авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Взаимосвязь видов активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности

На правах рукописи

Рослякова Елена Юрьевна

Взаимосвязь видов активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности

Специальность: 19.00.01 – «Общая психология,

психология личности, история психологии»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Ярославль 2009 2

Работа выполнена на кафедре практической психологии ГОУ ВПО «Пермский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор психологических наук, доцент Волочков Андрей Александрович.

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Толочек Владимир Алексеевич;

кандидат психологических наук Слепко Юрий Николаевич.

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Смоленский государственный университет»

Защита состоится «14» мая 2009 г. в.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.307.07 в ГОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского» по адресу:

150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д. 108, ауд. 203.

Отзывы на автореферат присылать по адресу:

150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д.108, ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, кафедра общей и социальной психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ЯГПУ им. К.Д. Ушинского по адресу: 150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д.108.

Автореферат разослан « 13» апреля 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета: Л.А. Огородникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Совершенствование системы образования нуждается в разработке эффективных, психологически обоснованных подходов, ориентированных на конкретного человека, мобилизующих и развивающих способности личности, отвечающим её реальным запросам и потребностям. При этом особую значимость приобретает собственная позиция старшеклассника как активного субъекта многообразных взаимодействий с миром, который преодолевает аморфность целевых установок и ценностных ориентаций, мировоззренческий вакуум, повышает успешность обучения в широком смысле, готовность к профессиональному поиску и становлению, определению вектора дальнейшей жизненной самореализации человека. Поэтому в современной отечественной и зарубежной психологии все большее внимание уделяют активности человека в различных сферах жизнедеятельности.

Способность активно "выстраивать" собственное бытие, быть его субъектом, признается одной из центральных характеристик человека в рамках различных исследовательских направлений. Начиная с 80-х годов, в отечественной психологии значительно возрастает интерес к исследованиям проблемы активности. Изучается структура, динамика различных видов активности – познавательной, интеллектуальной (Д.Б. Богоявленская, 1979, И.А. Мурванидзе, 1972, М.И. Лисина, 1982, А.М. Матюшкин, 1982, А.И. Крупнов, 1984, и др.), волевой активности (А.И. Высоцкий, 1979), исследуется феномен надситуативной активности личности (В.А. Петровский, 1992, 1996), установки и активности (Д.Н. Узнадзе,1966, И.А. Джидарьян, 1972). Отдельный цикл исследований посвящен изучению активности со стороны динамических проявлений и их нейрофизиологических предпосылок (В.Д. Небылицын, 1978, А.И. Крупнов, 1971-1992), а также исследования моторной, волевой, эмоциональной, интеллектуальной в определенных видах деятельности (П.В. Токарев, 1991, Б.А. Вяткин, 1992, И.Е. Праведникова, 1993), а также ведутся исследования субъектной активности (В.О. Татенко, 1995, А.К. Осницкий, 1996, Л.Н. Тарасова, 2004). Исследования активности в системе ее проявлений прослеживаются в интегративных концепциях индивидуальности человека (Б.Г.Ананьев, 1977;

Л.И. Анцыферова, 1978;

В.С.Мерлин, 1986;

Л.Я. Дорфман, 1993;

К.А. Абульханова, 1999;

А.А. Волочков, 2002, В.А. Толочек, 2004;

), а также в психологии субъекта (А.В. Брушлинский, 1994).

Акценты в исследованиях ставятся либо, на изучении формально динамических характеристик активности, либо проявления активности в рамках конкретной деятельности, где подчеркивается процессуально-содержательная сторона феномена активности. Большая значимость этих исследований в том, что с позиций системного и аналитического подходов изучается структура активности:

целевой и мотивационный компонент, операционный и процессуальный, организационный и результативный компоненты. В то же время исследования выполняются с различных методологических позиций, вследствие этого большой проблемой является сопоставимость результатов этих исследований. Однако наиболее актуальной проблемой в интегративных концепциях является вопрос не только о взаимодействии различных видов активности, но также вопрос о соотношении, динамике соотношения видов активности, вопрос о доминировании определенных видов активности среди других в конкретных жизненных ситуациях на определенных возрастных этапах.

Проблема взаимосвязи видов активности субъекта жизнедеятельности, их соотношение и границы их возможной интеграции, конкретных оснований ее целостности в отечественной и зарубежной психологии остается мало изученной.

Производной от указанной проблемы является проблема эмпирических методов исследования интеграции различных видов активности субъекта. Поиск таких взаимосвязей и анализ закономерностей их соотношения и организации представляется актуальной проблемой психологии, а ее решение – важной научно практической задачей, имеющей как теоретическое, так и прикладное значение.



Цель исследования: выявить психологическую структуру типичных видов активности субъекта жизнедеятельности и определить ее функции в структуре индивидуальности.

Объект исследования: активность субъекта жизнедеятельности в юношеском возрасте.

взаимосвязи видов активности субъекта Предмет исследования:

жизнедеятельности в сферах, наиболее типичных для ранней юности.

Гипотезы исследования:

1) Типичные для ранней юности виды активности взаимосвязаны, образуя относительно устойчивую структуру, позволяющую интегративно характеризовать активность субъекта жизнедеятельности в таких сферах как общение, обучение, познание, поведение, смыслообразование – как в качественном (структурном), так и в количественном планах (через вычисление индексов выраженности активности).

2) Активность субъекта жизнедеятельности, как выражение интеграции типичных для ранней юности видов активности, способна выполнять опосредующую функцию в структуре интегральной индивидуальности: при ее нарастании возрастает количество, разнообразие и характер межуровневых взаимосвязей в структуре интегральной индивидуальности.

3) Структура взаимосвязей различных видов активности субъекта жизнедеятельности и общая их выраженность имеют половые особенности.

Для достижения цели работы и проверки выдвинутых гипотез были поставлены следующие задачи:

1. Выявить основные подходы к проблеме активности субъекта в различных сферах жизнедеятельности в отечественной и зарубежной психологии.

2. Определить типичные виды активности для раннего юношеского возраста.

3. Выявить структуру взаимосвязей типичных видов активности и установить возможность сведения этих видов активности к индексу более общего порядка, способного интегративно выражать количественный уровень активности субъекта жизнедеятельности.

4. Выявить функции активности субъекта жизнедеятельности в структуре индивидуальности.

5. Выявить половые особенности активности и ее место в структуре индивидуальности у юношей и девушек.

Методологическими и теоретическими основаниями исследования являются: принцип субъектности в теориях жизненного пути личности (К.А. Абульханова, Б.Г..Ананьев, Л.И. Анцыферова, С.Л. Рубинштейн);

принцип интегрального исследования индивидуальности (Б.А. Вяткин, В.С. Мерлин,);

теоретическими основаниями исследования послужили работы в области психологии жизнедеятельности и его активности (К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, Д.Б. Богоявленской, А.А. Волочкова, И.А. Джидарьян, А.Ф. Лазурского, Д.А. Леонтьева, В.А. Толочека).

Методы исследования. Для проверки выдвинутых гипотез были использованы следующие методы: теоретический анализ исследований и публикаций в области общей, возрастной, педагогической и социальной психологии, в области педагогики и смежных с ними областях, связанных с проблемами исследования;

диагностические методы: сбор эмпирических данных в естественных условиях психологическое тестирование);

организационный метод (анкетирование, поперечных срезов;

методы качественно-количественной обработки и интерпретации данных: метод сравнения групп, отобранных по уровню выраженности интегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности, а также по полу.

Методы статистической обработки данных: корреляционный и факторно аналитический методы использованы для анализа структуры взаимосвязей различных видов активности, методы сравнения средних значений выраженности переменных использовались для выявления значимости межгрупповых различий, дисперсионный анализ – для выявления значимых эффектов фактора «активность субъекта жизнедеятельности» на показатели разноуровневых свойств интегральной индивидуальности. Для вычисления агрегированных индексов активности субъекта жизнедеятельности использовался множественный регрессионный анализ.

Статистический анализ данных проводился с использованием пакета программ "Statistica 6.0" корпорации Stat Soft и электронных таблиц "Excel" корпорации Microsoft.

Научная новизна работы выражается в том, что определены типичные для ранней юности виды активности субъекта жизнедеятельности.

Впервые выявлена эмпирическая структура взаимосвязей типичных видов активности, таких как смыслообразующая активность, регулятивная, коммуникативная, интеллектуально-познавательная и учебная активность, на основе интеграции которых выявлена активность субъекта жизнедеятельности, как феномена более высокого уровня обобщения.

Показана ведущая роль смыслообразующей активности, регулятивной и коммуникативной активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности.

Установлено, что активность субъекта жизнедеятельности, как интеграция типичных видов активности в ранней юности, выполняет функцию звена, опосредующего разноуровневые связи в структуре интегральной индивидуальности.

Показано, что с ростом выраженности активности субъекта жизнедеятельности у юношей преобладает активность в смыслообразовании, при этом развитая и более гибкая эмоциональная саморегуляции позволяет чувствовать себя более уверенно в различных жизненных ситуациях. Для девушек более высокий уровень активности требует высокого напряжения психических сил, связан с большей эмоциональной неустойчивостью.

Теоретическое значение работы заключаются в дальнейшем развитии представлений о взаимосвязях видов активности на определенный возрастном этапе в конкретных сферах жизнедеятельности (А.А. Волочков, 2005), уточнены положения о ведущих видах активности применительно к ранней юности (И.В. Дубровина, 1992, Д.И. Фельдштейн, 1996). Подтверждена гипотеза о различной роли ведущих видов активности на разных возрастных этапах (Б.А. Вяткин, 1992).

Уточнены положения о субъекте жизнедеятельности, как носителе разнообразных способов и видов активности и взаимодействия в мире (А.В. Брушлинский, 1994, К.А. Абульханова, 1999).

Выявленная эмпирическая структура взаимосвязей типичных для ранней юности видов активности субъекта жизнедеятельности на примере ранней юности, и функции активности в структуре индивидуальности расширяют концепцию интегральной индивидуальности В.С. Мерлина, 1986: виды активности субъекта жизнедеятельности изучались в единстве их проявлений на разных уровнях организации индивидуальности человека, например, при получении интегративного индекса коммуникативной активности использовались ее диагностические показатели на уровне свойств темперамента (формально-динамические аспекты поведения), свойств личности, а также на уровне межиндивидуальных социально психологических взаимодействий. Показана способность активности субъекта жизнедеятельности выполнять функцию звена, опосредующего разноуровневые связи в структуре интегральной индивидуальности.

Дополнены представления о ведущих видах активности в ранней юности и характеристики личности юношей и девушек в зависимости от выраженности активности субъекта жизнедеятельности.

Обоснование возможности получения Практическое значение.

интегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности и описание соответствующей технологии, анализ особенностей вкладов частных видов активности в этот индекс в различных выборках, психологический портрет индивидуальности респондентов с различным уровнем активности субъекта жизнедеятельности, а также ряд других результатов исследования востребованы при разработке программного обеспечения для факультета психологии, а также курсов по «Психологии активности», практических курсов по общей и возрастной психологии.

Полученные результаты востребованы также организаторами системы образования, ориентированных на работу со старшеклассниками через разработку и реализацию программ, направленных на развитие личностной активности, готовности к профессиональному поиску учащихся старших классов.

Апробация работы. Основные положения по теме диссертационного исследования докладывались и обсуждались на межрегиональных научных конференциях, «Мерлинские чтения» (г. Пермь, 2002, 2003, 2005), на городском семинаре (г. Пермь, ПГПУ, 2004), Всероссийской «Олимпиаде по психологии»

(г. Томск, 2001), на международных и общероссийских конференциях (г. Cтаврополь, 2004;

г. Тамбов, 2003, 2005), на методологическом семинаре лаборатории развития (ИП РАН, 2008). По теме исследования опубликовано 10 работ, в их числе статья в рецензируемом журнале, рекомендованном ВАК РФ.

Положения, выносимые на защиту:

1. Типичными видами активности в ранней юности являются: смыслообразующая активность, регулятивная и коммуникативная активность, учебная и интеллектуально-познавательная активность, которые образуют относительно устойчивую структуру взаимосвязей, где ведущую роль выполняют следующие виды активности: 1) смыслообразующая активность, 2) регулятивная активность, 3) коммуникативная активность.

2. Активность субъекта жизнедеятельности является результатом интеграции типичных видов активности, позволяющую характеризовать ее в качественном (структурном), а также в количественном плане через вычисление интегрированных индексов, как выражение более высоко уровня интеграции активности в ранней юности.

3. Активность субъекта жизнедеятельности, как интегративное выражение взаимосвязи типичных видов активности способна выполнять функцию опосредования ее разноуровневых связей, способствует повышению количества, разнообразия и характера межуровневых взаимосвязей в структуре индивидуальности.

4. В структуре индивидуальности у юношей с повышением выраженности активности субъекта жизнедеятельности повышается уверенность в себе, независимость, сила «Я», демонстративность, общительность, внутреннее спокойствие (О), эмоциональная гибкость, снижается внутренняя напряженность, тревога;

девушки с высоким уровнем активности характеризуются высокой эмоциональностью, эмоциональной неустойчивостью, напряженностью, тревогой, более осторожны, по сравнению с юношами.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, общих выводов, рекомендаций, библиографического списка и приложений. Работа изложена на 180 страницах: объем основной части – 169 страниц, приложений – 3.

Основная часть диссертации содержит 17 таблиц и 7 рисунков. Библиографический список насчитывает 264 источника, в том числе 31 на английском языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, определяется цель, задачи, объект и предмет исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы гипотезы и основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Проблема активности в психологии» представлен обзор теоретических и экспериментальных исследований, посвященных вопросам изучения активности. Рассматриваются основные этапы изучения активности человека в российской психологии, анализируется проблема соотношения категории активность с другими категориями в психологии, а именно с категорией деятельность. На основе анализа двух категорий характеризуются основные современные подходы к изучению активности субъекта жизнедеятельности в отечественных и зарубежных теоретических концепциях, а также основные исследовательские стратегии при изучении активности.

В первом разделе главы выделены основные этапы развития представлений об активности, как в России, так и за рубежом. Раскрыты основные подходы к изучению активности. Начальный этап 1900-1920-е годы – среди первых исследователей активности субъекта был А.Ф. Лазурский. Им сформулировано одно из классических определений активности, а именно «…отношение к окружающему миру, а оно, это отношение, есть мера устойчивости субъекта к влияниям окружающей среды и, в свою очередь, мера воздействия на среду» (Лазурский, 1916, с. 23). В лаборатории А.Ф. Лазурского совместно с М.Я. Басовым были проведены первые эмпирические исследования различных видов психической активности в их взаимной связи и обусловленности.





В 1930 – 1950-е годы характеризуется падением интереса к проблеме активности: доминирование бихевиоризма и психоанализа в западной психологии блокировало рассмотрение этой проблемы, Однако в конце этого периода С.Л. Рубинштейном были сформулированы фундаментальные основы исследований активности как ключевой характеристики субъекта. В работе «Бытие и сознание»

автор развивает идею приоритета внутреннего в его соотношении с внешним миром, а также акцентирует всеобщую связь явлений материального мира в их активном взаимодействии (С.Л. Рубинштейн, 1957, с. 283-384).

В 1960-1980-е годы происходит возрождение интереса к проблеме активности.

Оно связано с работами Б.Г. Ананьева, Н.А. Бернштейна, А.И. Крупнова, В.С.

Мерлина, В.Д. Небылицына, Д.Н. Узнадзе. В конце 1980-х годов резко усиливается интерес к проблеме субъекта и его активности. Развитию этого направления исследований способствовали работы И.А. Джидарьян (1988) и К.А. Абульхановой (1988 - 1999). Это дало толчок развитию психологии субъекта и человеческого бытия в трудах сотрудников Института психологии РАН (А.В. Брушлинский, В.В. Знаков, Е.А. Сергиенко и др.). В лаборатории саморегуляции ПИ РАО создана и развивается оригинальная концепция произвольной активности саморегуляции человека (Конопкин 1995;

Моросанова 2001). Где активность рассматривается как функционально-динамическое качество личности. Такой всплеск интереса к теоретическим и эмпирическим исследованиям активности человека на различных уровнях его бытия привел к появлению обобщающих трудов в этой области (Петровский, 1992;

Алексеева, 1996;

Хайкин, 2000;

Волочков, 2007).

Во втором разделе анализируется современный этап исследований активности человека, рассматривается проблема определения категории активность и деятельность. Выделяются два основных подхода решения этой проблемы. Одна из них (линия А.Н. Леонтьева) рассматривает активность в рамках деятельности – как внутреннюю предпосылку ее самодвижения. При этом категория деятельности в значительной мере редуцирует иные формы активности. Другая (линия С.Л. Рубинштейна) рассматривает активность как генеральную характеристику субъекта, как посредника между деяниями личности и требованиями общества, как характеристику взаимодействия систем или явлений, раскрывающую их способность к самодвижению, самоизменению и саморазвитию. Вместе с тем зачастую одни и те же авторы используют одно и то же понятие в «широком» и «узком» планах, меняя их логический объем и определяя одну категорию через другую. Исходя из этого, активность рассматривается в двух основных планах: 1) человек проявляет активность, в этом случае на первый план выходит качественная сторона данного феномена: формы и способы взаимодействий субъекта с миром, среди которых С.Л. Рубинштейн (1957) и А.В. Брушлинский (1994) называют предметную деятельность, познание, общение, созерцание и поведение;

2) человек «действует активно», и в этом случае акцент в понимании активности смещается к мере взаимодействия, к тому, как и насколько субъект проявляют активность в деятельности, познании, общении и т.д. Данный аспект акцентирует его количественную сторону феномена.

В третьем разделе анализируется проблема взаимодействия и взаимосвязей видов активности субъекта приводит к необходимости определения пространства этого взаимодействия, например в какой-либо ситуации, жизненном контексте, в мире. Рассматриваются подходы к изучению активности человека в контексте жизни и жизнедеятельности (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн). Субъект жизнедеятельности показан как человек, характеризующийся высокой степенью внутренней интеграции, автономности и активности в рамках определенной системы наиболее значимых видов деятельности.

Жизнедеятельность следует понимать в более широком смысле, чем отдельные виды деятельности. Это система наиболее существенных для человека, многообразных взаимоотношений человека в мире на данном этапе жизни. Субъект жизнедеятельности, соответственно, понимается как носитель этой единой системы различных видов активности, направленной на воспроизводство и развитие себя как автора собственного бытия в мире. Акцент ставится на активном характере взаимодействия с миром (К.А. Абульханова, 1999).

В разделе главы, посвященной актуальности исследования проявлений активности в раннем юношеском возрасте, приводится общая характеристика возрастного периода и ведущих видов активности, значение для всей последующей жизни человека (И.В. Дубровина, 1991, Э. Эриксон, 1996). Ранняя юность рассматривается как период расширения поведенческих рамок, личностного самоопределения, связанного с необходимостью решать проблему своего будущего (Л.И. Божович, 1996). Главными новообразований в юношеском возрасте является открытие личностью формирование внутренней позиции по отношению к себе;

появление способности к саморазвитию, постановка задач саморазвития, построение замысла жизни рассмотрение своего жизненного пути в целом, с точки зрения дальней перспективы, зарождение мотивов профессиональной деятельности. Среди всего многообразия проявлений активности выделены наиболее значимые, типичные виды, соответствующие основным сферам взаимодействия человека в мире, которые оказывают влияние на развитие человека: смыслообразование, регуляция, коммуникативная, учебная, интеллектуальная, познавательная активность (Л.И. Божович, И.В. Дубровина, Д.А. Леонтьев, В.И. Слободчиков, Д.И.

Фельдштейн).

В конце первой главы рассматривается проблема взаимосвязи видов активности человека, в тенденции рассмотрения от экстенсивных исследований – к интегративным концепциям (Ананьев, 1977;

Брушлинский, 1994;

Вяткин, 2005;

Дорфман, 1993;

Мерлин, 1986;

Толочек, 2004). Подводится итог теоретическому обзору проблемы взаимосвязей видов активности человека как субъекта жизнедеятельности.

Вторая глава – «ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ» представляет организацию исследования, обоснование выбора его эмпирических, психодиагностических и статистических методов.

Итоговая численность общей выборки составила 304 респондента, из них 166 – девушек, 138 – юношей. В исследовании приняли участие ученики 10-х классов общеобразовательных школ города Перми Пермского края в возрасте 16-17 лет.

Одна из основных задач исследования – выявление взаимосвязей различных проявлений активности, наиболее типичных для субъекта жизнедеятельности в ранней юности, а также их функций в структуре интегральной индивидуальности.

Поэтому основанием выбора диагностического инструментария служила его возможность измерять различные проявления активности, наиболее типичные для данной выборки.

Для изучения проявлений активности в предметной деятельности нами использовались: «Вопросник учебной активности школьника» по А.А.Волочкову (2002), «Опросник стиля учебной деятельности» по Г.С. Прыгину (1984);

методика «Эмоциональное отношение к учению» по А.Д. Андреевой (1987). Изучение проявлений активности в сфере общения проводилось с использованием «Опросника формально-динамических свойств индивидуальности» (В.М. Русалов, 1997), личностного опросника Г.Ю. Айзенка в адаптации А.Г. Шмелева (1987) и непараметрической социометрии по Я. Морено (1976). Для изучения активности субъекта в познавательной сфере были использованы: «Индекс интеллектуальной активности» Опросника формально-динамических свойств индивидуальности по В.М. Русалову (1997), методика «Составление групп» для исследования умственной активности на словесном материале И.Д. Мурванидзе (1972), вербальный тест творческого мышления «Необычное использование» Д. Гилфорда в адаптации Е.И. Щеблановой (1996), анкета и стандартизованное интервью по изучению внеучебной активности (Е.Ю. Рослякова, 2003). Для исследования активности субъекта в сфере смыслообразования применялись: общий показатель осмысленности жизни теста «Цель в жизни» Дж. Крамбо и Л. Махолика («Тест смысложизненных ориентаций» - после адаптации Д.А. Леонтьева (1992), «Опросник мотивации успеха и боязни неудачи» А.А. Реана (2001), шкалы «Мотивация на успех». Для исследования произвольной регуляции поведения использована шкала «Индекс общей эмоциональности» опросника ОФДСИ В.М. Русалова (1997), «Шкала контроля за действием» по Ю. Кулю в адаптации С.А. Шапкина (1997).

Для решения вопроса о субъектном характере диагностированных нами видов активности в различных сферах жизнедеятельности мы использовали диагностические показатели ряда диагностических методик, которые способны выступать как критерии субъектности. Среди них ряд показателей «Методики исследования самоотношения» по С.Р. Пантилееву (1993) и шкалы «Пермского вопросника «Я» по Л.Я. Дорфману (2000).

Наряду с методиками, диагностирующими разнообразные виды активности в указанных сферах жизнедеятельности использовались методики, измеряющие разноуровневые свойства индивидуальности. Всего нами были использованы диагностических процедур, которые позволили получить 42 показателя для дальнейшей статистической обработки, которая проводилась в статистическом пакете Statistica 6.0. корпорации Stat Soft.

В третьей главе – «РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ ВИДОВ АКТИВНОСТИ СУБЪЕКТА ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

- представлены результаты эмпирического исследования и их интерпретация. В первом параграфе – «Структура взаимосвязей наиболее типичных для ранней юности видов активности» - приведены итоги факторного анализа взаимосвязей соответствующих переменных. Всего в этих целях в общей выборке респондентов-старшеклассников факторизовалась корреляционная матрица показателя различных видов активности, полученных независимо друг от друга с помощью 12-ти диагностических процедур. Наиболее приемлемым оказалось пятифакторное решение (Табл. 1).

Факторы, расположенные по порядку номеров и убыванию доли объясняемой ими дисперсии входящих переменных, интерпретируются нами как: 1)«Фактор характеристик коммуникативной активности» активности 2) «Фактор саморегуляции» (в континууме характеристик эмоционального – волевого контроля поведения), 3) «Фактор учебной активности», 4) «Фактор активности смысло- и целеобразования», 5) «Интеллектуально-познавательная активность». Порядок факторов показывает общий приоритет учебной и коммуникативной активности в ранней юности. Факторная структура взаимосвязей различных видов активности и их отдельных компонентов в целом соответствует сферам жизнедеятельности, которые С.Л. Рубинштейн Б.Г. Ананьев (1973), (1972), К.А. Абульханова (1999), А.В. Брушлинский (1994), отмечают в числе наиболее актуальных для юношества. Эти сферы - учебная деятельность, познание, общение, формирование жизненных смыслов и регуляция поведения.

Таблица Факторная структура корреляционных связей различных видов и компонентов активности субъекта жизнедеятельности (общая выборка, n= 304) Факторы после вращения № Показатели проявлений активности субъекта 1 2 3 4 0, 0,02 0,11 0,03 0, УАптц (потенциал учебной активности) по А.Волочкову 0, 0,00 0,24 0,28 -0, УАрег (регулятивный компонент учебной активности) по А.Волочкову 0, -0,14 -0,15 0,11 -0, УАдин (динамический компонент учебной активности) по А.Волочкову 0, -0,18 -0,03 0,36 0, УАрез (результативный компонент учебной активности) по А.Волочкову 0, 0,21 0,05 0,19 -0, Хобби-Активность (по Е.Росляковой) Акт Дестр (социально-нормативная - деструктивная активность) по 0,65 0,11 -0,16 0,12 0, Клейбергу 0, 0,20 0,24 0,15 0, ИИА (Индекс интеллектуальной активности) по В.М.Русалову 0, 0,14 -0,27 -0,07 0, ИИА (интеллектуальная активность) по И.Мурванидзе 0, -0,04 0,06 -0,12 0, Cr (вербальная креативность) по Дж.Гилфорду 0, 0,32 0,08 0,15 0, ПА (познавательная активность) по А.Андреевой 0,78 0,10 0,13 0,01 0, Экстраверсия по Г.Айзенку 0,81 0,16 -0,01 0,10 0, ИКА (Индекс коммуникативной активности) по В.М.Русалову 0,59 -0,10 -0,31 0,21 0, Фактор F (беспечность, разговорчивость) по Р.Кеттеллу 0,70 0,07 0,09 -0,02 0, СЦМ (широта круга общения) непарам. социометрия по Я.Морено 0, 0,09 0,14 0,28 0, ОЖ (осмысленность жизни) по Д.Крамбо, Махолику, Д.Леонтьеву 0, 0,04 -0,01 0,09 0, МД (мотивация достижения) по А.Реану 0, 0,03 0,17 0,12 0, КД/пл (контроль действий при планировании) по Ю.Кулю 0, 0,21 0,11 -0,02 -0, Саморуководство (по С.Р. Пантилееву) 0, 0,10 0,01 -0,10 0, ЭМ Стаб (эмоциональная стабильность) по Г.Айзенку 0, 0,13 -0,12 0,04 0, ИОЭ (индекс общей эмоциональности) по В.Русалову 0, 0,15 0,09 0,39 -0, КД/ндч (контроль действий при неудаче) по Ю.Кулю 2,9 2,5 2,3 2,2 2, Собственные числа по факторам 13,7% 11,9% 11,1% 10,3% 9,5% Доля объяснимой дисперсии (в %) Примечание к Табл. 1: Индекс деструктивной активности (по Клейбергу) предварительно обращен – в таком варианте большие его значения свидетельствуют об отсутствии или слабом проявлении деструкций, т.е. об активности конструктивной или социально нормативной.

Таким образом, в нашей выборке эмпирически установлено соответствие указанным сферам жизнедеятельности пяти интегративных, более общих по отношению к частным видам и компонентам), видов активности: учебной, коммуникативной, регулятивной, смыслообразующей и интеллектуально познавательной. В их совокупности и взаимосвязях данная структура способна интегративно характеризовать активность субъекта соответствующих пяти сфер жизнедеятельности, то есть – активность субъекта жизнедеятельности. Конечно, полученные факторы и наполняющие их переменные не охватывают всего многообразия жизнедеятельности, но, с рядом оговорок, позволяют эмпирически получить интегративную характеристику активности субъекта в наиболее существенных сферах и проявлениях жизнедеятельности для ранней юности.

В целях исследования устойчивости данной факторной структуры общая выборка была разделена на три рандомизированные части, в каждой из которых вновь была проведена факторизация корреляционных взаимосвязей тех же переменных. В итоге факторная структура показала высокую степень устойчивости уже описанных факторов. При этом фактор коммуникативной активности во всех этих трех выборках неизменно оказывался наиболее значимым. Это свидетельствует о том, что данный интегративный вид активности занимает особое место среди других ее видов в ранней юности. Возможно, это свидетельствует о том, что для наших респондентов именно этот вид активности является ведущим. Фактор учебной активности во всех случаях оказался взаимосвязан с индексом интеллектуальной активности (по В.М. Русалову), но место этого фактора среди других по доле дисперсии переменных, которые он объясняет, варьирует от второго до пятого.

Другие факторы, соотносимые с соответствующими интегративными видами активности, занимают также различное место в этих подвыборках. В целом на данном этапе анализа была показана высокая устойчивость факторной структуры, полученной первоначально в общей выборке старшеклассников.

В соответствии с гипотезами и задачами исследования структура взаимосвязей частных видов активности и их отдельных компонентов изучалась также отдельно в мужской (n=138) и женской выборках старшеклассников (n=166). В итоге оказалось, что в обеих выборках в целом воспроизводится структура взаимосвязей, обнаруженная в общей выборке. Это вновь поддерживает гипотезу об устойчивости описанной выше структуры активности субъекта жизнедеятельности, теперь уже по отношению к фактору пола. Вместе с тем, обнаружены и половые различия, что также соответствует одной из наших гипотез. Так, у юношей получена более компактная, четырехфакторная структура взаимосвязей частных видов активности и их отдельных компонентов. Первый, наиболее значимый фактор в мужской выборке образован согласованным прямо пропорциональным взаимодействием показателей коммуникативной, интеллектуальной, познавательной и внеучебной активности в оппозиции проявлениям деструктивной активности. Получается, что юноши в этом возрасте проявляют интеллектуально-познавательную активность в тесной взаимосвязи с коммуникативной. На этот факт следует обратить внимание организаторов и практиков системы образования. Третий фактор в мужской выборке, в отличие от женской, также непротиворечиво интегрирует 2 вида активности – учебной и активности целеполагания, саморуководства, смыслообразования. Такая интеграция показывает особую роль учебной активности именно для юношей. В целом сравнение факторных структур видов активности в различных по полу выборках поддерживает гипотезу о соответствующих половых различиях.

Во втором параграфе – «Интегративный индекс активности как выражение активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности» - приводятся результаты проверки возможности сведения различных «активностных» переменных к нескольким интегрированным показателям активности. Одной из тенденций современной психологии является поиск таких переменных, которые могли бы характеризовать некоторое целое, имеющее ограниченное число ключевых параметров таким образом, чтобы значения целого и его образующих частей выражались по отношению друг к другу как реляционные, взаимосвязанные (Л.Я.

Дорфман, 2005). Возможно ли приведение множества видов активности и их отдельных компонентов к наименьшему числу их обобщенных, интегрированных характеристик? Предварительный факторный анализ показал, что эти виды и компоненты нередко взаимодействуют разнонаправлено, что свидетельствует о естественной разнонаправленности и разнообразии выражений активности.

Например, показатель деструктивной активности (по Клейбергу) обратно пропорционально связан с проявлениями коммуникативной активности. Для решения этой проблемы мы обращали соответствующие «сырые» показатели, при этом они меняли свой «знак» и интерпретацию на противоположные. Например, большие значения уже указанного индекса деструктивной активности после его обращения свидетельствовали уже об активности конструктивной (или социально нормативной).

Следующий шаг на пути перехода от некоторого множества показателей активности к более общим интегрированным индексам активности субъекта жизнедеятельности был связан с обычной процедурой эксплораторного факторного анализа – вычислением по каждому из полученных в общей выборке респондентов «факторов активности» соответствующего индивидуального показателя (Бююль, Цефель, 2004). Напомним, что эти факторы соответствовали пяти наиболее актуальным для ранней юности сферам жизнедеятельности и интерпретировались как показатели учебной, коммуникативной, регулятивной, смыслообразующей и интеллектуально-познавательной активности. Как статистически, количественно, так и по содержанию – качественно – данные показатели являются интегрированными индексами активности в соответствующих сферах жизнедеятельности.

Вместе с тем, такой способ получения интегративных индексов оценивается как более «грубый», по сравнению с регрессионным анализом, который позволяет вычислить соответствующий индекс с учетом вклада в него каждой отдельной переменной (Наследов, 2008). Тем самым возможно эмпирически определить, какие показатели (независимые переменные) наиболее существенны для того или иного индекса.

Именно этим путем были получены интегративные индексы каждого из пяти обобщенных видов активности. Для получения наиболее адекватных регрессионных моделей нами использовались стандартный и пошаговый методы. Итоги анализа представлены в таблице 2.

В интегративный индекс «Коммуникативная активность» наибольший вклад вносят переменные: «Экстраверсия» по Г. Айзенку и «Широта круга общения» по Я. Морено, а также показатель «нормативная – деструктивная активность». Индекс коммуникативной активности в таком его составе показывает обобщенную меру потребности, широты и реальной интенсивности коммуникативных взаимодействий.

Интегративный индекс «Регулятивная активность» в соответствии с содержанием образующих его компонентов характеризуется нами как мера регуляции субъектом своих отношений с миром в континууме осознанная, произвольная регуляция – спонтанная импульсивная регуляция поведения.

Наибольший вклад в этот индекс вносят «Индекс общей эмоциональности» (по В.М.

Русалову) и регулятивный компонент учебной активности (по А.А. Волочкову). Это, на наш взгляд, с одной стороны отражает темпераментальную, формально динамическую обусловленность данного индекса, а с другой – возможности его развития в рамках учебной деятельности.

В интегративный индекс «Учебная активность» наибольший вклад вносят показатели «потенциал учебной активности», интегрирующий проявления учебной мотивации и обучаемости, а также динамический компонент учебной активности, отражающий взаимодействие репродуктивной и продуктивной динамики реализации учебной активности по А.А. Волочкову. Таким образом, интегративный индекс «Учебная активность» – мера того шага в учебной деятельности и ее развитии, который делает сам школьник как субъект активности как выражение соотношения желания и возможностей сделать этот шаг, а также реализовать этот потенциал с известной долей репродукции и творчества в непосредственно наблюдаемой учебной деятельности.

Таблица Итоговые регрессионные модели пяти обобщенных видов активности субъекта жизнедеятельности, полученные в общей выборке (n = 304) Обобщенные Модели Переменные виды активности x1 - Акт Дестр (нормативная - деструктивная активность) по Клейбергу x Экстраверсия по Г.Айзенку Коммуникативная 2 x3 - ИКА (Индекс коммуникативной активности) по В.М.Русалову активность x4- Фактор F (беспечность,разговорчивость) по Р.Кеттеллу x5- СЦМ (широта круга общения) непарам. социометрия по Я.Морено КА = b + b1 (0,25)x1 + b 2 (0,32)x2 + b3 (0,25)x3 + b4 (0,19)x4+ b5 (0,27)x5+e x1- УАрег (регулятивный компонент УА) по А.Волочкову x2 - ЭМ Стаб (эмоциональная стабильность) по Г.Айзенку Регулятивная x3 - ИОЭ (индекс общей эмоциональности) по В.Русалову 2 активность x4 - КД/ндч (контроль за действием при неудаче) по Ю.Кулю РА = b + b1 (0,28)x1 + b 2 (0,37)x2 + b3 (0,42)x3 + b4 (0,16)x4+e x1УАптц (потенциал учебной акт-ти) по А.Волочкову Учебная активность x2 - УАдин (динамический компонент УА) по А.Волочкову x3 - УАрез (результативный компонент УА) по А.Волочкову x 4 - ИИА (Индекс интеллектуальной активности) по В.М.Русалову УА = b + b1 (0,51)x1 + b 2 (0,37)x2 + b3 (0,19)x3 + b4 (0,022)x4 +e x1 - ОЖ (осмысленность жизни) по Д.Леонтьеву Смыслообразующая x2 - МД (мотивация достижения) по А.Реан активность x3 - КД/пл (контроль действий при планировании) по Ю.Кулю x4 - Саморуководство (МИС, по С.Р. Пантилееву) СМ А = b + b1 (0,30)x1 + b 2 (0,42)x2 + b3 (0,17)x3 + b4 (0,39)x4 +e x1 - Хобби-Активность (по Е.Росляковой) Интеллектуально x2 - ИИА (интеллектуальная активность) по И.Мурванидзе познавательная x3 - Cr (вербальная креативность) по Дж.Гилфорду активность x4 - ПА (познавательная активность) по А.Д.Андреевой ИПА = b + b1 (0,36)x1 + b 2 (0,42)x2 + b3 (0,17)x3+ b4 (0,37)x4+ e Интегративный индекс «Смыслообразующая активность» интерпретируется как мера стремления к осмысленности жизни, направленности субъекта на какую-то цель, достижения, как результирующая процесса смысл- и целеобразования в деятельности и в жизни в целом. Наибольший вклад в индекс вносят следующие показатели: осмысленность жизни (по Д.А.Леонтьеву), мотивация достижения (по А.. Реану) и саморуководство (по С.Р. Пантилееву).

В интегративный показатель «Интеллектуально-познавательной активности» наибольший вклад вносят «Индекс интеллектуальной активности» по И.Д. Мурванидзе, «Вербальная креативность» по Д. Гилфорду и «Познавательная активность» по А.Д. Андреевой. Этот индекс мы определяем как меру осознанного проявления универсальной потребности в познании, умственных усилиях и творчеству во всех значимых пространствах жизнедеятельности.

Таким образом, в итоге на основе факторно-аналитического исследования структуры взаимодействия частных видов активности и их отдельных компонентов в ходе регрессионного анализа нами были получены интегрированные индексы активности субъекта жизнедеятельности, в целом соответствующие основным сферам жизнедеятельности (А.В. Брушлинский, 1994, К.А. Абульханова, 1999).

Вместе с тем возникает вопрос – каков возможный предел интеграции отдельных видов активности и их компонентов? Образуют ли они некий «генеральный фактор активности» или же независимы друг от друга? Какая тенденция преобладает в их взаимоотношениях – тенденция к автономии или тенденция к объединению? Для ответа на эти вопросы мы провели повторную факторизацию индивидуальных факторных оценок респондентов по интегративным факторам активности. В итоге все пять индексов в нашей общей выборке образовали один общий фактор активности, который интерпретируется как фактор интеграции видов активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности, демонстрирующий ее целостность и единство (см. табл. 3).

Факторные нагрузки соответствующих показателей в составе фактора преимущественно умеренные. С одной стороны это свидетельствует об их относительной автономии. С другой, само образование статистически достоверного общего фактора активности говорит о преобладании тенденций интеграции над тенденциями автономии во взаимодействии различных видов активности и их отдельных компонентов в нашей выборке старшеклассников.

Таблица Итоги факторизации интегративных индексов активности субъекта жизнедеятельности в общей выборке (n=304) Интегративные индексы активности № фактор основных сфер жизнедеятельности Учебная активность 1 0, Коммуникативная активность 2 0, Регулятивная активность 3 0, Смыслообразующая активность 4 0, Интеллектуально-познавательная активность 5 0, Собственные числа по фактору 1, Доля объяснимой фактором дисперсии (в%) 36,3% В структуре этого «генерального фактора активности» доминируют индексы смыслообразующей и регулятивной активности. Индексы учебной, коммуникативной и интеллектуально-познавательной активности вошли в данный фактор с меньшим весом, но с тем же алгебраическим знаком. Такая внутренняя структура «генерального фактора активности» согласуется с результатами других исследований (Кон, 1989, Волочков, 2003, Ермоленко, 2003, Леонтьев, 2004,), в которых применительно к ранней юности обнаружена особая роль поисков смысла жизни, решения проблемы идентичности, в который органично включается тенденция к целенаправленному познанию, стремление инициации общения и расширения границ своего «Я», невозможных без одновременного проявления и развития активности произвольной саморегуляции (Табл. 3). Это согласуется с современными общепсихологическими взглядами на роль смыслового измерения человеческого бытия как личностной тенденции к индивидуализации, способности к переживанию и интерпретации жизни (К.А. Абульханова, 1999;

Д.А. Леонтьев, 2004).

Получение общего, «генерального фактора активности» открыло возможность вычисления для респондентов нашей выборки соответствующего ингтегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности. Для решения этой задачи мы использовали множественный регрессионный анализ, который позволил провести эту процедуру с учетом дифференцированного вклада каждого из интегративных индексов активности в общий индекс активности субъекта жизнедеятельности. В качестве «независимых»

переменных выступили интегрированные индексы смыслообразующей, коммуникативной, учебной, интеллектуально-познавательной и регулятивной активности (табл. 4).

Таблица Итоги множественного регрессионного анализа для зависимой переменной «Активность субъекта жизнедеятельности» в общей выборке (n=304) Активность Коэффициенты Вероятность субъекта Виды активности регрессии () ошибки (p) жизнедеятельности Учебная активность 0,22 0, Интегративный Коммуникативная активность 0,53 0, индекс активности 0,22 0, Интеллектуально- познавательная активность субъекта Регулятивная активность 0,54 0, жизнедеятельности Смыслообразующая активность 0,57 0, Итоговое уравнение для зависимой интегративной переменной «Активность субъекта жизнедеятельности» (АСЖ) имеет следующий вид:

АСЖ = b + b1 (0,22)УА + b 2 (0,53)КА + b3 (0,22)ИПА + b4 (0,54)РА+ b5 (0,57)СмА+ e Где АСЖ – зависимая переменная: интегративный индекс активности субъекта жизнедеятельности;

b ;

b1;

b2;

b3;

b4;

b5;

– параметры регрессионной модели (Beta-коэффициенты);

УА – учебная активность КА – коммуникативная активность ИПА – интеллектуально-познавательная активность РА – регулятивная активность СмА– смыслообразующая активность е – ошибка предсказания;

Соответствующий индекс активности субъекта «Интегративный жизнедеятельности» является эмпирическо-статистическим приближением, характеризующим в наиболее общем плане качественно-количественную меру активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности, пропорционально вкладу включающий в себя обобщенные виды активности пяти сфер жизнедеятельности.

Аналогично результатам факторного анализа наибольший вклад в интегративный индекс активности по итогам анализа регрессионного вносит индекс смыслообразующей активности, а также индексы коммуникативной и регулятивной активности. Которые выступают как ведущие виды активности в данной выборке.

Таким образом:

Для каждой группы показателей, выражающих проявления активности в пяти сферах жизнедеятельности, были вычислены пять интегративных индексов активности: коммуникативной, учебной, смыслообразующей, интеллектуально познавательной и регулятивной образованных с учетом дифференцированного вклада соответствующих более частных видов и компонентов активности.

Наличие и непротиворечивый характер взаимосвязей пяти интегративных индексов по сферам жизнедеятельности позволили вычислить генеральный фактор активности субъекта жизнедеятельности и соответствующий интегративный индекс. Ядро этого фактора и соответствующего индекса образовано доминированием индексов смыслообразующей, коммуникативной и регулятивной активности, в наиболее общем виде характеризует ведущие виды активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности. Все это эмпирически поддерживает основную гипотезу.

«Функции Интегративной активности субъекта Третий параграф – жизнедеятельности в структуре интегральной индивидуальности». Одной из центральных задач для научной школы В.С. Мерлина является поиск системообразующих звеньев в структуре интегральной индивидуальности (В.С. Мерлин, 1986). Системообразующая функция в структуре интегральной индивидуальности понимается как способность какого-либо феномена статистически достоверно воздействовать на количество, выраженность и характер (прежде всего многозначность) межуровневых взаимосвязей в структуре индивидуальности (В.С. Мерлин, 1986;

Л.Я. Дорфман, 2004, Б.А. Вяткин, 2005;

). Например, в нашем исследовании это – взаимосвязи темпераментальных (формально-динамических) характеристик, а также свойств личности и особенностей межличностных взаимодействий. Большее количество и согласованность (непротиворечивость) таких межуровневых взаимосвязей обычно интерпретируется как более выраженный потенциал развития индивидуальности, ее адаптивных и компенсаторных возможностей (В.С. Мерлин, 1986;

Б.А. Вяткин, 1984 – 2005).

Для проверки гипотезы о способности активности субъекта жизнедеятельности выполнять функцию опосредования разноуровневых взаимосвязей в структуре интегральной индивидуальности нами был проведен сравнительный анализ взаимосвязей свойств темперамента, личности и межличностных отношений в трех выборках: с относительно высокой, средней и низкой выраженностью интегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности (по 80 респондентов в каждой). Для облегчения интерпретации корреляционных схем для каждой из трех выборок анализировались уникальные взаимосвязи – значимые корреляции, которые встречаются только в данной выборке (рис. 1 – 3).

Общая эмоциональность Общая Нейротизм адаптивность А С O D E F G H I J Q2 Q3 Q Широта круга общения Рис. 1. Уникальные корреляционные взаимосвязи разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в выборке старшеклассников с высокими значениями индекса активности субъекта жизнедеятельности (n=80) Примечание: Nr - нейротизм, ИОАД – индекс общей адаптивности по Русалову;

личностные факторы по Кеттеллу (высокие значения): А- добросердечность, С – эмоциональная устойчивость, D – возбудимость, Е – доминантность, F – жизнерадостность, импульсивность, общительность;

G- добросовестность, ответственность, настойчивость и упорство;

Н – социальная смелость, I – эмоциональная чувствительность, нежность, склонность к фантазиям;

J – индивидуализм, О – чувство вины, тревога, Q2-самодостаточность, Q3 –самоконтроль, Q4 – напряженность, фрустрированность;

Широта круга общения по Я.Морено.

В выборке высокоактивных респондентов таких взаимосвязей значительно больше, чем в средне- и низкоактивной (Рис. 1). Кроме того, только у высокоактивных среди них преобладают много-многозначные (полиморфные) межуровневые взаимосвязи, когда каждая переменная множества А (одного уровня) равновероятно связана с несколькими переменными множества В (другого уровня), а каждая переменная множества В связана с несколькими переменными множества А (Мерлин 1986;

Дорфман 2002).

В организации межуровневых взаимосвязей высокоактивной выборки особое место принадлежит ряду личностных характеристик (по Р. Кеттеллу): доминантности (Е), общительности (F), добросовестности и ответственности (G). Очевидно, такой межуровневый симптомокомплекс обеспечивает непротиворечивую согласованность адаптивности, самоконтроля, реалистичной оценки действительности, удовлетворенности собой и своей активностью. В выборке высокоактивных также обнаружена прямо пропорциональная связь свойства темперамента – индекса общей адаптивности (по В.М. Русалову) – и показателя социально-психологического уровня (широта круга общения по Я.Морено). Последующее сравнение средних значений этих показателей в трех различных по индексу активности субъекта жизнедеятельности выборках показывает достоверно большую их выраженность у высокоактивных старшеклассников. Все это свидетельствует о том, что высокий количественный уровень активности субъекта жизнедеятельности у старшеклассников взаимосвязан с рядом характеристик, позволяющих лучше адаптироваться, контролировать себя, быть менее напряженным и фрустрированным, т.е. более эффективно взаимодействовать с миром в различных сферах и ситуациях жизнедеятельности.

В выборке низкоактивных (рис. 2) обнаружено значительно меньшее, по сравнению с высоко- и среднеактивными старшеклассниками, количество уникальных взаимосвязейсвязей.

Общая эмоциональность Общая Нейротизм адаптивность А С O D E F G H I J Q2 Q3 Q Широта круга общения Рис. 2. Уникальные корреляционные взаимосвязи разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в выборке старшеклассников с низкими значениями индекса активности субъекта жизнедеятельности (n=80).

В этой выборке целый ряд свойств личности оказывается взаимосвязанным с темпераментальным индексом общей адаптивности (по В.М. Русалову). Этот индекс для соответствующей выборки лежит в основе повышения открытости и доброжелательности (А), жизнерадостности, спонтанности и общительности (F), социальной смелости (Н), повышения самооценки и снижения чувства вины (О), социабельностью и зависимостью от группового давления (Q2). Данный симптомокомплекс в значительной мере выражает потенциал коммуникативной активности и в целом для этой выборки лежат в основе потенциала адаптации, что следует учитывать в работе практических психологов. Во многом на этот же симптомокомплекс адаптации «работает» другой блок межуровневых взаимосвязей – ряда свойств личности с показателем широты круга общения (по Я. Морено).

Оптимизм, спонтанность и общительность (F), добросовестность и ответственность (G) здесь оказываются прямо пропорционально связанными с широтой круга общения.

Но расширение этого круга одновременно приводит к снижению упорства, настойчивости и склонности к лидерству (Е).

Сравнение средних значений разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в трех выборках по критерию Стьюдента показывает, что высокоактивные старшеклассники характеризуется большей активностью, открытостью и общительностью (A,F) силой Я (C), более высокой общей адаптированностью, они более ответственны (G) и уверены в себе (O). В этой выборке значительно больше, чем в группе низкоактивных, выражены склонность к лидерству (E) и социальная смелость (H), при этом они менее чувствительны и сентиментальны (I), менее возбудимы и напряжены (О;

Q4). Напротив, выборка низкоактивных (пассивных) старшеклассников оказалась менее адаптирована, эмоционально нестабильна, возбудима. Для этой группы характерны высокие оценки (от семи стенов и выше) напряженности (Q4) и склонности к чувству вины (O), они менее ответственны (G), и значительно более конформны, зависимы от группы (Q2), чем высокоактивные.

Таким образом:

Количество и характер взаимосвязей межуровневых свойств темперамента, личности и межличностных взаимодействий в выборках с относительно высоким, средним и низким уровнями выраженности интегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности оказывается различным. Наибольшие различия обнаружены в контрастных по этому индексу выборках.

Изменение выраженности индекса активности субъекта жизнедеятельности приводит к различной организации межуровневых связей в структуре интегральной индивидуальности. Это свидетельствует о способности активности субъекта жизнедеятельности выполнять функцию опосредования межуровневых взаимосвязей в структуре интегральной индивидуальности, т.е.

системообразующую функцию. Эти эмпирические факты поддерживают соответствующую гипотезу нашего исследования.

Обнаружены статистически достоверные различия по структуре взаимосвязей разноуровневых свойств интегральной индивидуальности и по величине их средних значений в группах с относительно высоким и низким уровнями выраженности индекса активности субъекта жизнедеятельности;

В целом более высокий индекс активности субъекта жизнедеятельности оказывается связанным с большей выраженностью целого ряда характеристик свойств темперамента, личности и межличностных взаимодействий. Кроме того, с повышением этого индекса значительно снижается число противоречивых взаимосвязей. Все это, на наш взгляд, свидетельствует о более высоком и гармоничном (непротиворечивом) потенциале субъекта, взаимодействующего в различных сферах жизнедеятельности.

В четвертом параграфе– «Особенности взаимосвязей «Интегративного индекса активности» с субъектными свойствами личности» - осуществлена кроссвалидизация интегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности. Если этот индекс действительно может выступать интегративной характеристикой и, следовательно, субъектности, он должен иметь статистически достоверные корреляции с другими характеристиками субъектности и соответствующими показателями. Например, такими, как способность проявлять инициативу, самостоятельность, авторство и т.д.

Проверка этой внутренней гипотезы о субъектной сущности интегративного индекса активности осуществлялась при помощи корреляционного, факторного и дисперсионного анализа. Критериями субъектности выступили диагностические шкалы «Я-авторское» и «Я-воплощенное» «Пермского вопросника Я» (по Л.Я. Дорфману), а также шкала автономности вопросника «Автономность – зависимость» (по Г.С. Прыгину). В итоге индекс активности субъекта жизнедеятельности, как и ожидалось, оказался умеренно и прямо пропорционально связан с показателями «Я-авторское», «Я-воплощенное» и «Автономность».

Однофакторный дисперсионный анализ также показывает, что фактор «Активность субъекта жизнедеятельности» в трех его градациях (высокий – средний – низкий уровни) оказывает эффект на эти переменные. Все это позволяет позитивно оценивать способность интегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности выступать обобщенной характеристикой субъектности в широком спектре взаимодействий, наиболее типичных для ранней юности.

Пятый параграф – «Особенности структуры интегральной индивидуальности у юношей и девушек в зависимости от выраженности индекса активности субъекта жизнедеятельности». В нем представлены материалы проверки гипотезы о наличии половых особенностей активности субъекта, а также тех разноуровневых свойств интегральной индивидуальности, которые по результатам предыдущего анализа оказались наиболее тесно взаимосвязанными с различными видами активности субъекта жизнедеятельности. Среди этих свойств, прежде в его, свойства личности (по Р. Кеттеллу), а также ряд свойств темперамента (по В.М. Русалову). Соотношение профилей средних значений данных показателей в стандартизованной шкале Т баллов, отражено по этим двум выборкам на Рис. 3.

Итоги сравнения средних значений этих показателей по критерию Стьюдента показывают, что юноши-старшеклассники более активны, чем девушки (АСЖ p0,006), отличаются большей общей активностью (ИОА: p0,005) и социальной смелостью (Н: p0,001) менее эмоциональны (ИОЭ: p0,000), и эмоционально сензитивны (I: p0,000), менее импульсивны и возбудимы (D: p0,000). Юноши в нашей выборке менее склонны переживать чувство вины (O: p0,000) и психическую напряженность, фрустрированность (Q4: p0,000).

Для оценки меры и характера взаимосвязи индекса активности субъекта жизнедеятельности с указанными свойствами интегральной индиавидуальности (прежде всего, свойствами личности), мы провели эксплораторный факторный анализ взаимосвязей этих свойств отдельно в выборках юношей, девушек, а также у юношей и девушек с контрастной выраженностью интегративного индекса активности.

юноши девушки АСЖД H ИОА А G O С D ИОЭ E F I Q Q Q J Рис. 3. Средние значения индекса активности субъекта жизнедеятельности и разноуровневых свойств индивидуальности, наиболее связанных с этим индексом, в выборке юношей (n=138) и девушек (n=166).

Примечание: АСЖД – индекс активности субъекта жизнедеятельности;

ИОА - индекс общей адаптивности по вопроснику ОФДСИ (по В.М.Русалову);

Эм.стб. - индекс общей эмоциональности (по В.М.Русалову);

А – Q4 – свойства личности (по Р.Кеттеллу, вопросник HSPQ): А- открытость, С – эмоциональная устойчивость, D – возбудимость, Е – доминантность, F – жизнерадостность, импульсивность, общительность;

G- добросовестность, ответственность, настойчивость и упорство;

Н – социальная смелость, I – эмоциональная чувствительность, склонность к фантазиям;

J – индивидуализм, О – чувство вины, тревога, Q2-самостоятельность, Q3 –самоконтроль, Q4 – напряженность, фрустрированность.

Итоги этого анализа привели к следующим выводам. И у юношей, и у девушек этот индекс с высокой нагрузкой представлен в составе первых, наиболее важных факторов, которые и были названы факторами активности субъекта жизнедеятельности.

При этом в обеих выборках индекс активности оказывается тесно и прямо пропорционально связанным с индексом общей адаптивности (по В.М. Русалову), и социальной смелостью (по Р. Кеттеллу). Обратно пропорционально в обеих выборках индекс активности связан с тревогой и склонностью переживать чувство вины (фактор О по Р. Кеттеллу). Наряду со сходством в этих «факторах активности» отчетливо видны и половые различия: у девушек индекс активности тесно связан с открытостью, доброжелательностью, общительностью (факторы А и F по Р.Кеттеллу) и обратно пропорционально – с проявлениями индивидуализма и самодостаточности (факторы J и Q2).

Еще больше половые различия во взаимосвязях индекса активности субъекта жизнедеятельности проявляются в контрастных по уровню этого индекса выборках юношей и девушек. У высокоактивных – и девушек, и юношей – индекс активности с высокой нагрузкой входит в состав одного из трех значимых факторов. Что касается низкоактивных, то значимо индекс активности субъекта жизнедеятельности представлен только в составе одного из факторов мужской выборки. У девушек значительно слабее интегрирован в структуру интегральной индивидуальности.

Сравнивая графики средних значений свойств интегральной индивидуальности юноши характеризуются В целом сравнительный анализ, проведенный в выборках юношей и девушек, показывает, что именно для юношей активность субъекта жизнедеятельности оказывается наиболее значимой в структуре и, вероятно, в развитии индивидуальности.

По сути, получается, что более благоприятное развитие при условии нарастания активности в различных сферах жизнедеятельности происходит у юношей.

В структуре индивидуальности у юношей с повышением выраженности активности субъекта жизнедеятельности повышается уверенность в себе, независимость, сила «Я», демонстративность, общительность, внутреннее спокойствие (О), эмоциональная гибкость, снижается внутренняя напряженность, тревога;

девушки с высоким уровнем активности характеризуются высокой эмоциональностью, эмоциональной неустойчивостью, напряженностью, более осторожны, по сравнению с юношами.

Эти и ранее изложенные результаты поддерживают гипотезу о том, что активность субъекта жизнедеятельности – как по своей структуре и общей выраженности, так и по месту в структуре разноуровневых свойств интегральной индивидуальности – имеет выраженные половые особенности.

Выводы:

1. На основе теоретического и эмпирического анализа определены наиболее типичные для ранней юности, виды активности: смыслообразующая активность, регулятивная активность, коммуникативная, учебная и интеллектуально-познавательная активность, которые образуют устойчивую, непротиворечивую структуру взаимосвязей, что в значительной мере соотносимы с пятью основными сферами жизнедеятельности по А.В. Брушлинскому:

предметная деятельность, общение, познание, созерцание, поведение.

2. Характер взаимосвязей пяти видов активности позволяет выделить общий фактор активности субъекта жизнедеятельности и вычислить соответствующий интегративный показатель «Активность субъекта жизнедеятельности», полученный с учетом значимости вклада каждого «частного» вида активности. Этот индекс является обобщенной количественной и содержательной характеристикой преимущественно субъектной (по типу детерминации) активности субъекта жизнедеятельности. Ядро интегративного индекса активности субъекта жизнедеятельности в ранней юности образовано, прежде всего, доминированием и согласованным взаимодействием ведущих видов активности для данной выборки: смыслообразующей, регулятивной и коммуникативной активности.

3. Сравнительный анализ межуровневых взаимосвязей интегральной индивидуальности в высоко-, средне- и низкоактивной выборках показывает, что активность субъекта жизнедеятельности способна выполнять функцию опосредования этих взаимосвязей. У высокоактивных респондентов в структуре межуровневых взаимосвязей преобладают много многозначные по типу связи. В этой выборке обнаружена наиболее «плотная» по количеству значимых связей и наиболее «широкая» по охвату (связи каждого уровня с двумя другими) структура индивидуальности. В высокоактивной выборке количество уникальных только для этой выборки взаимосвязей значительно преобладает над общими для всех трех выборок связями. Здесь же, по сравнению с другими выборками, обнаружена менее противоречивая по характеру взаимосвязей структура интегральной индивидуальности.

4. Установлено, что с повышением выраженности активности субъекта жизнедеятельности повышаются характеристики и непротиворечивая согласованность самоконтроля, силы Я, реалистичной оценки действительности, удовлетворенности собой и своей активностью.

Группа высокоактивных характеризуется более высокой, чем в двух других выборках, открытостью, общительностью, широтой круга общения, более целенаправленны, ориентированы на достижения. Для группы с низкой выраженностью активности характерно:

эмоциональная нестабильность, возбудимость, напряженность и склонности к чувству вины, они менее ответственны и значительно более конформны, зависимы от группы, чем высокоактивные.

5. В ходе эмпирического исследования обнаружены половые особенности выраженности и структуры взаимосвязей различных видов активности в ранней юности. С одной стороны, и у юношей, и у девушек интегративный индекс активности значимо представлен в структуре интегральной индивидуальности. С другой – у юношей эта структура разнообразнее и сложнее, а общая выраженность индекса активности статистически достоверно выше, чем у девушек. Юноши также более ориентированы на выработку собственных смыслов и стиля активности, их активность в целом значительно больше насыщена коммуникацией, с повышением активности юноши более целенаправленны, уверены, спокойны, снижается личностная тревога и напряженность. Соответственно, девушки в нашем исследовании более эмоциональны, напряжены, с повышением значений активности повышается эмоциональная неустойчивость и зависимость от мнения значимых людей, повышается тревожность.

Большим ресурсом развития уравновешенной, непротиворечивой личности девушек является развитие потенциала саморегуляции. В целом результаты, полученные в ходе эмпирического исследования, поддерживают выдвинутые нами гипотезы и положения.

Основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах 1. Рослякова, Е.Ю. Целостная активность субъекта жизнедеятельности и ее особенности в ранней юности [Текст] / Е.Ю.Рослякова // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. Аспирантские тетради: Научный журнал. – СПб., 2008. – №23 (54) – С.407-413. – 1,0 п.л. (Журнал входит в список изданий, рекомендованных ВАК РФ).

2. Рослякова, Е.Ю. Проблема взаимосвязи видов и проявлений активности субъекта жизнедеятельности [Текст] / Е.Ю.Рослякова // Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций: Материалы II Междунар. науч.-практ. конф. 5 декабря 2007 г. / Отв. ред. Н.В. Вязовова, И.В.Смолярчук;

Федеральное агентство по образованию, – Тамб. гос.

ун-т им. Г.Р.Державина. Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина, 2007. – С. 277 – 287. – 0,3 п.л.

3. Рослякова, Е.Ю. Гендерные аспекты деструктивной активности в раннем юношеском возрасте [Текст] / Е.Ю.Рослякова //Материалы V Городской межведомственной конференции "Профилактика наркозависимости в контексте политики и управления" и ассоциация "Европейские города против наркотиков", – Пермь, 2006, – С.21-27. – 0,25 п.л.

4. Рослякова, Е.Ю. Особенности проявлений склонности к деструктивной активности в группах старших подростков с различным уровнем внеучебной активности [Текст] / Е.Ю.Рослякова // Материалы V Городской межведомственной конференции "Профилактика наркозависимости в контексте политики и управления" и ассоциация "Европейские города против наркотиков".

– Пермь, 2006. – С.15-21. – 0,3 п.л.

5. Рослякова, Е.Ю. Взаимосвязь различных видов активности субъекта в раннем юношеском возрасте [Текст] / Е.Ю.Рослякова // ХХ Мерлинские чтения: «В.С.Мерлин и системное исследование индивидуальности человека»: Материалы межрегиональной юбилейной научно практической конференции, 19-20 мая 2005 г. Пермь: В 3 частях / Науч. ред. Б.А.Вяткин, Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-т, – 2005. – Ч.2. – С.92-101. – 0,3 п.л.

6. Рослякова, Е.Ю. Саморегуляция и Смыслообразование как факторы развития целостной активности субъекта жизнедеятельности [Текст] / Е.Ю.Рослякова // Потенциал личности:

комплексная проблема: Материалы четвертой Всерос. Internet-конф. 7-9 июня 2005 г. / Отв.

ред. Е.А.Уваров;

Федеральное агентство по образованию, – Тамб. гос. ун-т им. Г.Р.Державина, Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина, 2005. – С. 62 – 68. – 0,2 п.л.

7. Рослякова, Е.Ю. Критерии субъектности видов активности субъекта в раннем юношеском возрасте [Текст] / Е.Ю.Рослякова // /Пути становления субъекта в информационном обществе:

Материалы Всероссийской научной Internet-конференции (22-26 марта 2004 года). – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004. – С.69-76. – 0,25 п.л.

8. Рослякова, Е.Ю. Активность субъекта как необходимое условие самопостроения и самосовершенствования в раннем юношеском возрасте [Текст] / Е.Ю.Рослякова // Сборник статей и тезисов 2-й Всероссийской научно-практической конференции «Стимулирование мотивации творческого саморазвития личности: психолого-педагогические аспекты» / Под ред. Г.Р.Аглямовой, Н.Ш.Чинкиной. – Н-Челны: Изд-во Н-Челн. гос. ун-та, 2004. – С.248-253.

– 0,25 п.л.

9. Рослякова, Е.Ю. Активность субъекта и субъектная активность [Текст] / Е.Ю.Рослякова // Потенциал личности: комплексная проблема: Материалы второй Всероссийской Internet конференции. 17-19 июня 2003 г./ Отв.ред. Е.А.Уваров. – Тамбов: Изд-во ТГУ им.

Г.Р.Державина. – 2003. – С.381-384. – 0,25 п.л.

10. Рослякова, Е.Ю. О критериях субъекта [Текст] / Е.Ю.Рослякова // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года: В 8 т. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. –Т. 6. – С. 561-565. – 0,25 п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.