в контексте глобальных трансформаций.

Научно-философская рефлексия феномена мультикультурализма выступает необходимой концептуальной компонентой поиска новых ориентиров развития современного глобализирующегося мира.

Жданов Ю.А. Солнечное сплетение Евразии. Ростов-на-Дону, 1998;

Драч Г.В., Лубский А.В., Эфендиев Ф.С.

и др. Этнос. Культура. Цивилизация. Ростов-на-Дону, 2005;

Штомпель Л.А. Время как код культуры// Фундаментальные проблемы культурологии. Т.1: Теория культуры. – СПб.: Алетейя, 2008;

Волков Ю.Г.

Идентичность и идеология: взгляд в будущее. – М.: «Социально-гуманитарные знания», 2006;

Заковоротная М.В. Идентичность человека. Социально-философские аспекты. Ростов-на-Дону, 1999;

Карнаухова О. С.

Мультикультурализм как парадигма постколониального развития: Британская модель // Личность. Культура.

Общество: Междисциплинарный научно-практический журнал социальных и гуманитарных наук. 2007. Т. IX.

Вып. 4. и др.

Объектом исследования выступают процессы, характеризующие глобальный культурный ландшафт современного мира (глобализация и локализация, культурная унификация и культурное разнообразие, национальная интеграция и глобальная миграция) и приведшие к кризису идей и практики мультикультурализма.

Предметом исследования является феномен мультикультурализма.

Цель работы – провести анализ современного философско культурологического дискурса мультикультурализма и его перспектив в контексте глобальных трансформаций современного мира.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

рассмотреть основные концептуально-методологические подходы, раскрывающие специфику феномена мультикультурализма в контексте современного глобализирующегося мира;

охарактеризовать мультикультурализм как направление современной философии культуры, представляющее собой открытый дискурс в отношении разнонаправленных процессов культурной универсализации и усиливающегося культурного многообразия мира;

раскрыть специфику практики мультикультурализма в западных глобализирующихся обществах;

показать особенности феномена множественности этнических культур в российском обществе;

охарактеризовать мультикультурализм и мультиидентичность как векторы развития глобализирующегося мира.

Теоретико-методологические основы исследования. Методологическую основу исследования определило применение следующих методов общетеоретического и философско-культурологического анализа:

междисциплинарный, сравнительный, структурный, историко-генетический, системный, культурно-институциональный, компаративистский. В работе использованы научное обобщение и теоретическое моделирование, а также общие принципы научного познания: проблемно-концептуальный, культурологический, культурно-динамический анализ и анализ теоретического моделирования. Принцип единства исторического и логического, понимание единства теории и истории культуры положены автором в основу диссертации.

Кроме того, в исследовании нашли применение методологические принципы концепции множества идентичностей и диалога культур, что позволило приблизиться к концептуально новому, не практикуемому сегодня, пониманию мультикультурализма, в соответствии с которым он может быть истолкован как диалог. При этом, диалог не означает некритического принятия чужого опыта, а предполагает только возможность учитывать иную перспективу в понимании той или иной ситуации для решения современных проблем. Иными словами, именно в диалоге возможно реальное взаимодействие культур, их развитие, само-изменение.

Для понимания феномена мультикультурализма в глобализирующемся информационном обществе в работе использовался фрактальный подход, дающий возможность анализировать исследуемый феномен, учитывая свойства фракталов, выражающие адекватно сложившуюся социокультурную ситуацию во многих обществах Запада и в России, когда культуры этнических, иных меньшинств и общегражданская культура самого общества взаимопроникают, взаимопереплетаются. Фрактальный подход к проблеме мультикультурного общества дает возможность увидеть подвижность, изменчивость и проницаемость культур в ходе их взаимодействия. Синтез этих подходов в сочетании с парадигмой глобализирующегося информационного общества позволил подойти к исследованию феномена мультикультурализма с комплексных позиций.

Научная гипотеза диссертационного исследования. Глобализация релятивирует прежние культурно-цивилизационные границы. Мир находится в точке культурной бифуркации, отражающей критический период современной истории. Период, который характеризуется тем, что человечество переходит от состояния, когда оно существовало и развивалось в форме многих и различных самостоятельных цивилизаций, к состоянию, когда мир становится единым, внутренне целостным организмом. Современный кризис мультикультурализма отражает этот переход.

В условиях усложнения процессов глобального культурного взаимодействия проблемы и перспективы мультикультурализма приобретают новое измерение, базирующееся на мультивидении глобального мира и мультиидентичности современного человека. Мультикультурализм как новая форма глобального общежития является порождением и вызовом глобализирующегося мира.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- обосновано, что политика мультикультурализма, направленная на сохранение культурных различий в мире, стала практической реализацией философии постмодернизма в социокультурной действительности;

- выявлена специфика практики мультикультурализма в западных глобализирующихся обществах, приведшая к противоречиям между ценностями западной цивилизации (свобода и равенство) и сохранением культурной самобытности различных групп в мультикультурном обществе;

дана характеристика этнокультурного многообразия российского государства как имеющего исторический характер и складывавшегося параллельно с процессом образования самого государства;

- обосновано, что современный глобализирующийся мир нуждается в новом подходе к анализу его культурного многообразия, множественности идентичностей и поиску моделей межконфессионального и межкультурного диалога.

Положения, выносимые на защиту:

Понятие мультикультурализма имеет различные трактовки и 1.

значения: теоретический конструкт, идеология, политико-правовая практика, реализуемая в некоторых странах и т.д. Невозможность присвоить ему какое-то одно, строго определенное значение, обусловлена, очевидно, колоссальной сложностью самой социальной реальности, которую этот термин призван отражать или обозначать. Философско-культурологический анализ мультикультурализма эвристичен и методологически продуктивен, учитывая вызовы глобализации, когда происходит «столкновение» цивилизаций, идентичностей, и индивиды, государства, нации нуждаются в определении новых перспектив своего развития. Нахождение оптимума соотношения культурной самобытности и основополагающих общечеловеческих ценностей предполагает обращение к таким концептуально-методологическим принципам, как стохастическая игровая модель культуры, фрактальный подход, концепция множества идентичностей в сочетании с парадигмой глобализирующегося мира.

Концепции мультикультурализма появились сравнительно недавно как 2.

реакция на провал реализации универсалистских теорий – социобиологических теорий и теорий модернизации – в различных обществах мира. В философско культурологическом аспекте мультикультурализм можно определить как теоретическую категорию, утверждающую уважение к культурным различиям, равноценность различных культур, принципиально отказывающуюся от построения иерархии между ними. Мультикультурализм представляет собой особую форму интегративной идеологии, посредством которой полиэтничные общества реализуют модели культурного диалога и равноправного сосуществования. Актуальность феномена мультикультурализма вызвана тем, что, вопреки прогнозам адептов глобализации мира, культурные различия во многих странах не исчезли, не растворились, не унифицировались, а, наоборот, приобрели социальную остроту и конфликтность.

3. Наблюдаемый ныне кризис политики мультикультурализма демонстрирует общее кризисное состояние, в котором находится современная цивилизация в целом. Кризис является болезненной точкой бифуркации, когда вся система переходит в качественно иное состояние. Во многом это связано с неустойчивостью, неопределенностью, нестабильностью современного мира, противоречивостью, разновекторностью, нелинейностью его развития (глобализация и локализация, национальная интеграция и мультикультурализм, международная миграция населения и др.). Поэтому вполне вероятно, что отдельные идеи мультикультурализма будут востребованы в рамках построения «глобального общежития» человечества в XXI в. При этом, важно учитывать имеющийся исторический опыт осуществления политики мультикультурализма в различных государствах мира с целью выработки эффективных стратегий межкультурной коммуникации в условиях глобализирующегося мира.

4. Анализ сложившейся ситуации в западных глобализирующихся обществах показывает, что в них существуют противоречия между ценностями западной цивилизации (свобода и равенство) и сохранением культурной самобытности различных групп в мультикультурном обществе. Это противоречие усугубляется неоднозначной интерпретацией проблемы идентичности, как в Европейском Союзе, так и в Северной Америке.

Неоднозначность трактовки содержания понятия идентичности европейскими исследователями влечет за собой прямо противоположные отношения к доктринам мультикультурализма. Если одни ученые рассматривают разнообразие культур как «богатство Евросоюза» и высоко оценивают политику Америки в отношении мультикультурализма, то другие считают мультикультурализм опасным для существования западной цивилизации.

5. Поликультурный характер России – это фактическая реальность, которая складывалась исторически, параллельно с процессом образования государства, и сегодня ее можно считать аксиомой. Специфика феномена множественности этнических культур в глобализирующемся российском социуме обусловлена исторически сложившимся в России автохтонным характером этнокультурных групп, доминированием в советскую эпоху интернационализма. Российская реальность – это длительное совместное проживание ее культур и этносов, в ходе которого был накоплен собственный опыт поддержания культурного равновесия и стабильности. Но этот опыт не является опытом мультикультурализма. Ситуация в России и российский исторический социокультурный опыт отличают ее от других западных мультикультурных государств. Следует отметить, что включение российского государства в процесс глобальной миграции может актуализировать проблемы мультикультурализма (наблюдаемые во многих странах мира) и для России.

Реалии современного глобализирующегося мира диктуют 6.

необходимость в новых подходах к анализу многообразия в мире и поиску моделей и форматов межкультурного и межконфессионального диалога.

Существенно возрастает роль диалога как связующего звена между культурными различиями, опирающегося на мультивидение глобального мира и мультиидентичности современного человека. Идентичность личности приобретает множественный, многогранный и динамичный характер. При этом признание множественной уникальности детерминирует серьезную трансформацию общественного сознания. Будущее глобального мира невозможно без диалога различных культур, и потому мультикультурализм и толерантность, по-видимому, останутся основными принципами поликультурной и этноконфессиональной диалоговости в современном мире. В ситуации глобальной взаимозависимости и взаимосвязанности актуализируются поиски новых подходов к анализу культурного многообразия, мультикультурализма, культурной идентичности, глобализации. Поэтому мультикультурализм можно рассматривать как некую перспективу, повод для обсуждения новых вызовов современного глобализирующегося мира.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты диссертационной работы имеют теоретическое и прикладное значение для развития соответствующих научных направлений в теории и истории культуры, философии культуры, культурологии, моделирования культурных и этнических процессов в условиях глобализирующегося информационного общества.

Теоретический и фактологический материал диссертации может быть использован как в сфере государственного управления культурными и этническими процессами, так и в ходе подготовки и чтения курсов и спецкурсов в высших учебных заведениях.

Апробация работы. Результаты исследования были изложены на научно практических конференциях различных уровней: VI Всероссийской научной конференции студентов и аспирантов «Техническая кибернетика, радиоэлектроника и системы управления» (Таганрог, 2002г.), II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке:

социальные вызовы и альтернативы» (Москва, 2003г.), III Международной научно-практической конференции «Проблемы регионального управления, экономики, права и инновационные процессы в образовании» (Таганрог, 2003г.), V Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь и наука XXI века» (Красноярск, 2004г.), Международной научной конференции «Кавказ: проблемы реинтеграции социокультурного пространства и вызовы региональной безопасности» (Ростов-на-Дону, 2012г.), Всероссийской научной конференции "Глобальные тенденции развития мира" (Москва, ИНИОН РАН, 2012г.), региональной научно-практической конференции «Глобализация в экономике, культуре, науке, образовании» (Дербент, 2012г.), Круглых столах «Буддизм в России и на Западе: исторический опыт и современные реалии» (Элиста, 2012г.) и «Духовная культура этноса» (Элиста, 2012 г.).

Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены автором в 11 научных публикациях общим объемом 4,89 п. л., в том числе в 3 статьях, опубликованных в изданиях ВАК РФ.

Структура диссертационного исследования и расположение материала определяются его целями и задачами. Диссертационное исследование включает: введение, две главы, содержащие шесть параграфов, заключение и список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень научной разработанности темы, сформулированы объект и предмет, определены цель и задачи исследования, описываются теоретические и методологические основы авторского анализа и гипотеза исследования, выделяется научная новизна, излагаются основные положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость данной работы, ее апробация.

Первая глава «Феномен мультикультурализма в культурологическом дискурсе» посвящена анализу концепций и моделей мультикультурализма в контексте современной философско-культурологической мысли.

В первом параграфе «Теоретико-методологические основы изучения феномена мультикультурализма» внимание акцентируется на методологических основах решения фундаментальной проблемы мультикультурализма.

Одной из фундаментальных методологических основ исследования феномена мультикультурализма может послужить модель культуры как игры, выдвинутая С. Лемом. Он выделяет следующие три фазы в развитии культуры.

Первая фаза, когда происходил культурогенез, характеризуется возникновением изолированных и нетождественных друг другу культур, каждая из которых имела свою картину мира (данный тип культуры называется «моноиконичным»). На второй фазе происходила диффузия культур, благодаря их встречам и столкновениям, что ускоряло их развитие. В последней фазе, которая длится и теперь, культурная моноиконичность подвергается воздействию полииконичности. Указанная полииконичность созвучна современной ситуации мультикультурализма.

Достаточно плодотворным оказывается использование в методологическом анализе феномена мультикультурализма фрактального исчисления. Действительно, современные глобализированные социальные системы носят фрактальный характер. Они настолько взаимопроникают друг в друга, что между двумя произвольными элементами одного из них с необходимостью находится элемент другого. Данные свойства фракталов выражают адекватно сложившуюся социокультурную ситуацию в мире, когда культуры этнических и иных меньшинств и общегражданская культура самого общества взаимопроникают, взаимопереплетаются.

Другой методологической основой изучения феномена мультикультурализма выступает концепция множественной идентичности, основанная на понимании многокультурности, реализующей себя на групповом и личностном уровнях.

Не менее интересной проблема мультикультурализма является в части выяснения его психологических оснований, что связано с множественностью культурных моделей поведения. Данный подход можно описать голографической метафорой О.И. Генисаретского: «подобно голограмме (каждая часть которой содержит изображение целого объекта) в каждой части личности находится вся личность целиком». Иными словами, можно утверждать, что мультикультурное общество имеет свои психологические основания, которые представляют собой в определенном смысле интериоризацию социальных отношений.

Во втором параграфе «Многообразие концепций и моделей мультикультурализма» отмечается, что концепции мультикультурализма появились сравнительно недавно как реакция на провал реализации универсалистских теорий – социобиологических теорий и теорий модернизации – в различных обществах мира. Однако сейчас формируется новая парадигма глобальных отношений, которая предполагает дальнейшее развитие мультикультурных обществ на основе диалога цивилизаций. Эта парадигма призвана породить в сознании людей понимание того, что многообразие не является синонимом враждебности и что глобализация не противоречит индивидуальной самобытности. Интенсивный процесс глобализации сегодня наблюдается не только в сфере экономики, но и в других сферах жизнедеятельности общества, в том числе и в сфере культуры.

Распространение глобальных воздействий ведет и к возрождению местных, локальных культурных форм, и к гибридизации как синтеза местных и иных культурных особенностей. Иными словами, глобализация отнюдь не унифицирует самобытные культуры, не ведет к уничтожению разнообразия культур. Однако данная картина является далеко не полной, так как следует принимать во внимание феномен альтернативных глобализаций. Становление глобального общества и глобальной культуры предполагает многообразие локальных культур.

В третьем параграфе «Критика и кризис мультикультурализма» анализируются вопросы, связанные с кризисом и критикой политики мультикультурализма. В конце 1990-х – 2000-е годы прошлого столетия проявились негативные последствия воплощения в жизнь доктрины мультикультурализма. Среди них:

распространение экстремистских настроений в среде мигрантов;

формирование социально, культурно и экономически замкнутых диаспоральных анклавов;

отсутствие у мигрантов желания, возможностей и необходимости усваивать принципы сосуществования, нормы правовой культуры, язык страны проживания;

превращение мигрантов в самостоятельную политическую силу;

рост влияния среди коренного населения крайне правых политических сил, использующих антииммигрантские лозунги.

Основная претензия к мультикультурализму состоит в том, что он не обеспечивает интеграции членов социума, не способствует нарастанию их солидарности. Более того, сосуществование в обществе групп людей, различающихся культурой, религией, этнической принадлежностью, языком, обычаями часто ведет к нарастанию конфликтности в различных сферах социальной практики. Итак, непродуктивность политики мультикультурализма означает необходимость поисков иной модели, отвечающей новым требованиям современного глобализирующегося мира.

Вторая глава «Мультикультурализм: глобальные вызовы и локальные ответы» посвящена исследованию проблем и противоречий политики мультикультурализма в условиях глобализирующегося мира.

В первом параграфе «Практики мультикультурализма в западных глобализирующихся обществах» дается философское осмысление феномена мультикультурализма в глобализирующихся западных обществах.

Анализ сложившейся ситуации в западных глобализирующихся информационных обществах показывает, что в них существует противоречие между ценностями западной цивилизации (свобода и равенство) и сохранением культурной самобытности различных групп в мультикультурном обществе. Это противоречие усугубляется неоднозначной интерпретацией проблемы мультикультурализма. Если одни (Г. Верховстадт, Й. Фишер) рассматривают разнообразие культур как «богатство Евросоюза» и высоко оценивают политику Америки в отношении мультикультурализма, то другие (У. Хаттон) считают мультикультурализм опасным для существования европейской цивилизации.

Изложенные подходы к пониманию идентичности и мультикультурализма не дают возможности найти оптимум соотношения между культурной самобытностью этнических групп и основополагающими ценностями западной демократии. В этом плане представляет интерес подход С. Бенхабиб, которая предлагает третий путь между двумя крайними позициями относительно мультикультурализма. Она исходит из следующего фундаментального положения: главная задача культуры заключается в том, чтобы формировать систему ориентиров, позволяющую человеку определить свое место в мире и идентифицировать себя с той или иной общностью. Данный процесс возможен только в рамках той или иной культуры. Это делает понятным значимость концепции множества идентичностей на групповом и личностном уровнях.

Именно концепция множества идентичностей на личностном и групповом уровнях позволяет найти оптимум соотношения культурной самобытности и основополагающих ценностей западной демократии.

Второй параграф «Феномен множественности этнических культур в российском обществе» посвящен изучению особенностей этнокультурного многообразия России: в ней насчитываются сотни различных этнокультурных групп, ее территорию населяют люди, говорящие на языках различных лингвистических групп и семей, исповедующие все мировые религии – православие, ислам, буддизм. Эта особенность во многом проявляется в том, что входящие в состав России этносы не уничтожались, а объединялись в единое целое. Можно согласиться с формулой самобытности России, согласно которой в ней национален «именно ее сверхнационализм» (Н. Бердяев). Данная формула, подчеркивающая особенности феномена множественности этнических культур в России, отчеканена историческими и геополитическими тенденциями развития ее полиэтнического общества.

Феномен множественности этнокультур в России имеет еще один существенный аспект, связанный с глобализацией нашего общества. Речь идет об актуальной и не решенной сегодня проблеме переселенцев и беженцев, их адаптации, которые после распада Советского Союза по существу оказались «чужими среди своих». Интенсивная легальная и нелегальная миграция соотечественников и иностранцев, углубление процессов глобализации требуют новой концепции миграционной политики России. Эта концепция с необходимостью должна включать в себя формирование толерантного отношения к мигрантам у населения страны в условиях глобализации.

Сложившаяся реальная ситуация в России свидетельствует о том, что проблема российской поликультурности требует повышенного внимания и поиска условий единства, которые обеспечивали бы сосуществование множества различных культур в современных границах государства.

В третьем параграфе «Мультикультурализм и мультиидентичность в глобализирующемся мире XXI века» рассматривается проблема нахождения оптимума соотношения культурной самобытности и универсальных, общечеловеческих ценностей в условиях формирующегося всемирного, или глобального, информационного общества.

Отмечается, что современный мир, связанный глобальной взаимной зависимостью, нуждается в переосмыслении культурного и религиозного многообразия и перспектив межконфессионального и межкультурного диалога. Причем диалог должен происходить на самых различных уровнях.

В данном контексте наиболее перспективной нам представляется точка зрения, согласно которой мультикультурализм предлагается рассматривать как компромисс в межкультурном диалоге. Политику мультикультурализма можно рассматривать как некий «срединный путь» формирования общецивилизационных пространств, при сохранении исторически сформировавшихся локальных культур и традиционного бытия этносов.

Анализируя историю человечества сквозь призму феномена мультикультурализма, можно предположить, что теория глобализации, ориентированная на упрощенно-унифицированное понимание мирового развития, требует определенной корректировки и изменения.

Необходимо отметить, что и мультикультурализм может быть истолкован как диалог. Но тогда это будет иная концепция мультикультурализма, чем та, которая практикуется сегодня и испытывает кризис ее реализации.

В заключении содержится обобщающая характеристика основных итогов исследования, обосновывается значимость и перспективность полученных результатов.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ 1. Плужникова, Х.В. Феномен множественности этнических культур в российском обществе / Х.В. Плужникова // Гуманитарные и социально экономические науки. - 2007. - № 6 (37). – С. 43-49 (0,5 п.л.).

2. Сударкина, Х.В. Мультикультурализм: глобальные вызовы и локальные ответы / Х.В. Сударкина // Вестник Майкопского государственного технологического университета. - 2012. - № 2. – С. 34-39 (0,5 п.л.).

3. Сударкина, Х.В. Критика и кризис мультикультурализма (философско культурологические аспекты) / Х.В. Сударкина // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. - 2012. - № 3. - С. 48-51 (0,5 п.л.).

Статьи и тезисы, опубликованные в других изданиях 4. Плужникова, Х.В. Проблема поиска условий единства России при сохранении этнических культур в контексте современных тенденций глобализации и сегментации / Х.В. Плужникова // VI Всероссийская научная конференция студентов и аспирантов «Техническая кибернетика, радиоэлектроника и системы управления». Тезисы докладов. – Таганрог, 2002.

– С. 302 (0,16 п.л.).

5. Плужникова, Х.В. Саморефлексия в роли «гражданина РФ» как индикатор гражданского общества / Х.В. Плужникова // III Международная научно-практическая конференция «Проблемы регионального управления, экономики, права и инновационные процессы в образовании». – Таганрог, 2003.

– С. 87-89 (0,48 п.л.).

6. Плужникова, Х.В. Модель мультикультурализма в контексте формирующегося глобального информационного общества / Х.В. Плужникова // Научная мысль Кавказа. – 2006. - №13 (97). – С. 15-23 (0,7 п.л.).

7. Сударкина, Х.В. Мультикультурализм и мультиидентичность в контексте глобальных трансформаций / Х.В. Сударкина // Материалы Всероссийской научной конференции «Глобальные тенденции развития мира».

– Москва, 2012. – С. 141-143 (0,2 п.л.).

8. Сударкина, Х.В. Феномен мультикультурализма в западных глобализирующихся обществах / Х.В. Сударкина // Материалы Круглого стола «Буддизм в России и на Западе: исторический опыт и современные реалии». – Элиста, 2012. – С. 101-108 (0,5 п.л.).

9. Сударкина, Х.В. Социально-психологические основания феномена мультикультурализма / Х.В. Сударкина // Материалы Круглого стола «Духовная культура этноса». – Элиста, 2012. – С. 149-153 (0,5 п.л.).

10. Сударкина, Х.В. Модель мультикультурализма в контексте глобализирующегося мира / Х.В. Сударкина // Материалы региональной научно-практической конференции «Глобализация в экономике, культуре, науке, образовании». – Дербент, 2012. – С. 89-94 (0,4 п.л.).

11. Сударкина, Х.В. Мультикультурализм как политика интеграции и сотрудничества (российский опыт) / Х.В. Сударкина // Сборник материалов и докладов Международной научной конференции «Кавказ: проблемы реинтеграции социокультурного пространства и вызовы региональной безопасности». – Ростов-на-Дону, 2012. – С. 198-201 (0,45 п.л.).

Типогр.ИПК ЮФУ Заказ №235 тир.100 экз.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.