авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Психологические механизмы понимания и создания метафоры

На правах рукописи

Аванесян Марина Олеговна ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПОНИМАНИЯ И СОЗДАНИЯ МЕТАФОРЫ 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург – 2013

Работа выполнена на кафедре общей психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант: кандидат психологических наук, доцент Осорина Мария Владимировна, доцент кафедры общей психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Логинова Наталья Анатольевна, профессор кафедры психологии развития и дифференциальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета кандидат психологических наук, доцент Яковлева Ирина Васильевна, доцент, заведующая кафедрой общей и дифференциальной психологии Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы

Ведущая организация: Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет им.

А.И.Герцена»

Защита состоится « » _ 2013 г. в _ часов на заседании совета Д 212.232.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук на базе Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, наб. Макарова, дом 6, факультет психологии, ауд. 227.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. М. Горького при Санкт Петербургском государственном университете по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9.

Автореферат разослан « » _ 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Е.С. Старченкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблема понимания является одной из ключевых для психологии мышления, однако, психологические механизмы понимания до сих пор остаются «трагически невидимыми». В качестве модели для изучения психических событий, разворачивающихся в ментальном поле реципиента в процессе конструирования им смысла, были выбраны вербальные и рисованные метафоры.

Мы исходим из того, что метафора как логический конструкт является бинарным текстом, состоящим из двух структурных элементов – основного и вспомогательного понятия. Становясь объектом понимания, такой текст превращается в психический конструкт, создаваемый в пространстве индивидуальной психики субъекта.

Специфика любой метафоры состоит в неочевидности логики связи основного и вспомогательного понятий. Поэтому для понимания смысла, заложенного в метафору ее автором, реципиент должен совершить большой объем самостоятельной когнитивной работы, которая и представляла для нас особый интерес. Основное понятие метафоры обычно является более обобщенным, а вспомогательное понятие – более предметно-образным. Благодаря этому метафора как модель для исследования процессов понимания и передачи смысла позволяет проанализировать специфику построения и трансформации связанных с ним образно-ментальных репрезентаций.

Научная новизна исследования Опровергнуто положение когнитивных лингвистов о «пассивности» 1.

основного понятия метафоры и «активности» вспомогательного понятия, свойства которого проецируются на основное понятие (Лакофф, Джонсон, 1980/2004;

Grady, 1998;

Oakley & Coulson, 1999;

обзор Скребцова, 2011). Эмпирически доказано, что конструирование смысла метафоры – результат взаимного влияния ментальных разверток основного и вспомогательного понятий.

Впервые процессы создания и понимания метафоры рассмотрены во 2.

взаимосвязи. Мы исходили из того, что метафора имеет три фазы существования. На первой фазе – фазе создания метафоры – она возникает как психический конструкт, создаваемый в ментальном пространстве автора и являющийся носителем смысла.

На второй фазе – фазе трансляции метафоры – она объективирована в знаковой форме в виде текста. На третьей фазе – фазе понимания метафоры – она воссоздается в ментальном пространстве реципиента в виде субъективной смысловой реконструкции метафорического текста.

Разработаны оригинальные способы психологического изучения 3.

понимания и создания метафор, позволяющие исследовать особенности образной развертки понятий метафоры.

Впервые показано влияние таких характеристик когнитивной сферы, как 4.

ассоциативная продуктивность, поленезависимость, образная и вербальная креативность, на успешность вычленения существенных смысловых аспектов метафор в процессе их понимания, а также на самостоятельное создание метафор.

Впервые выделены и описаны уровни понимания метафор. Предложены 5.

основания для содержательной оценки самостоятельно созданных метафор в виде критериев эмоционально-образной и когнитивной точности.

Показаны различия в процессах понимания вербальных и рисованных 6.

метафор.

Практическая значимость работы. Разработан психологический инструментарий для исследования процессов понимания и создания метафор, который можно использовать также для диагностических целей.

Выявлена специфика понимания рисованных метафор, которая определяет эффективность их применения в педагогической практике, рекламе, политической агитации. Показано, что самостоятельное создание метафоры можно использовать как педагогический прием для проверки уровня понимания усвоенных знаний.



Цель исследования заключается в изучении психологических механизмов процесса конструирования смысла на примере создания и понимания метафоры.

Объект исследования: процессы понимания и создания метафоры.

Предмет исследования: психологические механизмы, обеспечивающие конструирование смысла в процессе понимания и создания метафоры.

Задачи исследования 1. Выявить особенности метафоры как продукта психической деятельности реципиента и описать ее базовую структуру как психического конструкта.

2. Разработать и апробировать методы для исследования метафоры как психического конструкта.

3. Выявить специфику интеллектуальных действий, обеспечивающих ментальную развертку содержания понятий метафоры, и исследовать их связь с такими характеристиками интеллектуальной сферы как когнитивный стиль, ассоциативная продуктивность, а также с беглость, гибкость и оригинальность мышления.

4. Сравнить особенности понимания словесных и рисованных метафор.

5. Исследовать соотношение между процессами понимания чужих метафор и создания собственных метафор.

В исследовании проверялись следующие гипотезы.

1) Понимание метафоры определяется активным взаимовлиянием ее основного и вспомогательного понятий.

2) Способность реципиента дифференцировать существенные аспекты смысла метафоры связана с его успешностью в актуализации ассоциативного материала, относящегося к данной метафоре.

3) Способность реципиента дифференцировать существенные аспекты смысла метафоры связана с его способностью к когнитивной обработке сложных образных структур.

4) Каждое метафорическое высказывание обладает специфическим эмоционально-чувственным профилем, который будет сходно определяться разными испытуемыми.

5) Создание метафор детерминировано особенностями вербальной и образной креативности их автора, проявляющимися в таких характеристиках мышления как оригинальность, беглость и гибкость.

Теоретико-методологические основания исследования В теоретическом плане мы опирались на единую теорию психических процессов Л.М.Веккера и его концепцию «двуязычности мышления» (Веккер, 2000), согласно которой понимание является результатом полного взаимообратимого перевода с вербального языка на образный и наоборот;

на исследования М.В.Осориной о роли образных структур на разных уровнях мыслительной деятельности (Осорина, 1976, 2008);

исследования М.А.Холодной о структуре концептов (Холодная, 1983, 2002);

работы Д.Н.Завалишиной, посвященные практическому мышлению и его особенностям (Завалишина, 2005), теорию ментальных пространств G. Fauconnier и M.Turner (Fauconnier & Turner, 1994);

концептуальную теорию метафоры Дж.Лакоффа и М.Джонсона (1980, 2004);

на теорию структурированного проецирования D.Gentner (1997) и представления М. Johnson (1990) о роли двигательно-кинестетического опыта и кинестетических схем в мыслительной деятельности.

Методы исследования Дизайн исследования основан на сочетании феноменологического и экспериментального подходов. Были использованы такие качественные методы, как:

1) глубинное полуструктурированное интервью, 2) постэкспериментальное интервью, 3) метод пиктограмм, 4) анкетирование. Также были специально созданы оригинальные методы для исследования процессов понимания и создания метафоры: 1) «Понимание метафор», 2) «Создание метафор», 3) «Понимание пар метафор с одинаковым вспомогательным понятием» и 4) «Понимание рисованных и словесных пар метафор». Для исследования эмоционально-чувственного компонента смысла метафоры использовался метод семантического дифференциала.

Для замеров устойчивых характеристик когнитивной сферы реципиентов применялись тестовые методики: 1) АКТ-70: разновидность методики «Включенные фигуры», 2) методика диагностики невербальной креативности (субтест «Завершение картинок» теста Э.П.Торренса), 3) методика диагностики вербальной креативности «Словесная ассоциация» (субтест теста Э.П.Торренса в модификации Е.Е.Туник), 4) тест «Отдаленные ассоциации» С.Медника.

Достоверность и надежность обработки полученных эмпирических данных обеспечивалась двумя способами: экспертными процедурами и методами математической обработки. Качественный анализ письменных и графических ответов испытуемых осуществлялся с помощью техники категоризации и методов экспертной оценки. Затем полученные результаты статистически обрабатывались.

Для этого были использованы методы факторного анализа, дискриминантного анализа, а также t-критерий Стьюдента для независимых выборок и Пирсона.

Основные положения, выносимые на защиту Оба структурных элемента метафоры – основное и вспомогательное 1.

понятия – активно влияют на процесс конструирования ее смысла. Ментальная репрезентация основного понятия метафоры создает активный контекст, направляющий содержательную развертку вспомогательного понятия:

актуализацию перцептивных эталонов и субъективный выбор реципиентом уровня обобщенности, на котором будет происходить образная развертка вспомогательного понятия. Ментальная репрезентация вспомогательного понятия обусловливает выбор тех содержательных аспектов основного понятия, которые существенны для реконструкции смысла метафоры.





Психологическими механизмами понимания и создания метафоры 2.

являются процессы развертки образных репрезентаций обоих понятий метафоры и ментальные преобразования, совершаемые с ними в процессе конструирования смысла метафоры.

Субъективная значимость одного из двух понятий метафоры 3.

детерминирует выбор реципиентом того понятия, которое будет в большей степени направлять конструирование смысла метафоры.

Активность в порождении ассоциаций является индикатором 4.

успешности реципиента как при поиске смысловых аспектов стимульной метафоры, так и в процессе создания собственных метафор. Когнитивный стиль «поленезависимость» как индивидуальная особенность когнитивной сферы личности оказывает влияние на успешность понимания и создания метафор.

Апробация результатов исследования По теме диссертации работы были опубликованы тезисы и сделаны доклады на следующих конференциях: на международных межвузовских научно практических конференциях молодых ученых «Психология XXI века» (Санкт Петербург, 2008, 2010), научно-практических конференциях «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, 2010, 2011, 2012), международной научно-практической конференции «Современная реальность и жизненный путь человека:

психологические аспекты» (Тула, 2012), XX международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2013» (Москва, 2013).

Содержание работы отражено в 10 публикациях автора, в том числе в статьях в журналах, рекомендованных ВАК. Работа обсуждалась на заседании кафедры общей психологии факультета психологии СПбГУ (20.09.2012 г.).

Структура работы Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, выводов, заключения, списка литературы, 4 приложений, общий объем составляет страницы. Основное содержание диссертации изложено на 202 страницах. Текст содержит 14 таблиц и 55 рисунков. Список литературы составляет наименования, из них 31 на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируется цель, основные гипотезы и задачи исследования, определяются объект и предмет исследования, описываются используемые в работе методы сбора и обработки данных, обосновывается достоверность полученных результатов, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, представляются положения, выносимые на защиту, и описывается общая структура работы.

Глава I «Проблема понимания и современная теория метафоры» содержит 6 параграфов.

В §1 «Понимание как психологический феномен» отмечается, что любое понимание – это превращение чужого содержания в «свое», перевод его на язык собственного ментального опыта, безусловно соотносимого с фиксированной логико-понятийной системой координат, но не определяемого только ею (Телия, 1988;

Холодная, 2002;

Лакофф, Джонсон, 2004). Обсуждаются возможности исследования событий, разворачивающихся во «внутреннем плане» носителя психики, где происходит мысленное конструирование смысла в живой ситуации думания (английские аналоги: on-line processing, on the spot, here-and-now, ad hoc).

В §2 «Структура метафоры, ее компоненты и свойства» анализируются функциональные компоненты метафорического суждения. В англоязычной литературе их обычно называют «TOPIC» и «COMMENT» («тема», «комментарий»). Данная бинарная структура легла в основу большинства теорий метафоры (Richards, 1936, Harris al., 1980, Malgady, 1977, Paivio, 1979, Ortony, 1979, Black, 1979, Gardner and Winner, 1978, Ricoeur, 1978, Searle, 1979, Lakoff, Johnson, 1980, Turner, Fauconnier, 1995, Marjanovic, 2003 и др.).

Помимо основного и вспомогательного понятий (а именно так мы будем называть элементы бинарной структуры метафоры), существует основание метафоры, под которым имеют в виду общие характеристики этих понятий.

Основание метафоры в нашей работе мы называем смысловым инвариантом («гипотеза инвариантности» Лакоффа, Джонсона, 2004;

«структурная эквивалентность» Гордона, 1993). В качестве базовых свойств метафоры описаны:

асимметричность (прототипичность и репрезентативность (Tversky, 1977;

Ortony, 1979;

Glucksberg, 2001;

Gardner, 1993;

Gentner, 1997;

Лакофф, Джонсон, 2004));

семантическая отдаленность (Арутюнова, 1990;

Торонго, Штернберг, 1981);

нарушение сложившейся понятийной структуры основного понятия («категориальный сдвиг» (Арутюнова, 1990), «семантическая аномалия» (Маккормак 1990;

Hormann, 1971). Исследователи до сих пор продолжают развивать положения теории концептуальной метафоры об однонаправленности переноса характеристик от вспомогательного понятия к основному (Gardner, 1993;

Gentner, 1997;

Лакофф, Джонсон, 2004). Однако в последнее время приводятся доводы в пользу того, что этот взгляд необходимо пересмотреть (Будаев, 1999;

Bardner, 2003, Ortony, Glucksberg, 2003).

На основе теоретической концепции Л.М.Веккера (2000) выдвигается предположение, что «нарушение» границ предметного и понятийного мира, присутствующее в любой метафоре, является способом поставить перед реципиентом когнитивную задачу. Решая ее, он должен совладать с появлением новых степеней образной свободы, создаваемых вспомогательным понятием.

Способность самостоятельно найти когнитивный инвариант метафоры является показателем интеллектуальных возможностей реципиента.

В §3 «Опыт осмысления метафоры в системе психологических категорий» содержит описание метафоры как продукта понятийного, символического, креативного и метафорического мышления. Рассматривается процесс взаимодействия автора метафоры и ее реципиента посредством текста метафоры (Серль, 1990;

Ричардс, 1990;

Harries, 1994;

Swanson, 1994).

В §4 «Концептуальная теория метафоры vs теория ментальных пространств» с психологической позиции анализируются две наиболее авторитетные и известные теории метафоры: 1) Дж.Лакоффа и М.Джонсона, 1980/2004 и 2) G.Fauconnier и M.Turner, 1985/2002. Показано, что, несмотря на использование терминов «проецирование» (mapping) и «ментальное пространство», эти ученые не учитывают особенности субъективной образной развертки понятий метафоры в процессе конструирования ее смысла.

В §5 «Создание метафоры как возможный ключ к пониманию ее психологической природы» выдвигается предположение, что в процессе создания метафоры именно ее смысловой инвариант (основная идея, для выражения которой создается метафора), направляет поиск автором того вспомогательного понятия, которое наиболее ярко выявит аспекты основного понятия, важные для автора. В отличие от модели Лакоффа–Джонсона мы полагаем, что основное понятие метафоры является не только конечным, но начальным и направляющим пунктом мыслительной работы.

В §6 подведены теоретические итоги первой главы.

Глава II «Роль образных структур в процессе понимании метафоры» состоит из 6 разделов.

В §1 «Пространственные и лингвистические универсалии» посвящен предельным структурам двух «языков» психики (Лакофф, Джонсон, 2004;

Вежбицкая, 2001) и описанию характерных особенностей образного и вербального языков, прежде всего симультанности образного и сукцессивности вербального (Веккер, 2000;

Paivio, 2001;

Ричардсон, 2003).

В §2 «Образ и метафора» и §3 «Роль буквального значения в понимании метафоры» освещается проблема роли ментальных образных структур, которая в настоящее время является одной из самых интересных и спорных областей теории метафоры (Серль, 1990;

Blasko&Connine, 1993;

Glucksberg, 2001;

Ortony, 1997;

Carston, 2010).

В §4 «Телесный опыт как основа концептуализации» показано значение двигательного опыта как базиса для создания концептуальных обобщений разного порядка. Описываются наиболее ранние типы метафор – инактивные, которые опираются на обобщения, основанные на двигательном опыте ребенка (Winner, 1979).

В §5 содержится «Case-study», в котором на примере реального события показано, как в мышлении человека формируются метафоры, обобщающие его жизненные ситуации. В §6 подводятся теоретические итоги.

В главе III обосновывается выбор методик исследования, описываются сами методики, процедуры и участники исследования.

Представленное в работе исследование состояло из пяти этапов:

1-го этапа, посвященного исследованию фазовой динамики понимания метафоры, а именно, влиянию основного понятия на процесс образной развертки вспомогательного понятия метафоры;

2-го этапа, посвященного исследованию гипотезы «первовидения», т.е. роли эмоционально-чувственного образа содержания метафоры как основы ее понимания;

3-го этапа, посвященного исследованию роли конкретно-образного материала в понимании метафоры путем изучения влияния языковой формы представления метафоры (словесной и рисованной) на ее понимание;

4-го этапа, посвященного исследованию того, являются ли определенные когнитивные характеристики человека (поленезависимость, ассоциативная беглость, оригинальность, гибкость мышления) предикторами успешности понимания и создания метафор;

5-го этапа, посвященного исследованию самостоятельного создания метафоры на основе развернутого стимульного текста и изучению связи между качеством созданной метафоры и креативностью ее автора.

Таблица 2. Перечень использованных методов и их параметров Методики Полученные показатели Кол-во участ-в - степень обобщенности полученного графического 31 чел.

Этап 1) Метод «Понимание пар образа (выделено 6 уровней);

метафор с одинаковым - особенности репрезентации и сочетания элементов вспомогательным понятием». основного и вспомогательного понятия в графическом отображении обобщенного смысла метафоры.

- уровень понимания смысла высказывания (0-1-2);

55 чел.

Этап 2) Метод «Определение - способность объяснить переход от конкретно значения устойчивой образного плана к обобщенному смыслу метафоры атрибутивной метафоры». (0-1-2).

3) Метод семантического - профиль каждой метафоры по 25 шкалам СД.

дифференциала.

56 чел.

Этап 4) Метод «Понимание - категории понимания (по каждой метафоре) и рисованных и словесных пар частота встречаемости категорий в исследуемой метафор». выборке.

По каждой метафоре рассчитывалось: 37 чел.

Этап 5) Метод «Понимание метафор». - количество ассоциаций;

- количество смысловых аспектов, 1) соответствующих базовому смыслу метафоры;

2) - количество проективно-личностных смысловых 3) аспектов, не соответствующих базовому смыслу метафоры.

4) Метод «Создание метафор». - количество самостоятельно созданных метафор;

6) - синонимичные высказывания неметафорического содержания;

- прочие высказывания (стереотипы);

- неточные высказывания.

7) Тест АКТ-70: разновидность - количество ошибок;

методики «Включенные фигуры». - индекс ПНЗ (поленезависимости);

8) Методика «Словесная - время выполнения задания.

ассоциация» Э.П.Торренса (в - беглость мышления;

модификации Е.Е.Туник). - гибкость мышления;

- оригинальность мышления;

9) Глубинное - общий балл.

полуструктурированное интервью. Показатели: индивидуальные и общие закономерности формирования ментальных репрезентаций, операции с ментальными репрезентациями Каждая метафора оценивалась по 5 шкалам: 38 чел.

Этап 10) Метод «Создание метафор». легкость понимания, яркость возникающих образов, метафорическая добротность, оригинальность, точность передачи содержания.

11) Тест «Отдаленных Показатели образной и вербальной креативности:

ассоциаций» С.Медника. беглость, гибкость, оригинальность.

12) Субтест «Завершение картинок» теста Э.П.Торренса).

В совокупности в исследовании принимало участие 217 человек, возраст большинства участников 18-23 года, студенты или лица, получившие высшее образование.

В главе «Результаты исследования» обсуждаются полученные IV результаты.

1 этап: в основу исследования была положена гипотеза о том, что основное понятие метафоры не «пассивно», как это традиционно считается. Принято думать, что в построении смысла метафоры активно только ее вспомогательное понятие, характеристики которого проецируются на основное (Tversky, 1977;

Ortony, 1979;

Арутюнова, 1990;

Торонго, Штернберг, 1981;

Glucksberg, 2001;

Gardner, 1993;

Gentner, 1997;

Лакофф, Джонсон, 2004). Мы полагаем, что основное понятие активно влияет на особенности образной развертки вспомогательного понятия.

Поэтому ментальные репрезентации одного и того же вспомогательного понятия при включении его в метафоры, обладающие разными основными понятиями, также будут различны. Респондентам было предложено графически отобразить в виде писктограммы обобщенный смысл каждой из 5 простых парных метафор, которые подавались в случайном порядке («знания – багаж» и «годы – багаж», «мечта – птица» и «самолет – птица», «жизнь – лабиринт» и «проблема – лабиринт», «адвокат – змея» и «дорога – змея», «время – стрела» и «взгляд – стрела»).

Использование графического метода позволило в косвенной форме объективировать: а) особенности ментальных образов (структура, полнота, уровень обобщенности);

б) особенности пространственных трансформаций и взаимодействия ментальных образов при создании нового метафорического смысла;

в) способы, при помощи которых в пространственной форме происходит фиксация выявленных реципиентом смысловых связей и отношений.

Анализ пиктограмм показал, что вспомогательное понятие в большинстве случаев было активно и действительно становилось основой графической репрезентации обобщенного смысла метафоры. Однако включение одного и того же вспомогательного понятия в метафорические структуры с различающимися основными понятиями приводило к актуализации разных наборов признаков вспомогательного. Вспомогательное понятие проявляется по-разному в зависимости от контекста, создаваемого основным понятием. Этот вывод привносит новые факты, дополняющие общепринятые концепции метафоры, согласно которым за каждым понятием культурно закреплен довольно жестко фиксированный набор признаков. Нами описано три вида влияния основного понятия на вспомогательное.

Основное понятие определяет уровень обобщенности и содержательные 1) характеристики ментальной развертки вспомогательного понятия. Например, наиболее типичная особенность «стрелы времени» в пиктограммах – ее направленность в бесконечность и отсутствие источника ее движения (Рис. 1), а «стрела взгляда» во всех рисунках имеет источник (принадлежит человеку) и в 45,8% имеет цель (объект) (Рис. 2).

Рис.2. «Взгляд – стрела» Рис. 1. «Время – стрела» Основное понятие метафоры предопределяет отбор значимых для 2) реципиента образных прототипов вспомогательного понятия и их эмоциональную окраску. Например, птицы, включенные в структуру образной развертки метафор «мечта – птица» и «самолет – птица», значительно отличаются (Рис. 3 и Рис. 4).

3) Объем тезауруса реципиента, связанный с основным понятием, влияет на уровень понимания метафоры. Вспомогательное понятие позволяет выявить существенные аспекты основного понятия только в том случае, если информационные характеристики основного понятия исходно представлены в опыте реципиента достаточно полно и дифференцировано. Таким образом «информационная сила» и проработанность основного понятия воздействует на то, какие его аспекты сможет проявить вспомогательное понятие.

Целью 2-го этапа была проверка приложимости гипотезы «первовидения» (Артемьева, 2007) к процессам понимания метафоры. Если эта гипотеза верна, то Рис. 4. «Мечта – птица» Рис. 3. «Самолет – птица» обнаружится тенденция к совпадению эмоционально-чувственных образов базового содержания метафоры у разных реципиентов.

Проведенная с помощью факторного анализа обработка профилей метафор (шкалы СД) показала, что гипотеза первовидения не подтвердилась: эмоционально чувственный образ базового содержания метафоры субъективно специфичен у каждого реципиента (даже при делении реципиентов на 3 группы в соответствии с их уровнем понимания метафоры).

В процессе дальнейшего исследования задача реципиентов была изменена и состояла в том, чтобы оценить только представление об основном понятии метафоры («каменное сердце» и «архитектура – застывшая музыка»). Выявлено, что метафора «каменное сердце» имеет у разных людей сходный эмоционально чувственный профиль, в то время как разброс результатов при работе с более сложной метафорой «архитектура – застывшая музыка» резко увеличился.

Дискриминантный анализ показал, что в зависимости от степени «активности» каждого из составляющих метафору понятий («архитектура» или «музыка»), могут быть выделены три типа профилей. Это связано с тем, что в процессе понимания метафоры реципиент выбирает «точку сборки» смысла в зависимости от того, какое понятие он предпочитает в качестве доминирующего, также возможно смешение (blending) компонентов обоих понятий.

Целью 3-го этапа исследования было сравнительное изучение того, как язык метафорического текста (словесный/иконический) влияет на его понимание. Для этого были подобраны пары словесных и рисованных метафор в общем эквивалентных по своему содержанию. Предполагалось, что метафоры, выраженные в словесной форме, дают реципиенту большую степень «образной свободы», т.к.

реципиент самостоятельно актуализирует содержание метафоры на языке собственных ментальных образов. И наоборот, рисованные метафоры исходно «навязывают» реципиенту образную интерпретацию, сделанную художником. Двум группам испытуемых (по 23 чел.) предъявлялись три пары словесных и рисованных метафор («Нырнуть в книгу», «Чтение – это дорога», «Чтение – это полет»).

Показано, что в процессе понимания словесной метафоры реципиенты актуализируют собственный образный материал настолько экономно (схематично и фрагментарно), насколько им необходимы образные опоры для конструирования смысла метафоры.

Выяснилось, что работа реципиентов с рисованными метафорами детерминирована теми развернутыми образными интерпретациями, которые уже сделал художник. Поэтому они были склонны активно реагировать на несущественные для понимания базового смысла метафоры изобразительные детали, привнесенные художником, и пытались их использовать в своих интерпретациях смысла метафоры. Это приводило, с одной стороны, к увеличению количества уникальных смысловых категорий, представленных в их ответах, а, с другой стороны, к увеличению отдаленных и несущественных для понимания базового смысла метафоры ассоциаций.

Целью 4-го этапа было исследование связи между характеристиками когнитивной сферы человека (поленезависимостью, ассоциативной продуктивностью, беглостью, гибкостью, оригинальностью мышления) и успешностью понимания и самостоятельного создания метафор.

Для оценки успешности понимания и создания метафор специально были созданы методы «Понимание метафор» и «Создание метафор» 1. Когнитивный стиль «полезависимость» измерялся при помощи теста АКТ-70, вербальная креативность – тестом «Словесная ассоциация» (субтест теста Э.П.Торренса). При использовании Пирсона были выявлены следующие взаимосвязи.

Общее количество ассоциаций (безотносительно к их содержанию), 1) порождаемых реципиентом в ответ на стимульную метафору, является индикатором его активности в поиске смысловых аспектов этой метафоры (r=0,5, р0,01), а также положительно связано с количеством созданных им метафор(r=0,51, р0,01).

Количество оригинальных смысловых аспектов, которые реципиент 2) находит в стимульной метафоре, положительно связано с количеством самостоятельно созданных им метафор (r=0,56, р0,01). Этот результат говорит о том, что определенные особенности процесса понимания и процесса создания метафор базируются на такой общей когнитивной способности, как умение вычленять новые аспекты в двух сопоставляемых понятиях и устанавливать между ними неожиданные и продуктивные связи, неочевидные для других реципиентов.

Метод «Понимание метафор» включал набор из 10 метафор, по каждой из них фиксировалось количество идей, которые выделял реципиент. Ответы оценивались по категориям: а) ответы, совпадающие с базовыми аспектами смысла метафоры, выделенными экспертами);

б) оригинальные идеи, соответствующие дополнительным аспектам смысла метафоры;

в) личностные проекции, не соответствующие базовому смыслу метафоры. «Создание метафор» включало набор из 5 стимульных высказываний (напр., «очень маленькая комната»). Оценивалось: а) количество созданных оригинальных метафор;

б) количество синонимичных, но неметафорических ответов;

в) неточные метафоры, не отражающие содержание стимульного высказывания.

0,37 Количество Индекс смысловых Оригинальные Поленезави- аспектов смысловые аспекты 0, симости. метафоры АКТ-70 «Понимание Основные метафор» 0,42 смысловые 0, аспекты 0, 0, Ассоц-и к Проективно метафоре личностные аспекты «Понимание Оригинальные метафор» метафоры 0,51 0, Всего ответов Прочие Ошибки «Создание ответы 0, метафоры» АКТ- Синонимы p0, 0, p0, Рис.5. Граф корреляционных связей по результатам 4-го этапа исследования.

Количество порожденных реципиентом проективно-личностных 3) ответов, не входящих в основное содержание (когнитивный инвариант) метафоры, связано с: а) количеством синонимичных, но неметафоричных ответов («Создание метафор») (r=0,5, р0,01), б) ошибками реципиента в тесте на поленезависимость (r=0,4, р0,01). Все три показателя являются индикаторами специфической небрежности в интеллектуальной работе. Также реципиенты, имеющие тенденцию выдавать свои личностные проекции за содержание стимульной метафоры, выделяют меньше категорий в описании объекта (субтест «Словесная ассоциация) (r= - 0,4, p0,05). Они не склонны выделять содержательные аспекты объекта мысли, заменяя когнитивную работу, которая должна соответствовать задаче, более простой – созданием субъективной продукции, проецируемой на объект.

Количество найденных реципиентом смысловых аспектов метафоры 4) («Понимание метафор») и количество самостоятельно созданных им метафор («Создание метафор») положительно связаны с индексом поленезависимости (r=0,36 и r=0,37, при р0,01). Эту связь можно объяснить тем, что в обоих случаях требуется умение работать со сложными образными структурами, вычленяя в них значимое содержание.

5-й этап посвящен изучению процесса самостоятельного создания метафоры на основе развернутого словесного стимульного текста. Нашей целью было исследовать, как человек подбирает вспомогательное понятие для выражения заданного содержания (процессуальный аспект) и какие особенности дивергентного мышления на это влияют. Обнаружение связи между этой способностью и параметрами дивергентного мышления доказало бы возможность использования задание «Создание метафор» как возможной процедуры диагностики креативности.

Стимульным материалом задания «Создание метафоры» были 4 словесных определения психических явлений, взятых из психологического словаря.

Реципиентов просили сначала прочитать словарную статью (напр., «фобия»), затем передать прочитанное содержание в виде метафоры, а потом самостоятельно дать краткое письменное определение понятия, которому посвящена метафора («фобия – это …»). Каждая созданная реципиентами метафора оценивалась 3 экспертами по шкалам: легкость интерпретации, яркость возникающих образов, метафорическая добротность, оригинальность, точность передачи смысла. Процедура оценивания качества метафор проводилась группой экспертов, которые осуществляли их ранжирование (subjective ratings of creativity) (Silvia, 2012).

Факторный анализ данных позволил сделать следующие выводы.

1) На успешность создания метафоры на основе заданного словесного текста не влияют вербальная и невербальная креативность, измеренные с помощью использованных тестов. Возможно разброс в индивидуальных результатах связан со сложностью стимульных текстов: реципиент мог быть успешным в создании одной метафоры и неуспешным в создании другой.

2) Метафоры, созданные реципиентами, воспринимаются экспертами как целостные конструкты, в которых нераздельно связаны такие характеристики метафор как яркость, оригинальность метафор, понятность, метафорическая добротность и точность передачи смысла.

3) Дефекты понимания стимульных текстов, на основе которых реципиенты самостоятельно создавали метафоры, проявились более отчетливо в содержании созданных реципиентами метафор, а не в данных реципиентами письменных определениях понятий. Таким образом, созданная метафора может являться диагностическим материалом, выявляющим недостатки понимания, присутствующие у человека, несмотря на наличие формально правильного словесного знания.

Качественный анализ самостоятельно созданных реципиентами метафор позволил описать основные некоторые аспекты механизма их создания:

построение основного смысла будущей метафоры на двигательно кинестетическом уровне в виде фиксации обобщенных двигательных схем (напр., «нечто увеличивается», «нечто искажается» и т.д.);

наполнение обобщенной когнитивной схемы конкретно-образным содержанием2 в процессе подбора вспомогательного понятия метафоры.

Подбор вспомогательного понятия осуществляется разными людьми с разной степенью когнитивной и эмоционально-образной точности. По этим параметрам выделены следующие типы ответов: эмоциональный (вместо словесного обозначения базового смысла стимульного текста предлагается эмоциональный синоним, отражающий личностное отношение к объекту, описанному в тексте);

иллюстративный (вместо метафорического обобщения дается пример-пояснение);

абстрагированный (фиксация на отдельных признаках без учета комплекса базового содержания стимульного текста);

формальный (фиксация на частных признаках, которые служат для обобщений, не входящих в базовое содержание стимульного текста) и добротный (когнитивно и эмоционально точное отражение базового содержания стимульного текста).

В заключении подводятся основные итоги и формулируются выводы.

Выводы В процессе понимания текст стимульной метафоры переводится на язык 1.

В качестве примера приведем ответы на одно из 4-х стимульных понятий – «фобия», важный признак фобии - «искажение восприятия»: «Смотреть на мир через увеличительное стекло» (м., 18 л.), «…выбитый пиксель на экране монитора. При этом любое воспроизводимое изображение теряет небольшой фрагмент. Человек видит на мониторе изображение привычного с недостающей частью» (м., 19 л.), «Мешок на голове, а внутри него какая-нибудь огромная картинка, ужасный рисунок. Мешок этот нельзя просто так взять и снять» (ж., 18 л.), «Выключатель в мозге (рассудка), который срабатывает при виде определенного объекта фобии» (ж., 18 л.).

ментальных репрезентаций субъекта. Становясь продуктом психической активности, метафора превращается в психическую структуру, обладающую двумя взаимодействующими центрами. Образная развертка основного понятия метафоры создает активный контекст, направляющий содержательную развертку вспомогательного понятия. В свою очередь вспомогательное понятие обусловливает выбор тех содержательных аспектов основного понятия, которые существенны для реконструкции смысла.

Выявлены три вида влияния основного понятия на вспомогательное:

2.

а) основное понятие определяет уровень обобщенности и содержательные характеристики ментальной развертки вспомогательного понятия;

б) основное понятие метафоры предопределяет отбор значимых для реципиента образных прототипов вспомогательного понятия и их эмоциональную окраску;

в) основное понятие изначально должно быть представлено в опыте реципиента достаточно полно и дифференцированно, для того чтобы вспомогательное понятие метафоры было способно выявить существенные аспекты основного, необходимые для понимания смысла метафоры.

3. Разработаны оригинальные методы, эффективные для психологического исследования процессов понимания и создания метафор.

4. Ассоциативная продуктивность и когнитивный стиль «поленезависимость» как характеристики когнитивной сферы реципиента положительно связаны с полнотой понимания стимульной метафоры и способностью самостоятельно создавать метафоры.

5. Субъективная значимость одного из двух понятий метафоры детерминирует выбор того понятия, которое будет направлять процесс конструирования смысла метафоры.

Общее количество смысловых аспектов, которые реципиент находит в 6.

процессе понимания стимульной метафоры, положительно связано с его продуктивностью при самостоятельном создании метафор.

Существует комплекс взаимосвязанных типов когнитивных ошибок, 7.

обнаруживаемых в процессе понимания и создания метафор (искажение понимания смысла метафоры из-за субъективно-личностных проекций и замена самостоятельного создания метафор простыми синонимичными ответами), и ошибок в тесте на поленезависимость (неправильное опознание стимульного эталона в зашумленных фигурах).

В процессе понимания вербальных метафор реципиенты актуализируют 8.

собственный образный материал настолько экономно (схематично и фрагментарно), насколько им необходимы образные опоры для конструирования смысла метафоры.

Понимание рисованных метафор дополнительно детерминировано теми развернутыми образными интерпретациями метафоры, которые уже сделал художник, за счет чего увеличивается репертуар индивидуальных интерпретаций метафоры.

Основные положения диссертации отражены в публикациях в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1) Аванесян М.О. Психологические проблемы создания метафоры // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Психология. Социология.

Педагогика, 2009. — T. 1, — № 1. — С. 199-205.

2) Аванесян М.О. Роль образов в понимании метафоры // Вестник Санкт Петербургского университета. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика, 2012. — T. 1, — С. 32-42.

Публикации в других изданиях:

1) Аванесян М.О. Роль эмоционально-чувственного компонента в понимании метафоры // Актуальные вопросы психологии: Материалы Международная научно практическая конференция 16 июля 2012: Сб. научных трудов. — г. Краснодар, 2012. – С. 3-6.

2) Аванесян М.О. Изучение процесса создания метафоры // Материалы международной научно-практической конференции «Современная реальность и жизненный путь человека: психологические аспекты» — г. Тула, 2012. С. 112-117.

3) Аванесян М.О. Изучение процесса понимания метафор // Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения» — г. СПб, — 2010. С. 3-5.

4) Аванесян М.О. Особенности развертки метафорического образа // Психология XXI в: Материалы Международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI в» 22–24 апр. 2010 г. — г. СПб, — 2010. С.248 249.

5) Аванесян М.О. Изучение образного компонента метафоры методом пиктограмм // Сб. Психологические процессы самореализации личности. СПб, 2010.

С. 236-247.

6) Аванесян М.О. Метафора: интеллектуальные ловушки образа // Сб.

Психологические проблемы самореализации личности — г. СПб, — 2008. С. 234 241.

7) Аванесян М.О. Некоторые интеллектуальные стратегии в понимании метафоры // Материалы Международной межвузовской научно-практ. конф.

молодых ученых «Психология XXI в» 24–26 апр. 2008 г.— г. СПб, — 2008.

8) Понимание метафоры как пример реализации субъективного в интеллектуальных процессах // Сб. Психологические проблемы самореализации личности — г. СПб, — 2007. С. 186-197.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.