авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Уголовная ответственность лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях

На правах рукописи

Долгих Дарья геннадьевна Уголовная ответственность лиц, выполняющих Управленческие фУнкции в коммерческих и иных организациях Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Екатеринбург 2009

Работа выполнена на кафедре уголовного права государственно го образовательного учреждения высшего профессионального об разования «Уральская государственная юридическая академия» Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор Незнамова Зинаида Александровна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Плохова Валентина Ивановна, кандидат юридических наук, доцент Семенов Игорь Анатольевич государственное образовательное Ведущая организация – учреждение высшего профессио нального образования «Иркутский государственный университет»

Защита состоится 25 июня 2009 года в 11 часов на заседании диссер тационного совета Д 212.282.03 Уральской государственной юриди ческой академии по адресу: 620066, г. Екатеринбург, ул. Комсомоль ская, д. 21, зал заседаний совета

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской госу дарственной юридической академии Автореферат разослан «» _ 2009 года

Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук, профессор З. А. Незнамова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

актуальность темы исследования. Преобразование обществен ных отношений в экономике Российской Федерации, возникновение новых видов организаций потребовали детального установления уголовной ответственности за преступные посягательства на соот ветствующие объекты уголовно-правовой защиты.

Включение в УК РФ главы 23 об уголовной ответственности за преступления против интересов службы в коммерческих и иных ор ганизациях, конечно, прогрессивно. Однако в теории и на практике появились трудности при установлении соотношения преступлений данной группы с должностными преступлениями, ответственность за которые предусмотрена главой 30 УК РФ, а также правовой сущ ности служебного преступления и его субъекта.

Разнообразие и доступность форм осуществления коммерчески ми организациями и их менеджерами предпринимательской деятель ности делают актуальной оперативность законодательного и право применительного реагирования на злоупотребления и нарушения в управленческой деятельности данных субъектов. Ясность и четкость норм, регулирующих уголовную ответственность лиц, выполняю щих управленческие функции, понимание правоохранительными органами системы соответствующих преступлений могут и должны стать основой для реального применения указанных норм.

Четкостью положений уголовного закона обусловлены реали зация задач и соблюдение основополагающих принципов УК РФ, недопущение использования в предпринимательской деятельности недобросовестных уголовно-правовых методов конкуренции. Не се крет, что в практике корпоративного рейдерства нередко использу ются не совсем корректные способы борьбы, например, привлечение к уголовной ответственности за злоупотребление полномочиями.

Подобные действия заинтересованных лиц опираются, в том числе, и на неопределенность составов преступлений самого уголовного закона. Для защиты от этого необходима достаточная теоретическая проработанность понятий преступлений против интересов службы, интересов службы как таковой, лица, выполняющего управленче ские функции, и злоупотребления полномочиями, чему и посвящена настоящая работа.

Ратификация в 2006 г. Российской Федерацией Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г., принятие Феде рального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и внесение некоторых изменений в УК РФ в декабре 2008 г. свидетельствуют о пересмотре государством правовой идео логии в борьбе с коррупционными преступлениями, совершаемыми как в публичной, так и в частной сфере.

Статистика УВД отдельных субъектов РФ (Удмуртии, Ставро польского края, Свердловской, Московской, Рязанской, Белгород ской, Оренбургской, Омской, Архангельской, Муромской и Ки ровской областей) свидетельствует о дальнейшей криминализации экономики. Участие организаций в распределении государственных ресурсов при весьма малой в этой сфере роли государства имеет сво им итогом не только порождение новых способов совершения пре ступлений, но и сокрытие уже известных уголовному закону пре ступных методов злоупотребления полномочиями.

Правоприменительная практика показывает, что по фактам злоу потреблений служебными полномочиями возбуждается относитель но небольшое количество уголовных дел. Около 50 % из них прекра щаются по различным основаниям, в суде рассматривается малое их число (до 9 %) и разбирательство лишь по некоторым из них оканчи вается привлечением виновных к уголовной ответственности1.

Проведенное анкетирование вызвало у респондентов живой ин терес к обсуждаемой проблеме. Практикующие юристы, нотариусы и аудиторы едины во мнении, что только системно организованные нормы об уголовной ответственности лиц, выполняющих управлен ческие функции, способны эффективно защищать экономику стра ны, интересы личности, общества и государства.

Все приведенное в совокупности и предопределило выбор темы и конкретный предмет исследования настоящей работы.

степень научной разработанности проблемы. Вопросы уго ловного права, составившие предмет настоящего исследования, рассматривались многими российскими учеными-криминалистами.



В первую очередь это труды, посвященные общему учению о долж ностном преступлении, дореволюционных и советских ученых:

Данные Информационного центра ГУВД Свердловской области, отдельных районных судов г. Екатеринбурга за 1997–2007 гг.

А. В. Галаховой, А. А. Жижиленко, Б. В. Здравомыслова, А. К. Кви циния, А. В. Кенигсона, В. Ф. Кириченко, Г. Е. Колоколова, А. Лох вицкого, Н. С. Лейкиной, Б. М. Леонтьева, М. Д. Лысова, Н. Н. По лянского, А. Л. Светлова, А. Н. Трайнина, Б. С. Утевского, И. Я. Фой ницкого.

Принятие Уголовного кодекса РФ 1996 г. обусловило появление новых разработок проблемы уголовной ответственности должност ных лиц и лиц, выполняющих управленческие функции. В числе авторов таких трудов Р. Ф. Асанов, В. С. Буров, Б. В. Волженкин, С. А. Гордейчик, А. С. Горелик, Н. А. Егорова, И. А. Клепицкий, А. П. Козлов, Н. А. Лопашенко, А. М. Минькова, И. Ю. Михалев, А. В. Наумов, А. А. Обухов, И. В. Шишко, П. С. Яни.

Отдельные грани обозначенной проблемы рассматривались рос сийскими цивилистами и административистами И. И. Аносовым, Д. Н. Бахрахом, В. А. Беловым, В. И. Емельяновым, В. А. Козба ненко, А. А. Малиновским, Н. Н. Пахомовой, О. А. Поротиковой, К. И. Скловским, П. В. Степановым, М. Ю. Тихомировым.

В последнее время злоупотребления полномочиями в системе служебных преступлений стали предметом исследования в канди датских диссертациях Д. А. Гришина, А. А. Кузнецова, В. С. Раднае ва, А. Д. Сулеймановой, Л. А. Солдатовой, А. М. Хоравы. По общим проблемам уголовной ответственности за служебные преступления были защищены докторские диссертации Т. Б. Басовой и А. В. Шни тенковым.

Научные выводы, сделанные указанными авторами, учтены дис сертантом, некоторые их положения были подвергнуты критике.

И все же большой ряд вопросов обозначенной тематики до сих пор не получил должного освещения на страницах научной литературы.

объект исследования. Объект настоящего исследования со ставляют общественные отношения, возникающие при установле нии уголовной ответственности за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

предметом исследования выступают:

нормы уголовного законодательства Российской Федерации, устанавливающие ответственность за преступления против интере сов службы в коммерческих и иных организациях, за должностные преступления, а также нормы о подобных деяниях дореволюционно го и советского уголовного законодательства;

соответствующие нормы уголовного законодательства зарубеж ных стран;

современное конституционное, гражданское, административное и иное отраслевое российское законодательство, чьи нормы регули руют порядок прохождения службы и ответственность за служебные и управленческие злоупотребления;

научные труды и публикации по анализируемой проблематике;

данные судебно-следственной практики по делам о преступлени ях против интересов службы в коммерческих и иных организациях, по должностным преступлениям.

цели и задачи исследования. Основной целью представленного исследования является комплексное изучение вопроса об уголовной ответственности за служебные преступления лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Указанная цель предопределила постановку и решение следую щих задач:

проанализировать исторические предпосылки установления уго ловной ответственности за служебные преступления, в частности за злоупотребление служебными полномочиями;

произвести сравнительный анализ действующего российского и зарубежного уголовного законодательства о служебных преступле ниях и преступном злоупотреблении полномочиями;

рассмотреть законодательную и научную трактовки злоупотре бления полномочиями и содержания объективной стороны данного деяния;

выявить соотношение служебных преступлений различных кате горий лиц, выполняющих управленческие функции, между собой и во взаимосвязи с иными преступлениями;

сформулировать конкретные предложения по внесению измене ний в главы 23 и 30 УК РФ, направленных на совершенствование уголовного закона.

методологической основой диссертации стал общенаучный диалектический метод познания, позволяющий исследовать и прак тически применять познанные закономерности сущности и содержа ния правовых феноменов, выявленных юридической наукой и апро бированных практикой.

При написании диссертационной работы использовались также иные приемы и методы, выбор которых был обусловлен конкрет ными целями и задачами исследования (исторический, системно структурный, сравнительно-правовой, формально-юридический и метод правового моделирования).

теоретической основой исследования послужили научные тру ды, публикации в периодической печати по уголовному, уголовно процессуальному, трудовому, административному, гражданскому и конституционному праву, в области философии, управления и об щей теории права.

Выводы диссертации основываются на анализе Конституции, Уголовного кодекса Российской Федерации, гражданского и адми нистративного законодательства и подзаконных нормативных актов, уголовных законов ФРГ и Франции.

Изучена судебная практика высших судебных инстанций страны:

постановления и определения Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Эмпирическую основу исследования составили статистиче ские данные ГУВД Свердловской области, а также данные МВД РФ и УВД иных субъектов РФ. Были изучены материалы более ста уго ловных дел по преступлениям служащих коммерческих и иных орга низаций, рассмотренных районными судами г. Екатеринбурга.

При подготовке работы использованы также результаты анкети рования 80 практикующих юристов, руководителей коммерческих организаций, аудиторов, нотариусов, работников прокуратуры и ОБЭП Свердловской области и г. Москвы по разработанной автором анкете. Респондентам были заданы вопросы о месте преступлений против интересов службы в структуре Особенной части УК РФ, об отношении к конкретизации отдельных составов преступлений гла вы 23 УК РФ, о характеристике лица, выполняющего управленче ские функции, и др.

Также были использованы результаты опыта работы автора в ка честве юрисконсульта при защите интересов клиентов – юридиче ских лиц и их участников.

научная новизна диссертации заключается в том, что это само стоятельная работа, в которой проведен всесторонний анализ пре ступлений лиц, выполняющих управленческие функции, на основе рассмотрения теории управления и теории злоупотребления права ми с учетом последних изменений законодательства.

В работе нашло отражение авторское видение системы престу плений против интересов службы в коммерческих и иных органи зациях.

Основные выводы настоящего диссертационного исследования базируются на представлении о том, что в отношении лиц, выпол няющих управленческие функции в коммерческих и иных организа циях, уголовный закон должен предусматривать тот же набор общих и специальных составов преступлений, что и в отношении долж ностных лиц.





Научная новизна работы определяется также совокупностью по ложений, выносимых на защиту, наиболее значимыми из которых являются следующие.

1. Анализ видового объекта и иных признаков преступлений главы 23 УК РФ подтверждает правильность установленного в уго ловном законе различного регулирования уголовной ответственно сти лиц, выполняющих управленческие функции (глава 23 УК), и должностных лиц государственных органов и органов местного са моуправления (глава 30 УК РФ), а также существования отдельной главы 23 (раздел VIII УК РФ).

2. Понимание государственного управления как деятельности по реализации законодательных, исполнительных, судебных и иных властных полномочий государства позволяет сделать вывод, что управление в государственных и муниципальных учреждениях, не являющихся органами государственной власти и органами местного самоуправления, и в государственных корпорациях не есть реализа ция властных полномочий государства.

3. Обосновывается необходимость отнесения лиц, выполняю щих управленческие функции в государственных и муниципальных учреждениях, а также в государственных корпорациях, к субъектам преступлений, предусмотренных главой 23 УК РФ.

4. Состав преступления ст. 201 УК РФ не охватывает злоупотре блений служащих саморегулируемых организаций, осуществляю щих в настоящее время управление некоторыми секторами эконо мики. Предлагается установить ответственность за злоупотребления лиц, выполняющих управленческие функции в данных организаци ях, в отдельной статье уголовного закона.

5. В настоящее время имеются основания для определения усло вий привлечения к уголовной ответственности доверенных лиц, ко торые достаточно мобильны и самостоятельны в реализации предо ставленных им правомочий. Предлагается дополнить главу 4 УК РФ «Лица, подлежащие уголовной ответственности» соответствующи ми положениями.

6. Обосновывается вывод, что нотариусов, занимающихся част ной практикой, необходимо считать субъектами должностных пре ступлений.

7. Злоупотребление полномочиями не может быть отнесено к злоупотреблению правом, понимаемому в гражданском праве в ка честве особого вида правового поведения. Злоупотребление предо ставленными правами и неисполнение возложенных на лицо обязан ностей являются самостоятельным уголовно-правовым институтом в структуре злоупотребления полномочиями.

8. Предложенные изменения уголовного законодательства не должны нарушать систему служебных преступлений как лиц, вы полняющих управленческие функции, так и должностных лиц. Си стемный подход к уголовной ответственности лиц, выполняющих управленческие функции, предполагает установление уголовной ответственности за специальные виды преступного использования ими служебных полномочий – превышение служебных полномочий и служебную халатность.

теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что в работе дан анализ особенностей установле ния уголовной ответственности за служебные преступления с уче том положений не только уголовного права и законодательства, но и нормативных актов и достижений науки административного и граж данского права. Результаты настоящего исследования могут послу жить базой для расширения научных представлений об уголовной ответственности за служебные преступления.

Положения диссертации могут быть использованы в процессе совершенствования законодательства, в практической деятельнос ти – при расследовании и рассмотрении в судах уголовных дел обо значенной категории, а также в преподавании уголовно-правовых дисциплин в высших и средних профессиональных учебных заве дениях.

апробация результатов исследования. Диссертация подготов лена на кафедре уголовного права Уральской государственной юри дической академии, где проводилось ее рецензирование и обсужде ние. Основные суждения и выводы исследования докладывались на всероссийских и международных научно-практических конферен циях «Современные проблемы взаимодействия материального и процессуального права России: теория и практика» (Екатеринбург, 17–18 апреля 2003 г.), «Уголовное право: прошлое, настоящее и бу дущее» (Екатеринбург, 13 февраля 2004 г.), «Уголовная политика в сфере информационной безопасности РФ» (Екатеринбург, 10 февра ля 2007 г.).

Некоторые теоретические и методические положения, связанные с темой исследования, опубликованы в научных статьях. Отдельные его результаты использованы автором в практической деятельности юрисконсульта при защите интересов арбитражных управляющих, директоров и учредителей организаций от корпоративных злоупо треблений и мошенничеств, недружественных слияний и поглоще ний.

структура работы обусловлена темой исследования. Диссерта ция состоит из введения, трех глав, объединяющих девять парагра фов, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении показаны актуальность темы диссертации, степень ее теоретической разработанности, определяются цели и задачи ис следования, его объект и предмет, методологические основы, сфор мулированы предложения, выносимые на защиту, обоснованы но визна и практическая значимость, приведены данные об апробации его результатов.

Глава первая «Основные тенденции развития уголовной от ветственности лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «история формирования уголовного за конодательства и доктрины о преступлениях против интересов службы» дается исторический и сравнительно-правовой анализ отечественного уголовного законодательства об ответственности за преступления служащих лиц.

Анализируя уголовное законодательство России дореволюцион ного и советского периодов, автор приходит к выводу, что с приняти ем Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. пре ступления по службе начинают оформляться в отдельную группу, более соотносимую с должностными преступлениями. К 1917 г. рос сийская правовая наука в описываемой сфере имела значительные предпосылки к формированию унифицированной системы норм.

Накопленный теоретический и практический опыт повлек за собой изменение в уголовном законе: признак должностного преступле ния – характер преступного деяния по службе, – был заменен на иной признак – характер субъекта.

Расширение круга субъектов должностных преступлений в со ветском уголовном законе привело к выделению административно хозяйственных и организационно-распорядительных функций как наиболее полно характеризующих субъекта должностного престу пления.

В отличие от должностных преступлений преступления, со пряженные со злоупотреблением доверием, в силу своей разноха рактерности не могли быть объединены в рамках единой группы по конкретному признаку. Теория злоупотребления доверием еще только зарождалась, однако российские правоведы предлагали рас сматривать должностные преступления именно через данный кри терий. Вместе с тем универсальным признаком для формирования норм уголовного закона злоупотребление доверием не являлось, о чем свидетельствует «разбросанность» соответствующих составов по разным главам уголовного закона России.

Нормы о служебных преступлениях, в том числе лиц, выполняю щих управленческие функции в негосударственных организациях досоветского и советского периодов, включали в себя положения не только о злоупотреблении полномочиями в общем виде, но и о та ких специальных его видах, как превышение власти (полномочий), халатное отношение к выполняемым обязанностям, преступное без действие по службе, незаконное разглашение служебной тайны и др.

Последнее обстоятельство, как полагает автор, сегодня может быть воспринято законодателем при совершенствовании норм закона о преступлениях против интересов службы в коммерческих организа циях.

При формировании понятия должностного лица в действующем Уголовном кодексе РФ возврата к старому, дореволюционному пони манию должностного лица не произошло;

использовались наработки советского периода. Оформление терминологии поступательно дви галось от казуистики к единому понятию служебного преступления и его субъекта. Благодаря этому система должностных преступлений в современном виде отражена в достаточно унифицированном набо ре уголовно-правовых норм.

Во втором параграфе «отражение уголовной ответственно сти за преступления против интересов службы в зарубежном законодательстве» автор на основе изучения уголовного законода тельства Германии и Франции делает вывод о том, что российская традиция сосредоточения норм в одном уголовном законе является более оправданной, нежели существование разрозненных норматив ных актов. В то же время широкий круг преступлений лиц, выпол няющих управленческие функции, закрепленных в законодательных актах Германии и Франции, имеющих богатый опыт регулирования рыночных отношений, может служить ориентиром для кримина лизации отдельных деяний в сфере рынка ценных бумаг и корпо ративной деятельности. Отнесение некоторых категорий служащих к публичным должностным лицам можно признать положительным моментом зарубежного законодательства.

В третьем параграфе «понятие и виды преступлений против интересов службы по действующему уголовному законодатель ству россии» затронута сложная проблема определения рассматри ваемой группы преступлений, в том числе с позиций места и роли данных составов в структуре Уголовного кодекса РФ. Можно конста тировать, что сложность формирования единого понятия преступле ний против интересов службы в коммерческих и иных организаци ях в Уголовном кодексе РФ и в науке уголовного права объясняется также недостаточно системным «набором» уголовно-правовых норм в главе 23 УК РФ.

Первичной посылкой при формулировании обозначенного опре деления должен быть не только охраняемый объект (под которым понимаются в первую очередь интересы службы и управленческие отношения), но и субъект злоупотребления служебными полномочи ями – лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также способ совершения преступления, представляющий собой злоупотребление полномочиями.

Преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях автор признает общественно опасные деяния, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и специально оговоренных в законе некоммерческих организациях, сопряженные со злоупотреблением предоставленны ми этим лицам служебными полномочиями, посягающие на управ ленческие отношения в указанных организациях, имеющие своим последствием причинение вреда правам и интересам граждан, инте ресам общества и государства.

Такое понимание объекта уголовно-правовой охраны позволяет определить и место анализируемых преступлений в системе Особен ной части Уголовного кодекса РФ.

Диссертант рассматривает различные точки зрения на эту про блему. Одни ученые предлагают включить в главу 23 УК РФ соста вы преступлений против профессиональной деятельности, другие – формирование самостоятельного раздела «Служебные преступления в коммерческих и иных организациях», а некоторые – объединение глав 23 и 30 УК РФ в раздел «Преступления против службы».

Анализ высказанных в литературе мнений позволяет автору утверждать, что общественные отношения, охраняемые главой УК РФ, следует отличать от общественных отношений, охраняемых главой 30 УК РФ. Первые связаны с исполнением управленческих обязанностей в коммерческих организациях, включая государствен ные и муниципальные унитарные предприятия, а также предприятия, часть акций которых принадлежит государству или муниципально му образованию, или иных организациях. Вторые же сопряжены именно с исполнением указанных обязанностей в государственных органах и органах местного самоуправления, государственных и му ниципальных учреждениях.

В уголовном законе России в качестве принципиальной моде ли изложения нормативного материала используется группировка составов преступлений по объектам преступного посягательства.

В силу этого включение в один раздел преступлений, предусмотрен ных главами 23 и 30 УК РФ, в данную модель не вписывается. Тек стуальное же и конструктивное сходство составов преступлений не может являться основанием для их объединения в одном разделе или главе.

Вторая глава «Уголовно-правовая характеристика объектив ных признаков преступлений лиц, выполняющих управленче ские функции» разбита на два параграфа.

В первом параграфе «признаки объекта уголовно-правовой охраны» в соответствии с традиционным методологическим подхо дом к раскрытию уголовной ответственности за преступления опи саны особенности объекта преступного злоупотребления полномо чиями лиц, выполняющих управленческие функции.

Уголовный закон при определении такого объекта оперирует по нятием «интересы службы». При их нарушении осуществляется и посягательство на общественные отношения, связанные с реали зацией службы.

Служба – это организующая деятельность людей, не связанная непосредственно с производством материальных благ, но направлен ная, в том числе, и на достижение данного результата. Служба всег да сопряжена с действиями юридического характера, обеспечивает реализацию определенных полномочий и интересов службы как та ковой.

С понятием службы взаимосвязано понятие управления – процес са принятия организующих решений и их практической реализации под контролем лица, принявшего эти решения.

Автор отмечает, что в научной среде управление как явление дей ствительности трактуется шире, чем в уголовном праве, в котором под ним понимаются обозначенные уголовным законом функции по управлению имуществом (административно-хозяйственные) и управлению людьми (организационно-распорядительные).

При раскрытии видов управления особый акцент сделан на ха рактеристике корпоративного управления, под которым понимается целенаправленная деятельность по воздействию на объект с целью изменения его определенных характеристик и достижения положи тельного результата, осуществляемая на основании правовых пред писаний в рамках определенной социально-правовой среды корпо рации, т. е. организационно-правовой формы объединения капита лов, человеческих и иных ресурсов.

По мнению диссертанта, четкое разграничение управления на го сударственное и негосударственное в административном и граждан ском праве показывает, что первое связано с реализацией властных полномочий в отношении неопределенного круга лиц, не находя щихся в прямой служебной подчиненности со служащим. Негосу дарственное (корпоративное) управление имеет как внутрихозяй ственный характер (достижение целей организации, управление имуществом и пр.), так и внутрикорпоративный (взаимодействие с акционерами, участниками и иными лицами в корпорации).

Сказанное дает основание для постановки вопроса о непримене нии понятия должностного лица к лицам, не осуществляющим функ ции государственного и муниципального управления, в частности к лицам, выполняющим управленческие функции в государственных и муниципальных учреждениях, не являющихся органами власти.

Непосредственно управление подразумевает наличие у лица, вы полняющего управленческие функции, полномочий, т. е. прав и обя занностей по службе, обеспеченных установленной нормами права ответственностью за их неисполнение и нарушение.

Неразрывно связано со служебными полномочиями служебное положение лица. В работе отмечается, что служебное положение яв ляется более общим понятием, чем служебные полномочия.

Второй параграф носит название «Уголовно-правовая характе ристика злоупотребления полномочиями». В нем рассматривает ся соотношение понятий обмана, злоупотребления доверием, злоу потребления положением и полномочиями. Также уделено внимание раскрытию понятия злоупотребления правом и его связи с похожими уголовно-правовыми категориями.

Изучая позиции цивилистов, автор отмечает, что в теории граж данского права нет единого мнения о природе злоупотребления правом: одни ученые считают это особым видом правонарушения, другие – доказывают его правомерность. Тем не менее следует при знать, что злоупотребление правом не может быть определено через признаки либо только правомерного поведения, либо только право нарушения.

На основе детального анализа сформулированных в отечествен ной юридической литературе определений злоупотребления правом и злоупотребления полномочиями автор делает вывод, что злоупо требление правом в гражданском праве и злоупотребление полно мочиями в уголовном – различные правовые категории. Злоупотре бление полномочиями не может быть изучено с помощью теории злоупотребления субъективным правом, так как: 1) в гражданском праве злоупотребление правом признается и особым видом право нарушения, и особым правомерным поведением;

2) содержание по нятий злоупотребления правом и злоупотребления полномочиями различно. Соответственно сам термин «злоупотребление» примени тельно к использованию полномочий (прав и обязанностей) носит условный характер.

Автор с учетом природы полномочий, которыми наделяется лицо, выполняющее управленческие функции, принимает во внимание позиции ученых о том, что полномочие не является субъективным правом, так как ему не соответствует чья-либо обязанность, полно мочие нельзя нарушить как субъективное право, оно не порождает права на иск1.

Под термином «злоупотребление полномочиями» в уголовном законодательстве автор предлагает понимать как злоупотребление лицом предоставленными ему правами, так и неисполнение воз ложенных на него обязанностей. Злоупотребление полномочиями представляет собой такое действие либо бездействие, которое не разрывно связано с использованием лицом своего служебного по ложения.

См.: Рясенцев В. А. Представительство в советском гражданском праве: Дис....

д-ра юрид. наук. М., 1948. – Т. 1. – С. 34.

В российском уголовном праве при характеристике преступности деяния служащего применяются широкая и узкая трактовки исполь зования служебного положения. Законодатель, устанавливая уголов ную ответственность за взяточничество и коммерческий подкуп, по нимает использование служебных полномочий и служебного поло жения в широком смысле (использование авторитета и связей), а при формулировании состава злоупотребления полномочиями опирается на узкую трактовку (совершение /несовершение действий, которые входят в круг служебных обязанностей лица).

Отдельно автором отмечается, что использование полномочий по службе признается преступным только в случае совершения деяния вопреки законным интересам этой организации. Законными интере сами организации могут быть признаны основные направления ее деятельности, закрепленные в законодательных актах, учредитель ных и иных локально-нормативных актах самой организации.

При раскрытии главных признаков злоупотребления полномо чиями рассматриваются проблемы квалификации превышения слу жебных полномочий, преступной халатности и служебного подлога лиц, выполняющих управленческие функции. Исходной посылкой при их анализе стало то, что преступные действия при исполнении лицом своих должностных (служебных) прав и обязанностей имеют три основных вида: злоупотребление, превышение и неисполнение.

Однако указанное триединство, во-первых, не всегда отражается в уголовном законе, во-вторых, неоднозначно трактуется в научных кругах.

Автор считает, что действия, выходящие за пределы полномо чий лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих и иных организациях, т. е. превышение полномочий, не могут быть квалифицированы по статье 201 УК, так как составом данной статьи не охватываются. В работе также критически оценивается правопри менительная практика квалификации превышения полномочий по нормам ст. 201 УК РФ.

С учетом развития отечественной науки уголовного права, ре формирования корпоративного и хозяйственного законодательства, а также правовой сущности превышения полномочий диссертант предлагает следующую редакцию диспозиции статьи 2012:

«Статья 2012. Превышение полномочий лицом, выполняющим управленческие функции 1. Совершение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих и иных организациях, действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняе мых законом интересов общества или государства, – … 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они совершены:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) с применением оружия или специальных средств;

в) с причинением тяжких последствий, – …».

Диссертант полагает, что включение состава превышения полно мочий служащими частных охранных детективных служб (част ными детективами, работниками частных охранных организаций) непосредственно в главу 23 УК РФ вряд ли можно считать спра ведливым. Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 203 УК, являются права и законные интересы гражданина, общества и государства, а дополнительным – отноше ния службы в охранной или детективной организации. Поэтому ква лифицироваться злоупотребления указанных лиц должны, в зависи мости от фактических обстоятельств, по нормам о преступлениях против личности либо по нормам о преступлениях против интересов и прав граждан.

Преступная халатность лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, также имеет место.

Однако уголовная ответственность за такое преступное бездействие установлена только в отношении отдельных субъектов, нарушаю щих правила проведения работ.

Современная правовая действительность такова, что почти все хозяйственные процессы осуществляются коммерческими (произ водственными, строительными, транспортными и др.) организация ми. В работе обосновывается необходимость введения уголовной от ветственности за служебную халатность лиц, выполняющих управ ленческие функции.

Соответствующая норма может иметь следующую редакцию:

«Статья 2013. Халатность лица, выполняющего управленческие функции 1. Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполне ние лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих обязанностей вследствие недобросо вестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба, – … 2. То же деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяж кого вреда здоровью или смерть человека, – …».

Система должностных преступлений главы 30 УК РФ включает в себя также состав служебного подлога (ст. 292). В отношении лиц, выполняющих управленческие функции, такой состав в УК РФ не закреплен.

Здесь же проанализированы мнения ученых и практиков по ука занной проблеме, дана оценка применения норм УК РФ о подделке документов. С точки зрения автора, в настоящее время нет необхо димости устанавливать уголовную ответственность за подлог доку ментов лицами, выполняющими управленческие функции.

Третья глава «Уголовно-правовая характеристика субъекта преступлений против интересов службы» состоит из двух пара графов.

В первом параграфе «понятие лица, выполняющего управлен ческие функции, по действующему уголовному законодатель ству» при раскрытии основных признаков субъекта преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях отмечается, что закон оперирует понятием «функции». Однако дан ным понятием охватываются не только определенные функции, но также место работы и правовые основания для их выполнения. При раскрытии управленческих функций законодатель в примечании 1 к ст. 201 УК РФ отталкивается от организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей служащего.

Круг лиц, выполняющих управленческие функции в коммерче ских и некоммерческих организациях, достаточно широк. Послед ние изменения уголовного законодательства основаны, в том числе, на предложениях ученых о включении лица, выполняющего функ ции единоличного исполнительного органа, члена совета дирек торов или иного коллегиального исполнительного органа, в число субъектов преступлений против интересов службы.

Рассматриваются вопросы привлечения к уголовной ответствен ности лиц, так или иначе поименованных в уголовном законе и разъ яснениях высшей судебной инстанции в качестве субъектов служеб ных преступлений: служащих государственных и муниципальных предприятий и учреждений, представителей государства в акцио нерных обществах, нотариусов и аудиторов.

Доказывается, что при привлечении к ответственности лиц, вы полняющих управленческие функции в коммерческих и некоммер ческих структурах, в том числе государственных (муниципальных), не относящихся непосредственно к органам власти, должен приме няться одинаковый подход.

Расширение частноправовых начал в экономике послужило толч ком к образованию новых организационно-правовых форм деятель ности государства. В частности, таковыми являются государствен ные корпорации.

По мнению диссертанта, тенденция к передаче части надзорных функций государства специально создаваемым организациям и по пытки удержать регулирование уголовной ответственности в таких системах в рамках главы о должностных преступлениях выглядят не совсем последовательно. В этой связи служащие государственных корпораций должны нести ответственность за преступления, преду смотренные главой 23 УК РФ.

Автор обосновывает необходимость включения лиц, выполняю щих управленческие функции в государственных и муниципаль ных учреждениях, государственных корпорациях, в примечание 1 к ст. 201 (глава 23 УК РФ), исключив соответствующее упоминание о них из примечания 1 к ст. 285 (глава 30 УК РФ).

В Уголовный кодекс РФ могут быть внесены такие изменения:

1) исключить из примечания 1 к ст. 285 УК РФ слова «государ ственных и муниципальных учреждениях, государственных корпо рациях»;

2) в примечании 1 к ст. 201 УК РФ вместо слов «в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в неком мерческой организации, не являющейся государственным органом и органом местного самоуправления, государственным или муници пальным учреждением» ввести слова «в коммерческой и некоммер ческой организациях, не являющихся государственным органом и органом местного самоуправления, независимо от формы собствен ности».

Специальному анализу подвергнуты вопросы квалификации злоупотреблений представителей государства в органах управления акционерных обществ.

Представитель государства независимо от того, кем он являет ся вне такой деятельности – государственным служащим или иным лицом, – выполняет управленческие функции в акционерном обще стве (в частности, посредством участия в заседаниях совета дирек торов).

Следует обратить внимание на то, что в соответствии с п. 6 По становления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» должностными лицами не могут признаваться лишь по веренные, представляющие государство на основании договора.

Государственный служащий представляет интересы государства и государственной власти в акционерном обществе не как пред ставитель власти, а как лицо, выполняющее либо организационно распорядительные, либо административно-хозяйственные функ ции. Современная квалификация действий таких лиц, предлагаемая высшими судебными инстанциями, является неполной. Верховный Суд РФ исключает из числа должностных лиц только поверенных на основании договора, относя их к субъектам главы 23 УК РФ.

Лица же, действующие на основании директив вышестоящего ми нистерства, безусловно не должны отличаться по правовому статусу от частных лиц, выступающих от имени государства в акционерных обществах.

Думается, что положение о том, что поверенные, представляю щие в соответствии с договором интересы государства, не могут быть признаны должностными лицами, должно быть дополнено ука занием на специальное полномочие как основание для выполнения государственным служащим функций поверенного лица государства в акционерном обществе.

В главе 23 УК РФ закреплены также составы злоупотреблений лиц, которые не имеют отношения к выполнению управленческих полномочий, – частных нотариусов и частных аудиторов (ст. 202).

Уголовный закон России лишь в общем виде очерчивает объек тивную сторону злоупотребления полномочиями аудиторов – это ис пользование своих полномочий вопреки задачам своей деятельности в определенных целях. Автор обосновывает необходимость вклю чения в диспозицию данной уголовно-правовой нормы указания на составление заведомо ложного аудиторского заключения. Это будет соответствовать коррелятивности уголовного и гражданского зако нодательства в рассматриваемой сфере отношений.

В работе квалифицируются действия аудитора при разглашении аудиторской тайны. Считаем обоснованным квалифицировать такие деяния только по ч. 2 ст. 183 УК РФ по той причине, что ст. 202 УК РФ является общей нормой по отношению к ст. 183 УК РФ.

Положения закона об уголовной ответственности нотариусов в существующем виде, по мнению диссертанта, требуют преобразо ваний.

Основы законодательства о нотариате прямо предусматривают публичность совершаемых нотариусами действий. Принципиаль ных различий в деятельности государственных и негосударственных нотариусов, их правах и обязанностях не имеется. Любой нотариус является представителем власти, так как осуществляет свою дея тельность от имени государства, и государство доверяет ему выпол нение определенных публичных функций как в области экономиче ских отношений, так и в сфере осуществления правосудия. В связи с этим уголовная ответственность данных лиц должна наступать по единым основаниям.

В целях надлежащего применения уголовного закона предлага ется нотариуса, занимающегося частной практикой, и нотариуса го сударственной нотариальной конторы в равной степени признавать представителями власти, а следовательно, и должностными лицами в соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК РФ.

Во втором параграфе «специальные условия уголовной ответ ственности лиц, выполняющих управленческие функции» ана лизируются особенности правового положения и условий уголовной ответственности некоторых служащих некоммерческих организаций и арбитражных управляющих.

В работе освещено правовое положение отдельных некоммерче ских организаций, чья деятельность в экономике носит достаточно масштабный характер, например фондовых бирж, агентств прямых инвестиций. Особо рассматривается статус некоммерческих орга низаций, объединяющих участников экономических отношений по профессиональному признаку: саморегулируемых организаций, торгово-промышленных палат и ассоциаций производителей.

Саморегулируемые организации (далее – СРО) получают все большее развитие в различных отраслях экономической и обще ственной жизни страны. Наиболее активно данный процесс идет в сфере банкротства и на рынке ценных бумаг.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»1 таковыми признаются некоммерческие организации, созданные в целях само регулирования, основанные на членстве, объединяющие субъектов предпринимательской деятельности исходя из единства отрасли про изводства товаров (работ, услуг) или рынка произведенных товаров (работ, услуг) либо субъектов профессиональной деятельности опре деленного вида.

В работе отмечаются тенденция к наделению саморегулируемых организаций функциями государственных надзорных органов и уси ление контроля за деятельностью самих СРО. Так, изменениями, внесенными в законодательство об аудите, с 1 января 2010 г. введено обязательное членство всех аудиторов и аудиторских организаций в СРО аудиторов2, а в Государственную Думу в феврале 2009 г. вне сен законопроект № 126183-5 о внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях, устанавливающих админи стративную ответственность субъектов профессиональной деятель ности, саморегулируемых организаций и их должностных лиц3.

Диссертант обосновывает необходимость установления уголов ной ответственности за злоупотребления лиц, выполняющих управ ленческие функции в данных организациях. Квалифицированный состав этого деяния будет отражать общероссийскую и мировую тенденции к охране надлежащего осуществления в саморегулируе мых организациях функций, переданных им государством.

Объективную сторону злоупотребления полномочиями служа щих саморегулируемой организации составляет ряд конкретных действий, не охватываемых общим составом злоупотребления пол номочиями ст. 201 УК РФ. Аналогичным образом и субъект данно го преступления является специальным по отношению к предусмо тренному ст. 201 УК РФ.

Полагаем, что норма, закрепляющая состав преступления за дея ние, совершенное лицом, выполняющим управленческие функции СЗ РФ. – 2007. – № 49. – Ст. 6076.

Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятель ности» // Рос. газ. – 2008. – № 267.

URL:http://www.usoft.ru.

в саморегулируемой организации, может иметь следующую редак цию:

«Статья 2011. Злоупотребление полномочиями в саморегулируе мой организации Лицо, выполняющее управленческие функции в саморегулируе мой организации, допустившее необоснованную дискриминацию прав лиц, подконтрольных саморегулируемой организации, выра жающуюся в проведении необоснованных проверок, истребовании документов и иной информации, либо допустившее иное незаконное вмешательство в деятельность лиц, подконтрольных саморегулируе мой организации, если эти деяния повлекли дезорганизацию работы физических и юридических лиц, причинение крупного ущерба либо иные тяжкие последствия, –...».

Здесь же отмечен пробел в регулировании ответственности пред ставителей (поверенных), действующих от чужого имени и в чужом интересе, допустивших злоупотребления при осуществлении полно мочий, предоставленных им доверителем.

Анализ названных вопросов позволил автору сделать вывод о не обходимости введения в УК РФ статьи 231 следующего содержания:

«Статья 231. Уголовная ответственность лица, действующего за другое лицо 1. Физическое лицо подлежит уголовной ответственности за на рушение правовых запретов и предписаний, адресованных лицу, в интересах которого действует данное физическое лицо, если такое нарушение признается настоящим Кодексом наказуемым деянием и физическое лицо действовало:

а) как уполномоченный орган другого лица, либо б) как законный представитель другого лица, либо в) как представитель другого лица, действующий на основании доверенности, либо г) как представитель другого лица, действующий на основании акта государственного органа либо органа местного самоуправле ния.

2. Физическое лицо, указанное в части 1 настоящей статьи, под лежит уголовной ответственности независимо от того, соответ ствует ли уполномочившее его другое лицо признакам, указанным в статье 19 настоящего Кодекса.

3. Части 1 и 2 настоящей статьи подлежат применению также в случае, когда правовое основание, обосновывающее полномочия представителя, является недействительным».

В параграфе также уделено достаточное внимание особенно стям квалификации преступных действий арбитражных управляю щих. На основе рассмотрения их правового статуса на различных стадиях судебной процедуры банкротства автор делает вывод, что только внешний и конкурсные управляющие могут быть признаны лицами, выполняющими управленческие функции, и, как следствие, отнесены к категории руководителей по специальному полномочию.

В уголовном законе такая категория субъектов преступления прямо не названа. Поэтому автор предлагает в качестве лица, несущего уго ловную ответственность за неправомерные действия при банкрот стве, преднамеренном и фиктивном банкротстве, указать лицо, вы полняющее функции руководителя организации-должника по специ альному полномочию по основаниям, установленным федеральным законом.

В заключении излагаются важнейшие выводы исследования и сформулированные на его основе предложения.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях вак министерства образования и науки рф 1. Долгих Д. Г. Регулирование уголовной ответственности за слу жебные преступления: исторический анализ российского законода тельства // История государства и права. – 2009. – № 1. – С. 17–20.

статьи, опубликованные в иных изданиях 2. Долгих Д. Г. Материальные и процессуальные особенности уго ловного преследования за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях // Современные проблемы вза имодействия материального и процессуального права России: тео рия и практика // Материалы Всероссийской научно-практической конференции (17–18 апреля 2003 г.). – Екатеринбург, 2004. – Ч. 2. – С. 315–325.

3. Незнамова З. А., Долгих Д. Г. Субъекты преступного банкрот ства и преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях: сравнительный анализ // Уголовное право: про шлое, настоящее и будущее: Материалы Международной научно практической конференции, посвященной памяти М. И. Ковале ва. – Екатеринбург, 2004. – С. 225–237.

4. Долгих Д. Г. Разглашение аудиторской тайны: проблемы при менения Уголовного кодекса РФ // Уголовная политика в сфере ин формационной безопасности РФ: Материалы IV Международной научно-практической конференции, посвященной памяти М. И. Ко валева (Екатеринбург, 10 февраля 2007 г.). – Екатеринбург, 2007. – С. 258–263.

Подписано в печать 20.05.09. Формат 6084/16.

Бумага писчая. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1,63. Уч.-изд. л. 1,46.

Тираж 100 экз. Заказ № Отдел дизайна и полиграфии Издательского дома «Уральская государственная юридическая академия».

620066, Екатеринбург, ул. Комсомольская,

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.