авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Фольклор донских казаков в контексте культурных традиций в россии

На правах рукописи

Пономарев Ярослав Алексеевич Фольклор донских казаков в контексте культурных традиций в России

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии по специальности 24.00.01. – теория и история культуры Москва 2011г

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Государственной академии славянской культуры доктор филологических наук

, профессор

Научный консультант:

Михеева Людмила Николаевна доктор культурологии,профессор

Официальные оппоненты:

Захаров Владимир Михайлович кандидат культурологии Мазина Елена Игоревна

Ведущая организация: ФГБОУ ДПО Академия переподготовки работников искусства, культуры и туризма;

кафедра гуманитарных наук.

Защита состоится «» 2011 года в _ часов на заседании диссертационного совета Д 212.044.01. в Государственной академии славянской культуры по адресу: 125480, г. Москва, ул. Героев Панфиловцев, д.39, корп. 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственной академии славянской культуры.

Автореферат разослан «» 2011 года

Ученый секретарь диссертационного совета, С.И. Бажов кандидат философских наук, профессор ГАСК

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Будущее страны, народа всецело зависит от того, каковы его потомки. А чтобы они выросли достойными гражданами, любили Отечество не на словах, а на деле, они должны знать свою историю, национальную культуру, беречь и развивать народные традиции.

Этнокультурный облик России характеризуется огромным разнообразием, обусловленным обширностью территории, природными различиями. Сохранение и возрождение национальных культурных традиций может быть осуществлено лишь на основе их взаимообогащения и обращения к истокам традиционных народных культур, прежде всего – фольклору. Главной задачей обеспечения безопасности нации является воспитание в общественном сознании установок социальной ответственности, толерантности и патриотизма через формирование ценностей многокультурного общества, воспитание установок возрождения национальных культур.

В условиях полиэтничности, многоязычия, поликультурности и полиментальности российского социума актуальны проблемы сохранения народной культуры субэтносов.

Мы рассматриваем вопросы сохранения и развития традиционной народной культуры не только как имеющие значение в социокультурной, художественно-творческой, организационно-педагогической деятельности, но и с точки зрения возможностей проявления личностью гражданских, патриотических инициатив, роста ее эстетической, нравственной, политической культуры. Этнокультурные ценности и идеалы, бережно сохраняемые и развиваемые, безусловно, будут способствовать духовно нравственному воспитанию молодежи, укреплению единства нашей страны.

Культурная жизнь России в последние десятилетия характеризуется нарастающей агрессивностью массовой культуры. Масштабы этого явления представляют реальную угрозу для традиционной народной культуры. В результате выхолащивается ее духовное содержание, что лишает народную культуру возможности выполнять функции этнического объединения и общения, трансляции и межкультурного диалога. Этим процессам может противостоять государственная концепция сохранения традиционной народной культуры.

Многие государственные документы, принятые в последнее время, свидетельствуют о том, что традиционная народная культура является объектом внимания и заботы государства (“О государственной поддержке традиционной народной культуры” – Решение Госсовета РФ, 2006г;

“Культура России (2005-2011гг.)” – Федеральная целевая программа, 2005г;

“Этнокультурное развитие регионов России на 2008-2012 годы” – Концепция федеральной целевой программы, разработанная Министерством регионального развития РФ, а также ряд законов о традиционной народной культуре, принятых субъектами РФ – например, Закон Краснодарского края «О государственной политике в сфере сохранения и развития традиционной народной культуры в Краснодарском крае», 2007г. и др.). Везде в этих принятых документах подчёркивается большая роль традиционной народной культуры в развитии современного общества, сохранении национальной самобытности. Традиционная народная культура должна быть сохранена, должна жить и активно развиваться, а для этого она должна быть интересна, прежде всего, молодежи. Из поколения к поколениям передаются традиции праздников, обрядов, семейного уклада, обычаи, традиции народной педагогики, художественной культуры (устный, хореографический, музыкальный фольклор, народный театр, народные промыслы, декоративно-прикладное творчество). Во всём этом воплощен в яркой образной форме национальный менталитет, духовно-нравственные ценности, идеалы, нормы поведения, этикет, стереотипы поведения, которые представляют собой специфические черты этнического самосознания. Нам близка точка зрения Т.И. Баклановой, которая выделяет как главные ценности русской традиционной культуры следующие:

ценностное отношение к матери (мать – главная святыня);

ценность семьи, семейных отношений, построенных на уважении к старшим, взаимопомощи и сопереживании;

ценность родной земли, Родины;

ценность трудолюбия;

ценность здорового образа жизни, духовной красоты человека. Отсюда как важнейшая функция традиционной народной культуры – аксиологическая, наряду с регулятивной, коммуникативной, познавательной. В традиционной народной культуре воплощена этнокультурная деятельность (создание произведений народного художественного творчества, сохранение обрядов, праздников, в которых отражены национальный менталитет, этнические стереотипы, характер народа), а также необходимость ее трансляции в современное социокультурное пространство (см: Т.И. Бакланова, Л.В. Ершова, Т.Я.



Шпикалова “Концепция этнокультурного образования в РФ”).

Одним из источников, из которого современный человек черпает сведения об историческом прошлом своего народа, является фольклор во всем его жанровом многообразии, среди которого большое место занимает фольклор песенный.

Культура Донского края по своей природе уникальна и многогранна.

Из поколения в поколение народ бережно передавал культурные традиции, накопленные в течение столетий. Большое место в донской культуре принадлежит фольклору, обрядам, обычаям. Среди них особой любовью пользуется старинная казачья песня, в которой так или иначе нашла отражение вся история казаков.

В конце XX в. Россия столкнулась с феноменом возрождения казачества. Духовное, культурное возрождение казачества представляет собой одно из ярких и сложных явлений отечественной и мировой истории. Оно протекает в условиях недостатка достоверной информации об исторических корнях и культурных традициях казачества, его роли в истории русского и других народов нашей страны. На этот процесс накладывает отпечаток не только многолетнее замалчивание некоторых страниц трагической истории казачества, но и нынешняя кризисная ситуация в России, обострение политических и межнациональных отношений.

Активные процессы возрождения казачества сделали проблемы его происхождения, истории, культуры одними из самых актуальных в отечественной науке. Накоплен значительный материал, отражающий разные стороны жизни казачества, однако комплексных исследований по изучению фольклора, народной культуры и культурного наследия донских казаков на сегодняшний день недостаточно. В особенности необходимо рассматривать фольклор донских казаков как фактор сохранения и развития культурных традиций в России. Всем этим и определяется актуальность исследования.

Степень изученности вопроса:

В исследованиях в области теории, методики и организации социокультурной деятельности разработано понятие «социокультурная среда» как совокупность разнообразных природных, культурных и цивилизационных условий, в которых протекает жизнедеятельность человека, сообществ, этносов, которые определяют во многом их существование;

качество природного и социокультурного окружения.

(М.А. Ариарский, Т.Г. Киселева, ЮД. Красильников, Н.Ф. Хилько и др.);

раскрыты сущность и технологии проектирования социально-культурных процессов (А.Д. Жарков, Г.М. Бирженюк, АЛ. Марков, Ю.А. Стрельцов, Н.Н. Ярошенко и др.);

обоснована взаимосвязь социокультурного и этнокультурного подходов к организации, педагогическому руководству и кадровому обеспечению процессов сохранения и развития традиционной народной культуры (Т.И. Бакланова, М.И. Долженкова, М.С. Жиров, В.М.

Захаров, А.С. Каргин и др.);

выявлены особенности организации и руководства общественными объединениями и движениями (Э.И. Летрова, Е.И. Смирнова, В.Е. Триодин и др.).

Проблемы социального проектирования в контексте государственной культурной политики рассматриваются в философских, социологических и культурологических исследованиях О.И. Генисаретского, В.Л. Глазычева, М. Драгичевич-Шешич, Т.М. Дридзе, В.Ю. Дукельского, С.Э. Зуева, Н.И.

Лапина, А.В. Лисицкого, В.А. Лукова, Г.А. Никич-Криличевского, Э.А.

Орловой, П.А. Сорокина, Г.П. Щедровицкого и др. Различным аспектам российской федеральной и региональной национально-культурной политики посвящены исследования Р.Г. Абдулатипова, Г.А. Аванесовой, О.Н. Астафьевой, Л.Е. Вострякова, И.Я. Горловой, Н.Г.Денисова, О.Л.

Кубышкина, В.В. Савельева, С.П. Шевчугова и др. В работах этих и других авторов отмечается значение этнокультурных традиций как одного из факторов устойчивого развития регионов и сохранения культурного разнообразия нашей страны.

Своеобразные ракурсы анализа этнокультурных проблем регионов представлены в философских трактовках таких дефиниций, как «культурное гнездо» (Н.Л. Анциферов, И.М. Гревс, В.А. Горский, Н.К.

Пиксанов и др.), «культурное наследие» (А.И. Арнольдов, Э.А. Баллер, Н.И. Воронина, Н.С. Злобин, С.Н. Иконникова, С.М. Ковалев, И.К.

Кучмаева, Э.А. Орлова, В.М. Межуев, А.К. Хачиров и др.), «культурная среда» (О.Н. Андреева, Г.Н. Баженова, Н.В. Кирьянова, Л.В. Ошман, В.О.

Кутьев, И.Б. Стояновская и др.), «провинциальная культура» (В.Ю.

Афиани, И.Л. Беленький, Е.Я. Бурлина, Н.И. Воронина, Н.М. Инюшкин, М.С. Каган, Т.Н. Кандаурова, Л.Н. Коган, Т.А. Чичканова и др.) и т.п.

Культуру малых территорий (сел, городов, губерний, областей) на материале конкретных исторических периодов исследовали Л.Н.

Гончаренко, Н.М. Дмитриенко, ЕЛ. Лезина, Г.Н. Рябова, Д.Н. Смирнов и др.

Отдельные аспекты развития культуры в том или ином конкретном регионе раскрыли в своих работах Л.М. Артамонова, Г.Г. Габдельганеева, В.А. Гуркин, И.А. Зеткина и др. В ряде исследований представлены этнокультурные традиции отдельных регионов (А.А. Ашхамахова, О.А.

Богатова, Г.М. Давлетшин, Р.А. Данакари, М. М. Зязиков, М.З. Саблиров, А.Д. Тлеуж, Д.Л. Хилханов, Л.Л. Шабалина и др.).

Особенности русских этнокультурных традиций, видо-жанровая структура и формы бытования традиционной русской культуры исследованы историками, этнографами и фольклористами: М.К.

Азадовским, В.Л. Аникиным, А.Н. Афанасьевым, Ф.И. Буслаевым, Г.С.

Виноградовым, М.М. Забылиным. П.В. Киреевским, Ю.Г.Кругловым, Е.А.

Покровским, И.Л. Сахаровым, А.В. Терещенко, П.В. Штейном и др. Все это помогает осмыслению вопросов, связанных с этнокультурными аспектами и проблемами фольклористики.

Художественно - эстетическое содержание народного искусства как части традиционной народной культуры раскрывается в трудах по эстетике, истории культуры и искусствознанию: В.В. Бычкова, Д.С.

Лихачев, Ю.М. Лотман, М.А. Некрасова, В.М. Захаров, Л.А. Рапацкая и др.

Роли народного искусства в мировой художественной культуре и дизайне уделено внимание в трудах Н.М. Сокольниковой и в исследованиях, выполненных под ее научным руководством И.П. Гладилиной, С.В.

Городецкой, Л.Н. Романовой и др.

Проблемы сохранения и возрождения традиционной народной культуры, этнохудожественного профессионального образования исследованы в работах В.Ф. Генинга, Г.С. Голошумовой, Т.В. Дадиановой, В.М. Захарова, С.В. Кривых, И.А. Лыковой, А.А. Макарени, Ю.И.

Мкртмяна, В.Н. Нилова, В.А. Тишкова, Л.А. Хакимовой, Е.Л. Ясючени, Ю.М. Чурко и др.

Необходимость специального изучения данной проблемы обосновывается социальными факторами. К их числу можно отнести рост национального самосознания, усиливающееся внимание к сохранению и развитию национальных культур и языков, к обновлению национального образования, к возрождению народных традиций, религиозных верований, что, в свою очередь, часто приводит в такой многонациональной стране, как Российская Федерация, к межэтническим и межнациональным конфликтам. Этническая принадлежность «задается» вместе с рождением, умением говорить на «родном» языке, культурным окружением, в которое человек попадает и которое, в свою очередь, «задает» общепринятые стандарты поведения и морали. В научной литературе встречаются два термина: «этническая самоидентификация» и «этническое самосознание».

В.Ю. Хотинец утверждает, что чувство принадлежности к своему этносу, сформулированное англоязычными учеными как «этническая самоидентификация» (ethnic idеntitу), эквивалентен русскоязычному термину «этническое самосознание».

В результате обобщения рассмотренных представлений этнического самосознания (Ю.В. Арутюнян, Ю.В. Бромлей, А.Х. Гаджиев, Ю.И.

Мкртмян, Г.У. Солдатова и др.) можно дать следующее определение:

этническое самосознание есть относительно устойчивая система осознанных представлений и оценок реально существующих этнодифференцирующих и этноинтегрирующих признаков жизнедеятельности этноса. Данное определение этнического самосознания позволяет выделить в его структуре три основных компонента: когнитивный (знание об этнокультурных и этнопсихологических особенностях своего народа), эмоционально-ценностный и (этнокультурные этнопсихологические потребности, мотивы, интересы), регулятивный (связанный с нормами поведения). Этническое самосознание включает в себя возможности:

- осознавать себя в качестве этнокультурных субъектов в родной среде;

- выявлять культурные различия и сходства между представителями различных этнических групп с целью расширения рамок собственной групповой принадлежности за пределами национальных границ родного края;

- определять свое место, роль, значимость и ответственность в глобальных общечеловеческих процессах;

- инициировать и принимать активное участие в действиях против этнокультурной агрессии, дискриминации и культурного вандализма.

В конце XX в. активизировались исследования по материальной и духовной культуре казачества, возникло мощное движение по изучению и возрождению донской песенной традиции, проводились полевые исследования по сбору и обработке фольклора (Т.С. Рудиченко, В.М.

Щуров, Н.Н. Гилярова, Т.С. Бершадская). Т.С. Рудиченко на основе песенного фольклора реконструировала традиционную картину мира донских казаков.

Современные исследователи опирались на достижения своих предшественников. Так, первая публикация о казачьем песенном творчестве появилась в 1824 году (статья Сухорукова и Корниловича «Общежитие донских казаков в XVII-XVIII ст.» с 5 казачьими песнями).

Среди публикаций XX века следует отметить статью В. Самарцева «Хуторские игры и гульбища с Бузулука» в «Донских областных ведомостях» за 1903 год и статью Е. Савельева «Проводы казака» в тех же «Донских областных ведомостях» за 1904 год, где были представлены тексты казачьих песен, исполняемых при проводах казака-новобранца.

После 1917 года в советской историографии интерес к истории и культуре казачества значительно снизился, однако он устойчиво сохранялся в культуре российского зарубежья, которую сегодня мы рассматриваем как неотъемлемую часть истории российской культуры XX века.

В послевоенные годы появляется первое крупное собрание донского песенного фольклора, которое представил в своём пятитомном труде «Песни донских казаков» (Москва-Ленинград, 1949-1954 гг.) Александр Михайлович Листопадов (1873 –1949). Отечественная музыкальная фольклористика не знает другого издания, столь же широко представившего местную песенную культуру. На сегодняшний день этот труд остаётся самым крупным собранием русских народных песен с нотами.

В обширной коллекции А. М. Листопадова представлены различные песенные жанры, сделаны описания народных обрядов, даны этнографические и метрические справки, особенности исполнительской манеры. Несмотря на ряд недостатков (запись по слуху, с вытекающей из этого неточностью фиксации музыкально-песенного материала и авторской аранжировкой), этот пятитомный свод А.М. Листопадова по прежнему сохраняет свою познавательную и художественно-практическую ценность. Однако это песенное собрание всё ещё недостаточно изучено как с текстологической стороны, так и со стороны музыкально-песенного и в целом – историко-культурологического анализа. Сравнительно недавно стали появляться статьи, посвященные как анализу наследия А.М. Листопадова, так и изучению современного бытования песенной традиции донских казаков. Среди таких работ следует назвать книгу Б.М. Добровольского «Народная устная поэзия Дона» (Ростов-на-Дону, 1963 г.). Статья Т. Рудиченко «О песенной традиции родины А.М.





Листопадова» посвящена вопросу многоголосия донской казачьей песни.

Нельзя не отметить и книги, выходившие за рубежом и хранившиеся в спецхранах, начиная от изданий справочного характера1 и исторических исследований о казаках2 до воспоминаний и работ, включающих сведения о лидерах Белого движения3. Помимо специальных работ, посвященных казачеству, сведения о казаках содержатся практически в каждом издании Казачий словарь-справочник / Изд. А.И. Скрылов, Г.В. Губарев. – М.: 1992, Т.1-3 (репринтное воспроизведение издания: Кливленд, Огайо, 1966).

Гордеев А.А. История казаков. М.:1991-1993.

Денисов С.В. Белая Россия СПб.: 1991 (репринтное воспроизведение издания: Нью-Йорк, 1937).

мемуарного характера, а также в работах современных авторов о Белом движении. Полное переиздание «Архива русской революции»4 дало возможность более детально познакомиться со свидетельствами очевидцев, политических и общественных деятелей России о предоктябрьском периоде, гражданской войне и роли казачества в этих событиях. Эти издания так или иначе связаны с социокультурными и политическими аспектами.

Изучению историко-культурного наследия казачества посвящен ряд современных исследований.5 Значительные материалы по культуре казачества содержатся в очерках по истории Волгоградского края.

Существенным вкладом в изучение казачьего сказочного фольклора являются работы В.В. Когитина. Необходимо отметить 4-х томное исследование “Поэтика русского танца” В.М. Захарова6, которое носит энциклопедический характер и раскрывает многообразные стороны традиционной народной культуры (обряды, обычаи, промыслы, танцевальный, устной фольклор). В этом исследовании ряд глав посвящен донскому казачеству.

Таким образом, имеется достаточная база для комплексного исследования традиционной культуры донских казаков на материалах фольклора. Заметим, что многие исследователи подчёркивали необходимость синтетического подхода к изучению культурного наследия казачества, однако на практике таких попыток было реализовано мало.

Объект исследования: фольклор как этнокультурный феномен традиционной народной культуры донского казачества.

Предмет: различные виды и жанры фольклора донских казаков в контексте сохранения и развития культурных традиций России.

является комплексный, историко Целью исследования культурологический анализ различных жанров фольклора донского казачества как основы выявления характерных особенностей традиционной казачьей культуры.

Поставленной целью обусловлены следующие задачи:

проанализировать современные научные концепции, посвященные – историко-культурной специфике фольклора донского казачества;

рассмотреть условия формирования и развития донского казачества – как этнокультурного феномена;

– выявить самобытные черты фольклора донских казаков;

Архив русской революции (Русский архив) в 22 тт./ Изд. Г.В. Гессен. – М.: 1991-1993. (репринт с издания, выходившего в 20-30–х годах в Берлине).

Пономарев А.В. Субкультура донского казачества (19-20 вв.) как феномен региональной культуры. – автореф. канд. дисс. культурологии, М.: 2009г.

Захаров В.М. Поэтика русского танца в 4-х тт. М.: 2004-2009г.

– охарактеризовать феномен казачьего песенного фольклора и продемонстрировать его отличительные черты, главными из которых является «историзм» и «реализм»;

– раскрыть специфику и функции декоративно-прикладного и песенного фольклора в традиционной культуре донского казачества, во взаимодействии с обрядами, играми, обычаями.

Методологическая основа и методы исследования базируются на историческом и диалектическом подходах к изучению культурных феноменов. Основу составили научные труды отечественных и зарубежных авторов по теории и истории культуры, литературы, философии, православия: М.М. Бахтин, И.А. Ильин, С.Л. Франк, Н.А.

Бердяев, С.С. Аверинцев, Д.С. Лихачев, Л.А. Успенский, И.А. Есаулов, прот. Василий Зеньковский, о. Сергий Булгаков, прот. Георгий Флоровский, о. Павел Флоренский. Методологической основой исследования является междисциплинарный подход к решению выдвинутых цели и задач, рассмотрение проблематики исследования с привлечением гносеологических средств философии, культурологии, педагогики, психологии, политологии, этнологии, регионоведения и других смежных отраслей науки.

В исследовании нашли применение:

- социокультурный подход, его специфика состоит в том, что он имеет многомерный характер и позволяет интегрировать, например, социологическое, культурологическое и этнологическое рассмотрение объекта исследования. При таком подходе традиционная народная культура (ее идеи, ценности, нормы и образцы), а также этнокультурная деятельность по ее сохранению и распространению в социуме рассматриваются как один из факторов социокультурного развития;

- философско-антропологический подход;

- системный подход;

- исторический подход (Ф. Боас, В.Н. Тенишев, Г. Спенсер, Р. Раппопорт, А.А. Потебня), позволяющий раскрыть феномен региональной культуры в ее динамике, необходимый для понимания современных реалий культуры на определенной территории;

культурологический подход, позволяющий рассматривать этнокультурные процессы в русле истории цивилизации России (Н.Я.

Данилевский), экологии культуры (Д.С. Лихачев), этногенеза (Л.Н.

Гумилев) и культурогенеза (А.Я. Флиер), выделяя в качестве предметов изучения этническую культуру личности, человеческих общностей (этносов) и в целом человеческой цивилизации, ее этносферы (И.К.

Кучмаева);

- аксиологический подход (Н.А. Бердяев, Н.О. Лосский и др).

Использовались как общенаучные, так и специальные методы историко-культурологического исследования;

теоретическое изучение этнического самосознания, историко-генетический анализ литературы и современного состояния науки по изучаемой проблеме. Исследование песенного творчества донского казачества предполагало изучение весьма значительного круга литературы и сравнительный анализ источников исследования. Сравнительно-исторический метод позволил на основе широкого круга фольклорных образцов выявить общие и самобытные черты традиционной донской казачьей культуры. Аксиологический метод позволил определить доминирующие традиции, нормы и ценности в песенном фольклоре, а также в иных видах народного искусства донского казачества. С помощью функционального метода исследовались формы и способы воздействия песенного творчества донских казаков на нравственный потенциал общества, на углубление самосознания людей, на совершенствование и укрепление их духовных сил, патриотизма, гражданственности. Характер работы обусловил необходимость междисциплинарного, синтетического подхода, позволяющего исследовать традиционную культуру комплексно, привлекая достижения культурологии, истории, этнографии, фольклористики и лингвистики.

определяется Достоверность результатов исследования обоснованностью исходных теоретико-методологических позиций, включающих междисциплинарную научно-теоретическую базу исследования – обращение к смежным отраслям знаний (философии, психологии, истории, фольклористике, лингвистике, этнографии);

логичностью общей структуры исследования – его целей, задач, методов изучения;

оптимальным сочетанием теоретического и эмпирического аспектов исследования. Можно также отметить использование системно деятельностного и социокультурного подходов;

целесообразное сочетание комплекса теоретических и эмпирических методов исследования, адекватных его предмету.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что она дает возможность расширить области анализа отечественной культурологической мысли, в особенности на фоне активизации внимания к народной культуре и сохранению культурных традиций в России. Все это способствует повышению интереса исследователей к песенному и иным видам народного творчества донских казаков как этнокультурному феномену с учетом эволюции духовной культуры казачества. Отдельные положения нашей работы могут быть использованы при чтении спецкурсов и проведении спецсеминаров в гуманитарных колледжах и вузах. Основные положения диссертации могут быть использованы при разработке прикладных учебных дисциплин, связанных с преподаванием истории культуры, а также при изучении важных процессов культурной жизни российского общества XX- начала XI веков.

Новизна исследования определяется тем, что на основе комплексного историко-культурного анализа формирования и развития донского казачества как этнокультурного феномена исследован фольклор донских казаков: песенный фольклор, декоративно-прикладное искусство в контексте сохранения культурных традиций в России, обрядов, обычаев, а также особенности жилища, одежды, ведения хозяйства, отражающие духовно-нравственные ценности;

при этом мы рассматривали виды и жанры фольклора в контексте эволюции духовной культуры казачества, выявляя ее специфику, проявляющуюся в стереотипах поведения, менталитете, обрядах и обычаях. Все в целом определяет параметры социокультурного пространства казачьего мира в его целостности.

Проблема исследования В современных условиях возникло стремление к возрождению казачества, сохранению и развитию традиционной народной культуры, что рассматривается государством как фактор воспитания в общественном сознании бережного отношения к богатому культурному наследию, воспитанию толерантности, уважению к национальной самобытности других этносов, возможности проявления гражданских, патриотических инициатив. В связи с этим возрастает внимание государства к возрождению казачества, которое всегда стояло на страже Отечества и представляло собой полиэтническое сплоченное внегосударственное образование с высокими формами самоорганизации, объединенное православной верой. С другой стороны, общественное сознание в условиях недостатка достоверной информации об исторических корнях и культурных традициях казачества, его роли в истории русского и других народов, многолетнего замалчивания некоторых страниц его истории, еще не подготовлено к пониманию актуальности проблем возрождения казачества, в особенности в условиях обострения межнациональных отношений. С этим связаны проблемы исследования.

Гипотеза Фактором сохранения и развития культурных ценностей в России является фольклор донских казаков как одна из составляющих традиционную народную культуру. Процессы современного культурного развития общества определяются как глобализацией, так и самоидентификацией, стремлением этносов сохранить своего национальную идентичность, проявляющуюся в сохранении верований, традиций, обычаев, обрядов, форм ведения хозяйства, типа семьи, системы воспитания детей (традиции народной педагогики) и, безусловно, в бережном, любовном отношении к фольклору во всех его разновидностях, развитии и преумножении его богатств, что только и может обеспечить высокое понимание патриотизма, нравственности, верности гражданскому и общественному долгу современного человека.

Положения, выносимые на защиту:

задачи сохранения и развития лучших традиций народной культуры имеют приоритетное значение в современном мире и связаны с преодолением унификации культурных различий в ходе глобализации;

духовная культура народа, сформированная веками, приобретает огромную ценность в патриотическом, нравственном, эстетическом и религиозном воспитании молодого поколения;

традиционная народная культура включает в себя культурные пласты разных эпох и связана с самоидентификацией, определяет стереотипы социального поведения, культурные эталоны и нормы, обычаи, формы досуга, ведения хозяйства, типа семьи и воспитания;

активизация интереса к народной культуре связана с вопросами включения культурных архетипов прошлого в современную культуру, что обусловлено в том числе и проблемой возрождения казачества;

песенный фольклор донских казаков – явление яркое и самобытное;

в казачьей песне, сохраняющей в целом черты, характерные для общерусского стиля, отразилась уникальная, сложная история казачества как социокультурного феномена;

декоративно-прикладное искусство донских казаков демонстрирует своеобразие и специфику форм коммуникации и межкультурного диалога (народная одежда;

жилище;

национальная кухня);

казачий фольклор в различных его видах и жанрах развивался в тесном взаимодействии с обрядами, играми, обычаями, что является залогом его жизнеспособности и сохранения как общерусской культурной ценности.

Апробация работы Содержание диссертации отражено в научных публикациях автора, в докладах, прочитанных на научно-практических конференциях («Новые пути науки о культуре»,2006г.;

Институт танца,2007г.: межвузовская научно-практическая конференция «Современное социокультурное пространство»), статьях, программе спецкурса, читаемого автором в колледже. Основные положения диссертации обсуждены на заседаниях кафедры теории и истории культуры ГАСК, на заседаниях Отделения культурологии в Международной академии наук педагогического образования, на семинарах молодых ученых в Российской академии образования.

По проблеме исследования опубликовано 8 работ, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы подчинена решению основных целей и задач данного исследования;

оно состоит из Введения, 2 глав, 6 параграфов, Заключения, списка использованной литературы и Приложения.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, показывается степень ее научной разработанности, определяются цели и задачи работы, методологические основы и методы изучения, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, апробация и достоверность его результатов.

В главе I Социокультурное пространство казачьего мира мы рассматриваем казачество как этнокультурный феномен: определенная территория проживания, оформленное этническое самосознание, самобытная культура.

Казачество многими поколениями исследователей рассматривается как уникальное российское явление. Но казачьи общины почти одновременно формировались и за пределами Московского государства – на Украине, входившей в то время в состав Речи Посполитой. Казачьи сообщества существовали и в пределах Крымского ханства и Османской империи (кубанские казаки «донекрасовского периода», некрасовцы, задунайцы). Казачество было сложным и многоплановым социально политическим и социокультурным феноменом восточноевропейской (евразийской) истории. Оно существовало в форме различных по целям, задачам, идеологическим установкам групп, в различных исторических и географических условиях.

Казаки не были ни исключительно консерваторами государственниками, ни разрушителями. Казачество несводимо к общим формулам типа «субэтнос» или «сословие». И в первом, и во втором случае нужны оговорки, какую группу казачества и какой период в его истории мы беремся анализировать для доказательства его «сословности» или «субэтничности». Отсюда и сложность с идентификацией понятий «казак» и «казачество». Правомерно говорить о существовании служилого, «вольного», советского казачества, казаков-граждан, эмигрантов и неоказачества. Очевидно, что работа по уточнению самого понятия «казачество», а также по его типологизации еще только начинается.

Известно, что в менталитете народа общественное и индивидуальное сливаются вместе и становятся неразличимыми. Он (менталитет) представляет собой и общественное явление, которое выступает как независимая от отдельных людей социокультурная реальность, и явление личностное, характеризующее психику отдельного человека.

Историки описывают многие стороны внутрисословной жизни, раскрывающие ментальность казаков. Важную роль в формировании ментальных установок играла семья, казачья община, школа, религиозные институты. Семейные традиции, общественный характер воспитательного С.М. Маркедонов Феномен российского неоказачества// Социально-политическая ситуация на Кавказе: история, современность, перспективы. М.2001. с. 106-119.

процесса, сословный характер образования обеспечивали воспроизводство традиционных ментальных установок.

Казачий социум поощрял такие качества, как честность, отвага и удаль, добродетель, умение хозяйствовать и содержать семью в достатке, трудолюбие и почтение к старшим. Эти качества одновременно являлись соционормативными, поддерживались как на уровне семьи, так и на уровне станичного общества. Среди множества концепций происхождения казаков ключевыми по прежнему остаются различные вариации миграционной и автохтонной теорий, а также попытки их синтеза. Одни исследователи продолжают считать казачество особым этносом, другие подчеркивают его сугубо социальный характер. Большинство историков все же склонно отмечать двойственность природы казачества, наличие у него и этнических, и сословных черт, расходясь в анализе их соотношения. В русле данного подхода широкое распространение в современной отечественной историографии получила точка зрения на казачество как субэтнос русского народа. Другие авторы рассматривают казаков как этнографические, этносословные, этносоциальные группы, культурно-исторические общности и т. п. Использование данных понятий отражает ситуацию научного поиска в историографии, стремление опереться в историческом анализе на категории современной этнологии.

Этим вопросам посвящен Параграф 1.1 Казачество как этнокультурный феномен. Особенности духовной культуры казаков.

Семья. Образование. Воспитание. В этом параграфе мы анализируем также различные теории, точки зрения ученых, занимающихся проблемами изучения истории и культуры казачества (А.А, Гордеев, И. Яковенко, И.Я.

Куценко, В.П. Трут, Б.Е. Фролов, Р.Г. Тигиджьян, Н.И. Костомаров, И.М.

Каманин).

Специфика социальной и духовной жизни казаков определяла их отношение к семье, образованию и воспитанию молодежи, влияние так называемых “мужских” традиций в воспитании казака-воина. С этим связаны особые донские инициации – посвятительные обряды мальчиков и юношей: физическая и психологическая подготовка молодежи к социальной, хозяйственной, брачно-семейной и духовной жизни общества (“мужские” и “женские” ритуалы).

Рассматривая традиции образования у донских казаков, мы отмечаем его особенности.

Развитие сети учебных заведений шло медленно. Это обусловливалось несколькими причинами и, прежде всего, необходимостью содержать школы и другие учебные заведения за счет станичных и городских обществ или родителей. Другой причиной была нехватка учительских кадров. Положение осложнялось тем, что атаманы Ю.Н. Емельянов Генезис и региональные особенности сословной ментальности кубанского казачества (конец XVIII – 30-е гг. XXв.) – автореферат канд. дисс. исторических наук. КГТУ.

Краснодар, 2006.

не желали доверять воспитание детей войскового сословия учителям со стороны.

На Дону, как и во всей России, образование получали только мальчики;

первая школа для девочек в Ефремовском монастыре открылась лишь в 1850г. Екатерина II для упорядочения светского образования в 1786г. утвердила «Устав народных училищ». В 1790 г. в Черкасске было учреждено малое народное училище. Учителя прибыли из Санкт Петербурга. Руководил училищем сын войскового атамана А.И.

Иловайского Петр Иловайский. Программа малого училища соответствовала двум начальным классам главного. Учащиеся изучали чтение, письмо, арифметику, русскую грамматику, чистописание, рисование и др. В 1793г. училище приобретает статус главного. Введены были предметы: история, география, геометрия, механика, физика, естественная история, начала гражданской архитектуры. В соответствии с планами главных училищ ученики старших классов изучали дополнительно латинский и один из европейских языков (немецкий или французский), необходимый для поступления в университет. Следует заметить, что к началу XIX в. в стране было всего 49 главных народных училищ и одно из них на Дону.

При училище действовали и рисовальные классы. Их окончание давало право работать землемерами и топографами. Вообще же выпускники главного училища могли стать учителями младших классов, войсковыми писарями.

В самом начале XIX века (1805г.) в Черкасске открывается первая в Войске Донском гимназия. Вторая - Усть-Медведицкая - появилась уже во второй половине XIX века.

Гимназия содержалась на войсковые средства. Изначально она представляла собой образовательный комплекс, так как при ней были организованы уездное училище и приготовительные классы.

Образовательная программа имела гуманитарный уклон. Из точных наук наиболее обстоятельно изучались математика и физика. Специфика образования заключалась в овладении военными науками: уставами (кавалерийским и пехотным), военной историей, фортификацией, тактикой и пр. Большое значение придавалось практическим навыкам в фехтовании, гимнастике, верховой езде, владении пикой и саблей, стрельбе, плаванию.

Активное участие казачьих обществ в развитии школы заключалось и в подготовке учителей. На деньги Войска стипендиаты обучались на педагогических отделениях гимназии и в учительских семинариях с условием отслужить Войску в должности станичных учителей.

Параграф 1.2. Самобытность казачьего фольклора. Стереотипы поведения. Менталитет. - посвящен специфике традиционной культуры донских казаков.

В Международной Конвенции об охране нематериального культурного наследия (17 октября 2003г.) выделяются основные формы традиционной культуры: устные традиции язык);

(включая исполнительские искусства;

обычаи, обряды, празднества, традиционные ремёсла. Таким образом, фольклор рассматривается не просто как часть, элемент традиционной культуры, а как её сущность.

В науке утвердилась расширительная трактовка системы жанров казачьего фольклора, согласно которой к нему относят все бытовавшие и передававшиеся из поколения в поколение виды фольклора. Их состав и соотношение со временем менялись.

Специфика донского фольклора определяется разграничением жанров по функционированию во внешнем и внутреннем быту. К жанрам внешнего быта могут быть отнесены исторические предания, устные рассказы, военные заговоры;

исторические и лирические «молодецкие» песни, различные по форме (преимущественно протяжные разного уровня распетости) и маршевые пешего и конного строев (под шаг или аллюры коня). К жанрам внутреннего быта могут быть отнесены внеобрядовые сказки, предания, легенды и былички, заговоры, связанные с различной магией;

обрядовые песни - календарные (зимнего и весенне-летнего цикла), семейно-бытовые (предназначенные детям песенки и приговорки, свадебные и похоронные песни и причитания), хороводные (игровые и плясовые) и балладные песни, лирические различной тематики, духовные стихи и псалмы.

Среди прозаических жанров более индивидуализированы исторические и топонимические предания. Промежуточной формой между преданиями и устными рассказами являются сказы о действительных событиях казачьей и советской истории Донского края.

Устные рассказы, представляющие собой переработку фрагментов литературных произведений, исторических трудов, школьных и иных учебников, в среде казаков были чрезвычайно популярны. Они были не только принадлежностью дореволюционного военного быта, но активно бытовали и в годы Великой Отечественной войны.

Довольно прочно удерживаются в сознании носителей заговоры (включая воинские). Носители традиции именуют их «молитвами».

Поэтические приемы и стилистика заговоров во многом определяются адресатом и обстоятельствами исполнения.

Сказочный репертуар наиболее полно отражен в сказках казаков некрасовцев. Среди сказочных сюжетов выделяются прежде всего волшебные и бытовые сказки - «Ивашечка», «Гуси-лебеди», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «Казак и смерть». Немногочисленны сказки о животных - «Орел и карга», «Лисичка-сестричка и волк».

Подавляющее большинство донских сказок текстуально совпадает с записями из различных областей России (в частности, южных).

Идентичность донской традиции проявляется в именовании персонажей казаками и казачками, в использовании реалий социальной организации (круг, атаман), диалектных названий птиц, животных, растений и пр.

Самобытны малые жанры фольклора - пословицы, поговорки, тосты. В них отразились любовь к родному краю, жизненные обстоятельства, природа общинных и межличностных отношений, обрисован казачий характер: «Казачья воля была на бранном поле, а в дому хоть надевай суму», «Слава казачья, да жизнь собачья», «Песню до конца не доигрывают, жене всей правды не сказывают». Легенды представлены в основном христианскими сюжетами о чудесных явлениях и видениях.

Духовные стихи и псалмы являются общим достоянием всего населения Дона - старообрядцев и православных, русских и украинских крестьян. В репертуаре преобладают тексты позднего пласта, часто литературного происхождения, созданные в XVIII-XIX вв.

Донской фольклор в двух его составляющих - песне и прозаических жанрах - обладает образно-поэтической и сюжетной общностью.

Казачий фольклор развивался под сильным воздействием письменной культуры. Здесь христианская и древнерусская литература, церковное певческое искусство, жанры профессиональной вокальной и инструментальной музыки, поэзия. На протяжении XVIII-ХIХ веков, с включением донских казаков в состав частей русской армии, происходит ассимиляция форм вокальной и инструментальной военной музыки и усвоение общеармейского репертуара.

Своеобразие фольклора донских казаков состоит в том, что казачья культура на протяжении веков впитала и ассимилировала традиции, нравы, быт многих народов, поэтому в традиционной культуре донских казаков мы можем найти много схожего в бытовании фольклора с традициями южнорусских областей России и, отчасти, украинской культуры, выявить присутствие восточных мотивов и сюжетов и в то же время обнаружить массу самобытных черт.

Для казаков характерна традиция совместного досуга: общественные трапезы после окончания сельскохозяйственных или промысловых работ, проводы и встречи казаков со службы. Почти все празднования сопровождались соревнованиями в рубке, стрельбе, джигитовке.

Характерной особенностью были “гулебные” игры, инсценировка военных баталий или казачьей “вольницы”.

Используя фольклор как социокультурологический источник, можно реконструировать традиционную картину мира донских казаков.

Историко-культурная специфика предопределила основные черты духовного мира казака: любовь к Родине («Казак скорее умрет, чем с родной земли сойдет»), вольнолюбие («Степь да воля – казачья доля»), воинственность («Казаки все наголо атаманы»), удальство («Лучше голову сложить, да казачьей чести не уронить»), коллективизм («Сам погибай, а товарища выручай»), приверженность традициям («Жизнь казака – Отечеству, сердце – Дону, душа – Богу, честь – никому»), отвагу («И один в поле воин, если он по-казачьи скроен»), предприимчивость («Казак донской, что карась озерской: и икрян, и солон»). Монолитный сплав этих качеств и породил уникальный мир традиционной культуры казаков. В казачьем фольклоре как бы слились воедино поэзия народа и его мудрость.

Специфика культурно-исторического развития казачества проявилась во всех элементах его традиционной культуры, но наиболее полно в обрядах, отличавшихся торжественной суровостью, в фольклорной традиции. В особых исторических условиях вольницы складывался самобытный уклад жизни донских казаков: инициации, военизированный быт, форма досуга, семейные традиции, особенности воспитания детей, образование.

Менталитет, стереотипы поведения в среде донских казаков, при всей их трансформации во времени, сохранили как неизменное героический дух, высокое понимание патриотического и воинского долга, нравственно этические, общественные и семейные нормы, основанные на толерантности, уважении к сложившимся традициям – прежде всего к так называемой мужской традиции в духовной культуре, субъектом которой был казак-воин.

Глава II Традиционная народная культура донских казаков посвящена роли традиций в народной культуре, которые определяют аксиологическое и смысловое содержание, социальные механизмы трансляции этих традиций из поколения в поколение.

Традиционная народная культура определяет все стороны жизни своей общины: обряды, обычаи, формы ведения хозяйства, тип семьи, воспитание детей, характер жилища, специфику костюма, национальную кухню. Кроме того, мы выявляем следующие компоненты: человек и окружающий его мир, экологические аспекты, религиозно мифологический пласт, морально-этические нормы, нравственные, эстетические идеалы, архетипы.

Переплетение традиций с современностью, социальное проигрывание различных моделей включения культурных архетипов прошлого в современную культуру свидетельствует об активизации интереса к традиционной народной культуре. Это стало особенно очевидным сейчас, когда все острее поднимаются вопросы, связанные с возрождением казачества.

Параграф 2.1. Песенный фольклор;

жанровая специфика, социокультурные аспекты. Основное место в фольклоре казаков, бесспорно, принадлежит песне. Богатейший донской песенный репертуар отличается большим разнообразием жанров, сюжетов и мотивов.

В фольклорных праздниках казаков органично переплелись древнеславянские обычаи, земледельческие цикловые празднества, христианские традиции. Однако выявляются и совершенно специфические черты, не характерные как для русских, так и для украинцев.

В силу исторически сложившегося быта станиц, преимущественно военного образа жизни казаков, слабо представлена земледельческо календарная обрядность и сопровождающий ее песенный фольклор.

В большинстве районов исконного расселения казаков обряды, связанные с уборкой урожая и окончанием сельскохозяйственных работ, неизвестны вовсе. Имеются лишь отрывочные сведения о существовании на Дону элементов земледельческо-календарной обрядности.

Важной отличительной особенностью является то, что песенная традиция донских казаков долгое время была исключительно мужской привилегией. Это отразилось в тематике большинства песен, в чисто мужской манере исполнения, особой тональности. Умение «играть песни» было у казаков распространённым, поэтому и форма вокализации – волевая, решительная, отрывисто-эмоциональная.

Тексты казачьих песен имеют открытый, незавершенный характер. С музыкальной стороны казачьи песни характеризуются, в первую очередь, протяжностью - одним из высоко оцениваемых качеств, воплощающих неограниченность пространства: «Песня казачья - чтоб ни конца, ни краю не было». Наличие или отсутствие характерных композиционных признаков - вставок, повторов, обрывов слов - позволяет подразделить песни на периодические и непериодические.

Эпические, лирические, сатирические и промежуточные жанры можно лишь условно отнести к неприуроченным, поскольку обстоятельства их исполнения все же вполне определенны: это время отдыха, прием гостей с застольем («беседа») или эпизоды праздников и ритуалов, называемые «гульбой».

Балладный репертуар представлен общеславянскими, русскими и местными донскими сюжетами («Вдова и Дунай», «Дочка-пташка», «Мать-детоубийца», «Как поехал королевич на дуваньицу», «Князь Волконский и девочка», «Бабочка зелье делала», «Татары шли, ковылу жгли», «За донским казаком был большой погон»).

Семейно-обрядовые жанры одиночной исполнительской традиции представлены колыбельными, потешками, относимыми к материнскому фольклору, и причитаниями по умершим.

Поэтические тексты материнского фольклора по преимуществу бытового содержания. Мифопоэтическое начало проявляется в ключевых образах - носителях сна (коты, голуби). Таковы же и образы иного мира «горы крутые», «леса темные». Напевы их по структурным признакам и мелодике можно подразделить на две группы - близкие песенным, стабильные и декламационные, вариативные.

В силу исторически сложившихся обстоятельств и событий, казачья культура на протяжении веков впитывала и ассимилировала традиции, нравы, быт большого количества представителей различных национальностей и этнических групп. Результатом этого многовекового развития явилось то, что в традиционной песенной культуре донских казаков мы можем, с одной стороны, найти много схожего в бытовании музыкального фольклора с традициями южнорусских областей России и, отчасти, украинской культурой, а, с другой стороны, выделить черты, присущие только донской казачьей песне.

В параграфе анализируется хоровые, исторические песни;

былины;

песни о Доне.

Казак – это устойчивое понятие русского фольклора, которое связывалось с былинными богатырями. Первыми казаками были Илья Муромец (матёрый казак), Алёша Попович, Добрыня Никитич (Дончак).

Первоначально слово казак употреблялось в смысле «храбрец, лихач».

Однако в песнях конца XVIII-XIX вв. оно неразрывно связывается с понятием «донцы», появляются различные его оттенки: «казаки лихие», «храбрые казаки», «донцы природные, на все пригодные». Эпицентром казачьих переживаний являлась река Дон. Это очень сложный, динамичный фольклорный образ. В ранней традиции Дон выступал как мифический прародитель, а в более поздней – как путь-дорога, раздвигающая границы. Дон – своего рода «земля-вода» казака. Для казачества символ родины - это вовсе не земля, как для "обычных людей".

Символ родины и символ свободы слились для него в одном образе - это река. Река их кормила, защищала, была домом и дорогой. И еще один постоянный символ - корабль, плывущий по реке. Корабль как родина.

Именно река вошла и в песни донских казаков как образ Родины.

Река Дон была колыбелью казачества, их духовной опорой, кормилицей и поилицей. Дону казаки поверяли свои сокровенные, сердечные думы, радость и горе. Песни казаков о Доне исполнены красоты, силы, благородства и подчёркнутого ритма.

Значительное внимание уделяем мы жанру военно-бытовых песен.

Казачьи песни о войне – это рассказ очевидца. Они описывают происходящие события с исторической точностью, но вплетая в него великое множество тончайших деталей, рассуждений, умозаключений, которые делают этот рассказ необычайно ярким, выразительным и увлекательным.

В Параграфе 2.2. Песни и обряды в контексте традиционной культуры подчеркивается, что обряды у казаков всегда сопровождаются песнями.

Календарные и свадебные обряды, как и закрепленные за ними фольклорные жанры, существуют сегодня в сокращенном виде.

Календарные представлены зимними песнями обхода дворов и весенними хороводами.

Зимние святочные песни известны в трех разновидностях: колядки с христианскими сюжетами (Северский Донец и правобережные хутора станицы Мигулинской), детские колядки «Скакал, скакал козлик». С начальным рефренным возгласом «Ой, калёда!» (Северский Донец и Дон у его устья, Хопер);

песни с припевом «Щедрый вечер» «(щедровки») западных славянских традиций (Северский Донец, нижнее и среднее течение Дона).

Игровые хороводы представлены общеславянскими разновидностями:

«Просо», «На горе мак», «Дрема», и русскими «Плетень», «Ходит барин кругом карагода». Локальное распространение имеют «Олень», «Шла утица по бережку», «Грушица», «Черный баран», «Кострома» (верхнедонские станицы и хутора), «У перепелки головка болит», «Царь да по городу гуляет» (среднедонские). Преимущественно на Северском Донце зафиксированы «Конопля», «Краповое колесо».

В данном разделе диссертации мы рассматриваем обряды, обычаи в контексте народных традиций казаков. Свадебный обряд в духовной культуре донского казачества занимает, пожалуй, центральное положение как по сохранности элементов, так и по объему обрядово-ритуальных действий, состояний, речевых и фольклорных текстов, атрибутов, предметов, действующих лиц и словаря. Как и в любой другой этнической культуре, свадьба на Дону имеет свои хронотопные особенности, продолжая одновременно с ними определённую традицию, точнее, возвращаясь к ней в ходе своей эволюции. Показана трансформация свадебного обряда на Дону, начиная с “рыцарского” свадебного обряда, после реформ Петра I. Анализируются различные этапы свадьбы, обширный песенный свадебный репертуар.

Аграрно-календарные праздники (святки, масленица и другие) составляют важную часть всей праздничной обрядности, в них отразились следы дохристианских верований. В праздничных обрядовых играх прослеживается влияние контактов с тюркскими народами.

Календарные обряды представлены в донском казачьем фольклоре зимними песнями обхода дворов и весенними хороводами. На Дону известны почти все формы хороводов: игры, хороводы-шествия (в Великий пост), танки по улице и на месте, «карагоды» или «курагоды» с «припляской». Они приурочены к вечеринкам на зимних святках, к масленице, пасхальной неделе и «Красной горке», Троице. На Дону празднование масленицы носило ярко выраженный военизированный характер, особенно на более раннем этапе в XVIII - начале XIX вв.

Главным событием масленицы являлась скачка и джигитовка, к которым готовились задолго до их проведения. Молодежь в такие дни практически не выходила из конюшен, недосыпая ночей и готовя своих коней к скачкам и джигитовке.

Параграф 2.3. Народная одежда;

казачий военный, обыденный костюм раскрывает специфику одежды донских казаков с точки зрения традиций декоративно-прикладного искусства Дона, гендерных особенностей.

К концу XVIII века сложился традиционный тип мужской казачьей одежды, обязательной принадлежностью которой был зипун. Так называлась распашная верхняя одежда без ворота. С зипунами носили рубахи, бешметы (кафтаны), шаровары, сапоги, шапки.

Об одежде того времени - мужской и женской - мы знаем благодаря А.И. Ригельману.9 Мужчины носят платье «совсем татарское, парчовое, штофное и суконное, кафтан и полукафтан или бешмет» и штаны широкие;

которые заправляли в короткие сапоги. Кафтаны подпоясывают кушаками, волосы подстригают «вокруг», ходят с бородами или, сбривая, оставляют А.И. Ригельман История донских казаков. Ростов-на-Дону, 1993.

усы. Исследователь добавляет к этому, что шапки казаки носят с крупными из овчинок высокими околышами. Он отмечает и отличия в одежде рядовых казаков и старшины.

Мужская одежда в тот период определялась военной формой.

Впервые форма всему казачьему войску была установлена в 1801 году. На протяжении XIX века в нее вносились изменения. Так, 1809 году на парадных генеральских мундирах вводилось шитье из серебра по воротнику и обшлагам в виде дубовых листьев. Офицерам и генералам на плечи чекменей и курток нашивался серебряный жгут, а казакам - погоны из темно-синего сукна. Старинная традиционная мужская казачья одежда просуществовала до начала XIX века. К этому времени казачество уже окончательно превратилось в военное сословие и в войсках была введена военная форма.

В отличие от мужского костюма старинный женский казачий костюм бытовал на Дону более продолжительное время, преобразуясь постепенно в связи с изменениями условий жизни. Характер и особенности женской одежды связаны с происхождением казачек. Женщины долго сохраняли традиционную одежду тех мест, откуда они пришли на Дон. Одни попали сюда в качестве ясырок (пленниц): татарки, турчанки, ногайские женщины. Другие - из русских селений. Поэтому среди казачек бытовало несколько различных комплектов одежды. Это были комплекты: 1) с кубельком, 2) с поневой, 3) с сарафаном.

Быстрый процесс экономического развития Дона 80-90-х годов XIX века, сопровождавшийся ростом неказачьего населения, ломал рамки казачьей замкнутости, способствуя нивелировке в одежде. Яркий красочный старинный женский костюм ушел из быта, и преобладающим стал комплекс женской одежды с юбкой и кофтой. Женщины низовых станиц и Черкасска одевались на восточный манер. Основным видом платья был кубелек. Головные уборы были разнообразны. В будни и на сельскохозяйственные работы носили платочки из ситца или холста, которые называли “серяк”. Повсеместно бытовал колпак. В начале XX века в моду у молодых женщин вошла “шлычка на шиш”, которая надевалась на пучок волос и прикалывалась блестящей шпилькой. С праздничными платьями носили покупную обувь - кожаные, на пуговицах, гусарики.

Параграф 2.4. Архитектура: жилище;

усадьба;

храмы позволяет определить архитектурные особенности типичного жилища казаков на Дону.

Военно-исторические и природно-климатические условия на Дону выработали у казаков особый тип строительства жилых и хозяйственных построек. Донские казачьи станицы имели архитектурные отличия от других населённых пунктов Российской империи. Показательна в этом плане станица Раздорская. Несмотря на тяжёлые социальные потрясения, выпавшие на её долю, в станице сохранились казачьи курени, флигели, дома торговых казаков, учебные и административные заведения конца XIX – начала ХХ веков. Они до сих пор хранят в себе дух казачьей старины.

“Мой дом – моя крепость” – казаки с полным основанием могли бы подписаться под этим изречением. Казачье жилище совмещало в себе и место обитания, и оборонное сооружение. Кроме того, в нем явственно прослеживаются черты самобытной древнейшей истории. Современный курень – двухэтажный, “полукаменный”, то есть первый этаж – кирпичный (прежде – саманный, из кирпича–сырца), второй – деревянный. Донские историки, занимавшиеся проблемой происхождения куреня, пришли к выводу, что курень по типу постройки новгородского происхождения, обычная окраска его в желтый цвет установилась, вероятно, преемственно от новгородцев. Усадьбы казаков – дворы с амбарами и сараями, скотные дворы-базы содержались в чистоте и порядке.

Прямоугольные однокамерные жилища с «диагональной» структурой получили название хата, хижка;

аналогичной структуры с пристроенным вспомогательным помещением - хата или изба с чуланом. В случае, если вспомогательное помещение связано с жилым, то его называли протяжной или связевой хатой. Различные виды жилых построек имеют у казаков свои названия: землянка, фигалёк, хлигель, фигель (флигель), курень (также курень), дом, пятистенок, хата. Преимущественно в верховых дон ских округах распространены наименования изба, связь, протяж ная/связевая хата, хижина, хижка. «Классический» казачий курень представляет собой квадратный в плане дом на подклети (с каменным цоколем), на сваях (сравнительно редко) или «низами» и деревянными «верхами», перекрытыми четырехскатной (шатровой) кровлей, «низы» углублены в грунт (до 1 м), а внешняя наземная их стена с двумя-четырьмя проемами достигает 1,5-2 м в высоту. Перекрывались они балками, выступающими до 1 м, чтобы можно было устроить обходную галерею или веранду.

Для возведения «верхов», как правило, использовался расщепленный пополам круглый лес - дуб, сосна, реже привозная лиственница.

Внутренняя отделка выполнялась сосновыми досками, внешняя ольховыми. Высота стен в целом составляла около 3 м. Очаг чаще располагался в центре дома, разделенного стенами «накрест». Комнаты сообщались по кругу.

Конструкция элементов жилищ была такова, что позволяла разбирать их и переносить на другое место, что часто использовалось казаками при перенесении станицы или хутора на новое месте.

В XVIII в. религиозная жизнь становится более упорядоченной во многом благодаря строительству в самых удаленных уголках донского края храмов и часовен. В 20-е гг: они появляется в станицах по Северскому Донцу, Среднему и Нижнему Дону.

Они сооружались на войсковые средства;

в Черкасске при правлении для этого существовал особый фонд на ремонт и строительство храмов.

Поощряя возведение церквей на деньги рядовых казаков, Войско освобождало на время станицу от воинской повинности, разрешало оставлять на местах некоторые сборы и производить порубку отборного леса.

Архитектурное решение каменных храмов Черкасска восходит в своих истоках к деревянному зодчеству. Во второй половине XIX в. было построено около 250 храмов. Но лишь немногие созданы по проектам известных архитекторов, таких, как А.А. Ященко (храм Вознесения Господня в Новочеркасске и во имя Александра Невского в Ростове-на Дону). В.А. Покровский (Покрово-Ильинский собор в Ростове-на-Дону), К.А. Тон (собор Рождества Пресвятой Богородицы в Ростове-на-Дону).

В Новочеркасске были построены церкви классического стиля на Троицкой площади (не сохранилась), в русском стиле - Михайло Архангельская. На Михайловской площади по проекту К.Ф. Кюнцеля была возведена деревянная резная Успенская церковь. Эти и другие храмы, помимо своих прямых функций, имели важное значение для придания цельности архитектурному ансамблю города, задавая ему определенный ритм.

В Заключении диссертации сформулированы основные выводы, сделанные в процессе исследования.

В работе были рассмотрены социально-исторические условия формирования донского казачества, отраженные и закрепленные в его фольклорной традиции;

выявлены самобытные черты песенного и устного творчества донских казаков;

охарактеризован феномен «казачьей песни» и показан её глубокий историзм и реализм;

раскрыта специфика и функции традиционной культуры донского казачества.

Историко-ретроспективный анализ традиционной песенной казачьей культуры позволяет констатировать наличие в ней бинарных качественных характеристик. С одной стороны, для неё характерно доминирование военизированных, героических традиций, норм, ценностей. С другой стороны, она отличается высокой способностью к восприятию инокультурных влияний, культурной толерантностью.

В силу исторически сложившихся обстоятельств и событий, казачья культура на протяжении веков впитала в себя традиции, нравы, быт большого количества представителей различных национальностей и этнических групп. Казачья фольклорная традиция формировалась на общерусской основе, которая при этом подверглась существенным изменениям.

Раскрывая своеобразие обычаев и обрядов, бытовавших на Дону, мы подчёркиваем, что своими корнями они уходят в те далекие времена, когда в особых условиях вольницы складывался самобытный уклад жизни донских казаков.

Обычаи и обряды определяли не только личные взаимоотношения и поведение каждого члена общины, но и играли решающую роль в жизни Войска Донского – этой своеобразной военно-политической организации казачества.

В Приложении даны тексты малоизвестных казачьих песен;

представлены костюмы – военный и обыденный – донских казаков;

фотографии, дающие представление о различных типах жилища.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы автором в следующих изданиях.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

Пономарев Я.А. Духовно-нравственное и военно-патриотическое 1.

воспитание казачьей молодежи.// Педагогическое образование и наука.

№7, М., 2009г. 38- Другие публикации по теме диссертации:

Пономарев Я.А. Символика униформы воинов степных (“степовых”) 2.

казачьих войск. (Новые пути науки о культуре: проблемы, поиски, находки. Выпуск № 2, М.: 2006г., 110-113).

Пономарев Я.А. Воинская служба, землевладение, самоуправление – 3.

три источника казачьей общности. (Новые пути науки о культуре:

проблемы, поиски, находки. Выпуск № 3, 2007г., 23-26) Пономарев Я.А. О цветах Донского флага. (Новые пути науки о 4.

культуре: проблемы, поиски, находки. Выпуск № 4, 2007г., 131-134).

Пономарев Я.А. Морально-этические традиции казачества в аспекте 5.

проблем культуры этноса. (Новые пути науки о культуре: проблемы, поиски, находки. Выпуск № 1, 2007г., 108-112).

Пономарев Я.А. Донская субкультура как историческое явление.

6.

(Современное социокультурное пространство: традиции и новаторство.

Выпуск № 1, 2008г., 134-135).

Пономарев Я.А. Казачий военный и обыденный костюм в контексте 7.

народной художественной культуры. Программа спецкурса для учащихся детских школ искусств, колледжей культуры, студентов творческих факультетов вузов. М., 2011, 0,5 п.л.

Пономарев Я.А. Толерантность и религиозное воспитание личности 8.

на традициях духовной культуры донского казачества. (Современное социокультурное пространство: традиции и новаторство. Выпуск № 3, 2011г. 120-125).

ПОНОМАРЕВ ЯРОСЛАВ АЛЕКСЕЕВИЧ ФОЛЬКЛОР ДОНСКИХ КАЗАКОВ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ В РОССИИ 24.00.01. – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологи Подписано в печать 27.02. Усл.п.л. – 1. Заказ № Тираж: 100экз.

Копицентр «ЧЕРТЕЖ.ру» ИНН 107023, Москва, ул.Б.Семеновская 11, стр. (495) 542- www.chertez.ru

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.