авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Полоролевая идентичность у лиц с девиантным сексуальным поведением

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. ЛОМОНОСОВА

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

На правах рукописи

ДВОРЯНЧИКОВ Николай Викторович

ПОЛОРОЛЕВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ У ЛИЦ С ДЕВИАНТНЫМ

СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

19.00.04 - Медицинская психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва 1998 год.

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.

Научный руководитель:

кандидат психологических наук доцент С.Н. ЕНИКОЛОПОВ

Научный консультант:

доктор медицинских наук А.А. ТКАЧЕНКО

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук М.М. КОЧЕНОВ кандидат психологических наук, доцент Ф.С. САФУАНОВ Ведущее учреждение: Институт психологии Российской Академии Наук.

Защита состоится 1998 г. в часов на заседании Диссертационного Совета К.053.05.75 факультета психологии Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова по адресу:

103009, Москва, ул. Моховая, дом 8, корпус 5, факультет психологии МГУ

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке факультета психологии МГУ им.

М.В. Ломоносова

Автореферат разослан «»....................1998 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор психологических наук, профессор В.В. НИКОЛАЕВА Актуальность работы Проблема девиантного сексуального поведения является актуальной в социально-правовом плане поскольку сексуальные преступления (серийные сексуальные убийства, изнасилования, сексуальное насилие в семье и др.) составляют от 0,8% до 5% по отношению к другим видам правонарушений во многих странах. В России в 1996 году общее количество сексуальных преступлений составило случаев.

Особенностью сексуальных преступлений является их высокий уровень латентности по сравнению с другими видами преступлений против личности. Это связано в первую очередь с тем, что потерпевшие часто не желают сообщать о произошедшем факте насилия, стремясь избежать огласки. Так, по данным отечественных и зарубежных исследований, на одно зарегистрированное сексуальное преступление приходится от 10 до 85 фактически совершенных случаев.

При этом именно аномалии сексуальности и, прежде всего парафилии предопределяют стабильную и рецидивную криминальную активность, составляя 45 50 % от общего количества сексуальных преступников. В этом заключается их отличие от иных психических аномалий. Если последние выступают в роли вероятностной предиспозиции к общественно опасным действиям, то некоторые парафилии однозначно ведут к совершению уголовно наказуемых деяний.

Проблема исследования девиантного сексуального поведения без всякого сомнения требует междисциплинарного подхода, где, наряду с конституционно генетическими и клинико-биологическими факторами, психологические занимают одну из первостепенных ролей. При том, что на сегодняшний день ни один из факторов не изучен в достаточной степени, психологические механизмы формирования и реализации девиантного сексуального поведения, как опосредующие все остальные факторы, остаются недостаточно разработанными и чрезвычайно актуальными для решения клинико-психологических и судебно-психологических вопросов.

Изучению психологических механизмов изнасилований, как одному из видов девиантной сексуальной активности, посвящено множество исследований, как в нашей стране, так и за рубежом (Антонян Ю.М. и др. 1990;

Гульман Б.Л. 1994;

Malamuth N.M., 1988;

Herkov M.J., еt. al. 1996). В то же время, при всем многообразии подходов к изучению девиантного сексуального поведения, лица с аномалиями влечений, как отдельная группа не выделялись в качестве специального объекта психологического исследования.

На сегодняшний день существуют описания различных нарушений полоролевого поведения и идентичности у лиц совершивших изнасилования:

фемининный тип (Гульман Б.Л., 1994), гипермаскулинный (Кочарян А.С., 1996) и андрогинный (Heilbrun A., 1981). Однако полоролевая идентичность у лиц с аномалиями влечения не была предметом специального психологического исследования. Несмотря на то, что психосексуальные ориентации формируются на более поздних этапах по сравнению с периодом становления половой идентичности, их расстройства не выступают изолированно. Согласно дизонтогенетической концепции (Васильченко Г.С., 1990) они могут являться следствием нарушения этапов становления половой идентичности.

Предмет данного исследования составили структурные и содержательные составляющие полового самосознания, особенности усвоенности половой роли, а также особенности регулятивной роли полоролевой идентичности при девиантном сексуальном поведении.

В качестве основных составляющих полового самосознания были выделены: 1) полоролевая идентичность - представления о типичности для своего пола собственного поведения или функций, выражающиеся как обобщенные суждения о мужественности или женственности и отношение к ним;

2) полоролевые стереотипы представления о стереотипах поведения и функциях, характеризующих мужчин или женщин;

3) полоролевое поведение - паттерны поведения индивида в соответствии с социальными стереотипами мужчин или женщин, или корреляты этих стереотипов;



4) полоролевые предпочтения - ценности индивида в отношении культурально стереотипного или коррелирующего с ним поведения того или иного пола;

5) сые предпочтения - Объект исследования составили 214 мужчин, из которых 134 человека (средний возраст 33,5 лет), совершившие сексуальные правонарушения и проходившие стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в лаборатории судебной сексологии Государственного Научного Центра Социальной и Судебной Психиатрии им. В.П. Сербского в период с 1994 по 1998 год. Были выделены следующие группы обследуемых: I) основная группа, куда вошли 77 человек с парафилиями (эксгибиционизм - 13 человек;

педофилия - 33 человека, в том числе гетеро - и 16 гомо - ориентированных лиц;

31 человек с расстройствами влечения и агрессивно-садистическим поведением;

основная экспериментальная группа была выделена как однородная по критерию наличия клинически очерченной патологии сексуального влечения);

II) группа сравнения, состоявшая из 57 мужчин, совершивших противоправные сексуальные действия, но не обнаруживших расстройств сексуального влечения;

III) контрольная группа сравнения, состоящая из 80 здоровых мужчин (средний возраст 23,5 лет).

Гипотезы исследования: 1. При аномалиях сексуального влечения выражены нарушения полоролевой идентичности. 2 Расстройства полоролевой идентичности оказывают влияние на саморегуляцию и определяют механизмы реализации аномального сексуального поведения.

Цель исследования - изучение особенностей полоролевой идентичности при расстройствах полового влечения - парафилиях.

В соответствии с этой целью были сформулированы следующие задачи:

1. Установление особенностей полоролевой идентичности у лиц с парафилиями;

2. Выявление специфики усвоенности половой роли при различных вариантах нарушения психосексуальных ориентаций;

3. Выяснение участия нарушений полоролевой идентичности в механизмах психологической саморегуляции;

4. Определение некоторых клинико-психологических условий формирования аномалий сексуального влечения.

Методы исследования В исследовании были использованы методики, успешно зарекомендовавшие себя при изучении полового самосознания и применявшиеся в судебной психологии и сексологии. «МиФ» (маскулиность и фемининность) - модифицированная методика позволяет установить индивидуальную степень выраженности маскулинности/фемининности (М/Ф), андрогинности, определить субъективное отношение личности к своему «реальному» и «идеальному» уровням развития этих черт, выявить представления о полоролевых стереотипах, паттернах полоролевого поведения и сексуальных предпочтениях (Bem S., 1974;

Бессонова Т.Л., 1994;

Дворянчиков Н.В., Герасимов А.В., Ткаченко А.А., 1997). «Кодирование» модификация методики «проективный перечень» (Старович З., 1991), позволяет исследовать эмоциональное самовосприятие, а также особенности восприятия полоролевых стереотипов, эмоциональное отношение к ним (Ениколопов С.Н., Герасимов А.В., Дворянчиков Н.В., 1996). «Цветовой тест отношений» (Эткинд А.М., позволяет констатировать четкость половозрастной идентификации, 1988) особенности интериоризации полоролевых стереотипов, смысловой аспект сферы психосексуальных ориентаций, специфику эмоционального восприятия объекта сексуального предпочтения (Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.Г., 1993). Модификация теста «Руки» (Wagner E., 1971;

Герасимов А.В., 1996) позволяет определить степень выраженности различных форм агрессивности - инструментальной, экспрессивной, предметно-направленной, а также асоциальных тенденций.

Кроме того, важным источником информации об испытуемых служила структурированная клинико-психологическая беседа, а также материалы уголовных дел и медицинской документации (данные анамнеза и клинико-сексологического обследования).

Научная новизна исследования Настоящее исследование предлагает новые методологические и методические возможности к изучению девиантного сексуального поведения. Оно открывает возможность осуществлять анализ нарушений полового самосознания путем изучения различных структур полоролевой «Я-концепции» у лиц с аномалиями сексуального влечения.

В работе впервые показан комплекс нарушений структурных и содержательных составляющих полоролевой идентичности у лиц с аномалиями влечения (фемининность полоролевой идентичности, недостаточная эмоциональная усвоенность мужской половой роли, недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности).

Описаны качественные нарушения интериоризации половой роли при различных вариантах и клинических типах расстройств влечения. В группах, различающихся отношением к аномальному влечению (эго-синтония/дистония) обнаружено, что особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам определяют возможность их участия в регуляции поведения.





Рассмотрено участие полоролевой «Я-концепции» в саморегуляции и реализации аномального сексуального поведения. Нарушение структуры полоролевой «Я-концепции» снижает эффективность саморегуляции у лиц с аномалиями влечения.

В частности трудность соотнесения актуальных и возможных «образов Я» нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку активности с учетом ситуации.

Впервые показана связь между клинико-дизонтогенетическими проявлениями нарушения этапов формирования полового самосознания и нарушениями различных составляющих полоролевой идентичности.

Практическая значимость.

Результаты данного исследования применяются в работе лаборатории судебной сексологии Государственного Научного Центра Социальной и Судебной Психиатрии им. В.П.Сербского, а также используются при подготовке и проведении учебных курсов ФППО ММА им. И.М.Сеченова: «Судебная сексология» и «Медицинская и судебная психология».

Результаты работы открывают возможность дифференциальной диагностики различных клинических проявлений парафилий с определением их структурных и динамических характеристик. Это позволяет существенно оптимизировать процесс судебно-психиатрического и клинико-психологического освидетельствования лиц с парафилиями и решать вопросы, ставящиеся на разрешение экспертных комиссий.

Апробация работы Результаты исследования представлены на конференциях: Международная конференция студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов» в 1995-1997 г.;

Первая Всероссийская научная конференция по психологии Российского Психологического Общества (РПО) «Психология сегодня» (31 января - 2 февраля, Москва, 1996 г.);

Юбилейная конференция «Социальная и судебная психиатрия:

история и современность», секция «Судебная сексопатология» (Москва 1996 г.);

Всероссийская научно-практическая конференция «Дети Росии: насилие и защита». г.

Москва, 1-3 октября 1997 г.;

Первая Всероссийская конференция Соросовских аспирантов и докторантов в области гуманитарных и социальных наук (победителей конкурса 1997) г. Голицино, 13-16 марта 1998 г.

Апробация работы состоялась в июне 1998 года на заседании кафедры нейро- и патопсихологии психологического факультета Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.

По материалам исследования опубликовано 14 работ.

На защиту выносятся следующие положения 1. При аномалиях сексуального влечения выражены структурные и содержательные нарушения полового самосознания: фемининность полоролевой идентичности, недостаточная усвоенность мужской половой роли (формальность представлений об образе мужчины, значительная рассогласованность полоролевых стереотипов и полоролевых предпочтений), идентификация с «женскими»

полоролевыми стереотипами, недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности.

2. Существуют качественные нарушения интериоризации половой роли при различных вариантах и клинических типах расстройств влечения: в группах, различающихся отношением к аномальному влечению и клиническим типом расстройства. Можно выделить следующие варианты 1) снижение положительного эмоционального отношения к полоролевым стереотипам (при эго-синтонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам (при эго-дистонии), 3) недифференцированность паттернов полоролевого поведения (при обсессивно-компульсивном варианте), 4) формальность представлений о полоролевых стереотипах (при импульсивном варианте).

3. Особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам отражает возможность их участия в регуляции поведения. Сниженное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам ослабляет их участие в регуляции поведения в случаях эго-синтонии, и не препятствует реализации аномальной активности. При эго дистонии амбивалентное отношение к полоролевым стереотипам в большей степени участвует в регуляции поведения и затрудняет реализацию сексуальной активности.

4. Структурные особенности полоролевой идентичности, в свою очередь, могут играть существенную роль в нарушениях саморегуляции у лиц с аномалиями влечения в ситуациях, релевантных половому самосознанию. Участие структур «Я-концепции»

в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения актуальных и возможных «Я-образов». При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно компульсивном варианте - значительное между ними расхождение. Это нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку активности с учетом ситуации в ходе реализации аномальной активности.

5. В формировании нарушений различных составляющих полоролевой идентичности важную роль играют онтогенетические факторы. Нарушение этапа становления полового самосознания, ведет за собой нарушение устойчивости «образа Я», когнитивной и аффективной составляющих полоролевых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения, в свою очередь, затрагивают формирование паттернов полоролевого поведения, а также вносят свой вклад в нарушение сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентаций сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, приложений, списка литературы, включающего наименование, из них 91 на иностранных языках. Текст диссертации изложен на страницах. Работа содержит 10 таблиц, 7 рисунков.

Основное содержание работы

Во введении к диссертации обоснована актуальность, сформулированы цели и задачи, а также научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава содержит обзор литературы по проблемам соотношения половой идентичности и девиантного сексуального поведения, адаптации и саморегуляции.

На основании современного состояния проблемы можно сделать вывод, о том, что психологическое исследование лиц с сексуальными девиациями требует не только адекватного методического, но и методологического решения. Безуспешные попытки выделить существенные характеристики лиц с сексуальными девиациями в рамках стандартных моделей исследования личности (Кон И.С., 1988;

Антонян Ю.М., и др.

1990;

Suarez S. A.,1996) могут свидетельствовать о том, что на сегодняшний день не существует адекватной психологической модели расстройств влечения, что определяет недостаточную разработанность методического обеспечения этой проблемы.

Одним из немногочисленных показателей, дифференцирующих лиц с сексуальным девиантным поведением от других групп испытуемых, являются выраженность полоролевых качеств (М/Ф) (Антонян Ю.М., и др., 1990;

Helbrun A.,1981). В отношении же лиц с расстройством сексуального влечения существуют феноменологические описания, свидетельствующие о выраженности у них «женственных» качеств (Langevin R., 1981). Однако, исследования посвященные психологии здоровья показывают, что нарушение полоролевой идентичности (маскулинности/фемининности) является тонким индикатором нарушения психологического здоровья и адаптации вообще, а не только в сфере психосексуальных ориентаций (Heilbrun A., 1981;

Кочарян А.С., 1996).

Согласно дизонтогенетической концепции Г.С. Васильченко (1990) психосексуальные ориентации формируются на этапах более поздних по сравнению с этапом формирования половой идентичности, что позволяет предполагать у лиц с аномалиями влечений нарушения полоролевой идентичности. Эти нарушения могут отражаться не только на нарушении пропорции М/Ф, но на нарушении структур самосознания имеющих отношения собственно к полоролевой сфере, то есть участвующих в регуляции поведения индивидуума в ситуациях, релевантных половому самосознанию (например, в ситуациях, требующих участия полоролевых стереотипов).

Таким образом, можно развести различные механизмы функционирования полоролевой идентичности. С одной стороны она отражает общую степень адаптации индивида, его психологическое здоровье, и ее нарушения не определяют однозначно предрасположенность к девиантной сексуальной активности. Однако нарушение именно полоролевых структур личности, имеющих отношение к половому поведению и регулирующих поведение в ситуациях релевантных половому самосознанию, может отражаться на расстройствах собственно поведенческих паттернов полового поведения в сексуальной сфере. При этом нарушение полоролевой идентичности может являться лишь условием для формирования расстройств влечения наряду со особенностями опредмечивания и опосредования сексуальной потребности (Антонян Ю.М., Гульдан В.В., 1991), клинико-биологическими факторами (Money J., 1989;

Каган Б.М., и др. 1995;

Иващенко О.И., Елисеев А.В., Ткаченко А.А., Петина Т.В., 1997).

В психологии сложилось несколько основных подходов к изучению механизмов полоролевой социализации, особенностей формирования полоролевых предпочтений и некоторых типичных для пола личностных характеристик: традиционная психоаналитическая концепция (Фрейд З.), теория социального научения (Bandura A.

Walters R., 1965), теория идентификации (Kagan J., 1958), теория когнитивного развития (Kohlberg L.,1966) и так называемая «новая психология пола» (Maccoby E., Jacklin C., 1974;

Bem S.,1975;

Heilbrun A., 1981). Представители последнего подхода критикуя традиционные теории половых ролей, утверждают, что усвоение характерных для пола черт личности и интересов зависит не от врожденных инстинктов и психологических потребностей индивидов быть сохраненными в своей половой идентификации, а от усвоения ребенком в раннем детстве своей половой принадлежности и от социальных ожиданий общества и ближайшего окружения.

Психологические конструкты «маскулинности» и «фемининности» в этих концепциях соотносятся с понятиями инструментальности и экспрессивности. T.Parsons и R.F.Bales (1955) отличают маскулинные (инструментальные) качества от фемининных (экспрессивных) с помощью мотивационного критерия. Так инструментальность, проявляется в ориентации личности на достижение целей за пределами непосредственной ситуации межличностного взаимодействия и характеризуется нечувствительностью (невосприимчивостью) к эмоциональным реакциям окружающих;

экспрессивность состоит в направлении интересов личности непосредственно на ситуацию межличностного взаимодействия с учетом эмоциональных реакций окружающих. Данный подход к исследованию полового самосознания позволяет изучать маскулинность и фемининность как независимые друг от друга личностные конструкты, имеющие свои различные механизмы формирования (Бессонова Т.Л., 1994), а, кроме того, позволяет изучать половую идентичность у лиц с парафилиями с позиции «Я-концепции».

В последнее время приобретает популярность подход, позволяющий рассматривать включенность полотипических качеств на различных уровнях самосознания индивида, его «Я-концепции» (Spence J.T., 1993;

Koestner R., Aube J.,1995;

Соколова Е.Т., 1989;

Бессонова Т.Л., 1994;

Кочарян А.С., 1996). В частности, образующей полового самосознания является не только пропорция М/Ф, но и паттерны полоролевого поведения в различных ситуациях, полоролевые предпочтения, представления о стереотипах полоролевого поведения. Поскольку поведение в определенной ситуации определяется и регулируется «Я-образами», релевантными этой ситуации (согласно теории динамической «Я-концепции» Marcus H., Wurf Е., 1987), можно ожидать, что именно полоролевая «Я-концепция» каким-то образом отражается на содержании этих действий, а также участвует в их регуляции.

Таким образом, можно предполагать у лиц с расстройством психосексуальных ориентаций нарушения полоролевой идентичности. Это позволило бы определить роль нарушений полоролевой идентичности в условиях формирования аномалий влечения, влиянии на саморегуляцию, и, в ряде случаев, в детерминации механизмов реализации аномального сексуального поведения.

Во второй главе представлены основные подходы к выбору объекта исследования и постановке задач психологического изучения лиц с сексуальными девиациями. Описаны материалы и методы работы, дана клинико-психологическая характеристика обследованной выборки лиц.

Основные результаты исследования Третья глава посвящена изучению специфики структуры полоролевой идентичности лиц с парафилиями, а также с различными ее типами. Выявленные нарушения половой идентичности при аномалиях сексуального влечения свидетельствуют о нарушении целостной структуры полового самосознания. Это искажение пропорции М/Ф (фемининный тип идентичности, p0,01), расхождение полоролевых стереотипов и полоролевых предпочтений (p0,01). Выявленное нарушение устойчивости, целостности «Я-образа» затрудняет формирование ролевых аспектов полового самосознания, и как следствие - нарушение паттернов полоролевого поведения (p0,05), а именно недифференцированность по маскулинности, черт демонстрируемых «мужчинам» и «женщинам».

Проведенное исследование позволяет выделить следующие типы нарушения интериоризации полоролевых эталонов: недифференцированность в случае педофилии по возрастным особенностям;

в случае садизма – недифференцированность по половым особенностям роли;

и искаженность пропорции маскулинности/фемининности при эксгибиционизме. В то же время, при недифференцированности структуры половой роли, содержательная составляющая (пропорция М/Ф) так или иначе соответствует нормативному (маскулинный тип), но не соотносится при этом с полоролевыми предпочтениями;

при садизме это достигает максимальной степени выраженности и сопровождается нарушениями эмоциональной составляющей. При искаженности же пропорции М/Ф половой роли при эксгибиционизме наблюдается включенность этого искаженного стереотипа в систему полоролевых предпочтений.

Таким образом, результаты данного этапа исследования свидетельствуют о целом комплексе нарушений структурных и содержательных составляющих полоролевой идентичности при парафилиях, а также позволяют выделить различные варианты искажения и нарушения интериоризированности половой роли при разных видах парафилий.

В четвертой главе рассмотрена роль структурных и содержательных составляющих полоролевой идентичности в саморегуляции при различных психопатологических вариантах парафилий. Основная экспериментальная группа была разделена на подгруппы, различающиеся отношением к влечению (эго синтония/дистония), и клиническим типом (импульсивный/обсессивно компульсивный). Такое разделение позволяет развести механизмы ситуативного развития мотивации при реализации аномального влечения 1) эго-синтонический вариант характеризуется положительным отношением к аномальной потребности включенностью ее в иерархию ведущих потребностей, в то время как при дистонии опредмечивание потребности сопровождается борьбой мотивов, 2) импульсивный вариант характеризуется непосредственной реализацией возникшего влечения в конкретной ситуации, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте реализация развернута во времени, сопровождается борьбой мотивов, попытками совладания со своим влечением.

По результатам исследования эго-дистонической форме расстройств сопутствует амбивалентность мужской половой роли (p0,05), низкие показатели по нейтральному восприятию полоролевых стереотипов (р0,05), формальность и «деперсонифицированность» восприятия образа «женщины» (p0,01). При синтонии выявляется эмоционально-нейтральное отношению к образу «мужчины» (p0,05), что может отражать сниженность эмоционального компонента усвоенности мужской половой роли.

Обсессивно-компульсивный тип характеризуется недифференцированностью паттернов полоролевого поведения по маскулинности (p0,05). При сравнении этой группы с импульсивными парафиликами выявляется выраженная конфликтность рассогласованность между полоролевой идентичностью («я-реальное») и полоролевыми предпочтениями («я-идеальное») (p0,01). Импульсивный тип характеризуется выраженной маскулинностью полоролевой идентичности (p0,05), но формальностью представлений о половых ролях («деперсонифицированность»

образов «мужчины» и «женщины») при положительном к ним отношении, стремлением к «доминированию», к «сопротивлению внешним условиям», выраженностью инструментальной агрессии, что может отражать стремление следовать формально знаемым эталонам «маскулинного» поведения.

Таким образом, полученные данные позволяют оценить нарушения регуляции поведения на этапах мотивационном и принятия решения. Эго-дистонический и эго синтонический варианты отражают различные варианты возможного протекания мотивационного этапа поведения при реализации аномальной активности. При синтонии преобладает сниженность эмоционального отношения к полоролевым нормативам, и активность, направленная на удовлетворение актуальной потребности может протекать через все этапы с различной степенью «развернутости», при этом ведущие нарушения касаются содержательной стороны потребности и ее структуры.

Она изменяет мотивационную иерархию ведущих потребностей и реализует регуляцию поведения с искажением в звене критичности отношения к аномальному объекту или способу реализации влечения. При дистонии расстройство влечения может сопровождаться борьбой мотивов, вследствие сохранности звеньев личностной нормативной регуляции (ценности, установки), но существуют условия, при которых эта борьба может нивелироваться. В ходе длительного аффективного напряжения может измениться эмоциональное отношение к полоролевым нормативам, вследствие чего они перестанут играть регулятивную роль (Сафуанов Ф.С., 1998).

Разделение клинических типов парафилий по характеру реализации активности позволяет предполагать ее различные механизмы на этапах принятия решения и реализации. Так, при обсессивно-компульсивном варианте выражена несообразность возникающего побуждения основным личностным установкам и диспозициям, что провоцирует внутриличностный конфликт. Преобладает также конфликтность как в отношении «мужской» так и «женской» половых ролей. Импульсивный вариант характеризуется более положительным восприятием образов «мужчины» и «женщины», то есть меньшей конфликтностью. Значительное рассогласование между «я-реальным» и «я-идеальным» затрудняет сопоставление этих структур и снижает эффективность саморегуляции именно в ситуациях, релевантных половому самосознанию индивида. При слабой интериоризации или сознательном игнорировании социальных норм они, как правило, представлены в сознании субъекта в виде формально знаемых мотивов и не оказывают в большинстве случаев регулятивного воздействия на его поведение (Бобнева М.И., 1975). При импульсивности преобладает снижение эмоционального компонента норм. При обсессивности преобладает конфликтность представлений о полоролевых стереотипах и недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности.

В отношении нарушения роли полоролевых нормативов в регуляции поведения по данным настоящего исследования можно выделить следующие варианты: 1) снижение положительного эмоционального отношения к нормам (при эго-синтонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к нормам (при эго-дистонии), 3) структурные нарушения полоролевой «Я-концепции» (значительное расхождение между актуальными и возможными «образами-Я»), недифференцированность паттернов полоролевого поведения (при обсессивно-компульсивном варианте), 4) структурные нарушения полоролевой «Я-концепции» (недостаточная дифференцированность актуальных и возможных «образов-Я»), формальность представлений о полоролевых нормах, их атрибутивный характер (при импульсивном варианте).

Можно проследить также вклад механизмов «Я-концепции» и полоролевых нормативов в процессы саморегуляции при ситуативном развитии аномальной активности. Участие структур «Я-концепции» в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения актуальных и возможных «Я-образов» (Гульдан В.В., Цапенко И.В., 1987;

Markus H., Wurf E., 1987). При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте - значительное между ними расхождение.

Это нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку активности с учетом ситуации. Кроме того, недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности при обсессивно-компульсивном варианте может также затруднять произвольную регуляцию поведения в ситуациях релевантных половому самосознанию.

В пятой главе сопоставлялись клинико-психологические аспекты половой идентичности лиц с аномальным сексуальным поведением. Проведенное исследование позволяет предположить определенные симптомокомплексы нарушений полового самосознания, что позволяет оценить нарушения клинико-дизонтогенетических проявлений половой идентичности в соответствие с концепцией Г.С. Васильченко (1990). Так нарушение этапа формирования полового самосознания (от 1 до 5 лет), ведет за собой нарушение устойчивости «образа-Я», когнитивной и аффективной составляющей полоролевых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения (от 5 до 12 лет) соответственно затрагивают формирование стереотипов полоролевого поведения, а также вносят свой вклад в нарушение сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентаций (от 12 до 26 лет) сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

В шестой главе анализировалось участие полоролевой «Я-концепции» в реализации аномального сексуального поведения (на примере отдельных клинических случаев). Рассматривается модель участия «Я-концепции» в эмоциональной саморегуляции в зависимости от нарушений аффективных и когнитивных составляющих «образа-Я» (Swann W.B., et al. 1987;

Markus H., Wurf E. 1987;

Гозман Л.Я., 1987;

Соколова Е.Т., 1989). Подобный подход позволяет предположить различные механизмы участия полоролевой идентичности в эмоциональной саморегуляции при различных вариантах расстройств влечения.

Так, при вариантах с нарушением когнитивной составляющей полоролевой идентичности (на примере педофилии) ведущим является стремление к сохранению стабильного «образа-Я», к контролю ситуации взаимодействия - за счет выбора сексуального партнера более безопасного в психологическом плане и, соответственно, более прогнозируемого. Нарушения полоролевой идентификации вероятно способствуют тому, что стремление к сохранению стабильного «образа-Я» реализуется именно в сексуальной сфере за счет предпочтения безопасного и прогнозируемого по поведению объекта.

У лиц с нарушением эмоциональной составляющей полоролевой идентичности (на примере садизма), аномальное поведение выполняет функцию повышения самооценки за счет построения взаимодействия с партнером в рамках жесткого стереотипа взаимодействия. В этом варианте выражена фиксированность именно на способе реализации влечения, на крайних стереотипах «маскулинного» поведения, детерминированные тем, что образ «мужчины» характеризуется формальными представлениями о «мужской половой роли». Это определяет стремление в ситуации, требующей участия полоролевых стереотипов, занять доминирующую позицию и получить возможность ограничивать активность своего партнера.

Нарушение содержательной составляющей мужской роли, может отражаться на ненормативном, дистантном способе удовлетворения влечения (эксгибиционизм). При этой форме расстройств влечения нечетко дифференцированный стереотип полоролевого поведения, допускает возможность такого способа эмоциональной саморегуляции как поиск и становление новой идентичности в ходе реализации аномальной сексуальной активности.

Таким образом результаты данного исследования позволяют подойти к выявлению роли некоторых дизонтогенетических факторов (в частности, нарушение интериоризации половой роли) как условия формирования аномалий сексуального влечения, разрешению проблем участия полоролевой идентичности в саморегуляции при аномалиях влечения, а также клинико-психологической дифференциальной диагностики, предупреждения и профилактики сексуальных правонарушений.

Выводы 1. При аномалиях сексуального влечения выявлены структурные и содержательные нарушения полоролевой идентичности: фемининность полоролевой идентичности, идентификация с женскими полоролевыми стереотипами, недостаточная эмоциональная усвоенность мужской половой роли (формальность представлений об образе мужчины, расхождение полоролевых предпочтений и полоролевых стереотипов), недифференцированность паттернов полоролевого поведения по маскулинности.

2. При различных вариантах и клинических типах расстройств влечения выявлены особенности интериоризации половой роли. У групп различающихся самоотношением и клиническим типом расстройства по данным настоящего исследования можно выделить следующие варианты: 1) снижение положительного эмоционального отношения к полоролевым стереотипам (при эго-синтонии), 2) выраженное конфликтное эмоциональное отношение к полоролевым стереотипам (при эго-дистонии), 3) недифференцированность паттернов полоролевого поведения (при обсессивно-компульсивном варианте), 4) формальность представлений о полоролевых стереотипах, их атрибутивный характер (при импульсивном варианте).

При этом недостаточная интериоризированность полоролевых норм при парафилиях может ограничивать выбор поведенческих стратегий в ситуации обусловливающей полоролевую фрустрацию, и предопределять реализацию возникающего в этих случаях конфликта именно в сексуальной сфере.

3. Особенности эмоционального отношения к полоролевым стереотипам отражают возможность их участия в регуляции поведения. Сниженное эмоциональное отношении к полоролевым стереотипам ослабляет их участие в регуляции поведения в случаях эго-синтонии, и не препятствует реализации аномальной активности. В то время как при эго-дистонии амбивалентное отношение к полоролевым стереотипам в большей степени участвует в регуляции поведения и затрудняет реализацию сексуальной активности.

4. Структурные особенности полоролевой идентичности в свою очередь играют существенную роль в нарушениях саморегуляции у лиц с аномалиями влечения.

Участие структур «Я-концепции» в регуляции поведения определяется возможностью соотнесения «Я-образов» (актуальных и возможных). При импульсивном варианте расстройств сексуального влечения обнаружена близость этих структур, в то время как при обсессивно-компульсивном варианте - значительное между ними расхождение.

Это нарушает оценку эффективности предпринятых усилий и затрудняет корректировку активности с учетом ситуации в ходе реализации аномальной сексуальной активности.

5. В формировании нарушений различных составляющих полоролевой идентичности высока роль нарушения некоторых онтогенетических факторов.

Нарушение этапа формирования полового самосознания, ведет за собой нарушение устойчивости «образа-Я», когнитивной и аффективной составляющей полоролевых стереотипов, а также затрагивает и полоролевую идентичность. Нарушения этапа полоролевого поведения соответственно затрагивают формирование стереотипов полоролевого поведения, а также, вносят свой вклад в расстройства сексуальных предпочтений. Нарушение этапа психосексуальных ориентаций сопровождается нарушением полоролевой идентичности и полоролевых предпочтений.

Список публикаций по теме диссертации.

1) Особенности половой идентичности у лиц с аномальным сексуальным поведением. Материалы конференции «Актуальные проблемы современной психологии» секция «Медицинская психология и психокоррекция», Харьков 1995 г.

с.30-31.

2) Особенности применения проективных методов при диагностике и изучении лиц с аномальным сексуальным поведением. Материалы международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Lomonosov - 96» секция «Психология», Москва 1996 г. с.16-17 (в соавторстве с Герасимовым А.В.) 3) Полоролевая идентичность у лиц с аномалиями сексуального влечения.

Материалы научно-практической конференции сексопатологов «Проблемы современой сексологии и сексопатологии» г. Москва, 1996 г. с. 4) К вопросу о роли полоролевого самосознания в регуляции поведения.

Ежегодник РПО, том 2, выпуск 4. Материалы 1-й Всероссийской научной конференции по психологии РПО «Психология сегодня», Москва 1996 г. с.164- 5) Проблемы психологического исследования лиц с аномалиями сексуального влечения. Материалы юбилейной конференции «Социальная и судебная психиатрия:

история и современность», секция «Судебная сексопатология», Москва 1996 г. с.382 385 (в соавторстве с С.Н. Ениколоповым и А.В.Герасимовым).

6) Psychological study of patients with paraphilia. European Psychiatry. The Journal of the Association of European Psychiatrists, European Congress of the World Psychiatric Association, Vol 12/Suppl 2, Geneva, 1997. p.225s (в соавторстве с А.В. Герасимовым).

7) Biologic explanation of psychologic peculiarities in paraphilia. Biological Psychiatry. A Journal of Psychiatric Research, Vol. 42, Number 1S, Abstracts of the 6-th World Congress of Biological Psychiatry, Nice, France, 1997, p.256s. (в соавторстве с А.В.

Герасимовым, А.А. Ткаченко).

8) Disorders of sex-role identity at paraphilias. European Neuropsychofarmacology.

The Journal of the European College of Neuropsychopharmacology, Vol. 7, Supl 2, Abstracts of the X-th Congress of the European College of Neuropsychopharmacology, Vienna, Austria, 1997, p.s269. (в соавторстве с А.А. Ткаченко).

9) Психосексуальные расстройства у несовершеннолетних потерпевших от сексуальных деликтов. В сборнике «Дети Росии: насилие и защита». Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., 1997. с.80-83 (в соавторстве с М.А. Догадиной, А.В. Герасимовым).

10) Психологические особенности лиц с парафилиями. (гл. 4 книги «Аномальное сексуальное поведение» под ред. д.м.н. А.А. Ткаченко).- М.: РИО ГНЦ СиСП им. В.П.Сербского, 1997.- 426 с. с.125-174 (в соавторстве с А.В.Герасимовым и А.А. Ткаченко).

11) Некоторые дизонтогенетические механизмы формирования садизма.

Российский психиатрический журнал. № 3, 1998 г., с.4-9. (в соавтор. с А.А. Ткаченко).

12) Полоролевая идентичность у лиц с парафилиями. Журнал неврологии и психиатрии им С.С. Корсакова (в печати) 1998 г. (в соавтор. с А.А. Ткаченко).

13) Регулятивная роль полоролевой идентичности. Материалы 2-й Международной научной конференция «Серийные убийства и социальная агрессия», Россия, Ростов-на-Дону, 1998 г.

14) Судебно-сексологическая экспертиза. том I. - М.: РИО ГНЦ СиСП им.

В.П.Сербского, 1998, С.359 (в соавторстве с А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенским).



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.