авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Психологическое воздействие служителей деструктивных религиозных культов как предмет профессиональной оценки экспертами-психологами

На правах рукописи

Асланян Виктория Юрьевна

Психологическое воздействие

служителей деструктивных религиозных культов

как предмет профессиональной оценки

экспертами-психологами

Специальность 19.00.03 – Психология труда,

инженерная психология, эргономика (психологические наук

и)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре психологии труда и инженерной психологии факультета психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель – доктор психологических наук, профессор Кабаченко Татьяна Сергеевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор кандидат психологических наук Назаретян Акоп Погосович кандидат психологических наук Филипьева Татьяна Васильевна

Ведущая организация – Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится « 10 » апреля 2009 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.11 при МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: 125009, г. Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория 310.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан «_» марта 2009г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, доцент Володарская И.А.

Общая характеристика работы

Актуальность. В действующем на сегодняшний день Федеральном за коне «О свободе совести и о религиозных объединениях» заложены основ ные механизмы государственного контроля над деятельностью религиозных организаций - «религиоведческая экспертиза» (ст. 11 п. 8) и «ликвидация, за прет на деятельность религиозной организации по решению суда» (ст. п.2). Реализация обоих механизмов контроля предполагает осуществление профессиональной оценки деятельности религиозных организаций специа листами различных областей знания, в том числе и психологами, т.к. изна чально деятельность служителей религиозных культов подразумевает реали зацию психологического воздействия на верующих (Д.М. Угринович, 1986;

Е.А. Климов, 1992 и др.).

В отечественной психологии до 90-х гг. ХХ в. разработка проблемы профессиональной оценки психологического воздействия служителей дест руктивных религиозных культов не получила должного развития в виду тен денциозного отношения к феномену религии вообще. Сама оценка была из быточна, т.к. любая религия изначально считалась «опиумом для народа».

Отсутствие отечественных научных традиций и разработок в рассматривае мой нами сфере привело к тому, что в условиях «открытого» общества экс перты-психологи периодически сталкиваются с методическими трудностями в реализации экспертных исследований в процессе судебных разбирательств в отношении психологического воздействия служителей определенных рели гиозных культов. В итоге привлекаемые эксперты-психологи при проведении необходимых исследований опираются на близкие им теоретические концеп ции и используют привычные для себя методы, существующие в мировой психологии вообще (М. Ицкович, 1999;

Ю.Т. Ковалев, В.А. Милушкин, Э.В.

Петраков, 1999 и др.). Результаты, полученные в процессе таких исследова ний, не всегда соответствуют предъявляемым к ним со стороны отечествен ной юридической практики требованиям.

Таким образом, на сегодняшний день назрела острая необходимость проектирования научно-методического инструментария для профессиональ ной оценки экспертами-психологами психологического воздействия служи телей религиозных культов. Основой для решения поставленной проблемы в русле психологии труда служат представления о специфичности социономи ческой деятельности (Е.А. Климов, 1971;

Р.Д. Каверина, 1978;

А.К. Осниц кий, 1998 и др.), психологическом воздействии как составляющей соционо мической деятельности (Б.Ф. Ломов, 1975, 1984;

Е.А. Климов, 1995;

А.В. Ки риченко, 1998;

Т.С. Кабаченко, 2000;

С.Л. Рубинштейн, 2000 и др.), методо логии профессиональной оценки (Т.С. Кабаченко, 2003 и др.).

Изучение данных вопросов способно стать не только базисом для реше ния прикладной проблемы оценки психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов с целью дальнейшей разработки науч но-методического инструментария экспертной оценки, но и расширить пред ставления о деятельности социономического типа за счет описания механиз ма включения психологического воздействия в ее макроструктуру.

Целью работы выступает разработка методического подхода к профес сиональной оценке экспертами-психологами психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов.

Объект: психологическое воздействие служителей деструктивных рели гиозных культов.

На разных этапах исследования в зависимости от их целей в качестве единиц анализа выступали различные характеристики процесса и объектов психологического воздействия. На первом этапе, представляющем собой изучение последствий психологического воздействия, было проанализирова но 24 случая изменения тенденций, определяемых по личностному опросни ку Лири Интерперсональный Диагноз, в трех различных группах. На втором этапе, направленном на выявление показателей деструктивных психологиче ских последствий, в качестве единицы анализа выступала частота использо вания в реальном процессе психологического воздействия определенных средств воздействия (всего проанализирована частота использования средств). При этом было проанализировано 6 видеозаписей фрагментов внешне наблюдаемой деятельности служителей религиозных культов, препо давателей психологии и 6 текстов проповедей и лекций. Общий объем вы борки составил 21 человек (адепты и служители «Новоапостольской церкви»



и «Церкви «Слово Жизни», а также слушатели и преподаватели факультета дополнительного профессионального образования Северо-Восточного госу дарственного университета). К исследованию было привлечено 28 экспертов (преподаватели кафедры психологии Северо-Восточного государственного университета, студенты старших курсов этого же университета, обучающие ся по специальностям «Психология» и «Русский язык и литература» и рабо тающие по своей специальности не менее года).

Эмпирическое исследование проводилось в религиозных организациях г. Магадана на протяжении 1996 – 2001 гг.

Предмет: критерии и показатели профессиональной оценки эксперта ми-психологами психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов.

Гипотезы исследования:

1. Профессиональная оценка психологического воздействия служителей религиозных культов осуществляется с опорой на представления о конструк тивном и деструктивном типах последствий психологического воздействия.

В основе различения типов лежит критерий изменения выраженности (по вышения – снижения) отраженной субъектности адептов.

2. Использование средств внешнего воздействия на анализаторы, на правленных на формирование гипнозоподобных состояний сознания, харак терно для деятельности служителей тех религиозных культов, адепты кото рых демонстрируют деструктивные последствия психологического воздейст вия.

Задачи исследования:

1. Выявить требования к профессиональной оценке экспертами психологами психологического воздействия служителей деструктивных ре лигиозных культов.

2. Описать схему включения психологического воздействия в макро структуру деятельности служителей религиозных культов.

3. Учитывая «затрудненные» условия исследования воздейственной практики служителей деструктивных религиозных культов, выделить крите рий профессиональной оценки последствий психологического воздействия.

4. Определить, использование каких средств психологического воздей ствия характерно для деятельности служителей деструктивных религиозных культов.

Методологической основой исследования выступают принципы сис темного подхода, экстраполированные В.Н. Куликовым на изучение психо логического воздействия. При описании схемы включения психологического воздействия в макроструктуру деятельности служителей религиозных куль тов мы опирались на основные положения теории деятельности А.Н. Леонть ева, на представления о соотношении категорий «общения» и «деятельно сти» С.Л. Рубинштейна и Б.Ф. Ломова, на концепцию психологического воз действия Т.С. Кабаченко, взгляды Г.М. Андреевой и Ю.А. Шерковина на изучение психологического воздействия в общностях, характеризующихся массовым внеколлективным поведением. При изучении последствий психо логического воздействия – на концепцию трансфинитной психологии В.А.

Петровского и разработанный им метод отраженной субъектности.

Методы исследования: экспертная оценка, интервью и модифицирован ный согласно методу отражённой субъектности В. А. Петровского личност ный опросник Лири Интерперсональный Диагноз.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечивается исход ными теоретическими представлениями отечественной психологии, сравни тельным анализом эмпирических данных, полученных в процессе исследова ния психологического воздействия служителей различных религиозных культов, применением адекватных методов статистической обработки ре зультатов (критерий числа инверсий Вилкоксона – Манна – Уитни, таблицы сопряженности, критерий 2 – Пирсона), сочетанием качественного и коли чественного анализов результатов.

Научная новизна и теоретическая значимость. В исследовании впер вые введено понятие «деятельность, в макроструктуру которой включено психологическое воздействие»;

описаны схемы включения психологическо го воздействия в макроструктуру деятельности социономического типа в за висимости от характера социального объекта воздействия;

проанализирована специфика деятельности служителей религиозного культа;

описано специфи ческое содержание специальных психологических познаний экспертов психологов, осуществляющих профессиональную оценку психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов, и выделены основные методологические положения проведения экспертного исследова ния;

теоретически обоснован и применен методический подход к оценке по следствий психологического воздействия служителей деструктивных рели гиозных культов, основанный на методе отраженной субъектности;

эмпири чески выявлены показатели возможных деструктивных последствий психо логического воздействия во внешне наблюдаемом процессе деятельности (коллективном богослужении) служителей религиозных культов.

Практическая значимость. Теоретические и эмпирические результаты работы могут послужить основой для построения научно обоснованного ме тода оценки психологического воздействия служителей религиозных культов с целью методического обеспечения проведения государственных религио ведческих экспертиз, судебно-психологических экспертиз и комплексных су дебных психолого-психиатрических экспертиз на стадии предварительного следствия и судебных разбирательств в отношении религиозных организа ций;

для выработки оптимальной стратегии противодействия распростране нию деструктивных религиозных культов и взаимодействия с членами рели гиозных организаций как представителями определенного социально психологического типа верующих в рамках государственно-церковных от ношений, прогнозирования их трудового поведения, осуществления с ними консультационной и психотерапевтической работы;

для разработки научно методических пособий и треннинговых программ по обучению профессиона лов, макроструктура деятельности которых включает в себя психологическое воздействие, а также для прикладных исследований подобных профессио нальных деятельностей.

Апробация работы. Содержание работы обсуждалось на заседаниях кафедры психологии труда и инженерной психологии факультета психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова ( – 2009 гг.) и методологических семинарах кафедры психологии Северо Восточного государственного университета (2004 – 2008 гг.).

Основные результаты работы применяются в учебных курсах «Профо консультация», «Юридическая психология», «Психология религии», «Соци альная психология», читаемых автором и его коллегами в Северо-Восточном государственном университете. Эмпирические результаты исследования вне дрены в работу комиссии по координации деятельности религиозных объе динений при губернаторе Магаданской области (1998 – 2008гг.).

Основные идеи работы докладывались на региональной научно практической конференции «Патриотическое воспитание школьников» (Ма гадан, 1998), региональной научной конференции «Северо-Восток России:

прошлое, настоящее, будущее» (Магадан, 1998), международной научно практической конференции «Проблемы социального самоопределения уча щейся молодежи в условиях современного общества» (Киров, 2003), всерос сийской заочной электронной научно-практической конференции «Проблема психологической безопасности человека в обществе» (Комсомольск-на Амуре, 2006).

Положения, выносимые на защиту:

1. Профессиональная оценка экспертами-психологами последствий пси хологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов должна строиться на основе изучения изменений выраженности (повышения – снижения) отраженной субъектности адептов религиозных культов до и после их вовлечения в деятельность организации.

2. Конструктивные последствия психологического воздействия служи телей религиозных культов проявляются в повышении выраженности отра женной субъектности адептов после их вовлечения в деятельность религиоз ной организации.

3. Деструктивные последствия психологического воздействия служите лей религиозных культов проявляются в снижении выраженности отражен ной субъектности адептов после их вовлечения в деятельность религиозной организации в форме унификации проявлений их личности.

4. Использование во внешне наблюдаемом процессе деятельности слу жителей религиозных культов (коллективном богослужении) средств внеш него воздействия на анализаторы, направленных на формирование изменен ных гипнозоподобных состояний сознания, рассматриваются как показатели возможности возникновения деструктивных последствий психологического воздействия.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. Основной текст за нимает 153 страниц. Список литературы включает 172 наименования, из них 8 на иностранных языках. В диссертации 2 схемы, 10 таблиц. Общий объем работы – 203 страницы.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность работы, формулируются предмет, объект, гипотезы, задачи исследования, научная новизна, теорети ческая и практическая значимость диссертации, основные положения, выно симые на защиту.

Глава 1. Особенности профессиональной оценки психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов экспер тами-психологами.

В первом параграфе «Психологическое воздействие как предмет су дебных экспертиз» дается теоретический обзор зарубежных и отечествен ных подходов к общепсихологическому определению понятия воздействия (Г. Мюнстерберг, 1996;

Ф. Зимбардо, М. Ляйппе, 2000;

Г.А. Ковалев, 1987;

В.Н. Куликов, 1982;

Т.С. Кабаченко, 2000;

Г.А. Балл, 1974 и др.). Обосновы вается определение психологического воздействия (далее – ПВ) как процесса и результата целенаправленного, заранее запланированного (что не исключа ет возможности в некоторых случаях и его стихийного появления) преобра зования, изменения психологических регуляторов внутренней и внешней ак тивности личности.

Профессиональная оценка ПВ экспертами-психологами должна осуще ствляться на основе специальных психологических познаний – психологиче ских знаний о закономерностях функционирования психической деятельно сти, имеющих юридическое значение (Ф.С. Сафуанов, 1998;

Т.В. Сахнова, 1990;

Е.Н. Холопова, 2005, 2006 и др.). Юридическая значимость ПВ, как от мечает Д.С. Чижова (2003), определяется наличием двух основополагающих признаков: преднамеренности и нанесения морального, материального и фи нансового ущерба, а также внедрения в психику личности для управления ее сознанием. В этом плане, ПВ в рамках специальных психологических позна ний определяется как процесс и результат заранее запланированного, пред намеренного изменения психологических регуляторов внутренней и внешней активности личности с целью управления ею для достижения узкогрупповых целей субъектов воздействия, приводящего к моральному, материальному или финансовому ущербу, а также ущербу социального статуса.





В условиях острой нехватки научно-методических средств профессио нальной оценки ПВ эксперты-психологи могут использовать собственные методические подходы (Д.С. Чижова, 2003). Опираясь на методологические положения исследования ПВ (В.Н. Куликов, 1982;

Г.А. Ковалев, 1991 и др.), методологические принципы производства судебной экспертизы вообще (Ф.С. Сафуанов, 1998) и судебной экспертизы ПВ (Д.С. Чижова, 2003), на представления о границах компетенции экспертов-психологов (Ф.С. Сафуа нов, 1998;

Т.В. Сахнова, 1990;

Н.Н. Китаев, В.Н. Китаева, 2002 и др.) были выделены требования к построению методических подходов профессио нальной оценки ПВ экспертами-психологами: 1) методологической основой подхода должны выступать концепции, теории, представления отечественной психологии или согласующиеся с ней;

2) концепции, теории, представления должны быть приняты большинством научного сообщества и иметь эмпири ческое подтверждение своих основных положений;

3) критерии и показатели оценки должны быть четко теоретически обоснованы и иметь ссылки на ре зультаты их эмпирического подтверждения в рамках специальных исследо ваний;

4) процедура подхода должна включать в себя оценку как операцио нального (анализ аудио-, видеозаписей, печатной продукции, особенностей личности субъекта воздействия, осуществляющего ПВ и др.) так и результа тивного (изучение собственно эффекта ПВ) этапов.

Во втором параграфе «Психологическое воздействие служителей ре лигиозных культов» акцентируется внимание на том, что одной из целей деятельности служителей религиозных культов является осуществление ПВ (В.И. Добреньков, А.А. Радугин, 1989;

Д.М. Угринович, 1986;

Е.А. Климов, 1992;

Т.С. Кабаченко, 2000 и др.). Его векторы задаются через систему веро учения (представлениях о сверхъестественном и требованиях, которым дол жен соответствовать человек, вступающий во «взаимодействие» с этим сверхъестественным) и тип организационного устройства (церковь, деноми нация, секта, культ). Особенный интерес вызывает коллективное богослуже ние, т.к. в его процессе реализация целей ПВ протекает более интенсивно за счет функционирования механизмов индукции эмоциональных состояний среди верующих (В.М. Бехтерев, 1994) или циркулярной реакции (А.П. Наза ретян, 2001, 2004).

В третьем параграфе «Понятие «деструктивный религиозный культ». Судебная экспертиза психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов» фиксируется внимание на четком представлении в рамках судебного религиоведения (Ю.В. Тихонравов, 1998 и др.) о том, что в любом государстве, даже плюралистическом и демократиче ском, исходя из конкретных основ его правопорядка, будут существовать ре лигиозные культы, деятельность которых оценивается как противоправная. В рамках настоящего диссертационного исследования противоправный харак тер религиозного культа рассматривается с точки зрения осуществления его служителями противоправного ПВ. В существующем на сегодняшний день ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» среди ряда основа ний для ликвидации, запрета на деятельность религиозной организации при водятся и такие как «принуждение к разрушению семьи,... нанесение ус тановленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельно стью наркотических и психотропных средств, гипноза, … склонение к са моубийству» (Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповеда ния …, 2006, с. 68).

Следовательно, деструктивный религиозный культ – это религиозное объединение любого вероисповедания и конфессиональной принадлежности, в котором совокупность символических действий включает в себя ПВ, на правленное на формирование гипнозоподобных состояний сознания верую щих, с целью управления их поведением, подчинения узкогрупповым целям служителей, приводящее к моральному, материальному или финансовому ущербу, ущербу здоровью и социальному статусу верующих.

В диссертации приводится анализ доступных экспертных заключений с оценкой ПВ служителей религиозных культов. Отмечается два серьезных их недостатка. Во-первых, основной методологической базой проводимых экс пертных исследований ПВ служителей деструктивных религиозных культов выступают концепции психологического насилия и различные психоанали тические концепции. Данные концепции, исходя из требований к специаль ным психологическим познаниям, в качестве таковых применяться не могут, т.к. имеют ряд серьезных методологических ограничений и не согласуются с представлениями о человеке в отечественной юридической практике. Во вторых, все исследования были выстроены на изучении только процессуаль ного уровня ПВ (анализ печатной продукции, видеоматериалов и др.). Вме сте с тем, получение достоверной информации о последствиях ПВ в услови ях отсутствия надежных и валидных методик профессиональной оценки можно получить при встречном или сопряженном анализе процесса (дея тельности субъекта воздействия) и результата, последствий (отражения объ ектом воздействия) ПВ.

На основании анализа экспертных заключений делается вывод о том, что преодоление обозначенных недостатков возможно при двух условиях: более высокой профессиональной компетентности экспертов-психологов (требова ния к компетентности экспертов-психологов, осуществляющих профессио нальную оценку психологического воздействия служителей религиозных культов, приводятся в тексте диссертации) и разработки методического под хода к профессиональной оценке, отвечающего требованиям современной отечественной юридической практики.

Глава 2. Теоретическое обоснование методического подхода к про фессиональной оценке экспертами-психологами психологического воз действия служителей деструктивных религиозных культов.

В первом параграфе «Основные подходы к изучению и трудности ис следования психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов» показано, что на сегодняшний день можно выделить два основных подхода к изучению ПВ служителей деструктивных религиоз ных культов: концепции психологического насилия (М.Т. Сингер, Д. Лалич, 2004;

Lifton Robert J., 1961;

Schein Edgar, 1971;

С. Хассен, 2001 и др.) и кон цепции психологической безопасности (А.В. Брушлинский, 1996;

Т.С. Каба ченко, 2000 и др.). Суть первого подхода в описании определенных показате лей (индикаторов) возможных негативных для адептов последствий ПВ на процессуальном уровне его реализации. Второй же подход ориентирован на выделении критериев негативных психологических последствий в форме на рушений психологической безопасности. Оба подхода не отвечают в полной мере требованиям, предъявляемым к специальным психологическим позна ниям для осуществления профессиональной оценки ПВ, т.к. не имеют под тверждения выдвинутых теоретических положений в процессе эмпирических исследований.

Вместе с тем, имеет место и ряд методологических трудностей изучения ПВ служителей деструктивных религиозных культов: отказ служителей ре лигиозных культов и запрет для адептов на участие в исследованиях (М.

Сингер, Дж. Лалич, 2004;

А. Егорцев, 1997;

Е.Н. Волков, 2004;

Т. Лири, и др.);

пролонгированность во времени проявления основных результатов ПВ;

ориентированность на косвенные показатели возможных негативных по следствий ПВ (Т.С. Кабаченко, 2000).

Для нивелирования этих методологических трудностей и соответствия требованиям, предъявляемым к специальным психологическим познаниям, методический подход к профессиональной оценке ПВ служителей деструк тивных религиозных культов должен включать в себя типологию последст вий ПВ, в основе которой лежал бы критерий, системно отражающий изме нения, происходящие с людьми, охваченными воздейственной практикой служителей деструктивных религиозных культов;

метод исследования, по зволяющий получить наиболее полную информацию о последствиях ПВ без непосредственного контакта с объектами воздействия;

эмпирически под твержденные показатели деструктивного ПВ во внешне наблюдаемой дея тельности служителей религиозных культов (коллективное богослужение).

Во втором параграфе «Типы последствий психологического воздей ствия служителей религиозных культов» обосновывается построение ти пологии последствий ПВ, представляющей собой традиционную для психо логии (Б.И. Хасан, 2003;

М.Ю. Куница, 2006;

С.В. Моцарь), в т.ч. и психоло гии труда (А.В. Носов, 2004;

Э.Ф. Зеер, 2006), дихотомию «конструктивное – деструктивное». Отмечается также, что рассмотрение ПВ с точки зрения его деструктивности и конструктивности характерно для некоторых отечествен ных авторов. Например, Е.Л. Доценко (1997) пишет о возможном деструк тивном характере манипуляции, В.П. Шейнов (2007) - о созидательном и раз рушительном ПВ.

Исходя из принятого в настоящем диссертационном исследовании рабо чего определения ПВ и рассмотренного понятия «деструкция», деструктив ные последствия ПВ определяются как разрушающие сложившиеся типич ные для личности психологические регуляторы активности и, как следствие, ее целостность, самостоятельность. Конструктивные последствия ПВ прояв ляются в формировании новых или реорганизации прежних психологических регуляторов активности личности, способствующих ее целостности, авто номности, созидательности. Преднамеренность ПВ, влекущего за собой дест руктивные последствия, будет свидетельствовать о факте осуществления противоправного ПВ.

В третьем параграфе «Изменение выраженности отраженной субъектности как критерий оценки последствий психологического воз действия служителей деструктивных религиозных культов» описывается логика выделения критерия оценки типа последствий ПВ на основе традици онного для отечественной психологии понимания активности личности как способа «самовыражения и самоосуществления личности, при котором обес печивается или сохраняется ее субъектность» (К.А. Абульханова, 1999, с. 14).

Субъектность понимается как интегральная способность человека выстраи вать жизнь в соответствии с собственными целями и ценностями (С.Л. Ру бинштейн, 2000;

А.В. Брушлинский, 2000;

А.К. Осницкий, 1996;

О.И. Мот ков, 2008 и др.). Она формируется в процессе развития. Ее суть не в простом «усвоении», «присвоении», «овладении» миром идей, предметов, отношений, а в производстве, преобразовании, созидании, изменении в определенных пределах себя и окружающего мира. Она не является вечной и единожды приобретенной, а имеет уровневое развитие (Л.И. Анцыферова, 1989). Под воздействием различных факторов, прежде всего системы ПВ, она может быть выражена по-разному: быть повышенной или пониженной. Изменения субъектности как системного интегрального качества личности влечет за со бой неминуемое изменение всех проявлений личности (соподчиненности мо тивов, характера, сложившихся межличностных отношений и др.). Снижение субъектности личности под ПВ будет свидетельствовать о деструктивных последствиях и, наоборот, повышение субъектности – о конструктивных.

Выделение изменений субъектности как критерия оценки последствий ПВ служителей деструктивных религиозных культов открывает новые пер спективы разработки данной тематики, т.к. позволяет решить проблему по лучения наиболее полных данных без непосредственного взаимодействия с людьми, выступающими в качестве объектов ПВ. Это становится возмож ным благодаря положению о существовании субъектности личности в отра женной форме (В.А. Петровского, 1992, 1996). В основе феномена отражен ной субъектности лежит присущая человеку особая потребность – потреб ность персонализации, суть которой определяется «способностью творить и направленно транслировать инновации собственного опыта другим» (В.А.

Петровский, 1996, с. 218). Условием существования, проявления отраженной субъектности выступает феномен значимости другого человека. «Отражаясь во мне, субъект выступает как активное, деятельное начало, изменяющее мой взгляд на вещи, формирующее новые побуждения, ставящее передо мной но вые цели;

основания и последствия его активности не оставляют меня равно душным, значимы для меня, или, иначе говоря, имеют для меня определен ный личностный смысл» (В.А. Петровский, 1996, с. 180). Таким образом, изучение изменений выраженности субъектности возможно через исследова ние изменений личностных проявлений тех людей, для которых данная лич ность выступает значимой посредством метода отраженной субъектности.

В четвертом параграфе «Показатели возможных деструктивных последствий психологического воздействия во внешне наблюдаемой дея тельности служителей религиозных культов» приводится теоретическое обоснование выделения средств ПВ, представленность которых в коллектив ном богослужении сопряжена с проявлением деструктивных последствий психологического воздействия у адептов. Оно строится на понимании того, что ПВ обладает одновременно характеристиками и деятельности, и общения (В.Н. Куликов, 1979). Это позволяет ПВ играть роль системобразующего но вый вид деятельности фактора (С.Л. Рубинштейн, 2000;

Б.Ф. Ломов, 1984). В психологии труда примером такого рода деятельности выступает соционо мическая деятельность в профессиях типа «человек – человек» (Е.А. Климов, 1971;

Р.Д. Каверина, 1978;

Т.С. Кабаченко, 2000 и др.). Ее специфика в изме нении социального объекта (Р.Д. Каверина, 1978), наделенного собственной активностью.

Включение ПВ в цель деятельности влечет за собой трансформацию операционально-исполнительской стороны ее макроструктуры, в связи с чем она может обозначаться как «деятельность, в макроструктуру которой вклю чено ПВ». Схема включения ПВ в макроструктуру деятельности будет раз личной в зависимости от характера социального объекта воздействия. В тек сте диссертации описаны две схемы. Одна для деятельности, социальным объектом воздействия в которой выступают организованные малая или большая группы. Вторая - стихийно сложившиеся социальные общности с «массовым внеколлективным поведением» (Ю.А. Шерковин, 1975).

Поскольку верующие, собравшиеся на коллективное богослужение, представляют собой «публику церкви», то ПВ будет опосредовано второй схемой. Здесь изучение ПВ будет строиться на исследовании способов ПВ (Ю.А. Шерковин, 1975;

Г.М. Андреева, 1988 и др.) как механизмов решения психологической задачи по изменению, преобразованию психологических регуляторов активности социального объекта, представляющего собой ус тойчивую комбинацию сочетания средств (вербальных, невербальных и др.) и уровней (эмоциональный, интеллектуальный) ПВ. Направленность спосо бов ПВ (внушение, убеждение и др.) на решение психологических задач по зволяет соотнести их в эмпирическом плане с понятием действия. Операции же соотносятся со средствами ПВ как факторами, порождающими первичный психологический эффект (Т.С. Кабаченко, 2000), использование которых за висит от условий реализации деятельности, а также традиций, норм. Такое соотнесение средств и операций становится возможным еще и потому, что применение средств ПВ всегда имеет четко выраженный моторный компо нент, а, следовательно, отвечает требованию доступности для объективного исследования внешне наблюдаемой деятельности (Ю.К. Стрелков, 1999;

Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романов, И.В. Самсонов, 1976).

На сегодняшний день не существует эмпирически доказанного мнения о том, применение каких средств ПВ служителями религиозных культов в кол лективном богослужении обуславливает формирование деструктивных по следствий психологического воздействия у адептов. В целом, можно выде лить три точки зрения: внушающие средства ПВ при отсутствии убеждаю щих (Д.М. Угринович, 1986;

К.К. Платонов, 1985 и др.);

внешние средства воздействия на анализаторы, направленные на формирование измененных гипнозоподобных состояний (Ю.И. Полищук, 1997;

С. Хассен, 2001;

Н.В. Бе ломестнова, 2006 и др.);

систематичное и комплексное использование обыч ных средств и способов ПВ (Ф. Зимбардо, М. Ляйппе, 2000;

Э. Аронсон, Э.

Праткинс, 2002;

Р. Чалдини, 1999 и др.). Неоднозначность мнений в отноше нии выделения показателей деструктивных последствий ПВ делает необхо димым эмпирическое исследование данной проблемы.

Глава 3. Процедура эмпирического подтверждения методического подхода к профессиональной оценке психологического воздействия слу жителей деструктивных религиозных культов.

В первом параграфе «Общие положения процедуры исследования»

кратко формулируются теоретические основания эмпирического исследова ния, описываются требования к построению методического подхода к про фессиональной оценке ПВ служителей деструктивных религиозных культов, даются определения объекта, предмета. Также указывается на то, что исходя из логики теоретических построений, эмпирическое изучение включало в се бя построение двух самостоятельных, но взаимосвязанных этапа исследова ния. На первом этапе выявлялись изменения выраженности отраженной субъектности адептов (снижение или повышение), вовлеченных в различные религиозные организации, т.е. изучался тип последствий ПВ. На втором эта пе, анализируя внешне наблюдаемую деятельность служителей религиозных культов (коллективное богослужение), выделялись различия в применении средств ПВ между группами служителей религиозных организаций, характе ризующимися разными типами последствий ПВ. Показателями деструктив ных последствий ПВ являются те средства, использование которых харак терно исключительно для деятельности служителей религиозных культов ор ганизации, адепты которой продемонстрировали снижение субъектности (де структивные последствия воздействия). Здесь же формулируются рабочие гипотезы каждого из этапов эмпирического исследования.

Во втором параграфе «Исследовательские и статистические мето ды» обосновывается применение различных методов на каждом из этапов ис следования.

На первом этапе применялся модифицированный согласно принципам метода отраженной субъектности опросник Лири Интерперсональный Диаг ноз (Р.В. Овчарова, 1996;

В.М. Бызова, 2000). Выбор опросника был обу словлен тем, что он направлен на диагностику свойств, выступающих осно вой, для проявления отраженной субъектности, но несводимых к ней. Способ модификации опросника диктовался необходимостью диагностики именно отраженной субъектности до и после вовлечения в религиозную организацию адепта, которая проявляется в процессе взаимодействия испытуемого (чело век, для которого адепт является значимым другим) с исследуемым (адепт), для чего были составлены соответствующие инструкции (всего 6 штук).

Для выявления статистически значимых различий общегрупповых дан ных при сопоставлении результатов, полученных по разным инструкциям, по каждой из восьми тенденций опросника Лири Интерперсональный Диагноз применялся критерий числа инверсий Вилкоксона – Манна – Уитни (Б.А. Со сновский, 1979).

Выборка формировалась на основе самостоятельно составленного ин тервью. Оно включало в себя вопросы на выявление значимости исследуемо го (адепта или слушателя) для испытуемого (непосредственного участника исследования) на основе трехфакторной модели значимого другого А.В. Пет ровского (1991), а также вопросы, позволяющие определить степень вовле ченности исследуемого в деятельность той или иной организации. Результа ты интервью подвергались качественному анализу. Его результаты в форме описания примеров конкретных случаев изменения поведения исследуемых также использовались для более глубокого понимания количественных дан ных.

На втором этапе для выявления различий в применении средств ПВ между группами служителей религиозных организаций, характеризующими ся разными типами последствий ПВ, методика исследования строилась само стоятельно на основе процедуры экспертного опроса и включала в себя не сколько шагов.

Во-первых, операционализировались понятия «убеждение» и «внуше ние» как способы ПВ. Для этого на основе анализа многочисленной литера туры был составлен реестр средств ПВ, разбитый на 3 блока: вербальные средства (средства композиционно-логической организации речи (А.А. Леон тьев, 1972)), невербальные средства (пантомимика и просодика), средства внешнего воздействия на анализаторы (средства, актуализирующие изме ненные гипнозоподобные состояния сознания (Т.С. Кабаченко, 2000)). Всего было выделено 70 средств ПВ. Выделенные средства ПВ ранжировались по мере их соответствия внушению и убеждению в процессе экспертного опро са. Соответствие внутри каждого блока реестра средств воздействия спосо бам определялось посредством процентного ранжирования, описанного у К.

Ингенкампа (1991). После этого полученные списки внушающих и убеж дающих средств всех блоков были проанализированы с целью выбрать взаи моисключающие средства как внутри так и между блоками внушающих и убеждающих средств.

Во-вторых, экспертами оценивалась представленность выделенных внушающих и убеждающих невербальных средств и средств внешнего воз действия на анализаторы во фрагментах видеозаписей внешне наблюдаемой деятельности служителей религиозных культов. При статистической обра ботке данных вначале анализировалась степень согласованности оценок экс пертов по применению того иного средства разными служителями религиоз ного культа внутри каждой организации (подсчет коэффициента Кронбаха). Затем изучалась представленность каждого средства, по которому были получены высоко согласованные оценки, во фрагментах коллективного богослужения (построение таблиц сопряженности с последующим подсчетом критерия – Пирсона). Подсчет производился с помощью пакета компью терных программ «SPSS for Windows 11.5».

В-третьих, экспертами отслеживалась частота встречаемости выделен ных ранее вербальных убеждающих и внушающих средств ПВ в текстах проповедей, представленных в машинописном варианте. Для выявления ста тистически значимых различий нами использовался критерий числа инвер сий Вилкоксона – Манна – Уитни (Б.А. Сосновский, 1979).

В третьем параграфе «Выборка исследования» описаны критерии формирования выборки исследования и ее состав. Отмечается, что на обоих этапах исследования участвовали две основные и одна контрольная группа.

В основные группы входили адепты и служители двух религиозных ор ганизаций (обе организации имеют государственную регистрацию устава и относятся к одной христианской конфессии), в которых последствия ПВ, по мнению общественности города и области, характеризуются как разнотип ные. В первую основную группу вошли адепты и служители религиозного культа Новоапостольской церкви (далее - НАЦ), которая в регионе рассмат ривается как организация, в которой ПВ характеризуется конструктивными последствиями. Во вторую основную группу вошли адепты и служители ре лигиозного культа Церкви "Слово Жизни" (далее - ЦСЖ). В регионе данная религиозная организация известна деструктивным характером своей дея тельности. В 1998 - 1999гг. состоялось судебное разбирательство в отноше нии ЦСЖ, которой инкриминировался «систематический ущерб … нравст венности, здоровью и семейным отношениям граждан, в том числе использо вание гипноза» (Религиозные объединения …, 2006, с. 784).

В контрольную группу вошли представители светской организации:

слушатели факультета дополнительного профессионального образования (далее – ФДПО) Северо-Восточного государственного университета (далее – СВГУ) по специальности «Практический психолог» и лекторы - профессио нальные преподаватели психологии. Выбор был обусловлен тем, что функ ционирование групп слушателей ФДПО подчиняется законам внеколлектив ного поведения, а деятельность преподавателя психологии также решает за дачи ПВ.

На разных этапах исследования состав выборки менялся. На первом этапе выборка включала в себя непосредственных испытуемых (личности, для которых исследуемые (адепты религиозных организаций и слушатели ФДПО)) выступают в качестве значимых других. На основании критериев отбора было подобрано 15 испытуемых в возрасте от 19 до 55 лет, по од ному испытуемому на каждого исследуемого (по пять испытуемых в каж дой группе выборки). Возраст исследуемых от 23 до 69 лет. Срок посеще ния организаций от 0,7 до 16 лет. Срок знакомства исследуемых и испы туемых от 4 до 40 лет. В социальном отношении из пятнадцати испытуе мых родственниками исследуемым приходится 9 человек, из которых детьми исследуемым приходится 6 испытуемых, супругом - 1 испытуе мый, сестрой - 1 испытуемая, тётей — 1 испытуемая;

из остальных 6 ис пытуемых 4 приходятся исследуемым близкими подругами, 2 - коллегами по работе.

На втором этапе изучалась внешне наблюдаемая деятельность субъектов ПВ – служителей религиозных культов и преподавателей психологии. Здесь было отобрано 6 человек (по два субъекта воздействия в каждой группе).

На обоих этапах исследования жесткие критерии формирования выбор ки позволили отобрать наиболее типичных представителей организаций.

В четвертом параграфе «Результаты исследования и их обсужде ние» представлены и проанализированы данные, полученные на обоих эта пах эмпирического исследования.

В первом пункте «Результаты, полученные на первом этапе исследова ния, и их обсуждение» даны описание и интерпретация данных по исследо ванию последствий ПВ во всех трех исследовательских группах.

Основные принципы метода отраженной субъектности предполагают получение данных по отраженной субъектности при сопоставлении результа тов, полученных по инструкциям с просьбой выписать номера определений, соответствующих представлению о себе и о себе во взаимодействии с иссле дуемым (адептом или слушателем). Следовательно, для того, чтобы выявить изменения выраженности отраженной субъектности исследуемых, обуслов ленные их включением в ту или иную воздейственную практику, необходимо сравнить результаты, полученные при сопоставлении инструкций с просьбой оценить себя и себя во взаимодействии с исследуемым до того, как тот стал посещать богослужения (поступил в университет), с результатами, получен ными при сопоставлении инструкций с просьбой оценить себя и себя во взаимодействии с исследуемым после того, как тот стал посещать богослу жения (поступил в университет). Деструктивные последствия ПВ будут проявляться в увеличении количества тенденций личностного опросника Ли ри Интерперсональный Диагноз, по которым обнаружатся статистические различия в общегрупповых данных (по каждой организации) по отраженной субъектности адептов после их вовлечения в ту или иную воздейственную практику. Соответственно, конструктивные – в уменьшении.

На основании этого на данном этапе исследования нами проверялись две рабочие гипотезы:

1. Деструктивные последствия ПВ будут проявляться в увеличении ко личества тенденций личностного опросника Лири Интерперсональный Диаг ноз, по которым обнаружатся статистические различия в общегрупповых данных (по каждой организации) по отраженной субъектности исследуемых после их вовлечения в воздейственную практику.

2. Конструктивные последствия ПВ будут проявляться в уменьшении количества тенденций личностного опросника Лири Интерперсональный Ди агноз, по которым обнаружатся статистические различия в общегрупповых данных (по каждой организации) по отраженной субъектности исследуемых после их вовлечения в воздейственную практику.

При обработке данных по ряду тенденций (всего 8) личностного опрос ника Лири Интерперсональный Диагноз были получены статистически зна чимые значения U на уровне р = 0,05. Они отражены в таблице 1. В ячейках таблицы обозначены номер тенденции в опроснике и ее название (Р.В. Овча рова, 1996;

В.М. Бызова, 2000), а в скобках значение U соответствующее данной тенденции.

Из таблицы 1 следует, что выраженность отражённой субъектности исследуемых адептов ЦСЖ, чья деятельность в регионе рассматривается как деструктивная, с их вовлечением в воздейственную практику служителей данного религиозного культа снижается, о чём свидетельствует значитель ное увеличение количества тенденций (с 1 до 4 из восьми возможных), по ко торым при сопоставлении данных, полученных по разным инструкциям, бы ли обнаружены статистически значимые различия.

Полученные количественные данные подтверждаются собранными в процессе проведения интервью качественными данными (приведены в тексте диссертации в форме описания конкретных случаев). Последние свидетель ствуют, что для адептов характерно смещение к полюсам «деспотичность», которая проявляется по отношению к окружающим;

«пассивная подчиняе мость» - по отношению к лидеру;

«жертвенность» по отношению к интере сам организации;

«несамостоятельность» в принятии решений вплоть до от каза нести ответственность за взятые на себя ранее обязанности, если они мешают воплощать в жизнь нормы и ценности религиозной организации, да же если это обязанности в отношении воспитания детей. Подобного рода изменения в поведении адептов, вошедших в нашу выборку, повлекли за со бой разводы супружеских пар и распады семей. Следовательно, личностные проявления исследуемых унифицируются, становятся единообразными, а са ми адепты не мыслят себя автономными от религиозного культа личностями.

По сути, такое снижение субъектности есть сужение возможностей для её развития, что является деструктивными последствиями ПВ.

Таблица 1. Сводная таблица общегрупповых тенденций изменения выраженности отраженной субъектности исследуемых до и после их вовлечения в воздейственную практику со значениями критерия Вилкоксона – Манна – Уитни Отражённая субъектностъ до вовле- Отражённая субъектностъ после во Группа чения в воздейственную практику влечения в воздейственную практику 6. Доверчивость – Зависимость - 1. Доминантность – Властность – Послушность (U=3) Деспотичность (U=2) ЦСЖ 5.Уступчивость – Кротость – Пассивная подчиняемость (U=4) 7. Добросердечие – Несамостоятельность – Чрезмерный конформизм (U=1) 8. Отзывчивость – Бескорыстие – Жертвенность (U=3) 8. Отзывчивость – Бескорыстие – нет Жертвенность (U=3) НАЦ 1. Доминантность – Властность – 5. Уступчивость – Кротость – Пассивная Деспотичность (U=4) подчиняемость (U=1) ФДПО 2. Уверенность в себе – Самоуверен ность - Самовлюбленность (U=3) 4. Скептицизм – Упрямство – Негати визм (U=2) 6. Доверчивость - Зависимость Послушность (U=3) Выраженность отражённой субъектности исследуемых адептов груп пы НАЦ, деятельность которой рассматривается в регионе как конструктив ная, с их вовлечением в воздейственную практику служителей повышается, о чём говорит снижение (с 1 до 0) количества шкал с однородными данными.

Полученные количественные данные также получили свое подтверждение при описании конкретных случаев. Из них следует, что после вовлечения в воздейственную практику служителей религиозного культа НАЦ адепты ста ли проявлять еще большую терпимость и внимательность к окружающим людям вне зависимости от их членства в их организации, желание им по мочь. Осуществление помощи стало строиться на основе знаний о человече ской природе, получаемых в церкви. С вовлечением в религиозную органи зацию у адептов также происходят изменения круга общения, но принципи ально иного характера. Появляются новые знакомства в религиозной общине при сохранении прежних. Практически все испытуемые отметили, что ис следуемые в процессе посещения коллективных богослужений удовлетворя ют не только духовные потребности (достигают религиозного утешения), но и эстетические (наслаждаются красивым пением хора и звучанием органа).

Выраженность отражённой субъектности исследуемых группы ФДПО с их поступлением на факультет повышается, о чём свидетельствует значи тельное снижение (с 4 до 1) количества тенденций по которым были обнару жены статистически значимые различия. В данной группе повышение субъ ектности является наиболее значительным, т.к. до вовлечения в воздейст венную практику она была самой однородной их всех. Качественно повыше ние субъектности выразилось в том, что исследуемые находят варианты вы хода из складывающихся сложных ситуаций взаимодействия таким образом, чтобы, с одной стороны, достигать реализации собственных новых целей, а, с другой, - не нарушать сложившихся отношений, понимая, что это может принести нежелательные последствия для близких. По сути, описанные из менения, произошедшие с адептами НАЦ и слушателями ФДПО после их во влечения в соответствующую воздейственную практику, есть стремление к индивидуализации и к построению своей жизни согласно выработанной ак тивно-неадаптивной тенденции.

Таким образом, мы можем говорить о подтверждении обеих выдвину тых на первом этапе исследования рабочих гипотез. Адепты религиозной ор ганизации ЦСЖ, чья деятельность неоднозначно оценивается широким со циумом, и, по сути, является деструктивной, демонстрировали в процессе исследования изменения выраженности отраженной субъектности в сторону ее снижения. Адепты религиозной организации НАЦ, характеризующейся конструктивными последствиями, и слушатели ФДПО демонстрировали из менения отраженной субъектности в сторону ее повышения. При этом у чле нов светской организации данный показатель оказался выше.

Т.е. изменения выраженности субъектности личности в ее отраженной форме могут выступать в качестве критерия оценки типа последствий ПВ, осуществляемого служителями религиозных культов. Подтверждением этого положения является также тот факт, что при статистической обработке ре зультатов, полученных по инструкциям «он (адепт или слушатель) до вовле чения в воздейственную практику» и «он (адепт или слушатель) после вовле чения в воздейственную практику», не было обнаружено никаких значимых различий ни по одной из тенденций. Это свидетельствует о субъективности межличностного восприятия и несводимости его эффектов к эффектам отра женной субъектности.

Во втором пункте «Результаты, полученные на втором этапе исследо вания, и их обсуждение» даны описание и интерпретация данных по изуче нию процессуального уровня осуществления ПВ.

На данном этапе исследования проверялись две рабочие гипотезы:

1. Внушающие и убеждающие средства ПВ будут представлены во внешне наблюдаемых фрагментах деятельности субъектов воздействия в ор ганизациях, характеризующимися как деструктивными, так и конструктив ными последствиями ПВ.

2. Деструктивные последствия ПВ будут характерны для адептов той религиозной организации, в которой осуществление ПВ служителями рели гиозных культов подразумевает использование внешних средств ПВ, направ ленных на формирование измененных гипнозоподобных состояний.

Анализ представленности внушающих и убеждающих средств ПВ в бло ках невербальных средств и внешних средств ПВ показал, что для системы ПВ служителей обоих религиозных культов характерно использование как внушающих, так и убеждающих средств ПВ. При этом статистически значи мых различий в использовании убеждающих невербальных пантомимиче ских средств обнаружено не было. Но в использовании внушающих средств такие различия существуют. Если служители религиозного культа НАЦ ис пользуют исключительно невербальные пантомимические средства («повтор определенного количества движений», «равномерный темп речи»), то служи тели религиозного культа ЦСЖ применяют средства внешнего воздействия, направленные на формирование измененных гипнозоподобных состояний сознания («четкая ритмичная музыка», «совместные ритмичные движения хора на сцене и верующих в зале», «совместное пение верующих в зале и хо ра на сцене»). Применение выделенных нами средств внешнего воздействия позволяет, с одной стороны, добиваться необходимого для данного типа ре лигиозного объединения экстатического уровня проводимых коллективных богослужений, их эмоциональной интенсивности. А, с другой, - снижения критичности мышления при восприятии, что во много крат увеличивает эф фект внушаемого в процессе проповеди содержания.

По данным экспертных оценок, в совокупности выделенных нами средств как внушающего, так и убеждающего способов ПВ не существует наиболее характерных для системы ПВ преподавателей психологии. В плане использования невербальных пантомимических средств, с нашей точки зре ния, это связано с отсутствием каких-либо жестких стандартов ПВ, правил преподавания. Более того, не существует идеального образчика личности преподавателя (в отличие от закрепленной в системе вероучения четкого представления о том, каким должен быть служитель религиозного культа, вплоть до описания нюансов его одежды), закрепленного, допустим, в этиче ском кодексе преподавателя. Применение же выделенных средств внешнего воздействия является вообще атипичным для методики преподавания.

Следует особо отметить, что и невербальные пантомимические средства в НАЦ, и внешние средства воздействия в ЦСЖ в равной степени применя ются всеми служителями религиозных культов внутри каждой организации, что является еще одним эмпирическим подтверждением типичности ПВ, его детерминированности типом религиозного объединения и системой вероуче ния.

Анализ представленности внушающих и убеждающих вербальных средств ПВ проводился по двум направлениям. Во-первых, выявлялись ста тистически значимые различия в использовании как внушающих, так и убе ждающих средств ПВ внутри каждой организации между разными субъекта ми воздействия (служителями и преподавателями психологии). Во-вторых, анализировались межорганизационные различия в использовании средств, относящихся к обоим способам ПВ (внушению и убеждению).

На первом направлении было доказано, что не существует статистиче ски значимых различий в применении как убеждающих, так и внушающих средств служителями религиозного культа НАЦ и профессиональными пре подавателями психологии внутри каждой организации. Также не существует различий в использовании убеждающих средств служителями религиозного культа ЦСЖ. Но при этом второй служитель религиозного культа ЦСЖ ис пользует больше внушающих средств, чем первый. Это объясняется логикой построения коллективного богослужения в ЦСЖ. Оно включает в себя фор мирование измененных гипнозоподобных состояний сознания, а, следова тельно, и определенных временных интервалов наиболее оптимального осу ществления собственно внушения, когда критичность мышления при воспри ятии значительно снижена. В целом, описанные данные свидетельствуют о типичности использования вербальных средств ПВ во всех трех группах, де терминированной определенными традициями, нормами осуществления ПВ.

В случае служителей религиозных культов эти правила фиксируются в сис теме вероучения, особенностях типа религиозного объединения, а у препода вателей-психологов – принципами методики преподавания психологии, пра вилами организации подачи материала и др.

Анализ различия соотношения используемых внушающих и убеждаю щих вербальных средств ПВ внутри организаций показал, что в религиозных организациях внушающие средства вербального ПВ применяются служите лями религиозных культов значительно чаще, чем убеждающие. В лекцион ных фрагментах статистически значимых различий в применении способов ПВ нет. Данный факт обусловлен тем, что образовательная система строится на основе логически доказуемого научного знания, в то время как религиоз ная система ПВ в своем основании, с одной стороны, имеет интуитивное зна ние, в т.ч. и психологическое, а, с другой, оперирует достаточно большим набором понятий, определить которые по законам формальной логики не возможно, т.к. в их основе лежит феномен веры. Например, «Бог», «благо дать», «богодухновенность» и др.

На втором направлении анализ межорганизационных различий в приме нении внушающих и убеждающих вербальных средств свидетельствует, что статистическое различие в их применении между религиозными организа циями отсутствует. При этом существуют статистические различия в исполь зовании как убеждающих, так и внушающих вербальных средств между служителями религиозных культов обоих религиозных организаций и препо давателями психологами. Наиболее ярко выражено различие между способа ми ПВ преподавателей психологии и служителей ЦСЖ: служители ЦСЖ ис пользуют значимо чаще, чем преподаватели психологи, внушающие вер бальные средства, а профессиональные психологи – убеждающие вербальные средства. Существует также различие в использовании убеждающих вер бальных средств между преподавателями психологии и служителями НАЦ:

преподаватели психологи используют, как правило, способ убеждения. При этом отсутствует различие в применении способа внушения между препода вателями-психологами и служителями НАЦ.

Полученные данные свидетельствуют о подтверждении обеих рабочих гипотез. Во-первых, в системах ПВ как служителей религиозных культов, так и преподавателей психологии используются и внушающие и убеждающие средства ПВ. Во-вторых, использование средств внешнего воздействия, на правленных на формирование измененных гипнозоподобных состояний, ха рактерно только для ЦСЖ - религиозной организации с деструктивными по следствиями ПВ.

Сопоставление результатов статистического анализа на втором этапе ис следования и данных, полученных в процессе интервью, позволяет говорить о своеобразной системе показателей возможных деструктивных последствий ПВ во внешне наблюдаемой деятельности служителей религиозных культов:

внешние средства ПВ, направленные на формирование гипнозоподобных из мененных состояний сознания («использование четкой ритмичной музыки», «совместные ритмичные движения», «совместное пение зала и хора»);

частые коллективные богослужения (более десяти раз в неделю), в процессе которых используются средства внешнего ПВ;

запрет на исповедь при отсутствии альтернативной формы религиозного утешения, в т.ч. обращения к религиоз ным психотерапевтам (пастырская психотерапия).

В Заключении работы отмечается, что разработка методического под хода к профессиональной оценке является своеобразной тактической целью на пути построения методики, позволяющей экспертам по внешне наблюдае мому процессу деятельности служителей диагносцировать возможные дест руктивные последствия их ПВ. Намечаются дальнейшие задачи на данном пути, среди которых наращивание показателей, их дифференцировка по сте пени выраженности типа последствий, расширение выборки религиозных ор ганизаций. Последнее необходимо в виду того, что каждое направление при всей устойчивости средств психологического воздействия способам исполь зует свои специфические сочетания. Также описаны области приложения теоретических и эмпирических результатов в различных областях научного знания: психологии труда, религиоведении, социальной психологии.

Выводы:

1. Методический подход к профессиональной оценке психологического воздействия служителей деструктивных религиозных культов должен стро иться на основе применения специальных психологических познаний, кото рые подразумевают преломление общепсихологических положений, понятий в свете юридически значимых ситуаций.

2. Осуществление профессиональной оценки психологического воздей ствия служителей деструктивных религиозных культов предъявляет новые требования к компетентности экспертов-психологов. Они должны быть гото вы соблюдать принцип «методологического атеизма» или «методологическо го нейтралитета», заключающегося в отказе обсуждать в рамках исследова ния вопросы истинности или ложности существования предмета веры, его оценки;

реконструировать последствия психологического воздействия для адептов на основе анализа разносторонних фактов и различных источников, в том числе и диаметрально противоположных по содержанию, посвященных деятельности изучаемых религиозных объединений;

ориентироваться в во просах религиоведения, в том числе, судебного религиоведения, а также знать содержание основ вероучения, той религиозной организации, которая выступает в качестве объекта экспертных исследований, истории ее возник новения;

ориентироваться в вопросах методологии исследования воздейст вия, проблемах производства судебно-психологической экспертизы психоло гических воздействий;

осуществлять диагностику личности верующих, зная специфику применения методов исследования и диагностики в психологии религии;

выстроить контакт с исследуемыми таким образом, чтоб они первые начали говорить о своей религиозности.

3. В контексте специальных психологических познаний к проектирова нию методических подходов профессиональной оценки психологического воздействия экспертами-психологами предъявляются следующие требова ния: 1) методологической основой подхода должны выступать концепции, теории, представления отечественной психологии или согласующиеся с ней;

2) концепции, теории, представления должны быть приняты большинством научного сообщества и иметь эмпирическое подтверждение своих основных положений;

3) критерии и показатели оценки должны быть четко теоретиче ски обоснованы и иметь ссылки на результаты их эмпирического подтвер ждения в рамках специальных исследований;

4) процедура подхода должна включать в себя оценку как операционального (анализ аудио-, видеозаписей, печатной продукции, особенностей личности субъекта воздействия) так и ре зультативного (изучение собственно эффекта психологического воздействия) этапов.

4. Методический подход к профессиональной оценке психологического воздействия подразумевает определение типологии последствий психологи ческого воздействия служителей религиозных культов, выделение критерия оценки этих последствий, а также описание показателей возможных деструк тивных последствий психологического воздействия во внешне наблюдаемой деятельности служителей (коллективном богослужении).

5. Типология последствий психологического воздействия служителей религиозных культов подразумевает наличие как конструктивных, так и де структивных последствий. Если деструктивные последствия психологическо го воздействия определяются как разрушающие сложившиеся типичные для личности психологические регуляторы активности и, как следствие, ее цело стность, самостоятельность, то конструктивные - проявляются в формирова нии новых или реорганизации прежних психологических регуляторов актив ности личности, способствующих ее целостности, автономности, созидатель ности.

6. Критерием оценки последствий психологического воздействия, осу ществляемого служителями религиозных культов, выступает изменение вы раженности отраженной субъектности адептов: деструктивные последствия будут проявляться в снижении отраженной субъектности в форме унифика ции личностей адептов, а конструктивные – в повышении отраженной субъ ектности.

7. Методологической основой выделения показателей возможных дест руктивных последствий психологического воздействия во внешне наблюдае мой деятельности служителей религиозных культов (коллективном богослу жении) выступает схема включения психологического воздействия в макро структуру их деятельности. Поскольку в коллективном богослужении объек том воздействия выступает социальная общность, характеризующаяся мас совым внеколлективным поведением («публика церкви»), то встраивание психологического воздействия в макроструктуру деятельности служителей религиозных культов будет продиктовано необходимостью изучать не мето ды и приемы психологического воздействия, а способы и средства психоло гического воздействия.

8. Система показателей возможных деструктивных последствий психо логического воздействия в коллективном богослужении включает в себя внешние средства воздействия на анализаторы, направленные на формирова ние гипнозоподобных измененных состояний сознания («использование чет кой ритмичной музыки», «совместные ритмичные движения», «совместное пение зала и хора»);

частые коллективные богослужения (более десяти раз в неделю), в процессе которых используются средства внешнего психологиче ского воздействия;

запрет на исповедь при отсутствии альтернативной фор мы религиозного утешения, в т.ч. обращения к религиозным психотерапев там (пастырская психотерапия).

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях автора:

Статьи, опубликованные в ведущих периодических изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

1. Асланян, В.Ю. Государственный контроль над деятельностью религиозных организаций: критерии оценки деструктивного характера психологического воздействия / В.Ю. Асланян // Вестник Университета. Социология и управле ние персоналом. – 2008. - № 7 (45). - С. 20 – 22. – 0,3п.л.

2. Асланян, В.Ю. Эмпирическое выделение критериев оценки деструктивности психологического воздействия в процессе профессиональной деятельности служителей религиозных культов / В.Ю. Асланян // Сибирский психологиче ский журнал. – 2008. - № 28. – С. 69 – 74. – 0,8п.л.

Статьи и тезисы докладов:

3. Асланян, В.Ю. Деятельность религиозных организаций и информаци онно-психологическая безопасность / В.Ю. Асланян // Патриотическое воспитание школьников: материалы региональной научно практической конференции. – Магадан: Государственное геолого картографическое предприятие, 1998. – С. 62 -63. – 0,1п.л.

4. Асланян, В.Ю. Исследование способов психологического воздействия в деструктивных религиозных организациях / В.Ю. Асланян // Северо Восток России: проблемы экономики и народонаселения: расширенные тезисы докладов региональной научной конференции. – Магадан: ОАО «Северовостокзолото», 1998. – С. 199. – 0,1п.л.

5. Асланян, В.Ю. К вопросу о нравственном самоопределении (религиоз ный аспект) / В.Ю. Асланян // Проблемы социального самоопределения учащейся молодежи в условиях современного общества: материалы международной научно-практической конференции. – Киров: Изда тельство ВятГГУ, 2003. – С. 108 - 112. – 0,2п.л.

6. Асланян, В.Ю. Проблемы выделения критериев анализа личностного развития адептов религиозных организаций (исследование деструктив ного воздействия) / В.Ю. Асланян // Ученые записки кафедры психоло гии Северного международного университета. - Вып. 3. – Магадан:

Кордис, 2003. – С. 5 – 13. – 0,4п.л.

7. Асланян, В.Ю. Методологические трудности и перспективы изучения психологических аспектов деятельности нетрадиционных религиозных организаций / В.Ю. Асланян // Вестник Северного международного университета. – Вып. 3. – Магадан: Издательство СМУ, 2004. – С. 86 91. – 0,5п.л.

8. Асланян, В.Ю. Психологические признаки труда служителя религиоз ного культа / В.Ю. Асланян // Ученые записки кафедры психологии Северного международного университета – Вып. 5. – Магадан: Кор дис, 2005. – С. 24 - 31. – 0,4п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.