авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Конституционный статус человека в российской федерации: вопросы теории и практики

На правах рукописи

Якимов Григорий Александрович Конституционный статус человека в Российской Федерации:

вопросы теории и практики Специальность: 12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Екатеринбург - 2010

Работа выполнена на кафедре конституционного права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральская государственная юридическая академия» Научный руководитель Кукушкин Михаил Иванович, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации

Официальные оппоненты: Выдрин Игорь Вячеславович, доктор юридических наук, профессор Савоськин Александр Владимирович, кандидат юридических наук Ведущая организация Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет»

Защита состоится «_» декабря 2009 года в «_» часов на заседании диссертационного совета Д.212.282.02 при ГОУ ВПО «Уральская государственная юридическая академия» по адресу: 620026, г. Екатеринбург, ул.Комсомольская, д. 21 (зал заседаний Диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральская государственная юридическая академия».

Автореферат разослан «_» _ 2010г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук, профессор С.Ю. Головина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Конституция года принималась при сложных социально-экономических и политических обстоятельствах и первые годы после её вступления в силу стали для нашей страны «моментом истины». Непростым это время было и для Основного Закона Российской Федерации. Очевидно, что в этот период Конституция в целом хотя и доказала свою жизнеспособность, однако проблемы ее реализации имеют весьма серьезный, системный характер. С.А. Авакьян, подводя некоторые итоги пятнадцати лет конституционного развития России, приводит примеры, когда по вопросу, который в принципе должен быть предметом конституционного регулирования, принимается федеральный закон или указ Президента РФ.1 На сегодняшний день можно говорить о новом этапе в развитии российской правовой системы, для которого характерен переход к «точечному, пусть и массовому, совершенствованию уже сложившейся системы федеральных и региональных законов (главный правотворческий жанр на сегодня – принятие законов о внесении изменений в имеющиеся законы) и наращивание подзаконного регулирования», когда «на отрезке административного правотворчества подзаконный акт, та же инструкция, вполне может стать и зачастую становится установлений». выше конституционных В этой связи обращение к конституционным положениям о статусе человека в Российской Федерации, попытка описать конституционный статус человека как живой, динамичный, способный к развитию правовой институт (при неизменности его «текстового содержания») имеет безусловное значение для полноценной реализации соответствующих норм.

Какую роль сыграл Основной Закон для статуса человека в Российской Авакьян С.А. Конституция Российской Федерации: итоги развития // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 23. С. 8.

Кокотов А.Н. Права и свободы людей как средство правового регулирования // Права человека: регулирование, реализация, защита: Материалы конференции (14 декабря г.). – Екатеринбург: Изд-во «Филантроп», 2008. С. 6.

Федерации? По справедливому замечанию авторов учебника «Конституционная экономика», «сама суть демократии сводится к тому, что отдельные вопросы изымаются из круга вопросов, принимаемых на основе большинства голосов». Представляется, что основные права человека – те права, действительность которых не должна ставиться в зависимость от политической конъюнктуры, сиюминутной воли большинства (результатов выборов и т.п.). Начало двадцать первого века ознаменовалось событиями различного характера, в том числе крупными актами террора, которые явились серьезным поводом для каждого из нас и мирового сообщества в целом задуматься о соотношении личных прав человека и общественной безопасности. В конце 2008 года – 2009 году мировой финансовый кризис с новой остротой напомнил о вечной проблеме согласования публичного (государственного) регулирования экономических процессов и свободы предпринимательской деятельности. Кризисные явления в сферах безопасности и экономики нанесли серьезный удар по процессам глобализации и универсализации во всех направлениях. Поэтому казавшиеся незыблемыми для западного общества постулаты о существовании единого, «идеального» каталога прав человека, об универсальности последних в настоящее время подвергаются серьезной критике.

Необходимость принятия Конституции 1993 года была вызвана коренными изменениями общественной формации, сменой базовой системы принципов организации и деятельности всех важнейших государственных и общественных институтов. При этом вряд ли можно сказать, что содержание новой российской Конституции полностью следует из предшествовавшего ее принятию опыта общественного развития в стране. В этих условиях основы конституционного строя нового государства, а также общие положения о статусах человека и гражданина в значительной степени носили характер заимствований международной и зарубежной конституционной практики. Неизбежным Баренбойм П.Д., Гаджиев Г.А., Лафитский В.И., Мау В.А. Конституционная экономика: Учебник для юридических и экономических вузов. – М.: ЗАО Юстицинформ, 2006. С. 315-316.



следствием подобного рода заимствований является сложный переходный период, который позволяет понять, какие положения Конституции выдержали проверку практикой их применения без каких-либо «поправок» на российский менталитет, общественную нравственность, традиции, социально-экономические реалии, а какие – нет. В этой связи исследование национальной регламентации конституционных основ статуса человека является в настоящее время как никогда актуальным.

Степень научной разработанности темы. В советской (начиная с 60-х годов прошлого века) и современной российской юридической литературе широко обсуждаются вопросы правового статуса (положения) личности. По соответствующей проблематике написано большое число работ, посвященных разграничению правового положения и правового статуса личности, элементному составу (структуре) и характеристике отдельных элементов правового статуса личности и ряду других вопросов.

Среди ученых, в разное время занимавшихся данным направлением следует отметить С.А. Авакьяна, Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, В.М. Горшенева, А.В. Должикова, Д.М. Евстифеева, В.А. Кучинского, А.В. Малько, Н.И. Матузова, В.В. Невинского, Е.А. Лукашеву, В.А. Патюлина, М.С. Строговича, В.В. Субочева, О.И. Тиунова, И.Е. Фарбера, Б.С. Эбзеева. Среди авторов работ, затрагивающих отдельные аспекты обозначенной проблемы, необходимо назвать Б.Ю. Дорофеева, Г.Н. Комкову, В.И. Крусса, М.А. Лаврика, А.А. Рудакова, Т.Я. Хабриеву, В.Е. Чиркина.

До последнего времени наиболее обсуждаемыми в науке для правового статуса человека и гражданина являются вопросы формирования устойчивой и эффективной системы гарантий (как юридических, так и не юридических) тех или иных прав человека и гражданина. По мысли Комарова С.А. и Ростовщикова И.В., «в вопросе о правах личности одно из центральных мест занимает проблема гарантий, ибо о реальной ценности прав, свобод и обязанностей судят прежде всего по их охране и реализации».4 Широкое распространение получили исследования иных специальных вопросов, имеющих отношение к правовому статусу человека (гражданина). Значительное число работ по соответствующей тематике посвящено изучению прав человека, но не статуса последнего в целом.

2008 год стал годом 15-летия новой российской Конституции, поэтому конец 2008 года – 2009 год ознаменовались чрезвычайным всплеском интереса к проблемам конституционализма. Вопросам конституционного статуса личности в ходе научно-практических конференций, в текстах публикаций, монографий, комментариев было уделено особое внимание. Большинство ученых по-прежнему продолжает называть базовым правовой статус гражданина. Между тем, Конституция Российской Федерации называет в качестве высшей ценности человека, его права и свободы (предложение первое статьи второй), определяет носителем (субъектом) большинства прав именно человека (посредством слов «каждый», «все», «никто не» и тому подобных). На первый взгляд, такой подход «конституционного законодателя» может показаться не совсем логичным, поскольку ставит человека выше, чем гражданина Российской Федерации, определяет его статус как более важный. Однако представляется, что обозначенные особенности конституционного текста объясняются не столько значимостью юридической личности человека как таковой, сколько особой природой прав человека как наиболее важных, признаваемых для каждого человеческого существа прав (независимо от гражданской принадлежности, иных условий). Примечательно, что конституциям советского периода отечественной истории вовсе не был знаком такой субъект конституционного статуса, как человек, а статус иностранных граждан и лиц без гражданства регулировался законами.

Иными словами, ключевые изменения в регламентации вопроса о носителе конституционного статуса не нашли должного отражения в юридической науке.

Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и свободы. Политическая система. – СПб.: Издательство Юридического института (Санкт-Петербург). 2002. С. 50.

Вопросы конституционного статуса человека в Российской Федерации не были до настоящего времени предметом самостоятельного диссертационного исследования.

Теоретической основой диссертационного исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых и практиков в области конституционного права, теории государства и права, иных отраслей права и науки: С.А. Авакьяна, А.С. Автономова, С.С. Алексеева, О.А. Бабошина, М.В. Баглая, С.В. Белых, Ж.-Л. Бержеля, Н.А. Богдановой, Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, Г.А. Гаджиева, Г.В. Игнатенко, В.А. Карташкина, В.Н. Карташова, Е.И. Козловой, Г.Н. Комковой, И.А. Конюховой, А.Н. Кокотова, В.И. Крусса, М.И. Кукушкина, О.Е. Кутафина, Л.В. Лазарева, Е.А. Лукашевой, В.В. Маклакова, Л.С. Мамута, Н.И. Матузова, В. В. Невинского, В.С. Нерсесянца, С. Э. Несмеяновой, Л.А. Нудненко, В.А. Патюлина, М.С. Саликова, Б.А.

Страшуна, М.С. Строговича, О.И. Тиунова, Ю.А. Тихомирова, Т.Я. Хабриевой, К. Цвайгерта, Х. Кётца, В.Е. Чиркина, А. Шайо, Б.С. Эбзеева, К. Экштайна, Л.С. Явича.

Методологическая основа исследования. При решении поставленных задач в интересах достижения цели диссертационного исследования автор опирался на современные общие и частные методы познания. Использовались методы диалектического, сравнительно-правового, исторического, формально юридического, системного анализа.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, федеральные конституционные законы, федеральные законы, решения Конституционного Суда Российской Федерации, правовые акты федеральных органов исполнительной власти, а также конституции ряда зарубежных государств.

Целью работы является исследование понятия, юридической конструкции, а также вопросов развития конституционного статуса человека в Российской Федерации.

Для реализации поставленной цели решались следующие задачи исследования:

- дать характеристику конституционного статуса человека как правового института;

- проанализировать существующие в правовой науке подходы к правовому статусу личности (человека, гражданина) как юридической конструкции и определить оптимальный элементный состав конституционного статуса человека;

- выделить систему принципов конституционного статуса человека;

- указать место основных прав человека, с одной стороны, и конституционных обязанностей человека, с другой стороны, в юридической конструкции конституционного статуса, а также описать характер взаимодействия этих элементов;

- исследовать вопрос о существовании основных прав человека, прямо не названных в Конституции Российской Федерации.

- выявить основные права человека, прямо не названные в Конституции Российской Федерации, а также права, примыкающие к основным правам человека (на примере соматических притязаний человека).





Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере конституционного регулирования отношений между человеком, обществом, государством, а также между отдельными людьми, их группами. Предметом исследования выступают нормы Конституции, международно-правовые нормы, нормы российской законодательства, судебные акты, а также конституции ряда зарубежных государств, регламентирующие конституционный (и в целом – правовой) статус человека.

Научная новизна работы проявляется в комплексном исследовании правового института конституционного статуса человека в Российской Федерации, системообразующей для этого института юридической конструкции названного статуса, особенностей взаимодействия отдельных элементов юридической конструкции (принципов, основных прав и конституционных обязанностей человека), в авторском подходе к решению проблемы прав человека, не названных в Конституции Российской Федерации.

Научную новизну диссертационного исследования конкретизируют следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Сформулирован вывод, что конституционный статус человека суть правовой институт конституционного права, совокупность конституционных норм, определяющих основы правового положения человека в российском обществе и государстве, во взаимоотношениях между людьми. Для обладания указанным статусом не требуется нахождения в гражданстве государства, равно как и соответствия каким-либо иным дополнительным требованиям (это базовый правовой статус). Конституционный статус человека – это институт конституционного права, являющийся частью (ядром) более крупного института основ правового статуса человека и гражданина. Общепризнанные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, регламентирующие правовое положение человека, и конституционно-правовой статус гражданина Российской Федерации также входят в состав основ правового статуса человека и гражданина в качестве правовых институтов.

Выявлены признаки правового института конституционного статуса 2.

человека, которыми являются: 1) особый субъект - человек;

2) особенности системообразующей для него юридической конструкции, в том числе характер отдельных ее элементов, взаимодействие последних между собой;

3) специфический набор правовых принципов.

Установлено, что системообразующая для данного правового 3.

института юридическая конструкция включает три элемента: правовые принципы, основные права и конституционные обязанности. Основным критерием включения того или иного возможного элемента в структуру конституционного статуса человека является подробность, развернутость конституционной регламентации последнего. Ряд элементов, которые традиционно включают в юридическую конструкцию правового статуса гражданина (или статуса личности) можно обнаружить в конституционном статусе человека лишь в «свернутом», сжатом виде, поэтому в структуру исследуемой юридической конструкции в качестве самостоятельных элементов они не входят, их содержание раскрывается в положениях действующего законодательства (различной отраслевой принадлежности).

Сформулирована система правовых принципов конституционного 4.

статуса человека в Российской Федерации, где наряду с общими для конституционного статуса человека и конституционно-правового статуса гражданина Российской Федерации принципами предлагаются специальные правовые принципы (характерными только для конституционного статуса человека), к числу которых относятся:

1) принцип неотчуждаемости основных прав и свобод человека;

2) принцип принадлежности основных прав и свобод человека каждому от рождения (часть 2 статьи 17).

Доказывается, что «перекоса» (о котором говорят ряд авторов) в 5.

конституционном регулировании прав и обязанностей в структуре конституционного статуса человека в Российской Федерации нет. С точки зрения истории конституционного развития отечественного государства и права в Конституции 1993 года проявляется тенденция к сокращению количества конституционных обязанностей человека. В этом (количественном) аспекте движение прав и обязанностей разнонаправлено. Однако в Конституции Российской Федерации существует необходимый баланс между отдельными элементами статуса человека. Такой баланс возможен за счет единства (но не тождества) прав и обязанностей человека как норм объективного права, ограничивающих внешнюю свободу личности в интересах защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В диссертационном исследовании раскрывается значение 6.

содержательного критерия в определении «основных прав человека», который позволяет ставить и решать вопрос об основных правах человека, прямо не названных в Конституции Российской Федерации.

Проведенный в работе анализ так называемых «соматических 7.

притязаний человека» показывает, что к основным правам человека, прямо не названным в Конституции, можно отнести право на достойное отношение к прижизненной воле и телу умершего. Отсутствие упоминания этого права человека в тексте действующей Конституции предопределяет особое внимание, которое органы публичной власти и институты гражданского общества должны уделять реализации и охране этих прав. Половая свобода и право на половую неприкосновенность, напротив, лишь примыкают к основным правам, получившим признание в статье 21 Конституции Российской Федерации, и самостоятельными основными правами человека не являются.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Настоящая работа является первым диссертационным исследованием конституционного статуса человека в Российской Федерации (как правового института и как базового статуса личности). Отказ от широкой трактовки элементного состава статуса позволил обозначить стройную систему правовых принципов указанного института, сделать акцент на особенностях взаимодействия основных прав и конституционных обязанностей.

Доводы и выводы, содержащиеся в настоящем исследовании, могут быть полезны при дальнейшем изучении конституционного статуса человека в Российской Федерации, в ходе изучения отдельных основных прав человека, конституционных обязанностей человека, соответствующих правовых принципов.

Представляется, что настоящее исследование может быть полезно для дальнейшей разработки правового статуса личности в целом, поскольку позволяет по-новому взглянуть на соотношение правовых статусов человека и гражданина.

Ряд положений диссертационного исследования могут быть использованы в рамках федерального законотворческого процесса. Кроме того, выводы, полученные автором в ходе настоящего диссертационного исследования, могут быть использованы в учебном процессе при преподавании конституционного права, а также соответствующих специальных дисциплин.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре конституционного права Уральской государственной юридической академии, где производилось её рецензирование и обсуждение. Положения и выводы диссертации нашли отражение в опубликованных работах. Ряд выводов научного исследования обсуждались на научно-практических конференциях, проводимых Институтом юстиции и Институтом государственного и международного права УрГЮА, Гуманитарным университетом (г. Екатеринбург), а также на конференции «Актуальные вопросы государственного права» (Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина). Положения и выводы диссертации использовались автором при проведении семинарских занятий по дисциплине «Конституционное право Российской Федерации».

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, а также списка использованных правовых актов и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, формулируются основные положения работы, отражающие новизну, практическую значимость предпринятого научного исследования.

Первая глава «Теоретические основы конституционного статуса человека как правовой институт» посвящена понятию конституционного статуса человека в Российской Федерации, его юридической конструкции, а также характеристике базового для данной юридической конструкции правового института.

В первом параграфе «Конституционный статус человека как правовой институт» дана характеристика конституционного статуса человека как правового института. Конституционный статус человека в работе определен как совокупность конституционных норм, определяющих основы правового положения человека в российском обществе и государстве, во взаимоотношениях между людьми, то есть его вполне закономерно рассматривать как самостоятельный конституционно-правовой институт. Данный правовой институт включает нормы статей 2 и 7, главы второй (за исключением статей 31-32, части статьи 36, статей 59-61), а также части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации.

Диссертант определяет место правового института конституционного статуса человека в структуре российского права. Отмечается, что термин «человек», характеризующий соответствующего субъекта «вне конкретных правоотношений», используется как правило в международно-правовых нормах и конституционных положениях, а нормы иных правовых актов (в частности, конституционно-правовых) направлены на установление конкретных правоотношений, поэтому в них регламентируется статус специальных субъектов (а не «человека» как такового). Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, регламентирующие правовое положение человека, являются самостоятельным, чрезвычайно сложноустроенным правовым институтом, который вместе с конституционным статусом человека составляют институт конституционно правового статуса человека в Российской Федерации. Особая значимость специального исследования конституционного статуса человека объясняется тем, что международно-правовой акт, содержащий нормы, вступающие в противоречие с конституционными, не должен действовать в российской правовой системе, поскольку, реализуя властные полномочия на основе Основного Закона, органы государственной власти не вправе действием (бездействием) нарушать те или иные конституционные положения (в том числе давая согласие на обязательность того или иного международно-правового акта).

Конституционно-правовой статус человека и конституционно-правовой статус гражданина Российской Федерации формируют институт основ правового статуса человека и гражданина. Правовые нормы (гражданского, семейного, трудового и других отраслей российского права), развивающие содержание основ правового статуса человека и гражданина, являются составной частью межотраслевого комплексного образования – правового статуса человека и гражданина в Российской Федерации.

В параграфе приведены историко-правовые предпосылки недостаточного внимания к изучению конституционному статусу человека в отечественной юридической науке. Автором проводится подробный анализ категорий «человек», «гражданин» и «личность». Использование термина «человек» означает признание определенной автономии последнего. С учетом того, что для обладания статусом человека не требуется нахождения в гражданстве государства, равно как и соответствия иным дополнительным требованиям, конституционный статус человека суть базовый статус. Термин «гражданин» указывает на особую политико-правовую связь между человеком и государством.

По мысли диссертанта, термин «личность» вполне допустимо использовать для обозначения основ, являющихся общими для норм о правовом положении как человека, так и гражданина.

Вопрос о субъекте базового статуса не является формальным. Если мы утверждаем, что государство и право имеет дело прежде всего с гражданином, а с остальными категориями лиц (иностранные граждане, лица без гражданства) – в качестве исключения, то тогда правомерность отнесения того или иного права (обязанности, принципа статуса) к правам (обязанностям, принципам статуса) гражданина, но не человека остается за рамками оценки соответствия части статьи 55 Конституции. В данном случае следует исходить из того, что право на жизнь, например, является основным правом человека (а не исключительным правом граждан России) по своей сути, а не только в силу формулировки статьи 20 Основного Закона. В работе обоснована необходимость обособления правового института конституционного статуса человека в Российской Федерации: конституционный статус человека является наиболее общим, отличным от статуса гражданина;

содержание тех или иных прав или обязанностей человека, а также соответствующих правовых принципов во многом зависит от конкретной формулировки, конституция государства предусматривает и особый механизм реализации ее норм. Автор выделяет следующие признаки правового института конституционного статуса человека являются: 1) особый субъект - человек;

2) особенности системообразующей для него юридической конструкции, в том числе характер отдельных ее элементов, взаимодействием последних;

3) специальные правовые принципы (неотъемлемости и принадлежности каждому от рождения основных прав и свобод человека), которые не являются принципами института основ правого статуса человека и гражданина в целом.

Параграф второй «Юридическая конструкция конституционного статуса человека» содержит анализ существующих в правовой науке подходов к правовому статусу личности (человека, гражданина) как юридической конструкции. В параграфе предпринята попытка определить оптимальный элементный состав конституционного статуса человека.

Начиная с 60-х годов прошлого века соответствующая проблематика получила развитие в разработке юридической конструкции правового статуса личности. Что касается конституционного статуса человека в Российской Федерации, то соответствующие вопросы не были предметом специального изучения. В этой связи в целях определения возможных элементов последней автор использует существующие подходы к структуре правового статуса личности. Помимо юридических прав и обязанностей, принципов права (а также гражданства, которое, как было показано в параграфе первом главы первой, не входит в базовый конституционный статус), в качестве элементов правового статуса в различных сочетаниях предлагали рассматривать: правосубъектность (правоспособность), гарантии прав и обязанностей, законные интересы, юридическую ответственность, защиту прав и свобод личности, правовые состояния, а также правоотношения общего (статусного) характера и правовые нормы.

На основе предметного анализа каждого возможного элемента статуса диссертант приходит к выводу, что ряд элементов, которые традиционно включают в юридическую конструкцию правового статуса гражданина (или статуса личности) можно обнаружить в конституционном статусе человека лишь в «свернутом», сжатом виде, поэтому в структуру исследуемой юридической конструкции в качестве самостоятельных элементов они не входят, их содержание раскрывается в положениях действующего законодательства (различной отраслевой принадлежности).

В работе сделан вывод, что наличие столь большого числа элементов сделало конструкцию общего правового статуса «громоздкой», содержащей разнородные элементы. Представляется, что структура конституционного статуса человека, включающая основные права и конституционные обязанности человека, а также конституционные (правовые) принципы, позволяет глубже понять содержание и особенности этого правового института. Что касается остальных возможных элементов, то все они либо являются частью правового статуса личности (человека и гражданина), либо могут быть включены и рассмотрены в составе одного из трех элементов конституционного статуса человека (прав, обязанностей, принципов) без ущерба для уяснения содержания последнего.

Глава вторая «Элементы конституционного статуса человека в Российской Федерации» содержит развернутую характеристику отдельных элементов конституционного статуса человека в Российской Федерации.

Учитывая небольшое число конституционных обязанностей человека, а также сложившееся в науке представление о глубокой связи основных прав и конституционных обязанностей человека, содержание названных элементов конституционного статуса человека раскрыто в одном параграфе.

Параграф первый «Принципы конституционного статуса человека» посвящен системе принципов конституционного статуса человека как важнейшему элементу конституционного статуса человека в Российской Федерации.

Правовые принципы конституционного статуса человека в Российской Федерации включают общие для институтов конституционного статуса человека в Российской Федерации и конституционно-правового статуса гражданина Российской Федерации. К числу общих принципов автор относит:

человек, его права и свободы являются высшей ценностью (статья 1) Конституции).

признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина 2) – обязанность государства (статья 2, 18, часть 4 статьи 125).

принцип признания и гарантирования прав и свобод человека и 3) гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (часть 1 статьи 17).

ничто не должно нарушать права человека и гражданина, в том числе и 4) осуществление прав другим человеком (часть 3 статьи 17, части 1, 2 статьи 55).

принцип юридического равенства прав и обязанностей человека и 5) гражданина (статья 19).

принцип конституционности ограничения основных прав и свобод 6) человека и гражданина (предполагает соблюдение критериев: формы;

цели ограничения;

соразмерности) (часть 3 статьи 55).

Специальными правовыми принципами (характерными только для конституционного статуса человека) являются:

1) принцип неотчуждаемости основных прав и свобод человека;

2) принцип принадлежности основных прав и свобод человека каждому от рождения (часть 2 статьи 17).

Если читать формулировку «от рождения» как «с момента рождения», то указанный принцип имеет множество исключений, прежде всего, связанных с некоторыми «специальными» правами (связанными, например, с вступлением в брак). Кроме того, жизнь человека становится объектом правовой охраны и до рождения, а воля человека в вопросах распоряжения своим телом должна быть по общему правилу учтена и после его смерти. В работе отмечено, что речь в данном случае идет об ином: основные права и свободы принадлежат человеку в силу рождения, без выполнения каких-либо дополнительных условий, поэтому основные права человека неотъемлемы от него, а значит - неотчуждаемы. Иными словами, человек обладает основными правами от рождения и государство не может лишить его статуса, которым последний обладает в силу своей человеческой природы. В этом выражается взаимосвязь двух специальных принципов конституционного статуса человека в Российской Федерации.

В параграфе втором «Основные права и конституционные обязанности человека» исследуется место основных прав человека в системообразующей для конституционного статуса человека юридической конструкции, с одной стороны, и конституционных обязанностей человека - с другой;

описан характер взаимодействия этих элементов.

Автор также обращается к широкому кругу вопросов, имеющихся в теории и практике основных прав и конституционных обязанностей человека в Российской Федерации. Так автор доказывает, что конституционная обязанность человека не может быть одновременно его основным правом, и наоборот. Анализируя часть статьи 38 Конституции, диссертант указывает, что один и тот же субъект совершает действия в отношении определенного объекта, но по этому поводу возникают разные правоотношения, одни из которых основаны на субъективном праве родителей (подразумевают право требовать у третьих лиц воздержаться от вмешательства, возможность совершать фактические и юридические действия по заботе о детях и их воспитанию, право притязания), а другие – на юридической обязанности (предполагают обязанность родителей действовать определенным образом, воздерживаться от действий или претерпевать ответственность).

Невыполнение обязанностей (определенных необходимых действий в отношении ребёнка) может повлечь невозможность реализации этих же действий как части субъективного (основного) права. Однако такое соотношение указанных элементов конституционного статуса человека – исключение, поскольку по общему правилу реализация основного права человека не должна ставиться в зависимость от выполнения конституционной обязанности.

Опираясь на выделенные М.И. Кукушкиным признаки основных прав гражданина, автор называет признаки основного права человека:

1) принадлежат гражданам в силу Конституции (формальный критерий), поэтому для обладания ими нет необходимости вступать в какие-либо правоотношения;

2) неотторжимость (неотъемлемость);

3) неисчерпаемость (постоянно реализуются, что не уменьшает их содержания), что обеспечивает постоянство конституционного статуса человека.

4) комплексный характер основного права человека (богатство его содержания). А.Н. Кокотов отмечает, что любое основное право всегда содержательно шире совокупности конкретных, нормативно закрепленных проявлений, оно всегда оставляет возможность собственного распространения на не урегулированные отраслевым законодательством отношения. Представляется, что лаконичность текста и приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права в определении Кокотов А.Н. Прямое (непосредственное) действие Конституции Российской Федерации // Вестник Уставного Суда Свердловской области. – №1 (10). 2009. – С. 63.

конституционных прав человека (часть 1 статьи 17) обеспечили признание в Конституции Российской Федерации только прав, которые как по форме, так и по содержанию являются основными. Однако определение содержательного критерия (второй-четвертый признаки) основного права человека позволяет ставить вопрос прав человека, прямо не названных в Конституции 1993 года, решению которого посвящена третья глава настоящего исследования.

В параграфе приведена классификация основных прав человека, обоснован довод о недопустимости деления основных прав человека по степени значимости на «главные» и «второстепенные», названы конституционные обязанности человека. Особо автор останавливается на природе основных социальных, с одной стороны, и процессуальных прав человека, с другой.

Разделяя мнение А.А. Рудакова, Р.Р. Каримовой, Б.С. Эбзеева, ряда других авторов о большом значении конституционных обязанностей, диссертант отмечает, что вряд ли возможно говорить о наличии перекоса в конституционном регулировании прав и обязанностей в структуре конституционного статуса человека. С точки зрения истории конституционного развития отечественного государства и права, в Конституции 1993 года проявляется тенденция к сокращению количества конституционных обязанностей человека. В этом (количественном) аспекте движение прав и обязанностей разнонаправлено. В Конституции Российской Федерации существует необходимый баланс между отдельными элементами статуса человека. Такой баланс возможен за счет единства (но не тождества) прав и обязанностей человека как норм объективного права, ограничивающих внешнюю свободу личности в интересах защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В глава третьей «Права человека, примыкающие к основным правам человека в Российской Федерации (на примере соматических притязаний человека)» поднята проблема, имеющая непосредственное отношение к дальнейшему развитию института конституционного статуса человека в Российской Федерации. Диссертант пытается выявить среди так называемых «соматических прав» человека те из них, которые имеют конституционные основы в положениях о тех или иных основных правах, но не упомянуты в Конституции непосредственно. Отдельное внимание в третьей главе уделено правам человека, которые по содержанию являются основными, но не имеют сколь-нибудь явного конституционного признания, что предопределяет особую важность формирования устойчивых представлений о последних как об основных правах человека.

В первом параграфе «Проблема прав человека, не названных в Конституции Российской Федерации» автор, исходя из чрезвычайно стабильного характера конституционных норм об основных правах человека, с одной стороны, и перманентной изменчивости общественных отношений, с другой, рассуждает о возможности существования прав человека, формально не названных в Конституции 1993 года в качестве основных, но являющихся таковыми по своему значению (содержательно). При этом отмечается, что особо остро этот вопрос стоит в отношении тех прав человека, которые не имеют «смежных» прав, непосредственно названных в Основном Законе, а значит – не имеют конституционной защиты.

Для того чтобы расширить перечень основных прав человека требуется принятие новой Конституции (статья 135). В то же время, представляется, что установление конституционности (или неконституционности) ограничения автономии человека становится возможным и конкретным только в том случае, когда то или иное право человека получило конституционное признание.

Поскольку в Конституции Российской Федерации получили признание только права, которые как по форме, так и по содержанию, являются основными, остаются вопросы: может ли устойчивый перечень основных прав человека отвечать постоянно развивающимся и усложняющимся общественным отношениям? Должны ли все права человека, которые в соответствии с их природой и значением могут быть названы основными, получить конституционное признание?

Автор пытается дать ответ на эти вопросы на примере соматических притязаний человека, которые, по мысли одних ученых (Лаврик М.А.), конституционны и «заложены» в основных правах человека (федеральный законодатель уточняет содержание конституционных прав, наделяя человека новыми притязаниями по распоряжению своим телом и, гарантируя, тем самым, эти права, их более полную реализацию), и противоречат конституционно значимым ценностям здоровья и нравственности, по мнению других (В.И. Крусс).

В параграфе сформулирована задача главы третьей – определить, в каких именно положениях Основного Закона о конституционном статусе человека может быть найдена (и может ли быть найдена) основа правового упорядочения следующих, очень важных для каждого человека отношений: отношений по распоряжению своим собственным телом в вопросах пола и интимной жизни, во первых;

отношений, связанных с достойным отношением к прижизненной воле и телу умершего, а также с добровольным уходом из жизни (с «вопросами жизни и смерти»), во-вторых. Решению этой задачи посвящены второй и третий параграфы.

Второй параграф «Распоряжение своим телом в вопросах пола и интимной жизни» содержит развернутый анализ существующей правовой регламентации соответствующих притязаний человека.

В параграфе затронуты вопросы семьи и брака, медицинской стерилизации и искусственного прерывания беременности, искусственного оплодотворения, имплантации эмбриона, усыновления. Действующее законодательство также регулирует соответствующие общественные отношения, устанавливая ответственность за недопустимое поведение в сфере интимных отношений.

Согласно Уголовному кодексу Российской Федерации преследуются посягательства на половую неприкосновенность (статья 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста» и статья 135 «Развратные действия») и половую свободу (статья 131 «Изнасилование», статья 132 «Насильственные действия сексуального характера», статья 133 «Понуждение к действиям сексуального характера»), а также вовлечение в занятие проституцией или организацию занятия проституцией (статьи 240 и 241). Занятие проституцией, а также получение дохода от занятия проституцией, если этот доход связан с занятием другого лица проституцией, влекут ответственность в соответствии со статьями 6.11 и 6. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В остальном, добровольные половые отношения (в интимной обстановке) лиц, достигших возраста половой свободы, находятся за рамками правового регулирования. Ряд вопросов, имеющих соматический характер, остаются фактически вне «правового поля» современной России (речь идет о проблемах гомосексуальности и транссексуальности). В любом случае указанные отношения (как духовно, так и телесно) исключительно важны в жизни каждого человека.

Говоря о собственно интимных (сексуальных) отношениях, следует особо отметить важность достаточной степени зрелости, и недопустимость принуждения и насилия в указанной сфере, поскольку сексуальное насилие – одно из самых жестоких, оно наносит потерпевшему непоправимый вред. Среди основных прав человека, прямо названных в Конституции 1993 года, не найти права на половую неприкосновенность и половую свободу.

Нужно ли вносить соответствующие изменения в Конституцию Российской Федерации (по сути, принимать новый Основной закон)? С нашей точки зрения, такие изменения представляются не обязательными (чрезмерными) по следующим причинам:

- Часть 2 статьи 21 Конституции, признавая недопустимость насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, задаёт, тем самым, конституционную основу защиты в том числе и половой свободы человека в Российской Федерации.

- Половая неприкосновенность предполагает недопустимость использования беспомощного или зависимого положения ребенка, а также отсутствия в детском сознании представлений и знаний о действиях сексуального характера. Дети, становящиеся жертвами сексуального насилия, как правило, не в состоянии оказать необходимое сопротивление, не обращаются за помощью, поскольку воспринимают происходящее (произошедшее) как свою вину. Следствием этого зачастую становится длящийся характер такого насилия (особенно в семье или социальных учреждениях). Особая тяжесть неизбежных последствий сексуального насилия для психики ребенка не вызывает сомнений, поэтому защита российским государством детства (часть 1 статьи 38 Конституции), безусловно, предполагает защиту ребенка от подобных посягательств.

Поскольку традиционно соответствующие вопросы регламентируются уголовным законодательством, то их закрепление в тексте действующей конституции будет чрезмерным, а следовательно – ненужным. Тем более, что основы соответствующих прав человека в тексте Основного Закона имеются.

Поэтому право на половую свободу и право на половую неприкосновенность можно характеризовать как права человека, примыкающие к основным правам человека, которые признаны в части 2 статьи 21 и части 1 статьи 38 Конституции.

В третьем параграфе «Достойное отношение к прижизненной воле и телу умершего» диссертант на основе анализа правовой стороны проблем жизни и смерти выявляет основное право человека, не названное в Конституции Российской Федерации.

Автор отмечает, что «вопросы жизни и смерти» имеют для каждого человека первостепенное значение. Статья 20 (часть 1) Конституции Российской Федерации признаёт право каждого человека на жизнь.

Что касается добровольного ухода из жизни (речь идет о самоубийстве и эвтаназии), то этот вопрос также является предметом правового регулирования.

Самоубийство, то есть «намеренное лишения себя жизни», не является наказуемым деянием, поскольку в этом случае нет субъекта уголовной ответственности. Эвтаназия, напротив, квалифицируется как «простое убийство» по части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти определяется в статье 5 (пункт 1) федерального закона «О погребении и похоронном деле» как пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме по вопросам:

1) о согласии или несогласии быть подвергнутым патологоанатомическому вскрытию;

2) о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела;

3) быть погребенным на том или ином месте по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими;

быть подвергнутым кремации;

4) о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу.

В качестве объекта правовой охраны в этом случае следует рассматривать общепризнанные гуманитарные представления о человеке, его природе, приоритет человека как высшей конституционной ценности, а не только права отдельных людей (умерших или их родственников, иных лиц).

Диссертант анализирует ограничения права на достойное отношение к прижизненной воле и телу умершего и приходит к выводу, что некоторые из них (в частности, избранная законодателем модель испрошенного согласия на изъятие органов и тканей умершего) является несоразмерным ограничением указанного права человека. Причиной возникновения таких ограничений в работе названо отсутствие конституционных основ соответствующего права человека.

Чертой, которая определяет предел конструктивного толкования текста Основного Закона, служит определенность позиции «конституционного законодателя» в том, относится ли то или иное конкретное притязание к основным правам человека (или к правомочиям, без которых последние не будут иметь полноценной реализации). Если такой определенности нет, то попытки «привязать» каждое новое правомочие (группу правомочий) к уже признанному основному праву человека обречены на провал, не способны обеспечить приоритет человека, его прав и свобод в Российской Федерации. Поэтому право человека на достойное отношение к прижизненной воле и телу умершего характеризуется как основное право человека, не названное в Конституции Российской Федерации.

В заключении параграфа автор отмечает, что расширение перечня признанных в Конституции прав человека предполагает принятие нового Основного Закона, то есть влечёт конституционную реформу (является крайне не желательным). При этом только бесспорный, устоявшийся в обществе, прошедший серьёзную проверку в теоретических разработках с учетом законодательной и правоприменительной практики вывод об особой значимости того или иного права человека может послужить причиной конституционного признания последнего в качестве основного. В этом случае в проект новой Конституции было бы разумно включить отдельный документ (пакт, декларацию), содержащий формулировки соответствующих основных прав человека, а остальной текст сохранить в действующей редакции, чтобы конституционная реформа не стала «прикрытием» других существенных изменений, в том числе касающихся организации публичной власти.

На сегодняшний день настоятельной необходимости в такой реформе, по мысли диссертанта, нет. Отсутствие упоминания права человека на уважение к прижизненной воле и телу умершего в тексте действующей Конституции предопределяет особое внимание, которое органы публичной власти и институты гражданского общества должны уделять реализации и охране этого права.

В заключении кратко сформулированы основные выводы проведенного диссертационного исследования.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК для опубликования научных результатов диссертаций:

1. Якимов Г.А. Правовой статус личности: проблемы природы и элементного состава // Российский юридический журнал. – 2008. - № 2 (59). – С. 62-67.

Иные научные публикации:

2. Якимов Г.А. Структура (элементный состав) конституционного статуса личности: критика существующих подходов // Актуальные вопросы публичного права: Материалы VI Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов (26-27 октября 2007 года). Часть I / Отв. ред. М.С. Саликов – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2007. – С. 204-208.

3. Якимов Г.А. Свобода совести в структуре конституционного статуса человека в Российской Федерации // Свобода совести в современной России:

опыт, проблемы и перспективы развития. Посвящается 10-летию принятия Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Материалы международной научно-практической конференции (Екатеринбург, 3 4 октября 2007г.) – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2008. – С. 98-100.

4. Якимов Г.А. К вопросу о конституционном и международно-правовом статусах человека // Права человека: регулирование, реализация, защита:

Материалы конференции (14 декабря 2007г.). – Екатеринбург: Изд-во «Филантроп», 2008. – С. 80-81.

5. Якимов Г.А. Конституционный статус человека в Российской Федерации:

проблема баланса публичных и частных интересов // Актуальные вопросы государственного права: Сб. начн. тр. по мат-лам Общерос. нач.-практ. конф. декабря 2007 г. / Отв. ред. О.В. Белянская. – Тамбов, 2008. – С. 123-125.

6. Якимов Г.А. Конституционный статус человека и принцип разделения властей (анализ практики конституционного судебного контроля по жалобам на нарушение социальных и процессуальных прав человека) // Права человека:

историческое наследие и перспективы развития правового регулирования:

Материалы VII Межрегиональной научно-практической конференции (21 ноября 2008 г.) / Отв. ред. М.В. Гончаров. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2009. - С. 415-424.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.