авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Сатиры и лирика саши черного как метажанр

На правах рукописи

Афанасьева Елена Анатольевна «САТИРЫ И ЛИРИКА» САШИ ЧЕРНОГО КАК МЕТАЖАНР 10.01.01 – Русская литература

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Самара-2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»

Научный консультант:

Матяш Светлана Алексеевна, доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Павлова Маргарита Михайловна, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН Щеголькова Ольга Владимировна, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры русской, зарубежной литературы и методики преподавания литературы ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально гуманитарная академия»

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет)

Защита состоится 20 июня 2013 года в часов на заседании диссертационного совета Д 212.218.07 при ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет» по адресу: 443011, Самара, ул. Академика Павлова, 1, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет» Автореферат разослан «_» мая 2013 года

Ученый секретарь диссертационного совета Карпенко Г.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Разделение русской литературы XX века на литературу советскую и литературу русского зарубежья привело к тому, что для отечественного литературоведения на несколько десятилетий были закрыты писатели, эмигрировавшие после октябрьской революции 1917 года. В числе этих писателей оказался и Саша Черный, известный русский сатирик начала XX века, публиковавшийся в журналах «Зритель», «Стрекоза», «Сатирикон», чье творчество, как неоднократно отмечалось, оказало влияние на В.В. Маяковского.

«Возвращение» читателю забытого автора состоялось в 60-е годы ХХ столетия, во времена хрущевской «оттепели», когда в рамках издания «Библиотека поэта» вышла книга «Стихотворения» Саши Черного под общей редакцией К.И. Чуковского. Эта книга вызвала интерес к творчеству Саши Черного, выразившийся в появлении литературоведческих работ К.И. Чуковского, Л.А. Евстигнеевой, З.С. Паперного, Э.М. Шнейдермана, Н.И. Харджиева и В.В. Тренина, Л.А. Спиридоновой, в которых оценивалось освещение поэтом различных сфер политической, общественной и частной жизни царской России начала XX века. Вопросам поэтики Саши Черного была посвящена вышедшая позднее работа М.М. Павловой «Метрический и строфический репертуар Саши Черного», представляющая фундаментальное исследование стихосложения поэта.

Новый всплеск интереса к фигуре Саши Черного выразился в издании в 90-е годы XX века пятитомного собрания сочинений поэта с обстоятельными комментариями А.С. Иванова. Если в работах 1960-х годов преобладал социально-политический анализ, то в конце XX века акцент делался на общечеловеческих ценностях поэта. Обоснованность характера интереса к творчеству Саши Черного удачно сформулировал А.С. Иванов: «Велик соблазн прочтения Саши Черного в контексте сегодняшнего, переживаемого нами исторического момента. … Но подобный «прикладной» подход к поэзии – занятие неблагодарное – слишком стремительно меняется в последние годы политическая и экономическая ситуация»1. В литературоведческих работах 1990-х годов, которые представляли собой, как правило, вступительные статьи и послесловия к многочисленным научным и массовым изданиям Саши Черного (Л.В. Усенко, А.С. Иванов, Ф. Кривин, А.А. Урбан, В.А. Приходько, Ю. Левинг), давались общие оценки манеры поэта и актуализировались наблюдения над его поэтикой, принадлежащие еще первым рецензентам (К.И. Чуковскому, А.В.

Амфитеатрову, Е.А. Колтоновской, Н.С. Гумилеву, В.В. Маяковскому):

назывались такие черты, как маска, сочетание сатиры и лирики, отсутствие любовной лирики, «близкие, чуть не закадычные взаимоотношения с читателем», столкновение высокого и низкого, антиэстетизм, изобилие интонаций разговорной речи.

Иванов, А. С. Оскорбленная любовь / А. С. Иванов // Черный С. Собрание сочинений : в 5 т. – М. : Эллис Лак, 1996. – Т. 1: Сатиры и лирика. Стихотворения. 1905-1916. – С. 5.

В 2000-х годах новым импульсом к изучению поэта стал выход в рамках проекта «Антология сатиры и юмора России XX века» специального тома, посвященного Саше Черному. Можно утверждать, что в последнее десятилетие началось интенсивное исследование поэтики этого автора. В частности, разрабатываются такие вопросы, как метафора и другие средства выражения иронической оценки в идиостиле Саши Черного (О.И. Рыбальченко), образы и реалии в его поэтическом сознании (М.А. Жиркова), мотивная структура лирики Саши Черного (Н.А. Тиботкина), феномен сочетания лирического и комического в произведениях поэта (Э.Г. Айрапетова).

Занимаясь разработкой вопросов поэтики Саши Черного, автор диссертации обратил внимание на сочетание сатиры и лирики у поэта. Об этом уже упоминали исследователи его творчества, не выявляя механизмов соединения этих начал. На взгляд диссертанта, эти механизмы могут быть исследованы при рассмотрении конкретных жанров поэта, которые он сам включил в стихотворные книги «Сатиры» и «Сатиры и лирика».

Жанровая система Саши Черного не была предметом специального исследования. О ее недостаточной изученности свидетельствуют, в частности, многочисленные факты неоднозначной интерпретации жанрового содержания ряда стихотворений поэта («Единственному в своем роде», «Песня сотрудников сатирического журнала», «Сиропчик», «Корней Белинский», «Молитва», «Баллада», «Экспромт» и др.), что является результатом необоснованного смешения понятий сатиры и в широком, и в узком (жанровом) смысле слова, а также различного толкования жанровых разновидностей сатиры.



Наблюдение автора диссертации над жанрами стихотворных книг «Сатиры» и «Сатиры и лирика» привело к мысли, что многочисленные жанры этих книг объединяются в целое по ряду повторяющихся признаков и, следовательно, могут быть интерпретированы как метажанр, который, по мнению многих исследователей, определяется как «крупная форма, существующая над обычными жанрами и объединяющая их по какому-то общему признаку» (Википедия).

Анализ метажанра «сатиры и лирика», на взгляд автора диссертации, является перспективным путем изучения поэтики Саши Черного. Диссертант использует плодотворный опыт исследования сатирических жанров и сатирического метажанра в Оренбургском государственном университете, результатом которого явилась диссертация О.С. Кудрявцевой «Жанры и метажанр сатиры (на материале 16-й полосы «Литературной газеты»)», защищенная в Самарском государственном университете в 2005 году и имеющая в настоящее время высокий индекс цитирования.

Актуальность диссертации обусловливается следующими факторами: 1) все возрастающим читательским и научным интересом к поэзии Саши Черного;

2) малоизученностью поэтики Саши Черного;

3) неослабевающим вниманием современных литературоведов к проблемам жанра и метажанра.

Цель диссертации – исследовать «сатиры и лирику» Саши Черного как метажанр. В соответствии с целью были поставлены следующие задачи: 1) рассмотреть «сатиры и лирику» в контексте современной проблемы метажанра и показать индивидуальные черты метажанра Саши Черного;

2) описать жанровый состав метажанра «сатиры и лирика»;

3) рассмотреть структуру традиционных жанров (песни, послания, эпиграммы);

4) исследовать «Послания» в контексте проблемы циклизации;

5) описать структуру нетрадиционных жанров (альбомной поэзии, акварели);

6) выявить механизмы объединения сатиры и лирики в метажанр;

7) наполнить конкретным содержанием категории иронии, антиэстетизма, маски;

8) через призму анализа жанров и метажанра установить новые линии преемственных связей Саши Черного с русской и мировой литературой.

Исследование выполнено на материале стихотворений из пятитомного собрания сочинений Саши Черного (1996), а также стихотворений поэта, включенных составителями в корпус текстов антологий «Русская эпиграмма» (1975, 1988, 2000).

По необходимости в зависимости от объекта исследования эпизодически привлекались произведения Горация, Буало, М.В. Ломоносова, В.К.

Тредиаковского, А.П. Сумарокова, Ф.И. Дмитриева-Мамонова, Н.Н. Поповского, А.В. Нарышкина, А.А. Ржевского, И.И. Хемницера, Ф.Я. Козельского, Е.И.

Кострова, Ю.А. Нелединского-Мелецкого, Е.Р. Дашковой, П.А. Словцова, А.И.

Клушина, Я.Б. Княжнина, Д.И. Фонвизина, Г.Р. Державина, И.А. Крылова, А.С.

Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, А.Н. Майкова, Н.А. Некрасова, В.С.

Курочкина, Д.Д. Минаева, В.П. Буренина, А.А. Блока.

Объектом исследования послужили 690 стихотворений Саши Черного за период с 1905 по 1932 год. Предметом исследования является метажанр «сатиры и лирика».

Методологической основой диссертации послужили работы по теории жанра: М.М. Бахтина, Ю.Н. Тынянова, М.Л. Гаспарова, Л.В. Чернец, В.Е.

Хализева, Д.М. Магомедовой, Н.Д. Тамарченко, Н.Т. Рымаря, О.Б. Лебедевой, Н.Н. Вертянкиной;

по теории метажанра: Н.Л. Лейдермана, Р.С. Спивак, Е.Л. Бурлиной, Е.Л. Кирилловой, Ю.С. Подлубновой, С.А. Матяш, О.С.

Кудрявцевой;

по сатире: М.М. Бахтина, М.Л. Гаспарова, И.Л. Поповой, Ю.В.

Стенника, Ю.Б. Борева, Ю.К. Щеглова;

по лирике: Л.Я. Гинзбург, С.Н.

Бройтмана, В.Д. Сквозникова, М.Л. Гаспарова, В.И. Тюпы, О.В. Зырянова;

по иронии: Г.В.Ф. Гегеля, Н.Я. Берковского, П.И. Шпагина;

по теории комического: В.Я. Проппа, Б. Дземидока, С.А. Голубкова;

по циклизации:

Л.К. Долгополова, В.А. Сапогова, Л.Е. Ляпиной, И.В. Фоменко, М.Н. Дарвина, Е.А. Семеновой;

по субъектному строю: Б.О. Кормана, Ю.И. Левина, В.П.

Скобелева, Т.Т. Савченко;

по стихосложению: М.Л. Гаспарова, В.Е.

Холшевникова, М.М. Павловой, С.А. Матяш.

Методы, применяемые в настоящем исследовании: 1) структурно описательный, 2) структурно-типологический;

3) историко-типологический;

4) статистический.

Научная новизна определяется следующим:

- книги стихов «Сатиры» и «Сатиры и лирика» впервые интерпретируются как метажанр;

- устанавливаются константные черты метажанра «сатиры и лирика» (полижанровость, авторская рефлексия), ставящие его в ряд других метажанров русской и мировой литературы, и индивидуальные черты метажанра (густая населенность художественного мира, вставные конструкции и др.);

- анализируется жанровый состав стихотворных книг «Сатиры» и «Сатиры и лирика»;

- рассматривается структура традиционных жанров (песня, послание, эпиграмма) и нетрадиционных жанров (альбомная поэзия, акварель);

- выявляются механизмы объединения сатиры и лирики.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что результаты, полученные в ходе исследования, могут быть учтены литературоведами при дальнейшем изучении теории и истории метажанра, традиционных и нетрадиционных жанров.

Практическая значимость работы определяется возможностью использовать материалы диссертации в преподавании общих и специальных курсов по теории и истории литературы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Рассмотрение стихотворных книг Саши Черного в контексте проблемы метажанра позволяет интерпретировать их сверхжанровое единство как метажанр.

2. «Сатиры и лирика» Саши Черного как тип метажанра имеют два константных признака: авторская рефлексия и полижанровость (43 жанра, маркированных самим автором в заголовочном комплексе).

3. Саша Черный создает новый тип метажанра, обладающий рядом индивидуальных признаков (густая населенность художественного мира, вставные конструкции, игра с маской, ирония и самоирония, антиэстетизм, тяготение к образованию малых сверхжанровых единств в составе метажанра, ирония и сарказм как комические средства сатиры).

4. В дореволюционной лирике обнаружены 2015 персонажей:

вымышленные персонажи (конкретные и обобщенные), исторические лица, литературные герои и др. С помощью персонажей Саша Черный характеризует различные области жизни (политическую, идеологическую, культурную, бытовую и т.д.), представляет все слои населения (крестьяне, духовенство, дворяне, аристократия), создавая своеобразную энциклопедию дореволюционной России.

Мир персонажей Саши Черного чрезвычайно подвижен, являет собой «роевую» картину.

5. Анализ структуры традиционных жанров (песни, послания, эпиграммы) показал, что Саша Черный учитывает «память жанра». В то же время, используя традиционные жанровые модели, поэт создает свой вариант известного жанра, при этом фактически переосмысливая его. Трансформация проходит на разных уровнях структуры: композиции (в эпиграммах), стихотворной формы (в посланиях и эпиграммах), языковом уровне (во всех рассмотренных жанрах).

6. Большое количество (13) нетрадиционных жанров (альбом, акварель, пастель, офорты, полька и др.) является свидетельством поисков Сашей Черным новых форм, призванных активизировать у читателя ассоциации с разными видами искусства. Нетрадиционные жанры, свободные от «памяти жанра», в большей степени сохраняют инвариант Саши Черного и максимально отражают черты метажанра (ирония и самоирония, антиэстетизм, густая населенность художественного мира и т.д.).

7. Анализ традиционных и нетрадиционных жанров показывает, что тенденции эпохи выразились у Саши Черного в процессах жанровой диффузии и в тяготении к циклизации.

8. Исследование рефлексии сатиры и лирики Саши Черного, а также поэтических мирообразов традиционных и нетрадиционных жанров позволяет увидеть поэта в большом контексте русской и мировой литературы.

Апробация работы. Исследование проводилось в течение 9 лет (2004 2013 гг.). Его результаты были представлены на Международной научно практической конференции «Филологические чтения» (Оренбург, 2007;

2012), на V Международной научно-практической конференции «Проблемы поэтики и стиховедения» (Алматы, 2009), на XIII Всероссийской научно-практической конференции «Художественный текст: варианты интерпретации» (Бийск, 2008), на Всероссийской научно-практической конференции «Многопрофильный университет как региональный центр образования и науки» (Оренбург, 2009), на межрегиональной научно-практической конференции «Русский язык:

исторические судьбы и современность» (Оренбург, 2006), региональной научно практической конференции «Кирилло-мефодиевские традиции славянской письменности и культуры» (Оренбург, 2007), на ежегодных конференциях молодых ученых и специалистов Оренбургской области (2009, 2010). Отдельные положения диссертации отражены в 15 работах общим объемом 2,5 п.л.

Материалы диссертации обсуждались на аспирантских семинарах по теории и истории литературы в Оренбургском государственном университете и были применены в ходе преподавания «Истории отечественной литературы» в ОГУ.

Поставленные цель и задачи, характер материала и полученные результаты определили структуру работы. Диссертация состоит из Введения, двух разделов, Заключения, списка использованных источников и литературы (всего наименование) и Приложения, включающего полную классификацию персонажей в дореволюционной лирике Саши Черного, перечень традиционных и нетрадиционных жанров, вынесенных в заголовочный комплекс стихотворных книг, циклов, микроциклов, отдельных стихотворений поэта.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении мотивируется выбор темы, определяется ее актуальность, делается краткий обзор литературы, посвященной поэзии Саши Черного с преимущественным вниманием к вопросам поэтики, формулируются цели и задачи исследования, обусловливается методологическая основа диссертации и методы исследования, обосновывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, указывается материал, объект и предмет изучения, декларируются основные положения, выносимые на защиту, сообщается об апробации исследования, определяется структура работы.





Раздел 1 «”Сатиры и лирика” Саши Черного в контексте проблемы метажанра» состоит из пяти подразделов: «Вводные замечания», «”Сатиры и лирика” как предмет рефлексии Саши Черного», «”Сатиры и лирика”: жанровый состав», «Зримые приметы метажанра “сатиры и лирика”», «Выводы». Во «Вводных замечаниях» (1.1) оговаривается сфера применения дефиниций, содержащих в первой части слова мета-: в философии (метафизика, метаязык, метатеория, металогика), в астрономии (метагалактика), в филологии (металингвистика, метатекст, метарассказ, метанарратив, метадискурс).

Подчеркивается, что термин «метажанр» активно используется в литературоведении (на сегодня – свыше 120000 упоминаний в Интернете) и, тем не менее, эта литературоведческая категория находится в стадии разработки. Об этом свидетельствует отсутствие данного термина во всех отраслевых словарях и энциклопедиях, а также разнобой в дефинициях, обозначающих явление объединения разноуровневых единиц: гибридные жанры (В.Б. Шкловский), жанры-сюзерены (Д.С. Лихачев), энциклопедия жанров (М.М. Бахтин), сверх жанры (Оге А. Ханзен-Лве), метажанр (Н.Л. Лейдерман, Р.С. Спивак, Е.Л.

Бурлина, О.В. Зырянов, Е.Л. Кириллова, Ю.С. Подлубнова, О.С. Кудрявцева), мегажанр (В.С. Мартыненко, О.А. Сысоева). Осмысляя имеющиеся работы по метажанру, диссертант делает вывод, что под термином «метажанр» понимается много типов метажанра, каждый из которых имеет специфические приметы. По мнению автора диссертации, константными признаками метажанра на сегодня можно считать полижанровость, рефлексию создателей. «Вводные замечания» заканчиваются предположением, что анализ метажанра «сатиры и лирика» Саши Черного выявит константные и факультативные (индивидуальные) признаки этого типа метажанра и тем самым поставит его в ряд других метажанров.

В подразделе «”Сатиры и лирика” как предмет рефлексии Саши Черного» (1.2) подчеркивается интерес современных литературоведов к проблемам литературной рефлексии (В.М. Петров, В.И. Тюпа, Д.П. Бак, С.Н. Бройтман, М.П.

Абашеева, Д.М. Сегал, А.Р. Боковня, М.А. Хатямова и др.), которая «обостряется в переходные моменты искусства» (М.А. Хатямова) «в творчестве больших новаторов – художников, “первопроходцев”» (В.М. Петров). Такой фигурой диссертант считает Сашу Черного. Изучение сатиры и лирики как предмета рефлексии поэта, по мнению автора диссертации, является ключом к пониманию «сатир и лирики» как метажанра его поэтической системы. Рефлексия сатиры и лирики у Саши Черного осуществляется вербальным способом и через осмысление разноплановых художественных образов. Обращение к концептам «сатира», «сатиры», «лирика» на вербальном уровне происходит у Саши Черного, во-первых, в заглавиях стихотворных книг («Сатиры», «Сатиры и лирика»), цикла («Лирические сатиры») и отдельных стихотворений («Цензурная сатира», «Северная лирика»);

во-вторых, в ткани текста (13 стихотворений, содержащих эти концепты и их производные): «Катарный сатирик, / Истомный и хлипкий, как лирик …» («Бронхитный исправник…»). Эта подчеркнутая амбивалентность лирики и сатиры, корреспондирующая с названием второй стихотворной книги поэта, постоянно поддерживается в сознании автора как две ипостаси его отношения к миру. Употребляя концепты «сатира», «сатиры», Саша Черный использует их разные значения. Во-первых, под словом «сатира» автор подразумевает отрицательное отношение творящего к предмету своего изображения: «Щиплю в раздумье струны лиры / И никну скорбно головой… / Ах, дайте тему для сатиры / Цензурной, новой и живой!..» («Безвременье»). Во вторых, употребляет концепт «сатира» в значении «мелкий лиро-эпический жанр»: «Не носи сатир в журналы, / Как товар разносит фактор. / Выйдет жиденький редактор, / Волосатый, полинялый. / Буркнет: «Тоже… Ювеналы!..» («Традиции»). В-третьих, под словом «сатир» Саша Черный подразумевает козлоногое низшее божество с хвостом и рогами, развратного спутника бога вина и веселья: «Слышишь крики распаренных сиплых сатиров? / Они веселятся …» («Санкт-Петербург»). В диссертации показано, что разные значения концептов «сатира», «сатиры» в ряде случаев сближаются, что обеспечивает многогранность рефлексии Саши Черного. Компонуя произведения в книги и циклы по тематическому признаку, Саша Черный рефлексию сатиры и лирики оставляет сквозной, переходящей от цикла к циклу, от книги к книге.

Осмысляя сатиру и лирику через художественные образы, Саша Черный привлекает имена своих предшественников (Ювенала, Горация, Н.В. Гоголя, А.П. Чехова, Л. Фульда) и сатирических персонажей (Дон Кихота, Павлуши Чичикова, Манилова, Ноздрева, поручика Пирогова, Жана Хлестакова и др.), помещая их в современные условия. Подводя итоги исследованию проблемы «сатиры и лирика» как предмет рефлексии Саши Черного, автор диссертации делает вывод, что поэт видит себя в контексте сатирической традиции и определяет свое место в ней как создатель сплава сатиры и лирики.

В подразделе «”Сатиры и лирика”: жанровый состав» (1.3) обосновывается целесообразность анализа жанровой системы поэта через произведения, имеющие заглавие и подзаголовок жанрового характера. В исследовании привлекаются произведений Саши Черного (374 дореволюционных и 316 эмигрантских).

Диссертантом установлено, что в заголовочном комплексе стихотворных книг, циклов, микроциклов и отдельных стихотворений маркируется 43 жанра, полный перечень которых дается в Приложении 1. Рассмотрение 43 жанровых дефиниций с учетом словника «Литературной энциклопедии» под редакцией А.Н.

Николюкина (2001) показало, что 30 из них фигурируют как литературные жанры (в диссертации – традиционные жанры: баллада, элегия, песня, трагедия, поэма, роман, послание, эпитафия, басня, эпиграмма и др.), а 13 отсутствуют в жанровой номенклатуре данного издания (в диссертации – нетрадиционные жанры: шутка, шарж, полька, ария, пастель, опись, миниатюра, акварель и др.). К маркированию жанров Саша Черный прибегает в заголовочном комплексе двух стихотворных книг («Сатиры», «Сатиры и лирика»), четырех циклов («Послания», «Лирические сатиры», «Из дневника поэта» и др.), шести микроциклов (Две басни», «Парижские частушки», «Римские офорты» и др.), 75 стихотворений («Городская сказка», «Экспромт», «Молитва», «Колыбельная», «Городской романс», «Лукавая серенада», «Воробьиная элегия», «Баллада о русском чудаке», «Эпитафия» и др.). В диссертации подчеркивается, что жанровые номинации в заголовочных комплексах стихотворных книг, циклов, микроциклов, отдельных стихотворений существуют на протяжении всего творчества поэта. Анализ жанрового состава «сатир и лирики», в который Саша Черный системно включает жанровые номинации, подтверждает интерпретацию «сатир и лирики» как метажанра.

Подраздел «Зримые приметы метажанра “сатиры и лирика”» (1.4) включает три пункта: «Густая населенность художественного мира Саши Черного как индивидуальный признак метажанра “сатиры и лирика”», «Вставные конструкции как стилевая примета метажанра», «Славянизмы в контексте прозаизмов. Уход славянизмов из метажанра». Пункт «Густая населенность художественного мира Саши Черного как индивидуальный признак метажанра “сатиры и лирика”» (1.4.1) открывается обзором теоретических работ, посвященных персонажам (Г.Н. Поспелова, В.В. Савельевой, Л.В. Чернец и И.Н. Исаковой, Е. Фарыно, А.Б. Есина, И.А. Дымовой). В качестве персонажей в метажанре «сатиры и лирика» Саши Черного автор диссертации рассматривает всех действующих или упоминаемых лиц (всех живых существ). В 374 дореволюционных произведениях было обнаружено 2015 персонажей, что составляет в среднем 5,4 персонажа на одно произведение. Максимальное число действующих лиц (31) содержится в стихотворении «Продолжение одного старого разговора». Минимальное количество (1) – в 11 стихотворениях: «Тучков мост», «У канала ночью» и др.

Отсутствуют персонажи в девяти стихотворениях лирического цикла «Иные струны» («Осень в горах», «Из Флоренции» и др.). При дифференциации дореволюционных стихотворений Саши Черного по признаку выражения субъектов речи было обнаружено, что в стихотворениях, где лирический субъект – «я», «мы», персонажи появляются эпизодически, о них говорится вскользь, а в немногочисленных текстах с третьеличным повествованием персонажи занимают центральное место в произведении, им дается развернутая характеристика (имя, социальное положение, речь, оценка автором и другими персонажами). Однако персонажи и с развернутыми характеристиками, и «мелькающие» появляются у Саши Черного как в лирических, так и в сатирических текстах, что принципиально важно для описания его метажанра.

При анализе системы персонажей Саши Черного в диссертации были выделены следующие рубрики: вымышленные персонажи (731 конкретный и обобщенных), исторические личности (205), литературные герои (105), животные и растения (301). Исследование самой большой группы (вымышленные персонажи) строится на разграничении, в терминологии В.В. Савельевой, первичной и вторичной номинаций. Из 712 конкретных персонажей 117 имеют первичную номинацию: имена (Сережа, Зирэ, Клара, Маруся и др.), отчества (Михайлович, Митрич), фамилии (Бабкин, Спасский, Кочерыжкин и др.), имена и отчества (Иван Кузьмич, Христина Петровна и др.), имена и фамилии (Лазарь Рзенберг, Клара Керних, Семен Бубнов и др.), имена, отчества и фамилии (Фаддей Симеонович Смяткин). По отношению к остальным конкретным персонажам (595 из 712), а также к 673 обобщенным персонажам прослеживается тенденция к обезличиванию, которая проявляется в присваивании латинских литер, обозначающих в точных науках неизвестные величины: Икс («Гуляя в городском саду…»), Игрек («Бирюльки», «О tempora…»), а также в типизации.

Типизация персонажей Саши Черного выражается с помощью вторичной номинации, которая определяет какой-то один признак персонажа: родственные связи (свояк, дочурка, безбровая сестра);

род деятельности (дачный сторож, классная дама, буфетчица);

возраст (старый хрен в английском платье, юнцы, крошечные дети);

национальность (французы, толстяк-баварец, немки, швед, два еврея);

политические взгляды (октябрист, крайний правый, кадеты, эсдеки, стадо правых жеребят);

умственные способности (осел, дурак, тупицы, глупцы, безмозглые и т.д.);

высмеиваемые пороки (казнокрады, палачи, стадные, низко утробные, бюрократы);

статус в учебном заведении (малыш-приготовишка, дочурка-гимназистка, первокурсник-щенок, потный бурш, курсистка). Для наименования персонажа автором могут использоваться числительные ( почтеннейших граждан, мильонов пять, двое). Саша Черный активно использует портретные характеристики, при этом ограничивается, как правило, одной деталью: «На Невском бобры, треуголки, / Чиновники, шубы… Толпа!» («Человек в бумажном воротничке»), следуя, на взгляд автора диссертации, сатирико иронической традиции Н.В. Гоголя. Деталь, замещающая человека и являющаяся у Саши Черного самостоятельным персонажем, служит, как правило, для выражения его антиэстетизма: «Как наполненные ведра / Растопыренные бюсты / Проплывают без конца – / И опять зады и бедра… / Но над ними, – будь им пусто, – / Ни единого лица!» («Мясо»).

Вторая группа персонажей, выделяемая в диссертации, включает исторических личностей. В это число вошли государственные деятели, правители (Грозный, Петр Великий, император Франц-Иосиф, Пипин Короткий, Нерон и др.), писатели, философы, композиторы, певцы (Пушкин, Дюма, Кант, Спиноза, Бетховен, Григ, Шаляпин и др.), современные Саше Черному государственные чиновники, политики, журналисты (Александр Гучков, Меньшиков, Столыпин, Пуришкевич и др.). Бльшую часть группы исторических личностей составляют персонажи, являющиеся объектами сатиры Саши Черного. Как правило, это современные поэту публичные люди: «Лжет Кузмин, и лжет Каменский, / Арцыбашев и Бальмонт – / Чист и нежен взор твой женский, / Как апрельский горизонт» («Устарелый»). Относительно небольшая группа – это те люди, которые являются непререкаемым авторитетом для поэта (Вергилий, Гораций, Платон, Вольтер, Л.Н. Толстой и др.). Такие персонажи выступают в стихотворениях своеобразным камертоном, с которым Саша Черный сверяет своих сатирических персонажей.

Анализируя третью группу (литературные герои), автор диссертации выделяет библейские образы (Иосиф, Мафусаил, Соломон, Суламифь и др.) и собственно литературные персонажи (Харон, Патрокл, Панург, Гамлет, Тиль Тиль и др.). Их появление создает у читателя определенные ассоциации, обогащая создаваемый поэтом образ уже известными характеристиками. Помимо антропоморфных персонажей, героями стихотворений часто выступают животные и растения (тараканы, грандиознейшие мопсы, флиртующие кошки, зачарованный петух, влюбленные мухи, яблоня-растрепа и др.), всякий раз используемые Сашей Черным для создания комического эффекта.

У Саши Черного к олицетворению тяготеют неодушевленные предметы:

«Царь-колокол зевает старой раной, / Царь-пушка зев уперла в небеса, / Как арбузы, – охвачены нирваной, / Спят ядра грузные, не веря в чудеса» («Бегство») и абстрактные понятия: Истина («Споры»), Идея («Интеллигент»), Проблема Пола («Песня о поле»), успех («Нетерпеливому»), царь-апломб, мода («Жестокий бог литературы…»): «Вновь забытый образ вырастает: / Притаилась Истина в углу, / И с тоской глядит в пустую мглу, / И лицо руками закрывает…» («Споры»). Об интересе Саши Черного к такому приему, как густая населенность художественного мира, свидетельствует то, что он активно заявляет о своих персонажах в заголовочном комплексе (в 374 стихотворениях дореволюционной лирики обнаружен 71 герой, вынесенный в заглавие, подзаголовок, посвящение).

В заключение диссертант делает выводы, что в художественном мире Саши Черного персонажи характеризуют различные области жизни (политическую, идеологическую, культурную, бытовую и т.д.), представляют все слои населения дореволюционной России;

что мир этих персонажей подвижен, являет собой «роевую» картину. Через персонажи просматриваются принципиальные установки поэтики Саши Черного (ирония, антиэстетизм и др.).

Пункт «Вставные конструкции как стилевая примета метажанра» (1.4.2) посвящен исследованию 133 вставных конструкций (ВК) в поэтических текстах Саши Черного: 83 вставки в дореволюционных стихотворениях и привлеченные в качестве фона 50 вставок в эмигрантской лирике. Определение единицы вставной конструкции, ее графическое оформление и общие функции описываются с опорой на «Грамматику русского языка» (1960), энциклопедию «Русский язык» (2003), а также на лингвистические работы А.Г. Руднева, А.Б. Шапиро, А.Н.

Гвоздева, Б.С. Шварцкопфа, А.Ф. Прияткиной, Н.С. Валгиной. За единицу вставной конструкции в диссертации принимается речевое высказывание (единица текста), ограниченное с двух сторон скобками или тире. Пункт «Вставные конструкции как стилевая примета метажанра» содержит три подпункта: «Частота употребления вставных конструкций», «Структура вставных конструкций», «Функции вставных конструкций».

В подпункте 1.4.2.1 частота употребления вставных конструкций определяется отношением общего числа поэтических строк (10793) к количеству вставок (83), то есть показывается, через сколько строк (в среднем) появляется вставная конструкция. Этот показатель в дореволюционный период Саши Черного составляет 130 (в эмигрантской лирике поэта – 208,5). В качестве сопоставительного материала привлекаются аналогичные данные по лирике А.С.

Пушкина (214,7), И.А. Крылова (341,4), М.Ю. Лермонтова (294,2), Н.А.

Некрасова (88,8), В.С. Курочкина (70,2), Д.Д. Минаева (60,1);

по поэме А.А. Блока «Возмездие» (25,4). Анализируя полученные статистические данные, автор диссертации делает выводы, что, во-первых, интерес Саши Черного к вставным конструкциям обусловлен тенденциями времени (ср. с высокими показателями частоты употребления ВК в поэме А.А. Блока), во-вторых, образцом для Саши Черного могли быть Н.А. Некрасов и поэты-искровцы В.С. Курочкин и Д.Д.

Минаев. В диссертации показывается, что, подключаясь к традиции Н.А.

Некрасова и поэтов некрасовской школы, Саша Черный не только воспроизводит используемый ими прием, но и утрирует его, делая зримой приметой своего метажанра.

Подпункт «Структура вставных конструкций» (1.4.2.2) включает в себя рассмотрение следующих вопросов: величина вставной конструкции;

место вставной конструкции в строке;

соотношение вставной конструкции и рифмы.

При определении величины ВК выяснено, что подавляющее большинство (88,8%) вставных конструкций в поэтических текстах Саши Черного имеет средний объем, не превышающий размеров стихотворной строки. Замечена тенденция: чем больше вставная конструкция, тем более автономна она по отношению к основному тексту, а значит, маркируется скобками как более выключающим знаком. Место вставных конструкций, занимающих часть строки, – это, как правило, конец стиха. Отношения вставных конструкций и рифмы весьма разнообразны. В диссертации рассматриваются различные виды рифмования (перекрестная рифма с разнообразным чередованием женских и мужских клаузул;

парная рифма и кольцевая рифма, заканчивающиеся не только мужскими и женскими клаузулами, но и дактилическими) с дифференциацией на участие в рифменных цепях вставок разного объема. Вставные конструкции подчиняются рифменному рисунку стихотворения.

В подпункте «Функции вставных конструкций» (1.4.2.3) анализируются общие и частные функции ВК. Отмечается, что все вставки объединены двумя общими функциями: первая – сигнал появления дополнительной информации;

вторая – создание иронического эффекта: одни вставки поддерживают ироничный тон, заданный основным текстом («Опять и опять»);

другие усиливают его («Бал в женской гимназии»);

в третьем случае именно на долю вставки приходится функция создания иронии («Виленский ребус»). Общие функции возникают в процессе реализации конкретных, частных функций. Частные функции могут существовать как независимо друг от друга, так и накладываясь одна на другую.

В диссертации выделяются следующие частные функции: 1) пояснение слов в авторской речи;

2) выражение эмоциональной реакции по поводу высказываемого;

3) самохарактеристика субъекта речи;

4) отсылка к другому литературному произведению;

5) рефлексия по поводу рифмы;

призыв к адресату речи;

6) композиционная функция;

7) создание сатирического образа;

8) выражение антиэстетизма.

В связи с первой и второй частными функциями вставных конструкций подчеркивается, что практически во всех вставках содержится ироническая составляющая: «Не справляясь с желаньем начальства, / Лезут почки из сморщенных палок, / Под кустами – какое нахальство! – / Незаконное сборище галок …» («На Елагином»). При рассмотрении третьей функции (самохарактеристика субъекта речи) отмечается, что ВК, как правило, содержат самоиронию, характерную для творчества Саши Черного: «Позвольте ж мне с глубоким реверансом, / Маститый старичок, / Почтить вас кисло-сладеньким романсом / (Я в лести новичок) …» («Единственному в своем роде»). В связи с пятой функцией говорится, что в стихотворениях Саши Черного вставная конструкция может служить сигналом нарушения рифменного рисунка, реализуя функцию рефлексии по поводу рифмы. В таких случаях отмена рифмы подчеркивается самим лексическим содержанием вставки: «Папа с мамой нам дарили деньги, / Девушки – «догробную любовь»,/ Мы смотрели в небо (к черту рифму!) / И для нас горели облака!..» («Весенние слова»). По мнению Л.Е.

Ляпиной, традиция превращать приемы стихотворства в источник образного мышления, когда рифма, наряду с метром и строфой, стала настоящим героем произведений, была заложена в поэзии XIX века А.С. Пушкиным, П.Я.

Вяземским, Н.А. Некрасовым и др. и была продолжена поэтами XX столетия И.

Анненским, В.Я. Брюсовым, К.Д. Бальмонтом. Материал диссертации позволяет дополнить список Л.Е. Ляпиной фигурой Саши Черного и отметить, что, в отличие от поэтов XIX века, у которых был культ рифмы, Саша Черный рифму иронически «изгоняет», что соответствует его практике прозаизации лирики.

Говоря о шестой функции, автор диссертации подчеркивает, что понимает композицию широко (с многообразием ее аспектов) и рассматривает несколько композиционных функций ВК. Одна из них – маркирование скобками эпиграмматического пуанта («Дурак рассматривал картину…»), другая – оформление пространственно-временных отношений: уточнение хронотопа («Огород»). Исследование седьмой функции (создание сатирического образа) показывает правомерность рассмотрения густой населенности художественного мира Саши Черного как зримой приметы метажанра «сатиры и лирика». Вставные конструкции содержат характеристику внешнего и внутреннего облика персонажей и – что особенно важно – выражают богатую палитру отношения Саши Черного к своим героям. Выражение авторского отношения к персонажам осуществляется как за счет экспрессивной лексики («о змея», «ах, злодей», «собаки!»), так и путем создания карикатурного образа («Смесь Валькирии с коровой»), оксюморона («Благородные лакеи / (Помесь фрака с мужиком)») и др.

В завершение обзора функций вставных конструкций в диссертации отмечаются нечастые, но выразительные случаи, когда во вставке даются детали, типичные для антиэстетизма Саши Черного: «Поперек стихов пометка: / «Мысли есть, но в общем – сухо». / (Так на мраморе нередко / Оставляет след свой муха.)» («Надписи на полях библиотечных книг»).

В целом анализ 133 вставных конструкций с точки зрения структуры и функций позволил диссертанту сделать выводы, что с помощью ВК можно увидеть механизм формирования иронии Саши Черного и его антиэстетизма;

через вставки просматривается взаимосвязь многих компонентов структуры:

рифмы, ритма, образной системы;

в перечне функций вставных конструкций особо значимым для метажанра «сатиры и лирика» является выражение разнообразной палитры отношения автора к многочисленным персонажам произведений и к окружающему его миру в целом.

Пункт «Славянизмы в контексте прозаизмов. Уход славянизмов из метажанра» (1.4.3) открывается аналитическим обзором лингвистических работ, посвященных славянизмам (А.А. Шахматова, В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, Н.М. Шанского, В.В. Замковой, Е.С. Копорской и др.). В центре внимания автора диссертации – стилистические славянизмы, которые употребляются «для какой нибудь специальной стилистической цели» (Г.О. Винокур). Одними из тех, кто активно использовал славянизмы для такой цели (как средство пародирования высокопарного и официозного стиля), были поэты-искровцы (И.Л. Краснова).

Исследование славянизмов в контексте прозаизмов (так же, как и использование вставных конструкций) наполняет конкретным содержанием тезис о связи сатириконца Саши Черного с поэтами-искровцами.

Привлекая данные «Этимологического словаря русского языка» М. Фасмера, диссертант обнаружил славянизмы в 12 известных стихотворениях поэта, датируемых 1908-1909 годами («Ламентации», «Крейцерова соната», «Отъезд петербуржца», «Все в штанах, скроенных одинаково», «Опять» и др.), в которых функционируют 36 славянизмов. Это – абстрактные понятия (бездна, мгла, мрак);

конкретные понятия (зеркало, скрижали, врата);

библеизмы (воскрес, Создатель, Единый, заблудшая, обреченный на заклание);

славянизмы, относящиеся к концепту «человек внутренний» (страсти, страданья, надежда);

славянизмы, относящиеся к концепту «человек внешний» (очи, вежды, глазницы, выи, глас).

Несмотря на то, что славянизмы используются поэтом более чем сдержанно (в среднем через каждые 11,9 строк) и только в начале творческого пути, они представляют интерес как одно из средств создания иронии Саши Черного.

Ирония возникает за счет того, что славянизмы функционируют в контексте прозаизмов. При анализе прозаизмов в стихотворениях, содержащих славянизмы, было обнаружено, что Саша Черный активно использовал сниженную лексику:

прозаизмы появляются в тексте через каждые 5,2 строки, то есть по сравнению со славянизмами они встречаются в два раза чаще. С учетом данных «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова прозаизмы были распределены по следующим группам: разговорные слова (мильон, бренчать, учинить дебош, дхни, ворочайся, спугнула, четвертак, ожги, сослепу, прыщавый, наскучили);

просторечные слова (изрыт, зарезал, иль, подрал, прт, пуще, ошалевшие, паровик, лютеет, истасканные);

вульгаризмы (лопать);

фамильярные слова (бочком, торчать, шмыг, хнычем, мычанье, шляется, сморозил, интрижка, гвалт, раздобрел);

пренебрежительные слова (крохи, хлам, глаза-гляделки, мажет);

презрительные слова (жид, жалкие слизни).

Механизм взаимодействия славянизмов и прозаизмов и художественный эффект этого взаимодействия у Саши Черного показан в диссертации на анализе стихотворения «По мытарствам» (1909).

В завершение исследования славянизмов автор диссертации приходит к выводу, что яркие произведения 1908-1909 годов показывают возможности художественного эффекта функционирования славянизмов на площадке текстов, изобилующих прозаизмами. Одновременно диссертант педалирует факт отсутствия славянизмов в большинстве стихотворений Саши Черного, вследствие чего зримой приметой «сатир и лирики» является уход славянизмов из метажанра.

Первый раздел заканчивается «Выводами» (1.5), в которых обозначаются выявленные черты метажанра Саши Черного: авторская рефлексия, полижанровость, густая населенность художественного мира, использование вставных конструкций, уход славянизмов из метажанра. Автор декларирует, что этими чертами не исчерпывается характеристика метажанра. Дальнейшая его характеристика будет дана в процессе анализа конкретных жанров поэта.

Раздел 2 «Традиционные и нетрадиционные жанры в структуре метажанра» включает в себя четыре подраздела: «Вводные замечания», «Модификация традиционных жанров», «Нетрадиционные жанры как авторская установка на новые жанровые формы», «Выводы». Во «Вводных замечаниях» (2.1) уточняется содержание терминов «традиционные» и «нетрадиционные» жанры. В обзоре научной литературы по проблемам жанра диссертант обращает внимание на отсутствие четкой терминологии и приводит наиболее распространенные термины: «традиционные жанры» (Ю.Н. Тынянов, В.Е.

Хализев, О.В. Зырянов, Л.В. Чернец, О.С. Кудрявцева, О.В. Слонь), «канонические жанры» (М.М. Бахтин, Д.М. Магомедова, Н.Д. Тамарченко), «канонизированные жанры» (С.С. Аверинцев, А.Б. Есин), «высокие жанры» (В.Б. Шкловский, Б.В. Томашевский), «строгие жанровые формы» (С.Н.

Бройтман), «чистые жанры» (Н.Н. Вертянкина). Автор диссертации использует дефиницию «традиционные жанры» и понимает под ними жанры, следующие «определенным нормам и правилам, которые вырабатываются традицией и обязательны для всех авторов» (В.Е. Хализев).

Под «нетрадиционными жанрами» диссертант имеет в виду новые жанровые формы, созданные Сашей Черным для книг стихов «Сатиры» и «Сатиры и лирика». Эти жанровые формы находят соответствие в выделяемых исследователями «неканонических жанровых формах» (В.Е. Хализев, Д.М.

Магомедова, Н.Д. Тамарченко), «низких жанрах» (В.Б. Шкловский, Б.В.

Томашевский), «младших жанрах» и «жанровых гибридах» (С.С. Аверинцев), «свободных жанровых формах» (С.Н. Бройтман), «окказиональных жанрах» (Т.В.

Сафарова, Н.Л. Зелянская), жанрах, «образовавшихся в результате диффузий» (Н.Н. Вертянкина), «жанрах-неологизмах» (О.С. Кудрявцева).

При исследовании традиционных и нетрадиционных жанров автор диссертации исходит из понимания природы жанра и выработанных в литературоведении методик его анализа. Поскольку по категории жанра в настоящее время имеется обширная литература, в диссертации осмысляются только труды, содержащие аналитические обзоры работ по этой категории: Р.

Уэллека и О. Уоррена, Л.В. Чернец, С.С. Аверинцева, В.Е. Хализева, Н.Л.

Лейдермана, Н.Н. Вертянкиной, О.В. Зырянова, О.С. Кудрявцевой, О.В. Слонь и др. Особо отмечаются работы, в которых предложена методика жанрового анализа. Наиболее четко жанровые признаки и последовательность анализа изложены Н.Л. Лейдерманом, который на первое место в этом анализе ставит субъектную организацию. При рассмотрении субъектной организации автор диссертации обобщает наблюдения и выводы Б.О. Кормана, В.П. Скобелева, Ю.И.

Левина, С.Н. Бройтмана, Т.Т. Савченко и раскрывает наполнение термина «лирический субъект»: лирический субъект как близкий к реальному (биографическому) автору и как ролевой герой – обыватель, для изображения которого поэт прибегает к сатирическим приемам (иронии, гротеску и др.), результатом чего является возникновение разных личин маски Саши Черного.

Термины «герой ролевой лирики», «я чужое» и «маска», предложенные названными выше исследователями, понимаются в диссертации как синонимы.

Подраздел «Модификация традиционных жанров» (2.2) состоит из четырех пунктов: «Песни Саши Черного: приемы деформации фольклорного жанра», «”Послания” в контексте жанровой традиции», «”Послания” в контексте циклизации», «Эпиграммы Саши Черного: «память» архаического жанра и пути ее преодоления». Пункт «Песни Саши Черного: приемы деформации фольклорного жанра» (2.2.1) посвящен исследованию механизмов переосмысления Сашей Черным жанра песни на основе девяти стихотворений, имеющих в заголовочном комплексе авторскую номинацию этого традиционного жанра («Песня о поле», «Песня сотрудников сатирического журнала», «Тифлисская песня», «Пьяная песня», «Песня войны», «Эмигрантская песня» и др.). Основываясь на исследованиях фольклористов А.Н. Веселовского, В.М.

Сидельникова, Н.П. Колпаковой, З.И. Власовой, В.И. Ереминой, Я.И.

Гудошникова, С.Г. Лазутина, диссертант составляет жанровую модель лирической песни и на фоне этой модели рассматривает две песни Саши Черного («Эмигрантская песня» и «Тифлисская песня»). Две другие песни («Песня войны» и «Песня о поле») анализируются в контексте традиции народной сатирической песни. Проведенное исследование песен Саши Черного показало, что они воспроизводят большой комплекс структурных особенностей фольклорного жанра (повторы разных уровней, особенность композиции песни – описательно повествовательная часть плюс монолог или диалог и др.);

при этом во всех песнях присутствуют специфические для Саши Черного приемы (снижение пафоса стихотворения, амбивалентность авторского присутствия (игра с разными масками), ирония и самоирония, антиэстетизм). Кроме того, анализ текстов показал диффузное проникновение сатиры и лирики. Соотношение лирического и сатирического начал в песнях различное, что и дает стилевое богатство метажанра «сатиры и лирика».

Пункты 2.2.2 и 2.2.3 посвящены второму по частоте авторского упоминания жанру – посланию, представленному шестью стихотворениями, объединенными в цикл «Послания». Это обстоятельство обусловило необходимость рассмотреть данный цикл в двух контекстах: в контексте жанровой традиции и в контексте проблемы циклизации.

Маркирование жанра послания в заглавии, а также нумерация стихотворений («Послание первое», «Послание второе» и т.д.) являются у Саши Черного ориентацией на жанровую дефиницию Горация, Буало и продолживших эту традицию русских поэтов XVIII века (А.Д. Кантемира, В.К. Тредиаковского, А.П.

Сумарокова). Своеобразие анализируемых «Посланий» Саши Черного, по мнению автора диссертации, заключается в том, что его поэтика органично сочетает черты сатирического послания, восходящего к античной традиции, и дружеского послания, связанного с эпистолярной культурой арзамасцев. Используя предложенную В.Н. Румянцевой жанровую модель дружеского послания и составленную диссертантом по работам М.М. Бахтина, М.Л. Гаспарова, И.Л.

Поповой, А.М. Пескова, Ю.В. Стенника, Ю.К. Щеглова модель сатирического послания, автор диссертации выделяет черты, общие для всех модификаций этого жанра (тематическое богатство и свободный переход от темы к теме;

апелляция к собеседнику;

введение автобиографического, мемуарного элемента;

конкретность, детальность изображения;

имитация устной речи), а также частные черты: для дружеского послания – «домашняя» семантика, простодушная болтовня, специфический хронотоп (абсолютизация настоящего и обитель с элементами быта);

для сатирического послания – отрицание современности;

коллекция сатирических образов;

ирония, сатира, гротеск. Проецируя стихотворения Саши Черного с жанровой номинацией послания на данные модели, диссертант приходит к выводу, что поэт следует традициям дружеского и сатирического посланий, однако сохраняет свою индивидуальную манеру, деформируя этот традиционный жанр. Анализ «Посланий» позволяет обнажить механизмы иронии и самоиронии, разные личины «маски», диффузные взаимопроникновения сатиры и лирики.

В пункте «”Послания” в контексте циклизации» (2.2.3) на основе работ Л.К. Долгополова, В.А. Сапогова, Л.Е. Ляпиной, А.М. Гаркави, И.В. Фоменко, А.Э. Зелинского, М.Н. Дарвина, Л.В. Спроге, Е.А. Семеновой, Е.В. Пепеляева, посвященных лирическому циклу, автор диссертации определяет характерные для него формальные и содержательные черты. Проекция цикла Саши Черного «Послания» на данную модель позволила сделать вывод, что «Послания» отражают многие легко просматриваемые формальные признаки циклизации:

общее заглавие («Послания»), эпиграф («Сладок свет, и приятно для глаз видеть солнце». Екклесиаст. XI, 7), хронотоп (1908 год, Гунгербург), нумерация стихотворений («Послание первое», «Послание второе» и т.д.), самостоятельность входящих в цикл стихотворений («Послания» создавались как отдельные, законченные произведения, так как все они были впервые опубликованы в разных номерах «Сатирикона» за 1908 год). Помимо формальных признаков циклизации, в диссертации отмечаются содержательные черты цикла Саши Черного.

Внутреннее единство циклу придает, во-первых, жизнь лирического субъекта, который в процессе развития лирического сюжета эволюционирует: он представлен как «я» собственное с разной степенью приближенности к биографическому автору («Послание первое», «Послание третье», «Послание пятое», «Послание шестое»), «я» чужое («Послание второе»), «я» обобщенное («Послание четвертое»). Во-вторых, единство создается обилием персонажей, которые номинированы, сгруппированы, находятся в постоянном движении;

при их характеристике Саша Черный прибегает к антиэстетизму. Лирический субъект находится в разных отношениях с сатирическими персонажами. Анализ этих взаимоотношений выявляет механизм иронии и самоиронии. В-третьих, целостность создается стиховой организацией. В диссертации описывается кусковая полиметрия цикла, включающая классические и неклассические стихотворные размеры.

Анализируя «Послания» Саши Черного в контексте проблемы циклизации, диссертант показывает, что обращение поэта к циклу продиктовано спецификой самого жанра послания, тяготеющего к циклизации, и тенденциями времени, когда цикл начинает восприниматься новым жанровым образованием, стоящим между тематической подборкой стихотворений и лирической бессюжетной поэмой. Исследование цикла «Послания» позволяет выявить механизмы диффузии сатиры и лирики. «Послания» строятся как лирический цикл, но в них органично сочетаются лирическое и сатирическое начала.

В начале пункта «Эпиграммы Саши Черного: «память» архаического жанра и пути ее преодоления» (2.2.4) определяется корпус текстов, предназначенных для анализа: 20 стихотворений Саши Черного, имеющие в заголовочном комплексе жанровую номинацию эпиграммы, и 32 стихотворения поэта, включенные составителями в антологии «Русская эпиграмма» (1975, 1988, 2000). При изучении эпиграммы учитывается жанровая модель классического образца этого жанра, описанная в работах М.Л. Гаспарова, Л.Ф. Ершова, А.П. Квятковского, О.В. Зырянова и признаки жанровой диффузии в эпиграммах начала XX века, отмеченные С.А. Матяш. Анализ поэтики эпиграмм Саши Черного показывает, что расшатывание жанровой модели эпиграммы в его творчестве происходит в русле общих тенденций времени: использование поэтом эпиграфов (Хождение по гонорарам – «А.Н. Толстой»), подзаголовков жанрового характера (Из «Sinngedichte» Людвига Фульда) и др.

Рассматривая вопросы стихотворной формы жанра, автор диссертации определяет метрические особенности эпиграмм Саши Черного с проекцией, во первых, на метрический репертуар всей поэзии Саши Черного, составленный М.М. Павловой, во-вторых, на метрический фон поэзии 1890-1935 гг., описанный М.Л. Гаспаровым, в-третьих, на фон русских эпиграмм XVIII-XX веков, данный в работах С.А. Матяш. Анализ метрики эпиграмм Саши Черного в рассмотренных контекстах показал, что, во-первых, эпиграммы в сознании поэта имели определенные характеристики (своеобразный метрический облик), отличающие этот жанр от общих контуров метрического репертуара Саши Черного, во-вторых, поэт улавливает тенденции времени, в-третьих, он учитывает тенденции, которые шли в самом жанре и во многом формировались его собственными эпиграммами.

Анализируя субъектно-объектный строй эпиграмм Саши Черного, диссертант отмечает, что объектами сатиры могут выступать вымышленные персонажи (конкретные и обобщенные) и исторические личности. В последних Саша Черный откликается на «злобу дня», выбирая в качестве сатирических персонажей современных литературных деятелей и политиков (Брюсова, Горького, Есенина, Шварца и др.). В этих эпиграммах, наряду с иронией и самоиронией, появляются такие элементы комического, как гротеск: «Военный фельдшер, демагог, / Делец, упитанный и юркий, / Матросской бранью смазав слог, / Собрал крыловские окурки» («Демьян Бедный»);

сарказм: «Семь лет «Демьяновой» ухой / Из красной рыбы, сплошь протухшей, / Он кормит чернь в стране глухой, / Макая в кровь язык опухший» (Там же).

В целом исследование эпиграмм Саши Черного показало, что их обилие и указание на жанр в заголовочном комплексе позволяет говорить о «памяти жанра», которая обеспечивает сохранение константных признаков архаичного жанра. Деформация жанровой модели традиционного жанра происходит за счет приемов, характерных для манеры поэта (вставные конструкции, явные и скрытые объекты сатиры, ирония в комплиментарной части стихотворения, пуант в виде вопросительного предложения). Поэтика эпиграмм Саши Черного отражает и в свою очередь определяет поэтику метажанра «сатиры и лирика» в целом.

В подразделе «Нетрадиционные жанры как авторская установка на новые жанровые формы» (2.3) отмечается, что Саша Черный упоминает в заголовочном комплексе 13 нетрадиционных жанров (акварель, альбом, ария, застольная, колыбельная, лубок, миниатюра, объявления, опись, офорты, пастель, полька, шутка). Эти жанровые номинации содержатся в заголовочном комплексе микроциклов («В гостинице Пьемонт» («Из эмигрантского альбома»), «Римские офорты» и др.) и отдельных стихотворений («Колыбельная», «Пошлость (Пастель)» и др.). Интересным представляется тот факт, что в качестве жанровой номинации поэт использует названия нетрадиционных жанров, в отдельных случаях имеющих свою историю в литературной практике (цикл А.Н. Майкова «Акварели»). Для детального анализа из нетрадиционных жанров выбраны альбомная лирика и акварель как наиболее частотные.

В пункте «Альбомная лирика как малый метажанр в структуре метажанра “сатиры и лирика”» (2.3.1) определяется корпус текстов, который составляют стихотворения, имеющие в заголовочном комплексе указание на жанр («Из альбома…», «В альбом…»). Проведенный анализ жанрового содержания девяти стихотворений с этой номинацией показал, что альбомная поэзия Саши Черного имеет полижанровый характер, так как включает в себя следующие жанры:

эпиграмма (три стихотворения микроцикла «Из альбома женоненавистника» и стихотворение «В альбом Брюсову»), сценка (три стихотворения микроцикла «В гостинице “Пьемонт” (Из эмигрантского альбома)» и стихотворение «Бензинная любовь (Из путевого альбома)»), послание («Гигиенические советы (Из эмигрантского альбома)»). Большинство стихотворений называются «Из альбома…», а не «В альбом…», как это было принято у предшественников Саши Черного. За этим различием в номинации, по мнению автора диссертации, стоят многие структурные изменения.

Давая общую оценку альбомной поэзии Саши Черного, диссертант выдвигает тезис, что эта поэзия может быть интерпретирована как малый метажанр в более крупном метажанре «сатиры и лирика», приводя следующую аргументацию:

альбомная поэзия включает несколько жанров (эпиграмма, сценка, послание);

каждый из рассмотренных жанров обладает структурными особенностями, свойственными этим жанрам;

все тексты имеют общее заглавие («Из альбома…»);

во всех произведениях, объединенных этой жанровой номинацией, можно усмотреть лирическое и сатирическое начала.

В пункте «Акварели Саши Черного. Прецедент создания полижанрового стихотворения» (2.3.2) на анализе стихотворений «Марии Федоровне» и «Хохлушка», имеющих в подзаголовке жанровую номинацию акварель, автор диссертации устанавливает черты, характерные для этого нетрадиционного жанра. Рассмотренные стихотворения сближают, во-первых, жанровая номинация – акварель;

во-вторых, женские образы;

в-третьих, общая стиховая форма: метр (ямб);

размер (4-стопный ямб);

строфичность (катрены в стихотворении «Марии Федоровне», десятистишия в «Хохлушке»);

рифмование (в катрене – опоясывающее рифмование, в десятистишии – три первые пары с соблюдением альтернанса и четыре завершающих стиха с опоясывающим рифмованием);

в четвертых – специальная лексика (краски, мольберт, портрет).

На основании анализа двух нетрадиционных жанров диссертант утверждает следующее. Жанровая номинация в заголовочном комплексе нетрадиционных жанров – это авторская установка на новую жанровую форму, которая должна активизировать у читателя ассоциации с разными видами искусства. Жанровая номинация предопределяет и отмеченную специальную лексику. Стихотворения нетрадиционных жанров тяготеют к образованию сверхжанровых единств (альбомная лирика как метажанр, акварель «Хохлушка» как полижанровое стихотворение).

В «Выводах» (2.4) подводятся итоги исследованию традиционных и нетрадиционных жанров и отмечается следующее. При анализе традиционных и нетрадиционных жанров, помимо полижанровости, авторской рефлексии, густой населенности художественного мира, вставных конструкций, славянизмов в контексте прозаизмов, обнаружены дополнительные черты, характерные для метажанра «сатиры и лирика»: игра с маской (амбивалентность авторского присутствия;

разнообразные соотношения сатирических персонажей с ролевым героем и лирическим субъектом, близким к биографическому автору);

ирония и самоирония;

антиэстетизм;

тяготение к образованию сверхжанровых единств (циклизация, малый метажанр, полижанровое стихотворение). В процессе анализа выявлены разные комические средства сатиры: сарказм и гротеск. Исследование жанров продемонстрировало диффузное проникновение сатиры и лирики, установило, что характер этого проникновения в разных жанрах различный.

Анализ традиционных жанров показал, что Саша Черный учитывает «память жанра», о чем свидетельствует, помимо жанровой номинации, сама структура всех рассмотренных жанров. В то же время, используя традиционные жанровые модели, поэт создает свой вариант известного жанра, при этом фактически переосмысливает его. Трансформация проходит на разных уровнях структуры:

композиции (в эпиграммах), стихотворной формы (в посланиях и эпиграммах), языковом уровне (во всех рассмотренных жанрах). Размывание жанровых границ происходит за счет приемов, характерных для манеры Саши Черного (вставных конструкций, сатирических персонажей, явных и скрытых объектов сатиры, а также расшатывания стихотворных размеров – и классических, и неклассических). Деформация жанровой модели традиционных жанров в творчестве Саши Черного отражает общие тенденции времени (в частности тенденцию к стиранию жанровых границ). Нетрадиционные жанры, свободные от «памяти жанра», в большей степени сохраняют инвариант Саши Черного и максимально отражают вышеперечисленные черты метажанра.

В Заключении подводятся итоги и намечаются пути дальнейшего изучения поставленной проблемы. Предпринятое исследование, сделанные наблюдения и выводы показали правомерность предположения диссертанта, что «сатиры и лирика» – это новый тип метажанра, который имеет два константных признака (полижанровость и авторскую рефлексию). Эти признаки сближают метажанр Саши Черного с другими метажанрами, уже описанными литературоведами (роман, фантастика, мениппея, антиутопия, авторская песня и др.). Своим метажанром поэт обогащает палитру метажанров. Кроме того, проведенный в диссертации анализ позволил установить ряд индивидуальных признаков метажанра Саши Черного. Проведенный анализ рефлексии сатиры и лирики Саши Черного и поэтических миров традиционных и нетрадиционных жанров позволяет увидеть поэта XX века в большом контексте русской и мировой литературы. В заключение диссертант отмечает, что исследование не исчерпывает всей проблематики, возникающей при анализе метажанра Саши Черного, и выражает надежду на то, что оно намечает пути его изучения. Дальнейшее решение вопросов, поставленных в настоящей работе, очевидно, потребует расширения круга системно анализируемых жанров, традиционных и нетрадиционных.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК:

1. Афанасьева, Е. А. Сатира и лирика как предмет рефлексии Саши Черного / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2010. – № 11. – С. 51-55.

2. Афанасьева, Е. А. Поэтика эпиграмм Саши Черного / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2011. – № 11. – С. 10-16.

3. Афанасьева, Е. А. Типы сатирических объектов в эпиграммах Саши Черного / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2012. – № 4. – С. 39-44.

Публикации в других изданиях:

4. Афанасьева, Е. А. Структура вставных конструкций в поэзии Саши Черного / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2007. – № 11. – С. 60-66.

5. Афанасьева, Е. А. Вставные конструкции в поэзии Саши Черного / Е. А.

Афанасьева // Филологические чтения : материалы Международной научно практической конференции (1-2 ноября 2007 г.). – Оренбург : ИПК ГОУ ОГУ, 2007. – С. 203-208.

6. Афанасьева, Е. А. К вопросу о жанровой системе Саши Черного / Е. А.

Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008.

– № 82. – С. 9-10.

7. Афанасьева, Е. А. «Эмигрантская песня» Саши Черного в контексте жанровой традиции / Е. А. Афанасьева, С. А. Матяш // Художественный текст : варианты интерпретации : труды XIII Всероссийской научно-практической конференции. – Бийск : БПГУ им. В. М. Шукшина, 2008. – Ч. 1. – С. 30-34.

8. Афанасьева, Е. А. Функции вставных конструкций в поэтических текстах Саши Черного / Е. А. Афанасьева // «Слава вам, братья, славян просветители!» : материалы научно-практической конференции. – Оренбург :

Изд. центр ОГАУ, 2008. – С. 127-134.

9. Афанасьева, Е. А. Славянизмы в сатирической поэзии Саши Черного / Е. А. Афанасьева // «Слава вам, братья, славян просветители!» : материалы научно-практической конференции. – Оренбург : Изд. центр ОГАУ, 2008. – С. 373-378.

10. Афанасьева, Е. А. «Послания» Саши Черного в контексте традиции сатирических посланий / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета : материалы конференции молодых ученых и специалистов Оренбургской области. – 2009. – № 2. – С. 11.

11. Афанасьева, Е. А. «Песня о поле» Саши Черного в контексте фольклорной песни [Электронный ресурс] / Е. А. Афанасьева // Многопрофильный университет как региональный центр образования и науки : материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург : ИПК ГОУ ОГУ, 2009. – 1 электрон. опт. диск (СD-ROM).

12. Афанасьева, Е. А. Метрические особенности цикла «Послания» Саши Черного / Е. А. Афанасьева, С. А. Матяш // Проблемы поэтики и стиховедения : материалы V Международной научно-практической конференции. – Алматы : Искандер, 2009. – С. 343-348.

13. Афанасьева, Е. А. Субъектно-объектная организация «Посланий» Саши Черного / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2009. – № 11. – С. 41-44.

14. Афанасьева, Е. А. Цикл «Послания» Саши Черного / Е. А. Афанасьева // Вестник Оренбургского государственного университета : материалы конференции молодых ученых и специалистов Оренбургской области. – 2010.

– № 4, ч. 2. – С. 135-136.

15. Афанасьева, Е. А. Альбомная поэзия Саши Черного / Е. А. Афанасьева // Филологические чтения : материалы Международной научно-практической конференции (29-30 ноября 2012 г.). – Оренбург : ОГУ, 2012. – С. 139-146.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.