авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Социокультурные различия мотивации здоровье сберегающего поведения

На правах рукописи

ОСИПОВА Екатерина Валерьевна СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ МОТИВАЦИИ ЗДОРОВЬЕ СБЕРЕГАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ Специальность 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре организационной психологии Национального исследовательского университета «Высшей школы экономики»

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор Лебедева Надежда Михайловна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Асеев Владимир Георгиевич кандидат психологических наук, профессор Обухов Алексей Сергеевич

Ведущая организация: Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится 27 сентября 2011 года в 15.00 на заседании Диссертационного совета Д 212.048.03 при Национальном исследовательском университете «Высшей школе экономики» по адресу: 109316, г. Москва, Волгоградский проспект, д.46Б, ауд.

210.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета «Высшей школы экономики» по адресу: 101000, г.

Москва, ул. Мясницкая, д. 20.

Автореферат разослан 18 июля 2011 года

Ученый секретарь диссертационного совета Молчанова О.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Здоровье человека является одним из главных условий благосостояния страны и полноценной жизни каждого гражданина, поэтому проблема защиты и улучшения здоровья находится в центре внимания как каждой личности, так и государства, заинтересованного в сохранении здоровья своих граждан.

Здоровье людей во многом зависит от социокультурных и психологических факторов, естественных природных условий, уровня социально-экономического развития общества, условий жизни и труда, состояния окружающей среды, развития системы здравоохранения и т.д. Все эти факторы тесно взаимосвязаны между собой и в совокупности либо способствуют укреплению здоровья, либо вызывают определённые болезни.

Одним из самых важных психологических факторов является отношение человека к своему здоровью, мотивация его сохранения и укрепления.

Мотивация здорового образа жизни занимает центральное место в формировании и сохранении здоровья каждого человека. Под мотивацией такого поведения понимается осознание человеком личной ответственности и необходимости заботиться о здоровье как основе активной жизнедеятельности, гармоничного развития и успешной профессиональной самореализации. При отсутствии мотивации у человека любые мероприятия по сохранению здоровья будут слабо эффективны или вообще нерезультативны.

В нашей работе нам представляется важным изучить, как мотивация личности и социокультурные факторы среды обусловливают отношение к здоровью российской и канадской молодежи, которое, по нашему предположению, лежит в основе различий в состоянии здоровья и продолжительности жизни людей в этих двух странах.

Цель исследования: выявление социокультурных различий мотивации поведения личности по отношению к своему здоровью.

Объект: отношение студентов России и Канады к своему здоровью.

Предмет: социокультурные различия мотивации здоровье-сберегающего поведения студентов России и Канады.

Задачи исследования 1. Обобщить теоретико-методологические подходы к психологическому исследованию влияния мотивации личности по отношению к здоровью.

2. На основании теоретических и эмпирических исследований по проблеме мотивации и поведения по отношению к здоровью разработать психологическую модель мотивации здоровье-сберегающего поведения.

3. Определить методы психологического исследования мотивации поведения личности относительно здоровья.

4. Провести эмпирическое кросс-культурное исследование представлений и мотивации поведения студентов России и Канады относительно здоровья.

5. Эмпирически выявить социокультурные различия мотивации здоровье-сберегающего и деструктивного по отношению к здоровью поведения российской и канадской молодежи.

6. Исследовать взаимосвязи социокультурных факторов, мотивации и поведения студентов России и Канады относительно здоровья.

Общая гипотеза исследования: существуют социокультурные различия мотивации поведения студентов по отношению к своему здоровью.

Частные гипотезы 1. Существуют культурные различия в представлениях и поведении российских и канадских студентов по отношению к здоровью.

2. Взаимосвязи мотивации и поведения по отношению к здоровью различаются у студентов России и Канады.

3. Предпочитаемые виды мотивации обусловлены социокультурными различиями России и Канады.

Теоретико-методологическую основу исследования составили работы отечественных и зарубежных исследователей в области психологии личности, общей и кросс-культурной психологии. Базовыми концептуальными основаниями диссертации послужили следующие научно-методологические принципы и направления исследований:

• Принцип детерминизма поведения («внешнее через внутреннее» С.Л.

Рубинштейна).

• Исследования и подходы к изучению мотивации [Д.А. Леонтьев, В.Д.

Шадриков, В.Г. Асеев, А.Б. Орлов, Е.Н. Осин и др.] в отечественной психологии.

• Теория самодетерминации Э.Деси и Р.Райана и ее развитие зарубежными и отечественными психологами [Э. Деси, Р. Райан, Т. Кассер, В.И.Чирков и др.].



• Исследования в области психологии здоровья, посвященные изучению физического и психического здоровья, психологического благополучия [Ю.П. Лисицын, К. Рифф, Н.М. Лебедева, А.Н. Татарко, В.И. Чирков, Г.И.

Никифоров, И.Б. Бовина, А.В. Сухарев и др.].

• Кросс-культурный подход к изучению установок относительно здоровья [Г. Триандис, Д. Берри, Ф. Абуд, Д. Мацумото и др.];

теоретико эмпирический опыт отечественной социальной, кросс-культурной и этнической психологии при исследовании социокультурных факторов, влияющих на здоровье личности [Н.М. Лебедева, А.Н. Татарко, А.В.

Сухарев и др.].

• Теоретико-эмпирические исследования психологического благополучия и психологического здоровья в отечественной и зарубежной психологии личности [Е. Динер, К. Рифф, Б.С. Братусь и др.].

Методы и методики исследования. Методические средства исследования: сочетание количественных методов исследования (социально психологический опрос) и качественных (глубинное интервью). В эмпирическом исследовании использовались следующие методики:

• Шкала измерения уровня самодетерминации поведения, связанного со здоровьем (модифицированный Опросник саморегуляции поведения [Chirkov, Ryan, Kim, Kaplan, 2003], состоит из следующих подшкал: внешняя (контролируемая) мотивация (поведение стимулируется извне);

автономная мотивация (основана на рациональных и ответственных выборах индивида);

внутренняя мотивация (поиск удовольствий, наслаждений, любопытство и гедонизм);

• Шкала психологического благополучия К.Рифф [Ryff, 1995];

• Методика оценки культурного контекста [Chirkov, 2003, Chirkov, 2005] основана на подходе Г.Триандиса [Triandis, 1996] и включает измерение следующих культурных ориентаций: горизонтальный коллективизм: акцент на общности, заботе, взаимопомощи, всеобщем равенстве, слиянии с группой;

вертикальный коллективизм: подчинение индивидуальных целей групповым, жертвенность личности в пользу группы;

горизонтальный индивидуализм: уникальная личность в центре, равенство в отношениях с другими, гедонизм;

вертикальный индивидуализм: автономная личность в центре, постулируется неравенство, конкуренция.

• Шкалы оценки компонентов социального капитала: общий уровень доверия, уровень доверия семье, друзьям, социальным институтам, степень важности гражданской идентичности (World Values Survey);

• Шкалы, измеряющие регулярность здоровье-сберегающих и здоровье разрушающих поведенческих практик;

• Вопросы, направленные на изучение представлений личности по отношению к здоровью.

Математико-статистическая обработка данных Обработка результатов проводилась с помощью статистического пакета SPSS 14.0. Для определения внутренней согласованности психологических шкал вычислялся коэффициент - Кронбаха. Для установления достоверности различий использовался непараметрический критерий Колмогорова-Смирнова.

Также применялись процедуры вторичной статистической обработки: t критерий Стьюдента, корреляционный анализ Пирсона и множественный регрессионный анализ.

Эмпирическую базу исследования составили результаты опроса студентов российских вузов - Государственного университета гуманитарных наук, Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина, Орловского педагогического университета (124 респондента, 47 мужчин, женщин) и канадских студентов Саскатчеванского университета ( респондентов, 43 мужчины, 83 женщина). Общий объем выборки - 250 человек.

Во второй серии исследования (глубинное интервью) приняли участие десять процентов респондентов, участвовавших в первом этапе исследования ( человека).

Основные научные результаты и их новизна Новизна исследования заключается в том, что это первое в отечественной психологии кросс-культурное исследование взаимосвязи мотивации личности и социокультурных факторов («горизонтальность-вертикальность» культуры, социальный капитал) с установками и поведением российской и канадской молодежи по отношению к здоровью с применением количественных и качественных методов исследования.

В исследовании получены следующие новые результаты:

1. Выявлены межкультурные различия в представлениях личности относительно здоровья на примере студентов России и Канады: у канадцев выше показатели осознания зависимости состояния здоровья от поведения личности, выше оценка типичности здорового образа жизни, регулярность здоровье-сберегающего поведения и удовлетворенность жизнью.

2. Выявлены социокультурные различия видов мотивации здоровье сберегающего и здоровье-разрушающего поведения: у канадских студентов более выражены внешняя и автономная мотивация здоровье-сберегающего поведения, у российских студентов преобладают: внутренняя мотивация здоровье-сберегающего поведения, внешняя и автономная мотивация здоровье разрушающего поведения.

3. Показано, что мотивация личности взаимосвязана с установками и поведением студентов по отношению к своему здоровью, и что эти связи являются как универсальными для обеих выборок, так и имеют культурную специфику: у студентов России – внутренняя, у студентов Канады – автономная и внутренняя мотивации сохранения здоровья способствуют регулярности здоровье-сберегающих практик и психологическому благополучию.





4. Выявлена универсальная роль автономной мотивации в поддержании здоровья студентов в обеих культурах, но механизм ее влияния различен: автономная мотивация здоровье-сберегающего поведения у канадских студентов способствует регулярности здоровье-поддерживающих практик, автономная мотивация здоровье-разрушающего поведения у российских студентов препятствует регулярности здоровье-разрушающих практик.

5. Показано как универсальное, так и культурно-специфическое влияние мотивации здоровье-разрушающего поведения (курения и употребления алкоголя) на частоту здоровье-разрушающих практик и меру удовлетворенности жизнью у российских и канадских студентов.

6. Проведен сравнительный анализ воспринимаемых студентами социокультурных характеристик России и Канады. Показано, что воспринимаемая «горизонтальность» культуры связана с мотивацией здоровье сберегающего поведения, позитивными установками и представлениями личности относительно здоровья, регулярностью здоровье-сберегающего поведения, а также – психологическим благополучием личности. Полученные взаимосвязи носят универсальный характер для российских и канадских студентов.

7. Выявлено, что мотивация поведения личности по отношению к здоровью обусловлена социокультурной спецификой. Культурная специфика канадской выборки заключается во взаимосвязи воспринимаемой «горизонтальности» культуры с соблюдением здорового образа жизни, регулярностью здоровье-сберегающих практик и автономной мотивацией потребления алкоголя. Культурная специфика российской выборки проявляется в том, что горизонтальность культуры способствует всем видам мотивации и регулярности здоровье-сберегающего поведения, препятствует автономной и внутренней мотивации здоровье-разрушающего поведения (курения и употребления алкоголя). Наряду с этим воспринимаемая «вертикальность» культуры способствуют соблюдению здорового образа жизни и препятствует здоровье-разрушающему поведению у российских студентов.

Достоверность и надежность полученных данных обеспечивалась научно-методологической обоснованностью программы исследования, использованием методов, адекватных цели, предмету, задачам и гипотезам, достаточным объемом выборки, корректным применением методов математической статистики для обработки данных в сочетании с их качественным анализом.

Основные положения, выносимые на защиту 1. Существуют социокультурные различия мотивации здоровье сберегающего поведения: у канадских студентов более выражена внешняя и автономная, у российских – внутренняя мотивация здоровье-сберегающего поведения (занятия спортом и правильного питания).

2. Существуют социокультурные различия мотивации здоровье разрушающего поведения: внешняя, автономная и внутренняя мотивация здоровье-разрушающего поведения (курения, употребления алкоголя) более выражены у респондентов российской выборки.

3. Здоровье-сберегающее поведение (правильное питание и занятия спортом) регулируется автономной и внутренней мотивацией у студентов Канады, внутренней и внешней мотивацией у студентов России.

4. Социокультурные характеристики общества влияют на мотивацию поведения личности по отношению к своему здоровью, и это влияние имеет культурную специфику.

Апробация работы Диссертация подготовлена на кафедре организационной психологии НИУ ВШЭ. Основные положения и результаты исследования были доложены автором на следующих научных конференциях и семинарах: 4-я Межвузовская конференция молодых ученых по результатам исследований в области психологии, педагогике, социокультурной психологии (Москва, 2009);

Всероссийская научно-практическая конференция (Владивосток, 2009);

6-я межвузовская конференция студентов, аспирантов и молодых ученых (Москва, 2010);

Гуманитарные чтения (РГГУ, Москва, 2011г);

научно-исследовательский семинар «Социокультурные факторы экономического развития», руководитель проф. Лебедева Н.М., доц. Татарко А.Н. (Москва, ГУ-ВШЭ, 2009);

аспирантский семинар факультета психологии (Москва, ГУ-ВШЭ, 2010) и на ряде других научно-исследовательских семинаров.

Структура и объем диссертации определены логикой исследования и последовательностью решаемых задач. Работа состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка использованной литературы, включающего источника, из них 209 на английском языке, и 3 приложения. Основной текст диссертации изложен на 205 страницах, включает 38 таблиц и 6 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования проблемы, научная новизна и теоретическая значимость работы, излагаются цели и задачи, объект и предмет исследования, определяются теоретико-методологические основания исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, характеризуется достоверность и надежность полученных данных, приводится краткое описание структуры и объема работы.

Первая глава «Теоретико-методологические подходы к исследованию влияния мотивации и социокультурного контекста на отношение к здоровью» посвящена рассмотрению и теоретическому анализу основных направлений в изучении феномена здоровья и влияния разных переменных на отношение личности к здоровью.

В первом параграфе «Здоровье человека как предмет комплексного междисциплинарного исследования» раскрывается классическое определение понятия здоровья, его клинические аспекты, исследуются факторы, детерминирующие здоровье [Никифоров, 2006, Кокерхам, 1997, Мацумото, 2002, Берри, 2007], рассматриваются исследования в рамках смежных дисциплин: экономики [Беккер, 2003, Гроссман, 1972, Римашевская, 2006, Ким, 2009, Кузьмич, Рощин, 2008 и др.], социологии [Бурдье, 1997, Коулман, 2000, Саймон, 1995, Назарова, 2008 и др.], медицины [Лисицын, 1998, Николаева, 1995]. Самостоятельную группу представляют работы, рассматривающие пути и средства охраны здоровья населения [Назарова 2007, Бовина, 2007, Лебедева, Чирков, Татарко, 2007, Кокерхам, 1999 и др.]. Исследовалось состояние болезни с социальной и психологической точек зрения [Бовина, 2007, Ениколопов, Садальская, 2000 и др.].

Анализ литературы, посвященной взаимосвязям мотивации, культуры и здоровья, продемонстрировал несколько попыток разработки культурозависимых подходов к лечению людей, принадлежащих к разным культурам [Мацумото, 2002]. Проблема жизненных шансов, предоставляемых социумом, и личностного выбора жизненных возможностей широко рассматривается в работах М. Вебера, В. Кокерхама, Э. Гидденса, П. Бурдье, Н.

М. Лебедевой, В. И. Чиркова, А. Н. Татарко и др. Обзор вышеперечисленных подходов позволяет сделать вывод, что социокультурные и индивидуально личностные характеристки влияют на мотивацию поведения человека по отношению к здоровью.

Во втором параграфе «Теоретические подходы к исследованию мотивации личности» рассматриваются отечественные и зарубежные исследования в данном направлении [Леонтьев, 1971, Асеев, 1976, 1997, Орлов, 1979, Хекхаузен, 1986, Шадриков, 2003, Madsen, 1974]. Обосновывается выбор теории самодетерминации Р.Райана и Э.Деси как базовой в нашем исследовании [Deci & Ryan, 1985, 1991;

Ryan & Deci, 2000]. Это гуманистически ориентированная и эмпирически обоснованная теория человеческой мотивации и оптимального человеческого функционирования. Базовое положение этой теории утверждает, что для достижения здоровья, счастья и успеха люди должны быть способны (и иметь возможность) удовлетворять свои базовые психологические потребности в автономии, компетентности и социальной принадлежности на стабильной и безопасной основе [Ryan, 1995;

Ryan & Deci, 2000]. Эта теория также утверждает, что люди могут удовлетворить эти потребности только в случае автономного и компетентного поведения в среде, обеспечивающей такому поведению социальную поддержку.

Исследования в русле теории самодетерминации выявили, что поддерживающая автономию социальная среда и поощрение автономии делают возможным отказ от курения [Williams & Deci, 2001;

Williams, Gagn, Ryan, & Deci, 2002], контроль диеты у диабетиков [Senecal, Nouwen, & White, 2000;

Williams, Minicucci et al., 2002] и регуляцию потребления алкоголя студентами колледжа [Knee & Neighbors, 2002].

Исследователи, работающие в русле теории самодетерминации, интенсивно изучают роль поддержки психологических потребностей личности не только в сфере заботы о здоровье, но также – в сфере семьи, образования и работы [Deci & Ryan, 2002]. Результаты этих исследований недвусмысленно показывают, что эти условия, которые можно назвать ближайшей социальной средой человека, удовлетворяют базовые психологические потребности, способствуют автономному и эффективному поведению и создают основу для хорошего здоровья и психологического благополучия.

В третьем параграфе «Теоретико-методологические подходы к изучению отношения к здоровью в кросс-культурной перспективе» рассмотрены и проанализированы подходы, направленные на изучение мотивации, здоровья и отношения к нему в рамках психологии. Выделяется несколько альтернативных подходов к исследованию этого феномена, а также определяется основной подход (кросс-культурный), на котором строится модель нашего исследования [Триандис,1994, Хофстед и др, 1995]. Рассматривается относительно недавно сложившийся подход в зарубежной и отечественной психологии к пониманию места культуры в психологии здоровья. Культура в значительной степени влияет на состояние физического и психического здоровья популяции, продолжительность жизни, субъективное ощущение благополучия и счастья [Inglehart & Baker, 2000;

Harrison, 2000;

Inglehart & Klingeman, 2000;

Shane, 1992;

Diener & Suh, 2000;

Triandis, 1996;

Cockerham, 1999;

Гундаров, 2001].

Культура также в сильной степени определяет то, как люди видят окружающий мир, что они чувствуют по отношению к нему, и как они действуют в этом мире [D’Andrade, 1984]. Наиболее широко данные системы смыслов исследуются в форме культурных ценностей [Schwartz, 1997,2003;

Лебедева, 2000, 2001;

Лебедева, Татарко, 2007 и др.].

Проведенный теоретический анализ позволил нам рассматривать мотивацию поведения личности по отношению к своему здоровью как ключевое понятие в данном кросс-культурном исследовании.

В четвертом параграфе «Социальный капитал: определение и общие характеристики» рассмотрены и проанализированы подходы, направленные на изучение социального капитала как фактора формирования благоприятной для поддержания здоровья среды. Качество жизни напрямую зависит от уровня человеческого и социального капитала [Беккер, 1962, Назарова, 2007, Коулман, 2000, Радаев, 2002]. В развитых странах здоровье работника рассматривается как непременное условие, влияющее напрямую на производственный процесс и качество произведенной продукции. В России же неуклонно возрастает бремя экономических затрат общества на компенсационные выплаты, связанные с ухудшением здоровья работающих. Надежность социальной среды, доверие, доступ к информации в поддержке физического ресурса – здоровья индивида – факторы накопления социального капитала [Putnam, 1993, Mansky, 2000].

В данном параграфе приводятся результаты исследований, посвященных взаимосвязи социального капитала и поведения, направленного на поддержание здорового образа жизни [Патнэм, 1996, Рос, Нисбетт, 1999, Rose, 2000].

Социальный капитал влияет на различные показатели здоровья, установки и поведение в отношении к своему здоровью: люди в обществах с высоким уровнем социального капитала имеют более высокое субъективное качество жизни, более здоровы и счастливы по сравнению с обществами с низким уровнем социального капитала.

В пятом параграфе «Авторский подход к исследованию влияния мотивации личности на поведение студентов по отношению к здоровью в России и Канаде. Гипотезы исследования» раскрываются основания выбора основных переменных исследования;

выделяется два уровня анализа - индивидуальный уровень автономного поведения по отношению к сохранению и поддержанию своего здоровья и социокультурный уровень ценностей и социальных отношений (см. рис.1). Формулируются общая и частные гипотезы эмпирического кросс культурного исследования.

Рис. 1. Концептуальная схема исследования мотивации здоровье-сберегающего поведения, социокультурного контекста и поведения, связанного со здоровьем Здоровье людей – это хороший показатель того, как экономика, культура, социальные и политические факторы обеспечивают условия для гармоничной, счастливой и здоровой жизни граждан данной страны. Тем не менее, какие бы факторы ни влияли на отношение индивида к здоровью, он сам принимает решение относительно моделей поведения, связанного со здоровьем.

Горизонтальные отношения и межличностное доверие в социальной группе могут быть теми условиями, которые способствуют формированию и поддержанию автономного и зрелого поведения по отношению к здоровью.

Вторая глава «Эмпирическое исследование социокультурных различий мотивации здоровье-сберегающего поведения студентов России и Канады» состоит из 2-х параграфов - излагаются методы исследования, основные эмпирические результаты и выводы исследования.

В первом параграфе второй главы дается характеристика объекта исследования, описывается инструментарий, логика анализа эмпирических данных и методы их обработки.

Во втором параграфе «Описание результатов эмпирического исследования социокультурных различий мотивации здоровье-сберегающего поведения» приводится описание и анализ результатов математико статистической обработки данных. С помощью непараметрического критерия Колмогорова - Смирнова обнаружены межкультурные и межполовые различия мотивации и индикаторов отношения к здоровью российских и канадских студентов. В ходе анализа средних значений было выявлено, что канадцы оценивают регулярность собственного поведения, направленного на поддержание здоровья, как более высокую, чем российские, основные субъективные показатели здоровья у канадских студентов также выше, чем у российских.

Анализ достоверности разности средних значений продемонстрировал наличие социокультурных различий мотивации здоровье-сберегающего и здоровье-разрушающего поведения у россиян и канадцев.

Внутренняя мотивация здоровье-сберегающего поведения у российских студентов выше, чем у канадских. Показатели автономной мотивации здоровье сберегающего поведения выше у канадских студентов. У российских респондентов внутренняя мотивация курения выше, чем у канадских, а внутренняя мотивация употребления алкоголя ниже. Уровень внешней мотивации курения выше у россиян, в то время как внешняя мотивация занятия спортом и правильного питания выше у канадцев.

Далее представлены результаты множественного регрессионного анализа взаимосвязей показателей культурного контекста и мотивации с поведением студентов по отношению к здоровью и психологическим благополучием на канадской и российской выборках. Автономная и внутренняя мотивация здоровье-сберегающего поведения (правильного питания и занятия спортом) позитивно связаны с оценкой следования здоровому образу жизни и регулярностью здоровье-сберегающих практик, уровнем психологического благополучия и удовлетворенностью жизнью у российских и канадских студентов. Автономная и внутренняя мотивация употребления алкоголя и курения способствует регулярности здоровье-разрушающих практик у канадских и российских студентов.

В третьем параграфе «Обсуждение результатов эмпирического исследования  социокультурных различий мотивации здоровье-сберегающего поведения студентов России и Канады» обсуждаются обнаруженные межкультурные различия в представлениях личности относительно здоровья у студентов России и Канады, мотивации здоровье-сберегающего и здоровье разрушающего поведения и ее взаимосвязи с другими переменными.

Согласно данным множественного регрессионного анализа, в обеих выборках преобладают взаимосвязи мотивации поведения с позитивными установками и представлениями личности относительно здоровья, и они имеют как универсальный для изучаемых выборок характер, так и культурную специфику. Полученные данные согласуются с результатами предыдущих исследований, направленных на изучение влияния мотивации и социокультурного контекста на здоровье личности [ Cockerham, 1999, Deci, Ryan, 2002, Diener, 2000, Лебедева, Чирков, Татарко, 2007 и др.].

Культурная специфика взаимосвязей мотивации и поведения проявилась в том, что у канадцев автономная и внутренняя мотивация поддерживающего здоровье поведения (занятие спортом и правильное питание) способствуют соблюдению здорового образа жизни, регулярности здоровье-сберегающих практик (см. рис.2). Однако, внутренняя мотивация употребления алкоголя одновременно позитивно взаимосвязана как с частотой здоровье-разрушающих практик, так и с оценкой соблюдения здорового образа жизни. При этом автономная мотивация курения препятствует следованию здорового образа жизни и удовлетворенности жизнью.

Рис.2.  Эмпирическая схема взаимосвязей мотивации здоровье-сберегающего поведения, культурного контекста и поведения по отношению к здоровью по результатам множественного регрессионного анализа (канадская выборка, N=126) У. Коккерхам отмечает, что во многих западных странах формирование индивидуальной ответственности за здоровье было ведущим в области здравоохранения. От индивидов ожидалось, что они будут вести здоровый образ жизни и максимально сохранять свое здоровье [Cockerham, 1999]. Во многих посткоммунистических странах у индивидов сформировались ожидания заботы о здоровье со стороны государства, а не самих граждан, поэтому автономная мотивация заботы индивидов о своем здоровье у россиян практически отсутствует (см.рис.3).

Рис. 3. Эмпирическая схема взаимосвязей мотивации здоровье-сберегающего поведения, культурного контекста и поведения по отношению к здоровью по результатам множественного регрессионного анализа (российская выборка, N=124) У российских студентов внутренняя мотивация здоровье-сберегающего поведения, а также – автономная и внутренняя мотивация употребления алкоголя способствуют сохранению здоровья и препятствуют его разрушению, а внешняя мотивация потребления алкоголя препятствует соблюдению здорового образа жизни (см. рис.3).

Так, У. Коккерхам (1997) и Р. Райан (1995) говорят о том, что потребление алкоголя в России происходит из-за нормативных требований российского стиля жизни – частое и обильное распитие – укоренившаяся традиция культуры, а не свободный выбор. Межличностные отношения в значимой группе побуждают русских к употреблению алкоголя [Лебедева, Чирков, Татарко, 2007].

Влияние мотивации поведения, связанного со здоровьем, на показатели психологического благополучия носит амбивалентный характер. Как показали результаты исследования, внутренняя мотивация здоровье-сберегающего поведения (правильного питания) позитивно связана с психологическим благополучием канадских и российских студентов. Автономная мотивация поддерживающего здоровье поведения позитивно взаимосвязана с субъективным ощущением счастья и удовлетворенностью жизнью у канадских студентов. Взаимосвязей автономной мотивации с психологическим благополучием на российской выборке не обнаружено. Таким образом, саморегуляция поведения, нацеленного на поддержание здоровья, является результатом ответственного и самостоятельного выбора личности в пользу здоровья и улучшает показатели регулярности поведения, направленного на заботу о здоровье. Формирование автономии поведения личности является первостепенным для государства – это один из реальных способов улучшить состояние здоровья в стране и способствовать политике в области здравоохранения. Автономная мотивация поведения – важный ресурс сохранения здоровья, поскольку, в частности, в русской культуре не существует социокультурной регуляции поведения человека по отношению к здоровью, и каждый сам принимает решение – сохранять свое здоровье или разрушать его [Лебедева, Чирков, Татарко, 2007].

У канадцев культурная специфика проявилась в том, что горизонтальный индивидуализм взаимосвязан с автономной мотивацией потребления алкоголя, что отражает больший уровень индивидуального осознания канадскими студентами зависимости здоровья от поведения личности. У россиян «воспринимаемая горизонтальность» культуры способствует всем видам мотивации (внешней, автономной и внутренней) здоровье-сберегающего поведения и препятствует автономной и внутренней мотивации здоровье разрушающего поведения (курения и употребления алкоголя). Как отмечают Лебедева Н.М., Чирков В.И., Татарко А.Н., горизонтальные отношения облегчают удовлетворение базовых психологических потребностей личности в автономии и взаимосвязях с другими людьми, давая человеку ощущение своей компетентности, эффективности, способности к творчеству, включенности в отношения с другими людьми, принадлежности к большой социальной общности: нации или культуре [Лебедева, Чирков, Татарко, 2007].

Принципиально важными для понимания роли государства в области здравоохранения выступают полученные взаимосвязи социального капитала с мотивацией по отношению к здоровью. В Канаде позитивная гражданская идентичность и доверие социальным институтам способствует формированию автономной и внутренней мотивации здоровье-сберегающего поведения. В России доверие социальным институтам взаимосвязано с внутренней мотивацией занятия спортом. Пропаганда здорового образа жизни через СМИ и другие общественные организации способствует внутренней и автономной мотивации поведения, направленного на поддержание здоровья.

Полученные результаты, демонстрирующие позитивные взаимосвязи автономной и внутренней мотивации здоровье-разрушающего поведения (курения и употребления алкоголя) с ощущением счастья и удовлетворенности жизнью у студентов могут служить объяснением частоты данных видов здоровье разрушающего поведения среди студентов.

В заключении диссертационной работы подводятся основные итоги исследования, обобщаются основные результаты, говорится об опыте их использования на практике, а также формулируются выводы и намечаются перспективы дальнейших исследований. Также в заключении отмечен ряд фактов, обнаруженных в процессе эмпирического исследования, которые во многом объясняют характер влияния культуры и мотивации на показатели здоровья в России и Канаде.

Наше исследование показало, что в социальных представлениях молодых россиян на сегодняшний день отсутствует высокая значимость здоровья. Этому способствовала долго насаждаемая патерналистским государством уверенность в том, что в случае угрозы здоровью советская медицина и органы социальной защиты обязательно помогут человеку, которая в постсоветское время оказалась не соответствующей реальности, поскольку государство практически сняло с себя заботу о здоровье своих граждан.

Типичный образ жизни россиян никак нельзя назвать здоровым из-за высокого уровня потребления алкоголя, курения, несбалансированного питания и малоподвижного образа жизни. Уровень мотивации поведения личности, являющийся фактором поддержания здоровья, в современной России низкий.

Канадская модель проводимой политики в области здравоохранения построена на формировании ответственности личности за состояние и поддержание своего здоровья и предполагает сознательную активность и автономную мотивацию поведения личности по отношению к своему здоровью.

Наряду с этим, не следует сбрасывать со счетов ответственность государства и его социальных институтов за состояние здоровья своих граждан.

Мы согласны с У.Кокерхамом, что автономия не приходит сама по себе, ее приходу должна помочь социальная структура общества. Как показывают наши данные и результаты многочисленных зарубежных и российских исследований, социальный капитал (уровень и радиус доверия, национальная идентичность, удовлетворенность межличностными отношениями и др.) является одним из ведущих факторов, влияющих на отношение человека к здоровью.

Россиянам нужно захотеть жить долго и счастливо, а социальным институтам российского общества – всемерно поддержать в них это желание горизонтальными практиками принятия и поддержки, лежащим в основе формирования ответственного поведения личности по отношению к здоровью.

Перспектива дальнейшего исследования. Выявленные в ходе проведенного исследования взаимосвязи достойны дальнейшего исследования.

Мы видим два пути продолжения исследования: первое – расширение количественных рамок исследования, включая разные социальные страты населения;

дальнейшее совершенствование методического инструментария для измерения основных конструктов. Второй путь: проведение глубинного качественного интервью с людьми из обществ и стран с различным социальным капиталом для описания и исследования динамики отношений между основными переменными на индивидуальном уровне. Посредством такого качественного анализа мы можем раскрыть индивидуальные смыслы и личный опыт людей, касающиеся культуры, социального капитала и мотивации к сохранению здоровья.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИССЛЕДОВАНИЯ Исследование подтвердило теоретическую гипотезу о том, что существуют социокультурные различия мотивации личности с поведением студентов по отношению к своему здоровью.

1. Выявлены социокультурные различия видов мотивации здоровье сберегающего и здоровье-разрушающего поведения: внутренняя мотивация занятия спортом и правильного питания у русских выше, чем у канадцев, у канадцев выше автономная и внешняя мотивация.

Внутренняя мотивация курения у русских значимо выше, чем у канадцев, а внутренняя мотивация употребления алкоголя значимо выше у канадских респондентов. Внешняя и автономная мотивация здоровье разрушающего поведения (курение, употребление алкоголя) выше у респондентов российской выборки.

2. Мотивация личности взаимосвязана с поведением студентов по отношению к своему здоровью, и эти связи являются как универсальными, так и культурно специфичными: в Канаде автономная и внутренняя мотивация здоровье-сберегающего поведения (правильного питания и занятия спортом), а в России – внешняя и внутренняя мотивация связаны с позитивными установками личности по отношению к здоровью и регулярностью здоровье-сберегающих практик.

3. Мотивация курения и употребления алкоголя связаны с частотой здоровье-разрушающих практик. У российских студентов автономная и внутренняя мотивация здоровье-разрушающего поведения (курения и потребления алкоголя) способствуют сохранению здоровья и препятствуют его разрушению. У канадцев автономная и внутренняя мотивация курения и употребления алкоголя позитивно взаимосвязаны с частотой здоровье-разрушающих практик.

4. Внутренняя мотивация употребления алкоголя у россиян негативно связана с удовлетворенностью жизнью, а у канадцев – позитивно связана с удовлетворенностью жизнью и субъективным ощущением счастья.

5. Социокультурные характеристики влияют на мотивацию поведения личности по отношению к здоровью. Воспринимаемая «горизонтальность» культуры (горизонтальный индивидуализм, горизонтальный коллективизм) взаимосвязана с позитивными установками и представлениями личности относительно здоровья, мотивацией и регулярностью здоровье-сберегающего поведения, а также психологическим благополучием личности у студентов России и Канады.

6. Связи характеристик культуры с представлениями и мотивацией поведения по отношению к здоровью имеют культурную специфику.

7. У канадских студентов воспринимаемая «горизонтальность» культуры (горизонтальный индивидуализм, горизонтальный коллективизм) позитивно взаимосвязана с соблюдением здорового образа жизни и регулярностью здоровье-сберегающих практик, автономной мотивацией потребления алкоголя, (что является показателем осознания зависимости здоровья от поведения личности), психологическим благополучием, ощущением счастья и удовлетворенностью жизнью.

8. У российских студентов «горизонтальность» культуры способствует разным видам мотивации (внешней и внутренней) здоровье сберегающего поведения, препятствует автономной и внутренней мотивации здоровье-разрушающего поведения (курения и употребления алкоголя), способствует регулярности здоровье-сберегающего поведения, психологическому благополучию, удовлетворенности жизнью и ощущению счастья.

9. Культурную специфику России отражает амбивалентная связь вертикального коллективизма с внешней мотивацией как здоровье сберегающего поведения (правильного питания), так и здоровье разрушающего (потребление алкоголя). У российских студентов «вертикальность» культуры способствуют соблюдению здорового образа жизни и удовлетворенности жизнью, и препятствует здоровье разрушающему поведению. Это означает, что в русской культуре позитивную и взаимодополняющую роль могут играть как горизонтальность культуры (способствуя поддержанию здоровья) так и вертикальность культуры (препятствуя его разрушению).

10. Показатели социального капитала взаимосвязаны с позитивными установками и представлениями личности относительно здоровья, мотивацией, регулярностью здоровье-сберегающего поведения и психологическим благополучием личности. Позитивная идентичность и доверие социальным институтам способствует формированию автономной и внутренней мотивации здоровье-сберегающего поведения в Канаде. В России доверие социальным института взаимосвязано с внутренней мотивацией занятия спортом.

11. Выявлена культурная специфика связей показателей социального капитала с мотивацией потребления алкоголя: у русских студентов доверие друзьям позитивно взаимосвязано с внутренней мотивацией употребления алкоголя, а у канадских студентов – доверие семье.

Результаты данного исследования, демонстрирующие позитивные взаимосвязи культуры и социального капитала с автономной и внутренней мотивацией здоровье-сберегающего поведения свидетельствуют о необходимости создания условий для формирования автономного поведения личности по отношению к здоровью посредством увеличения уровня включенности социальных институтов общества в формирование установки на здоровый образ жизни и профилактику здоровье-разрушающего поведения у российской молодежи.

Список публикаций по теме диссертации (общий объем 1,7 п.л.):

Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Осипова Е.В. Влияние культуры на отношение студентов к своему здоровью в России и Канаде // Вестник университета (Государственный университет управления). Москва, 2009. № 24. С. 81 – 83 (0,2 п.л.).

Другие работы, опубликованные автором по теме диссертации:

2. Осипова Е.В. Роль культуры в отношении к здоровью российских студентов// Сборник докладов 4 Межвузовской конференции молодых ученых по результатам исследований в области психологии, педагогики, социокультурной антропологии. Москва, 2009. С. 67 – 71 (0,3 п.л.).

3. Осипова Е.В. Исследование культурных особенностей русских и канадских студентов по отношению к своему здоровью // Проблемы индивидуальности в современной психологии. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 19 ноября 2009г. Владивосток, 2009. С. 165 169 (0, 2 п.л.).

4. Осипова Е.В. Взаимосвязь характеристик культуры с установками относительно здоровья на примере российских студентов // Актуальные проблемы этнопсихологии. Материалы 6 межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Москва. РУДН. 2010. С. 138 – (0,2 п.л.).

5. Лебедева Н.М., Осипова Е.В. Взаимосвязь социокультурного контекста и мотивации личности с поведением и установками студентов по отношению к своему здоровью // Альманах современной науки и образования. Тамбов.

Грамота. 2011. №5 (48): Педагогика, психология, социология и методика их преподавания. (1,2 п.л., авт. вклад 0,8 п.л.).

Лицензия ЛР № 020832 от 15 октября 1993 г.

Подписано в печать « » 20г. Формат 60х84/ Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. Печ. Л 1, Тираж 100 экз. Заказ № Типография издательства НИУ ВШЭ 125319, г. Москва, Кочновский пр-д, д.

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.