авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Преступления против чести и достоинства по уголовному праву российской федерации и стран атр: японии, республики корея и китайской народной республики (сравнительно-правовой анализ)

На правах рукописи

Королева Мария Михайловна Преступления против чести и достоинства по уголовному праву Российской Федерации и стран АТР: Японии, Республики Корея и Китайской Народной Республики (сравнительно-правовой анализ) Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва – 2011

Работа выполнена в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова (юридический факультет)

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Комиссаров Владимир Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Иногамова-Хегай Людмила Валентиновна (Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина) кандидат юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации Никулин Сергей Иванович (Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации)

Ведущая организация: Дальневосточный федеральный университет

Защита состоится «13» сентября 2011 года в 15 часов 15 минут на заседании диссертационного совета Д.501.001.73 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП – 1, Москва, Ленинские горы, 1-й корпус гуманитарных факультетов, юридический факультет, ауд. 826.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП – 1, Москва, Ленинские горы, 2-й корпус гуманитарных факультетов.

Автореферат разослан «_» июля 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета М.А. Лушечкина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования Честь и достоинство как нематериальные блага, являющиеся залогом «уважения» человека в обществе, гарантируются на уровне основных законов во многих государствах. В Конституции Российской Федерации (далее – Конституции РФ) закреплено, что «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» (ч.1 ст. 21), а также, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (ч.1 ст. 23).

Особый интерес представляет то, каким образом гарантируется и охраняется честь и достоинство в государствах с восточноазиатской культурой и менталитетом. Если говорить о восточноазиатских странах, то при упоминании слова «честь» сразу возникает ассоциация с Японией, где честь издавна являлась одной из важнейших составляющих в представлении о человеке в обществе.

Подтверждением тому служит, например, Бусидо (Путь воина) – кодекс чести и поведения средневекового самурая в Японии, согласно которому от самурая требовалось неукоснительное следование этому кодексу, дабы не потерять свой статус и честь. Однако, для более полного анализа уголовно-правовой охраны чести и достоинства в восточноазиатских странах целесообразно рассмотреть, как разрешается этот вопрос и в иных государствах, являющихся крупными представителями восточноазиатской культуры, таких как Республика Корея (далее – РК) и Китайская Народная Республика (далее – КНР). Кроме того, эти страны имеют определенную «взаимосвязь»: так, в сфере культуры Японией были осуществлены некоторые заимствования у Китая (например, множество китайских иероглифов было заимствовано японской письменностью и употребляется по настоящее время). Что касается Республики Кореи, то она сравнительно недавно была колонизирована Японией 1, что не могло не РК находилась с 1910 по 1945 гг. под управлением Японии и не обладала суверенитетом (22 августа года был подписан Договор о присоединении Кореи к Японии. Через 7 дней он вступил в силу и Корея стала японской колонией).

отразиться на е культуре и даже правопорядке (поскольку во время колонизации в Республике Корее действовали преимущественно японские законы).

Во всех этих трех государствах право человека на честь и достоинство гарантируется на конституционном уровне и охраняется уголовно-правовыми способами. Но, что примечательно, структура Особенной части уголовных кодексов этих государств сходна в том, что на первом месте стоят нормы, защищающие интересы государства и общества, и уже только потом следуют нормы о защите прав и свобод человека, в том числе права на честь и достоинство. Если же сравнить нормы уголовных кодексов Японии, РК и КНР, направленные на защиту чести и достоинства человека, с аналогичными нормами УК РФ, то можно заметить, что ими предусмотрен несколько иной институт защиты этих прав, что представляет собой научный интерес, поскольку их анализ и изучение может помочь развитию отечественной науки и дальнейшему совершенствованию УК РФ.

В связи с распространением сети «Интернет», как обширнейшего поля обращения информации, встает вопрос о возможности совершения преступлений против чести и достоинства человека с его использованием. Поэтому представляет интерес анализ законодательного подхода и судебной практики по данному вопросу как в РФ, так и в рассматриваемых государствах. Поскольку закон обязан отвечать складывающимся реалиям и не «отставать» от них, возникает также вопрос и о том, насколько отвечают рассматриваемые нормы этому критерию в отношении преступлений против чести и достоинства, осуществляемых посредством сети «Интернет».



В целом, рассмотрение вопроса уголовно-правовой охраны чести и достоинства в Японии, РК и КНР представляется интересным с точки зрения компаративистского уголовного права.

Настоящее исследование проведено в следующем порядке:

- дана характеристика сравнительно-правовому методу и правовым системам Японии, РК, КНР и РФ;

- в рамках отдельной главы рассмотрено, что понимается под честью и достоинством, а также каким образом регулируется охрана чести и достоинства в уголовном законодательстве Японии, РК, КНР и РФ;

- дан предметный сравнительный анализ уголовно-правовой характеристики общих составов преступлений против чести и достоинства, предусмотренных уголовным законодательством Японии, РК, КНР и РФ;

произведен анализ судебной практики и уголовно-правовой доктрины Японии, РК, КНР и РФ по данному вопросу;

- исследованы нормы Особенной части уголовных законов Японии, РК, КНР и РФ, не относящиеся к общим составам преступлений против чести и достоинства, но так или иначе предоставляющие уголовно-правовую охрану данных благ.

Степень научной разработанности проблемы В отечественной науке уголовного права на сегодняшний день практически отсутствуют какие-либо работы, посвященные исследованию преступлений против чести и достоинства в системе норм уголовного законодательства таких государств как Япония, РК, КНР. Лишь в отношении уголовно-правовой охраны чести по законодательству Японии имеются упоминания в работах 2 Пионтковского А.А. и Еремина В.Н., однако они ограничиваются цитированием соответствующих статей УК Японии и не содержат подробного анализа данных составов преступлений. Что касается анализа преступных посягательств на честь и достоинство в российском уголовном законодательстве, то он достаточно широко представлен в работах таких авторов, как Н.В.

Белявский, А.Г. Брагина, Ю.В. Ганжа, М.В. Духовской, Н.И. Коржанский, А.В.

Кузнецова, В.И. Курляндский, Н.С. Малеин, В.И. Мархотин, И.С. Ной, Т.Н.

Нуркаева, С.С. Омельченко, В.Б. Поезжалов, Н.А. Придворов, Б.З. Пурцхванидзе, Н.Н. Розин, Л.Н. Сугачев, С.А. Сургай, Ю.М. Ткачевский, М.Т. Товмасян, М.И.

Пионтковский А.А. Уголовная политика Японии /Институт уголовной политики. М., 1936.

Уголовное право зарубежных государств. Общая часть: Учебное пособие / Под ред. и с предисл. И.Д.

Козочкина. М., 2003.

Федоров, М.А. Цанава, С.А. Чернышева, К.А. Шахманаев, В.И. Шмарион, К.Б.

Ярошенко и др.

Стоит отметить, что, тем не менее, исследованием правовой системы Японии, помимо Еремина В.Н. и А.А. Пионтковского, в отечественной уголовной науке на диссертационном уровне занимались Ю.Н. Аргунова («Преступность в Японии, ее причины и профилактика»), О.А. Белявская («Преступность несовершеннолетних в Японии»), А.М. Иванов («Организованная преступность и борьба с ней в Японии»), Н.А. Морозов («Преступность и борьба с ней в современной Японии). В отношении Китая необходимо отметить диссертационное исследование Цзян Хуэйлинь на тему «Основные черты Уголовного Кодекса Китайской Народной Республики». Комплексное исследование правовой системы стран АТР было проведено в монографии «Уголовное законодательство России и стран АТР: компаративное исследование» под редакцией А.И. Коробеева.

Вместе с тем, в РФ не существует отдельных монографических и диссертационных исследований, посвященных вопросам уголовной ответственности за преступления, посягающие на честь и достоинство личности по законодательству Японии, РК, КНР и РФ, а также их сравнительному анализу.

Все вышеизложенное определило выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования Основной целью настоящего диссертационного исследования является изучение преступлений против чести и достоинства в уголовном законодательстве Японии, РК, КНР и РФ, а также их сравнительный анализ.

Данная цель определила постановку следующих задач:

- определение понятия чести и достоинства в доктрине РФ, Японии, РК и КНР;

- юридический анализ положений уголовного законодательства РФ, Японии, РК и КНР относительно охраны чести и достоинства личности, т.е. анализ составов преступлений против чести и достоинства;

- изучение норм Конституций РФ, Японии, РК и КНР, касающихся прав на честь и достоинство личности;

- анализ доктрины РФ, Японии, РК и КНР в отношении преступлений против чести и достоинства;

- осуществление анализа судебной практики РФ, Японии, РК и КНР по рассматриваемым преступлениям (в том числе, касаясь вопросов осуществления таких преступлений посредством сети «Интернет»);

- проведение сравнительно-правовых параллелей действующих уголовных норм, охраняющих честь и достоинства лица в РФ и Японии, РК и КНР;

- анализ возможности совершенствования уголовного законодательства РФ на основе проделанного анализа вышеуказанных норм уголовного законодательства Японии, РК и КНР.

Объект и предмет исследования Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с охраной чести, достоинства и репутации лица в рамках системы норм уголовного законодательства таких государств, как Российская Федерация, Япония, Республика Корея и Китайская Народная Республика.





В предмет исследования входят:

нормы уголовного законодательства РФ, Японии, РК и КНР, предусматривающие ответственность за посягательства на честь, достоинство и репутацию лица;

- судебная практика РФ, Японии, РК и КНР по делам об исследуемых преступлениях;

- теоретические взгляды на вопросы касательно исследуемых преступлений в доктринах РФ, Японии, РК и КНР.

Теоретическая база исследования В качестве теоретической основы исследования были использованы труды российских юристов, посвященные рассмотрению вопросов уголовно-правовой охраны чести и достоинства личности в рамках законодательства РФ. Среди них:

Н.В. Белявский, А.Г. Брагина, Ю.В. Ганжа, М.В. Духовской, Н.И. Коржанский, А.В. Кузнецова, В.И. Курляндский, Н.С. Малеин, В.И. Мархотин, И.С. Ной, Т.Н.

Нуркаева, С.С. Омельченко, В.Б. Поезжалов, Н.А. Придворов, Б.З. Пурцхванидзе, Н.Н. Розин, Л.Н. Сугачев, С.А. Сургай, Ю.М. Ткачевский, М.Т. Товмасян, М.И.

Федоров, М.А. Цанава, С.А. Чернышева, К.А. Шахманаев, В.И. Шмарион, К.Б.

Ярошенко и др.

Кроме того, были использованы работы иностранных авторов на английском, японском, корейском и китайском языках, посвященные исследованию системы преступлений против чести и достоинства в Японии, РК и КНР. К таким авторам относятся: Кавасаки Казуо, Кю Хо Юм, Мацуо Мицумаса, Михара Кензо, Нисида Нориюки, Номура Минору, Оно Сэйичиро, Ооя Минору, Пон Хинлинь, Хаяси Микито, Хиракава Мунэнобу, Чжей Бинчиэй, и др.

В целях ознакомления с трудами иностранных авторов и судебной практикой по проблематике диссертации также были использованы электронные ресурсы сети «Интернет».

В нормативную базу настоящего исследования включены следующие источники:

- Конституции РФ, Японии, РК и КНР;

- действующее уголовное законодательство РФ, Японии, РК и КНР (в том числе и на языке оригинала);

- положения иных законов РФ, Японии, РК и КНР на английском и оригинальном языках (например, Гражданский кодекс, Административный закон и др.).

Методологическую основу диссертационного исследования составил диалектический метод познания. Основными используемыми методами при проведении исследования явились: сравнительно-правовой метод, логико юридический, системный, структурный, исторический и иные методы познания правовых явлений.

Эмпирическая база диссертационного исследования сформирована на основе официально опубликованной судебной практики судов РФ (80 дел, рассмотренных судами Москвы и Московской области за 2005-2010 гг.), Японии (37 дел, рассмотренных Верховным Судом Японии, судами Токио и др. за период до 2010 г., включая дела начала 20 века), РК (11 дел, рассмотренных Верховным Судом РК и Конституционным Судом РК за 1997-2008 гг.) и КНР ( дела, рассмотренных народными судами КНР за 2001-2003 гг.) по уголовным делам в отношении рассматриваемых преступлений, в том числе судебной практики судов Японии, РК и КНР по гражданским делам, так или иначе затрагивающих вопросы чести и достоинства лица.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что оно является первым в науке российского уголовного права сравнительно правовым исследованием вопросов уголовно-правовой охраны чести и достоинства в системе действующего законодательства таких государств как РФ, Япония, РК и КНР. В рамках данного исследования также был проведен анализ судебной практики этих государств по делам о преступлениях против чести и достоинства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Система Особенной части уголовных кодексов Японии, РК и КНР имеет сходство в системе построения норм: приоритет отдатся охране государственного строя и общественного порядка. Преступления же, посягающие на личные права граждан, в частности жизнь, здоровье, свободу, честь, расположены в последних главах УК. Однако противоположная ситуация наблюдается в системе норм Особенной части УК РФ, где на начальных позициях стоят нормы о защите прав личности, а уже далее идут разделы и главы о преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и государственной власти.

2. Согласно уголовному законодательству РФ и отечественной доктрине, объектом клеветы и оскорбления являются честь и достоинство (а также репутация в случае клеветы). Однако в китайской, японской и корейской уголовно-правовой доктрине преобладающим является мнение, согласно которому охраняемое благо при клевете (согласно УК КНР), ущербе чести (согласно УК Японии), диффамации (согласно УК РК) и оскорблении – честь, т.е.

общественная оценка лица. Подобная позиция в некоторой степени ставит достоинство личности на второй план и не учитывает в качестве защищаемого уголовным законом блага.

В качестве потерпевших от преступлений против чести в уголовном правопорядке Японии и РК признаются не только физические, но и юридические лица. Также в УК РК и УК Японии, в отличие от УК РФ и УК КНР предусмотрена самостоятельная уголовная ответственность за посягательство на честь умерших, но только в том случае, если имела место клевета.

3. Представляет интерес понятие «чести» в уголовно-правовой японской доктрине, где она согласно общепризнанной позиции понимается в трех аспектах: 1) внутренняя честь – истинное достоинство (ценность) человека, независимое от личного мнения или же мнения посторонних людей, объективно существующая значимость (ценность) человека как такового;

2) внешняя честь (или же общественная честь) – оценка человека обществом, общественное мнение;

3) чувство чести (или же субъективная честь) – присущее человеку осознание себя и своей ценности (чувство чести, которым обладает человек в силу своей собственной оценки себя). Ещ одной особенностью понятия «чести» в японской теории является е дальнейшее деление на виды, а именно категория внешней чести понимается двояко: 1) как стандартная честь, заключающаяся в оценке, которая должна иметься искони, т.е. соответствующей истинной ценности человека (не имеет отношения к наличествующей общественной оценке);

2) как реальная/фактическая честь, т.е. та оценка, которая имеет место в действительности (фактически «положительная» общественная оценка в отношении человека;

включает в себя «ложную репутацию», т.е. положительную, но не соответствующую действительности общественную оценку лица).

Таким образом, интерпретация понятия «чести» в японской доктрине представляется более широкой, нежели чем в российской, однако прослеживается сходство определений «внешней чести» и «чувства чести» в японской теории и «чести» и «достоинства» в российской соответственно.

4. УК РК и УК Японии придерживаются института диффамации в широком смысле, т.е. уголовная ответственность предусматривается за распространение как ложных, так и правдивых сведений, в то время как УК КНР и УК РФ стоят на позиции института клеветы. На наш взгляд, институт диффамации означает большую защищенность чести лица, следовательно, является более прогрессивным с точки зрения концепции прав и свобод человека. Несмотря на наличие института диффамации, в УК РК и УК Японии есть нормы, исключающие уголовную ответственность в случаях, когда оглашение правдивых фактов, позорящих лицо, было осуществлено в интересах общества.

5. В УК Японии, РК и КНР признак публичности в преступлениях против чести и/или достоинства в определенных случаях выступает в качестве конструктивного, либо квалифицирующего (например, в УК КНР), что позволяет сделать вывод о большей унизительности для потерпевшего, а также причинения большего вреда чести и достоинству подобными действиями.

6. В судебной практике РФ неверно толкуется природа сети «Интернет», которая отождествляется со СМИ. Данное положение приводит к неправильной квалификации клеветы и оскорбления, осуществленных посредством сети «Интернет», по ч.2 ст. 129 и ч. 2 ст. 130 УК РФ соответственно. Такие деяния должны квалифицироваться по ч. 1 указанных статей. Учитывая то, что клевета и оскорбление через сеть «Интернет» не менее общественно опасны, чем через СМИ, мы предлагаем включить использование сети «Интернет» в качестве одного из квалифицирующих признаков в ч.2 ст. 129 и ч. 2 ст. 130 УК РФ, дополнив указанные части статей фразой «…а равно совершенная с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть «Интернет».

7. На основе анализа норм уголовных кодексов рассматриваемых стран АТР, сформулировано предложение о дополнении УК РФ статьей 286.2 «Оскорбление со стороны должностного лица».

Теоретическая и практическая значимость исследования Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что оно освещает те вопросы, которые в настоящее время не исследованы в доктрине российского уголовного права, а также знакомит с опытом таких государств, как Япония, РК и КНР, по использованию института уголовно правовой охраны чести и достоинства лица. Может быть использована в дальнейших углубленных исследованиях правовых систем Японии, РК и КНР.

Практическая значимость исследования заключается в том, что оно может быть использовано в учебном процессе при преподавании курса «Уголовное право зарубежных государств».

Апробация результатов исследования Диссертация выполнена на кафедре уголовного права и криминологии юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, где проходило е рецензирование и обсуждение. Основные вопросы диссертации освещены в трех опубликованных научных статьях.

Объем и структура диссертации Работа выполнена согласно требованиям ВАК РФ. Структура работы определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографии.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования;

указывается на степень е научной разработанности;

определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, а также его теоретическая и методологическая основы;

обозначены нормативная и эмпирическая базы;

раскрываются научная новизна, теоретическое и практическое значение работы и выдвигаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретические основы сравнительно-правового анализа правовых систем России, Японии, Республики Корея и Китайской Народной Республики» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Понятие и значение сравнительно-правового метода исследования», как видно из названия, дается понятие сравнительно-правового метода исследования, а также раскрывается его значение.

Во втором параграфе «Общая характеристика правовых систем России, Японии, Республики Корея и Китайской Народной Республики» первой главы рассматривается понятие «правовой семьи», а также освещаются выделяемые в литературе основные виды правовых семей и присущие им характерные черты.

Дается характеристика правовых систем России, Японии, Республики Кореи и Китайской Народной республики, в том числе их уголовного законодательства.

Рассматривается вопрос о принадлежности правовых систем исследуемых государств к какой-либо правовой семье. Указывается на особенность строения системы Особенной части уголовных кодексов Японии, РК и КНР, заключающаяся в системе построения норм, где приоритет отдатся охране государственного строя и общественного порядка. Преступления же, посягающие на личные права граждан, в частности жизнь, здоровье, свободу, честь, расположены в последних главах УК. Автор делает вывод о правомерности и возможности сравнения правых систем рассматриваемых стран с методологической точки зрения.

Вторая глава диссертационной работы «Преступления против чести и достоинства в Российской Федерации, Японии, Республике Корее и Китайской Народной Республике (общая характеристика)» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие чести и достоинства» представлены имеющиеся в российской уголовно-правовой доктрине взгляды, касательно толкования понятий «чести» и «достоинства». Автор отмечает, что, несмотря на весь плюрализм взглядов относительно этих понятий в позициях различных ученых по данному вопросу прослеживаются общие черты. Также рассмотрен вопрос о том, как в уголовно-правовой российской доктрине понимается «репутация лица», речь о которой идет в ст. 129 УК РФ.

Учитывая проведенное исследование различных теоретических позиций в российской литературе, автору представляется наиболее обоснованной точка зрения, согласно которой под честью понимается положительная оценка человека со стороны общества, под достоинством – самооценка лицом своего положения в обществе и требование уважения к себе как к личности со стороны окружающих, а репутацию человека, о которой говорится в ст. 129 УК РФ, следует трактовать в широком смысле и не отождествлять с понятием деловой репутации.

Далее освещается, каким образом понимаются честь и достоинства в уголовно-правовой теории Японии, РК и КНР. Автор замечает, что в доктрине данных стран не уделяется столько внимания определению рассмотренных понятий, как в российской. Однако представляется интересным понятие «чести» в японской доктрине.

Делается вывод, что понятие «чести» как таковой в исследуемых странах концептуально схоже и представляет собой оценку лица со стороны общества.

Однако, ввиду различия терминологии, используемой в тексте законов и доктрине данных стран, возникают своеобразные особенности у каждой из них.

Во втором параграфе «Системы и виды преступлений против чести и достоинства» рассмотрен вопрос о том, каким образом в РФ, Японии, РК и КНР предоставляется охрана чести и достоинства на уровне уголовного закона.

Выделяется три группы норм, направленных на уголовно-правовую охрану чести и достоинства лица:

1) общие составы преступлений против чести и/или достоинства;

2) специальные составы преступлений против чести и/или достоинства;

3) иные составы преступлений, так или иначе посягающие на честь и/или достоинство.

В УК РФ к общим составам преступлений, посягающими на честь и достоинство личности, относятся клевета и оскорбление. Отмечается, что в российской уголовно-правовой доктрине не раз поднимался вопрос о криминализации в УК РФ состава диффамации, т.е. о целесообразности введения уголовной ответственности за распространение сведений, порочащих честь и достоинство лица, независимо от того, являются они ложными или соответствующими действительности. Автором также рассматривается законопроект, внесенный в Государственную Думу ФС РФ, предлагающий исключить уголовную ответственность за клевету и оскорбление, взамен предусмотрев административную. Критикуя положения законопроекта, делается вывод о преждевременности такой декриминализации.

Общими составами преступлений против чести и достоинства по УК КНР являются клевета и оскорбление. Указывается на схожесть российской и китайской концепций уголовно-правовой защиты чести и достоинства, а именно в выделении института клеветы.

В УК Японии и УК РК также предусмотрены нормы об оскорблении. Однако в отличие от УК РФ и УК КНР, уголовным законом Японии и РК закреплен институт диффамации, а не клеветы. При этом, диффамации в широком смысле, т.е. когда уголовная ответственность предусмотрена за разглашение позорящих сведений, независимо от того, являются ли они ложными или нет.

УК РК и УК Японии содержат нормы, предусматривающие уголовную ответственность за клевету в отношении мертвого человека.

Третья глава работы «Уголовно-правовая характеристика преступлений против чести и достоинства в Российской Федерации, Японии, Республике Корея и Китайской Народной Республике» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Уголовно-правовая характеристика общих норм, направленных на охрану чести и достоинства» – посвящен исследованию и сравнительному анализу объективных и субъективных признаков общих составов преступлений против чести и достоинства в РФ, Японии, РК и КНР.

Поскольку своеобразие правовых систем рассматриваемых государств не может не сказываться на существующей в них уголовно-правовой доктрине, что, следовательно, объясняет наличие некоторого различия концепции Общей части уголовного права, для удобства изложения материала автор в дальнейшем придерживается терминологии российской уголовно-правовой доктрины.

Указав на расположение общих норм о преступлениях против чести и достоинства в Особенной части уголовных кодексах РФ, Японии, РК и КНР, автор переходит к рассмотрению того, что понимается под непосредственным объектом данных преступлений в уголовном праве исследуемых государств.

После анализа отечественной литературы, автор приходит к выводу, что наиболее приемлемой является точка зрения, согласно которой, непосредственным объектом клеветы является честь, достоинство и репутация в объективном смысле, как оценка со стороны общества, а непосредственным объектом оскорбления – честь и достоинство личности в субъективном смысле как собственная оценка. Однако такое толкование объясняется наличием в диспозиции статей прямого указания на то, что российский законодатель подразумевает под непосредственным объектом данных преступлений. Иначе было бы логичнее выделить в качестве объекта клеветы честь и репутацию, как категории, непосредственно связанные с общественной оценкой индивидуума, а в качестве объекта оскорбления – только достоинство, подразумеваемое как самооценка лица. Тем более сама диспозиция статьи УК РФ об оскорблении позволяет сделать такое предположение, т.к. для привлечения лица к уголовной ответственности по данной норме вовсе не требуется такого признака, как распространение сведений.

В доктрине КНР по поводу того, что считать объектом клеветы и оскорбления, существует основная позиция, согласно которой, честь и достоинство являются объектом обоих преступлений, где честь понимается как общественная оценка личности, а достоинство само по себе тесно связано с честью. Что аналогично УК РФ, где честь и достоинство указываются в качестве непосредственно охраняемых благ. При этом не может не обратить внимания на себя тот факт, что оскорбление, согласно диспозиции ст. 246 УК КНР, должно быть осуществлено публично, что подразумевает приоритет охраны чести, нежели достоинства личности, что и объясняет подход обозначенной основной позиции в китайской теории по этому вопросу.

Объектом преступлений ущерб чести и оскорбление по УК Японии является честь, но ввиду своеобразного толкования понятия «чести» в японской уголовно правовой доктрине существует полемика относительно того, какая именно честь является объектом рассматриваемых преступлений. Тем не менее, в настоящее время общепризнанной позицией по этому вопросу в Японии является теория внешней чести, где и для ущерба чести и для оскорбления объектом является внешняя честь, что находит свое подтверждение и в судебной практике.

Основанием для этой позиции служит предусмотренное статьями об «Ущербе чести» и «Оскорблении» требование такого необходимого условия для наличия состава преступления как «публично» 4, то есть того, чтобы деяние было осуществлено публично. Таким образом, в отличие от объектов клеветы и оскорбления по УК РФ, объект как для ущерба чести, так и для оскорбления тождественен – внешняя честь.

Учитывая наличие обязательного признака публичности как в норме о диффамации, так и в норме об оскорблении по УК РК, можно сделать вывод, что уголовный закон РК, аналогично японскому, предполагает в качестве объектов рассматриваемых преступлений только честь.

Указывается на наличие в рассматриваемых правопорядках стран АТР уголовно-правовых норм, направленных непосредственно на защиту деловой репутации лица, что исключает эту категорию из понятия «чести», как объекта преступлений против чести.

При рассмотрении вопроса, кто может являться потерпевшим от преступлений против чести и/или достоинства в исследуемых странах, указывается, что в уголовном праве Японии и РК, где, несмотря на наличие Решение Верховного суда Японии от 05 июля 1926 г. // Официальный сборник уголовных дел Верховного суда Японии. Кэйсю 5-303.

специальных норм, направленных на защиту деловой репутации хозяйствующих субъектов (т.е. в том числе и юридических лиц), признается возможность осуществления преступлений против чести в отношении не только физических, но и юридических лиц, что поддерживается не только в теории, но и на практике.

Исследуется вопрос о возможности умаление чести и достоинства несовершеннолетних/малолетних, психически больных людей, а также умерших по уголовному праву РФ, Японии, РК и КНР. Обращается внимание на то, что в зависимости от того, что признается и каким образом характеризуется объект преступлений против чести и/или достоинства, определяется, кто в итоге может являться потерпевшим в данных преступлениях.

При рассмотрении объективной стороны клеветы по УК РФ и УК КНР, и диффамации по УК Японии и УК РК выделяются схожие по смыслу признаки для каждого из таких преступлений. Среди таких – распространение сведений.

Раскрывается содержание данного признака для каждой из исследуемых стран.

Отмечается своеобразие подхода в Японии и РК к определению данного признака, где указание на факт признается публичным, если оно было совершено в такой обстановке, когда неопределенный круг лиц или же большое количество людей могли наблюдать происходящее. При этом для признания указания на факт публичным вполне достаточно и возможности того, что оглашаемый факт может стать известным неопределенному кругу посторонних лиц.

Ни в одной из норм о клевете или диффамации исследуемых стран нет специальных ограничений для формы распространения или способов указания на факт, т.е. это может быть совершено устно, с помощью движения, письменно, с использованием средств массовой информации и в сети «Интернет».

Однако в ч. 2 ст. 129 УК РФ именно на основе такого критерия, как способ распространения сведений, предусмотрен квалифицирующий состав клеветы, а именно, когда распространяемые ложные и порочащие сведения содержатся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Практически аналогичный квалифицирующий состав диффамации предусмотрен ст. 309 УК РК – «Разглашение сведений, позорящих человека путем использования печатных материалов». В УК Японии и УК КНР, в отличие от УК РФ и УК РК на основании такого критерия как способ не выделяются квалифицированные составы преступлений против чести, следовательно, строгость санкции в норме не варьируется в зависимости от того, каким именно способом оно было осуществлено.

Наибольший интерес представляет сеть «Интернет», как наиболее удобный и доступный способ быстрого распространения информации. Сведения, распространяемые в сети «Интернет», становятся достоянием широкого круга лиц, что говорит о весьма высокой общественной опасности клеветы или диффамации, осуществленной подобным образом. Вопрос о квалификации клеветы или диффамации, осуществленных в сети «Интернет» рассмотрен для каждого из исследуемых государств.

Проанализировав судебную практику РФ по делам о клевете и оскорблении в сети «Интернет», автор предлагает в ч. 2 ст. 129 УК РФ (а также и в ч. 2 ст. 130) внести дополнение, а именно включить сеть «Интернет» в перечень квалифицированных способов распространения ложных и порочащих сведений.

При этом возможно использовать формулировку части 2 ст. 185.3 УК РФ. Т.е.

изложить ч. 2 ст. 129 УК РФ в следующей редакции «Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, а равно совершенная с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть «Интернет»)».

Несмотря на прогрессирующую тенденцию осуществления преступлений против чести в сети «Интернет», в уголовном законе ни одной из исследуемых стран, кроме как в Южной Корее, не предусмотрено специальных норм, предусматривающих сеть «Интернет» в качестве одного из способов совершения преступления. Однако наличие такой нормы в специальном уголовном законе РК не позволяет использовать е в полной мере ввиду определенных недостатков самого закона, что на практике приводит к обращению к норме УК РК (ст. УК РК), диспозиция которой предоставляет возможность включить сеть «Интернет» как способ осуществления квалифицированной диффамации. Но характерно то, что своеобразие природы сети «Интернет» не мешает судам исследуемых стран делать выводы о наличии состава преступлений против чести, если эти деяния были совершены посредствам е использования.

Как для состава клеветы, так и для состава диффамации необходимо, чтобы распространяемые сведения носили порочащий характер.

Основной признак, на основании которого различается объективная сторона клеветы и диффамации – это достоверность сведений (факта). То есть для формирования состава диффамации в широком смысле подлинность содержания сведений (факта) значения не имеет. В то время как для клеветы распространяемые сведения обязательно должны быть ложными.

Так, в УК РК и УК Японии в целях охраны сферы личной жизни, предусматривается ответственность за указание на факты независимо от того, имели ли они место в действительности или же нет. Однако, при как УК Японии, так и УК РК содержат норму, являющуюся исключением из данного правила.

Например, согласно положениям ст. 230-2 УК Японии, деяние ненаказуемо, если одновременно выполняются три условия: 1) указанный факт связан с публичными интересами (что в литературе обозначается как публичность факта);

2) цель – достижение общественного блага (в литературе – публичность цели);

3) подтверждение действительности факта (доказательство достоверности).

Таким образом, несмотря на то, что УК РК и УК Японии предусмотрена уголовная ответственность за диффамацию в широком смысле, тем не менее, ввиду наличия специальных норм, при соблюдении определенных условий исключающих ответственность за данное деяние, соблюден баланс между конституционными правами на свободу слова и защиту чести. Институт клеветы в уголовных законах РФ и КНР исключает необходимость наличия подобных специальных норм.

В УК всех исследуемых государств предусмотрена норма об оскорблении.

Единственным признаком данного преступления, одинаковым для уголовного закона всех рассматриваемых стран, является лишь то, что для его формирования вовсе нет необходимости указывать на какой-либо факт, т.е.

достаточным является высказывание оценочного суждения.

Обязательный для формирования преступления оскорбление признак публичности предусмотрен в уголовных законах Японии, РК и КНР, но отсутствует в УК РФ.

Норма об оскорблении, содержащаяся в УК РФ, в качестве обязательного условия формирования преступления предусматривает его неприличную форму.

Наиболее специфичной из всех исследуемых стран является норма об оскорблении в УК КНР, где помимо обозначенных признаков, обязательными для объективной стороны является осуществление данного деяния с применением насилия или иных способов и при отягчающих обстоятельствах.

Отмечается, что норма об оскорблении, предусмотренная в УК РФ, содержит в себе определение оскорбления, под которым понимается унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, в то время как нормы об оскорблении уголовных кодексов КНР, Японии и РК такого определения не дают, а лишь оперируют понятием «оскорбление».

Форма осуществления оскорбления во всех рассматриваемых странах может быть различна: устная, письменная и действием. Уголовный кодекс РФ как и в случае с клеветой, предусмотрел квалифицированный состав оскорбления.

Однако ни УК РК, ни УК Японии и ни УК КНР подобно УК РФ не предусматривают квалифицированного состава оскорбления на основании такого критерия, как способ его осуществления.

Обращаясь к такому элементу объективной стороны преступления, как наличие последствий, стоит сказать, что ни один из уголовных правопорядков исследуемых стран не предусматривает последствий ни для клеветы или диффамации, ни для оскорбления.

В данном параграфе также рассматриваются субъективные признаки преступлений против чести и достоинства в РФ, Японии, РК и КНР.

В преступлениях против чести и/или достоинства во всех исследуемых странах без исключения предполагается лишь умышленная форма вины.

Что касается субъекта рассматриваемых преступлений, то во всех случаях это общий субъект без каких-либо отличительных особенностей.

Во втором параграфе третьей главы «Виды специальных норм направленных на охрану чести и достоинства в уголовном законодательстве Российской Федерации, Японии, Республики Корея и Китайской Народной Республики» исследуются нормы Особенной части уголовных законов обозначенных государств, не относящиеся к общим составам преступлений против чести и достоинства, но так или иначе предоставляющие уголовно-правовую охрану данных благ.

Автором определяется круг преступных деяний, предусмотренных уголовными кодексами рассматриваемых государств, причиняющих вред чести и/или достоинству лица. Совокупность таких норм условно делится на несколько групп на основе критерия отнесения охраняемых чести и/или достоинства к определенной сфере общественных отношений. В рамках выделенных групп проводится сравнительно-правовой анализ признаков преступных посягательств, предусмотренных нормами соответствующих уголовных законов РФ, Японии, РК и КНР. Учитывая разнообразие преступлений против чести и достоинства, не всегда удается провести сравнение определенных норм с аналогичными нормами, закрепленными соответствующими УК рассматриваемых стран в виду отсутствия таковых.

Автором отмечается, что признак публичности в преступлениях против чести и/или достоинства в определенных случаях выступает в качестве конструктивного, либо квалифицирующего (например, в УК КНР), что позволяет сделать вывод о большей унизительности для потерпевшего, а также причинения большего вреда чести и достоинству подобными действиями.

На основе анализа норм уголовных кодексов рассматриваемых стран АТР, сформулировано предложение о дополнении УК РФ статьей 286.2 «Оскорбление со стороны должностного лица»: «Оскорбление, совершенное должностным лицом при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, - наказывается …». Данное посягательство предлагается отнести к категории преступлений небольшой тяжести.

В итоге автором делается заключение, что в уголовном законодательстве РФ, Японии, РК и КНР защита таких благ, как честь и достоинство предоставляется не только общими нормами, непосредственно предусматривающими уголовную ответственность за посягательство на них (клевета, диффамация, оскорбление), но и специальными, а также иными нормами, регламентирующими ответственность преимущественно за посягательства на иные защищаемые уголовным законом объекты, но, тем не менее, каким-либо образом относящиеся или затрагивающие категории чести и достоинства.

В заключении изложены основные выводы работы.

Список опубликованных работ по теме диссертации, в научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1) Королева М.М. Вопрос об уголовно-правовой защите чести и достоинства в законодательстве Российской Федерации // Пробелы в российском законодательстве. 2010. № 3. – 0,4 п.л.

2) Королева М.М. Клевета и оскорбление в сети Интернет // Законность.

2010. № 7. – 0,4 п.л.

3) Королева М.М. Характеристика норм о преступлениях против чести и достоинства по уголовному законодательству Японии // Вестник Московского университета. Серия 11 Право. 2010. № 5. – 0,9 п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.