авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Право на деловую репутацию субъектов предпринимательской деятельности

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

КИЛИНКАРОВ Владимир Витальевич ПРАВО НА ДЕЛОВУЮ РЕПУТАЦИЮ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Специальность 12.00.03 – Гражданское право;

предпринимательское право;

семейное право;

международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена на кафедре коммерческого права юридического факультета ФГБОУ ВПО “Санкт-Петербургский государственный университет”.

Научный консультант: Лебедев Константин Константинович кандидат юридических наук, доцент кафедры коммерческого права Санкт-Петербургского государственного университета

Официальные оппоненты: Эрделевский Александр Маркович доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина Шишкин Сергей Николаевич кандидат юридических наук Советник Судьи, Конституционный Суд РФ

Ведущая организация: ГОУ ВПО “Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов”

Защита состоится «28» апреля 2011 г. в “18” часов “15” минут на заседании совета Д 212.232.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт Петербургском государственном университете (199026, Санкт-Петербург, Васильевский остров, 22-я линия, д. 7. Зал заседаний Ученого совета, ауд. 64).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9).

Автореферат разослан « » марта 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат юридических наук, доцент В.С. Иваненко ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью комплексного анализа основ правовой защиты деловой репутации и перспектив правового регулирования отношений, связанных с уважением деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности, с точки зрения целесообразности признания в России субъективного права на данное нематериальное благо.

Анализ современного законодательства, судебной практики и существующих научных трудов в области защиты неимущественных прав и интересов, в т.ч.

интересов, связанных с неприкосновенностью деловой репутации, показывает, что текущий подход государства к регулированию представленных отношений не в полной мере отражает значение, придаваемое ныне деловой репутации и неимущественным интересам в целом, зачастую не обеспечивает полноценной охраны указанных интересов (особенно в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности) и нуждается в дальнейшем совершенствовании.

Представленное диссертационное исследование направлено, главным образом, на анализ потребностей и перспектив реформирования действующего российского законодательства в области охраны так называемых “репутационных” интересов (интересов, связанных с формированием и использованием репутации), выявление наиболее экономичных и эффективных механизмов данного реформирования, которые, с точки зрения автора, связаны с признанием субъективного права на деловую репутацию (прежде всего, в форме права на неприкосновенность и защиту).

Степень научной разработанности темы. Говоря о гражданско-правовой защите деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности, следует отметить существование значительного количества исследований, так или иначе затрагивающих данную проблематику. Тем не менее, подавляющая часть работ носит прикладной характер и посвящена отдельным вопросам защиты деловой репутации (вопросы компенсации нематериального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих деловую репутацию, соотношения права на защиту деловой репутации со свободой слова и свободой выражения мнения, доказательств и доказывания по соответствующим делам и др.). В то же время, по мнению автора, сам субинститут защиты деловой репутации в гражданском праве продолжает формироваться и испытывает острую необходимость в теоретическом обосновании и систематизации.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является формирование адекватного подхода к регулированию отношений, связанных с признанием и защитой деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности. При этом ставятся такие задачи, как исследование современных подходов к правовой охране деловой репутации, анализ их соответствия текущим потребностям и перспективам развития экономики и общества, изучение слабых сторон отечественного законодательства, а также выбор адекватной системы правового регулирования. Следуя заявленной цели, автор рассматривает развитие отечественного законодательства о защите деловой репутации через призму субъективного гражданского права на деловую репутацию и перспектив его закрепления в той или иной форме.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с формированием, использованием и защитой деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности.

Та экономическая роль, которую играет деловая репутации, то значение, которое приобретает данное благо в сфере предпринимательской деятельности, позволяют выделить репутационные интересы из числа всех остальных и рассмотреть вопросы, связанные с правовой охраной данных интересов, под углом важной социальной и экономической значимости деловой репутации для субъектов предпринимательства.



При этом следует отметить, что большинство юридических аспектов данной области отношений являются характерными и для субинститута защиты чести, достоинства и деловой репутации, и для института нематериальных благ в целом. Поэтому в рамках представленного исследования автор не ограничивается рассмотрением лишь тех проблем, что свойственны охране одной лишь деловой репутации, и освещает место данного явления в системе всего института нематериальных благ в гражданском праве.

Предметом исследования выступает правовое регулирование указанных общественных отношений, выраженное в форме соответствующих законодательных установлений, и правоприменительная практика, связанная с защитой деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности.

Методологическая основа исследования. Для достижения поставленной цели и решения указанных задач диссертантом был использован комплекс общенаучных и частнонаучных методов познания. К числу общенаучных философских методов относятся анализ (системный, исторический, грамматический, формально-логический и пр.), синтез, индукция, дедукция и др. Среди примененных частнонаучных методов познания следует отметить методы правового моделирования, сравнительного правового, структурно-функционального и формально-юридического анализа.

Теоретическую базу исследования составляют научные труды по гражданскому, коммерческому (предпринимательскому) и административному праву, а также по общей теории права. Основные выводы и положения настоящего исследования опираются на теоретический фундамент, созданный трудами отечественных и зарубежных правоведов, в т.ч. дореволюционных (К. Н. Анненков, С. А. Беляцкин, Д. И. Мейер, И.

А. Покровский, Г. Ф. Шершеневич, П. П. Цитович, И. А. Экштейн и др.), советских (М.

М. Агарков, С. С. Алексеев, А. В. Белявский, Г. А. Придворов, С. Н. Братусь, В. П.

Грибанов, О. С. Иоффе, Е. А. Флейшиц и др.) и современных (А. Л. Анисимов, В.А.

Белов, А. А. Власов, Р. Е. Гукасян, Н. Д. Егоров, Ю. Г. Иваненко, Л. О. Красавчикова, Е. А. Крашенинников, А. Л. Маковский, М. Н. Малеина, Н. Ю. Никуличева, А. П.

Сергеев, К. И. Скловский, А. Ф. Суржик, Е. А. Суханов, В. С. Толстой, Ю. К. Толстой, Д. М. Чечот, А. Е. Шерстобитов, А. М. Эрделевский, К. Б. Ярошенко и др.) авторов.

Научная новизна. Работа представляет собой комплексное монографическое исследование лежащих в основе института гражданско-правовой защиты деловой репутации вопросов и проблем, в частности, проблемы признания субъективного гражданского права на деловую репутацию и формирования адекватного гражданско правового регулирования отношений в области охраны указанных интересов. Данная работа является первым специальным и полномасштабным исследованием действующего законодательства и судебной практики России на предмет признания права на деловую репутацию субъектов предпринимательской деятельности, а также перспектив его развития и закрепления, призвана ответить на концептуальные вопросы формирования, реализации и защиты субъективного права на деловую репутацию. В работе отражены результаты исследования отечественного, а также зарубежного и международного опыта правового регулирования представленных отношений.

Основные положения, выносимые автором на защиту:

1. При исследовании правовых отношений, возникающих в связи формированием, использованием и защитой деловой репутации, автор предлагает отталкиваться от понимания деловой репутации как многоаспектного явления, объединяющего в себе социальную, экономическую и правовую составляющие. При этом автор подчеркивает, что основным элементом деловой репутации является элемент социальный: деловая репутация является нематериальным благом и, будучи частным случаем (подвидом) репутации в целом, представляет собой динамичное профессиональное “я” лица, совокупность положительных, а также отрицательных деловых качеств и оценок, отражённых в сложившемся у окружающих (общераспространённом) мнении, которое основывается на информации о лице и его профессиональной деятельности.

В то же время, понятие деловой репутации тесно связано с имущественными отношениями и имеет важнейшее социально-экономическое значение. В этом смысле интересы, связанные с деловой репутацией, должны охраняться государством при помощи правовых (в т.ч. гражданско-, административно- и уголовно-правовых) средств.

2. Все когда-либо существовавшие в России механизмы правового регулирования данных отношений предполагали лишь защиту деловой репутации как законного интереса, в крайнем случае законодатель позволял прибегать к определенным правовым средствам при возникновении угрозы причинения вреда репутации. Однако ни прав, ни обязанностей, возникающих до указанного момента, законодательство не устанавливало и до сих пор не устанавливает. Данное обстоятельство позволяет утверждать, что отечественное право не знает полноценного субъективного права на деловую репутацию (в смысле, придаваемом данному понятию в юридической науке и диссертационном исследовании автора), обеспечивая в предусмотренных случаях и пределах лишь защиту интересов, связанных с формированием и защитой позитивной (положительной) деловой репутации (субъективное право на защиту деловой репутации).

3. Анализ действующих в отношении Российской Федерации международных конвенций (в частности, ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, ст. Международного пакта о гражданских и политических правах, а также ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) в совокупности с анализом правоприменительной практики Европейского суда по правам человека показывает, что субъективное право на деловую репутацию и, более того, субъективное право на репутацию (как право на неприкосновенность репутации, часть права на неприкосновенность частной жизни) все чаще признается международным сообществом в качестве неотчуждаемого права человека наравне с такими правами и свободами, как свобода слова и свобода выражения мнения. В то же время, следуя смыслу и задачам Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее также – Европейская конвенция о защите прав человека, ЕКПЧ), а также Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах, учитывая отсутствие определенности в вопросе о содержании права на репутацию, упомянутые выводы Европейского суда по правам человека о признании данного субъективного права как элемента права на неприкосновенность частной жизни не должны, по мнению автора, наделяться свойством прямого действия – право на репутацию должно быть целенаправленно установлено российским законодательством с учетом особенностей российской правовой системы при соблюдении баланса частных и публичных интересов.

4. В соответствии с действующим гражданским законодательством защита деловой репутации в силу отсутствия закрепленного в законе права на деловую репутацию допускается лишь в случаях и пределах, предусмотренных Гражданским кодексом РФ и другими законами. Иное толкование не только противоречит ч. 2 ст. Конституции РФ, ст. 150, ст. 152 ГК РФ, но, кроме всего прочего, приводит к неопределенности закона и необоснованному нарушению баланса между потребностью в защите деловой репутации и необходимостью защиты свободы слова и свободы выражения мнения.

5. Обобщая основания применения мер гражданско-правовой защиты, автор делает вывод, что действующее законодательство допускает защиту деловой репутации непосредственно, без использования механизмов защиты иных законных интересов и прав, лишь в случаях, связанных с причинением вреда личности или имуществу, в связи с наличием явной опасности причинения такого вреда в будущем, а также в иных случаях, прямо указанных в законе и не связанных с причинением или угрозой причинения вреда: при распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию, и сведений в СМИ, ущемляющих деловую репутацию.

В создавшейся ситуации, кроме указанных двух случаев распространения порочащей или ущемляющей деловую репутацию информации, не допускается защита от действий, посягающих на репутационные интересы, если эти действия прямо не запрещены законом, не влекут причинения или, по крайней мере, явной опасности причинения определенного и доказуемого вреда.

6. Кроме того, среди основных проблем защиты деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности можно отметить, во-первых, казуистичность правового регулирования в данной области, разрозненность норм, устанавливающих случаи и пределы защиты, что усиливает неопределенность закона и препятствует полноценному использованию объективно предусмотренных возможностей. Во вторых, сложившаяся ситуация свидетельствует о дисбалансе репутационных и информационных интересов в пользу последних. Данные обстоятельства свидетельствуют о нарушении не только естественного субъективного права каждого лица на формирование и использование своей репутации, но и вполне позитивных международных обязательств Российской Федерации.

7. В настоящее время охрана деловой репутации в полной мере зависит от возможностей ее судебной и административной защиты, в то время как общество, включая предпринимательскую сферу, нуждается в стабильности без обращения к юрисдикционным механизмам, т.е. в субъективном праве, которое полноценно охраняется государством, а не просто защите интереса в случаях его нарушения прямо указанным образом. Охрана репутационных интересов будет эффективна лишь в случае использования системного подхода, предполагающего возможность применения всего арсенала как юрисдикционных, так и неюрисдикционных форм защиты, предусматривающего возможность защиты в случае наличия одной только угрозы причинения вреда, при отсутствии необходимости доказывать факт причинения вреда, без необходимости доказывать факт правонарушения исключительно через предусмотренные прямые административные запреты и т.п.

8. Признание субъективного права на деловую репутацию при условии закрепления четких пределов его осуществления выглядит, по мнению автора, наиболее адекватным способом правового регулирования сложившихся отношений.

Данный подход представляется довольно гибким и в достаточной степени экономичным, обеспечивающим необходимый баланс публичных и частных интересов.

Предложенный в диссертации вариант закрепления в законе права на деловую репутацию позволил бы, опираясь на сложившуюся практику защиты деловой репутации, усовершенствовать старые механизмы, дополнить их и создать единую систему защиты широкого спектра репутационных интересов.

9. Проецируя традиционную трехзвенную структуру субъективного права на интересы, связанные с деловой репутацией, можно представить содержание субъективного права на деловую репутацию через систему взаимообусловленных правомочий:

- формировать и использовать свою деловую репутацию собственными действиями по своему усмотрению, свободно от внешнего негативного воздействия, предоставлять право на её использование иным лицам в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом (право на собственные действия);

- требовать от окружающих воздерживаться от совершения действий, которые могут негативно сказаться на деловой репутации;

требовать от окружающих воздерживаться от совершения действий, создающих препятствия в использовании деловой репутации, а также воздерживаться от использования деловой репутации без согласия ее обладателя (право требования, право на неприкосновенность репутации);





- защищать указанные возможности путем применения не запрещенных законом форм, способов и средств защиты (право на защиту).

При этом следует ограничить защиту от правомерных действий, связанных с выражением мнения и распространением информации, соответствующей действительности, а также предусмотреть, что представленные правомочия относительно формирования деловой репутации должны осуществляться разумно и добросовестно.

10. Несмотря на потребность некоммерческих организаций и граждан, осуществляющих общественно-значимую деятельность, но не являющихся предпринимателями, в полноценной защите репутации, систематическое толкование ст. 2, 5, 150 и 152 ГК РФ (в ред. от 27.07.2010 г.) позволяет утверждать, что деловой репутацией и, соответственно, правом на ее защиту могут обладать лишь субъекты предпринимательской деятельности.

При этом автор обосновывает точку зрения о том, что субъектом права на репутацию необходимо признать юридическое лицо любого вида независимо от осуществления им предпринимательской деятельности.

11. Поскольку право на деловую репутацию субъектов предпринимательской деятельности, как и более общее право на репутацию граждан и юридических лиц, должно обеспечивать не только возможности защиты деловой репутации, но и возможности, связанные со свободным формированием и использованием деловой репутации (репутации), моментом возникновения права на деловую репутацию (репутацию) юридических лиц предлагается считать момент их создания, т.е.

момент внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц, а моментом возникновения права на деловую репутацию (репутацию) граждан – факт рождения. Как и другие личные неимущественные права, право на деловую репутацию (репутацию) юридического лица должно прекращаться в момент прекращения деятельности юридического лица и исключения записи о нем из Единого государственного реестра юридических лиц, а право на деловую репутацию (репутацию) граждан – в момент смерти.

Во избежание потенциальных проблем необходимо прямо предусмотреть в разъяснениях высших судов России возможность защиты деловой репутации юридического лица его учредителями, участниками, членами и иными заинтересованными лицами, способными оказывать решающее воздействие на данное юридическое лицо, а также возможность указанных лиц, а также единоличного исполнительного органа и членов коллегиальных исполнительных органов юридического лица защищать собственную деловую репутацию против распространения порочащих сведений о юридическом лице даже после прекращения существования последнего в случае, если действия противной стороны способны оказать негативное воздействие не только на деловую репутацию организации, но и на деловую репутацию данных лиц.

12. На основании вышеуказанного предлагаем внести корректировки в действующее законодательство и изложить ст. 152 ГК РФ в следующей редакции:

“Статья 152. Право на честь, достоинство и репутацию (доброе имя) 1. Гражданин вправе свободно формировать и использовать свою репутацию, а также требовать от других лиц воздерживаться от распространения не соответствующих действительности порочащих его честь, достоинство или репутацию сведений и иных действий, способных негативно сказаться на его чести, достоинстве или репутации, действий, создающих препятствия в использовании репутации, и использования репутации без согласия ее обладателя.

Юридическое лицо вправе свободно формировать и использовать свою репутацию, а также требовать от других лиц воздерживаться от распространения не соответствующих действительности порочащих его репутацию сведений и иных действий, способных негативно сказаться на его репутации, действий, создающих препятствия в использовании репутации, а также использования репутации без согласия ее обладателя.

Право на использование деловой репутации гражданина, а также юридического лица, предоставляется иным лицам одновременно с распоряжением исключительным правом на товарный знак, знак обслуживания, принадлежащим данному гражданину или юридическому лицу, заключением данным гражданином или юридическим лицом договора простого товарищества, а также в иных случаях, указанных в настоящем Кодексе и иных законах.

В указанных случаях стороны договора имеют право ограничить объем предоставляемого права на использование репутации, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа репутации или основного обязательства.

Наличие указанных ограничений не может являться основанием для нарушения предусмотренных законом обязанностей сторон, в том числе обязанностей предоставлять соответствующую информацию третьим лицам.

Совершение иных сделок в отношении права на репутацию, в т.ч. отчуждение права на использование репутации или предоставление права на использование деловой репутации в случаях и пределах, не указанных в настоящем Кодексе и иных законах, не допускается.

2. Права, указанные в пункте 1 настоящей статьи, должны осуществляться разумно и добросовестно.

Требование гражданина или юридического лица о защите права на честь, достоинство и репутацию (доброе имя) от правомерных действий, связанных с выражением мнения или распространением информации, соответствующей действительности, не подлежит удовлетворению, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и иными законами.

3. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или репутацию сведений, а также иных сведений, способных негативно сказаться на его чести (репутации), а юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его репутацию сведений, а также иных сведений, способных негативно сказаться на его репутации, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

4. Если сведения, порочащие честь, достоинство или репутацию гражданина или репутацию юридического лица или способные негативно сказаться на чести (репутации) гражданина или репутации юридического лица, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Если указанные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом.

5. Если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и в порядке, предусмотренных процессуальным законодательством, в доход Российской Федерации. Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие.

6. Гражданин, а также юридическое лицо, в отношении которого средствами массовой информации или иным публичным способом, допускающим ознакомление с информацией неограниченного круга лиц, опубликованы или иным образом распространены сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование (распространение) своего ответа в тех же средствах массовой информации или тем же публичным способом.

7. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или репутацию гражданина или репутацию юридического лица или способные негативно сказаться на чести (репутации) гражданина или репутации юридического лица, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

8. Гражданин, а также юридическое лицо, право на честь, достоинство и репутацию (доброе имя) которого нарушено, вправе наряду с опровержением указанных сведений использовать любые способы защиты, не запрещенным законом. В частности, юридическое лицо вправе требовать от нарушителя возмещения убытков, а гражданин – возмещения убытков и компенсации морального вреда.

Гражданин, а также юридическое лицо, право на честь, достоинство и репутацию (доброе имя) которого нарушено, вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации в размере от тысячи рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда. При этом лицо освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости”.

В дополнение к этому следует подробно разъяснить возможности и пределы защиты репутации и иных нематериальных благ в соответствующем совместном постановлении пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Отдельные положения, которые автор предлагает включить в указанное постановление, изложены далее в представленном автореферате и диссертационном исследовании.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Вопрос о существовании и перспективах признания субъективного права на деловую репутацию важен как в теоретическом, так и в практическом плане.

В теоретическом аспекте решение вопроса о существовании субъективного права на деловую репутацию играет ключевую роль в развитии данного явления как института гражданского, а также предпринимательского (коммерческого) права.

Несмотря на то, что институт защиты деловой репутации (точнее было бы называть его “субинститут”) в современном виде сформировался совсем недавно, эта сфера пользуется большой популярностью, а количество дел о защите деловой репутации, рассматриваемых судами, довольно велико. С увеличением правоприменительной практики растет и количество исследований, имеющих своим предметом отношения по поводу деловой репутации, обнажаются многие проблемы и препятствия, вызванные как некорректным толкованием и применением закона, так и в не меньшей степени несовершенством самой законодательной конструкции. Мы сталкиваемся с ситуацией, при которой законодательство не поспевает за развитием социальных и экономических отношений. В этих условиях необходимо проведение ряда реформ, часть из которых должна быть направлена на конкретизацию позиции законодателя по поводу формы правоотношений – прав и обязанностей, возникающих в связи с деловой репутацией. Активно формирующийся в настоящее время институт диффамационного права (субинститут защиты неимущественных прав и интересов, предполагающий защиту чести, достоинства и деловой репутации) нуждается в надежной правовой базе, основанной, прежде всего, на позитивном законе.

Сложившаяся в настоящее время ситуация, когда развитие института происходит большей частью в рамках и за счет правоприменительной практики и постановлений пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, постепенно исчерпывает себя, проявляется необходимость в новом варианте правового регулирования. Текущее положение дел может привести к дальнейшему расширению нормотворческой функции суда и повлечь за собой окончательное смешение понятий и диверсификацию правоприменительной практики. Ни один полноценный институт не может формироваться без адекватной правовой основы, без четкого понимания того, какое значение имеет объект правоотношения, какова его специфика, какие средства регулирования с учетом данной специфики необходимо использовать. Такая основа могла бы стать тем недостающим звеном, которое позволяет систематизировать содержание института, выявить все недостатки правового регулирования, а также наметить перспективы его развития.

В практическом плане разрешение вопроса о признании права на деловую репутацию может помочь в разрешении многих актуальных проблем, в частности:

- проблемы двойственности толкования понятия деловой репутации, использованного в различных нормах различных правовых актов;

- проблемы допустимых форм и способов защиты деловой репутации;

- проблемы необходимых условий возникновения права на защиту деловой репутации, а также других проблем, связанных с предпосылками, условиями и механизмами защиты деловой репутации.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, где проведены ее экспертная оценка и обсуждение.

Положения и выводы данного исследования опубликованы в ведущих научно практических периодических изданиях, апробированы в ходе научных дискуссий на российских и международных конференциях, круглых столах, а также в процессе практической деятельности автора.

Структура диссертации. Представленная работа состоит из введения, трех глав, одиннадцати параграфов, заключения, списка использованных нормативных и правоприменительных источников, а также литературы.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, приводятся методологические и теоретические источники, излагаются основные положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, а также теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава диссертационного исследования “Деловая репутация в системе социальных и экономических благ” включает в себя четыре параграфа.

В первом параграфе “Вопросы определения деловой репутации” раскрываются теоретическое и прикладное значение исследования природы деловой репутации, отдельные характеристики деловой репутации, которые во многом определяют вектор развития понятия о данном нематериальном благе в российском праве, в т.ч.: сложность определения деловой репутации по причине ее нематериальности, социальная природа данного явления, его высокая социально экономическая ценность, наличие большого количества близких по сути явлений (честь, достоинство, репутация, реноме, имидж, авторитет и пр.).

Несмотря на всю ту значимость, которую приобретает деловая репутация с развитием социально-экономических отношений, нельзя не отметить затруднительность положения, в котором оказывается ученый, желающий дать представленному объекту научно обоснованное определение. Роль юристов при этом выглядит в определенном смысле второстепенной.

Так или иначе, невзирая на последние тенденции, все сформированные определения деловой репутации есть не что иное, как отражение подходов, выработанных социологической наукой. Автор придерживается точки зрения о том, что как сама деловая репутация, так и отношения, складывающиеся в процессе ее формирования, не существуют вне социального контекста, являются весьма значимым социальным феноменом, воспринятым в обществе и в силу своей ценности охраняемым при помощи правовых средств.

Во втором параграфе “Деловая репутация как социальное явление” излагаются результаты исследования деловой репутации как частного случая репутации в целом, приводятся основные родовые и видовые признаки деловой репутации, а также существующие в юридической науке взгляды на понятие данного нематериального блага. Кроме того, автор предлагает собственное оригинальное определение деловой репутации: “деловая репутация – это динамичное профессиональное “я” лица, совокупность положительных, а также отрицательных деловых качеств и оценок, отражённая в сложившемся у окружающих (общераспространённом) мнении, которое основано на информации о лице и его профессиональной деятельности”. Таким образом, деловая репутация является разновидностью репутации в целом и представляет собой ту же социальную оценку, но рассматриваемую применительно лишь к деловым, профессиональным качествам субъекта.

В третьем параграфе “Экономические аспекты деловой репутации” автор обращает внимание на возрастающее в последние годы экономическое значение деловой репутации, наиболее ярко проявляющее себя при распространении порочащих деловую репутацию сведений, а также продаже предприятия. Автор приводит наиболее распространённый в России подход к оценке деловой репутации, отражённый в Положении по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" (ПБУ 14/2007), который заключается в расчёте стоимости деловой репутации как разницы между рыночной стоимостью компании (как имущественного комплекса) и стоимостью по бухгалтерскому балансу всех её активов и обязательств.

В четвертом параграфе “Соотношение деловой репутации с иными автор рассматривает деловую репутацию в нематериальными благами” неразрывной связи со схожими явлениями, нашедшими отражение в понятиях “честь”, “достоинство”, “престиж”, “авторитет”, “доброе имя”, “имидж”, “реноме”, “кредит”, “кредит доверия”.

В первой главе диссертационного исследования делается вывод, что деловая репутация представляет собой многоаспектное явление, объединяющее в себе социальную, правовую и экономическую составляющие. При этом основным элементом деловой репутации является элемент социальный;

правовой и экономический элементы являются вторичными, необходимыми для обеспечения эффективной реализации и защиты деловой репутации.

Вторая глава диссертационного исследования “Правовое регулирование отношений, возникающих по поводу деловой репутации” состоит из трех параграфов.

В первом параграфе “Основы правового регулирования отношений, возникающих по поводу деловой репутации” приводится точка зрения автора о том, что право на репутацию, деловую репутацию точно так же, как право на честь и достоинство, на жизнь и здоровье, право ни имя и личную неприкосновенность, является естественным правом, jus connatum - элементарным благом, принадлежащим человеку с рождения и, на первый взгляд, не требующим ни признания со стороны окружающих, ни особой правовой фиксации.

В то же время, известно, что с развитием экономических отношений, рынок становится всё более чувствительным к разнообразному воздействию, и даже такой тонкий инструмент, как информация, способен определить судьбу любого бизнеса.

Значимость, уязвимость и характер интересов, лежащих в основе представленных отношений, предопределяют необходимость разностороннего правового регулирования, сочетающего в себе методы централизованного (административное и уголовное законодательство) и децентрализованного (гражданское законодательство) воздействия с применением полного спектра соответствующих способов регулирования.

В то же время, учитывая децентрализованный характер охраняемых интересов, реализация которых зависит, в первую очередь, от частной инициативы носителей деловой репутации, доминирующее положение среди правовых норм, регулирующих данные отношения, и способов правового регулирования указанных отношений занимают нормы гражданского права и в наибольшей степени соответствующие им способы управомочивания и обязывания. Установления гражданского законодательства о защите нематериальных благ, в т.ч. о защите деловой репутации, являются локомотивом всего правового регулирования в представленной области.

Вторая глава является центральной в структуре диссертационного исследования и призвана ответить на основной вопрос, лежащий в основе института защиты деловой репутации в гражданском праве: существует ли право на деловую репутацию, а если нет, то что защищалось ранее, защищается ныне и должно защищаться в дальнейшем?

Прямого ответа на поставленный вопрос не удается найти ни в законодательстве, ни в правоприменительной практике, ни в научной литературе.

Научное сообщество не нашло однозначного решения данной проблемы. Основные споры развернулись вокруг формулировок ст. 7 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 152 ГК РФ 1994 г.: о чем говорится в данных статьях – о защите субъективного права или защите законного интереса?

Основные мнения на этот счет можно условно подразделить на следующие группы:

1. Теория законного интереса.

2. Теория субъективного права на деловую репутацию.

3. Иные теории.

Основным доводом сторонников теории законного интереса в защите деловой репутации (Д.М. Чечот, Е.А. Крашенинников, Р.Е. Гукасян, К.Б. Ярошенко, А.П.

Сергеев и др.) является то, что указанные положения гражданского законодательства не предоставляют гражданам и организациям каких бы то ни было субъективных прав, а предоставляют им лишь возможность прибегнуть к той или иной форме защиты своего законного интереса. Кроме того, в обоснование данной позиции указывается, что для возникновения права на деловую репутацию нет соответствующих юридических фактов, а также отсутствует объект правоотношения.

Сторонники теории субъективного права на деловую репутацию (ранее – права на честь, К.Н. Анненков, М.М. Агарков, О.С. Иоффе, А.В. Белявский, Н.А. Придворов, А.Л. Анисимов, Л.О. Красавчикова, М.Н. Малеина, Т.А. Фаддеева, А.Е. Шерстобитов, В.А. Белов и др.) указывают на существование специфического объекта данного права – воздержания от посягательства на деловую репутацию, а также самого нематериального блага – деловой репутации. По поводу оснований возникновения права на данное благо приводятся различные точки зрения, сводящиеся к тому, что такое основание существует и связано либо с государственной регистрацией субъекта в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя, либо с возникновением общераспространенного мнения о деловых качествах лица.

Важнейшим же аргументом в пользу существования субъективного права на деловую репутацию называется возникновение, наряду с правом требования определенного поведения от других лиц, юридически обеспеченной возможности совершения собственных активных действий, в частности, по оценке деловой репутации, ее передаче по договорам купли-продажи предприятия, коммерческой концессии, простого товарищества и пр. Тем не менее, с точки зрения автора, целесообразность формирования специфического права на деловую репутацию объясняется, в первую очередь, необходимостью признания неприкосновенности репутации и полноценной реализации не только активных правомочий, но и права требования соблюдения указанной неприкосновенности. Данное право должно сбалансировать свободу слова и свободу выражения мнения, а также ознаменовать установление определенного соотношения неимущественных и имущественных прав.

Среди иных подходов к данной проблеме стоит выделить точку зрения, согласно которой субъективное право на деловую репутацию входит в содержание правоспособности или является её “элементом” (О.С. Иоффе, К.Ф. Егоров, А.В.

Мицкевич, Л.С. Явич и др.). С точки зрения автора, право на деловую репутацию может рассматриваться как элемент правоспособности лишь в той мере, в которой совпадают основания их возникновения.

Предлагая собственное решение представленной задачи, автор исследования отстаивает позицию, согласно которой вывод об охране в Российской Федерации того или иного интереса как субъективного права следует делать на основе толкования норм российского законодательства и иных источников права российской правовой системы. Соответствующий источник должен либо прямо называть ту или иную возможность правом, либо возможность действовать определенным образом или требовать определенного поведения от обязанных лиц должна прямо вытекать из правовых установлений. Кроме того, предусмотренное правомочие не должно исчерпываться возможностью применения лишь защитных механизмов.

Во втором параграфе “Гражданско-правовое регулирование отношений, возникающих по поводу деловой репутации” представлены основные результаты исследования действующего российского законодательства, а также истории правового регулирования личных неимущественных отношений, предпринята попытка обобщить накопленный опыт правового регулирования отношений, связанных с деловой репутацией, а также выявить наличие правовых норм, позволяющих сделать вывод о существовании субъективного права на деловую репутацию.

Результаты приведенного исследования позволяют заключить, что отечественный законодатель, устанавливая на разных этапах развития правовой мысли те или иные механизмы защиты деловой репутации, старался не вмешиваться в процессы формирования и развития неимущественных отношений, не осуществлял позитивного правового регулирования и не устанавливал прав и обязанностей, за исключением тех, что возникают с момента правонарушения.

Анализ действующих в отношении Российской Федерации международных конвенций (в частности, ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, ст. Международного пакта о гражданских и политических правах, а также ст. Европейской конвенции о защите прав человека в совокупности с правоприменительной практикой Европейского суда по правам человека (далее по тексту также - ЕСПЧ) показывает, что субъективное право на репутацию (как право на неприкосновенность репутации, часть права на неприкосновенность частной жизни) все чаще признается международным сообществом в качестве неотчуждаемого права человека наравне с такими правами и свободами, как свобода слова и свобода выражения мнения1. Статья 23 Конституции РФ, согласно которой “каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени” несколько сузила объем предоставляемых правовых возможностей и, как представляется, не в полной мере отразила вышеизложенные достижения международного права. В то же время, страны-участницы Совета Европы приняли на себя обязательство соблюдать Конвенцию mutatis mutandis, соответственно право на репутацию должно быть признано ими так же, как в свое время были признаны свобода слова и свобода выражения мнения. Тем не менее, вряд ли допустимо такое внедрение положений Конвенции, при котором без специального на то намерения европейских властей будут ограничены иные общепризнанные права и свободы. Возможность прямого действия ЕКПЧ в случае с деловой репутацией приводит, в конечном счете, к неопределенности закона в части допустимого ограничения свободы слова и свободы выражения мнения. Действительно, если право на репутацию не определено ни в ЕКПЧ, ни в решениях ЕСПЧ, ни в национальном законодательстве, то оно не может служить основанием для ущемления информационных свобод, поскольку иное противоречило бы ст. 10 ЕКПЧ. В связи с этим, следует подчеркнуть, что указанные международные договоры, хоть и являются частью правовой системы, не могут рассматриваться как самодостаточные, и потому лишь устанавливают обязанность Российской Федерации закрепить право на репутацию в отечественном законодательстве. Таким образом, ни Европейская конвенция о правах человека, ни Всеобщая декларация, ни указанный Пакт в существующей редакции не являются и не должны признаваться в России источником субъективного права на репутацию. Таковыми могут и должны стать акты федерального законодательства.

См., напр.: Постановление ЕСПЧ от 15.11.2007 г. по делу “Пфайфер против Австрии” (Pfeifer v Austria, 15.11.2007, 12556/03) // Поисковый портал HUDOC (HUDOC Search Portal);

Постановление ЕСПЧ от 14.10.2008 г. по делу “Петрина против Румынии” (Petrina v Romania, 14.10.2008, 78060/01) // Поисковый портал HUDOC (HUDOC Search Portal);

Постановление ЕСПЧ от 09.04.2009 г. по делу “А. против Норвегии” (A. v Norway, 09.04.2009, 28070/06) // Поисковый портал HUDOC (HUDOC Search Portal);

Постановление ЕСПЧ от 21.01.2010 г. по делу “Рукай против Греции” (Rukaj v Greece, 21.01.2010) // Поисковый портал HUDOC (HUDOC Search Portal). Постановление ЕСПЧ от 30.03.2010 г.

по делу “Петренко против Молдовы” (Petrenco v Moldova, 30.03.2010, 20928/05) // Поисковый портал HUDOC (HUDOC Search Portal).

Указанные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что отечественное право не знает субъективного права на деловую репутацию (в смысле, придаваемом данному понятию в юридической литературе и представленной работе), обеспечивая в предусмотренных случаях и пределах лишь защиту интересов, связанных с формированием и защитой позитивной деловой репутации.

В обоснование данного заключения автор критикует наметившиеся в современной юридической науке подходы, согласно которым ГК РФ предусмотрена возможность передачи деловой репутации по договорам коммерческой концессии и простого товарищества, а правовыми актами Министерства финансов РФ - право на оценку деловой репутации.

Так, согласно п. 2 ст. 1027 ГК РФ договор коммерческой концессии помимо использования комплекса исключительных прав в числе прочего предусматривает использование и деловой репутации правообладателя. Пункт 1 ст. 1042 ГК РФ (глава 55 ГК РФ: “Простое товарищество”), в свою очередь, устанавливает возможность внесения деловой репутации в качестве вклада в общее имущество товарищей. В дополнение к этому можно привести нормы п. 4, а также раздела VIII Положения по 14/2007)2, бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" (ПБУ регулирующие вопросы бухгалтерского учета деловой репутации после приобретения предприятия как имущественного комплекса. Данные нормы легли в основу точки зрения о существовании особого субъективного правомочия – права на передачу деловой репутации, которое реализуется в результате заключения и исполнения договоров продажи предприятия, коммерческой концессии и простого товарищества. Тем не менее, легко заметить, что каждый из приведенных примеров предполагает лишь необходимость учета деловой репутации в той или иной форме, учета той естественной роли, которую играет деловая репутация конкретного субъекта в тех или иных социально-экономических отношениях, но не передачу данного по природе своей неотчуждаемого нематериального блага. Что касается Положения по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" (ПБУ 14/2007), то данное Положение не имеет силы закона и в силу п. 7 ст. 3 ГК РФ не может устанавливать каких-либо гражданских прав. Право на оценку деловой репутации в действительности представляет собой обязанность квалифицировать разницу между покупной ценой, уплачиваемой продавцу при приобретении Положение по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" (ПБУ 14/2007), утв. Приказом Минфина РФ от 27.12.2007 N 153н // Российская газета. N 22. 02.02.2008.

предприятия как имущественного комплекса (в целом или его части), и суммой всех активов и обязательств по бухгалтерскому балансу на дату его покупки (приобретения), и учитывать указанную разницу в бухгалтерии как приобретенную деловой репутацию.

Несмотря на отсутствие в действующем законодательстве положений, свидетельствующих о существовании субъективного права на деловую репутацию, нельзя не отметить одну немаловажную тенденцию: по мере коммерциализации отношений, складывающихся в отношении разного рода нематериальных благ, возникла необходимость в бухгалтерском учете таких объектов, как результаты интеллектуальной деятельности, товарные знаки, фирменные наименования, коммерческая информация, деловая репутация;

возникла явная потребность в их денежной оценке, создании возможности их полноценной защиты, а также отчуждения, передачи права на их использование и т.д., т.е. у данных нематериальных благ появляются перспективы правового регулирования, выходящего за пределы обычной правовой защиты и предполагающего создание определенного правового режима, т.е. возможности возникновения определенных прав и обязанностей.

Еще одним ключевым заключением, следующим из анализа действующего законодательства, является утверждение о том, что защита деловой репутации возможна лишь случаях и в пределах, предусмотренных действующим законодательством, а объектом права на защиту деловой репутации de lege lata является деловая репутация как законный интерес (интерес в возможности беспрепятственного формирования положительной деловой репутации), а не как субъективное гражданское право.

Пункт 2 ст. 150 ГК РФ гласит: “Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения”. Буквальное толкование данного положения позволяет сделать вывод о том, что нематериальные блага могут защищаться не только в прямо предусмотренных случаях, но также и в тех случаях, когда использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения, т.е. дополнительно в тех случаях и пределах, когда защита нематериального блага происходит путем защиты нарушенного нематериального права и вытекает из существа данного права и последствий его нарушения.

Следовательно, нельзя защитить “голое” (в отрыве от субъективного права) нематериальное благо иначе как в случаях и в порядке, предусмотренных ГК РФ и другими законами. Если “умаление” того или иного нематериального блага выражено в нарушении нематериального права, то лишь в этом случае можно использовать в определенных пределах способы защиты гражданских прав, предусмотренные ст. 12 ГК РФ.

Отсюда следует, что использование способов защиты гражданских прав против умаления чести, достоинства и деловой репутации впредь до внесения изменений в ГК РФ, легитимирующих существование личных неимущественных прав на честь, достоинство и деловую репутацию, допустимо лишь случаях, прямо предусмотренных законом. Использование способов защиты гражданских прав для защиты чести, достоинства или деловой репутации в иных случаях, прямо не указанных в законе, недопустимо.

В третьем параграфе “Совершенствование гражданско-правового регулирования отношений, возникающих по поводу деловой репутации” представлены основные недостатки нынешней модели гражданско-правового регулирования отношений, связанных с защитой деловой репутации, изложены основные подходы автора к совершенствованию действующего законодательства в указанной области.

Среди недостатков современного подхода к правовому регулированию защиты деловой репутации автор обращает внимание на отсутствие правовой возможности защищаться от действий, относительно которых точно не ясно, нанесут они вред или нет. Значительные сложности возникают в случае посягательства на деловую репутацию аффилированных лиц, когда репутация одного лица умаляется за счет репутации другого. Похожая ситуация складывается при распространении информации, не содержащей напрямую порочащих обладателя деловой репутации сведений, но позволяющей сделать вывод о низком качестве продукции, услуг, результатов выполненных работ, к которым он имеет непосредственное или опосредованное отношение. В подобной ситуации репутация лица затрагивается лишь косвенно, что не позволяет ему прибегать к имеющимся способам защиты, за исключением тех ограниченных способов, которые прямо предусмотрены законодательством о защите конкуренции.

Кроме того, действующее законодательство, помимо права на ответ в СМИ и гипотетически реализуемого права на возмещение имущественного вреда, не предоставляет лицу полноценной возможности защищаться против распространения сведений, не являющихся с точки зрения судебной практики порочащими, но в то же время направленных на ухудшение мнения окружающих о лице и его продукции, в частности, по сравнению с мнением, существовавшим прежде.

Соответственно случаям, в которых допускается защита деловой репутации субъекта, российское законодательство ограничивает и способы гражданско правовой защиты. Поскольку согласно п. 2 ст. 150 ГК РФ защита нематериальных благ, не обеспеченных установлением субъективных гражданских прав, возможна лишь прямо указанными в законе способами, защита деловой репутации в настоящее время допускается в зависимости от вида нарушения лишь путем возмещения причиненного вреда, опровержения не соответствующих действительности порочащих деловую репутацию лица сведений, ответа в СМИ на распространенную в данном СМИ ущемляющую права и законные интересы лица информацию, а также, в принципе, путем признания недействительными незаконных актов публичной власти, препятствующих реализации права на защиту деловой репутации. Причем, более половины из перечисленных способов защиты в силу названных причин имеет различные основания применения и не может использоваться не только в сочетании, но и универсально против различных попыток дискредитации. При этом у потерпевшего от посягательства на деловую репутацию лица отсутствует возможность использовать такие общепринятые формы и способы защиты как самозащита права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, а возможности защиты деловой репутации путем восстановления положения, существовавшего до нарушения, исчерпываются указанными правами на опровержение, ответ, возмещение и компенсацию причиненного вреда. Это, в свою очередь, означает, что вдобавок к невозможности полного восстановления деловой репутации, а также весьма ограниченному перечню случаев защиты пострадавшее лицо не имеет права по своему усмотрению выбирать наиболее адекватный нарушению и наступившим последствиям способ восстановления интересов, даже несмотря на то, что обеспечение полного восстановления положения, существовавшего до нарушения, является одной из основных функций гражданско-правовой защиты.

Кроме того, следует упомянуть о спорах, развернувшихся вокруг формулировки п. 7 ст. 152 ГК РФ в части вопроса о праве юридических лиц претендовать на компенсацию морального вреда. Данная коллизия также нуждается в скорейшем разрешении.

В целом, использование допустимых способов защиты деловой репутации можно охарактеризовать как недостаточно эффективное, что объясняется сложностью и неприспособленностью общих правовых конструкций для защиты деловой репутации как охраняемого законом интереса, а также казуистичностью правового регулирования, которое, при желании, легко преодолеть, лишь немного корректируя механизм недобросовестного воздействия.

Следует также подчеркнуть, что в настоящее время охрана деловой репутации в полной мере зависит от возможностей ее судебной и административной защиты, в то время как экономика нуждается в стабильности без обращения к юрисдикционным механизмам, т.е. в субъективном праве, которое полноценно охраняется государством, а не только в конструкции охраняемого законом интересе, который защищается лишь в случае его нарушения прямо указанным способом. Охрана репутационных интересов будет эффективна лишь в случае использовании системного подхода, обеспечивающего весь арсенал как юрисдикционных, так и неюрисдикционных форм защиты, предусматривающего возможность защиты в случае наличия лишь угрозы причинения вреда, при отсутствии довлеющей необходимости доказывать факт причинения вреда, без необходимости доказывать факт правонарушения исключительно через прямые запреты, предусмотренные нормами административного законодательства и т.п.

Каким образом можно решить поставленные задачи? Если круг методов недобросовестного воздействия на репутацию организации или физического лица может быть четко очерчен и если при этом, соблюдая принцип законодательной экономии, возможно лаконично перечислить в законе случаи и пределы защиты деловой репутации, не прибегая к институту субъективного гражданского права, то данное решение может оказаться оптимальным. Тем не менее, такой подход вряд ли применим в отношении репутационных интересов, бесчисленные риски ущемления которых требуют от государства предоставления адекватных средств противодействия. Действительно, группировка и перечисление всех возможных методов посягательства на репутацию, как, впрочем, и соответствующих способов защиты, едва ли поспособствует реализации принципа законодательной экономии.

Напротив, обобщение всевозможных случаев и механизмов защиты репутации в рамках довольно гибкого субъективного права не только выглядит экономичнее, но и в большей степени соответствует естественному положению вещей и социально экономическим потребностям российского общества.

В этом смысле установление права на репутацию при условии закрепления четких пределов его осуществления выглядит наиболее адекватным способом правового регулирования сложившихся отношений.

Третья глава диссертационного исследования “Формирование, осуществление и защита права на деловую репутацию субъектов предпринимательской деятельности” состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе “Основы формирования права на деловую репутацию” приводятся сложившиеся в юридической науке подходы к определению субъективного права, определяются его основные составляющие (право на собственные действия, право требования, право на защиту), а также некоторые существующие классификации субъективных прав, используемые в дальнейшем для характеристики предложенного автором субъективного права на деловую репутацию.

Во втором параграфе “Общая характеристика права на деловую репутацию” формулируются основные элементы субъективного права на деловую репутацию, приводится точка зрения автора на субъектов и объект данного права, основания его возникновения и прекращения, определяется роль права на деловую репутацию в системе субъективных гражданских прав.

Автор диссертационного исследования предлагает подход, согласно которому субъективное право на репутацию должны составлять несколько взаимосвязанных правомочий, нуждающихся в соответствующем законодательном закреплении:

- право на свободное (собственными силами по своему усмотрению) формирование и использование репутации;

- право требовать от других лиц не предпринимать каких-либо действий, которые могут негативно сказаться на репутации субъекта или способствовать формированию негативной репутации субъекта (право на неприкосновенность репутации);

- право требовать от других лиц не предпринимать каких-либо действий, которые могут создать препятствия в использовании репутации субъекта, а также воздерживаться от использования репутации субъекта без его согласия;

- право на защиту.

При этом целесообразно прямо запретить защиту от правомерных действий, связанных с выражением мнения или распространением информации, соответствующей действительности, а также предусмотреть, что представленные правомочия относительно формирования деловой репутации должны осуществляться разумно и добросовестно. Указанные оговорки формируют пределы осуществления права на деловую репутацию, связанные с необходимостью установления в определенных случаях признаков злоупотребления тем или иным правом. Таким образом, складывается основа для соблюдения баланса прав и свобод, позволяющая более гибко и адекватно подходить к вопросам защиты деловой репутации и обеспечения эффективной конкуренции.

В то же время, следует предостеречься от чрезмерно объемных формулировок, позволяющих “чрезмерно активно” защищаться от любых действий, так или иначе затрагивающих деловую репутацию. Необходимо сохранить накопленный опыт и достижения правоприменительной практики и всё же упомянуть ныне закрепленные в ст. 152 ГК РФ случаи защиты в качестве конкретных примеров нарушения права на деловую репутацию.

Наиболее целесообразным в текущей ситуации следует признать подход, в соответствии с которым объектом права на деловую репутацию является ограниченное бездействие окружающих лиц в отношении деловой репутации ее обладателя – воздержание от действий, негативно сказывающихся на деловой репутации субъекта или состоящих в использовании деловой репутации субъекта без его согласия или в ограничении права лица на использование своей деловой репутации.

В соответствии с действующим законодательством правом на защиту деловой репутации обладают граждане и юридические лица. Несмотря на потребность некоммерческих организаций и граждан, осуществляющих общественно-значимую деятельность, но не являющихся предпринимателями, в полноценной защите репутации, систематическое толкование ст.ст. 5, 150 и 152 ГК РФ позволяет утверждать, что деловой репутацией и, соответственно, правом на ее защиту могут обладать лишь субъекты предпринимательской деятельности.

Соблюдение принципа единства терминологии вкупе с обеспечением возможности защиты для всех нуждающихся лиц, требует либо отказаться от термина “деловая репутация” в пользу более общих понятий (“репутация”, “доброе имя” и пр.), либо прямо включить в закон оговорку о том, что правом на репутацию (деловую репутацию) обладают все граждане, занимающиеся общественно значимой деятельностью, и все юридические лица. Так или иначе, но субъектом права деловую репутацию (репутацию, доброе имя) необходимо признать каждое юридическое лицо независимо от осуществления им предпринимательской деятельности.

Поскольку право на деловую репутацию субъектов предпринимательской деятельности, как и более общее право на репутацию граждан и юридических лиц, должно обеспечивать не только возможности защиты деловой репутации, но и возможности, связанные со свободным формированием и использованием деловой репутации (репутации), моментом возникновения права на деловую репутацию (репутацию) юридических лиц следует считать момент их создания, т.е. момент внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц, а моментом возникновения права на деловую репутацию (репутацию) граждан – факт рождения.

Как и другие личные неимущественные права, право на деловую репутацию (репутацию) юридического лица должно прекращаться в момент прекращения деятельности юридического лица и исключения записи о нем из единого государственного реестра юридических лиц, а право на деловую репутацию (репутацию) граждан – в момент смерти.

Во избежание потенциальных проблем необходимо прямо предусмотреть в разъяснениях высших судов России возможность защиты деловой репутации юридического лица его учредителями, участниками, членами и иными лицами, способными оказывать решающее воздействие на данное юридическое лицо, как и возможность указанных лиц, а также единоличного исполнительного органа и членов коллегиальных исполнительных органов юридического лица защищать собственную деловую репутацию против распространения порочащих сведений о юридическом лице даже после прекращения существования последнего в случае, если действия противной стороны способны оказать негативное воздействие не только на деловую репутацию организации, но и на деловую репутацию данных лиц.

В третьем параграфе “Осуществление права на деловую репутацию” автор диссертационного исследования характеризует отдельные аспекты осуществления представленного субъективного права.

Проводя параллели с правом на деловую репутацию, можно сделать заключение, что под осуществлением права на деловую репутацию понимается использование заложенных данным правом юридических возможностей. В частности, реализацией права на беспрепятственное формирование и использование деловой репутации следует считать действия управомоченного лица, так или иначе сказывающиеся на общественном мнении о нем, а также использование данного мнения, извлечение из него разного рода выгод и т.п. Напротив, правомочие требовать от окружающих воздержания от совершения негативных действий, которые могут сказаться на мнении общества о лице, а также воздержания от произвольного использования чужой деловой репутации и ограничения возможности данного лица пользоваться своей деловой репутацией, может быть реализовано не активными действиями управомоченного, а лишь путем предъявления им соответствующих требований. Реализация права на защиту деловой репутации предполагает использование комплекса разнообразных активных и пассивных возможностей, в т.ч. совершение действий по самозащите, использование оперативных санкций, предъявление тех или иных требований, в т.ч.

с применением процессуальных средств.

Заключительный, четвертый параграф третьей главы “Защита права на деловую репутацию” отражает выработанные автором подходы к защите субъективного права на деловую репутацию. Автором рассматриваются перспективы совершенствования правового регулирования и применения основных юрисдикционных и неюрисдикционных форм и способов защиты деловой репутации (в т.ч. мер защиты и мер ответственности), делается вывод о том, что закрепление в законе права на деловую репутацию позволило бы использовать сложившуюся практику защиты деловой репутации, усовершенствовать старые механизмы, дополнить их и создать единую систему защиты репутационных интересов. Данная система предполагает использование широкого спектра способов и средств как юрисдикционной, так и неюрисдикционной защиты. Установление права на деловую репутацию должно способствовать повышению системности защиты, ее совершенствованию и соответственно повышению эффективности охраны интересов, связанных с формированием и использованием деловой репутации. Тем не менее, само по себе закрепление права на деловую репутацию вряд ли способно разрешить все существующие в указанной сфере проблемы. В этой связи важен комплексный подход, предполагающий помимо всего прочего совершенствование механизма возмещения вреда, причиненного посягательствами на деловую репутацию, в т.ч. введение права на компенсацию сверх возмещения вреда, разработку механизма и методики компенсации нематериального вреда, причиненного организациям, предоставление права на защиту аффилированным лицам потерпевшего, разъяснение всех возможностей и особенностей защиты высшими судебными органами и пр. В то же время необходимо понимать, что признание права на деловую репутацию в качестве субъективного права со всеми вытекающими отсюда возможностями способно поколебать сложившееся соотношение репутационных интересов с общепризнанными информационными свободами.

В заключении в обобщенном виде воспроизводятся основные выводы по представленному диссертационному исследованию, а также предложения автора по совершенствованию действующего гражданского законодательства.

Основные положение диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в российских рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей Аттестационной Комиссией РФ для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук:

1. Килинкаров, В. В. Право на защиту деловой репутации: проблемы установления содержания и управомоченного субъекта / В. В. Килинкаров // Закон. 2009. - N 12. - С. 104-116.

2. Килинкаров, В. В. Из истории развития института гражданско-правовой защиты деловой репутации / В. В. Килинкаров // Известия высших учебных заведений. Правоведение. - 2009. - N 4. - С. 166-176.

Иные публикации по теме диссертации:

1. Килинкаров, В. В. О природе деловой репутации и праве на деловую репутацию / В. В. Килинкаров // Ежегодник предпринимательского (коммерческого) права. - 2007. - N 1. - С. 416-438.

2. Килинкаров, В. В. Механизмы защиты права на деловую репутацию предпринимателей в России и Украине / В. В. Килинкаров // Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции “Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании '2007”. Т. 10: юридические и политические науки. - Одесса, 2007. - С.

54-63.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.