авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Международно-договорные обязательства российской федерации и их реализация в российском уголовном законодательстве

На правах рукописи

Фишер Анна Александровна

Международно-договорные обязательства Российской Федерации и их

реализация в российском уголовном законодательстве

Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва-2012

Работа выполнена в секторе международно-правовых исследований Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института государства и права Российской академии наук.

Научный руководитель – кандидат юридических наук, профессор Родионов Константин Семенович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор кафедры прав человека и международного права Московского университета МВД России Ляхов Евгений Григорьевич кандидат юридических наук, начальник юридического отдела Санкт-Петербургского офиса Юридического бюро Юрьева Кононова Ксения Олеговна

Ведущая организация: Воронежский государственный университет

Защита состоится «21» мая 2012 г. в 12 часов на заседании Диссертационного совета Д.002.002.05 Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института государства и права Российской академии наук по адресу: 119991, г.

Москва, ул. Знаменка, д. 10.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института государства и права Российской академии наук по адресу: 119991, г. Москва, ул. Знаменка, д. 10.

Автореферат разослан _.

Ученый секретарь Диссертационного совета, кандидат юридических наук, профессор К.С. Родионов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования В современных условиях применение норм международного права уголовно-правового содержания, внедрение их в национальные правовые системы государств способствует гармонизации их уголовного законодательства, повышению эффективности их общего участия в международной борьбе с преступностью, представляющей собой одну из основных угроз их национальной безопасности.

Посредством развития, расширения сфер национального законодательства, координируемых нормами международного права, происходит не только сближение интересов самих государств, но и обеспечение в большей мере интересов его населения и каждой отдельно взятой личности, возрастает роль международного права в установлении стандартов поведения в отношениях между государством и личностью.

Процесс реализации международно-договорных норм в российском уголовном законодательстве не до конца изучен и разработан для применения на практике.

Преступность – явление динамичное и меняющееся в разные исторические периоды развития человечества, и рассматривать ее можно только в контексте происходящих в обществе процессов. Если общество вступило в период глобализации, то оно вступило все целиком, и преступность не может быть изолирована от этого процесса. На рубеже XX и XXI столетия некоторые ее формы и виды приобрели характер глобального явления как с точки зрения их характеристики, так и с точки зрения наиболее распространенных деяний. Здесь речь может идти и о традиционно характерных для всякого общества преступлениях, и о новых формах ее проявления. До недавнего времени преступность как социальное явление, характерное для каждого государства во все эпохи его существования и борьба с ней рассматривались как его внутреннее дело, не терпящее никакого вмешательства со стороны (это один из главных принципов современного международного права), в современный период борьба с преступностью превратилась в общее дело всего мирового сообщества. Она осуществляется в форме сотрудничества государств как часть их общего международного сотрудничества и проводится в тех же двух основных формах – заключение договоров и создание международных организаций, специально предназначенных для этих целей или включивших вопросы сотрудничества в свои уставные функции.

Противодействие преступности государства в первую очередь осуществляют на национальном уровне средствами своего национального законодательства, для этого в каждом государстве действует свое уголовное право, определяющее, какое деяние и в какой мере является уголовно наказуемым с точки зрения этого права. Во многих государствах национальные уголовные кодексы практически исчерпывают весь перечень таких деяний с определением их состава и санкций. Последние, как правило, формулируются с учетом национальных правовых традиций каждого государства и, соответственно, «в каждой стране своя преступность: по уголовно правовым определениям, по уровню, структуре, динамике и другим криминологическим характеристикам», как справедливо отметил В.В.Лунеев.

Последнее обстоятельство стало когда-то причиной появления отдельного направления международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью – координации норм их уголовных законов (С.В.Бородин, Е.Г.Ляхов). К настоящему времени заключено несколько десятков таких многосторонних соглашений – конвенций, регламентирующих взаимодействие государств в борьбе с преступлениями отдельных видов, участником которых является также Российская Федерация.

Содержание настоящего диссертационного исследования составляет рассмотрение практики имплементации в российское законодательство норм этих конвенций, которые выполняют роль модели для создания на их основе норм уголовного права нашей страны. По мнению Н.Ф.Кузнецовой, «в международном уголовном праве наименее разработанными оказались проблемы имплементации (инкорпорации, включения) ратифицированных норм конвенций в УК РФ. Разработкой ее должны заниматься представители государственного и уголовного права. И если криминалисты опубликовали по данной теме ряд работ1, то этого нельзя сказать о государствоведах, ни одной их публикации по данному вопросу обнаружить не удалось»2.



Уголовное законодательство стоит особняком от других отраслей российского права. В силу своей специфики российское уголовное право требует внимательного подхода в процессе законотворческой и, впоследствии, правоприменительной деятельности. В части 1 статьи Уголовного кодекса РФ указывается, что «уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий кодекс». Это значит, что органы следствия, суда и прокуратуры в борьбе с преступностью могут опираться только на нормы УК России.

Одновременно это означает и то, что нормы заключенных Россией договоров, а в нашем случае - конвенций, смогут действовать только после их включения в Уголовный кодекс посредством федерального закона, но уже в качестве национального российского права. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК России (ч.1 ст.1 УК РФ). Только в таком же контексте следует понимать часть 2 статьи 1 УК России, где говорится о том, что «кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права».

Таким образом, Уголовным кодексом исчерпывается то, чем должны руководствоваться российские правоприменители. Законодатель не должен См.подробнее: Кузнецова Н.Ф. Взаимодействие международного и российского уголовного права//Сборник «Взаимодействие международного сравнительного уголовного права». М., 2009.

Кузнецова Н.Ф. Практика и перспективы имплементации норм международного уголовного права о противодействии коррупции в УК РФ. Вторые Кудрявцевские чтения (10 апреля 2009 г.) Сборник научных трудов. Отв.ред.Максимов С.В., М.: Институт государства и права РАН. С.107.

переносить на исполнителя трудную задачу по определению, пригодна ли та или иная общепризнанная норма (обычай) международного права к ее применению и вправе ли сам работник низового аппарата правоохранительных органов применять эту норму. УК должен всегда соответствовать своему предназначению как регулятора тех отношений, которые складываются в обществе во все периоды его существования. Это особенно важно для практических работников, которые для себя должны рассматривать УК РФ как стабильный правовой документ.

Положение части 2 статьи 1 УК России согласуется с частью 4 статьи Конституции России, указывающей, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». В ее правовой системе нормы заключенных ею договоров, нацеленных на борьбу с преступлениями того или иного вида, остаются международными нормами, не имеющими прямого действия на территории государства, в связи с чем необходима их трансформация в нормы национального права и включение в качестве таковых в УК России.

Эти нормы не могут противоречить Конституции Российской Федерации:

если это не так, их необходимо привести в соответствие с положениями российского законодательства.

В настоящей работе рассмотрена проблема реализации норм международного права в российском уголовном законодательстве и пути ее решения, проблема приведения национальных норм уголовного права в соответствие с международно-договорными нормами, а также возможные последствия непринятия для этого необходимых мер.

Целью исследования является изучение практики реализации международных обязательств Российской Федерации в уголовно-правовой сфере в ее национальном законодательстве с целью приведения его в соответствие с нормами заключенных ею международных договоров. Также целью исследования является выявление потенциала договорных обязательств России в уголовно-правовой сфере на ее правовую систему.

Предметом диссертационного исследования являются международные обязательства России в уголовно-правовой сфере и их имплементация в российское законодательство, их реализация в следственной и судебной практике Российской Федерации.

Методологическую основу диссертационного исследования составили используемые отечественным правоведением как общенаучные методы (анализ и синтез, индукция, дедукция, прогнозирование, моделирование, аналогия), так и специальные методы изучения и познания (сравнительно правовой, историко-правовой, формально-юридический и структурно функциональный).

Степень научной разработанности темы. Теоретическую основу исследования составили работы по международному праву, затрагивающие общие вопросы построения межгосударственных отношений, взаимодействия государств в уголовно-правовой сфере, в частности, научные труды А.С.Автономова, С.В.Бородина, А.И.Бастрыкина, А.Г.Богатырева, П.М.Бирюкова, А.Г.Волеводза, В.М.Волженкиной, Л.Н.Галенской, Н.А.Зелинской, В.П.Зимина, И.Н.Зубова, Б.Л.Зимненко, Г.В.Игнатенко, И.И.Карпеца, Н.И.Костенко, В.В.Лунеева, Е.Г.Ляхова, И.И.Лукашука, С.Ю.Марочкина, В.В.Милинчук, Р.А.Мюллерсона, А.В.Наумова, Ю.А.Решетова, К.С.Родионова, А.Н.Талалаева, О.И.Тиунова, А.Н.Трайнина, Г.Г.Шинкарецкой и других отечественных ученых-международников, сыгравших большую роль в понимании проблемных вопросов темы, а также зарубежная научная литература, где следует отметить работы, посвященные общим вопросам по международному праву - A.Cassese, A.H.Henkin, а также специальным вопросам сотрудничества государств в борьбе с преступностью - M.Cherif Bassiouoni, Daniel P.Murphy, Maria I.F.Francisco, A.Bianchi, J.Borgers, A.Smellie и др.

Нормативно-правовая и практическая основа исследования. При проведении диссертационного исследования использовались многосторонние конвенции, заключенные государствами в борьбе с преступлениями отдельных видов и имплементация их материальных норм в уголовное законодательство Российской Федерации, судебная практика российских судов общей юрисдикции, решения Европейского Суда по правам человека.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в диссертационном плане рассмотрена проблема имплементации в российское уголовное законодательство – Уголовный кодекс РФ - материальных норм международных конвенций, регулирующих сотрудничество государств в противодействии отдельным видам преступлений, при этом основной акцент в работе сделан на анализе международных конвенций, посвященных общеуголовным преступлениям, так как нормы материального права этих конвенций исследованы недостаточно, а основное внимание было направлено на рассмотрение норм из категории уголовно-процессуальных (см., например, монографии Волженкиной В.М., Зелинской Н.А., Милинчук В.В. и др.) Это позволило диссертанту:

- провести комплексный анализ содержания норм международных договоров Российской Федерации в уголовно-правовой сфере, сопоставить их с нормами Уголовного кодекса Российской Федерации, а также проследить сам законотворческий механизм их имплементации в российское национальное законодательство;

- рассмотреть содержание аналогичных международных обязательств зарубежных государств в уголовно-правовой сфере и выявить их специфику;





выделить ряд приоритетных направлений совершенствования законодательства Российской Федерации в области уголовного права с целью обеспечения соблюдения ею своих международных обязательств.

Проведенное исследование позволяет сформулировать и вынести на защиту следующие основные положения:

1. Под международными обязательствами Российской Федерации в уголовно-правовой сфере следует понимать как нормы относящихся к этой сфере международных договоров Российской Федерации, надлежащим образом ратифицированных и опубликованных, так и общепризнанные принципы и нормы международного права.

Заключаемые государствами многосторонние договоры, координирующие их уголовное законодательство в совместной борьбе с преступлениями конкретного вида, принято называть «Конвенциями». После их ратификации и опубликования, становясь «составной частью» правовой системы Российской Федерации, их нормы не являются обязательными для исполнения российскими правоприменителями. Для этого их необходимо включить в Уголовный кодекс Российской Федерации.

2. Положение части 1 статьи 1 Уголовного кодекса Российской Федерации «уголовное законодательство РФ состоит из настоящего кодекса» нужно понимать только так, а не иначе. Это значит, что в своей практике правоприменительные органы России могут опираться только на нормы ее Уголовного кодекса. Из римского права нам известен принцип уголовной юстиции «nullum crimen sine lege» (нет преступления, если его нет в законе) в нашем случае – в основном уголовном законе государства, которым является УК РФ. После ратификации и опубликования международный договор (конвенция) согласно части 4 статьи 15 Конституции РФ включается не в ее Уголовный кодекс, а в ее общую правовую систему, что не одно и то же. Оставаясь в правовой системе России, нормы этого ратифицированного договора (конвенции) рассматриваемой нами категории сохраняют свой статус норм международного права и не могут применяться в практике уголовного судопроизводства страны, так как, во-первых, они не включены в уголовный кодекс страны, во-вторых, сами по себе не имеют силы прямого действия и, в-третьих, эти нормы в Конвенциях не имеют завершенной формы.

3. В своей работе органы уголовного преследования могут руководствоваться только нормами УК России. На это прямо указывает отсутствие в Кодексе и, в частности, в его статье 1 ссылки на положение п.4 ст.15 Конституции РФ.

Отсутствие этого положения Конституции говорит само за себя. Его заменяет в ч.1 ст.1 УК РФ другое положение: «Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий кодекс». Это означает, что применение норм международных договоров рассматриваемой нами категории органами уголовного преследования возможно только после их трансформации в нормы российского УК посредством принятия соответствующего федерального закона.

4. Кроме указанного в пункте 2 есть еще одно обстоятельство, которое само по себе препятствует применению рассматриваемых норм правоохранительными органами. Традиционным для подписываемых государствами конвенций по координации и согласованию их уголовного законодательства в борьбе с преступлением конкретного вида стало отсутствие четкого указания на санкцию. В конвенциях приводится схема состава преступления, а относительно санкции дается общая рекомендация, какой она должна быть. Государствам предоставляется право самим устанавливать санкции в пределах данной рекомендации.

В международных конвенциях содержатся лишь заданные параметры санкции за регулируемые ими общественно-опасные деяния, например, «лишение свободы», в связи с чем необходимо дополнить эти нормы более конкретной санкцией. Конкретизация этой меры наказания будет способствовать меньшему расхождению исходным положениям международной нормы с нормами национального уголовного законодательства, касающимся установления наказания.

5. Так же однозначно в УК РФ решен вопрос о названных в п.4 ст. Конституции «общепризнанных принципах и нормах международного права». В п.2 ст.1 Кодекса прямо указывается, что кроме Конституции РФ он «основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права». Это значит, что в содержание статей УК РФ уже включено содержание тех общих принципов и обычных норм международного права, они «растворены» в нормах российского УК РФ. В то же время отдельные из таких «общепризнанных норм» нашли воплощение в ряде конкретных статей УК России. Наиболее важным из этих принципов, получивших название «специальные» для сферы уголовной юстиции, в отличие от общих принципов международного права, в российском УК РФ посвящены 5 статей:

ст.3 – принцип законности;

ст.4 – принцип равенства граждан перед законом;

ст.5 – принцип вины;

ст.6 – принцип справедливости;

ст.7 – принцип гуманизма. Включение этих принципов в свой Уголовный закон нужно рассматривать как реализацию Россией международного обязательства перед мировым сообществом. Что касается других общепризнанных принципов и норм международного права, под которыми последнее понимает нормы обычного права, их правила нашли отражение в ряде статей Кодекса;

например, ст.9 – действие закона во времени, в соответствие с которым закон не имеет обратной силы;

в то же время ст.10 УК РФ признает обратную силу за законом, устраняющим преступность деяния, смягчающим наказание или иным образом смягчающим положение лица, совершившего преступление;

ст.11 п.4 – вопрос о дипломатической неприкосновенности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, наделенных таким иммунитетом. Иными словами, правила, содержащиеся в общепризнанных принципах и нормах международного права, «разбросаны» по статьям Уголовного кодекса РФ. Следует отметить, что никакого перечня общепризнанных норм международного права не существует.

6. Теоретическим и правовым основанием реализации международных обязательств РФ в уголовном праве РФ являются нормы части 4 статьи Конституции РФ и части 2 статьи 1 УК РФ, международно-договорные нормы, на которые Российской Федерацией дано согласие и которые, соответственно, налагают на нее эти обязательства, а также статья Венской Конвенции о праве международных договоров, установившая, что участник Конвенции (Россия присоединилась к ней 23 мая 1969 года) «не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

7. Конвенции в рассматриваемой сфере принимаются чаще всего с целью борьбы с вновь появляющимися преступлениями, поэтому главной задачей таких конвенций является признание конкретного деяния в качестве общественно-опасного для каждого государства в отдельности. Определение общественной опасности и включение нового преступного деяния в свое уголовное законодательство возможно путем «трансформации» норм международного права в нормы внутреннего (национального) права государств, что будет свидетельствовать о том, что государство скоординировало свое законодательство, нацелив его на борьбу с тем преступлением и, тем самым, включилось в международное сотрудничество государств в борьбе с преступлениями этого вида.

Это обусловлено тем, что каждое государство оставляет в пределах собственной юрисдикции наказание лица, совершившего преступное деяние на его территории, т.е. в случае пребывания этого лица за ее пределами не передает задачу борьбы с этими преступлениями другому государству.

Практическая значимость результатов исследования обусловлена недостаточной разработанностью проблемы реализации международных обязательств Российской Федерации в российском уголовном законодательстве. Содержащиеся в работе предложения и выводы могут быть использованы при совершенствовании законодательства Российской Федерации в уголовно-правовой сфере, а также при заключении международных договоров в данной области.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена в секторе международно-правовых исследований Института государства и права РАН. Основные положения исследования были отражены в пяти статьях, опубликованных автором.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования, которое состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, характеризуется степень ее разработанности, обосновывается практическое значение работы, цели и задачи исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первый параграф главы первой диссертации «Уголовное право России как средство реализации и обеспечения ее обязательств по международным договорам о борьбе с преступностью» посвящен вопросу общего взаимодействия международного и национального уголовного права государств как двух самостоятельных, но взаимосвязанных и динамично взаимодействующих правовых систем. Самостоятельность каждой из этих систем обусловлена, как отметил Б.Л.Зимненко, «субъектным составом, объектом правового регулирования, методом установления взаимных прав и отношений»3, обязанностей, элементами регулируемых однако самостоятельность и независимость этих правовых систем не исключает взаимодействия между ними.

Темой данного диссертационного исследования является действие норм международного права на внутригосударственное законодательство Российской Федерации по тем договорам, в которых рассматриваются уголовно-правовые нормы. Основной акцент в настоящей работе сделан на анализе международных договоров, посвященным общеуголовным преступлениям, поскольку рассмотрение данного вопроса является Зимненко Б.Л. Международное право и правовая природа Российской Федерации. М.: РАП;

Статут, 2006 С.13.

предпочтительным, более интересным, ведь в своей повседневной практике судам первой инстанции, работникам прокуратуры, следователям и сотрудникам полиции приходится сталкиваться именно с «общеуголовными»

преступлениями (common law4). Термин «обычные» или «общеуголовные»

преступления нередко используется в самих конвенциях5.

В целом, преступные деяния можно подразделить на две большие основные группы. Первую группу составляют так называемые «международные преступления», под которыми понимают «преступления, вызывающие озабоченность всего международного сообщества, угрожающие всеобщему миру, безопасности и благополучию» (преамбула Римского статута Международного уголовного суда). Согласно статье 5 Статута к таким преступлениям относятся: a) преступление геноцида;

b) преступления против человечности;

c) военные преступления;

d) преступление агрессии.

Вторую группу составляют общеуголовные преступления, которые являются предметом настоящего диссертационного исследования. Учеными международниками был отмечен такой фактор, побудивший государства заключать конвенции по борьбе с этими деяниями, как новизна их появления (например, «самолетные» преступления).

Государства ранее не усматривали социальной опасности в такого рода преступных деяниях, но после того, как стали проявляться последствия их безнаказанности, неизбежно возникал вопрос о заключении конвенций по борьбе с преступлениями данного вида. Увеличение социальной опасности было причиной инициирования заключения конкретного международного договора между государствами. Например, вопрос о заключении Женевской Конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков от 20 апреля 1929 года возник в 20-е годы прошлого столетия, когда было зарегистрировано несколько случаев подделки денежных знаков других государств, а Convention internationale relative a la repression du faux-monnayage et protocole annexe. Article 3: Doivent etre punis comme infraction de droit commun;

Например, ст.3 Международной Конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков (Женева, 20 апреля 1929 года) гласит о наказуемости «обычных» уголовных, т.е. общеуголовных преступлений.

национальные законы признавали наказуемой только подделку собственных денежных знаков, тем самым не обеспечивая должной эффективности6.

Пункт 1 ст.1 УК РФ устанавливает, что «уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего кодекса». Это значит, что действующие и применяемые на территории России нормы уголовного права исчерпываются нормами только этого уголовного кодекса и никакие другие нормы применяться не могут, даже если речь идет об «общепризнанных принципах и нормах международного права, международных договорах Российской Федерации», ставших частью ее правовой системы. Их включение в правовую систему России, как об этом говорится в ст.15 ч. Конституции России, совсем не означает, что они стали частью уголовного законодательства Российской Федерации. Чтобы это произошло, необходимо принять на законодательном уровне новый федеральный закон, предусматривающий уголовную ответственность за это преступление, нормы которого и подлежат включению в настоящий кодекс в виде его статей.

Прямое применение судьями или иными правоприменителями норм международного договора невозможно. Сложно представить ситуацию, когда судья самостоятельно должен был бы определить статус международного договора, подлежит ли он применению в данном уголовном деле, а потом, сославшись на него в мотивировочной части, вынести решение. Это неосуществимо по нескольким причинам, среди которых можно отметить, во-первых, отсутствие четкой санкции в международном договоре, поскольку содержащиеся в договорах санкции представляют собой, по большей части, рекомендации для государств, а установление конкретных санкций находится во внутренней компетенции самого государства;

во-вторых, недостаточный уровень подготовки судейского корпуса;

в-третьих, отсутствие единообразия судебной практики и разночтения в толковании Родионов К.С. Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно исследовательский проект. ИГП РАН. Изд.БЕК. М.,1995. С.229.

Единообразие должно быть как в применении норм, так и их толковании. См.: Автономов А. С. и др.

Стандарты Совета Европы в области прав человека применительно к положениям Конституции Российской Федерации: Избр. права / Ин-т права и публич. политики;

– М.: Ин-т права и публич. политики, 2002. С.86.

международных договоров как неизбежные последствия такого «правоприменения». Можно утверждать, что Уголовный кодекс РФ является основным и единственным актом, которым следует руководствоваться правоприменителям (судьям, работникам прокуратуры и т.д.) и на сегодняшний день представляет собой достойный вариант уголовного закона.

Второй параграф посвящен международным обязательствам Российской Федерации в сфере уголовного судопроизводства, под которыми следует понимать, помимо общепризнанных принципов и норм международного права, все международные договоры РФ, даже те, что еще не вступили в силу8, но на которые было дано Российской Федерацией свое согласие, однако от них следует отличать обязательства «в полном объеме», которые, представляется, могут возникнуть только после вступления в силу международного договора.

По традиции, чаще всего для урегулирования вопросов международного регулирования борьбы с преступностью используется Конвенция, поскольку данный документ является многосторонним договором. Безусловно, борьба с преступностью может проводиться посредством заключения и двусторонних договоров, или договоров с небольшим количеством участников, но когда речь идет о вновь появившихся преступлениях, внимание к ним должно быть привлечено со стороны всех государств. Поэтому чем больше государств станет участниками конкретного договора, тем эффективнее будет осуществляться борьба с преступлением. Помимо этого, следует отметить, что в двусторонних договорах предметом регулирования чаще всего выступают вопросы процессуального характера, вопросы квалификации преступлений не рассматриваются, а просто конкретизируются меры борьбы с ними.

Тиунов О.И. Согласие России на обязательность международных договоров и вопрос об их вступлении в силу. РГГУ Институт экономики, управления и права. Муромцевские чтения «Юридическая наука в правовом поле России. Ценностные ориентиры и перспективы. Материалы XII научной конференции от апреля 2012 г., Москва.

Что касается общепризнанных принципов и норм международного права, то не следует забывать, что речь идет о принципах и нормах международного права, адресованных для их применения государствами, а не физическими лицами. К тому же, общепризнанные нормы международного права – это обычаи, которые также сложились в практике международного общения государств и предназначены для регулирования их взаимных отношений, поэтому из числа этих принципов и норм в сфере борьбы с уголовной преступностью могут быть использованы только некоторые из них, и их число невелико. В п.2 ст.1 УК РФ указывается, что настоящий кодекс, кроме Конституции Российской Федерации, «основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права». Таким образом, конституционное положение части 4 статьи 15 Конституции РФ нашло свое отражение в ст.1 Уголовного Кодекса РФ. Иные отдельные положения Конституции РФ также прямо или косвенно воплощены в ряде норм российского Уголовного кодекса, «растворены» в них.

Точно так же нашли свое воплощение в нем и некоторые общепризнанные принципы и нормы международного права. По нашему мнению, только так следует понимать содержание п.2 ст.1 УК РФ:

«настоящий кодекс основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права».

В целом, принципы международного права можно подразделить на две группы: общие, которые указаны в Уставе ООН (7 принципов), в Декларации о принципах международного права 1970 года (те же 7 принципов), а также 10 принципов в Заключительном Акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1 августа 1975 года) и специальные.

Из числа общих принципов к теме нашего исследования относятся: 1) принцип невмешательства во внутренние дела, 2) принцип уважения прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии, и убеждений, 3) принцип сотрудничества между государствами, 4) принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву.

С точки зрения практических работников основной вопрос заключается в том, являются ли эти нормы действительно общепризнанными. Зачастую даже специалисты-международники затрудняются ответить, можно ли признавать тот или иной обычай общепризнанной нормой международного права, в связи с чем законодателю недопустимо переносить на правоприменителя (судью, следователя, прокурора и т.д.) эту нелегкую задачу по определению, пригодна ли та или иная общепризнанная норма (обычай) международного права к ее применению.

Говоря о международных обязательствах Российской Федерации в сфере уголовного права, необходимо проследить законотворческий процесс, т.е.

каким образом эти обязательства претворяются в жизнь, каков процесс «внедрения» их в российское уголовное право.

Нормы международного договора будут работать только после того, как создавший их договор пройдет через законотворческий механизм, включая Государственную Думу, Совет Федерации, и в качестве нормы федерального закона будет включен в УК РФ9. Такая трансформация проводится с учетом построения правовой системы РФ и ее законодательных норм (в нашем случае – в сфере уголовного права). Процедурой, посредством которой каждое государство подтверждает свое обязательство по выполнению положений международного договора, является ратификация. Государства, ратифицировшие ту или иную конвенцию, с момента вступления ее в силу рассматриваются как государства, принявшие на себя обязательство выполнять все ее полномочия (pacta servanda sunt).

Необходимо различать «вступление в силу самой Конвенции» и «вступление в силу Конвенции для конкретного государства». Во втором случае государства, ратифицировавшие конвенцию, могут сразу же начать ее исполнение, хотя сама Конвенция может еще в силу не вступить. Таким образом, они сами для себя признают ее действующей. Сама же конвенция Ст.17 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» от 15.07.1995 № 101-ФЗ // «Российская газета», № 140, 21.07.1995.

может вступить в силу намного позднее. Например, согласно статье Международной Конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков (Женева, 20 апреля 1929 года)10 она должна была вступить в силу лишь тогда, когда она будет ратифицирована или когда к ней присоединятся от имени пяти членов Лиги Наций или государств, не являющихся ее членами. Датой вступления в силу был девяностый день, который последовал за принятием Генеральным секретарем Лиги Наций пятой ратификации или факта присоединения.

Здесь может возникнуть вопрос, с какого момента государству следует рассматривать данный договор в качестве обязательства? Представляется, что обязательство по заключенному международному договору в полном объеме возникают только после вступления его в силу. С этого момента государство как полноправный участник заключенного договора несет права и обязанности по нему (pacta servanda sunt). По не вступившим в силу договорам у государства есть лишь обязанность «не лишать договор его объекта и цели до вступления договора в силу», отраженная в статье Венской Конвенции о праве международных договоров11.

Таким образом, по одним международным договорам (не вступившим в силу) у государства возникает обязанность не нарушать положения по договору, а по другим (вступившим в силу) – не только не нарушать, но и выполнять, поскольку обязательства возникают в полном объеме с момента вступления договора в силу.

Параграф третий главы первой посвящен анализу реализации международных обязательств в сфере уголовного права в правовых системах некоторых зарубежных стран (Франции, Германии, КНР, государств СНГ и стран Балтии). Члены мирового сообщества, принимая на себя обязательства по заключенным им международным договорам, «связывают» себя ими с целью привести в соответствие с ними свое внутренне законодательство. На Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. VII.- М., 1933. С. 40 - 53.

Сборник международных договоров СССР. Вып. XLII.- М., 1988. С. 171 - 197.

основе конституций и уголовных законов некоторых зарубежных стран проанализированы положения, касающиеся определения места международных договоров в их правовых системах.

Параграф четвертый главы первой посвящен анализу соблюдения прав человека в процессе реализации международно-договорных обязательств РФ в российском уголовном законодательстве. Мировым сообществом выработаны международные стандарты12 в этой сфере, представляющие собой «нормативный минимум, определяющий уровень государственной регламентации с допустимыми отступлениями в том или ином государстве в форме его превышения или конкретизации»13. Они содержатся, как правило, в договорных нормах, а также в нормах, получивших статус международного обычая. Исследуются вопросы защиты прав человека14 и его основных свобод, закрепленные как в актах общего характера (Устав ООН 1945 г., Всеобщая Декларация прав человека 1948 г., Конвенция о защите прав и основных свобод 1950 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.), так и непосредственно в конвенциях по борьбе с общеуголовной преступностью, являющихся предметом диссертационного исследования (§3 гл.2). Также проводится анализ механизма обеспечения указанных прав, предусмотренный в самих международных актах посредством создания соответствующих контрольных органов.

В параграфе 1 главы 2 «Реализация международных обязательств Российской Федерации в российском уголовном законодательстве»

анализируется понятие и значение реализации международных обязательств Российской Федерации в сфере уголовного законодательства.

Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М.,1991. С.13.

Международное право: учебник/отв.ред.Игнатенко и О.И.Тиунов.-5-е изд., перераб. И доп.-М.: Норма, 2009. С.466.

См.: Автономов А.С. Права человека, правозащитная и правоохранительная деятельность. М., 2009. С. 42.

В целом, под реализацией международных обязательств Российской Федерации в сфере уголовного законодательства следует понимать исполнение государством своих обязательств, закрепленных в международных договорах, стороной которых является Россия. Подписывая международный договор в сфере борьбы с уголовными преступлениями, государство, тем самым, накладывает на себя обязательство признать определенные в договорах деяния преступными и обеспечить неотвратимость ответственности за их совершение согласно своему национальному законодательству, т.е. предпринимать все необходимые, в том числе указанные в договоре, меры по борьбе с данными преступлениями, включая вопросы установления юрисдикции, оказания правовой помощи, экстрадиции, создания контрольного механизма. Международное право не устанавливает конкретные способы реализации для государств своих обязательств, за исключением случаев, когда в конвенциях прямо предусмотрена, например, обязанность государства издать соответствующий закон, внести изменения в законодательство и др. Это является «суверенным правом государства»,15 когда «государства свободны в выборе средств, методов того, как лучше «международные обязательства перевести в сферу действия национального права»16. Процесс реализации может именоваться имплементацией17, имплементацией»18, просто «национально-правовой «трансформацией»19, но, по сути, представляет собой внедрение норм международного права в национально-правовую систему государств, либо путем принятия законодательного акта, либо путем изменения существующих норм.

Зимненко Б.Л.Международное право и правовая система Российской Федерации. Общая часть: Курс лекций. «Статут», «РАП», 2010.

Akehurst's Modern introduction to International Law: seventh revised edition / red. by P. Malahczuk. London, Taylor and Francis Group, 2004.

Гавердовский А. С. Имплементация норм международно го права. Киев, 1980. С. 62.

Б.Л.Зимненко. Международное право и правовая система Российской Федерации» Общая часть. Курс лекций. М., 2010. С.25.

Трунцевский Ю.В., Цветков А.А. Способы инкорпорации международно-правовых норм в российской уголовной системе // Международное публичное и частное право, 2005, №2;

Черниченко С.В. Теория международного права. В 2-х томах. Том 1: Современные теоретические проблемы. – М.: Изд. «НИМП», 1999. Старые и новые теоретические проблемы. С. 26.

Во втором параграфе исследуются проблемы, которые можно подразделить на «технические» и «тактические», а также формы реализации международных договорных обязательств Российской Федерации в сфере уголовного законодательства. «Технические» проблемы связаны с ответом на вопрос, каким именно образом осуществлять имплементацию международных норм: взять ли норму целиком для включения в уголовное законодательство, или же переработать ее, чтобы характер новой вводимой нормы соответствовал традиционной форме, в которую облекаются нормы Уголовного кодекса Российской Федерации. Для России характерна «переработка» норм международного права с целью включения их в российское уголовное законодательство, т.е. берется договорная норма в качестве материальной модели, и ее содержание переносится в УК РФ.

«Тактические» проблемы заключаются в том, что при имплементации20 норм международного договора в российское уголовное законодательство следует стремиться к тому, чтобы он был пригоден, легок для понимания и применения на практике, во избежание случаев аналогии в применении.

Другими словами, при «внедрении» норм международного права в российский уголовный закон необходимо анализировать каждую новую норму, будет ли она применима, соблюден ли «дух» построения УК РФ, необходимо прогнозировать последствия имплементации таких норм. Форма реализации международных обязательств Российской Федерации в сфере уголовного законодательства предусмотрена Уголовным кодексом Российской Федерации (ч.1 ст.1 УК РФ) и представляет собой принятие нового закона, предусматривающего уголовную ответственность за совершение регламентируемого преступления и включение его в настоящий Кодекс. Формой, посредством которой новые доработанные нормы, взятые из соответствующих международных конвенций в сфере уголовного права, участником которых является Россия, должны вводиться в УК РФ, является А.В.Наумов. Проблемы имплементации норм международного права в УК РФ. Уголовное право России:

проблемы и перспективы. ИГП РАН под ред. С.В.Бородина и С.Г.Келиной. М.,2004. С.139. См.также:

Наумов А.В. Механизм уголовно-правового регулирования. Криминологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. М., ИГП РАН, 1996.

только федеральный закон. Сам УК РФ представляет собой федеральный закон, и норма нового вводимого закона должна быть такой же.

В параграфе третьем главы второй проводится анализ соотношения норм Уголовного кодекса Российской Федерации и международных норм в области борьбы с общеуголовной преступностью (Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года;

Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков 1929 года;

Монреальская Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971 года;

Гаагская Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов года;

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года;

Европейская Конвенция о пресечении терроризма 1977 года).

На примере указанных конвенций анализируются и сравниваются с Уголовным кодексом РФ содержащиеся в них положения относительно объекта преступления, субъекта, объективной и субъективной стороны.

Проведенный анализ показывает, что в УК РФ остаются не криминализированы многие составы преступлений, являющиеся таковыми согласно международным Конвенциям, участниками которых является Россия. О различных подходах также можно судить и по установленным санкциям, т.к. в конвенциях их перечень более обширен, чем в российском уголовном законе.

Отдельное внимание уделено вопросу юрисдикции, закрепление которого, в целом, в большинстве универсальных международных договорах по борьбе с общеуголовной преступностью, одинаково (напр., ст. Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.) На примере вышеперечисленных конвенций исследована возможность конфискации доходов и собственности, полученных в результате правонарушений. Отдельное внимание уделено институту выдачи (extradition) лиц для уголовного преследования или исполнения приговора.

Во всех исследуемых конвенциях закрепляется принцип «Выдай или осуди сам» («Aut dedere aut judicare»)21, согласно которому государство в случае отказа в выдаче преступника другому государству должно привлечь его к ответственности по своему уголовному законодательству «в том же порядке, как если бы действие было совершено на их территории, и притом даже в тех случаях, когда виновный приобрел гражданство после совершения правонарушения» (ч.1 ст.8 Конвенции о фальшивомонетничестве 1929 г.) Если в совершении преступления подозревается гражданин иностранного государства, то у страны его пребывания есть право применить, образно говоря, «меру пресечения», т.е. задержать это лицо или «принять другие меры, обеспечивающие его присутствие», что соответствует статье 91 УПК РФ («Основания задержания подозреваемого»). Однако от «задержания» необходимо отличать задержание лица для осуществления непосредственно выдачи, которое осуществляется по просьбе запрашивающего государства («предэкстрадиционный арест»). Срок такого ареста специально устанавливается в договорах, соглашениях между государствами и отличается от первоначального срока содержания под стражей по национальному уголовно-процессуальному законодательству задерживающего государства.

Для обеспечения действенности любого международного договора, в том числе и конвенции, необходимо не только перенести определенные статьи из конвенций в уголовное законодательство государства, но и обеспечить механизм их выполнения, а также предусмотреть какой-либо контрольный механизм за их исполнением. Это могут быть конференции с участием представителей эмиссионных банков и заинтересованных центральных властей (ст.15 Женевской Конвенции о Впервые принцип «Выдай или осуди сам» был озвучен Гуго Гроцием в книге «О праве войны и мира». // Гроций Г. О праве войны и мира: Репринт с изд. 1956 г. – М.: Ладомир, 1994. – Книга вторая. Глава 21.

фальшивомонетничестве 1929 г.);

Международный комитет по контролю над наркотиками и Комиссия по наркотическим средствам Экономического и Социального Совета Организации Объединенных Наций (ст.22 Конвенции о борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ 1988 года);

Совет Международной организации гражданской авиации (ст.11 Гаагской Конвенцией о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 года).

Параграф 4 главы второй посвящен некоторым вопросам правовой помощи по уголовным делам, нашедшим отражение в конвенциях по борьбе с общеуголовной преступностью.

Правовая помощь может оказываться в виде процессуальных (обыск, выемка, освидетельствование, допросы) и непроцессуальных действий (предоставление различных справок о законодательстве страны, документов о судимости лица и др.) Правовая помощь по конвенциям, направленным на борьбу с общеуголовными преступлениями, предусматривает все или некоторые из такого рода действий, но в то же время содержит некоторые действия, отличающиеся от общей правовой помощи по уголовным делам. В таких конвенциях экстрадиция не рассматривается как вид правовой помощи, а указывается отдельно.

Проводится сравнение положений российского законодательства с объемом правовой помощи, указанным в конвенциях по борьбе с общеуголовными преступлениями, исследуемыми в настоящей работе, а также с Европейской Конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам (Страсбург, 20 апреля 1959 года), Минской Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года.

Отдельное внимание уделено вопросу оказания правовой помощи в виде сотрудничества государств в пресечении незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, в том числе в открытом море22, основная цель которой сводится к реализации принципа неотвратимости ответственности за данные правонарушения.

Параграф 5 главы 2 посвящен практике применения международных договоров судами Российской Федерации. Судья общей юрисдикции может руководствоваться нормами Уголовного Кодекса РФ, но разъяснить свою позицию, обосновать ее в мотивировочной части своего решения он вправе, прибегнув к конвенциям по борьбе с общеуголовными преступлениями.

Проведенный анализ различных обобщений судебной практики свидетельствует о том, что суды общей юрисдикции в своей деятельности применяют нормы международного права, ссылаясь на них в своих решениях, однако количество вынесенных таким образом судебных решений немногочисленно23. В основном, ссылки можно встретить в мотивировочной части решений по уголовным делам в связи с исполнением судебных поручений по Европейской конвенции о выдаче от 13.12.1957 года и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 года,24 т.е. когда имеет место уголовно-процессуальная составляющая. Такой подход нельзя подвергать критике, поскольку практические работники на местах действуют как люди, усвоившие характер и форму их работы, а также то, что руководствоваться надлежит исключительно УК РФ, что представляется единственно верным решением. Безусловно, ссылка в мотивировочной части на соответствующую норму международного договора только подтвердила бы обоснованность позиции, однако указание на него не является обязательным, поскольку резолютивная часть должна содержать ссылку только на нормы УК РФ.

Ромашев Ю.С., Корбут Л.В. Незаконный оборот наркотиков на море и борьба с ним:

НИР.М.:Моск.ислед.центр по пробл.транснациональной организованной преступности и коррупции при ИГП РАН, 2003;

см.также: А.Л.Колодкин, В.Н.Гуцуляк, Ю.В.Боброва. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ на море.

О таком положении дел можно судить, основываясь на данных банка судебных решений Государственной автоматизированной системы РФ «Правосудие» (судебная практика), установленной в судах общей юрисдикции, Кассационное определение Московского городского суда от 7 сентября 2011 г. по делу № 22-10992;

Определение Верховного Суда РФ от 02.06.2011 № 5-О11-153// СПС «КонсультантПлюс».

Верховный Суд РФ, иные суды общей юрисдикции при разрешении уголовных дел также применяют нормы международного права. Безусловно, «применение» означает ссылку на них в мотивировочной части судебных актов, а также уяснение смысла того или иного понятия посредством их изучения. По приведенным в главе 1 диссертационного исследования причинам в резолютивной части постановления, решения или приговора ссылка на международно-правовые акты недопустима.

В Заключении подводятся итоги проведенного анализа, формулируются основные выводы и предложения.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

1. Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Фишер А.А. Проблема реализации судами общей юрисдикции международных договоров Российской Федерации в уголовно правовой сфере // Правосудие в Московской области. – 2010. - № 3.

с.121-130.

2. Фишер А.А. Право на осуществление правосудия в разумные сроки в контексте решений Европейского суда по правам человека»// Правосудие в Московской области. – 2010. - № 4. с.80-87.

3. Фишер А.А. Имплементация норм международного уголовного права в российское законодательство// Правосудие в Московской области. – 2011. - № 1. с.112-119.

4. Фишер А.А. Межгосударственные органы как институт защиты прав и свобод человека в сфере применения статьи 46 Конституции РФ// Правосудие в Московской области. – 2011. - № 2. с.116-123.

2. Иные научные публикации:

Фишер А.А. Международные обязательства Российской Федерации и их реализация в российском уголовном законодательстве. Журнал «Судья» №2/2012. С.52.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.