авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Управление в хозяйственных обществах: правовые аспекты

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ГИНЬКО Сергей Александрович

УПРАВЛЕНИЕ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ: ПРАВОВЫЕ

АСПЕКТЫ

Специальность 12.00.03 гражданское право;

предпринимательское право;

семейное право;

международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - 2009

Работа выполнена на кафедре коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Ольга Александровна Макарова

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Александр Александрович Молчанов кандидат юридических наук Константин Борисович Кораев

Ведущая организация: Саратовская государственная академия права

Защита состоится «25» февраля 2010 г. в на заседании совета Д 212.232.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт Петербургском государственном университете по адресу: 199026, Санкт-Петербург, Васильевский остров, 22 линия, д. 7, зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 7/9).

Автореферат разослан

Ученый секретарь диссертационного совета В.С. Иваненко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Вопросы перераспределения собственности и управления ею всегда были наиболее актуальными в любой общественной формации. В настоящее время мы становимся свидетелями социально-экономических изменений, вызванных кризисными явлениями в большинстве экономик крупных капиталистических стран. Гигантские природные богатства и география нашей страны позволили России стать участником глобальных экономических процессов, следовательно, нам не удастся избежать перелома в структуре корпоративной собственности и системе принципов управления ею. Именно сейчас для государства на первый план выходят вопросы поддержки компаний, перспективных для развития экономики страны в ближайшее время. Предприятий, способных стать основой для преобразования экономики сырьевой в экономику интеллектуального капитала, способных предоставить рабочие места и являющиеся источником дохода для населения. Главным рыночным критерием определения таких компаний всегда было разумное и эффективное корпоративное управление. Сбалансированность интересов участников организации, ясное определение компетенции органов управления, независимость контролирующих органов в организации – основные начала прибыльной и стабильной предпринимательской корпорации. В данных обстоятельствах для юридического сообщества нет задачи важнее необходимого преобразования отечественной системы корпоративного управления для создания благоприятного правового режима и повышения эффективности управления и контроля в хозяйственных обществах, о чем красноречиво свидетельствуют последние дополнения в Федеральный закон от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»1 (далее – Закон об обществах с ограниченной Собрание законодательства РФ. 16.02.1998. № 7. С. 785.

ответственностью), от 26.12.1995г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»2 (далее – Закон об акционерных обществах) и др.

Отечественная система корпоративного управления является естественным результатом исторических процессов, происходивших в нашей стране в начале 90-х годов. Перераспределение крупной государственной собственности, произошедшее в очень короткие сроки и в условиях, мягко говоря, несовершенной правовой системы и судебной практики, привело к высокой концентрации собственности в руках небольшой группы акционеров. Причем сами собственники, боясь потерять контроль, непосредственно занимаются управлением. Как отмечено в Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 года: «Задача создания системы дисперсной акционерной собственности, поставленная при осуществлении массовой приватизации, не была решена. Сегодня на долю 42% акционерных обществ приходится 98% общей собственности компаний, акции которых котируются на площадках»3.

организованных торговых Риски, связанные с корпоративным управлением при обозначенных выше условиях, особенно существенны для миноритарных акционеров. Поиск баланса интересов крупного собственники и миноритарного акционера был приоритетным принципом при разработке предложенной нами модели управления хозяйственными обществами.

Любые кризисные явления – это ликвидация неэффективных институтов управления. Важнейшая роль в этом вопросе отводится органам юридического лица. Через них юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает обязанности. Вследствие действий, совершаемых юридическим лицом, возникают и прекращаются гражданские правоотношения. Всё это свидетельствует об актуальности совершенствования структуры управления юридическими лицами, в СЗ РФ. 1996. №1.Ст.1.

http://www.corp-gov.ru частности хозяйственными обществами. В диссертации вынесены на защиту теоретические положения, направленные на решение с помощью правовых средств крупной социально-экономической проблемы, суть которой заключается в выработке эффективной модели взаимодействия органов управления хозяйственными обществами, соответствующей новой экономической конъюнктуре.



Правительство нашей страны неоднократно заявляло о необходимости формирования новой модели экономического роста, основой которой станет переориентация добывающих отраслей в обрабатывающие секторы экономики, развитие конкурентоспособных нематериальных активов, интеллектуального капитала, привлекающего финансовые ресурсы на мировом рынке. Необходимой основой для развития этих предложения является гармоничная система корпоративного законодательства, особенно в части взаимодействия органов управления хозяйственными обществами. Всё вышесказанное свидетельствует о своевременности и актуальности поставленных нами вопросов, что подтверждается возросшей активностью органов государственной власти и представителей бизнес-сообщества в сфере регулирования корпоративного права. Так, 25 марта 2003 года во исполнение поручения Председателя Правительства РФ, данного по итогам заседания Совета по предпринимательству при Правительстве РФ 29 октября 2002г, был создан Национальный совет по корпоративному управлению, одной из основных задач которого является участие в законотворчестве и проведение экспертных исследований в сфере корпоративного управления. Более того, вопросы развития корпоративного управления рассмотрены в Концепции развития законодательства о юридических лицах4.

Вестник гражданского права. №2. 2009. С текстом можно ознакомиться в СПС «Консультант».

Для построения системы корпоративного права, необходимой для функционирования рыночной экономики, законодатель старался учесть опыт и правовые конструкции как европейского права, так и системы общего права. В попытках не отстать от западных стандартов отечественная система корпоративного управления приняла смешанный вид. По замечанию Е.А. Суханова: «Из американской модели были взяты лишь отдельные куски, а про то, на чем эти куски держатся, забыли»5.

Несмотря на то, что в основу отечественной системы корпоративного управления законодателем были положены два принципа: принцип разделения наблюдательных и распорядительных функций (дуалистический принцип) и принцип свободы образования исполнительного органа общества, эти принципы не были в дальнейшем реализованы. Упоминание такого органа, как наблюдательный совет, в статьях Закона об акционерных обществах, посвященных деятельности совета директоров, не позволяет говорить о полноценном заимствовании европейского принципа разделения полномочий на контрольные и исполнительные. Статус наблюдательного совета, как органа контроля, действующим законодательством не определен. Впервые на диссертационном уровне предпринята попытка исследовать отечественную систему органов управления хозяйственными обществами с позиции принципа разделения полномочий на контрольные и исполнительные.

Положительные изменения в действующей системе управления хозяйственными обществами возможны в случае качественного перехода на новую систему корпоративных отношений, а не вследствие решения более частных задач.

Необходимость для компаний заняться вопросами корпоративного управления прежде всего связывают с привлечением инвестиций путем публичного предложения своих акций на биржевом рынке. А так как среди Суханов Е.А. Перспективы корпоративного законодательства и другие проблемы отечественного права http://www.nccg.ru/ инвесторов, приобретающих акции российских компаний, очень большую долю составляют иностранные инвесторы, то условием успешного их привлечения является соблюдения действующего российского корпоративного законодательства6. Важнейшим фактором при создании системы «сдержек и противовесов», позволяющей функционировать на основе баланса интересов различных групп, является процедура контроля финансово-хозяйственной деятельности общества. Создание эффективной модели управления хозяйственным обществом невозможно без участия независимой ревизионной комиссии и аудита. Управление обществом невозможно без контроля за управлением, поэтому в III главе диссертации содержатся поправки, позволяющие увеличить степень контроля финансово-хозяйственной деятельности общества.

Правовой статус органов юридического лица является одним из важнейшим вопросов корпоративного права, поскольку именно через них юридическое лицо приобретает гражданские права и обязанности. Для бесконфликтного существования различных участников корпоративных правоотношений необходима сбалансированная система корпоративного управления. Различные интересы участников должны быть сведены к единому знаменателю общего блага. Это свидетельствует об актуальности поднятых нами вопросов разработки понятия «общего блага» и его критериев.

Актуальными являются вопросы компетенции органов управления.

Законодатель позволяет одновременно отнести одни и те же вопросы к компетенции различных органов, что приводит к конфликту внутри хозяйственного общества. Для четкого разграничений полномочий органов управления необходимы дальнейшие поправки в законодательство.

Степень научной разработанности проблемы. Для написания диссертации использовались труды таких дореволюционных цивилистов, Методика формирования и развития практики корпоративного управления в средней компании // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. 2007. № http://gaap.ru/ как Н.С. Суворов, И.Т. Тарасов, Д.И. Мейер, А.И. Каминка, Г.Ф.





Шершеневич.

Теоретическую основу диссертации составили работы современных исследователей проблем корпоративного права: Д.И. Дедова, С.Д.

Могилевского, Т.В. Кашаниной, О.А. Макаровой, В.Ф. Попондопуло, А.Ю.

Бушева, О.Ю. Скворцова, Д.В. Ломакина, Н.Н. Пахомовой, А.Д.

Осиновского, И.С. Шиткиной, Г.В. Цепова, В.В. Долинской, В.В. Гущина, Е.П. Губина, С.А. Карелиной, А.Е. Молотникова, и других авторов.

Классические труды отечественных цивилистов также составили теоретическую основу диссертации, способствовали раскрытию правовых проблем в управлении хозяйственными обществами, – это работы Е.В.

Богданова, С.Н. Братуся, А.В. Венедиктова, В.П. Грибанова, О.С. Йоффе, Е.А. Суханова, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, Н.Д. Егорова, Ю.К.

Толстого, А.П. Сергеева и других авторов.

В этих работах раскрыта неоднородность корпоративных правоотношений, а также связь органов юридического лица с остальными субъектами права. На анализе этих работ основаны выводы о конфликтности субъектов корпоративных правоотношений, разработаны единые подходы к определению правового статуса органов хозяйственных обществ.

Анализ правовых исследований по обозначенным в диссертации проблемам показал слабую разработанность доктрины конфликта интересов как в самих Федеральных законах «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах», так и в сложившейся на их основе правоприменительной практике.

Подводя общий итог, можно констатировать, что современные цивилисты ограничиваются предложением поправок в существующие законы, не делая ссылку на современную экономическую формацию в стране. Теория корпоративного права отстает от развития системы законодательства, не замечая, что с точки зрения управления общество с ограниченной ответственностью и акционерное общество – один вид хозяйственного общества.

Цель диссертационного исследования состоит в решении, на основе сравнительно-правового анализа, наиболее значимых теоретических и практических проблем, связанных с организацией управления в хозяйственных обществах;

критическом осмысление действующего в этой области корпоративного законодательства и выработке на этой основе предложений по совершенствованию.

Реализация поставленной цели требует решения ряда исследовательских задач. В качестве таковых выступают следующие:

– выявление наиболее практичного критерия для определения понятия «общего блага» участников хозяйственного общества;

– рассмотрение вопросов реформирования современной структуры хозяйственных обществ;

– выявление конфликта интересов среди участников корпоративных правоотношений;

– рассмотрение проблем контроля исполнения решений высших органов управления;

– определение компетенции органов управления, а также круга вопросов, относящихся к компетенции нескольких органов управления;

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с организацией управления хозяйственных обществ.

Предмет исследования – правовое регулирование отношений по организации управления хозяйственных обществ.

является диалектический метод Методология исследования познания, в связи с чем автором применялись такие методы и приемы формальной логики, как анализ, дедукция, сравнение, а также частнонаучные методы (исторический, системный, метод сравнительного правоведения) Поскольку данная диссертационная работа имеет, прежде всего, задачи теоретического поиска, то привлечение эмпирического материала служило иллюстративным целям.

предопределяется низким Научная новизна исследования количеством в отечественном правоведении работ по совершенствованию действующей системы управления хозяйственными обществами с точки зрения доктрины конфликта интересов и принципа общего блага участников хозяйственного общества. Предлагаемая работа – результат анализа элементов управления хозяйственными обществами, заимствованных из правовых систем других развитых стран. Впервые на диссертационном уровне исследован комплекс вопросов взаимодействия органов управления хозяйственных обществ в целях создания системы управления, более эффективной и востребованной текущей экономической ситуацией. Проведенное исследование позволяет вынести на защиту следующие положения:

1. В работе сформулировано понятие общего блага, под которым подразумевается юридически квалифицированный и соразмерный результат достижения цели на основе баланса частных и публичных интересов. Через это понятие рассматриваются вопросы управления и приоритета интересов участников хозяйственных обществ.

2. Предлагается законодательно закрепить возможность выбора между однозвенной и двухзвенной моделями управления. В первом варианте совет директоров должен совмещать функции контроля и управления, более подходя для компаний с концентрированной собственностью и небольшим количеством акционеров. Второй вариант основан на разделении управления и контроля между двумя коллегиальными органами (наблюдательным советом и правлением).

3. В работе обосновывается необходимость закрепления положения, в соответствии с которым общее собрание вправе рассмотреть любой вопрос, отнесенный к его компетенции законом или уставом, а также принять к своему рассмотрению любой вопрос, относящийся к компетенции другого органа, в порядке, предусмотренном уставом. Совет директоров (правление), если иное не установлено уставом, должен быть вправе рассматривать любые вопросы, не отнесенные к компетенции других органов (остаточная компетенция), а также вопросов, решение которых делегировано ему общим собранием в соответствии с законом и уставом. Единоличный исполнительный орган должен иметь компетенцию, установленную законом, и компетенцию, делегированную ему советом директоров (правлением) или общим собранием.

4. Обосновывается необходимость изменения пункта 3 статьи Закона об акционерных обществах, в части исключения права совета директоров устанавливать максимальный размер дивидендов.

5. Делается предложение изложить абзац 2 пункта 3 статьи 6 Закона об акционерных обществах в следующей редакции: «Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний».

В работе предлагается исключить из статьи 6 Закона об акционерных обществах квалифицирующий признак вины в форме умысла в случае причинения убытков дочернему обществу.

6. Сделан вывод о противоречивости норм Гражданского кодекса и Закона об обществах с ограниченной ответственностью в части передачи полномочий единоличного исполнительного органа по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Для устранения противоречия предлагается дополнить статью 91 Гражданского кодекса «По решению общего собрания участников следующей нормой:

полномочия исполнительного органа общества могут быть переданы по договору другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю».

Абзац первый статьи 42 Закона об обществах с ограниченной ответственностью после слов «единоличного исполнительного органа управляющему» «или другой коммерческой необходимо дополнить организации».

7. Делается вывод о том, что договор между управляющей организацией и хозяйственным обществом является договором возмездного оказания услуг.

8. Для придания ревизионной комиссии статуса независимого органа внутреннего контроля предлагается внести поправки в статью Закона об акционерных обществах, запретив учитывать на общем собрании акции, принадлежащие членам контролирующего органа, при голосовании по вопросам избрания в состав самой ревизионной комиссии.

В работе делается вывод о необходимости ежегодного переизбрания ревизионной комиссии.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Материалы диссертации и полученные результаты позволяют более полно уяснить суть правового регулирования деятельности хозяйственных обществ. Выводы и предложения диссертационной работы направлены на совершенствование действующего корпоративного законодательства.

Материалы работы дают возможность их использования для дальнейшего научного исследования вопросов правовой организации управления в хозяйственных обществах.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на кафедре коммерческого права юридического факультета Санкт Петербургского государственного университета. Основные положения исследования нашли отражение в публикациях автора.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав ( параграфов), списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи, практическая значимость.

Глава первая – «Приоритет «общего блага» как основа обеспечения баланса интересов в хозяйственных обществах» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Понятие и признаки общего блага» – автор определяет содержание понятия «общее благо» и принципы обеспечения баланса интересов, позволяющие вести сторонам корпоративных правоотношений бесконфликтное существование.

Предпринимательская деятельность в организационно-правовой форме акционерного общества затрагивает интересы большого числа лиц:

акционеров, директоров, менеджеров, кредиторов, наемных работников.

Действующее законодательство страдает слабой разработкой вопросов конфликтологического характера, актуальных для участников корпоративных отношений, что требует включения принципа приоритета «общего блага» в действующие Законы об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью, а также дальнейшей разработки доктрины конфликта интересов.

В законодательстве не определено понятие «общее благо» а также не разработаны критерии его оценки. Постановлением Конституционного Суда РФ № 3-П7 от 24 февраля 2004 года была сделана попытка использования немецкой концепции «общего блага». Анализ европейского законодательства позволяет сделать вывод об отсутствии доктринальной разработки этого понятия. Европейский Суд пошел лишь по пути определения критериев общего блага на уровне судебного прецедента.

Анализ отечественного корпоративного законодательства и точек зрения ряда цивилистов (В.Ф. Попондопуло, А.Ю. Бушева, В.И.

Вестник Конституционного Суда РФ. N 2. 2004.

Добровольского, Д.И. Дедова) свидетельствует о наличие возможности применения предлагаемой концепции определяя критерии общего блага через принципы добросовестности и разумности, указанные в статье Гражданского кодекса Российской Федерации.

Практическое значение разработки доктрины конфликта интересов состоит в обосновании законодательного закрепления приоритета интересов одной группы участников общества над другой, что необходимо для эффективной работы хозяйственного общества в целом. Эти приоритеты сводятся к следующему.

Особенностью коммерческой организации является не только получение прибыли, но и ее распределения между участниками.

Акционеры обычно выступают за выплату дивидендов. Менеджеры, напротив, выступают за вложение капитала в развитие бизнеса. Для обеспечения баланса интересов этой группы правоотношений, мы полагаем, нужно исходить из подхода, закрепленного в «Принципах корпоративного управления Организации Экономического Сотрудничества и Развития», где общий (стратегический) интерес общества обозначен как «оптимизация доходов акционеров», то есть доходов от вложенного инвесторами капитала. В этой связи мы считаем, что необходимо чистую прибыль общества направлять не только на развитие компании в целях повышения ее капитализации, но и на выплату дивидендов акционерам, т.е.

закрепляя приоритет интересов акционеров над интересами менеджеров.

Очевиден конфликт между миноритарным акционером, заинтересованным в результатах деятельности только своей компании, и контролирующим акционером, преследующим цель развития всей группы компаний.

Для бесконфликтного сосуществования и адекватного правового регулирования корпоративных правоотношений необходимо законодательно закрепить принцип приоритета интересов крупных (мажоритарных) акционеров, являющихся стратегическими инвесторами общества, над интересами мелких (миноритарных) акционеров.

Во втором параграфе – «Система управления в хозяйственных обществах» – анализируется современная система корпоративного управления в России.

Анализ работ Ю.В. Петровичевой8, О.А. Макаровой9, У.Э. Батлера и ряда других авторов показывают, что российская модель управления хозяйственным обществом является смешанной. У нее есть ряд общих черт и с европейской и с американской. По мнению О.А. Макаровой, в основе отечественной системы корпоративного управления законодателем положены два принципа: принцип разделения наблюдательных и распорядительных функций (дуалистический принцип) и принцип свободы образования исполнительного органа общества11. Эти принципы требуют дальнейшего развития.

На основании изложенного предлагается законодательно закрепить возможность выбора между однозвенной и двухзвенной моделями управления. В первом варианте совет директоров должен совмещать функции контроля и управления, более подходя для компаний с концентрированной собственностью и небольшим количеством акционеров. Второй вариант основан на разделении управления и контроля между двумя коллегиальными органами (советом директоров и правлением), является наиболее адекватным для публичных компаний.

Таким образом, при двухзвенной модели органами акционерного общества будут являться: общее собрание акционеров, наблюдательный совет (осуществляет функции контроля), правление (функции управления) и единоличный исполнительный орган. При однозвенной модели – общее Петровичева Ю.В. Акционерное законодательство Англии и России. М., 2002.

Макарова О.А. Корпоративное право. М., 2005.

Батлер У.Э. Корпорации и ценные бумаги в России и США. М., 1997.

Макарова О.А. Корпоративное право. М., 2005. С. 213.

собрание акционеров, совет директоров (функции управления и контроля) и единоличный исполнительный орган. Такая структура управление позволяет устранить ряд недостатков, позволяя избежать «дублирования»

исполнительных органов, пересечения полномочий, делает структуру управления более понятной, устраняет конфликты интересов управляющих. Целесообразно обязать публичные компании с числом акционеров более 50 устанавливать именно двухзвенную модель управления. Это связано с приоритетом «общего блага» и вопросами баланса интересов участников общества.

В обществе с ограниченной ответственностью должна действовать система органов управления, состоящая из общего собрания и единоличного исполнительного органа.

Глава вторая – «Особенности правового положения органов управления в хозяйственных обществах» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Правовое положение общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества в системе управления хозяйственных обществ» – рассматриваются правовые вопросы деятельности высшего органа управления.

В результате анализа действующего законодательства и различных точек зрения (А.П. Сергеев, Т. Бойко, Е.А. Суханов) можно сделать вывод о «закрытости» перечня полномочий общего собрания акционеров.

Отличие в перечне полномочий общего собрания акционеров от общего собрания участников заключается в возможности расширить перечень полномочий последнего внесением дополнений в устав.

Гражданский кодекс РФ в статье 103 раскрывает определение «исключительной компетенции» общего собрания акционеров. Закон об акционерных обществах не содержит подобного словосочетания, перечисляя вопросы компетенции общего собрания. Тем не менее, анализ действующего корпоративного законодательства позволяет выяснить дополнительный круг вопросов, которые являются вопросами исключительной компетенции общего собрания.

Представляется, что подобное положение создает почву для пересечения компетенции органов управления, нивелируя статус общего собрание как высшего органа управления. Для создания простой и прозрачной структуры управления предлагается в действующих Законах об обществах с ограниченной ответственностью и акционерных обществах установить принцип, в соответствии с которым общее собрание вправе рассмотреть любой вопрос, отнесенный к его компетенции законом или уставом, а также принять к своему рассмотрению любой вопрос, относящийся к компетенции другого органа, в порядке, предусмотренном уставом.

В статье 35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью одним из оснований отказа исполнительного органа в проведении внеочередного общего собрания является не соблюдение установленного порядка предъявления требования о проведении собрания. Сам порядок предъявления требования о проведении собрания, а также форма и содержание такого требования Законом не устанавливаются.

Следовательно, для избежания двусмысленного толкования этой нормы предлагается статью 35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью дополнить следующим параграфом:

«В требовании о проведении внеочередного общего собрания должно указываться имя (наименование) участника (акционера), количество принадлежащих голосов, должны быть сформулированы вопросы, подлежащие внесению в повестку дня, указываться предлагаемая форма проведения собрания. В случае, если требование о созыве внеочередного общего собрания содержит предложение о выдвижении кандидатов, в нем указывается имя и данные документа, удостоверяющего личность кандидата (кандидатов), наименование органа, для избрание в который он предлагается, иные сведения, предусмотренные уставом»

Статья 35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью устанавливает исчерпывающий перечень оснований, по которым исполнительным органом общества может быть принято решение об отказе в проведении внеочередного общего собрания участников. Отказ в созыве собрания возможен в случае, если:

- не соблюден установленный настоящим Федеральным законом порядок предъявления требования о проведении внеочередного общего собрания участников общества;

- ни один из вопросов, предложенных для включения в повестку дня внеочередного общего собрания участников общества, не относится к его компетенции или не соответствует требованиям федеральных законов.

Тем не менее, пункт 4 статьи 35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, устанавливающий возможность созыва общего собрания, в случае, если не принято решение о проведении внеочередного общего собрания участников общества или принято решение об отказе в его проведении, является механизмом злоупотребления правом со стороны недобросовестных участников общества.

Предлагается ввести дополнительное ограничение на право самостоятельного созыва внеочередного общего собрания участников, позволяющее использовать это право только на основании вступившего в законную силу решения суда о понуждении общества провести внеочередное общее собрание участников.

Во втором параграфе – «Аспекты правового статуса совета директоров (наблюдательного совета) в системе управления хозяйственных обществ» – рассматриваются правовой статус и проблемы определения компетенции совета директоров.

Перечень полномочий совета директоров (наблюдательного совета) относится к закрытому типу. Помимо перечисленных в пункте 2.1 статьи 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью допускается отнести иные предусмотренные настоящим федеральным законом вопросы, а также вопросы, предусмотренные уставом общества и не отнесенные к компетенции общего собрания участников общества или исполнительного органа общества.

Компетенцию органов в моделях «общее собрание – совет директоров» и «общее собрание – наблюдательный совет – правление»

необходимо четко разграничить. К компетенции совета директоров (правления) следует отнести все те вопросы, которые предусмотрены Законами об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью. Лишь некоторые вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания, могут быть отнесены уставом к компетенции совета директоров (правлению в двухзвенной модели):

– увеличение уставного капитала общества путем размещения обществом дополнительных акций в пределах количества и категорий (типов) объявленных акций;

– образование исполнительного органа и досрочное прекращение его полномочий.

Относительно обществ с ограниченной ответственностью необходимо отметить, что если участники все-таки решили избрать совет директоров, уставом можно отнести к его компетенции те же вопросы.

В двухзвенной модели к компетенции наблюдательного совета должны быть отнесены вопросы:

– утверждение процедур внутреннего контроля за финансово хозяйственной деятельностью;

– вопрос о приостановлении полномочий исполнительного органа;

– назначение корпоративного секретаря;

Таким образом, в однозвенной модели за исполнительными органами следит совет директоров (аналогично в обществе с ограниченной ответственностью), в двухзвенной – наблюдательный совет.

Относительно избрания и состава необходимо предусмотреть в действующих Законах об обществах с ограниченной ответственностью и акционерных обществах положение, в соответствии с которым члены совета директоров, наблюдательного совета, правления избираются только кумулятивным голосованием и только в форме совместного присутствия акционеров (участников).

Для двухзвенной модели необходимо установить запрет на совмещение должностей члена наблюдательного совета и члена правления.

Единоличному исполнительному органу или представителю управляющей организации (управляющему) должно быть запрещено одновременное участие в наблюдательном совете или правлении. В состав наблюдательного совета могут войти только лица, не занимающие исполнительных должностей в самом обществе, управляющей компании, аффилированных лицах. Лица, занимающие исполнительные должности в самом обществе, управляющей компании, аффилированных лицах не могут составлять более половины состава правления. В однозвенной модели лица, занимающие исполнительные должности в самом обществе, управляющей компании, аффилированных лицах не могут составлять более половины состава совета директоров. Единоличному исполнительному органу или представителю управляющей организации (управляющему) должно быть запрещено одновременное участие в совете директоров.

Схожие положения содержатся в зарубежном корпоративном законодательстве.

В третьем параграфе – «Правовое регулирование деятельности исполнительных органов хозяйственного общества» – исследуется правовой статус исполнительных органов общества и проблемы определения компетенции.

Между Гражданским кодексом РФ и Законами об акционерных обществах и обществах ограниченной ответственностью существует противоречие.

В соответствии с пунктом 3 статьи 103 и пунктом 1 статьи 91 ГК РФ исполнительный орган общества может быть коллегиальным и (или) единоличным. Он осуществляет текущее руководство деятельностью общества и подотчетен совету директоров и общему собранию акционеров.

Иными словами, в соответствии с ГК РФ, в обществе может быть:

– только коллегиальный исполнительный орган, – только единоличный исполнительный орган, – исполнительный орган может быть коллегиальным и единоличным.

Статья 69 Закона «Об акционерных обществах» и статьи 40, Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»

предусматривает, что руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом и коллегиальным исполнительным органом общества. Иными словами в хозяйственном обществе исполнительный орган может быть:

– единоличным, – единоличным и коллегиальным.

Предлагаемая нами структура управления, в которой отсутствует коллегиальный исполнительный орган, снимает это противоречие.

Компетенция единоличного исполнительного органа определяется как совокупность вопросов, прямо предусмотренных уставом и Законами об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью.

Автором исследуется правовая природа договоров общества с генеральным директором и управляющей организацией.

Вопрос о природе договора, заключаемого между единоличным исполнительным органом и самим обществом остается дискуссионным. В соответствии с пунктом 3 статьи 69 Закона об акционерных обществах на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде (в части, не противоречащей положениям Закона об акционерных обществах).

В статье 275 Трудового кодекса РФ сказано: «Законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами организации могут быть установлены процедуры, предшествующие заключению трудового договора с руководителем организации (проведение конкурса, избрание или назначение на должность и другое)»12.

То, что этот договор не является трудовым, считают Э.Р.

Мартиросян Л.В. Санникова, С. Зинченко. С ними не согласны В.В.

Глазырин, Ю. Михайленко, Д. Акопов, А. Силин.

По нашему мнению, этот договор является смешанным. Как нам представляется, эта позиция наиболее адекватна действующему законодательству. Правовая наука допускает заключение между одними и теми же субъектами двух договоров, один их которых подчинятся нормам трудового права, а другой – гражданского. Более того, нет принципиального запрета на включение всех необходимых условий, о которых договорились стороны, в единый, смешанный договор.

Вопрос о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации также остается дискуссионным.

Некоторые авторы считают, что при этом заключается агентский договор13.

Д.И. Степанов полагает, что использование агентского договора помогает избежать ряд неудобств, связанных с выдачей доверенностей. Тем не «Трудовой кодекс Российской Федерации» от 30.12.2001 №197-ФЗ. Российская газета. 31.12.2001. №256.

Степанов Д.И. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. №10. С. 60-73.

менее, к данным отношениям применяются положения главы РФ14.

Гражданского кодекса Н.В. Козлова считает этот договор смешанным15.

По нашему мнению, договор, заключаемый хозяйственным обществом с управляющей организацией – договор возмездного оказания услуг. Предметом такого договора будет являться оказание услуг по текущему управлению хозяйственным обществом. Эту точку зрения разделяют другие специалисты16.

Глава третья диссертации – «Система контроля финансово хозяйственной деятельности хозяйственных обществ» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Особенности участия ревизионной комиссии (ревизора) в системе контроля финансово-хозяйственной деятельности хозяйственных обществ» – рассматривается правовое положение ревизионной комиссии (ревизора).

Учитывая западные тенденции к усилению роли контрольных органов вследствие крупных корпоративных скандалов 2001-2003 годов, западные инвесторы предъявляют большие требования к контролю финансово-хозяйственной деятельности. Итогом является возрастающая роль такого органа, как ревизионная комиссия.

В соответствии с письмом ФКЦБ № ИК-07/883 от 28.02.2000г. ревизионная комиссия должна ежегодно переизбираться на годовом общем собрании акционеров. Срок ее полномочий истекает в день проведения следующего годового общего собрания. Если по каким-либо причинам Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры на выполнение работ и оказание услуг. М., 2002. С. 487.

Козлова Н.В. Гражданско-правовой статус органов юридического лица // Хозяйство и право. №8. М., 2004. С. 51-52.

Дягилев А. Передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации: возможности и перспективы // Хозяйство и право. 2003.

№12. С. 46.;

Глазырин. В. Предпринимательский контракт // Хозяйство и право. 1992.

№7. С. Вестник ФКЦБ.№3. 2000.

ревизионная комиссия не была переизбрана на годовом общем собрании акционеров, то срок ее полномочий считается истекшим, и обществом должно быть созвано внеочередное собрание для избрания нового легитимного органа. Однако судебная практика демонстрирует иную позицию. Для того, чтобы инициативе ФКЦБ придать нормативно правовой характер, предлагается включить нормы вышеуказанного письма в Законы об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью.

Вопросы вознаграждения и избрания членов ревизионной комиссии по-разному решаются в Законах об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью. Пункт 6 статьи 85 Закона об акционерных обществах устанавливает, что члены ревизионной комиссии (ревизор) общества не могут одновременно являться членами совета директоров (наблюдательного совета) общества, а также занимать иные должности в органах управления. Возникает вопрос: имеет ли право акционер на общем собрании включить одну и ту же кандидатуру в списки кандидатов в совет директоров и ревизионную комиссию одновременно?

Анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод о невозможности включить кандидата сразу в несколько списков для избрания в органы управления или контроля. Представляется необходимым включить подобную норму в действующее законодательство.

Во втором параграфе – «Правовое положение аудитора в системе контроля финансово-хозяйственной деятельности хозяйственных обществ» – анализируется процедура инициирования аудиторской проверки в хозяйственных обществах, рассматривается правовое положение аудитора.

Результатом изучения правоприменительной практики стал вывод о том, что в соответствии с действующим акционерным законодательством аудиторскую проверку может осуществлять только аудитор, утвержденный общим собранием акционеров.

В отличие от акционерного общества в обществе с ограниченной ответственностью аудиторская проверка может проводиться по требованию любого участника общества выбранным им аудитором. Исходя из буквального толкования статьи 48 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, нет необходимости получать согласие общества на проведение проверки аудитором, выбранным участником, и оплачиваемой участником. Учитывая, что статья 48 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» говорит о праве требования любого не ограничивая количество аудиторских проверок, участника, представляется, что это может привести к злоупотреблению участником своими правами. Существующая судебно-арбитражная практика утверждает однозначно: установлено лишь право участника предложить общему собранию участников общества выбранную им кандидатуру аудитора для проведения соответствующей проверки, тогда как окончательное решение названного вопроса находится в исключительной компетенции общего собрания.

Таким образом, органы контроля финансово-хозяйственной деятельности являются одной из важнейших частей системы управления хозяйственным обществом и их правовое положение требует дальнейшего совершенствование законодательства.

По теме диссертации опубликованы следующие работы в ведущих рецензируемых научных журналах:

1. Правовая организация управления в хозяйственных обществах // Известия высших учебных заведений. Правоведение. №2. 2009. С. 114-124;

2. Компетенция совета директоров хозяйственного общества // Ленинградский юридический журнал. №1. 2009. С.190-199.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.