авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Суверенитет российской федерации: сущность, содержание, гарантии

На правах рукописи

ГОРЮНОВ Виталий Владимирович

СУВЕРЕНИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ, ГАРАНТИИ

Специальность 12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Екатеринбург – 2007

Диссертация выполнена на кафедре конституционного права Уральской государственной юридической академии.

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Кокотов Александр Николаевич

Официальные оппоненты: Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Скуратов Юрий Ильич Кандидат юридических наук Штей Николай Александрович

Ведущая организация: Омский государственный университет

Защита состоится 24 мая 2007 года в 10-00 на заседании Диссертационного совета Д.212.282.02 в Уральской государственной юридической академии по адресу: 620066, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, д. 21, зал заседаний совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии

Автореферат разослан «» апреля 2007 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета доктор юридических наук, профессор С.Ю. Головина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации. Государственный суверенитет является одной из основ конституционного строя Российской Федерации (ч. 1 ст. Конституции РФ). Несмотря на то, что данный основной конституционный принцип провозглашался и ранее в советском законодательстве, после вступления в силу Конституции РФ 1993 г. он применяется в системе иных конституционных ценностей. Так, провозглашение Российской Федерации в качестве правового государства вызвало к жизни проблему соотношения принципа правового государства с принципом государственного суверенитета.

Расширение самостоятельности субъектов федерации, местного самоуправления привело к кардинальной смене модели организации публичной власти. Указанное обстоятельство обусловило необходимость обновления методологических подходов к исследованию государственного суверенитета как правового феномена. В немалой степени выработка таких подходов осуществлялась непосредственно в ходе государственного строительства, в том числе судебной деятельности (прежде всего, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ). В связи с этим по истечении полутора десятка лет с момента провозглашения обновленной российской государственности представляется важным сделать определенные выводы относительно того, каким новым смысловым содержанием наполнилась категория государственного суверенитета в отечественном конституционном праве.

Провозглашенные Конституцией РФ принципы получили существенное развитие в текущем законодательстве. Соответственно, теоретического осмысления требуют вопросы нормативной детализации суверенных прав государства, их воплощения в российском законодательстве.

Для Российской Федерации проблема суверенитета в эпоху прогрессирующей глобализации граничит с проблемой сохранения самоидентичности российского народа. Именно государственный суверенитет является гарантией возможности самостоятельного выбора российским народом своего будущего.

В условиях появления все новых вызовов национальной безопасности в лице международного терроризма, деятельности экстремистских группировок, энергетического дисбаланса в мире, углубления экономической взаимозависимости государств возрастает актуальность пока еще мало исследованной проблемы гарантий государственного суверенитета.

Определенное беспокойство в этой связи вызывают выдвигаемые в последнее время предложения о необходимости признания на международном уровне права отдельных государств на так называемую гуманитарную интервенцию.

Это, по верному замечанию В.Д. Зорькина, свидетельствует о насущной потребности в том, чтобы международное сообщество специалистов по конституционному праву тщательно проанализировало современное понятие полноценного суверенитета1.

Зорькин В. Д. Апология Вестфальской системы // Рос. газ. 2004. 13 июля.

Таким образом, представляется, что в настоящее время теоретическое осмысление сущности суверенитета Российской Федерации, определение его правового содержания, построение системы его гарантий является необходимым для повышения эффективности деятельности государства внутри страны и на международной арене, а также в целях дальнейших научных разработок проблем государственного устройства России и национальной безопасности.

Степень научной разработанности темы. Зарождение идеи суверенитета государства в отечественной политико-правовой мысли можно отнести к периоду образования единого Московского государства, т.е. до того, как в России стал употребляться сам термин «суверенитет». Первоначально идея развивалась под иными именами, главным образом, в качестве идеи самодержавного государства. Непосредственно понятие суверенитета применительно к государству стало использоваться в трудах российских ученых в конце XIX в.

Установление истоков принципа государственного суверенитета, его сущности, потребовало обращения к работам отечественных государствоведов дореволюционного периода. В данной части в основу исследования легли труды Н.Н. Алексеева, В.М. Гессена, А.Д. Градовского, В.М. Грибовского, А.И Елистратова, В.В. Ивановского, Ф.Ф. Кокошкина, Н.М. Коркунова, С.А.



Котляревского, Н.И. Палиенко, А.С. Ященко.

В целях исследования динамики развития категории государственного суверенитета автор обращался к трудам ведущих советских и современных российских ученых, которыми были обоснованы важнейшие концептуальные основы теории суверенитета государства. Особое внимание было уделено, в частности, работам С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, А.А. Безуглова, А.А. Белкина, Н.С. Бондаря, Н.В. Бутусовой, Л.Д. Воеводина, В. А. Дорогина, В.Д. Зорькина, Р.В. Енгибаряна, Л.М. Карапетяна, Е.И. Козловой, А.Н. Кокотова, М.И.

Кукушкина, О.Е. Кутафина, И.Д. Левина, А. И. Лепешкина, А.А. Ливеровского, В.О. Лучина, М.Н. Марченко, В.В. Невинского, Н.Б. Пастуховой, О.Г.

Румянцева, Э.В. Тадевосяна, Ю.А. Тихомирова, Б.Н. Топорнина, П.И.

Савицкого, М.С. Саликова, Ю.И. Скуратова, Ю.Г. Судницына, Ю.А.

Тихомирова, И.А. Умновой (Конюховой), В.А. Черепанова, В.Е. Чиркина, В.С.

Шевцова, Б.С. Эбзеева, А.А. Югова.

Дополнительную аргументированность сделанным в диссертации выводам придало обращение к трудам ряда зарубежных государствоведов, в частности, М. Зейделя, Г. Еллинека, К. Шмитта.

Кроме того, поскольку тема государственного суверенитета лежит в поле зрения не только государствоведов, но и специалистов в области международного права, были исследованы работы международно-правовой направленности, в частности, Э. Ваттеля, В.Г. Вишнякова, В.Э. Грабаря, Г.В.

Игнатенко, А.В. Сеидова, С.В. Черниченко, А.И. Ушакова.

При исследовании проблемы гарантий государственного суверенитета плодотворным явилось обращение к трудам В.Г. Анненковой, О.В.

Анциферовой, Д.В. Шумкова, Н.А. Штея, в которых рассматриваются отдельные аспекты обеспечения единства Российского государства, а также общие концептуальные положения механизма обеспечения государственного суверенитета.

Признавая бесспорную ценность вклада вышеназванных и других ученых в разработку избранной темы, тем не менее, нельзя признать, что государственный суверенитет получил к настоящему времени целостное концептуальное оформление в качестве ключевой конституционно-правовой конструкции. По-прежнему малоизученным остается вопрос о месте категории государственного суверенитета в системе науки конституционного права, нормативно-правовом массиве, закрепляющем суверенитет. Несмотря на то, что после принятия Конституции РФ 1993 г. содержание принципа государственного суверенитета в действующем конституционном законодательстве в некоторых аспектах существенно изменилось, смещение смысловой нагрузки указанной категории не изучено. Не получила пока необходимого рассмотрения проблема сохранения Российской Федерацией своего суверенитета в условиях глобализирующегося мира. Более того, несмотря на свою всё возрастающую актуальность и практическую значимость, малоисследованной остается проблема гарантий государственного суверенитета. Настоящее диссертационное исследование призвано восполнить существующий пробел.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в комплексном исследовании концептуальных основ теории государственного суверенитета в отечественной юридической науке, их закрепления в современном конституционном законодательстве России.

Для достижения указанной цели в диссертационном исследовании поставлены и решаются следующие основные задачи:

- исследование составляющих сущность государственного суверенитета признаков, системное сведение их в определении государственного суверенитета;

- определение места категории «государственный суверенитет» в науке конституционного права России с учетом динамики развития представлений о данном правовом явлении;

установление круга конституционно-правовых институтов, закрепляющих суверенные свойства государственной власти Российской Федерации;

- определение юридического содержания суверенитета Российской Федерации на основе анализа действующего законодательства и международных договоров Российской Федерации;

- выявление юридической природы суверенных прав Российской Федерации и соотнесение их с публично-властными правомочиями иных публично-территориальных образований (субъектов РФ, муниципальных образований);

- исследование в контексте проблематики суверенитета конституционно правового механизма передачи полномочий Российской Федерации иным субъектам;

- разработка классификации гарантий суверенитета Российской Федерации и формулирование предложений по совершенствованию их конституционно правового регулирования.

Объектом исследования являются отношения, возникающие при реализации государственной власти Российской Федерации, ее суверенных прав, а также при обеспечении гарантий государственного суверенитета.

Предметом исследования выступают конституционно-правовые нормы, закрепляющие принцип государственного суверенитета в отечественном законодательстве, международно-правовых актах, нормы, закрепляющие гарантии суверенитета Российской Федерации, а также практика правоприменительных органов по применению данных норм.

Методологическая основа исследования. При решении поставленных задач использованы методы познания, разработанные наукой и апробированные практикой. Среди них определяющее значение отводится диалектическому подходу, прикладываемому к таким явлениям, как «суверенитет государства», «суверенные права», «гарантии государственного суверенитета», др.

Самостоятельную роль играют системно-структурный, исторический, функциональный, статистический и иные методы познания. Так, метод исторического исследования позволил проследить динамику категории «государственный суверенитет» в отечественном государствоведении.

Сравнительно-правовой метод применен при исследовании проблемы соответствия принципу государственного суверенитета практики формирования компетенции субъектов федеративных государств по остаточному принципу.

Применение названных методов позволило целостно и всесторонне исследовать избранный объект.

Теоретическая и нормативная основа исследования. В процессе работы над диссертацией изучен и использован значительный объем научной монографической литературы, а также периодических изданий, в том числе, по проблематике суверенитета, теории государственного устройства, федерализму, обеспечению верховенства федерального законодательства, труды отечественных государствоведов о системе науки и отрасли конституционного права Российской Федерации.

Нормативную основу исследования составляют Конституция Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации, российское законодательство. Существенное внимание в работе уделено анализу судебной практики Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, а также практики конституционных судов республик в составе Российской Федерации.

Научная новизна. Научная новизна состоит в проведении комплексного специально-юридического исследования государственного суверенитета как неотъемлемого признака Российского государства, конституционного принципа, важнейшей конституционно-правовой конструкции современного российского права.

На основе анализа положений Конституции РФ 1993 г., действующего законодательства, научных трудов предлагается авторское понимание сущности и содержания государственного суверенитета. В работе исследованы основные суверенные права Российской Федерации, а также рассмотрена проблема механизма передачи Российской Федерацией принадлежащих ей полномочий иным субъектам. Предлагается авторская классификация гарантий суверенитета Российской Федерации.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Проведенный в работе анализ признаков государственного суверенитета позволяет суверенитет Российской Федерации понимать как обусловленное волей многонационального российского народа исключительное свойство государственной власти Российской Федерации, в силу которого государство обладает всеми правами, необходимыми для осуществления его функций (внешних и внутренних), а также независимостью от других государств и верховенством на своей территории.

Государственный суверенитет Российской Федерации представлен в качестве юридической конструкции, вбирающей в себя сущностные, содержательные проявления верховной государственной власти, детально в работе проанализированные. Определено место государственного суверенитета как конституционно-правовой конструкции в более масштабной конструкции государства.

2. Идея государственного суверенитета зародилась в отечественной политико-правовой мысли задолго до начала употребления в России самого этого понятия. Появление в России идеи суверенитета было обусловлено формированием единого национально-государственного самосознания.

Поскольку обретение независимости происходило под руководством московских князей, то идея суверенитета в России фактически стала развиваться в качестве идеи самодержавия, отражающей независимость Российского государства в лице монарха. В последующем термин «самодержавие» стал приобретать обособленное и несколько иное смысловое содержание.

3. Государственный суверенитет является ключевой, несущей конструкцией конституционного права в целом. На закрепление и обеспечение суверенитета Российской Федерации прямо или косвенно работают нормы всех институтов конституционного права. В силу этого не представляется возможным выделение в конституционном праве отдельного института государственного суверенитета.

4. Положение ч. 1 ст. 3 Конституции РФ о многонациональном народе России как о единственном источнике власти следует рассматривать в качестве нормы, в силу которой российский народ является источником верховной, суверенной власти. В то же время, в качестве непосредственного источника власти субъектов Российской Федерации наряду с многонациональным народом России, выступает население каждого отдельного субъекта Российской Федерации.

5. Носителем (субъектом) государственного суверенитета в Российской Федерации является сама Российская Федерация, рассматриваемая как способ народной самоорганизации. Федеральные государственные органы при этом рассматриваются в качестве основных субъектов осуществления государственного суверенитета. Кроме того, в осуществлении государственного суверенитета участвуют органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления. Данные органы участвуют в осуществлении суверенитета Российской Федерации как непосредственно (при осуществлении переданных им отдельных полномочий Российской Федерации), так и опосредованно – путем участия в реализации общей государственной политики.

6. Под суверенными правами Российской Федерации, составляющими юридическое содержание ее суверенитета, следует понимать такие права Российского государства, которыми оно наделяет себя своей волей, и в реализации которых получают конкретное воплощение полновластие и независимость государства. Перечень суверенных прав Российской Федерации неисчерпаем и предопределяется потребностями российского народа. Субъекты Российской Федерации не обладают суверенными правами в силу отсутствия у них основания таких прав – суверенитета.

Поскольку суверенитет государства имеет два аспекта – внутренний (в рамках которого проявляется верховенство и полновластие государственной власти) и внешний (в рамках которого проявляется независимость власти государства), - в целях исследования юридического содержания суверенитета Российской Федерации суверенные права распределяются на «внутренние» и «внешние». «Внутренние» суверенные права реализуются в основном на территории Российской Федерации, в то время как «внешние» суверенные права проявляются в отношениях с другими суверенными государствами, иными субъектами международных отношений. В связи с этим если в правовом регулировании первой группы суверенных прав преобладающую роль играет внутригосударственное законодательство, то при закреплении вторых – международные правовые акты.





7. Основными суверенными правами Российской Федерации из числа «внутренних» прав являются права по принятию и изменению конституционного и иного законодательства, применению правового принуждения, обладанию вооруженными силами, взиманию налогов, принятию чрезвычайных мер, распоряжению своей территорией и ресурсами, установлению системы государственной власти и собственного гражданства. В числе основных суверенных «внешних» прав: заключение международных договоров и соглашений;

участие в международных организациях;

решение вопросов войны и мира;

осуществление деятельности в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе;

осуществление юрисдикции в отношении российских граждан, находящихся за пределами государственной территории.

В работе дан проблемный анализ перечисленных суверенных прав.

8. При исследовании конституционно-правового механизма передачи полномочий Российской Федерации иным субъектам обосновывается вывод о том, что поиск некоего минимального набора суверенных прав, потеря которых влечет утрату суверенитета, представляется несостоятельным. Переходной чертой, за которой утрачивается суверенитет, является утрата государством возможности самостоятельно и в одностороннем порядке определять собственный правовой статус.

9. Разработана классификация гарантий суверенитета Российской Федерации, включающая в себя юридические, политические, экономические и духовные гарантии. Юридические гарантии – это средства обеспечения суверенных свойств государственной власти Российской Федерации, которые закрепляются в нормах права. Все иные гарантии – политические, экономические, духовные, т.п., представляют собой факторы, условия, сопутствующие функционированию государства и оказывающие непосредственное влияние на возможность реализации его суверенитета.

10. В работе в развитие авторского видения государственного суверенитета Российской Федерации сформулирован ряд конкретных предложений по совершенствованию действующего российского законодательства.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение диссертации состоит в выработке системного подхода к рассмотрению государственного суверенитета как правового явления на основе положений Конституции РФ 1993 г. и современного законодательства Российской Федерации. Выработанный подход позволяет сочетать теорию суверенитета государства с теорией народовластия и федерализма.

В работе проанализирован ряд проблем, связанных с системой гарантий суверенитета Российского государства, а также изложены предложения по совершенствованию законодательства, регулирующего отношения в сфере обеспечения единства Российской Федерации как суверенного государства.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы могут быть использованы в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских занятий по конституционному (государственному) праву Российской Федерации, а также при разработке учебно-методических пособий и спецкурсов по данной дисциплине.

Результаты диссертационного исследования могут иметь значение для дальнейших научных исследований по проблемам реализации в конституционном законодательстве России принципа государственного суверенитета и закрепления его гарантий.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре конституционного права Уральской государственной юридической академии, где она прошла рецензирование, обсуждение и была одобрена.

Основные положения, выводы и научно-практические рекомендации диссертации обсуждались на научно-практических конференциях (в частности, на научно-практической конференции «10 лет законодательной власти Свердловской области» (г. Екатеринбург, 2004 г.), на V Межрегиональной научной конференции молодых ученых и студентов «Актуальные вопросы публичного права» (г. Екатеринбург, 2006 г.)), нашли отражение в опубликованных научных статьях.

Материалы исследования используются автором при проведении практических занятий по конституционному (государственному) праву в Уральской государственной юридической академии.

Структура диссертации определена целью и задачами исследования.

Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения, библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования и степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, ставятся его цель и задачи, излагаются теоретические и методологические основы, формулируется научная новизна выносимых на защиту положений и практическая значимость результатов исследования.

В главе 1 «Сущность суверенитета Российской Федерации»

анализируются основные подходы к пониманию государственного суверенитета и его признаков, определяется назначение данной категории в конституционном праве;

исследуется история зарождения идеи государственного суверенитета в зарубежной и отечественной политико правовой мысли;

рассматривается проблема соотношения государственного суверенитета и государственной власти субъектов РФ.

Параграф первый главы 1 «Понятие и признаки суверенитета Российской Федерации». В качестве вводных пояснений по вопросу о сущности рассматриваемого явления в первом параграфе отмечается, что категория «государственный суверенитет» представляет собой универсальный признак государства в целом. Для закрепления в праве государственный суверенитет должен быть концептуально оформлен, сконструирован, т.е.

должен быть переведен в разряд юридических конструкций. Суверенитет государства рассматривается в качестве юридической конструкции, служащей для отображения сущности верховной государственной власти.

Суверенитет можно назвать элементом более сложной юридической конструкции – конструкции государства. Причем государственный суверенитет выступает именно в роли конституционно-правовой конструкции, которая предопределяет статус государства, прежде всего, в конституционном праве. В иных отраслях права конструкция государства также используется, но далеко не всегда она отталкивается от государственного суверенитета, а потому не совпадает с конструкцией государства в конституционном праве.

Сущность суверенитета государства в работе раскрывается посредством проблемного анализа признаков суверенитета. В науке отечественного государственного права традиционно выделялась известная триада таких признаков: самостоятельность, независимость и верховенство власти государства. В то же время, как представляется, данные понятия не в полной мере выражают юридическую природу суверенитета государства. В работе суверенитет Российской Федерации предлагается рассматривать через призму ряда признаков.

1) Верховенство власти государства на всей его территории. В значительной степени верховенство заключается в том, что именно в руках государства концентрируется вся принудительная власть и все средства властного принуждения. В федеративном государстве вопрос о верховенстве государственной власти усложняется наличием нескольких уровней такой власти: федерального и регионального. При этом единственно приемлемым способом решения данного вопроса представляется такая модель, при которой высшей юридической силой (верховенством) обладают решения федеральных органов власти. Именно такая модель заложена в конституционном строе Российской Федерации. При ином решении вопроса о верховенстве государственной власти федеративное государство лишается самой возможности эффективно поддерживать собственный конституционный строй и фактически становится государством, могущим в любой момент превратиться в конфедеративное образование.

2) Производность суверенитета государства от суверенитета народа. В основе суверенитета государства находится власть народа. Государственный суверенитет есть форма проявления народного суверенитета;

он ограничен (обусловлен) последним. Производность государственного суверенитета от суверенитета народа, в свою очередь, предопределяет и решение вопроса о возможности обладания суверенитетом субъектами РФ. Поскольку народным суверенитетом обладает весь многонациональный народ России, то и государственный суверенитет как форма суверенитета народного проектируется на Российскую Федерацию в целом. Таким образом, уровень осуществления государственного суверенитета совпадает с уровнем осуществления суверенитета народа. При рассмотрении данного признака в работе также обращается внимание на проблему прерывания на определенных исторических этапах непосредственной связи суверенитета государства с суверенитетом народа.

3) Независимость власти государства от власти других государств и иных субъектов международного общения. Государство независимо и свободно постольку, поскольку реализует суверенную волю своего народа. Когда же оно служит интересам других государств, народов, то о его независимости говорить не приходится. Нельзя не учитывать, что обязательной для суверенного государства международно-правовой нормой может стать лишь такое правило, в отношении которого имеется на то прямое его согласие. В условиях глобализации остро стоит вопрос об установлении в законодательстве суверенного государства мер, обеспечивающих надлежащий контроль за деятельностью иностранных субъектов на его территории (например, коммерческих и некоммерческих объединений).

4) Неделимость суверенитета. Поскольку суверенитет есть качественная, а не количественная категория, то говорить о его делимости не приходится.

Делиться, делегироваться могут государственные полномочия, но не суверенитет. Если суверенитет и можно передать, то только полностью, но не частично. Например, в случае вхождения одного государства в состав другого (даже в качестве субъекта федерации) оно полностью теряет свой суверенитет, т.е. уступает свое право на суверенитет. В этой связи в работе критически оцениваются положения Договора от 8 декабря 1999 г. с Республикой Беларусь, предусматривающие потенциальную возможность вхождения Российской Федерации в состав Союзного государства, при сохранении за государствами участниками суверенитета.

5) Исключительность суверенитета государства на всей его территории.

Данный признак означает, что на территории единого государства осуществляется принципиально один суверенитет – самого этого государства.

Исключительность является отличительным признаком конституционно правовой конструкции государственного суверенитета, закрепленной Конституцией РФ, поскольку в отличие от нее Конституция СССР 1977 г.

допускала осуществление на территории союзного государства как суверенитета СССР, так и союзных республик. Данный признак не допускает осуществления на территории Российской Федерации суверенитета иных субъектов, но не исключает осуществления на ее территории отдельных суверенных прав других государств. В частности, иностранное государство вправе в пределах, установленных международно-правовыми актами, национальным законодательством сохранять собственную юрисдикцию над своими гражданами, которые находятся на территории Российской Федерации.

6) Неисчерпаемость суверенных прав. Выполнение разнообразных внутренних и внешних функций государства требует наличия у него широкого круга правовых возможностей (суверенных прав), при реализации которых главным образом и проявляются суверенные качества государственной власти.

Объем суверенных прав государства не может быть ограничен их конечным числом либо закрытым перечнем. Этих прав у государства должно быть столько, сколько позволяло бы ему действительно пользоваться независимостью в отношениях с другими странами и верховенством на всей своей территории. Основным пространственным пределом осуществления Российской Федерацией суверенных прав является ее территория. Однако в силу объективных причин государство должно защищать свои интересы и на прилегающих территориях, поэтому, например, согласно ч. 2 ст. Конституции РФ Российская Федерация обладает отдельными суверенными правами на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне, а также на иных территориях. Образно говоря, данные суверенные права выступают остаточной энергией суверенитета.

На основе анализа вышеназванных признаков суверенитета Российской Федерации под ним в работе понимается обусловленное волей многонационального российского народа исключительное свойство государственной власти, в силу которого Российская Федерация обладает всеми правами, необходимыми для осуществления ее функций (внешних и внутренних), независимостью от других государств, верховенством на своей территории.

Второй параграф главы 1 «Место и роль категории «государственный суверенитет» в науке конституционного права России: история и современность». В нем исследуются обстоятельства, вызвавшие к жизни саму идею суверенитета государства. Так, в понимании Ж. Бодена суверенитет означал, прежде всего, независимость государства от папы римского, церкви, германского императора, сословий, других государств. Возникновение теории государственного суверенитета было связано с укреплением в средние века национального самосознания западноевропейских народов. Схожие процессы на сопоставимом уровне социально-экономического и политического развития имели место и в русском государстве. Идея суверенитета в отечественной политико-правовой мысли первоначально возникла как идея самодержавия.

Причем в дореволюционном государствоведении термин «самодержавие»

иногда употреблялся для обозначения внешней независимости Российской империи в лице русского императора.

Идея суверенитета, став основой политической практики, в советский период была закреплена в качестве конституционного принципа. Особый интерес к теме государственного суверенитета возник в юридической науке, политической практике в связи с попытками реформирования Советского Союза, а затем и в связи с образованием не его территории независимых государств. Под влиянием различных обстоятельств на некоторое время категория «государственный суверенитет» утратила строгий смысл, особенно в практике государственного строительства. Однако к настоящему времени обозначенная тенденция в значительной степени угасла, и наукой конституционного права предпринято немало усилий для формирования обновленной, основанной на закрепленных Конституцией РФ принципах, теории государственного суверенитета.

Категория государственного суверенитета не является сугубо научным феноменом. Суверенитет есть основа конституционного строя, которая закрепляется в конституционном законодательстве, т.е. входит в предмет регулирования конституционного права как ведущей и основополагающей отрасли российского права. В то же время свести конституционно-правовые нормы, закрепляющие государственный суверенитет, в отдельную подсистему норм в рамках структуры отрасли конституционного права представляется невозможным. Будучи формально закреплен лишь в ч. 1 ст. 4 Конституции РФ, суверенитет Российского государства фактически реализован в нормах, структурно входящих в состав многих институтов конституционного права (федеративного устройства, наименования государства, гражданства, общественных объединений, органов государственной власти, др.).

Изложенные обстоятельства позволяют рассматривать государственный суверенитет в качестве ключевой, несущей конструкции конституционного права в целом.

Третий параграф главы 1 «Государственный суверенитет и государственная власть субъектов Российской Федерации». Положение ч. ст. 3 Конституции РФ является универсальной основой для законодательного регулирования вопросов публичной власти, возникающих в практике государственного строительства. Автор не согласен с теми учеными, которые на основании указанной конституционной нормы утверждают, что носителем государственного суверенитета является народ. В работе предлагается различать понятия источника и носителя суверенитета государства. Источник суверенитета – это те факторы, из которых он исходит, а субъект или носитель – тот, кто непосредственно обладает, пользуется суверенитетом. В качестве источника суверенитета Российской Федерации следует рассматривать многонациональный российский народ, который и наделяет власть государства суверенными свойствами. При этом носителем (субъектом) государственного суверенитета является Российская Федерация как политико-территориальное образование.

Непосредственно суверенные свойства государственной власти реализуются в деятельности государственных органов Российской Федерации.

Это дает основание рассматривать федеральные государственные органы в качестве субъектов осуществления государственного суверенитета. Из числа субъектов, участвующих в осуществлении суверенитета Российской Федерации, не следует исключать также государственные органы субъектов РФ. Анализ конституционного законодательства позволяет сделать вывод о том, что органы местного самоуправления также участвуют в осуществлении суверенитета Российской Федерации.

Органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления могут участвовать в осуществлении суверенитета Российской Федерации как непосредственно (в части осуществления тех правомочий Российской Федерации, которые переданы им в установленном законом порядке), так и опосредованно (будучи не изолированными от государства, они также участвуют в реализации общей государственной политики).

Суверенитет Российской Федерации в известной степени выступает в качестве фактора, ограничивающего государственную власть субъектов РФ.

Отсутствие у субъектов РФ суверенитета, однако, не означает, что население субъекта РФ не может выступать в качестве источника власти данного субъекта РФ. Поскольку государственная власть субъекта РФ непосредственно исходит от населения субъекта и осуществляется формируемыми данным населением органами, то население субъекта РФ (наряду с многонациональным народом России) может рассматриваться в качестве непосредственного источника такой власти. Однако независимой и полновластной является только власть многонационального народа России.

В работе доказывается несостоятельность позиции отдельных авторов, утверждающих о наличии у субъектов РФ суверенитета, государственного суверенитета либо суверенности.

В главе 2 «Юридическое содержание суверенитета Российской Федерации» исследуется юридическая природа суверенных прав Российской Федерации. Проведен проблемный анализ основных суверенных прав Российской Федерации с учетом того, что часть из них реализуется в рамках внутренней деятельности государства, а ряд других – в рамках внешней государственной деятельности. Рассмотрены актуальные вопросы механизма передачи Российской Федерацией государственных полномочий, составляющих содержание ее суверенных прав.

Первый параграф главы 2 «Понятие суверенных прав Российской Федерации и проблемы их реализации». Суверенные права Российской Федерации имеют общесоциальное назначение и могут рассматриваться как сбалансированная коллективная форма осуществления индивидуальных прав граждан. В работе отмечается не произвольный, а функциональный характер суверенных прав государства.

Следует учитывать, что свою власть государство получает не непосредственно от индивидов, а от общности граждан, проживающих на данной территории, образующих устойчивое и духовно связное социальное образование – народ. Являясь генетической предпосылкой суверенных прав государства, права индивидов в области публичной власти переплавляются в особый политико-правовой субстрат – народный суверенитет. Это позволяет рассматривать суверенные права государства в качестве своеобразной конституционно-правовой проекции суверенных прав народа.

Реальностью сегодняшнего дня становится сочетание принципов суверенного и правового государства. Автор не согласен с тем мнением, согласно которому государство, ставящее во главу угла своей деятельности права и свободы человека и гражданина, утрачивает свой суверенитет. В работе доказывается, что следование нормам права есть поведение, единственно адекватное сущности государства, и это не противоречит принципу суверенитета. В силу правового характера деятельности Российского государства его суверенные права имеют преимущественно конституционно правовое закрепление и составляют юридическое содержание суверенитета.

Суверенные права государства являются более широким по объему понятием, чем компетенция государственных органов. Суверенные права государства – это обусловленные интересами и потребностями народа правовые возможности государства. В то же время компетенция государственных органов складывается из совокупности властных полномочий относительно определенных предметов ведения. Для практической реализации суверенные права должны быть переведены в разряд полномочий органов государства по определенным предметам ведения. Без такого перевода они остаются лишь потенциальными.

Не может быть некоего универсального и заранее данного для всех государств перечня суверенных прав. Каждое государство в зависимости от конкретных обстоятельств может актуализировать те права, которые необходимы для выполнения его функций в конкретной исторической ситуации, что говорит о неисчерпаемости суверенных прав. Неисчерпаемость суверенных прав не требует доказательств, если установлено, что государство обладает суверенитетом. Такая связь между суверенитетом и суверенными правами позволяет говорить о презумпции неисчерпаемости суверенных прав в отношении суверенного государства.

Суверенными правами может обладать только такое лицо, которое самостоятельно устанавливает собственный правовой статус. Суверенные права – это такие права, которые включаются в качестве элемента самовыводимого (т.е. выводимого из собственных притязаний субъекта) статуса. Субъекты РФ не обладают суверенными правами, поскольку их конституционно-правовой статус установлен не ими самостоятельно, а предопределен волей многонационального народа России. Собственно правовому исследованию могут быть подвергнуты такие суверенные права Российской Федерации, которые уже закреплены в законодательстве либо потенциально могущие быть формализованы в праве при определенных обстоятельствах.

В конституционном законодательстве России можно выделить два уровня формализации суверенных прав государства. На первом уровне распределяются не полномочия конкретных государственных органов, но предметы ведения самого суверена в целом, Российской Федерации. На втором уровне закрепляются конкретные полномочия за государственными органами в рамках тех или иных предметов ведения.

Однако модель закрепления суверенных прав, используемая в Конституции РФ, не дает четкого ответа на вопрос о том, кому принадлежат «предметы ведения» и «полномочия» – публично-территориальным образованиям (федерации и ее субъектам) или же органам государственной власти. Автор поддерживается позиции, согласно которой предметы ведения – принадлежность публично-территориальных образований, а полномочия – принадлежность органов государства.

В работе обращается внимание на отсутствие в законодательстве четких критериев разграничения таких понятий, как «суверенные права», «исключительные права», «юрисдикция» и просто «права Российской Федерации». Данные понятия употребляются законодателем бессистемно.

Второй параграф главы 2 «Суверенные права Российской Федерации в сферах ее внутренней и внешней деятельности». В данном параграфе рассматриваются такие суверенные права Российской Федерации, при осуществлении которых наиболее полно обеспечиваются суверенные свойства власти Российского государства.

Юридическая природа суверенитета предопределяет две стороны его проявления – внешнюю и внутреннюю. При их разграничении необходимо учитывать то, на какой территории осуществляются те или иные суверенные права. Если содержание внутреннего аспекта суверенитета заключается в суверенных правах, осуществляемых на территории государства, то содержание внешнего аспекта суверенитета – это права, осуществляемые государством за пределами своей территории.

Существенной особенностью первой группы суверенных прав является то, что они устанавливаются, главным образом, национальным законодательством.

При этом допускается и международно-правовое регулирование данных прав, однако такое регулирование имеет не учредительный характер, а осуществляется в дополнение к установленным государством правилам. При установлении «внешних» суверенных прав государства соответствующее международно-правовое регулирование необходимо, поскольку это такие права, для осуществления которых одной воли государства мало, и требуется их признание со стороны других государств. Данное обстоятельство не свидетельствует об утрате «внешними» правами государства характера суверенных. Дело в том, что, во-первых, именно государство решает, реализовывать ему указанные права или нет. Во-вторых, «внешние»

суверенные права вряд ли следует рассматривать как дарованные международным сообществом правовые возможности. По своей природе указанные суверенные права объективно требуют такого механизма реализации, который был бы согласован с основными участниками международных отношений. В-третьих, анализируемые суверенные права, как и вообще все суверенные права государства, призваны служить интересам народа и способствовать реализации его естественных потребностей. При осуществлении суверенных прав в сфере внешней деятельности Российская Федерация должна осознавать возможность реализации аналогичных суверенных прав других государств.

Существующие различия в правовой природе суверенных прав Российской Федерации в сфере ее внутренней и внешней деятельности предопределили их обособленное рассмотрение. В качестве важнейших «внутренних» суверенных прав Российского государства рассматриваются следующие права: 1) принимать законы;

2) применять правовое принуждение;

3) иметь Вооруженные Силы;

4) взимать налоги;

5) принимать чрезвычайные меры;

6) распоряжаться своей территорией;

7) устанавливать систему органов государственной власти;

8) устанавливать гражданство.

Среди основных «внешних» суверенных прав Российской Федерации рассматриваются: 1) право заключать международные договоры;

2) право участвовать в международных организациях;

3) право решать вопросы войны и мира;

4) право осуществлять деятельность в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе;

5) право осуществлять юрисдикцию в отношении российских граждан, находящихся за пределами государственной территории.

Отмечается, что субъекты РФ обладают отдельными правомочиями, входящими в содержание некоторых из названных суверенных прав (в частности, по осуществлению законодательной деятельности, заключению внешнеэкономических соглашений). Однако наличие у субъектов РФ данных правомочий обусловлено не их волей, а волей многонационального народа России, что не позволяет рассматривать эти правомочия как суверенные права.

В работе изложен анализ конституционно-правовой регламентации названных суверенных прав Российской Федерации, рассматриваются актуальные проблемы совершенствования законодательства в данной области.

Третий параграф главы 2 «Проблема передачи полномочий Российской Федерации иным субъектам». В государственно-правовой литературе отсутствует единство мнений относительно того, какие свои права суверенное государство может передать международным организациям либо иным субъектам и в каком объеме, сохраняя при этом суверенитет.

Необходимость решения обозначенной проблемы имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку она связана с применением ст. 79 Конституции РФ, предусматривающей возможность передачи Российской Федерацией части своих полномочий межгосударственным объединениям.

Согласно наиболее распространенному подходу к решению обозначенной проблемы государство сохраняет суверенитет до тех пор, пока является обладателем определенного минимума суверенных прав. Однако анализ международно-правовой практики показывает, что вряд ли возможно определить какой-то конкретный перечень суверенных прав, передача которых влечет за собой утрату суверенитета. В работе формулируется вывод о том, что без ущерба для суверенитета государство в принципе может передать межгосударственному объединению либо другому государству любые свои права. Ключевым моментом является то, чтобы такая передача происходила по собственной воле государства, и чтобы оно вправе было при необходимости вернуть себе ранее делегированные права.

Поиск некоего минимального набора полномочий, составляющих содержание суверенных прав, представляется несостоятельным также потому, поскольку, по сути, означает перевод суверенитета в разряд количественных характеристик, что противоречит сущности данного феномена.

Помимо этого, по мнению автора, не совсем обосновано вести речь о передаче суверенных прав. Представляется, что суверенные права выступают в качестве неотъемлемого элемента суверенитета (наряду с его признаками) и их передача означала бы обеднение сущностного содержания суверенитета. В целях международного сотрудничества суверен может передать международным организациям или другим государствам не суверенные права, а отдельные полномочия, составляющие содержание суверенных прав. При этом сами суверенные права остаются принадлежащими суверену. Государство вправе в любое время, исходя из интересов своего народа, вновь перевести данные суверенные права в активное состояние, аннулировав ранее произошедшее делегирование отдельных полномочий.

Решение проблемы сохранения суверенитета при участии в интеграционных процессах может быть найдено не в поиске неотъемлемых прав и полномочий, а при комплексном анализе политико-правовых связей, сложившихся между государствами-участниками интеграции. Представляется, что той критической точкой, за которой утрачивается суверенитет, является утрата государством возможности самостоятельно и в одностороннем порядке определять собственный правовой статус. Поскольку таковой закрепляется, как правило, в конституции, то в рамках интеграционных процессов суверенитет государства может быть защищен только при условии сохранения высшей юридической силы конституции государства в его правовой системе.

С учетом изложенного, в целях применения ст. 79 Конституции РФ международный договор, влекущий за собой такое юридическое последствие, как утрата Российской Федерацией суверенитета (например, в случае вступления в качестве члена в новое союзное государство), может быть ратифицирован палатами Федерального Собрания РФ только после пересмотра Конституции РФ. Интеграционный процесс в данном случае должен проходить последовательно следующие этапы: 1) федеральный референдум по вопросу об утрате Российской Федерацией суверенитета;

2) подписание соответствующего международного договора (о создании союзного государства);

3) пересмотр Конституции РФ в порядке, установленном ст. 135 Конституции РФ (отличительной чертой новой Конституции должно быть отсутствие упоминаний о суверенитете России и наличие комплекса норм, определяющих новый несуверенный статус России);

4) ратификация соответствующего международного договора.

В работе рассматриваются примеры передачи в порядке ст. Конституции РФ отдельных полномочий Российской Федерации в связи с участием в различных международных организациях (в том числе, в Совете Европы, ЕврАзЭС).

Затрагивается проблема ограничения суверенитета тех государств, которые создают угрозы для всего человечества. Отмечается, что суверенитет не может служить оправданием нарушения основополагающих принципов международного права, в том числе, нападения на другие государства, нарушения прав человека, создания угрозы международной безопасности. В случае нарушения указанных принципов государство не может ссылаться на свой суверенитет, поскольку идея суверенитета – идея правовая и, в конечном счете, служит высшим правовым ценностям человечества.

В главе 3 «Гарантии суверенитета Российской Федерации»

формулируется определение понятия государственного «гарантии суверенитета», а также выводится их классификация. Выделяемые виды гарантий подробно исследуются.

Параграф первый главы 3 «Понятие и виды гарантий суверенитета Российской Федерации». Гарантии суверенитета государства довольно редко анализируются государствоведами. Между тем суверенитет есть такое свойство государственной власти, которое каждому государству постоянно приходится отстаивать. Отсюда возникает потребность в разветвленной системе гарантий суверенитета.

О гарантиях суверенитета России говорится в Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Однако нельзя признать употребление данного понятия в названном документе вполне адекватным его содержанию.

Гарантии государственного суверенитета определяются в работе как юридические и иные средства, а также условия, обеспечивающие независимое и полновластное осуществление государством его функций.

Автором также исследуются смежные понятия, выводимые отдельными учеными, в частности, «гарантии единства Российского государства» (В.Г.

Анненкова), «механизм обеспечения государственного суверенитета» (Д.В.

Шумков). Гарантии государственного суверенитета отграничиваются от суверенных гарантий, о которых упоминается в бюджетном законодательстве.

В работе выделяются юридические, политические, духовные и экономические гарантии. Для конституционно-правовой науки приоритетное значение имеют юридические гарантии, т.е. те средства обеспечения государственного суверенитета, которые получили закрепление в различных правовых актах (в частности, в Конституции). Причем гарантии данной группы отличаются тем, что они непосредственно устанавливаются государством, которое утверждает также специальный порядок (процедуру) реализации этих средств обеспечения Посредством юридического инструментария государство может целенаправленно воздействовать на те или иные области общественной жизни.

В этом смысле юридические гарантии выступают в качестве государственно правовых мер, с помощью которых государство предупреждает потенциальные и реальные угрозы своему суверенитету либо подавляет уже действующие факторы, направленные против него. Именно здесь, главным образом, реализуется государственное принуждение, для опосредования которого, собственно, и служит правовая форма. В связи с этим под юридическими гарантиями представляется необходимым понимать такие средства, которые сами по себе требуют специально-юридического механизма реализации.

Помимо юридических выделяются и другие виды гарантий суверенитета – политические, духовные, экономические. В качестве политических гарантий рассматриваются политические условия осуществления государственной власти, оказывающие непосредственное влияние на уровень обеспечения суверенных свойств государственной власти.

Изучение юридических явлений невозможно без анализа политико правового сознания общества как части духовной сферы в различных формах выражения этого сознания. Одной из таких форм является идеология, которая в наиболее концентрированном виде выражает взгляды, суждения людей по поводу окружающей их действительности. Идеология непосредственно связана с политическими отношениями, следовательно, единство государства как система, формулируемая не только в правовом пространстве, зависит от ее идеологического обоснования. Это убеждает в необходимости выделения духовных гарантий суверенитета государства.

Особенностью политических и духовных гарантий является то, что они не устанавливаются государством и выступают в числе условий его бытия, и в силу этого государство не может их непосредственно регулировать. Иными словами, такие гарантии есть элементы среды, в которой существует государство. Однако, государство, будучи активным субъектом политической системы и являясь главным нормотворцем на своей территории, может до определенных пределов влиять на данные элементы среды для достижения необходимых целей.

Что касается экономических гарантий суверенитета, то под таковыми следует понимать экономические факторы, которые способствуют реализации суверенных свойств государства. В научной литературе они, как правило, сводятся к закреплению особого правового режима национальных богатств, основ хозяйственных отношений.

Вопрос о гарантиях суверенитета тесно связан с вопросом об угрозах суверенитету. Ввиду развития общественных отношений и научно-технической мысли у государства появляются не только новые средства защиты своего суверенитета, но и все новые и порой неожиданные угрозы последнему.

Поэтому та или иная группа гарантий всегда направлена против определенных угроз суверенитету и является своеобразным ответом государства на эти угрозы.

Параграф второй главы 3 «Юридические гарантии суверенитета Российской Федерации». Юридические гарантии играют ведущую роль во всей системе гарантий государственного суверенитета, поскольку являются специально-правовыми, а также наиболее оперативными и эффективными средствами, которые направлены на защиту, прежде всего, такой первостепенной основы государства, как право. Приоритетная направленность юридических гарантий на защиту правовой системы государства обусловлена тем, что именно с помощью правовых средств обеспечиваются национальные интересы в сфере экономики, экологии, оборонной и других областях.

Придание гарантиям суверенитета правовой формы способствует обеспечению прав граждан от произвольных действий государства, стремящегося любой ценой защитить свою независимость и верховенство.

Таким образом, четкое и адекватное закрепление в правовых актах гарантий суверенитета отвечает не только интересам государства, но и является своеобразной гарантией прав человека и гражданина. Это еще раз подтверждает, что в свете ныне действующей Конституции РФ государственный суверенитет должен рассматриваться исключительно как правовой принцип, а не как феномен, противостоящий праву.

Особое место среди юридических гарантий занимают гарантии конституционные, т.е. гарантии, устанавливаемые Конституцией РФ. С учетом особых юридических свойств Конституции, предпочтительно, чтобы наиболее важные, фундаментальные гарантии суверенитета были закреплены именно в Конституции государства. Конституционные гарантии отличаются наибольшей стабильностью, защищенностью, что обусловлено высшей юридической силой Основного Закона и его ролью основы всей правовой системы государства.

В зависимости от направлений охраны, юридические гарантии государственного суверенитета можно разделить на несколько групп: 1) гарантии целостности государственной территории;

2) гарантии единства правового пространства;

3) гарантии единства экономического пространства;

4) гарантии осуществления государственной власти в соответствии с интересами народа. В целом такой подход соответствует Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 10.01.2000 г. № 24.

При рассмотрении гарантий целостности и неприкосновенности государственной территории отмечается, что угрозы территориальным основам Российской Федерации могут быть как внешнего характера, так и внутреннего. В качестве средства охраны от первого вида этих угроз выступает правовой режим военного положения. Соответственно, на защиту тех угроз, которые исходят изнутри государства, направлен режим чрезвычайного положения. Также рассматриваются иные гарантии данной группы, закрепленные в российском законодательстве и в международно-правовых актах.

Среди гарантий единства правового пространства предлагается выделять гарантии судебные и внесудебные. К судебным, прежде всего, относится нормоконтроль, осуществляемый Конституционным Судом РФ. Автор считает целесообразным установление правила об обязательной проверке конституционности международных договоров Российской Федерации и федеральных конституционных законов ввиду их особой роли в иерархии источников российского права и относительной немногочисленности.

К судебным гарантиям также относится нормоконтроль, осуществляемый конституционными (уставными) судами субъектов РФ, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. В качестве внесудебных гарантий единства правового пространства, в частности, рассматриваются:

осуществляемый Президентом РФ в порядке ч. 3 ст. 115 Конституции РФ конституционный контроль в отношении актов Правительства РФ;

право Президента РФ в соответствии с ч. 2 ст. 85 Конституции РФ приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ (с учетом того, что высшим исполнительным органов государственной власти РФ формально является не Президент, а Правительство РФ, то представляется обоснованным наделение аналогичным правом и Правительство РФ);

возможность привлечения к конституционно-правовой ответственности высших должностных лиц и органов власти субъектов РФ и муниципальных образований в порядке Федеральных законов «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»;

прокурорский надзор за законностью правовых актов федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ, а также представительных и иных органов и должностных лиц муниципальных образований;

осуществление юридической экспертизы и ведение федерального Регистра нормативно-правовых актов субъектов РФ Министерством юстиции РФ.

В качестве гарантий единства экономического пространства рассматриваются, в частности, закрепленный Конституцией РФ запрет на установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств;

введение единых правил лицензирования видов предпринимательской деятельности;

установление правовых основ единого рынка;

возможность введения временной финансовой администрации субъекта РФ. Анализируется практика Конституционного Суда РФ по вопросу об обеспечении единого экономического пространства.

При рассмотрении гарантий осуществления государственной власти в соответствии с интересами народа обращается внимание на положения отечественного законодательства, не допускающие участие иностранных элементов в политической деятельности на территории Российской Федерации и устанавливающие запрет для физических лиц, связанных с иностранными государствами, на выдвижение на должности в государственном аппарате России.

Параграф третий главы 3 «Политические, духовные, экономические гарантии суверенитета Российской Федерации». Актуальность политических, духовных, экономических гарантий обуславливается тем, что потенциал мер, могущих способствовать укреплению социальной и геополитической устойчивости Российского государства, не исчерпывается только правовыми средствами.

Политические гарантии. Являясь центральным субъектом политической системы, государство взаимодействует с другими ее субъектами, а также иными неотъемлемыми элементами указанной системы. Возникающие в процессе взаимодействия с этими элементами сложные социальные связи и факторы обуславливают возможность поддержания суверенных свойств государственной власти либо, наоборот, ослабляют эти свойства.

Между государством и народом постоянно должна поддерживаться социально-политическая связь, наличие которой позволяет вести речь о таком свойстве государственной власти, как легитимность. Легитимность государственного строя Российской Федерации подтверждается тем, что он установлен в соответствии с Конституцией РФ, принятой всенародным голосованием.

Чтобы государство какого-то народа было независимым, суверенным, необходимо, чтобы сам народ был независим, являлся единственным сувереном на своей земле. В связи с этим суверенитет народа Российской Федерации является важнейшей гарантией ее суверенитета как государства. В работе исследуется вопрос о соответствии государственного суверенитета суверенитету народа в ракурсе исторического развития Российского государства.

Среди политических гарантией суверенитета Российской Федерации нельзя не назвать и развитое (зрелое) гражданское общество. Посредством деятельности различных институтов гражданского общества (в том числе, политических партий, средств массовой информации) российский народ имеет дополнительную возможность контроля за осуществлением государственной власти с тем, чтобы государство в своей деятельности руководствовалось именно интересами народа. В условиях зрелого гражданского общества государство является более устойчивым и способно наиболее успешно отвечать на новые угрозы своей безопасности.

Духовные гарантии. Действенность и защищенность государственного суверенитета во многом зависит от отношения народа к своему государству, а также от состояния сплоченности самого народа. Ввиду этого государству и обществу необходимо постоянно проводить определенные организационные мероприятия и принимать пропагандистские меры, направленные на укрепление духовного единства народа и на формирование и поддержание перманентной убежденности у граждан в необходимости существования и укрепления Российского государства.

Разработка и внедрение соответствующих организационно-правовых механизмов является основным каналом деятельности государства по укреплению духовных основ своего суверенитета. Наиболее эффективно данные механизмы могут действовать, будучи объединенными в единый комплекс, в частности, в рамках определенных государственных программ.

В работе дан анализ Государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 годы», утвержденной постановлением Правительства РФ от 11.07.2005 г. № 422, сформулирован ряд предложений по совершенствованию механизма использования аналогичных программ.

Также рассматривается роль национальных проектов в повышении авторитета Российского государства. С учетом особой роли национальных проектов в консолидации общества и развитии государства представляется целесообразным предоставление представителям основных социальных групп общества возможности анализа и изучения указанных проектов, равно как и участия в их инициировании. Возникает вопрос и о необходимости обеспечения участия представительных органов в процессе формирования концепции национальных проектов, а также контроля за деятельностью органов исполнительной власти при реализации указанных проектов.

Экономические гарантии. При установлении данных гарантий значительную роль играют нормы права, посредством которых государство определяет основы хозяйственных отношений в обществе.

Экономические гарантии суверенитета следует отличать от гарантий единства экономического пространства Российской Федерации как разновидности юридических гарантий. Если последние представляют собой специально-правовые средства (с особым порядком применения и механизмом осуществления), то при установлении экономических гарантий государство стремится, главным образом, способствовать созданию наиболее благоприятных условий для осуществления своей деятельности.

Так, в частности, обращается внимание на гарантированную ч. 1 ст. Конституции РФ поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности;

на закрепленное ч. 1 ст. 34 Конституции РФ право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для экономической деятельности. В основу этой нормы положен принцип диспозитивности, характеризующий самостоятельность, свободу частных субъектов в распоряжении своими правами. Важное значение имеет также закрепленный ч.

2 ст. 8 Конституции РФ принцип равноправия частной, государственной, муниципальной и иной форм собственности, поскольку он является нормативной основой обеспечения экономической стабильности.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы общие выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК 1. Право государства взимать налоги как важнейший элемент содержания государственного суверенитета Российской Федерации // Налоги и финансовое право. 2006. № 8. – 0,25 п.л.

Статьи, опубликованные в иных изданиях 2. Сущность и содержание суверенитета Российского государства:

методологические вопросы // Альманах «Вопросы юриспруденции». 2005. № 1.

– 0,35 п.л.

Государственный суверенитет как конституционно-правовая 3.

конструкция // Академический юридический журнал. 2005. № 4 (22). – 0,25 п.л.

4. Публично-властные правомочия субъектов Российской Федерации в свете постановления Конституционного Суда РФ по «делу о суверенитете» // лет законодательной власти в Свердловской области: проблемы, опыт, перспективы: Сбор. докладов и статей научно-практической конференции / Науч. ред. А. Н. Кокотов. Екатеринбург, 2005. – 0,25 п.л.

5. Остаточная компетенция в Российской Федерации и принцип государственного суверенитета // Законодательство субъекта Российской Федерации: замысел, реальность, перспективы (сбор. докладов и выступлений научно-практической конференции). – Екатеринбург, 2006. – 0,2 п.л.

6. Проблема осуществления суверенных прав Российской Федерации за пределами государственной территории // Актуальные вопросы публичного права: Материалы V Межрегиональной научной конференции молодых ученых и студентов (14 октября 2006 года) / Отв. ред. М.С. Саликов. – Екатеринбург:

Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2006. – 0,2 п.л.

7. Духовные гарантии в системе гарантий суверенитета Российского государства // Сравнительное правоведение и проблемы современной юриспруденции: Материалы Международной научно-практической конференции (21-22 апреля 2005 года): В 4 ч. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2006. Ч. 4. – 0,25 п.л.

8. Программа патриотического воспитания граждан и духовные основы суверенитета Российского государства // Концептуальные проблемы современного российского судоустройства и судопроизводства: Материалы научно-практической конференции (14 октября 2005 года) / Отв. ред. М.С.

Саликов. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2006. – 0,4 п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.