авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Казахстанско – российское сотрудничество как фактор региональной безопасности в центральной азии

На правах рукописи

Сахиев Саулет Ерназарович

КАЗАХСТАНСКО – РОССИЙСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

КАК ФАКТОР РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Специальность 23.00.04 – Политические проблемы

международных отношений и глобального развития

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва - 2008

Работа выполнена в отделе стран СНГ Института востоковедения Российской Академии Наук

Научный руководитель: кандидат исторических наук Панарин Сергей Алексеевич

Официальные оппоненты: доктор политических наук Яскина Галина Сергеевна, гл.науч.сотрудник отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН кандидат исторических наук, доцент Власов Алексей Викторович, доцент кафедры истории стран ближнего зарубежья исторического факультета МГУ им.М.В. Ломоносова

Ведущая организация: Волгоградский государственный университет

Защита состоится « 23 » октября2008 г. в 14.00 часов на заседании диссер тационного совета Д.212.203.20 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 10, корп. 2, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского уни верситета дружбы народов Автореферат разослан «_» _ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук, доцент М.Н. Мосейкина I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Глобальные изменения рубежа XX и XXI веков, вызванные усложнением политических, экономических и социо культурных процессов, принесли с собой как дополнительные возможности для развития стран и народов, так и новые вызовы и угрозы их благополучному существованию. Традиционные модели безопасности эпохи биполярного мира оказались подвергнуты сомнению с появлением и распространением «нетради ционных» вызовов и угроз современности, облаченных в форму терроризма, наркобизнеса, международной преступности, угроз экологии.

Данные проблемы несут в себе особую опасность для постсоветских об ществ, переживающих в последние десятилетия радикальные внутренние трансформации и не имеющих большого опыта противодействия новым угро зам и вызовам безопасности. В частности, геополитические изменения, напря мую связанные с распадом СССР, нанесли серьезный ущерб социально экономическому и политическому благополучию народов Республики Казах стан и Российской Федерации. Внутренний социально-экономический и идей ный кризис, с одной стороны, увеличившаяся степень проницаемости некогда единых границ СССР для внешних воздействий, с другой, во многом способст вовали актуализации ряда угроз безопасности Казахстана и России. Но, несмот ря на нарушение и ослабление многих межотраслевых связей после 1991 года, Казахстан и Россия по-прежнему теснейшим образом связаны между собой технологическими и инфраструктурными каналами, общей историей, русским языком, одной из самых протяженных межгосударственных границ в мире, имеют одни и те же точки уязвимости собственной безопасности. Поэтому со трудничество в области безопасности изначально стало одной из ключевых сфер казахстанско-российских отношений.

За последние годы Казахстан и Россия добились ощутимых успехов в де ле противодействия региональным угрозам, плодотворно сотрудничая в рамках двусторонних и многосторонних договоров и соглашений, активно участвуя в интеграционных процессах на постсоветском пространстве. Изучение накоп ленного ими опыта противодействия угрозам безопасности в нормативно правовой и оперативной сферах, в области профилактики существующих вызо вов и рисков могут быть интересны для обеих сторон, в том числе с учетом перспектив дальнейшего казахстанско-российского взаимодействия. С позиций сравнительного анализа представляет интерес для исследования деятельность других стран и регионов мира по преодолению угроз региональной безопасно сти, выявление общих и особенных черт этого процесса, региональная специ фика. Этот опыт может стать полезным для Казахстана и России как для заим ствований его наиболее успешных результатов, так и для учета совершенных ошибок и слабостей существующих моделей региональной безопасности. Кро ме того, задача построения эффективной системы региональной безопасности в Центральной Азии является частью другой масштабной задачи – интеграции центрально-азиатского региона в единое социально-экономическое пространст во. Данное обстоятельство еще больше актуализирует проблематику сотрудни чества Казахстана и России в области региональной безопасности.

По всем этим причинам назрела необходимость более глубокого, чем прежде, познания особенностей обеспечения региональной безопасности в ходе сотрудничества Казахстана с Россией.

Степень научной разработанности проблемы. В рамках настоящего ис следования несомненный интерес представляют общетеоретические исследова ния в области безопасности, ее национального и международного измерений, а также различных видов и типов угроз и вызовов. Среди западных историков, политологов, международников данной тематике традиционно уделяется зна чительное внимание. Изучением природы безопасности, ее многих аспектов в разные годы занимались и представители так называемой реалистической пара дигмы политической науки (Р. Гилпин, Э. Карр, С. Краснер, М. Мандельбаум, Дж. Миршаймер, Г. Моргентау, Г. Снайдер, К.У. Томпсон, С. Уолт, К. Уолц и др.1), и сторонники либеральной версии социально-политического анализа (Б. Бузан, Р. Кохейн, Р. Коэн, Дж. Най-младший, М. Михалка, Дж. Розенау, Э. Ротшильд, Р. Ульман, Й. Фергюсон и др.2). Среди российских специалистов в области безопасности выделяются А.Г. Арбатов, В.Г. Барановский, А.А. Коко шин, Н.А. Косолапов, М.А. Хрусталев и др.3 Работы этих авторов в основном концентрируются вокруг таких вопросов, как соотношение различных аспектов безопасности, происхождение, характер и иерархия угроз безопасности, роль государства и иных акторов политического процесса в обеспечении безопасно Gilpin R. Global Political Economy: Understanding the International Economic Order. Princeton: Princeton Univer sity Press, 2000;



Carr E. The Twenty Years Crisis 1919 – 1939. London, 1939;

Krasner S. Structural Conflict: the Third World against Global Liberalism. Berkeley: University of California Press. 1985;

Mandelbaum M. The Fate of the Nation: The Search for the National Security in the 19th and 20th Centuries. Cambridge: Cambridge University Press, 1988;

MearsheimerJ. The Tragedy of Great Power Politics. N.Y.: Norton. 2001;

Morgenthau H. Politics among the Nations. The Struggle for Power and Peace. 3d edition. N.Y., 1961;

Snyder G. Alliance Politics. Ithica: Cornel University Press, 1997;

Thompson W. On Global War: Historical-Structural Approaches to World Politics. Columbia:

Columbia University Press, 1988;

Walt S. The Origin of Alliance. Ithica: Cornel University Press, 1987;

Waltz K. The ory of International Politics. N.Y., 1979.

Buzan B., Little R. International Systems in World History: Remaking the Study of International Relations. New York: Oxford University Press, 2000;

Keohane R. &.Nye J. Transnational Relations and World Politics. Cambridge (Mass.), 1972;

Keohane R. &Nye J. Power and Interdependence. Cambridge (Mass.), 1989;

Коэн Р. Безопасность на базе сотрудничества: от индивидуальной безопасности к международной стабильности // Безопасность на базе сотрудничества: новые перспективы международного порядка, Гармиш-Партенкирхен, 2001, № 3;

Михалка М.

Безопасность на базе сотрудничества: от теории к практике // Там же;

Rosenau J. Turbulence in World Politics. A Theory of Changing Continuity. Princeton, 1990;

Rothschild E. What is Security? // Daedalus, 1995. Summer. P. 61-65;

Ulman R. Redefining Security // International security, 1983. Vol. 76, № 1;

Фергюсон Й. Глобальное общество в конце двадцатого века // Международные отношения: социологический подход / Под ред. П. А. Цыганкова. М.: Гардарики, 1998.

Арбатов А. Сколько обороны достаточно? // Международная жизнь, 1989. №3. С.33-42.;

Россия: контроль над вооружениями и международная безопасность / Отв. ред. В.Г. Барановский, А.Н. Калядин. - М.: ИМЭМО, 2001.;

Кокошин А.А. В поисках выхода. Военно-политические аспекты международной безопасности. - М.: По литиздат, 1989. Косолапов Н.А. Сила, насилие и безопасность: современная диалектика взаимодействия // МЭиМО, 1992. №11. – С.34-45.;

Хрусталев М.А. Системное моделирование международных отношений. М.:

Международные отношения, 1987.

сти. С.А. Панарин акцентирует внимание читателей на проблемах общей безо пасности (common security)4.

Большой интерес представляют работы, посвященные исследованию от дельных систем и моделей международной / региональной безопасности в раз личных частях мира. Среди авторов, занимающихся проблематикой европей ской безопасности выделяются В.Г. Барановский, Ю.А. Борко, Д. Динан, К.

Келлехер, М.В. Стрежнева, М.А. Троицкий, Р. Хантер, К. Ходжа, К.К. Худолей, В.Г. Шемятенков, Ю.В. Шишков, С. Эвертс и др5. Не меньший вклад в изуче ние и развитие представлений о множественности моделей и практик безопас ности внесли специалисты в области международных отношений в Восточной Азии: А.Д. Богатуров, А.О. Богомолов, А.Д. Воскресенский, В.С. Мясников, В.Е. Петровский, Э. Олсен, Дж. Сегал, Ш. Симон, Р. Скалапино, М.Л. Титарен ко, Т. Уилборн, Р. Уилсон, Г.И. Чуфрин, А.Г. Яковлев и др6. Помимо теоретико аналитических достоинств, работы всех этих авторов содержат большое коли чество документального фактического материала, позволяют по-новому взгля нуть на проблему соотнесения теории безопасности и ее практического вопло щения в том или ином регионе мира.

См. написанные им и при его участии работы: Миграция и безопасность в России / Под ред. Г. Витков ской, С. Панарина. Московский Центр Карнеги. – М.: Интердиалект+, 2000. Панарин С.А. Центральная Азия:

этническая миграция и политические субъекты воздействия на миграционную ситуацию (http://www.archipelag.ru/authors/panarin_sergei/?library=1240, дата последнего посещения – 15.10.2007).

Барановский В.Г. Западная Европа: военно-политическая интеграция. - М.: Международные отношения, 1988;

Dinan D. Ever Closer Union. London: Lynne Rienner, 1999;

Европейский Союз на пороге XXI века / Под ред. Ю.А. Борко, О.В. Буториной. М.: Эдиториал УРСС, 2001;

Kelleher C. The Future of European Security: An Interim Assesment. Washington, D.C.: Brookings Institution Press, 1995;

Стрежнева М.В. ЕС и СНГ: сравнитель ный анализ институтов. - М.: МОНФ, 1999;

Троицкий М.А. Трансатлантический союз. 1991 – 2004. Модерниза ция системы американо-европейского партнерства после распада биполярности. - М.: НОФМО, 2004;

Hunter R.

The European Security and Defense Policy: NATO’s Companion – or Competitor? RAND Europe: National Defense Research Institute, 2002;

Hodge C. Redefining European Security. N.Y., London: Garland Publishing, 1999;

Chal lenges to International Relations in Post-Cold War Europe / Edited by Konstantin Khudoley and Stanislav Tkachenko.

Saint-Petersburg: Saint-Petersburg State University Press, 2002;

Шемятенков В.Г. Европейская интеграция. - М.:

Международные отношения, 2003;

Шишков Ю.В. Интеграционные процессы на пороге XXI века. Почему не интегрируются страны СНГ. - М.: НП «III тысячелетие», 2001;

Эвертс С. Евро и атлантические отношения. М.: Московская школа политических исследований, 2001.

Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточ ной Азии после второй мировой войны (1945 – 1995). - М.: Конверт-МОНФ, 1997;

Богомолов А.О. Тихоокеан ская стратегия США и АСЕАН. - М.: Наука, 1989;

Воскресенский А.Д. Россия и Китай: теория и история межго сударственных отношений. - М.: МОНФ, 1999;

Мясников В.С. Россия в новом концерте государств Восточной Азии // Проблемы Дальнего Востока, 1992. № 5. С.3-18;

East Asian Security in the Post-Cold War Era / Ed. by Sheldon Simon. Armonk: M.E. Sharpe, 1993;

Olsen E. Stability and Instability in the Sea of Japan // Asian Conflict Zones. Prospects for Regional Stability and Deescalation / Ed. by L.E. Grinter. N.Y.: St. Martin Press, 1987;

Петров ский В.Е. Безопасность на основе сотрудничества в СВА: потенциальная роль России // Проблемы Дальнего Востока, 1994. № 2. С.16-24;

Петровский В.Е. Азиатско-Тихоокеанские режимы безопасности после «холодной войны»: эволюция, перспективы российского участия. - М.: Памятники исторической мысли, 1998;

Segal G.

Rethinking East Asia Security // Survival, 1994. Vol.36, № 2;

Scalapino R. Northeast Asia: Prospects for Cooperation // The Pacific Review, 1992. № 2. P.13-19;

Титаренко М.Л. Северо-Восточная Азия после «холодной войны» и интересы России // Проблемы Дальнего Востока, 1994. № 5. С.17-28;

Wilborn T. Stability, Security Structures and the US Policy for East Asia and the Pacific. Strategic Studies Institute. Army War College, 1993;

Wilson R. The Neu tralization of Southeast Asia. N.Y.: Praeger, 1975;

Чуфрин Г.И. Экономическая интеграция Азии. Проблемы и пер спективы регионального экономического сотрудничества развивающихся стран Азии. - М.: Международные отношения, 1975;

Яковлев А.Г. Международно-политическая стабильность в АТР и Китай // Проблемы Дальне го Востока, 1995. № 5. С. 3-9.

Взаимный интерес в Казахстане и России к политическому сотрудничест ву, в том числе в области региональной безопасности, благоприятствует акти визации изучения современных казахстанско-российских отношений и проблем безопасности в Центральной Азии. Вместе с тем, хотя сотрудничества Казах стана с Россией в области обеспечения региональной безопасности и затрагива ется в ряде работ, до нынешнего момента оно еще не было предметом специ ального исследования. В центр исследовательского внимания чаще всего попа дают сюжеты, связанные с отдельными аспектами проблемы.

За последние 15 лет издано немало работ, посвященных как проблемам безопасности в Центральной Азии и ее отдельным аспектам7, так и широкому спектру вопросов казахстанско-российских отношений и внешней политики двух государств8. В них освещаются вопросы выбора наиболее эффективной стратегии государств в политических взаимоотношениях, развитие и перспек тивы социально-экономического и культурного сотрудничества двух стран, пу ти урегулирования существующих противоречий и борьбы с угрозами безопас ности. Начиная с середины 1990-х гг. получили свое развитие исследования Акимбеков С.М. Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии. Алматы: Казахстанский ин ститут стратегический исследований при Президенте РК, 1998;

Безопасность постсоветского пространства: реа лии и стереотипы // Ежегодный выпуск Центра региональных и трансграничных исследований Волгоградского ГУ. Вып. 2. Волгоград, 2003;

Бурнашев Р. О возможности системы региональной безопасности в Центральной Азии (Методологические аспекты) // Центральная Азия и Кавказ, 2001. № 1;

Касенов У.Т. Безопасность Цен тральной Азии: национальные, региональные и глобальные проблемы. Алматы: Университет «Кайнар», 1998;

Лунев С.И. Политические процессы в ЦА // Политические системы и политические культуры Востока / Под ред.

А.Д. Воскресенского. - М., 2006;

Минасян С. Процессы формирования системы коллективной безопасности в рамках СНГ: история и перспективы. Ереван, 2002;

Звягельская И.Д. К вопросу об угрозах безопасности в Цен тральной Азии // Материалы научно-практического семинара «10 лет СНГ: некоторые итоги»

(http://niiss.ru/05.shtml, дата последнего посещения – 14.08.2007);

Панарин С.А. Политическое развитие стран Центральной Азии в свете географии и истории региона // Вестник Евразии, 2000. № 1;

Постсоветская Цен тральная Азия: потери и приобретения / Под ред. А.М. Васильева. М., 1998;

Солодовник С.В. Центральная Азия:

геополитические контуры // Международная жизнь. 1993. № 9. С.94-101;

Токаев К.-Ж. Свет и тень. Очерки ка захстанского политика. - М., 2008;

Шохзода С. Современные проблемы региональной безопасности Централь ной Азии: теория и практика / Под ред. А.Б. Элебаевой. Бишкек: ЦИМОД, 2003.

Бабак В. Проблемы интеграции центрально-азиатских стран и России // МЭМО, 1993. № 12;

Бакаев Л. Во енно-политическая безопасность Казахстана // Центральная Азия и Кавказ, 1999. № 3;

Белослудцев О.А., Корне ев В.В. Россия и Центральная Азия: отношения в военной области. История и современность. М., 2007;

Борисо ва Е.А. Казахстан: президент и внешняя политика. М.: Наталис, 2005;

Боронин О. Растерянные приоритеты. Что делать России в Центральной Азии? // Международные процессы, 2003. № 2. С.126-133;

Брагина Е. Россия – Центральная Азия: усложнение системы центр – периферия // МЭМО, 1994. № 1;

Быков А. Зачем Казахстан России? // Международные процессы, 2005. № 3. С.137-143;

Внешняя политика Республики Казахстан / Под ред. Г.Б. Хан. Алматы, 1999;

Ганиев Т.А. Безопасность Центрально-азиатского региона СНГ и роль РФ в ее обеспечении. Авт. канд. дисс. - М., 2008;

Грозин А.В. Казахстан: проблемы национальной безопасности // Цен тральная Азия и Кавказ, 1999. № 3;

Затулин К.Ф., Грозин Ф.В., Хлюпин В.Н. Национальная безопасность Ка захстана. Проблемы и перспективы. М: Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ. 1998.;

Лауму лин М. Казахстан в современных международных отношениях: безопасность, геополитика. Политология. Алма ты, 2000;

Михайлов Л. Российский фактор в Центральной Азии // Международные процессы, 2005. № 2. С.127 134;

Наумкин В.В. Российская политика в отношении Казахстана // Стратегические перспективы: ведущие дер жавы, Казахстан и центральноазиатский узел / Под ред. Р. Легвольда. М.: Интердиалект+, 2004. С.47-80;

Токаев К.К. Внешняя политика Казахстана: подходы, приоритеты и задачи // Алматы – Москва, 1995;

Тюгашев Е.А.

Безопасность без границ: евразийский подход. - М., 2007;

Улунян А.А. Центразия 2000/2005: упущенный шанс?

Оценки и прогнозы зарубежного экспертно-аналитического сообщества. - М., 2006;

Хлюпин В.Н. Геополитиче ский треугольник. Казахстан – Китай – Россия: прошлое и настоящее пограничной проблемы / Международный евразийский институт экономических и политических исследований. Вашингтон, 1999.

приграничного уровня безопасности в рамках казахстанско-российского со трудничества9, появились работы, посвященные отдельным, наиболее серьез ным, угрозам национальной безопасности Казахстана, России и всего региона в целом10. В результате можно отметить, что в исследованиях начала 2000-х гг.

наметилась четкая тенденция к увеличению внимания авторов к таким ранее не считавшимися актуальными проблемам, как многоаспектность безопасности, множественность ее уровней, что объясняется реалиями текущего международ но-политического момента.

Говоря о современных исследованиях западных специалистов по данной тематике, можно сделать вывод о том, что к настоящему моменту существует довольно большое количество работ, аналитического и публицистического ха рактера11, но опять-таки отсутствуют исследования комплексного характера, способные охватить значительный спектр проблем казахстанско-российского сотрудничества в области региональной безопасности. Тематика большинства работ подразумевает несколько иной угол зрения, при котором основное вни мание уделено собственно Казахстану и другим государствам Центральной Голунов С. Россия-Казахстан: дилемма «безопасность – сотрудничество» в трансграничных взаимоотноше ниях // Центральная Азия и Кавказ, 2002. № 4;

Кожирова С.Б. Приграничный аспект российско-казахстанских отношений // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Материалы VI международной конференции. Волго град, 2003. С. 296-303;

Миронов В.В. «Новая граница» России как фактор межэтнического взаимодействия (на примере Омской области) // Стабильность и конфликт в российском пограничье. Этнополитические процессы в Сибири и на Кавказе / Отв. ред.В.И. Дятлов, С.В. Рязянцев. - М.: НОФМО, 2005. С.157-175;

Прозрачные грани цы. Безопасность и сотрудничество в зоне новых приграничных территорий России / Под ред. С.В. Голунова, Л.Б. Вардомского. - М.: НОФМО, 2002;





Хлюпин В.Н. Геополитический треугольник. Казахстан – Китай – Рос сия: прошлое и настоящее пограничной проблемы / Международный евразийский институт экономических и политических исследований. Вашингтон, 1999.

Дунаева Е.В. Каспийская дипломатия Москвы. - М., 2007;

Жатканбаев Е. Международный экстремизм и терроризм как угроза национальным интересам Казахстана // Саясат-policy, 2005. № 1;

Звягельская И.Д. К во просу о угрозах безопасности в Центральной Азии (http://www.c-society.ru/wind.php?ID=277297&soch=1, дата последнего посещения – 2.12.2007);

Звягельская И.Д., Наумкин В.В. Угрозы, вызовы и риски «нетрадиционно го» ряда. Центральная Азия и Закавказье. - М., 1999;

Звягельская И.Д., Наумкин В.В. Нетрадиционные угрозы, проблемы и риски на бывшем советском Юге // Безопасность России. XXI век. М.: Институт «Восток – Запад», 2000;

Каспийский узел и проблемы энергобезопасности (http://www.ia-centr.ru/expert/325/, последнее посещение – 3.05.2008);

Лыскова Л.Н. Этнополитические процессы в Центральноазиатском регионе в условиях нового ми ропорядка. Автореф. канд. диссер. Бишкек, 2007;

Олкотт М., Удалова-Эварт Н. Наркотрафик на великом шел ковом пути: безопасность в Центральной Азии // Московский Центр Карнеги: рабочие материалы, 2000. № 2;

Уразбаев А.З. К вопросу о роли превентивных мер в общегосударственной системе противодействия террориз му в Республике Казахстан в контексте региональной безопасности // III ежегодная алматинская конференция по вопросам безопасности и регионального сотрудничества. Алматы, 2005.

Aras B., Colac J. American-Central Asian Relations // Eurasian Studies. 1996, Vol. 3, № 3;

Boyer A.L. US Foreign Policy in Central Asia. Risks, Ends and Means // Naval College Review. Winter 2006. № 1. P.91-117;

Central Asia and the World: Kazakhstan, Uzbekistan, Tadjikistan, Kyrgyzstan, Turkmenistan / Ed. by M. Mandelbaum. N.Y., 1994;

Cen tral Asia: A Gathering Storm? / Ed. by B. Rumer. N.Y. – London. 2002;

Dannreuther R. Creating New States in Central Asia. London. 1994;

Fuller G. Central Asia. The New Geopolitics. Prepared for the Under Secretary of Defense for Policy. Santa-Monica, 1992;

Hanks R. Central Asia: a global studies handbook. Santa Barbara, 2005;

Hunter Ch. Cen tral Asia and the Middle East: Pattern for Interaction and Influence // Central Asia Monitor, 1992. № 6;

Kubicek P.

Regionalism, Nationalism and Real Politic in Central Asia // Europe – Asia Studies, 1997. Vol.49, № 4.;

Legvold R.

US Policy towards Kazakhstan // Great Powers, Kazakhstan and the Central Asian region / R. Legvold. Cambridge (Mass.), 2003. P.81-130;

Olcott M.B. Central Asia’ New States: Independence, Foreign Policy and Regional Security.

Washington, 1996;

Олкотт М.Б. Второй шанс Центральной Азии. - М. – Вашингтон, 2005;

Thinking Strategically:

The Major Powers, Kazakhstan and Central Asian Nexus / Ed. by Robert Legvold. Cambridge (Mass.). 2002;

Undeland Ch., Platt N. The Central Asian Republics: Fragments of Empire, Magnets of Wealth. N.Y. 1994.

Азии и их политике безопасности, тогда как российскому сегменту внешних связей центрально-азиатских республик, значительной роли России в системе региональной безопасности не уделяется особого внимания.

К числу недостаточно исследованных аспектов сотрудничества Казахста на и России в области региональной безопасности следует отнести: 1) значение профилактических мер в процессе противодействия стран региональным угро зам и практические методики их применения;

2) роль негосударственных акто ров в Казахстане и России (частных коммерческих предприятий, администра тивно-территориальных субъектов и регионально-экономических элит, нацио нально-культурных и религиозных объединений, иных институтов гражданско го общества) в становлении и развитии системы региональной безопасности;

3) вопрос о том, почему, несмотря на усилия стран Центральной Азии в деле про движения региональной экономической и политической интеграции, большин ство подобных проектов остается не реализованным.

Кроме того, хронологические рамки многих работ ограничены периодом 1990-х гг. и не охватывают последние 5–6 лет, вместившие в себя такие важные события в истории казахстанско-российских отношений, как изменения подхо дов двух стран к существующим проблемам безопасности в Центральной Азии и, как следствие, реорганизация ряда международных структур региональной безопасности, подключение новых игроков к сотрудничеству в сфере безопас ности в Центральной Азии.

Таким образом, несмотря на существенный исследовательский интерес к теме региональной безопасности в Центральной Азии и к вопросу о месте в ней казахстанско-российских отношений, то и другое нуждается в более детальной и глубокой разработке.

Объектом исследования выступает казахстанско-российское сотрудни чество в области региональной безопасности в Центральной Азии.

Предметом исследования является региональная безопасность в Цен тральной Азии, ее состояние, перспективы и тенденции развития.

Цель и задачи исследования. Учитывая актуальность поставленной проблемы, ее научно-теоретическое и практическое значение, а также степень разработанности, целью работы является комплексное исследование сотрудни чества Казахстана и России в области региональной безопасности.

Исходя из указанной цели, поставлены следующие задачи.

1. Осветить существующие в современной науке подходы к проблеме безопасности, распространенные / популярные концепции национальной и ме ждународной / региональной безопасности.

2. Выявить основные исходящие из Центральной Азии угроз националь ной безопасности Казахстана и России, очертить области совпадения / несовпа дения региональных угроз безопасности двух стран и классифицировать эти уг розы по степени их актуальности для российской и казахстанской стороны.

3. Установить, есть ли связь между изменениями в номенклатуре угроз в Центральной Азии в течение постсоветского периода и динамикой изменений в стратегии региональной безопасности Казахстана и России и, если она есть, проследить ее.

4. Провести сравнительный анализ заключенных в разные годы договоров и соглашений в области безопасности между Республикой Казахстан и Россий ской Федерацией, выявить их общие и отличительные моменты.

5. Определить степень соответствия проводимых Казахстаном и Россией мероприятий в сфере региональной безопасности современным условиям и требованиям к мерам ее обеспечения.

Теоретико-методологической основой исследования стали аналитиче ские работы как теоретического плана, связанные с общенаучными подходами к теории безопасности и международных отношений, так и практические обобщения специалистов-политологов и международников, а также практиков, занимающихся вопросами обеспечения национальной и международной безо пасности и внешней политики Казахстана и России12. Особую важность пред ставляют теоретические исследования авторов, в качестве теоретико методологического основания своих работ избравших системный подход13.

В диссертационном исследовании использованы следующие методы.

1. Нарративный метод был применен для описания наиболее значимых фактов и явлений в процессе сотрудничества двух стран в сфере региональной безопасности, для обозначения ключевых событий, повлиявшие на вектор раз вития данного сотрудничества.

2. Историко-хронологический метод был использован для того, чтобы проследить эволюцию подходов руководства Казахстана и России к обеспече нию региональной безопасности в течение 15 лет постсоветской истории.

3. Сравнительный метод, суть которого заключается в анализе моделей региональной безопасности в Западной Европе и Восточной Азии, в выявлении их специфики и уникальности, а также в сопоставлении стратегий обеспечения региональной безопасности в национальных концепциях безопасности Казах стана и России, позволяет выделить основные точки совпадения / расхождения руководства двух стран в вопросах обеспечения региональной безопасности.

Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. - М.: Конверт – МОНФ, 1997. – 352 с.;

Касенов У.Т.

Безопасность Центральной Азии: национальные, региональные и глобальные проблемы. Алматы: Университет «Кайнар», 1998;

Лаумулин М. Казахстан в современных международных отношениях: безопасность, геополити ка. Политология. Алматы, 2000;

Лузянин С.Г. Китай, Россия и Центральная Азия: разграничение региональных интересов // Китай в мировой политике. - М.: МГИМО, 2001. С. 311-336.;

Петровский В.Е. Азиатско Тихоокеанские режимы безопасности после «холодной войны»: эволюция, перспективы российского участия.

М.: Памятники исторической мысли, 1998;

Симония Н. Размышляя о внешней политике России // Проблемы Дальнего Востока? 1993. № 2. С.3-14;

Солодовник С.В. Центральная Азия: геополитические контуры // Между народная жизнь. 1993. № 9. С.94-101;

Сорокин К.Э. Геополитика России в «ближнем» и «среднем» зарубежье:

праксиологическое измерение // Полис, 1995. № 3. С.23-39;

Waltz K.N. Theory of International Politics. Readings:

Addison-Wesley, 1979;

Ulman R. Redefining Security // International security. 1983, Vol. 76,.№ 1.

Богатуров А.Д. Системный подход и эволюция международных отношений в ХХ веке // А.Д. Богатуров, Н.А. Косолапов, М.А. Хрусталев Очерки теории и методологии анализа международных отношений. - М.:

НОФМО, 2002;

Каплан М. Система и процесс в международной политике // Теория международных отноше ний: Хрестоматия / Сост. П.А. Цыганков. М.: Гардарики, 2002;

Политическая наука в России: интеллектуаль ный поиск и реальность / Отв. ред. А.Д. Воскресенский. - М: МОНФ, 2000;

Системная история международных отношений в 4 т. 1918 – 2003 / Под ред. А.Д. Богатурова. - М.: НОФМО, 2001, 2003.

4. Применение институционального метода позволило проанализировать развитие международно-организационной базы сотрудничества Астаны и Мо сквы в области региональной безопасности.

Источниковая база исследования. Источники по теме диссертационно го исследования можно разделить на следующие основные группы.

1. Международные договоры и соглашения, заключенные Казахстаном и Россией.

2. Законодательные акты Казахстана и России, регулирующие систему национальной безопасности и внешнеполитическую деятельность двух стран.

3. Материалы СМИ (еженедельные, ежемесячные информационные изда ния, Интернет), речи и статьи политических деятелей двух стран по рассматри ваемой проблеме.

4.Статистические материалы в официальных ежегодниках и других изда ниях центральных статистических органов Казахстана и России.

Хронологические рамки. Хронологические рамки исследования охваты вают время с 1992 до 2007 г. В этот период вписываются и становление новых независимых государств – Республики Казахстан и Российской Федерации, и текущие процессы казахстанско-российского взаимодействия в области регио нальной безопасности.

Положения, выносимые на защиту.

1. Среди различных подходов к пониманию природы безопасности, к описанию ее различных уровней, факторов и источников угроз безопасности, в том числе в их региональном преломлении, выделяются две основные концеп ции – реализма и общей безопасности. Первая из них фокусируется на военной безопасности как на ее предпочтительном аспекте и на государствах как на ис ключительных акторах международной политики. Расширительная трактовка безопасности получила свое развитие в рамках концепции общей безопасности (common security), оспаривающей претензии государства на исключительное положение в области безопасности. В рамках политологических исследований области данных концептуальных сдвигов получили условное название «верти кальное» и «горизонтальное» измерение безопасности. Также в современной науке уже стало традиционным деление угроз на традиционные и нетрадици онные, или новые, не связанные с военным аспектом безопасности.

2. Политику РК и РФ в области безопасности объективно сближают, во первых, экономическая и военная взаимозависимость Казахстана и России, на личие между ними тесных социокультурных и гуманитарных связей, побуж дающих Москву и Астану выступать в качестве стратегических партнеров, и.

как следствие, совпадение национальных интересов двух стран сразу по многим параметрам, во-вторых – фактор идентичности большинства угроз их безопас ности, исходящих из Центральной Азии. Среди них в первую очередь следует упомянуть следующие: 1) общие для Казахстана и России угрозы экстремизма и терроризма, обусловленные самим транснациональным характером большин ства экстремистских и террористических организаций в странах ЦА;

2) угрозы, создаваемые функционированием на территории Казахстана и России протя женной единой сети транзитных коридоров для транспортировки наркотиков и нелегальных мигрантов в Европу из стран ЦА и Афганистана;

3) угрозы, заклю чающиеся в загрязнении трансграничных рек, способные нанести существен ный урон хозяйственному комплексу двух стран и вред здоровью их населения;

4) угрозы, таящиеся в эпидемиях и других природных катаклизмах в пригра ничных районах;

случившись в одной из стран, они, как правило, несут в себе аналогичные угрозы соседней стране.

3. Анализ источников по стратегии обеспечения региональной безопасно сти позволяет утверждать, что за последние полтора десятилетия представления политических элит Казахстана и России об основных региональных угрозах, причинах и источниках их происхождения претерпели существенные измене ния. В начале 1990-х гг. в качестве главных потенциальных угроз безопасности рассматривались угрозы традиционные, связанные с потенциалом конфликтных отношений с соседними государствами – на рубеже XX–XXI вв. под влиянием таких актуализировавшихся проблем, как терроризм, экстремизм, наркотрафик, трансграничная преступность, нелегальная миграция основное внимание оказа лось сосредоточено на новых угрозах. Заметно повысилось внимание к невоен ным аспектам безопасности, например, к проблемам экологии, стала общепри знанной идея о взаимосвязанности разных аспектов безопасности.

4. Казахстанско-российских двусторонние и многосторонние договоры и соглашения по вопросам безопасности характеризуются следующими призна ками. Во-первых, они по-прежнему этатистские. Во-вторых, сохранен при оритет силовых методов противодействия угрозам. В-третьих, основной ак цент в стратегии обеспечения региональной безопасности руководством двух стран делается на внешние по отношению к ЦА источники угроз. В то же время очевидно, что из-за несопоставимости экономического, военного и иных по тенциалов двух стран казахстанско-российские отношения – асимметричные.

Отсюда и неравноценность вклада сторон в сотрудничество в области регио нальной безопасности, различная степень внимания к тем или иным проблемам.

5. По мере активизации российской политики в Центральной Азии, роста материального и организационного потенциала Казахстана и России, стал за метным прогресс в практической сфере противодействия региональным угро зам. Однако сохраняются существенные пробелы в правовой базе. В частности, регионы обеих стран, в том числе пограничные, не имеют делегированных Центром правовых полномочий для полноценной борьбы с угрозами. Необхо димость решать локальные проблемы при посредничестве центральных адми нистративных органов сказывается на оперативности принятия важных неот ложных решений. Каналы постоянного взаимодействия между российскими и казахстанскими приграничными силовыми структурами пока не отлажены либо отлажены частично. Причины – в слабой оперативно-организационной подготовке соответствующих служб, не имеющих надлежащего опыта работы в зоне прежде не охранявшихся границ. Слабая обустроенность границы, недос таточная степень ее охранения, коррупция на пограничных пропускных пунктах подрывают эффективность осуществляемых мероприятий.

Научная новизна исследования определяется следующим.

1. Выявлены предпосылки становления действенной системы региональ ной безопасности в Центральной Азии (ЦА). Здесь главное – совпадение угроз для безопасности всех государств региона и России. Определенную роль играет и такой фактор, как историко-культурная общность всех географических и по литических составляющих региона ЦА, совместное для них и России наследие советского прошлого. Для Казахстана и России большую роль играет фактор общей протяженной границы. В то же время показано, что препятствует созда нию системы региональной безопасности. Это, прежде всего авторитаризм по литических режимов центрально-азиатских государств и его следствие – неспо собность политического руководства стран ЦА поделиться частью своих пол номочий с надгосударственными субъектами и образованиями (по аналогии со странами ЕС и АСЕАН). Тормозят развитие системы региональной безопасно сти, которая основывалась бы на экономической взаимозависимости всех акто ров в ЦА, и объективные сложности пространственно-географического распо ложения стран региона: удаленность от морских путей сообщения, аридный климат, ограниченность и труднодоступность ряда жизненно важных природ ных ресурсов (земли, воды) и конкуренция за доступ к ним.

2. Проведено разделение между опасностями и угрозами: первые опреде лены как способные нанести стране и ее населению ущерб в ограниченном масштабе, вторые – как вероятные источники ущерба в национальном масшта бе. Автором осуществлена емкая, но лаконичная табличная систематизация уг роз и опасностей, которые реально или потенциально подрывают / способны подорвать безопасность России и/или Казахстана и которые либо локализуются по источникам своего происхождения в ЦА, либо транзитом пересекают / могут пересечь территорию региона в направлении с юга на север. В результате четко выявлены области совпадения / несовпадения региональных угроз для безопас ности Казахстана и России и деструктивных факторов, рождающих эти опасно сти и угрозы.

3. На основе анализа идейно-теоретической основы взглядов казахстан ского и российского руководства на безопасность (как они выражены в соот ветствующих национальных концепциях) предложена авторская оценка адек ватности ответов Казахстана и России существующим вызовам безопасности. В стратегии обеспечения региональной безопасности руководством обеих стран акцент делается на внешних по отношению к ЦА источниках угроз. Терроризм и экстремизм в ЦА признаются преимущественно экзогенными (транзитными) угрозами, не уделяется достаточного внимания их источникам внутри региона, что отрицательно сказывается на мерах по противодействию им.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть учтены внешнеполитическими ведомствами при вы работке ими соответствующих программ развития казахстанско-российских от ношений, равно как и в процессе изучения отдельных областей сотрудничества двух стран. Теоретические положения данного исследования могут быть ис пользованы при подготовке семинаров, лекций, специальных курсов по исто рии, современному состоянию и перспективам казахстанско-российского со трудничества в области региональной безопасности.

Апробация исследования. Отдельные положения и выводы диссертации нашли свое отражение в докладе «Незаконная миграция как угроза националь ной безопасности Казахстана и России» на конференции молодых ученых «Межэтническая интеграция: история, современность, перспективы», прохо дившей в Институте этнологии и антропологии РАН 23–24 ноября 2006 г. в Москве и в выступлении «Казахстанско-российское сотрудничество как фактор региональной безопасности в Центральной Азии» на XIV Международной на учной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов 2007» (Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова, 11–14 апреля 2007 г.). Статья автора «Проблемы региональной безопасности в двусторонних отношениях России и Казахстана» участвовала в конкурсе работ для сборника статей аспирантов и молодых ученых Института востоковедения РАН (ноябрь 2007 г.) Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения и списка использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, характе ризуется степень ее изученности и новизна диссертационной работы, формули руются цели и задачи, определяется теоретико-методологическая и практиче ская значимость исследования.

Глава I «Угрозы региональной безопасности» состоит из четырех пара графов. Она призвана обозначить круг основных проблем в области безопасно сти, с которыми сталкиваются Казахстан и Россия, выявить специфику регио нальных угроз для обеих стран.

В параграфе 1 «Региональная и национальная безопасность: определение и соотнесение. Проблемы типологии угроз безопасности» представлены основ ные сложившиеся в науке подходы к пониманию природы безопасности, к опи санию ее различных уровней, факторов и источников угроз безопасности, в том числе в их региональном преломлении.

Термин «безопасность» является предметом для научного изучения в рамках различных направлений и школ, начиная с XVIII века, и содержит в се бе множество смыслов и значений. С окончанием «холодной войны» границы понимания безопасности, круга основных угроз ей, методов и средств ее обес печения заметно расширились. Исследователи в большинстве своем отошли от концепции реализма, фокусировавшейся на военной безопасности как на ее предпочтительном аспекте и на государствах как на исключительных акторах международной политики. Расширительная трактовка безопасности получила свое развитие в рамках концепции общей безопасности (common security), ко торая одна из первых оспорила претензии государства на исключительное по ложение в области безопасности. Касается это не только внешней, но и внут ренней безопасности: в деле ее обеспечения сторонники общей безопасности признают за группами граждан, органами местного самоуправления, неправи тельственными и надгосударственными организациями, национальным и меж дународным общественным мнением не меньшие права, чем за государством.

Практически аксиоматичным стал тезис о том, что безопасность любого сооб щества складывается из многих аспектов или видов: военного, политического, экономического, социального, экологического, и что ущерб одному аспекту или виду в той или иной степени может отразиться на остальных, а значит и на безопасности всего общества14.

В рамках политологических исследований области данных концептуаль ных сдвигов получили название «вертикальное» и «горизонтальное» измере ние безопасности. Первое предполагает обеспечение социально-экономической, политической, физической (для индивида) / военной (для государства), инфор мационной, духовно-культурной и других сфер безопасности объекта;

второе – акцентирует уровни безопасности: глобальную, региональную, националь ную/государственную, общественную и индивидуальную (личностную) безо пасность. Такая классификация, как всякая попытка разложить по полочкам со ставляющие любого сложного явления, – упрощение, и в реальной жизни раз личные аспекты жизнедеятельности тесно переплетены между собой.

В настоящем исследовании автор ссылается на общепризнанную полито логами понятие безопасности, которая определяется как состояния защищен ности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Под региональной безопасностью в работе по нимается международная безопасность, существующая в рамках группы госу дарств и так или иначе связанных с ними негосударственных субъектов меж дународных отношений того или иного региона.

Не менее актуален вопрос о классификации угроз безопасности. Уже ста ло традиционным их деление на традиционные и нетрадиционные или новые.

Под последними подразумеваются угрозы, которые не являются военными и источником своего происхождения необязательно имеют государство. Кроме того, применимы следующие критерии классификации угроз безопасности.

1. По функции: военные, экономические, политические, социальные, эко логические.

2. По локализации / месту зарождения: внутренние и внешние.

3. По объекту: в данном случае можно говорить об угрозах человеку как индивиду, группе людей (например, этнической), обществу. А также об угрозах национальной безопасности государства, региональной безопасности группы государств, об угрозах всему мировому сообществу как единому целому.

Панарин С.А. Миграция в контексте безопасности: концептуальные подходы // Миграция и безопасность в России / Под ред. Г. Витковской, С. Панарина. Московский Центр Карнеги. - М.: Интердиалект+, 2000. С. 26 28.

В параграфе 2 «Угрозы безопасности Республике Казахстан, исходящие из региона Центральной Азии» классифицируются основные группы регио нальных угроз безопасности Республики Казахстан (РК).

Казахстан – составная часть региона Центральная Азия (ЦА). По этой причине многие угрозы региональной безопасности одновременно являются угрозами и для его национальной безопасности. Угрозы эти традиционные и новые, имеют отношение к пяти основным секторам безопасности республики.

Из традиционных факторов, способных создать угрозы политической безопасности Казахстана, автор выделяет: 1) спорные территориально пограничные вопросы с соседними государствами (Узбекистаном, Туркмениста ном и Китаем);

2) т.н. «проблема Каспия» (в частности, споры с Ираном и Турк менистаном о принципе определения водных границ прикаспийских государств);

3) потенциальный сепаратизм, основным источником которого является разрыв между регионами РК в экономическом и этнокультурном развитии (с одной стороны, относительно преуспевающие северные области, Астана и Алматы, где значительную часть населения составляют неказахи, с другой, бедные юж ные и западные регионы с преимущественно казахским сельским населением).

Нетрадиционные угрозы политической безопасности РК в сравнении с традиционными представлены гораздо шире. Одна из главных угроз политической безопасности страны – это экстремизм, т.е. форма радикального отрицания от дельными лицами или группами существующих общественных норм и правил.

Глубинный источник этой угрозы – большая доля бедных в соседних республи ках ЦА и на юге самой РК. Другой, тесно связанной с экстремизмом угрозой, является терроризм, выражающийся в деятельности группировок преимущест венно происламского направления: «Братьев-мусульмане», «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» («Партия исламского освобождения»), «Исламского движение Узбеки стана» (ИДУ) и ряда других. Угрожая безопасности личности и общества, экс тремизм и терроризм, используют идеологию религиозного исламского фунда ментализма, т.е. бросают прямой вызов светскому политическому строй РК.

Диссертант полагает, что развитие международно-политической ситуации за последнее десятилетие привело к значительному снижению актуальности для РК традиционных военных угроз. Строительство казахстанских вооруженных сил идет с учетом того, что наиболее вероятные военные угрозы будут из разряда нетрадиционных – деятельность террористических и экстремистских групп. Близость Афганистана лишь усиливает потребность в вооруженных си лах, способных эффективно противостоять попыткам прорыва боевиков через границу. Однако в силу ряда причин (коррупция, снижение показателей здоровья призывников) соответствующая военная реформа осуществляется медленно и не достаточно эффективно. Поэтому самой актуальной угрозой военной безопасно сти республики является разрыв между потребностью в создании высокопрофес сиональной, мобильной и хорошо оснащенной армии и состоянием вооруженных сил.

Наиболее значимыми угрозами экономической безопасности Казахстана на сегодняшний день являются коррупция и теневая хозяйственная деятельность, охватывающая более 40% экономики страны. Они способны нанести вред как государству, так широким слоям населения страны. Системный кризис эконо мики РК в 1990-е гг., неэффективная с точки зрения равномерного распределе ния материальных благ приватизация вызвали в жизнь массовую бедность, уси ление дифференциации в доходах населения. Четвертая часть казахстанского об щества имеет доходы ниже прожиточного минимума. Доходы 10% самых богатых слоев населения в 2005 году превосходили доходы 10% самых бедных в 14 раз, тогда как до переходного периода – только в 4 раза15.

Угрозы социальной безопасности проявляются в виде снижения качества жизни населения. Продолжительность жизни в Казахстане находится на крайне низком уровне. С начала 1990-х до первой половины 2000-х гг. она не подни малась выше 66 лет, и только в 2007 году составила 66,2 года, что не намного выше продолжительности жизни в развивающихся странах (64,4). Растут по казатели материнской и младенческой смертности. По данным Минздрава РК за пять месяцев 2007 года материнская смертность составила 48,9 на 100 тыс.

рожениц, против 43,2 за аналогичный период 2006 года. Показатель младенче ской смертности за тот же период поднялся с 14,5 до 15,1 на 1000 родившихся.

Все это происходит на фоне неуклонного снижения количества лечебных заве дений и ухудшения качества медицинских услуг, особенно в сельской местно сти, где проживает почти половина населения Казахстана (7 млн. 112 тыс.), и где более 1500 сел и аулов не имеют никакого медицинского учреждения. По отно шению всех обучающихся в любом возрасте к населению в возрасте 5–24 года Казахстан занимает 4 место в СНГ (85%), а по качеству и доступности полу чаемого среднего и высшего образования находится на 59 месте в мире16.

По данным диссертанта одна из острейших угроз социальной безопасно сти Казахстана, физическому и моральному здоровью его населения – транзит через территорию страны наркотиков. По оценкам экспертов, его ежегодный объем равен 100–150 т, около 30% от этого объема оседают в самой республи ке17. Неадекватность мер противодействия наркобизнесу со стороны централь но-азиатских стран, коррупция государственных органов, значительное вовле чение в него местного населения, отлаженная система коммуникаций, остав шаяся с советских времен, способствуют тому, что основным путем транспор тировки наркотиков из Афганистана в Россию и Европу является Центральная Азия, включая Казахстан.

Еще одной угрозой, имеющей отношение к социальной безопасности страны, следует признавать незаконную миграцию граждан центрально азиатских республик и других стран на территорию Казахстана. В 2005 г. ко Отчет о человеческом развитии в Казахстане за 2005 год / ПРООН, ЮНФПА. – Алматы, 2005. – С.38.

Тажбенова Н. Дефицит гениев // Эксперт, 30 октября 2006. №40. – С.24.

Байсалбаева Ж.А. Наркотрафик как угроза национальной безопасности Республики Казахстан // ANALYTIC, 2004.№1.

личество нелегальных трудовых мигрантов составило в РК около 300 тыс. че ловек;

это в основном граждане Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана.

Угрозы экологической безопасности представлены стихийными бедствия ми, обусловленными географическим положением РК, климатическими осо бенностями страны, спецификой строения материковой платформы. В первую очередь речь идет о длительных засухах, снежных и пыльных бурях, наводнени ях и землетрясениях. Ухудшается состояние водных ресурсов в республике: рек Сырдарьи, Иртыша и Или, Аральского и Каспийского морей, озер Балхаш и Зайсан.

Особенно тревожит загрязнение поверхностных вод и падение уровня воды в дельтах трансграничных рек РК и Кыргызстана, Узбекистана и Китая.

Таким образом, источниками многих традиционных и нетрадиционных региональных угроз безопасности Казахстана выступают одновременно и внешние, и внутренние факторы.

В параграфе 3 «Угрозы безопасности Российской Федерации, исходящие из региона Центральной Азии» эти угрозы подразделяются на две основные группы – приходящие в ЦА из других стран и далее идущие в Россию и вы зревающие непосредственно в регионе. Как и в случае с Казахстаном, угрозы безопасности РФ, исходящие из ЦА, по мнению автора можно распределить по пяти секторам.

Традиционным источником политических угроз для России является Афганистан, откуда угрозы терроризма и экстремизма и наркотрафик распро страняются на ЦА, а через нее – на российскую территорию. Помимо Афга нистана, в течение последнего десятилетия сама ЦА стала местом вызревания экстремизма и терроризма. Примером могут служить вооруженные столкно вения правительственных войск Узбекистана и Киргизии с членами террори стической группы ИДУ в приграничных районах этих стран в 1999 году.

После свержения талибов была снята актуальность прямой военной угрозы.

Традиционные задачи обеспечения военной безопасности России в регионе сейчас концентрируются главным образом на создании системы коллективной безопасно сти с акцентом на военной составляющей и включением в нее всех бывших рес публик Средней Азии, на расширении двустороннего военного сотрудничества с единственным непосредственным соседом России в ЦА, Казахстаном.

Серьезная угроза экономической безопасности России – контрабанда то варов (лом цветных металлов, продукция деревообработки, стройматериалы, сельхозпродукты и продукты питания, спирт и алкогольные напитки, горюче смазочные материалы). Прозрачность российско-казахстанской границы, кор румпированность пограничных органов в сочетании с социально-эко номическими проблемами на сопредельных территориях создают благоприят ные условия для операций с контрабандой готовой продукции и сырья, осуще ствляемых организованными преступными сообществами.

Наиболее серьезная угроза социальной безопасности – увеличение объе мов наркоторговли. Для поставки наркотиков из Афганистана в Россию и стра ны ЕС активно используется северный маршрут. Прозрачность центрально азиатских границ, границ России и Казахстана делает этот путь весьма привле кательным, а стоимость наркотиков при транспортировке через ЦА возрастает в десятки раз. Пограничные и таможенные службы в состоянии выявить не более 10% от общего объема контрабанды. За последние годы, по статистике Управ ления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, их потребление в РФ увеличилось в 60 раз. Если эта тенденция не будет переломлена, в ближай шие 10–15 лет будет употреблять наркотики каждый пятый россиянин 18.

Из числа других трансграничных социальных проблем безопасности, имеющих значение не только для России, но и для стран ЕС, особо выделяет ся нелегальная миграция. И как раз на долю РК и приграничных с Казахстаном российских регионов приходится значительная часть мигрантов, следующих в Россию с юга. Свыше 90% нелегальных мигрантов в этом потоке – это выходцы из стран региона: Таджикистана, Узбекистана, Киргизии.

Комплекс экологических проблем безопасности включает в себя угрозы вспышек эпидемий чумы и сибирской язвы в приграничных с Россией казахстан ских районах, равно как и опасные последствия загрязнения трансграничных рек, протекающих по территории РК и России (например, Иртыша).

В параграфе 4 «Области совпадения / несовпадения региональных угроз безопасности Республике Казахстан и Российской Федерации» показывается связь между совокупностью совпадающих национальных интересов двух стран и тождества для РК и РФ угроз, исходящих из Центральной Азии.

Обзор современных казахстанско-российских отношений позволяет сде лать вывод о наличии всех необходимых предпосылок для сотрудничества в сфере безопасности. Уже в силу общей протяженной границы две страны име ют множество совместных областей для взаимодействия. Чтобы попасть в Рос сию из ЦА и наоборот, необходимо пересечь территорию Казахстана. Поэтому угрозы России, исходящие из ЦА, и проницают его, и «оседают» в нем. Еще более важно, что экономическая и военная взаимозависимость Казахстана и России, наличие тесных между ними социокультурных и гуманитарных связей (самая большая в ЦА русскоязычная община проживает в РК), побуждая две страны выступать в качестве стратегических партнеров, чьи национальные ин тересы совпадают по широкому кругу вопросов, автоматически делают угрозы региональной безопасности Казахстана и России во многом идентичными.

Для конкретизации перечня опасностей для РК и РФ (т.е. вероятностей нанесения ущерба стране и ее населению в ограниченном масштабе), угроз для них (вероятностей нанесения ущерба стране и населению в национальном мас штабе) и деструктивных факторов, рождающих опасности и угрозы, составлена диссертантом таблица 1. В нее включены те угрозы и опасности, которые ре ально или потенциально подрывают / способны подорвать безопасность России и/или Казахстана и либо локализуются по источникам своего происхождения в Безопасность и трансграничное сотрудничество в зоне новых пограничных территорий России / Под ред.

Л.Б. Вардомского и С.В. Голунова. – М. – Волгоград: НОФМО, 2002. – С.429.

ЦА, либо транзитом пересекают / могут пересечь территорию региона с юга на север. Поэтому такие глобальные по охвату и источникам угрозы, как пандемия СПИДа и оружие массового уничтожения в таблицу не включены. 19 из 24 уг роз и опасностей актуальны и для России, и для Казахстана, 13 деструктивных комплексов в равной мере являются опасностями для обеих стран, а 4 – в рав ной мере угрозами. Все угрозы связаны с деятельностью в регионе ЦА органи зованных преступных групп. Различия же между странами в основном обу словлены позиционным фактором – тем, что, будучи интегральной частью ре гиона Таблица ОБЛАСТИ СОВПАДЕНИЯ / НЕСОВПАДЕНИЯ УГРОЗ И ОПАСНОСТЕЙ, ИСХОДЯЩИХ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Угрозы и опасности, создаваемые для России для Казах стана 1.Терроризмом + + 2.Экстремизмом + ++ 3.Религиозным фундаментализмом + ++ 4.Сепаратизмом / национализмом – + 5.Локальными конфликтами внутри региона – + 6.Территориальными спорами с соседями – + 7.Неурегулированностью проблемы Каспия + ++ 8.Организованной преступностью ++ ++ 9.Трансграничной контрабандой товаров ++ ++ 10.Трафиком наркотиков ++ ++ 11.Трафиком людей / нелегальной миграцией ++ ++ 12.Эндемичными для региона болезнями + + 13.Слабостью национальных вооруженных сил + + 14.Обычными вооружениями национальных ВС – + 15.Техногенными катастрофами + + 16.Состоянием окружающей среды + + 17.Проблемами водопользования – + 18.Демографическими проблемами + + 19.Энергетическими проблемами + + 20.Политическими проблемами + + 21.Теневизацией хозяйственной деятельности + + 22.Коррупцией + + 23.Безработицей + + 24.Бедностью + + (+) Наличие опасности (++) Наличие угрозы (–) Отсутствие угроз и опасностей Составлено по: Ашимбаев М.С. Вызовы и угрозы безопасности региона в первом десятилетии XXI века // ANALYTIC, 2003. № 2. С. 13-21.;

. Тусупбаева Г.А. Геополитические факторы обеспечения национальной безо пасности – составные параметры государственной политики Республики Казахстан// Казахстан – спектр, 2005.

№2. С. 11-15;

Лаумулин М. Казахстан в современных международных отношениях: безопасность, геополитика.

Политология. Алматы, 2001. 210 с.

Казахстан оказывается более уязвимым, чем Россия. Выражается это в том, что экзогенные и эндогенные угрозы экстремизма и религиозного фундаментализ ма в ЦА, для России являющиеся пока опасностями, для Казахстана уже стали реальностью. И в том, что Казахстан потенциально находится в поле несколь ких угроз его безопасности, которые, по крайней мере, в настоящее время, не могут рассматриваться в качестве угроз и даже опасностей для России.

Несомненна общность угрозы / опасности экстремизма и терроризма для Казахстана и России. Она обусловлена транснациональным характером боль шинства экстремистских и террористических организаций в ЦА, имеющих свои представительства на территории практически всех государств региона. Далее, по территории Казахстана и России протянулась единая сеть транзитных коридо ров для транспортировки наркотиков и нелегальных мигрантов в Европу из стран ЦА и Афганистана. Загрязнение трансграничных рек, образующих единую для Казахстана и России экосистему, способно нанести существенный урон хозяй ственному комплексу стран и вред здоровью населения данных регионов. Воз никновение различного рода эпидемий, природных катаклизмов в пригранич ных районах одной из стран несет в себе аналогичные угрозы соседней стране.

В Главе II «Обеспечение региональной безопасности: концепции со трудничества» предпринята попытка сравнительного анализа концепций и мо делей обеспечения региональной безопасности на примере мирового сообщест ва, Республики Казахстан и Российской Федерации.

В параграфе 1 «Опыт мирового сообщества по преодолению угроз регио нальной безопасности» освещаются основные модели отражения угроз, подхо ды к проблеме региональной безопасности в различных частях мира. Изучение опыта мирового сообщества позволяет автору выделить три основные модели:

европейскую, американскую и восточноазиатскую. Эти модели – идеальные;

на практике ни одна из них не представлена в чистом виде, зависит от сложившей ся ситуации и географической местности, равно как и от уровня социально экономического, политического и исторического развития страны.

В основе европейской модели – интеграционные процессы. Надгосудар ственные органы (структуры Евросоюза) наделены властными полномочиями, в том числе в сфере безопасности. Главные предпосылки подобного политиче ского объединения – демократизация и экономическая интеграция, нейтрали зовавшие крайние проявления соперничества между ведущими европейскими державами. Фактическое отсутствие традиционных угроз Западной Европе и либеральная природа современных европейских обществ обуславливают то, что в противодействии угрозам безопасности ЕС наряду с традиционными силовы ми методами активно прибегает к несиловым, «мягким» методам, предпола гающим мирное разрешение социально-экономических конфликтов и противо речий в странах и регионах – источниках угроз и общую профилактику источ ников экстремизма, наркомании, организованной преступности. Европейская модель безопасности наиболее близка концепции «общей безопасности».

Американская модель не отрицает действенность методов, используе мых странами ЕС, но приоритет отдает силовым методам отражения угроз, включая превентивные удары по предполагаемым противникам США и опера ции спецслужб по уничтожению источников угроз, либо их нейтрализации.

Данная модель во многом обусловлена военно-политическим отрывом США от всех остальных стран мира на рубеже XX – XXI веков.

Восточно-азиатская модель отличается от европейской и американ ской не столько методами противодействия угрозам, сколько основаниями для сотрудничества между странами региона в сфере региональной безопасности.

Как и Европа, Восточная Азия тяготеет к интеграционным началам в сфере безопасности. Однако здесь нет надгосударственных структур обеспечения безопасности. Общерегиональные организации – Ассоциация государств Юго Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества – не имеют надгосударственных органов, которые обладали бы правом принятия решений, обязательных для всех их членов. «Достаточным» признаком инте грационного процесса в Восточной Азии является устойчивая ориентация уча стников интеграции на приоритетность внутрирегиональных связей по отноше нию к внерегиональным, готовность ради этого предоставлять друг другу на взаимной основе особые права, льготы и привилегии. Преобладание экономиче ской составляющей в международных отношениях в этом регионе способство вало становлению системы региональной безопасности, основанной на взаимо зависимости стран-участниц и нейтрализации межгосударственных конфликт ных потенциалов. Отсутствует и идеологическое основание для интеграцион ных процессов в регионе. Образующие его страны следуют интеграционным курсом, невзирая на политические различия. В ЕС на сближение работает де мократическая идея, в Восточной Азии – экономический прагматизм.

В параграфе 2 «Стратегии обеспечения региональной безопасности в на циональных концепциях безопасности» показывается становление, оформление и содержательное наполнение концепций национальной безопасности Казах стана и России в контексте противодействия региональным угрозам. В качестве источников по стратегии обеспечения региональной безопасности рассматри ваются «Стратегия национальной безопасности Республики Казахстан», «Кон цепция национальной безопасности Российской Федерации» (во всех редакци ях), законы и иные нормативные акты по различным аспектам региональной безопасности, выступления официальных лиц по соответствующим вопросам.

Анализ данных источников позволил автору сделать следующие выводы.

Во-первых, за последние полтора десятилетия представления политических элит Казахстана и России об основных региональных угрозах, причинах и ис точниках их происхождения претерпели существенные изменения. Если в на чале 1990-х гг. в качестве главных потенциальных угроз безопасности рассмат ривались угрозы традиционные, связанные с потенциалом конфликтных отно шений с соседними государствами, то на рубеже XX – XXI веков под влиянием таких актуализировавшихся проблем, как терроризм, экстремизм, наркотрафик, трансграничная преступность, нелегальная миграция основное внимание оказа лось сосредоточено на новых угрозах. Повысилось внимание к невоенным ас пектам безопасности, например, к проблемам экологии, стала общепризнанной идея о взаимосвязанности разных аспектов безопасности.

Во-вторых, по-прежнему стратегии региональной безопасности РК и РФ носят этатистский характер. Хотя акторами внутренней безопасности при знаются, наряду с центральной властью, регионы и органы местного само управления, главным субъектом безопасности считается государство, а приори тетным направлением деятельности – обеспечение безопасности государства.

Стратегия безопасности российской стороны направлена на сотрудничество ис ключительно с правящими режимами центрально-азиатских республик, игно рирует институты гражданского общества и местного самоуправления, любых негосударственных участников политического процесса. Курс Москвы на экс клюзивное сотрудничество с государственными структурами стран ЦА стал еще более ясным после имевших антироссийский оттенок «цветных револю ций», участниками которых были оппозиционные правящим режимам силы, представители региональных элит, неправительственные организации. Эта стратегия властей РФ значительно сужает круг возможностей в борьбе с терро ризмом, экстремизмом, наркотрафиком и трансграничной преступностью.

В-третьих, в стратегиях и Казахстана, и России сохранен приоритет си ловых методов противодействия основным угрозам. Помещение террористиче ской угрозы в разряд военной в доктринах национальной безопасности обеих стран позволяет заключить, что противодействовать им предполагается соот ветствующими методами, в ущерб методам раннего предупреждения угроз и решения провоцирующих их социально-экономических проблем. В этом пункте Казахстан и Россия тяготеют к американской, а не к европейской модели.

В-четвертых, основной акцент в стратегии обеспечения региональной безопасности руководством двух стран делается на внешних по отношению к ЦА источниках угроз. В частности, преимущественно экзогенными (транзит ными) по своему характеру признаются терроризм и экстремизм в ЦА, не уде ляется достаточного внимания источникам данных угроз, произрастающим внутри региона. Между тем, практика показывает, что члены террористических и экстремистских групп часто рекрутируются из числа населения стран ЦА, ис пытывающих острые социально-экономические проблемы. Кроме того, неспо собность политического руководства стран ЦА поделиться частью своих пол номочий в торгово-экономической области с негосударственными или надгосу дарственными субъектами (по аналогии со странами ЕС и АСЕАН) препятст вуют созданию системы региональной безопасности, основанием для которой могла бы быть экономическая взаимозависимость. Авторитаризм политических режимов центрально-азиатских государств, равно как и объективные сложности пространственно-географического расположения стран региона (удаленность от морских путей сообщения, аридный климат, труднодоступность природных ре сурсов), тормозят развитие системы региональной безопасности, основанной на экономической взаимозависимости всех акторов в ЦА.

В Главе III «Обеспечение региональной безопасности: реализация стратегии сотрудничества» исследуются практические шаги двух стран в деле противодействия существующим региональным угрозам безопасности, выяв ляются основные результаты и производится оценка сотрудничества.

Параграф 1 «Договоры и соглашения между Республикой Казахстан и Российской Федерацией по вопросам безопасности: региональная составляю щая» посвящен анализу состояния международной нормативно-правовой базы, созданной в результате казахстанско-российского взаимодействия и направлен ной на противодействие региональным угрозам. Ибо наряду с национальным законодательством Казахстана и России, не менее важным компонентом, яв ляющимся составной частью системы региональной безопасности в ЦА, высту пает сотрудничество двух стран в области безопасности.

Автор полагает, что подходы руководства к проблемам региональной безопасности, отражаемые в казахстанско-российских двусторонних и много сторонних договорах и соглашениях, претерпели заметную эволюцию. В 1990-е гг. акцент в этих международно-правовых документах делался только на воен ных аспектах безопасности. Например, основную и самую проработанную часть Договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1992 года соста вили военные аспекты безопасности. Статья 4 Договоры предусматривала, что «если одно из государств-участников подвергнется агрессии со стороны какого либо государства или группы государств (курсив наш. – С.С.), то это будет рассматриваться как агрессия против всех государств – участников настоящего Договора». То есть, безопасность в регионе понималась исключительно как обеспечение защиты от военной агрессии со стороны другого государства или группы государств.

По мере актуализации нетрадиционных угроз произошел сдвиг в отноше нии Казахстана и России к приоритетам в области региональной безопасности.

На рубеже веков акцент был сделан на борьбе с международным терроризмом и наркобизнесом и на формировании системы коллективной безопасности, вклю чающей в себя все государства региона. На московской сессии стран - участни ков Договора о коллективной безопасности 14 мая 2002 было принято решение о его преобразовании в полноценную международную организацию – Органи зацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), приоритетом которой стала борьба с новыми региональными угрозами. Не менее важной междуна родной структурой, в чьи функции входит борьба с региональными угрозами, является Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Созданная в году «Шанхайская пятерка», со временем преобразовавшаяся в ШОС, изна чально была результатом стремления государств ЦА, России и Китая взаимно укрепить меры доверия в региональных взаимоотношениях, в первую очередь в приграничной зоне. Как и в случае с ОДКБ, первым документом образованной в 2001 году ШОС стала «Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом».

В то же время обзор большинства инициатив и намерений участников ос новных региональных структур безопасности – ОДКБ и ШОС – показывает, что и ими основной упор в борьбе с такими региональными угрозами как терро ризм, экстремизм, наркотрафик, делается на военно-силовые методы, а единст венными субъектами этой борьбы признаются государства региона. Точнее, не то чтобы социальные источники региональных угроз полностью игнорируются и, противодействуя терроризму и экстремизму, правительства стран региона вовсе не стремятся предотвратить и предупредить возникновение и рост эндо генных источников угроз, но заметный дисбаланс между силовыми и иными методами борьбы с терроризмом и экстремизмом очевиден.

В параграфе 2 «Осуществленные мероприятия и их оценка» выявляются основные достижения и просчеты руководства Казахстана и России в процессе совместного противодействия региональным угрозам, даются рекомендации для дальнейшего сотрудничества в данной сфере.

Автор полагает, что по мере активизации российской политики в ЦА, роста материального и организационного потенциала Казахстана и России, стал заметным очевидный прогресс в практической сфере противодействия регио нальным угрозам.

Одним из наиболее успешных направлений является военное сотрудни чество РК и РФ. Россия остается главным партнером Казахстана в деле модер низации его армии: начиная с 2005 года, приобретено вооружений на общую сумму $54 млн, что составляет около половины всех военных закупок РК19. На регулярной основе проводятся совместные маневры «Южный щит Содружест ва». Увеличилось количество казахстанских военных, обучающихся в россий ских вузах, в том числе на безвозмездной основе.

На рубеже 1990-2000-х гг. по мере роста масштабов нелегальной транс граничной деятельности в ее наиболее угрожающих формах (наркотрафик, контрабанда) произошла активизация сотрудничества двух сторон в сфере погра нично-регионального сотрудничества. Основной акцент был сделан на совмест ных мероприятиях, в которых принимают участие пограничные и таможенные службы, органы внутренних дел и безопасности, другие структуры. Среди та ких мероприятий фигурируют операции «Граница», «Канал», «Караван-авто», «Мак», «Допинг», «Рубеж», «Трал-перехват».

В то же время сохраняются существенные пробелы в правовой базе: ре гионы обеих стран, в том числе пограничные, зачастую не имеют делегирован ных Центром правовых полномочий для полноценной борьбы с угрозами. Не обходимость решать локальные проблемы при посредничестве центральных Сайт министерства обороны Республики Казахстан (http://www.mod.kz/128%&ffv219.html дата последнего посещения - 13.12.2007).

административных органов сказывается на оперативности принятия важных решений, требующих незамедлительного исполнения. Каналы постоянного взаимодействия между российскими и казахстанскими приграничными сило выми структурами в большинстве случаев пока не отлажены либо отлажены частично. Причины – в слабой оперативно-организационной подготовке соответ ствующих служб двух государств, не имеющих надлежащего опыта работы в зо не прежде не охранявшихся границ. Слабая обустроенность границы, недоста точная степень ее охранения, коррупция на пограничных пропускных пунк тах также подрывают эффективность осуществляемых мероприятий.

Важная сфера взаимодействия Казахстана и России – борьба с нар которговлей в форме специальных операций одновременно на территории нескольких стран. Будучи разовыми, такие мероприятия, тем не менее, при носят ощутимый эффект. Например, в результате операции «Канал-2004» бы ло изъято около 130 кг героина, более 2 т марихуаны, более 52 кг опия и почти 13 т прекурсоров20. Однако глубинные основания наркотрафика остаются прак тически не тронутыми. Силовые органы, в первую очередь противодействую щие крупным наркомафиозным сообществам, мало эффективны в борьбе с мелкими торговцами и транспортерами наркотиков, на которых приходится значительная доля общего оборота наркотиков. Для части неимущих слоев на селения ЦА наркобизнес оказался одним из немногих надежных источников существования. При этом региональные программы (в том числе и в погранич ных регионах двух стран) по сокращению спроса систематически недофинан сируются, что не позволяет осуществлять и наиболее эффективные меры в данном направлении (создание рабочих мест для местного населения, масси рованная антинаркотическая реклама в СМИ).

По данным диссертанта, Казахстан и Россия в последние годы приняли комплекс мер, направленных на противодействие терроризму и экстремизму.

В рамках ОДКБ и ШОС стали регулярными учения сил быстрого реагирования с участием российских и казахстанских военных, в ходе их отрабатываются планы противодействия проникновению бандформирований на территорию стран ЦА. По данным Региональной антитеррористической структуры, создан ной в 2002 году на саммите ШОС в Санкт-Петербурге, в 2005 году было пре дотвращено 263 теракта. В 2007 году завершено создание общего банка данных о террористических организациях. Обсуждается вопрос о единой подготовке специалистов и инструкторов антитеррористических формирований входящих в ШОС государств.

Сохраняются, однако, недостатки концептуального и процедурного ха рактера, препятствующие более успешному противодействию угрозам со сто роны терроризма и экстремизма. Фактическая неразделенность понятий терро ризма и экстремизма в национальных и международных нормативно-правовых Хохлов И.И. Наркоторговля через российско-казахстанскую границу: вызов и проблемы противодействия (http://www.nationalsecurity.ru/library/00032/00032nark_ru_kaz15.htm, дата последнего посещения 7.10.2007) документах приводит к неправильному выбору методов борьбы с ними. По мнению многих политологов, терроризм – это специфическое средство поли тической борьбы, экстремизм – скорее мировоззренческая установка по поводу путей разрешения насущных общественных проблем, не обязательно влекущая за собой террористическую деятельность. Поэтому те методы, что применяются для борьбы с терроризмом, не всегда оказываются эффективными при противо действии экстремизму. Если в отношении террористических организаций, осо бенно при угрозе проведения террористических актов силовой подход оправдан и необходим и, при умелом использовании, достаточно эффективен, то в отно шении экстремистских организаций, не прибегающих к террористической практике, он бесперспективен, даже опасен. К недостаткам процедурного ха рактера можно отнести слабую координацию между различными органами го сударственной власти, низкий уровень взаимодействия государства, СМИ и общественных организаций.

В целом, несмотря на определенные успехи РК и РФ в борьбе с террориз мом и экстремизмом, наркотрафиком и трансграничной контрабандой товаров, пи тательная среда для них сохраняется из-за нерешенности ряда острых социально экономических и политических проблем. С одной стороны, некоторые новые уг розы имеют прямое отношение к военному аспекту безопасности стран и для борьбы с их проявлениями необходимо применение военно-полицейских мето дов. С другой, использование террористами и наркодельцами для пополнения своих рядов населения самих стран ЦА привязывает проблему к иным аспектам национальной безопасности – экономическому, социальному, образовательно му. Отсюда и настоятельная потребность не только в борьбе с проявлениями угроз терроризма, но и в профилактике их возникновения, в решении проблем, порождающих эти угрозы, в мерах по предупреждению, нейтрализации при чин и условий появления терроризма. Это борьба с бедностью и безработицей посредством создания рабочих мест, повышение уровня социальной обеспе ченности населения стран ЦА;

это также противодействие коррупции и в целом политика, направленная на повышение уровня и улучшение качества жизни широких масс. Данные шаги, призванные максимально сузить социальную базу террористических и наркомафиозных сообществ, могут оказаться не менее эф фективными, чем военно-полицейские операции.

В Заключении излагаются основные результаты проведенных исследо ваний, формулируются выводы и предложения.

III. СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИ ОННОЙ РАБОТЫ 1. Сахиев С.Е. Казахстан и Россия. Вместе – против терроризма и за безопасность в Центральной Азии // Азия и Африка сегодня. – 2008.- №2. – С. 40-48.

2. Сахиев С. Е. Терроризм и экстремизм как главные угрозы безопасности Казахстана и России, исходящие из Центральной Азии // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. Науч.

журнал. – СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та.– 2007.-Том 3. -N 3. – С. 80-106.

3. Сахиев С.Е. Терроризм как одна из главных угроз безопасности Республики Казах стан, исходящих из региона Центральной Азии // Отан тарихы (Отечественная история) – Алматы. - 2007.- №1. - С. 234-241.

4. Сахиев С.Е. Незаконная миграция как угроза национальной безопасности России и Казахстана // Гуманитарные исследования. Журнал фундаментальных и прикладных иссле дований. – Астрахань.: Изд. дом «Астраханский университет».- 2007.- № 2 (22). - С. 39-41.

5. Сахиев С.Е. Проблемы региональной безопасности в двухсторонних отношениях России и Казахстана // Вопросы истории, историографии, экономики, языкознания и литера туры: сборник аспирантских статей. - М.: Институт востоковедения РАН. - 2007. - С.248 259.

Сахиев Саулет Ерназарович Казахстанско – Российское сотрудничество как фактор региональной безопасности в Центральной Азии В диссертации исследуется особенности обеспечения региональной безо пасности в ходе сотрудничества Казахстана с Россией. Взаимный интерес в Ка захстане и России к политическому сотрудничеству, в том числе в области ре гиональной безопасности, благоприятствует активизации изучения современ ных казахстанско – российских отношений и проблем безопасности в Цен тральной Азии.

Sahiev Saulet Ernazarovich Kazakhstan - Russian cooperation as the factor of regional security in the Central Asia In the dissertation features of maintenance of regional security in cooperation of Kazakhstan with Russia are investigated. Mutual interest in Kazakhstan and Russia to political cooperation, including the field of regional security, favours to activiza tion of studying modern Kazakhstan - Russian relations and safety problems in the Central Asia.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.