авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Цикл детективных новелл э.а. по и его рецепция в россии в xix – начале xx вв.

На правах рукописи

ДМИТРИЕВА Лидия Петровна ЦИКЛ ДЕТЕКТИВНЫХ НОВЕЛЛ Э.А. ПО И ЕГО РЕЦЕПЦИЯ В РОССИИ В XIX – НАЧАЛЕ XX вв.

10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Томск – 2010

Работа выполнена на кафедре романо-германской филологии ГОУ ВПО «Томский государственный университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Кафанова Ольга Бодовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Айзикова Ирина Александровна кандидат филологических наук, доцент Бурмистрова Светлана Владимировна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена» (г. Санкт-Петербург)

Защита состоится 15 декабря 2010 г. в часов на заседании диссерта ционного совета Д 212.267.05 при ГОУ ВПО «Томский государственный уни верситет» (634050, г. Томск, пр. Ленина, 36).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Томский государственный университет» (г. Томск, пр. Ленина, 34а).

Автореферат разослан « » ноября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, профессор Л.А.Захарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Предлагаемое диссертационное сочинение посвящено изучению цикла де тективных новелл Эдгара По и его рецепции в России в XIX – начале XX в.

Многие литературоведы и критики обращались к новеллистическому творчест ву американского романтика, но вопрос о восприятии детектива отдельно не ставился, хотя По считается родоначальником этого жанра.

К поэтике детектива невозможно применять категории «высокой» литера туры и понятия «моральное/аморальное». Классическая литература создавала пространство для заострения нравственных противоречий, их проблематизации и разрешения, в то время как детективная литература апеллирует к игровому началу. Н. Зоркая выделяет несколько «мотивов» чтения детективов1. К перво му она относит рационализм просвещения и культ науки, ведь именно в детек тиве происходит разоблачение всего тайного. Другое объяснение дается уже в контексте пограничных исследований литературных произведений: читателя привлекает актуализация момента переживания тайны, состояния неопределен ности.

Классические сюжеты детектива восходят к логическим новеллам Э. По:

«Золотой жук», «Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «Похищенное письмо». Сам писатель называл свои детективные рассказы рациоцинациями (ratiocinations), малоупотребительным термином, который, согласно словарю Уэбстера, означает «процесс точного мышления», «использование дедукции, индукции и комбинации обеих в попытке найти решение», «логическое или систематическое мышление». Деятельность интеллекта является предметом этих новелл, а их повествовательная модель представлена детальным описани ем принципов и логики процесса мышления. Пафос детективных новелл По можно определить словами Ю.В. Ковалева: «Блистательное решение загадки демонстрирует красоту и огромные возможности разума, торжествующего над анархическим миром “необъяснимого”. Детективные рассказы По – это гимн интеллекту»2.

Убийцы и преступления, таинственные, непонятные поступки описывают ся также в других произведениях По, и все эти новеллы, генетически связанные друг с другом, являются детективными. Поэтому традиционный цикл детектив ных новелл можно расширить и включить туда новеллы самообличения, сфоку сированные на деятельности преступников. Таким образом, цикл детективных новелл может состоять из двух типов повествований: логических новелл («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «Золотой жук», «Похищен ное письмо», «Ты еси муж, сотворивый сие…») и новелл самообличения («Чер ный кот», «Бес противоречия», «Сердце-обличитель», «Бочонок Амонтильядо»).

Зоркая Н. Проблемы изучения детектива // Новое литературное обозрение. 1996. № 22. С. 65–77.

Ковалев Ю.В. Детективные рассказы // Эдгар Аллан По. Новеллист и поэт. Л., 1984. С. 221.

Актуальность предпринятого исследования определяется отсутствием в современной науке четких границ цикла детективных новелл Э. По и, соответст венно, недостаточной изученностью его русской интерпретации. Выявление це лостного цикла детективных новелл приобретает еще большую значимость в начале XXI в., когда многие талантливые переводы становятся хрестоматийны ми, а переводческая и творческая рецепция По выходит на новый, особенно ак тивный этап развития. Детективное творчество Э. По одновременно принадле жит и «высокому» искусству, и массовой культуре. Уникальность, феноме нальность американского писателя заключается в том, что он снимает это про тиворечие, удовлетворяя запросы и требования как взыскательных ценителей прекрасного, так и неискушенного читателя или зрителя.

Актуальность избранной проблематики обусловлена мощным развитием таких направлений современной науки, как компаративистика и переводоведе ние, а также все возрастающим интересом к проблемам литературоведения, ле жащим в сфере диалога культур;

активной популяризацией наследия По в Рос сии и мире, реализующейся в разных видах современного искусства: литерату ра, кино, театр.

Цель диссертационного сочинения заключается в комплексном анализе поэтики цикла детективных новелл и составлении целостной картины его кри тической и переводческой рецепции в России, что определило ход и задачи ра боты:



1. Обозначить цикл детективных новелл Э. По, не собранный автором.

2. Охарактеризовать особенности функционирования детективного жанра в творчестве По.

3. Определить характер русской критической рецепции детективных но велл По в XIX в.

4. Выявить основные тенденции перевода детективных новелл По на рус ский язык в XIX в. с учетом историко-литературного контекста.

5. Определить своеобразие осмысления детективных новелл По на рубеже веков в критике и переводах (на материале переводов, выполненных К. Баль монтом и М. Энгельгардтом).

6. Обозначить основные тенденции русской рецепции детективных новелл По в XX и XXI вв.

В соответствии с поставленной целью материалом исследования послу жили оригиналы новелл По, которые мы относим к детективным, и их русские переводы XIX – начала XX вв., а также эссе писателя «Instinct vs Reason.

A Black Cat», «Философия творчества», «Эврика. Поэма в прозе (Опыт о веще ственной и духовной Вселенной)», «Поэтический принцип».

Для выявления основных особенностей переводческого восприятия детек тивных новелл в России был применен сравнительный анализ их переводов, появлявшихся в период со второй половины XIX в. до 1920-х гг. Для освещения критической рецепции цикла были изучены рецензии, отзывы и комментарии русских критиков и писателей, посвященные детективным новеллам По.

Особую роль в исследовании получили переводы, выполненные Н. Шелгу новым, так как именно в восприятии этого известного русского деятеля 1860– 1870-х гг. критическая и переводческая рецепции новелл По органично соеди нились. Изучение символистского осмысления цикла потребовало обращения к исследованию философско-эстетической концепции К. Бальмонта, одного из самых известных переводчиков По, в ее соотнесенности с творческой системой самого американского писателя.

Объектом диссертационного исследования является не собранный авто ром цикл детективных новелл По, особенности его функционирования в твор честве писателя и его критическая и переводческая рецепция в России в XIX – начале XX вв. Предметом диссертационной работы стало художественное своеобразие произведений По, относимых к циклу детективных новелл, русская рецепция его художественной парадигмы и способы ее репрезентации в пере водах.

Теоретической и методологической базой диссертационного сочинения послужили прежде всего исследования российских ученых-компаративистов:

А.Н. Веселовского, Ю.Д. Левина, А.Н. Николюкина, Г.А. Тиме. Формирование цикла детективных новелл, не собранных автором, происходило с опорой на труды по теории цикла и детективного жанра: С.П. Бавина, Х.Л. Борхеса, Н.Н. Вольского, М.В. Дарвина, Н. Зоркой, Д. Кавелти, Д. Саймонса, Г. Сальга до, Д. Скэгса.

Осмысление творчества По осуществлялось в диссертации посредством обращения к трудам российских специалистов по творчеству По: Т.Д. Венедик товой, С.С. Динамова, Г. Злобина, Ю.В. Ковалева, Е.К. Нестеровой, А.Н. Нико люкина, Э.Ф. Осиповой, В.Г. Прозорова, Т.И. Сильман, Н. Эйшискиной. Важ ным этапом изучения проблематики и поэтики прозы американского писателя стало знакомство с исследованиями зарубежных ученых: В. Буранелли, Д.Д. Гроссман, Э. Дэвидсона, Д. Ирвина, Г. Левина, Д. Хофманна, П. Томса.

Изучение рецепции прозы По в Европе и России потребовало также обращения к работам зарубежных литературоведов: Д. Гроссман, Д. Кшицовой, К. Нака муры, Л. Кифер, П. Квинна. Анализ особенностей переводческой рецепции цикла детективных новелл По осуществлялся с опорой на труды по теории и практике художественного перевода: Л.С. Бархударова, М.Л. Гаспарова, Г.Р. Гачечиладзе, В.Н. Комиссарова, Ю.Д. Левина, И. Левого, Ю. Найды, П.М. Топера, А.В. Федорова, К.И. Чуковского.

Диссертационная работа выполнена на стыке нескольких дисциплин – истории литературы, компаративистики и теории художественного перевода.

Такой подход потребовал обращения к культурно-историческому, типологиче скому, историко-литературному, историко-переводческому и сравнительно сопоставительному методам анализа. Изучение художественного своеобразия детективных новелл По осуществлялось через комплексный структурно семантический анализ с выявлением основных особенностей детективного жанра и особенностей их функционирования в творческой и философской сис теме американского писателя.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следую щем:

1. В работе впервые выделяется корпус детективных новелл Эдгара По с учетом всех аспектов повествований о преступлениях и способах их раскрытия:

информация о преступлении;

описание безрезультатной деятельности полиции;

обращение к герою за помощью;

«необъяснимое» раскрытие тайны и, наконец, разъяснение, знакомящее читателя с ходом мысли сыщика, либо самообличение преступника. Цикл состоит из логических новелл и новелл самообличения.

2. В диссертации впервые ставится вопрос о рецепции детектива как жан ра, родоначальником которого является По. Обращение к жанру детектива не избежно влечет за собой новый подход к самой массовой литературе, а также новый взгляд на иерархию литературы как эстетической системы в целом.

3. В ходе анализа как поэтики детективных новелл Э. По, так и их рецеп ции, впервые в научный оборот вводятся новые материалы (эссе Э. По, зару бежные исследования, не переведенные на русский язык).

4. В диссертационное исследование впервые включены переводы детек тивных новелл Э. По, ранее не подвергавшиеся сравнительному анализу, что позволяет дополнить картину русской рецепции прозы Э. По.

Достоверность результатов исследования и обоснованность выводов под тверждается последовательным сравнительно-сопоставительным анализом де тективных новелл По и их русских переводов, выполненных Д. Михаловским, Н. Шелгуновым, И. Городецким, К. Бальмонтом, М. Энгельгардтом, а также неизвестными переводчиками, работы которых публиковались на страницах русских журналов в XIX в. Научные наблюдения обосновываются также при влечением литературно-критических статей По, фактов русского литературного процесса XIX – начала XX вв., критических отзывов о творчестве По, опубли кованных в русской периодике XIX – начала XX вв.

Теоретическая значимость диссертации определяется материалом ис следования: реконструкция не собранного самим автором цикла детективных новелл происходила с привлечением обширного материала (корпуса художест венных текстов, переводов, критических статей). Произведенный в рамках дис сертационного сочинения анализ поможет дополнить общую картину русской рецепции творчества Эдгара По.





Основные результаты и выводы могут послужить основой для дальнейшего изучения как творчества Э. По, так и особенностей функционирования массовой литературы, одним из продуктивных жанров которой является детектив.

Практическая значимость диссертационной работы заключается в воз можности применения ее результатов в разработке курсов по истории русской и зарубежной литературы XIX–XX вв., русско-американским и русско французским литературным связям, теории и истории перевода, а также спец курсов, посвященных творчеству По.

Положения, выносимые на защиту:

1. Цикл детективных новелл По включает в себя все возможные структу рообразующие элементы этого жанра, получившие развитие в дальнейшей тра диции, и состоит из логических новелл и новелл самообличения.

2. Особенности детективного жанра в творчестве По выявляются путем обобщения и анализа его философских и эстетических взглядов.

3. В детективных новеллах нашел полное воплощение творческий метод писателя, искусно соединившего романтическую эстетику с рациональной ло гикой в рамках данного жанра.

4. Анализ русских критических отзывов XIX в. показывает изначальное внимание к личности Э. По, затем к психологизму его новелл. Логические но веллы на раннем этапе рецепции практически не пользовались интересом кри тиков, которые видели в них лишь авантюрные повествования, служащие об разцом демонстрации повествовательной техники писателя.

5. Критика рубежа XIX–XX веков обращалась к темам, характерным для эпохи декаданса, и рассматривала творчество американского писателя через призму мифа о нем, созданного К. Бальмонтом.

6. При анализе русских переводов XIX в. наблюдается очевидная тенден ция к воссозданию лишь авантюрных составляющих сюжета. Однако активная критическая рецепция способствовала появлению более точных переводов.

7. К концу XIX в. стал популярным «черный» детектив, благодаря чему в переводах происходило усиление элемента криминальности по сравнению с оригиналом.

8. Переводческая рецепция детективных новелл По на рубеже веков бази ровалась на деятельности двух крупных фигур, К. Бальмонта и М. Энгельгард та, реализовавших проект по изданию сочинений американского писателя. Их переводы воплощают творческий и профессиональный подходы к осмыслению творчества По.

Апробация результатов. Основные положения работы были изложены в виде докладов на Всероссийских конференциях молодых ученых «Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения» (ТГУ, 2008, 2009, 2010);

Между народной научной конференции «Развитие русского национального мирообраза в пространстве межкультурного диалога» (ТГПУ, 2008), Международной науч ной конференции «Русская литература в современном культурном пространст ве» (ТГПУ, 2009), а также в 10 научных публикациях.

Обозначенные выше цели и задачи исследования обусловили структуру диссертационного сочинения, которое состоит из Введения, четырех глав, За ключения и списка литературы, включающего 213 наименований.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, аргументируется актуальность диссертационного сочинения, его научная новизна, формулируются цели и за дачи, определяются объект и предмет изучения, обозначается теоретическая и методологическая основа исследования, теоретическая и практическая значи мость, приводятся положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Детективные новеллы Эдгара По как цикл» посвящена вопросу вычленения цикла детективных новелл По. В разделе 1.1 «Предпо сылки возникновения жанра детектива в мировой литературе» отражены этапы формирования этого жанра, а также его основные особенности. В разделе 1.2 «Детективный жанр в творчестве По» определяется значение жанра де тектива в творчестве американского писателя. Особую трудность представляет вопрос классификации прозы По, о чем свидетельствуют разнообразные подхо ды российских и зарубежных литературоведов к восприятию его прозы. Если в российском литературоведении традиционно «детективным» считается цикл о Дюпене («Убийство на у лице Морг», «Тайна Мари Роже», «Похищенное пись мо»), а также новелла «Золотой жук», то зарубежные исследователи видят де тективный потенциал и в других новеллах писателя.

В первой главе предлагается расширить спектр новелл По, относимых к детективным. Экспликация хода логических рассуждений, основанных на ме тоде дедукции, который используют персонажи По, является повествователь ным приоритетом во всех «логических» новеллах, а также основополагающим принципом для их выделения в отдельный цикл. Именно интерес к логическо му решению сложных задач способствовал возникновению детективной лите ратуры. Если классические образцы дедуктивного метода и типические особен ности образов сыщиков воплощены в общепризнанных детективных историях По, то о мотивах преступления и особенностях сознания преступника по ним сложно судить, так как эти компоненты в данных произведениях отсутствуют.

К «новеллам самообличения» По можно отнести: «The Black Cat» («Чер ный кот», 1843), «The Tell-Tale Heart» («Сердце – обличитель», 1843), «The Imp of the Perverse» («Демон извращенности», 1845), «The Cask of Amontillado» («Бочонок Амонтильядо», 1846). Одним из главных принципов для выделения этого микроцикла является единая сюжетная модель составляющих его произ ведений. В центре повествования находится преступник, его сознание. Он рас крывает читателям причины своего криминального действия и описывает про цесс совершения злодеяния. В качестве основной причины всех преступлений, изображенных в этих новеллах, По называл внутреннюю склонность человека к нарушению правил морали, которая метафорически выражена в образе «демона противоречия».

Человеческая природа в представлении По двойственна (и сложность его собственной личности была тому наглядным подтверждением): она объединяет и сознательное/бессознательное, и мистическое/рациональное, и мораль ное/преступное. Это позволяет одному герою обходиться своими собственными силами для совершения преступления и его анализа как бы со стороны, а зна чит, дает основу для неполного воплощения детективной модели в лицах и сю жетных событиях. Данное основание позволяет причислить микроцикл «новелл самообличения» к детективному жанру и классифицировать их, если придер живаться терминологии К. Накамуры, как первые образцы «патопсихологиче ской литературы»3, актуализирующей сознание преступника. Одним из призна ков принадлежности новелл самообличения к детективному циклу является их генетическое родство с жанром криминального триллера.

Пути решения проблемы цикла детективных новелл По необходимо искать в контексте всего творчества писателя. Помимо новелл, эссе стало еще одним продуктивным жанром для По. Обращение к нему связано, в первую очередь, с профессиональной деятельностью писателя, активно занимавшегося журнали стикой и критикой. Некоторые его статьи связаны с детективными новеллами посредством ряда тем, в них разрабатываемых. В 1840 г. появилось эссе «Ин стинкт против разума. Черный кот», до сих пор не переведенное на русский язык. Понятие «instinct» может воплощаться в двух своих разновидностях: жи вотный инстинкт и интуиция. Решая вопрос о соотношении инстинкта и разума у человека, косвенно заявленный в рассматриваемом эссе, По пришел к заклю чению, что инстинкт ведет либо к разрушению ясного сознания человека, либо способствует максимальной результативности логических процессов. Такая ус тановка писателя была вызвана интересом к структуре человеческого сознания и его потаенным возможностям.

Детективные новеллы, созданные в период с 1841 по 1846 гг. и представ ляющие собой вариации на тему загадок человеческого сознания, подготовили почву для появления более поздних эссе: «The Philosophy of Composition» («Философия творчества»), «Eureka: an Essay on the Material and Spiritual Uni verse» («Эврика. Опыт о вещественной и духовной вселенной»). В них не толь ко углублялась указываемая проблематика, но и было заимствовано мастерство вопросно-ответной техники повествования, являющейся отличительной чертой творчества По. Аналитический метод, впервые актуализированный в работе сыщика Дюпена, стал основополагающим в грандиозном космологическом Накамура К. Чувство жизни и смерти у Достоевского. СПб., 1997. С. 203.

трактате «Эврика» (1848), который писатель считал своим выдающимся творе нием.

Главным сходством трактата «Эврика» и детективных новелл является их структура, в основе которой лежит некая тайна, которую необходимо разгадать логически и интуитивно. Но если в детективных новеллах раскрывается необ ходимость самопознания, разгадки самосознания, то в философском трактате центральным вопросом становится тайна вселенной.

Таким образом, проблемы, интересовавшие По, получили двойную реали зацию в творчестве писателя: критическое осмысление в эссе и художественное воплощение в детективных новеллах.

Подраздел 1.2.5 «Структурные элементы детективной новеллы» по священ экспликации философских идей По в сюжетах его прозаических произ ведениях. Основной идеей является мысль о зеркальности персонажей (пре ступника, сыщика, рассказчика), которая отразилась на структуре не только от дельно взятого произведения, но и цикла в целом. Герои не статичны на протя жении всего цикла, они развиваются и постоянно изменяются. Так, сыщик все больше приобретает черты преступника. Еще одним примером может стать эволюция образа рассказчика: в первых новеллах о Дюпене он лишь внима тельно следует указаниям своего гениального друга, а в «Похищенном письме» уже и сам в силах делать некоторые замечания префекту полиции. Своего апо гея этот образ достигает в новелле «Бочонок Амонтильядо», которая является «перевернутой» моделью отношений сыщика и его помощника. Рассказчик на конец-то мстит своему бывшему другу за все его насмешки, причем делает это довольно изощренно. Игнорирование единой природы данных героев, их взаи модополняемости в контексте всех новелл, обладающих детективным потен циалом, затрудняет полноценную рецепцию рассматриваемых произведений.

В новеллах По были разработаны основные сюжетные ходы детективов, которые нашли воплощение в дальнейшей литературной традиции.

Во второй главе «Полилог русских критиков XIX в. о детективных но веллах Э. По» исследуется своеобразие русской критической рецепции детек тивного наследия По в XIX в. Первый раздел посвящен посредничеству Ш.

Бодлера в деле усвоения прозы По в России на самом раннем этапе ее рецеп ции. Творчество По, будучи чрезвычайно популярным во Франции благодаря огромному интересу к нему французского поэта, оказалось востребованным и в России.

Дихотомию разумного и инстинктивного можно найти в творчестве обоих писателей. Бодлеру импонировало исследование причин возникновения ужаса в душе человека, которое производил в своих новеллах Эдгар По. Но еще больше эстетике французского поэта отвечало использование американским автором четких логических построений для описания болезней души и ума.

В разделе 2.2 «Господство биографического подхода в 50-е гг. XIX в.» говорится о раннем этапе критической рецепции прозы По: русскую критику того времени больше привлекал миф о По и его необычайная, полная приклю чений жизнь, а первыми критическими отзывами об «экзотическом» писателе были переведенные статьи Бодлера. Критики утверждающегося реализма в России обращали внимание, прежде всего, на глобальные общественные собы тия и на то, как они преломлялись в литературе. Сыщик, являющийся гигантом мысли и духа, отрешенный от мирских забот, углубленный в поиски рацио нального решения задачи, вряд ли мог их привлечь. Личность писателя затме вала собою его героев: она сама была достойна литературно-критического ана лиза. Эдгар По подходил на роль «униженного и оскорбленного», того, кто ну ждался в помощи. Он представлял собой пример маленького, никем не при знанного человека в литературе.

Анализ критической рецепции в шестидесятые годы XIX в. отражен в раз деле 2.3 «Критика в 1860-гг.». С течением времени частотность публикаций прозы По на русском языке значительно возросла, и это потребовало более глу бокого критического ее осмысления. К тому же популярность новеллистики американского писателя совпала и с изменением подхода к анализу литератур ного произведения в целом.

Переломной для русского восприятия прозы американского писателя стала статья Ф.М. Достоевского, опубликованная в 1861 г. в журнале «Время» и предваряющая публикацию трех новелл Эдгара По. О творческом усвоении мо тивов По Достоевским писали М. Бахтин, М. Турьян, Д. Гроссман. Обращение Достоевского-критика к новеллам самообличения Эдгара По было не случай ным: писатель заинтересовался проблемами, отраженными в этих повествова ниях, а также способами их текстуального воплощения. Однако логические сюжеты По оставили Достоевского равнодушным. Тем не менее, в 60-е гг.

XIX в. анализ рациоцинаций также нашел отражение в русской периодике. Так, Е. Лопушинский на страницах журнала «Русское слово» (1861 г.) отметил, что новеллы «Черный кот» и «Сердце-обличитель», в первую очередь, являются новеллами о преступниках. В этом утверждении просматривается генезис фор мирования особого «рецептивного» цикла детективных новелл По, включаю щего не только логические новеллы, но и новеллы самообличения.

Дальнейшее развитие идея цикла детективных новелл По получила в ста тье Ж. Верна, опубликованной на русском языке в журнале «Модный магазин» в 1864 г. Французский писатель назвал По «основателем школы чудесного»4, и, указав, в первую очередь, на правдоподобность героев американского писателя, отметил их странную двойственность, вбирающую в себя черты как сыщиков, так и преступников:

Верн Ж. Эдгар Поэ и его сочинения // Модный магазин. 1864. № 23. С. 352.

Раздел 2.4 «Детективные новеллы Э. По в 70-е гг. XIX в.» посвящен об ращению к прозе По Н. Шелгунова, критика, педагога и активного обществен ного деятеля этого времени. Благодаря его пристальному вниманию, перево дческая и критическая рецепция логических новелл и новелл самообличения начала принимать более отчетливые формы Д. Гроссман подчеркивает закономерность интереса к самоанализу в 1870-е гг., а подход Шелгунова, по ее мнению, стал основой для развития «пси хологического» направления в критической литературе о По. В своей статье «Эдгар По как психолог» Шелгунов выделил общую архисему логических но велл и новелл самообличения: это жесткий анализ, мыслительный процесс, ко торый не зависит от чувства и материала мышления. Не случайно критик даже назвал наследие американского автора «дедуктивным». По сути, в своей крити ке он актуализировал два концептуальных понятия, взаимодополняющих друг друга в цикле детективных новелл: «преступное, иррациональное» и «восста навливающее порядок».

В разделе 2.5 «Детективные новеллы в русской критике 80-х гг.» пред ставлены новые грани русской критической рецепции детективных новелл По.

В этот период впервые в логических новеллах увидели не только яркий образец повествовательной техники. В образе сыщика, по мнению Н. Аксакова, автора статьи «Психология Эдгара По», актуализируется не столько его рацио как от влеченное понятие, сколько внутренняя способность персонажа проникнуться психологией преступника, пережить череду его психических состояний, на ка кое-то время уподобиться ему. Как считал критик, изощренным психологом сыщик Дюпен предстал в новелле «Убийство на улице Морг» и в еще большей степени в истории о похищенном письме. В обоих этих случаях человек нахо дился в невозможных, фантастических условиях, изображение которых Акса ков назвал «психическим микроскопом». Несмотря на разницу во внешних про явлениях жизни персонажей По, критик считал, что главным действующим ли цом всех его прозаических произведений является один и тот же человек, с ко торым постоянно происходят метаморфозы. Аксаков впервые актуализировал и терминологически определил криминальную проблематику повествований По, основанных на исповеди убийц.

Третья глава диссертационного сочинения «Цикл детективных новелл Э. По в переводческом дискурсе XIX в.» посвящена изучению вопроса пере водческой интерпретации цикла в XIX в. Русская рецепция детективных новелл По, начавшаяся в середине века, весьма неоднородна. Многие новеллы посто янно привлекали к себе внимание переводчиков на протяжении всего XIX в.

Однако были и такие произведения, которые, несмотря на свою значимость в художественной и философской системе По, не получили отклика в России.

В первом параграфе главы рассматривается рецепция логических новелл По. Вначале анализируется новелла «Золотой жук» («The Gold Bug»), которая оказалась наиболее популярной рациоцинацией По и в принципе стала одним из самых переводимых произведений писателя. Уже в 1847 г. в журнале «Новая библиотека для воспитания», издаваемом П. Редкиным, появился ее первый русский вариант. Рецепция данной новеллы происходила и на протяжении XX в.: начиная с рубежа веков, каждое десятилетие было отмечено публикаци ей новых русских переводов этой новеллы.

Жанр детектива определяет выбор наиболее репрезентативных доминант, поэтому самым показательным в плане анализа является образ сыщика и его интерпретация русскими переводчиками. Если изобразить восприятие образа Леграна из новеллы «Золотой жук» схематично в диахронии, складывается ин тересная картина: в переводах образ как бы «прибывает» (обогащается поте рянными вначале смыслами), в то время как в критике наблюдается движение в противоположную сторону и образ «убывает» до плоской абстракции и модели.

Такое двухвекторное движение связано с тем, что изначально более активное критическое восприятие новеллы «Золотой жук» способствовало углублению переводческой рецепции, что стало причиной появления новых, более точных переводов.

Новелла «Убийство на улице Морг» («The Murders in the Rue Morgue»), от крывающая микроцикл о сыщике-любителе Дюпене, вошла в поле зрения рус ских читателей на десять лет позже «Золотого жука», будучи опубликованной в 1857 г. в журнале «Сын отечества» под заголовком «Загадочное убийство». В 1874 г. это произведение стало частью переводного цикла Н. Шелгунова и име ло уже более точное название: «Двойное убийство в улице Морг». В интерпре тации Шелгунова Дюпен обладал какой-то необъяснимой, загадочной странно стью, связанной с умозрительной философией, а двойственность его поведения не принималась во внимание.

Еще одна новелла о Дюпене, «Похищенное письмо» («The Purloined Letter»), стала переводиться одновременно с «Убийством на улице Морг» в 1857 г. и также впервые появилась в журнале «Сын отечества». Н. Шелгунов исключил это произведение из своего поля зрения, поэтому в следующий раз оно вышло лишь в 1885 г., знаковом в судьбе творческого наследия По в Рос сии. Именно в этом году начали издаваться сборники русских переводов аме риканского писателя. В 1895–96 гг. эта новелла вышла в переводе М. Энгель гардта. Необходимо отметить, что в конце XIX в. новелла стала пользоваться наибольшим вниманием, которое вылилось в ее более активную переводче скую, по сравнению с другими произведениями По, рецепцию в первой поло вине XX в. По-видимому, внутренняя напряженность главного героя, экзотиче ский антураж (действие происходит в обширных сырых подвалах средневеко вого замка) отвечали тенденции к максимальной психологизации образов в эс тетике утвердившегося в России символизма.

Наименее востребованной в русской аудитории оказалась новелла «Тайна Мари Роже» («The Mystery of Marie Roget»), в которой главным действующим лицом также является О. Дюпен. Ее первый перевод был выполнен только в 1885 г. Возможно, явный перевес в сторону других историй о Дюпене вызван «схематичностью» сюжета этого произведения. «Тайна Мари Роже» экспери ментальна по своей сути и затрагивает лишь рационалистический аспект бытия человека. Образ Дюпена, который, практически не выходя из дома, разгадывает тайну загадочного исчезновения девушки, – чистая абстракция, «акме» разума, в то время как в «Убийстве на улице Морг» и «Похищенном письме» актуали зируется психологизм этого персонажа, не лишенного человеческих слабостей.

Если образ сыщика был воспринят русской литературой посредством ус воения рациоцинаций По, то еще одна, «черная», сторона детектива не осталась не замеченной благодаря переводам новелл самообличения. В 1861 г. в журнале «Время» были опубликованы новеллы «Черный кот» и «Сердце-обличитель» в переводе Д. Михаловского. В подразделе 3.2.1 «Новеллы “Черный кот” и “Сердце-обличитель” в журнале “Время” (1861 г.)» поставлен и исследован вопрос об основных переводческих решениях в плане передачи стилистики и проблематики оригиналов.

Особенности переводного цикла, созданного Н. Шелгуновым, рассматри ваются в подразделе 3.2.2 «Н.Шелгунов – переводчик новелл самообличе ния». В пятом номере журнала «Дело» за 1874 г. были опубликованы новеллы «Черный кот» и «Сердце-предатель» вместе с несколькими другими произведе ниями По. Характер этих переводов исследуется в контексте всего переводного цикла, в котором Шелгунов заострил проблему смерти и человеческого несча стья, а также ввел мотив жалости к преступнику, отсутствующий в оригиналь ных текстах.

Парадоксальным в истории русской рецепции детективного цикла является факт практически абсолютного невнимания к новелле «Бес противоречия» («The Imp of the Perverse»), которую можно назвать программной в творчестве писателя. Такие новеллы, как «Черный кот», «Сердце-обличитель» и «Бочонок Амонтильядо» являются вариациями основной темы, заявленной в «Бесе про тиворечия», и, видимо, показались русским переводчикам более репрезента тивными в плане ее выражения.

В подборке Шелгунова, в связи с отсутствием ключевой новеллы «Бес про тиворечия», не заострена тема необъяснимого начала в человеке, которое явля ется причиной совершения неадекватных поступков. Таким образом, перево дчик в основном проявил удивительную чуткость по отношению к новеллам самообличения, а логические новеллы представил как совершенно контрастный тип повествования, лишив их за счет сокращений и изменений текста всякого психологизма и философичности. Внимание Шелгунова сосредоточилось глав ным образом на исследовании иррационального поступка, с точки зрения опре деления сути и истоков этого феномена и способов его реализации в произве дениях По. Вторая важная часть антиномии детективных новелл – психология «рацио» – лишь намечена пунктирной линией и не до конца реализовалась в данном переводном цикле.

С этого момента логические новеллы Э. По начинают восприниматься рус ской читающей публикой как находящиеся в оппозиции к его психологическим новеллам не только в плане поэтики, но и в плане тематики и принадлежности их к разным сферам литературы. Шелгунов создал прецедент, рецептивную мо дель, которая была усвоена русской критикой.

В конце главы осмысляется еще одна важная черта русской рецепции де тективных новелл в XIX в. В более поздних русских переводах выпуклость приобретает другая особенность детективного повествования: его сконцентри рованность на каком-то преступлении, чаще всего таинственном, кровавом, и поэтому вызывающем неподдельный интерес читателя. Чем ближе к концу XIX в., тем более «черными», криминальными становятся новеллы самообличения в русских переводах.

Особый интерес в свете заявленной тенденции представляет стихотворная переделка новеллы «Черный кот» В. Отрадина, опубликованная в 1890 г. в сборнике его собственный сочинений. «Резкость» оригинального текста новел лы «Черный кот», эмоциональный надрыв, характеризующий помутненное соз нание главного героя, сменились в переводе более мягким, сентиментальным настроением городского романса или появившейся позже «блатной песни» – жанров, в которых даже самые ужасные происшествия преподносятся с оттен ком жалости и сочувствия. Лирический герой несколько отличается от своего прототипа: хладнокровный рассказ о преступлении, который составляет сюжет оригинала, трансформируется в акт глубокого раскаяния, исчезает эффект от страненного восприятия поступка самим убийцей. Изначально одинокий, в сти хотворении Отрадина герой начинает обладать элементами социализации, В русских переводах новеллы «Сердце-обличитель» («The Tell-Talе Heart») также были добавлены элементы «черного» детектива. В конце XIX в., в то время как цикл о Дюпене и загадочных преступлениях вовсе перестал привле кать внимание издателей, в переводах этой новеллы, судя по всему, отразились уже существующие каноны уголовного фольклора.

Однако свое вдохновение в историях о самообличении нашли и писатели декаденты, создав параллельное направление в русской рецепции детективной традиции По. Исследованию критической и переводческой рецепции детектив ных новелл в конце XIX – начале XX вв. посвящена четвертая глава «Детек тивные новеллы Э. По на рубеже веков». Как отмечает Д. Гроссман, интерес к творчеству американского романтика в 80-е гг. XIX в., как и прежде, возник через призму французского влияния5. Во Франции вновь, благодаря опублико ванному в 1884 г. сборнику переводов По, сделанных Бодлером, эти два писа теля стали сближаться, но теперь сходство в их эстетических взглядах, в связи с укреплением позиций декадентов, стало для многих еще более очевидным. Ту манные краски символистской поэтики начали преобладать и в картине русско го восприятия По, хотя и несколько позже.

Новеллы самообличения, имеющие ярко выраженные декадентские моти вы, оказались в поле пристального внимания Бальмонта в начале его работы над прозой американского писателя. Переводы поэта-символиста вызвали ши рокий резонанс. Однако не новеллы По привлекли такое внимание критиков и читающей публики, а их соотношение с творческой установкой самого перево дчика. Художественные особенности новелл в русской критике того времени рассматривались с точки зрения символизма. О логических новеллах, можно сказать, совсем забыли. Только в одной из статей, опубликованной в «Истори ческом вестнике», была отмечена заслуга По в создании «полицейской» новел лы.

Два последних параграфа главы освещают разные стратегии в деле перево да детективных новелл По, воплощенные К. Бальмонтом и М. Энгельгардтом. В переводах Бальмонта отсутствует нарочитая выпуклость отвратительных дета лей, однако в них нет и явного уклона в строну декадентского любования смер тью. Сохранив все «ужасные» детали, присутствующие в оригинале, свое сим волистское осмысление новелл По русский поэт воплотил прежде всего в ту манности стиля и расплывчатости таких образов, как, например, образ загадоч ной богини-ночи, которой поклонялся Дюпен. Переводы насыщены излюблен ными эпитетами и метафорами символистов: «туманный», «огненный», «курча вый круговорот дыма», «сердцещипательный», «совершенная агония радости» и т.д.

Двойственность героя-сыщика По, замеченная критиками уже на рубеже веков, вырастает из всей сложности творческой системы американского писа теля. Это отразилось и в переводах Бальмонта, увлеченного мистической ра циональностью Дюпена и Леграна. «Перестраивающий» переводческий метод, господствующий при передаче лирики По, не нашел воплощения в работе Бальмонта с прозой. Точное следование оригиналу и виртуозное воссоздание эстетики и символики новелл самообличения сменилось несколько буквалист ским подходом в повествованиях о сыщиках.

Освоение прозаического наследия По приняло иное направление в работе другого переводчика рубежа веков – М. Энгельгардта, не разделявшего точку зрения, согласно которой американского писателя относили к символизму. В основе деятельности М. Энгельгардта лежал реалистический принцип перевода, Гроссман Д.Д. Э.А. По в России. Легенда и литературное влияние. СПб, 1998. С. 50–54.

основанный на сопоставлении стилистических систем двух языков. Собрание сочинений По в его переводе отличает предельная точность и стремление пока зать творчество писателя во всем многообразии его совершенно не похожих друг на друга сочинений.

В Заключении подводятся итоги и намечаются перспективы изучения про блемы русской интерпретации цикла детективных новелл По.

Основные особенности литературного процесса конца XIX и начала XX века наложили характерный отпечаток на восприятие цикла детективных новелл Э. По в России. В картине русской рецепции в этот период можно обна ружить несколько слоев. Символистское осмысление их К.Д. Бальмонтом про исходило одновременно с ростом спроса на переводы, выполненные в стиле «черного» детектива и направленные, в первую очередь, на читательскую ауди торию с еще не сформированным вкусом. Наконец, не могло не сказаться и по явление профессиональных переводчиков, в задачи которых входило знакомст во со всем творческим континуумом отдельной писательской личности. Таким образом, на рубеже веков русским читателям было предложено несколько ва риантов прочтения детективных новелл По, представших в качестве образцов как массовой, так и элитарной литературы.

С 1910-х гг. в русской критике наблюдаются первые симптомы разрушаю щегося культа писателя, который был некогда чрезвычайно популярным. Об этом свидетельствовало предисловие В. Брюсова к его переводам новелл По.

Отмечая мастерство американского писателя в создании запоминающихся об разов, Брюсов, тем не менее, утверждал, что мистическая идеология создателя Дюпена и Ашера, его туманная загадочность были всего лишь маской, за кото рой скрывался «убежденный реалист». Будучи прагматиком, По, с его точки зрения, был исключительно адептом экспериментальной психологии6.

В отличие от критиков, переводчики второго десятилетия XX в. уделили детективным новеллам По гораздо больше внимания. Характер русского вос приятия иноязычных произведений в этот ранний «советский» период, ознаме нованный бурными изменениями в национальном самосознании людей, пред ставляет особый интерес. В 1920-е гг. вышло шесть сборников новелл По. Де тективные повествования по-прежнему переиздавались в переводах К. Баль монта и М. Энгельгардта, но появились и новые переводчики. К произведениям американского писателя обратились Т. Гринберг, М. Викторов, С. Кальмеер.

Несмотря на явное предпочтение, отдаваемое издателями прозе По (в этот пе риод вышло всего два поэтических сборника), вниманием пользовались лишь немногие новеллы: «Золотой жук», «Убийство на улице Морг», «Похищенное письмо», «Тайна Мари Роже». Их новые переводы были опубликованы не сколько раз, в то время как новеллы самообличения не вызывали интереса: на Брюсов В. Эдгар По // История западной литературы. М., 1914. Т. 3. С. 328–344.

пример, «Черный кот» в очередной раз появился в печати только в 1946 г. в сборнике «Эдгар По. Дэмон Раньон» (Серия криминальных новелл) под назва нием «Черная кошка» (в переводе Е. Михайловича). Тем не менее, сам факт публикации этой новеллы в данном сборнике однозначно свидетельствует об осознании издателями ее детективного потенциала.

В 1930-е гг. вышел лишь один значительный сборник прозы По – «Избран ные рассказы». Переводы в нем были выполнены под редакцией С. Динамова, советского литературоведа, шекспироведа, редактора журнала «Интернацио нальная литература». Стремлением доказать превосходство нового политиче ского строя пронизаны и несколько работ этого критика о новеллистическом творчестве По, написанных в духе вульгарного социологизма. Динамов утвер ждал, что все сочинения американского писателя стали результатом борьбы землевладельческого юга и промышленного севера и лишь доказали несостоя тельность старого строя и его приверженцев. Все герои По, как считал критик, пассивны, лишены воли, сеют вокруг себя хаос и разрушение, а разнообразным проявлениям жизни предпочитают самоуничтожение. Однако Динамов отдал дань По как создателю логических новелл, главными достоинствами которых являются ясность и компактность изложения.

Оставаясь традиционным образом-схемой, тип детектива, выведенный в новеллах По, подвергся трансформации, вызванной, в первую очередь, измене нием социального запроса к литературе. Конец XX в. века ознаменован расцве том детективной литературы. Одной из наиболее показательных тенденций развития жанра в России является появление целых книжных серий, в которых главным действующим лицом выступает женщина-сыщик. Эта закономерность, скорее всего, является отражением смещения гендерных акцентов и укреплени ем положения женщины в обществе. Основываясь на традиционной схеме де тективного романа, авторы современной криминальной литературы разрабаты вают ряд новых жанров. Иногда традиционные отношения сыщика и преступ ника не находят отражения и представляют модификацию мотива противостоя ния детектива и равного ему по силе соперника, который звучал уже в новелле По «Похищенное письмо». Подобные трансформации традиционных сюжетных линий и мотивов очень многочисленны. Но, несмотря на свое разнообразие, они восходят к детективным новеллам По и являются свидетельством их ог ромного потенциала.

Продуктивным представляется изучение воплощения основных элементов детективного повествования в современной литературе. Еще одним направле нием исследования может стать изучение влияния прозы американского писа теля на развитие научной фантастики. Особый интерес представляет и творче ское усвоение прозы По другими видами искусства.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях:

1. Дмитриева Л.П. Рецепция новеллы Э.А. По «Золотой жук» в России XIX в. // Вестник Томского государственного университета. – 2010. – Вып. 336. – С. 7–10.

2. Дмитриева Л.П. Образ преступника в детективных новеллах Э.А. По // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения : материалы IX Все российской научно-практической конференции молодых учёных. Томск, 18– апреля 2008 г. – Томск : Изд-во Том. гос. ун-та, 2008. – Вып. 9, ч. 1. – С. 68–73.

3. Дмитриева Л.П. Образ детектива в новеллистике Э.А. По // Наука и об разование : материалы XII Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых : в 6 т. Томск, 21–25 апреля 2008 г. – Томск : Изд-во Том.

гос. педагог. ун-та, 2009. – Т. 2, ч. 1. – C. 122–127.

4. Дмитриева Л.П. Особенности первых русских переводов детективных новелл Э. По // Развитие русского национального мирообраза в пространстве межкультурного диалога : материалы Международной научной конференции.

Томск, 15–17 мая 2008 г. – Томск : Изд-во Том. гос. педагог. ун-та. – С. 150–155.

5. Дмитриева Л.П. К вопросу о составе цикла детективных новелл Э.А. По // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2009. – Вып. 4 (82). – С. 143–146.

6. Дмитриева Л.П. Детективные новеллы Э. По в составе переводного цик ла Н. Шелгунова // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения :

материалы X Всероссийской научно-практической конференции молодых учё ных. Томск, 17 апреля 2009 г. – Томск : Изд-во Том. гос. ун-та, 2009. – Т. 2. – С. 88–93.

7. Дмитриева Л.П. Детективные новеллы Э. По в русской критике 19 в. // Наука и образование : материалы XIII Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых : в 6 т. Томск, 20–24 апреля 2009 г. – Томск :

Изд-во Том. гос. педагог. ун-та, 2009. – Т. 2, ч. 1. – С. 250–255.

8. Дмитриева Л.П. Э. По: эссе vs детективные новеллы // Русская литерату ра в современном культурном пространстве : материалы V Всероссийской на учной конференции. Томск, 2–3 ноября 2009 г. – Томск : Изд-во Том. гос. педа гог. ун-та, 2010. – С. 21–27.

9. Дмитриева Л.П. Символистское осмысление детективных новелл Э. По (на материале переводов К. Бальмонта) // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения : материалы XI Всероссийской научно-практической конфе ренции молодых учёных. Томск, 2 апреля 2010 г. – Томск : Изд-во Том. гос. ун та, 2010. – Вып. 11, т. 2. – С. 52–56.

10. Дмитриева Л.П. Особенности восприятия цикла детективных новелл Э. По в России // Вестник Санкт-Петербургского государственного университе та технологии и дизайна. – 2010. – № 2, сер. 2. – С. 64–69.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.