авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Традиции восточной литературы в современной поэзии народов южного дагестана

На правах рукописи

ФЕЙЗУЛЛАЕВА Заира Магомедовна ТРАДИЦИИ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ НАРОДОВ ЮЖНОГО ДАГЕСТАНА 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (северокавказские литературы)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Махачкала – 2009 1

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дагестанский государствен ный педагогический университет».

Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Акавов Забит Насирович Официальные оппоненты доктор филологических наук профессор Вагидов Абдулла Магомедович (ГОУ ВПО «ДГУ»);

доктор филологических наук профессор Акимов Курбан Халикович (Даг.НИИ педагогики им.А.А.Тахо-Годи).

Ведущая организация: Институт языка, литературы и искусства им.

Г. Цадасы ДНЦ РАН

Защита состоится « 20 » мая 2009 года, в 16.00 часов, на заседании Дис сертационного совета Д. 212.051.03 по защите диссертаций на соискание уче ной степени д.ф.н. при Дагестанском государственном педагогическом универ ситете по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. 140 (4-й этаж).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дагестанско го государственного педагогического университета.

Автореферат разослан и размещен на сайте ГОУ ВПО «Даге станский государственный педагогический университет» (www.dgpu.ru) « 20 » апреля 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Э. Н. Гаджиев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в художествен ном пространстве Дагестана сформировалась новая литературная общность, основанная на межлитературных связях генетически и регионально родствен ных культур, опирающаяся на многовековые традиции восточно-мусуль манской культуры и радикально новые для национальной культурной системы формы литературного творчества. Одним из наиболее выразительных примеров подобного явления стало творчество представителей Южного Дагестана, где восточные традиции получили в свое время большое распространение, стали неотъемлемой частью ментального мира полиэтнического населения этого региона. Здесь ярко проявляется преемственность, которая предполагает как ис пользование исконно национальных традиций, так и освоение достижений близких и далеких эстетических систем.

Сближение и взаимодействие культур Дагестана и России было законо мерным и исторически обоснованным процессом, который берет свое начало еще в конце XIX века. С каждым новым этапом историко-социальных сдвигов в обществе интеграционные тенденции в национальной и русской литературах нарастали, приобретали всеобъемлющий характер.

Исследование текстов показало, что художественно-тематический диапа зон творчества нового поколения поэтов Южного Дагестана весьма широк.

Оставаясь в первую очередь восточной, их поэзия активно интегрируется в си стему русской классической и европейской поэзии.

Подобный синтез дает интересные в художественном плане результаты, обогащает традиционные элементы поэтического высказывания, закладывает основы дальнейшего обогащения национальной литературы новыми темами, художественными образами, стилистическими фигурами.

При этом большинство художников слова одновременно демонстрирует тяготение к традиционным формам восточного стиха.

Степень разработанности темы. В исследование проблемы формирова ния восточных художественных традиций большой вклад внесли труды даге станских исследователей: М.А. Абдуллаева, А.-К.Ю. Абдуллатипова, К.И. Абу кова, А.А. Агаева, З.Н. Акавова, С.А. Бедерханова, Ф.И. Вагабовой, Г.Г. Гамза това, Г.Г. Гашарова, Р.М. Кельбеханова, Ш.А. Мазанаева, М.С. Саидова, К.К.

Султанова, С.М. Хайбуллаева, С.Х. Хурдамиевой, А.Р. Шихсаидова, М.Я.

Ярахмедова Ч.С. Юсуповой, М.Г. Юсуфова, Р.Ф. Юсуфова и других.

Современные же тенденции в дагестанской литературе пока еще не разра ботаны в достаточной мере.

Научная новизна диссертации заключается в создании картины соотно шения традиций и новаторства в современной поэзии Южного Дагестана, выде лении основных поэтических общностей и индивидуальностей в каждом отдельном случае. В процессе анализа динамики творческого обогащения поэ зии привлечены материалы исторического, культурологического и художе ственного характера. Весь использованный поэтический материал вводится в научный оборот впервые.

Объектом исследования являются произведения современных даге станских поэтов южной зоны Дагестана – Тагира Салеха, Фахретдина Оруджа, Эльмана Аббаса, Камала Алиханова, Фахреддина Оруджева, Айдына Ханмаго медова, Фатхуллы Джамалова (Джамаля), Фазира Джаферова, в которых в той или иной степени отражено влияние восточных традиций.

Теоретической и методологической основой исследования послужили труды Е. Э. Бертельса, И.С. Брагинского, Ю. И. Крачковского, А. Б. Куделина, В.Н. Минорского, М.-С. Саидова, И. М. Фильштинского, А.Р. Шихсаидова, в которых дана картина зарождения и развития арабо-персоязычных литератур в Дагестане, на Северном Кавказе. Вопросы межлитературных связей освещены в трудах М.М. Бахтина, А.Н. Веселовского, Л.С. Выготского, Г. Гачева, Д.Дюри шина, В.М. Жирмунского, Н.И.Конрада, Н. Надьярных, И. Г. Неупокоевой, К.К.

Султанова.

Исследованием традиции в качестве единого социального феномена зани мались И.С. Полонская, Э.С. Маркарян, Н. А. Дугин, Н.С. Сарсенбаев, С.Шер лаимова, М. Виролайнен, Р. Генон, А. Малер, В. Мусатов и др.



При рассмотрении общих закономерностей развития литературы, сравни тельно-исторических процессов формирования художественных явлений, исто рико-культурных эстетических систем мы опирались на труды А.С. Бушмина, Ф.И. Вагабовой, В. В. Виноградова, Г.Г. Гамзатова, Ю.М. Лотмана, Дм. Мол давского, Т.З. Толгурова, Б.Т. Томашевского, Г.Г. Ханмурзаева, М. Б. Храпчен ко, Б.М. Шкловского, М.Г. Юсуфова, Р.Ф. Юсуфова и других.

Методы исследования. В работе использованы методы историко-соци ального, системно-теоретического, идейно-тематического изучения материала, а также приемы системного, комплексного анализа, позволяющего всесторонне раскрыть проблему. В основе работы лежат принципы историзма и определе ния степени художественной ценности произведений поэтов Южного Дагеста на.

Цель и задачи исследования. Цель диссертации – исследование слож ных процессов трансформации многовековых традиций;

изучение путей фор мирования межлитературной общности литератур Южного Дагестана, литера туроведческий анализ наиболее характерных поэтических произведений, со зданных на современном этапе. Поставленная цель достигается решением сле дующих задач:

– определить формы инокультурного воздействия на ранних историче ских этапах;

– проследить историко-литературный путь формирования арабо-персо язычных традиций в художественном пространстве Дагестана;

– отметить роль и значение тюркоязычной литературы в становлении да гестанской литературы;

– проанализировать основные причины формирования межкультурной, межлитературной общности Южного Дагестана;

– выявить особенности художественного сознания и отражение их в твор честве художников слова Дербента;

– выделить онтологические элементы многовековых восточно-мусуль манских традиций в современной поэзии;

– показать связь русскоязычного творчества современных поэтов Южно го Дагестана и инновационных процессов, получивших развитие в новом исто рическом контексте.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что иссле дование позволяет осветить многие вопросы динамики литературного процесса на современном этапе, выявить новые тенденции, новые имена, которые в даль нейшем могут стать объектом литературоведческого научного интереса.

Практическая ценность работы заключается в том, что она может быть использована при разработке истории дагестанской литературы, составлении учебников и пособий для школ, колледжей, университетов.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Историческая судьба дагестанской культуры сложилась так, что она шла навстречу веянием культур разных народов. Начиная с XI века, даге станская культура испытывала на себе глубокое и всестороннее влияние ино язычных эстетических систем, перерабатывала и трансформировала эти влия ния, придавала им новые качества.

2. Пути распространения восточно-мусульманской культурной традиции носили индивидуальный характер. Большое значение в этом процессе играли исторический и географический факторы. Одним из первых ареалов, воспри нявших арабскую письменность и культуру, стал Дагестан и, в первую очередь, Дербент, где пересекались культурные, религиозные, литературные потоки, идущие с Востока. Об активности и интенсивности восточно-мусульманского влияния на регион Дербента имеются многочисленные научные сведения и па мятники культуры, литературы.

3. Дагестанская литература является наглядным примером синтеза вос точно-западных культурных традиций. В результате длительного процесса вза имодействия всех исходящих слагаемых в полиэтнической, полилингвистиче ской национальной среде складывается уникальная общность культуры, литера туры, которая в начале XX века принимает структурированный характер.

4. В поэзии Дагестана начала 90-х годов минувшего века традиционные формы поэтического письма претерпевают существенную трансформацию.

Возникает некая синтетическая общность литературного письма. Восточная и западная традиции теряют свой онтологический смысл, элементы этих тради ций используются поэтами для более свободного самовыражения, не приемлю щего канонических рамок. Наиболее ярко это проявляется в творчестве поэтов из литературного объединения «Гюлистан», в поэзии которых традиционные восточные символы переосмыслены, подкреплены новыми идеологемами и но выми реалиями.

5. Одновременно с изменением формы мировосприятия и миропонима ния, обновлением религиозных эмоций и философии мысли в современном творчестве поэтов южной зоны Дагестана наблюдается и частое обращение к канону, традициям дербентской школы поэтического письма. Этот уникальный феномен вобрал в себя фольклорные песни лезгин, ашугское творчество даге станских азербайджанцев, образцы азербайджанской классической поэзии, эле менты персидского классического стиха, а также народной песенной стихии та тов и горских евреев.

6. В последнее два десятилетия в Южном Дагестане усиливается позиция и растет число русскоязычных поэтов, ориентированных на творчество рус ских, западных классиков и известных поэтов новейшего времени.

7. В творчестве современных поэтов можно отметить обогащенные тради цией образы, насыщение их дыханием сегодняшней жизни, обнаружить неожи данные и принципиально новые для дагестанской литературы направления (ме тареализм, постмодернизм).

8. Обращение к русскому языку не означает незнания родных языков. Для большинства из них – это попытка интегрировать свое творческое «я» в иную художественно-эстетическую систему.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в опуб ликованных научных статьях. Диссертация обсуждена на кафедре литературы Дагестанского государственного педагогического университета. Отдельные ча сти представлены в качестве докладов на региональных и международных кон ференциях.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключе ния и списка использованной литературы (122 наименований). Объем работы 177 страниц компьютерного набора текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, рассматриваются сте пень изученности проблемы, цели и задачи работы, ее теоретическая и методо логическая основы, указываются научная новизна, теоретическая и практиче ская значимость диссертации.

Глава I. «Исторические предпосылки формирования восточно-му сульманской культурной общности на территории Южного Дагестана» со стоит из двух разделов.

В первом разделе «Дербент как средоточие культурных традиций Востока» рассматриваются доминирующие факторы, составившие самобытное полиэтническое культурное поле Дербента и Южного Дагестана в целом.

Процесс творческого взаимодействия между различными цивилизациями, регионами всемирной литературы был развит с древнейших времен. На Кавказе наиболее ярким примером подобного взаимодействия являются город Дербент и регион Южного Дагестана.

Дербент – один из древнейших городов Кавказа. Из исторических источ ников известно, что на город претендовали Римская империя, Сасанидский Иран и Византия, Хазарский каганат, сельджуки и Золотая Орда, турки и рос сийские правители.

Дербент выступал важным посредником между Севером и Югом. Каж дый народ, этническая группа оставляли здесь часть своей культуры, приумно жая тем самым количество компонентов, которые составили единое культурное пространство города.

Здесь сформировался особый религиозно-конфессиональный комплекс, отличающийся высокой степенью толерантности.

Привнесенный Сасанидской династией зороастризм сменился христи анством, иудейством и мусульманством.

Арабское, персидское, позже тюркское, в ХХ веке и русское влияние вхо дили в ареал эстетических взаимодействий, которые обогащали дагестанскую культуру, а затем в преобразованном виде становились неотъемлемой ее ча стью.





Основы дагестанской литературы закладывала литература на арабском языке, который был, по словам И.Ю. Крачковского, «главным литературным языком». «Арабоязычный фонд письменной культуры дагестанцев в период Х ХV вв. представляет собой своего рода «предысторию» последующего развития национальной культуры, отмеченную созданием в Дагестане огромного литера турного наследия, отличавшегося исключительным разнообразием тематики и богатством содержания», – отмечает А.Р. Шихсаидов1.

И сюжетика, и жанровая структура, и образная система дагестанской ли тературы глубинными корнями связаны не только с древненациональными фольклорными истоками, но и с разнослойными элементами иных культур, с мифологией и представлениями иных народов. В Х-ХV вв. наряду с историо графическими памятниками большое значение имела суфийская и этико-догма тическая литература.

Свидетельством существования в Дербенте уже в Х-ХI вв. традиций фик ха, суфийской литературы стало сочинение Муссы ад-Дарбанди «Рейхан ал ха каик ва бустан ал-дакаик» («Базилик истин и сад тонкостей»), представляющий собой сводный энциклопедический словарь суфийских терминов, а также обще исламских категорий в суфийской интерпретации.

Особый интерес для нашей темы представляют суфизм и суфийская ли тература. Основа суфизма исторически зародилась в Иране еще до арабского Шихсаидов А.Р. Арабо-мусульманская духовная культура как фактор формирования национальной литератур ной традиции в Дагестане // ХХ столетие и исторические судьбы национальных культур. Традиции, обретения, освоение: Материалы Всероссийской научной конференции. – Махачкала, 2003. – С. 58.

завоевания. Иранское литературное наследие восходит к I тысячелетию до н.э.

Насильственное введение арабского языка в социальную и культурную жизнь покоренных народов иранской группы привело к тому, что в XII веке происхо дит переориентация культурных доминант. Однако уже в следующее столетие художественная литература иранцев возродилась в обличии арабоязычной поэ зии. Затем расцвела и собственно иранская поэзия, которая с самого начала заявила о себе как об уникальном художественном явлении мирового значения.

И.С. Брагинский убедительно доказывает, что классическая фарсоязыч ная поэзия на протяжении своего развития опиралась на предшествующую (до мусульманскую) культурную традицию. Фирдоуси и Ибн Сина, Дакики и На сир Хосров, Саади и Хафиз – все в той или иной мере черпали вдохновение из древних родников иранской античности2.

О значимости и активности восточно-мусульманского влияния на юг Да гестана говорит тот факт, что известный арабский географ и космограф Закария ибн Мухаммед ал Казвини в своем труде «Асар ал-билад ва ахвар ал-ибад» («Памятники стран и известий о людях») в Х веке свидетельствует о существо вании в Дербенте многочисленных медресе3. Этот же факт подтверждается в сообщении Абу Хамида аль-Гарнати, посетившего город в 1131 году4.

Х-ХV вв. предстают как начальный этап формирования арабоязычных и персоязычных традиций в культурном пространстве Дагестана.

В дальнейшем многие средства восточно-мусульманской литературной традиции становятся составными элементами художественной культуры наро дов Дагестана.

В XVII-XIX вв. на территории Дагестана получают распространение пер сидский язык и литература, Базовые элементы персидской поэзии продолжают существовать и поныне в виде элементов восточной художественности. Тради ции персоязычной литературы заложены позже, чем арабоязычной, но в Даге См.: Брагинский И.С. Иранское наследие. – М.: Наука, 1984. – С. 296.

См.: Шихсаидов А.Р. Закария ал-Казвини о Дагестане // Источниковедение истории досоветского Дагестана. – Махачкала, 1987. – С. 108.

Путешествие Абу Хамида аль-Гарнати в Восточную и Центральную Европу // Публикация О.С. Большакова и А.Л. Монгайта. – М., 1071. – С. стане знание персидского языка, поэзии ценилось высоко. Персоязычные поэты Дербента пользовались широкой известностью. О них лестно отзывался еще Га сан Алкадари. Это Ага Мир Ахмед-ахунд, Хаджи Файзуллах-ахунд, Хаджи ахунд, Хаджи Мирза Мухаммед Казим, Мирза Керим Шуайи, Сепехри, Мирза Мухаммед Гумри.

В историко-культурных отношениях Дагестана и Ирана ведущая роль принадлежит Дербенту и Южному Дагестану. Это утверждение подкреплено в многочисленных памятниках материальной культуры Дербента, а также широ ким использованием художественных средств выразительности.

Выстраивая линию инокультурных воздействий и влияний на Дагестан, в особенности на его южный регион, следует отметить широкое распространение с XVIII века азербайджанского языка и культуры. Вначале это было связано с творчеством поэтов-ашугов, испытавших сильное влияние азербайджанской пе сенной культуры. Известно, Етим Эмин писал и на азербайджанском языке.

Классик лезгинской литературы Сулейман Стальский также создавал свои произведения на азербайджанском языке. Заметное влияние азербайджанский язык оказал на формирование табасаранского фольклора и литературы. Велика роль азербайджанского языка в культуре и литературе татов, вторым родным языком называют азербайджанский и горские евреи. Начиная с XVIII века, азербайджанский стал языком межлитературного общения полиэтнического на селения Дербента. Широкое распространение в Южном Дагестане получили жанры восточной классической поэзии: марсийя (элегия), зухдийят (стихи на морально-этические темы), мадхи, рубаи, насибы, ихванийят (дружеские посла ния). Одним из самых популярных жанров восточной любовной лирики являет ся газель, возникшая в доисламский период.

В новый исторический период (конец ХХ - начала XXI вв.) наблюдается активизация русскоязычной литературы, перекодировка культурно-языковых маркеров. Национальные писатели все чаще обращаются к русскому языку.

Изображая национальную действительность, русскоязычный писатель обычно прибегает к детальному описанию национальных реалий, традиций, природы родного края.

Говоря о привнесении собственно-национальных художественных тради ций в русскоязычную литературу, следует выделить и другой момент, а имен но: обогащение принимающих литератур новыми элементами и приемами ху дожественного воплощения материала. Становление современной русскоязыч ной поэзии и поэзии на родных языках сопряжено с проблемой диалектическо го выбора: с одной стороны, – богатая вариативность возможности культурного развития, с другой, – верность своим истокам. Наряду с сохранением нацио нально-специфических черт художественного мышления, все изменения, транс формации, происходящие на нынешнем этапе развития культуры общества, так или иначе связаны с изменением устоявшихся традиций.

Во втором разделе «Роль и значение литературного объединения “Гюлистан”» раскрыты конкретные случаи взаимодействия культур. В творче стве объединения «Гюлистан» проявились тенденции к синтезу, порожденные жизнью, историей Дербента. Феномен синтеза становится одним из важнейших составляющих художественной системы Южного Дагестана. Как показал ана лиз, именно посредством такого синтеза создавались и создаются произведения с признаками разнохарактерных культурных влияний. О современных дербент ских поэтах знают далеко за пределами Дагестана. Руководит литературным объединением (ЛО) «Гюлистан» заслуженный работник культуры республики, журналист, член СП Дагестана, поэт Тагир Салех.

Организатором первого литературного общества «Гюлистан» был Аббас Кули Бакиханов, табасаранец по происхождению, известный азербайджанский и дагестанский ученый. У истоков литературного сообщества стояли такие лич ности, как просветитель Мирза Фатали Ахундов, Хуршид Бану Натаван, поэтесса, супруга аксайского князя Хасай-хана Уцмиева, поэты из Дербента Хайали Гаджи Мирза Алискер, Захра Ханум и другие.

Со смертью Аббас-Кули Бакиханова общество «Гюлистан» распалось. И только спустя сто с лишним лет было возрождено сначала в городе Кубе, затем 6 августа 1992 года центр литературного сообщества перенесен в Дербент.

Уже через три года «Гюлистан» собрал вокруг себя творческие силы Дер бента и района, объединял более 160 журналистов, работников культуры и про свещения, писателей, поэтов. Тема «Дружба народов – дружба литератур» яв ляется стержневой в творческой деятельности объединения, главная цель кото рого – сплочение творческой интеллигенции, создание условий для публикации произведений молодых и уже известных авторов, среди которых люди разных национальностей. Надо отметить, что из небольшого объединения любителей литераторов ныне «Гюлистан» преобразился в мощную творческую организа цию, снискавшую международную известность.

О литературных вечерах, встречах, праздниках поэзии, проводимых поэтами Дербента и Дербентского района, не раз писалось не только в газетах и журналах республики, но и сообщалось в средствах массовой информации Азербайджана, Ирана, Турции.

В поисках средств художественной выразительности национальные поэты в первую очередь опираются как на классику восточную, так и европей скую, русскую, осваивая поэтику, особенности композиции, стиля, ритмико-ин тонационного строя. Происходит своеобразное взаимопроникновение духовно го наследия, национальных традиций. В этом синтезе – основа креативности, залог дальнейшего расширения и обогащения форм литературного высказыва ния.

Новый всплеск интереса к Востоку заметен в европейских и русской ли тературах конца ХХ – начала ХХI веков.

Одновременно в национальных литературах Дагестана происходит новое осмысление восточной классики. «Восточное поветрие», которое охватило европейскую и русскую литературы, здесь принимает специфические, основан ные на традиции формы.

Более продуктивной формой на нынешнем этапе развития национальной поэзии является обращение к классическим, хорошо усвоенным жанровым фор мам восточного стиха.

Таким образом, потребность в трансформации традиционных парадигм в поэзии стала процессом перманентным, проходящим в разных регионах с раз личной степенью интенсивности.

Глава II «Процессы трансформации литературных традиций в твор честве поэтов Дербента» состоит из трех разделов Первый раздел «Опыт взаимодействия культур Востока и Запада» – итог наблюдений над творчеством поэтов южной зоны Дагестана: Фахретдина Оруджа, Айдына Ханмагомедова, Эльмана Аббаса, Фахреддина Оруджева, Та гира Салеха, Камала Алиханова, Джамаля, Фазира Джаферова. Они представ ляют разные поколения, однако развивают в основном линию преемственности с традиционной восточной поэзией, что во многом сближает их творчество.

Вместе с тем, они привнесли новации в традиционную восточноориентирован ную поэзию.В диссертации прослежено значение для них опыта С. Есенина, Б.

Пастернака, А.Ахматовой, И. Бродского, современных поэтов-метареалистов, концептуалистов.

Необходимо отметить два существенных фактора, имеющих отношение к данной теме. Первый – существующая многие века на Востоке традиция «нази ре» (подражание), имеющая глубокие корни и в дагестанской поэзии. Заметно стремление разных по стилю поэтов превзойти друг друга, осваивая одни и те же темы, проблемы. Второй – обращаясь к социальной, нравственно-этической, любовной и другим темам современности, дагестанские поэты демонстрируют пристрастие к определенным жанрам и формам национального и восточного стиха, таким, как четверостишия, рубаи, восьмистишья, стихотворные обраще ния, элегические, медитативные стихи, стихи-посвящения и т.д. При этом в гла ве основное внимание уделяется тому, что сближает их в тематике, проблемах, жанре, и во вторую очередь – тому, что их разделяет: своеобразию художе ственного почерка, авторской интонации, образных средств.

Качественные и количественных сдвиги последних 10-15 лет обусловле ны активностью межлитературных контактов между литературами националь ными и русской. Само включение литературных взаимосвязей в контекст при нимаемой или принимающей литературы требует выхода за пределы чистого сопоставления, имплицирует создание адекватной системы отношений и, сле довательно, побуждает переходить, если того требует материал, от анализа сравниваемых явлений к художественному синтезу. Наиболее выразительным примером вышесказанного является творчество Фахретдина Оруджа (Гарибсэс), автора трех поэтических сборников на русском языке. Он создает свои стихи и на азербайджанском языке, печатается в Дербенте и Баку, высту пает по Бакинскому радио. Его малая родина – село Митаги, природу которого он воспел неоднократно. Ф. Орудж – мастер пейзажа, он сумел создать пейзаж ную лирику принципиально нового типа: описания природы у него подчеркну то сдержанны, интеллектуализированы. Во всех его текстах художественная об разность строится путем уравновешенного сочетания переносного и прямого значений слова. Прозрачность и завершенность его стихов дает повод вспо мнить, что «поэзия – это говорящая живопись» (Г.Державин). Стихи из сборни ков «Митагинская осень», «Занавес века» могут служить примером пейзажной дескриптивной семантики, когда всё – цвет, звук, свет, запахи, форма, движе ние – может стать объектом сенсорного восприятия.

Из иноязычных традиций в поэзии Оруджа более всего заметны паралле ли с творчеством С. Есенина, Б. Пастернака, Б. Окуджавы, особенно реминис ценции и аллюзии из творчества Пастернака. Однако поэт не копирует тему, стиль, в его стихах многие символы переосмыслены, подкреплены новыми ню ансами и новыми реалиями. Символы становятся более бытовыми, осязаемыми.

Он умело использует запас фоновой информации, заключенной в современном русском языке, проникает в нюансы другого менталитета. В результате появ ляются такие тексты, как «Памяти Булата Окуджавы».

Творчество Эльмана Аббаса, основанное на восточной системе стихосло жения, обогатилось в результате близкого знакомства с литературным наследи ем Пушкина, Ахматовой, Мандельштама в период студенческих лет в Санкт Петербурге. Основная тема его произведений – Дербент с его магалами, крепо стью Нарын-кала, седой Каспий (Хазар), свидетели многих исторических собы тий, связанных с его родным городом. Он прекрасно знает восточную поэзию и переводит ее на русский язык. Стихи пишет, в основном, на русском языке. Не смотря на некоторое смешение поэтических и языковых стихий, повествова тельная манера Э. Аббаса индивидуальна, первична. Он находит ту грань, когда незыблемость традиционных норм тематики восточного стиха превращается в живую мысль, статика – в динамику. Наглядное представление о глубине про никновения его героя в атмосферу, дух родного города находим в его сборнике «В объятьях Каспия».

Строя свои произведения на ставших уже классическими мифологемах Э.

Аббас, Тагир Салех, как и Ф. Орудж, К. Алиханов, Ф. Джаферов создают соб ственный миф, созвучный с критериями современных ценностей. Общность ис торическая, идеологическая порождает сходство тем, мотивов, единую систему символики, наличие одинаковых композиционных элементов. Единство основ ных мифопоэтических кодов зачастую приводит к тому, что тексты авторов различного мировосприятия культивируют одну и ту же систему стихосложе ния, часто используют традиционные поэтические формы (рубаи, газели), на блюдается близость образных систем их текстов, использование архаической лексики. В заглавиях стихов отражены основные смысловые коды восточной поэзии: «Нарын-Кала», «Голос Улу-Чая», «Новруз», «Дербент», «Джалган», «Из Низами» Ф.Оруджа;

«Хазар», «Нарын-Кала», «Дербент» Э. Аббаса;

«Мне плакать хорошо» Ф. Джаферова и др.

Вся образная система Э. Аббаса находится в системе русского языка, но в описаниях природы, в топонимике очевидно национальное мировидение авто ра. Как и у других гюлистановцев, в стихах Э. Аббаса сильна автобиографиче ская составляющая.

Проникновение новой образности, новых форм художественной вырази тельности в поэтический строй современных художников слова стало укоре нившейся тенденцией. Чаще всего восточный стиль мышления здесь передается средствами русской классической или – реже – современной манеры письма.

Этот процесс более подробно анализируется во втором разделе «Новое содержание в традиционных формах». В качестве показательного примера рассматривается использование канонической поэтической формы – рубаи, ко торая, наряду с газелью, еще с Х века служит для выражения лирической темы с преобладанием философских размышлений в восточно-мусульманской поэ зии.

Поэты Южного Дагестана довольно часто обращаются к форме рубаи.

Однако даже при наличии философского наполнения не все четверостишия можно назвать рубаи. Во многих случаях имеем дело со стилизацией формы ка нонического стиха, помещенного в современную систему координат. В основ ном имитируются форма и восточный колорит. При этом следует отметить, что многие четверостишия имеют самостоятельную ценность как способ поэтиче ского самовыражения.

Основным примером обращения к форме рубаи для всех национальных поэтов было творчество Омара Хайяма. Поэтическая форма рубаи заняла проч ное место в художественном пространстве Южного Дагестана. В процессе трансформации на базовых уровнях поэтических конструкций, основным из ко торых является язык, рубаи сохранили свои онтологические характеристики.

Интересен феномен создания рубаи на русском языке представителями других национальных культурных систем. Процесс обновления традиции коснулся и тех регионов, которые являются родиной рубаи. Среднеазиатские поэты, писа тели нового поколения демонстрируют в своем творчестве это обновление (Т.

Кибиров, Т. Зульфикаров, Т. Пулатов, Ш. Абдуллаев, Афлуни, С. Мадалиев).

О различии между четверостишием и формой рубаи подробно пишет в своем метатексте к сборнику «Брызги с небес» Фахреддин Оруджев. Его мета поэтические эссе, посвященные вопросу дифференциации четверостиший, под крепляются наглядными примерами. Оруджев четок и категоричен в определе нии жанровых границ традиционных поэтических форм. Точные мысли обле каются у него в насыщенные лаконичные формулировки: Иные пишут без кон ца и края, /Стихи для них, как речи болтунов,/ А он всю жизнь оттачивал рубаи, / Перебирая бриллианты слов, – пишет он в рубаи, посвященном Омару Хайя му.

Утверждая, что рубаи – это не поэзия, а «философия поэзии или даже поэзия философии, мудрости истории и жизни»5, Ф. Оруджев приводит ряд сти хов, построенных в полном соответствии со своими метатекстовыми высказы ваниями. Тематические особенности рубаи Ф. Оруджева четко подразделяются на два направления: философско-дидактическое и философско-лирическое. В рубаи, написанных им, широко используются художественные средства, взятые из традиционного поэтического фонда: Не кляни ты жизнь земную – таинство она. / Чаша сладости и зелья сверху нам дана / Выбор тайно совершаем мы в душе своей / И уходим в совершенство, все испив до дна6.

В третьем разделе «Мифопоэтика древнего Дербента» проанализиро ваны наиболее выразительные произведения, отражающие историю древнего города. Отмечается, что именно удержание генетической памяти своих истоков придает особую выразительность смешанной языковой культуре, которая со ставляет особенность Дербента.

Современные поэты, сохранив сакральный смысл, который несли в себе предания старины, создали новую парадигму восприятия Дербента и его памят ников старины. Эту новизну можно наблюдать на разных уровнях – содержа тельном, тематическом, символическом. Стыковка современности с мифологи ей в творчестве поэтов Южного Дагестана и Дербента происходит на основе ис торических реалий, относящихся к разным временным пластам. Преломление традиционной тематики в новом дискурсе имеет ряд устойчивых элементов как в области поэтики, так и в специфике изобразительного ряда. Это общие типо логические черты, объединяющие их поэзию в некое единое эстетическое поле.

Мотив города, его прошлого получает множественную реализацию в ряде произведений гюлистанцев.

Оруджев Ф. Брызги с небес. – Дербент, 1999. – С. 90.

Там же. – С. 105.

Следует отметить особенность в процессе создания мифологии древнего Дербента поэтами разных направлений. Характерной чертой в целом является наличие лексических групп, ассоциативных рядов. В первую очередь – это вы сокая частотность употребления исторических топонимов: Дербент, Нарын Кала, Хазар, Демир-Капы и т.д., вынесенных в названия стихотворений. Топо нимы проецируются не только на мифологический подтекст, который преобла дает, и на событийный уровень текста. Мифопоэтические парадигмы задают связь с определенными образами, как восточной мифологии, так и фольклор ной. Само название стихотворного текста становится названием лексической единицы, ассоциативно связанной с мифологической семантикой. Строя свои произведения на основе ставших уже классическими мифологем, Тагир Салех, Эльман Аббас, Ф.Орудж, К.Алиханов, Джамаль, Айдын Ханмагомедов создают мир, созвучный их внутреннему космосу. Однако общность исторических судеб народов Южного Дагестана порождает сходство тем, мотивов, единую систему символики, композиционных приемов. Зачастую в них используются архаизмы, диалектизмы, историзмы, явные или скрытые признаки восточного колорита, для осмысления которого требуется филологический и общекультурный круго зор. Вербальными средствами передачи прямых ассоциаций являются лексиче ские средства, непосредственно связанные с топонимами «Дербент», «Нарын Кала», «Хазар» и т.д., то есть слова, способные вызвать в сознании определен ные образы, модели, целые пласты исторических событий. Принципиальное в этом отношении стихотворение, наиболее наглядно и четко выразившее мысль о единовременном существовании в «прапамяти» человека разных времен и пространств, принадлежит перу Фахретдина Оруджа. Оно называется «Дер бент» и эпиграфом к нему поэт предпослал слова известного классика азербай джанской литературы Самеда Вургуна: «Я второго такого печального города, как Дербент, не знаю…». В стихотворении, пронизанном экзистенциальной пе чалью, органичны и «усталость Нарын-Калы», и «Грусть Коркуда», и «седые старики-магалы» и даже то, что из «камней седых сочится грусть». Ключевые слова «печаль» и «грусть» определяют семантику произведения. Реальное вре мя вмещает в себя и мифологическое.

Другое произведение – поэма «Мой Дербент» – выдержано в ином инто национном ключе. Это своеобразная ода историческому величию и значимости города, в котором «Вереница змеевидных лестниц, / Как рукав седой Нарын Калы, / Нас уводит прямо в поднебесье, / Где орел порхает со скалы».

Тагир Салех воссоздает сходную по семантике с текстами других авторов литературно-художественную картину, но в ином ракурсе, с помощью нацио нально-образной системы. Сугубо восточная манера, узнаваемые реалии тради ционного восточного стиха присущи стихотворению «Дербэндэ кэл» («Посети мой Дербент»). Романтико-символический ракурс стихов Салеха ярко прояв ляется и в стихотворении «Нарын-гала», где тесно переплетена история Дер бента и его главной цитадели. В поэзии Салеха ощутимо воздействие опыта ве ликих азербайджанских поэтов прошлого Физули, Низами, Вахида, а также Са меда Вургуна, Вагабзаде, Наби Хазри, Р. Рза, Вефалы и др. В чем-то восприни мая те или иные подходы, в чем-то отталкиваясь от них, он разрабатывает тра диции дагестано-азербайджанской поэзии.

Дербентские поэты демонстрируют различные типы взаимоотношений современного человека с культурой и традицией. Это и узнаваемые черты современности, и замкнутость автора в легендарно-мифологически-историче ской реальности. Их тексты то взаимно отталкиваются, то сходятся в единой точке трансцендентной ирреальности.

Своеобразный русскоязычный поэт Айдын Ханмагомедов создал типич ный образец восточного стиха-зухдийат «Стихи с минарета». Элементы тради ции зухдийат удачно сопрягаются с глубокими личными переживаниями лири ческого героя А. Ханмагомедова. Попытка сопротивления нарастающим в об ществе тенденциям хищнического отношения к жизни, выраженная в стихе, удачно ложится в старую классическую форму дидактического монолога-зух дийат.

Сюжеты и образы многочисленных стихотворных произведений А. Хан магомедова связаны с пространством Дербента. И если в его стихах 90-х годов ощутимо влияние русской классической поэзии, Есенина, то в сборнике «С Дербентом в сердце» много текстов самобытных, связанных с восточной тради цией.

История Дербента неразрывно связана с темой магалов. В каждом исто рическом полисе имеется такой «старый город», хранящий тайны многих веков.

Магалы, свидетели и хранители живой истории, особенно дороги и милы тонко чувствующим свои истоки дербентцам. Певцом дербентских магалов называют Курбана Алиева, который издал сборник «Мои магалы», где переданы атмосфе ра и дух старого Дербента, его уходящие бытовые приметы. Немало строк по светил Дербенту Э. Аббас, для которого возвращение домой из Петербурга ста ло поводом для всплеска творческой активности. Энергетика слова автора как будто получила дополнительный заряд от атмосферы древнего и всегда моло дого Дербента. «Я надену тюбетейку, / Щеки спрячу в щетине, / Черноглазую еврейку / Поцелую в тишине…». Шаловливые интонации связаны с ритмикой текста и придают ему форму русской частушечной традиции.

Все авторы, пишущие о Дербенте, разрабатывают эту тему по-своему.

Таким образом, несмотря на смену культурных парадигм за последнее двадцатилетие, в поэзии Южного Дагестана неизменными остались «общая идея», а также этимологические моменты, указывающие на то, каким образом «идея» реализуется во множестве конкретных, единичных явлений.

Рассмотренные тексты, составляющие мифологию города Дербента, его историю, представляют лишь часть из того, что написано об этом городе в раз ное время. Все тексты представляют собой единый метапоэтический текст, в котором каждый элемент – важная составляющая часть целого.

Третья глава «Поэзия Южного Дагестана нового времени (конец ХХ – начало ХХI вв.)» состоит из трех разделов. Первый «Темы и мотивы рус ского стиха в поэзии Айдына Ханмагомедова», в котором анализируется поэ тическое творчество русскоязычного поэта, этнического табасаранца, уроженца Дербента. Его поэзия может служить примером интеграции русской поэтиче ской образности в сугубо национальный контекст. А. Ханмагомедов автор две надцати поэтических сборников (1989 по 2000 гг.). Он прекрасно владеет тех никой русского стихосложения, знает русскую и европейскую поэзию. Восточ ная же поэтическая культура является частью его ментального космоса, поэто му в текстах А.Ханмагомедова органично соединены элементы разных тради ций, течений и направлений. Начав печататься еще до перестройки, в 80-е годы ХХ века, он получил широкую известность у читателей, но не был признан официально. У него тяготение к инонациональным реалиям, фоновым деталям выражено столь откровенно, что сочетание их с исконным, традиционным суб стратом поэтического высказывания дает интересные результаты. Так, в стихо творении «Тальянка» прослеживаются есенинские ритмика и строфика, поэти ческая манера гармонично сочетается с национальными деталями быта: Я иг раю только на тальянке, / Не на таре и не на зурне. / Оттого-то песни о горянке / Слишком редко удаются мне. / Я стараюсь, но под нежной сенью / Серьго носных виноградных лоз, / Снова слышу, вопреки хотенью, / Белое ауканье бе рез. Данное стихотворение играет роль теоретической декларации поэтического двоемирия Ханмагомедова. Вся смысловая и интонационная гамма стихотворе ния построена на контрастах: тальянка-горянка;

виноградные лозы – березы;

та льянка – тар, зурна. Здесь наглядно виден процесс психологизации лирики, на сыщение ее гаммой чувств и ощущений, стремление к эпатажу.

Его стихотворные тексты правдивы по чувству, в них четко проступают и острота видения реальности, и точность в определении этой реальности. Стихо творение «Свеча» – декларация основ жизненной философии Ханмагомедова, позиция человека, не принимающего правил игры, которыми руководствуется современное общество: «Задув огонь, я сохраню свечу, / Но только света я ли шусь за это./ Избрав же свет, свечою поплачусь, / Тогда не будет ни свечи, ни света». Открытость, стремление к предельной откровенности, исповедальности – черты, не свойственные в целом поэзии Ханмагомедова. Избыток выстрадан ных чувств он прячет за эпатажем, иронией, а порой и цинизмом. Он не часто совпадает со своим лирическим героем, ему чужды взволнованные, экспрессив ные формы самовыражения, сохраняет дистанцию и со своим «Я-персонажем» и с читателем.

Характерной чертой, объединяющей лирическое творчество Ханмагоме дова, является двойственность восприятия и двойственность отражения, что неизбежно приводит его героя к смене противоположных чувств и настроений, внутренним борениям, диссонансу, отсутствию четких очертаний мира, также не единого, не цельного. «Я ворвался хищным зверем / В самого себя, как в терем, / Где себя же растерзал, / Но и раны зализал».

Интересны его триптихи «Осень. Три фрагмента» и «Монологи роз».

Каждый смысловой раздел триптиха «Осень» состоит из трех четырехстиший, начинающихся словами «Роняет осень листья с высоты», которые служат в дан ном случае лейтмотивом, предваряющим последующие лирические высказыва ния поэта.

Не менее интересны «Монологи роз», также состоящие из трех частей:

монологи красной, белой и черной роз. Как известно, роза – неотъемлемый поэ тический образ восточной поэзии. Ханмагомедов сумел совместить культурно поэтические коды классики Востока и русской поэтической традиции, где сим волика образа превалирует в сюжете, организует его.

Для авторов поколения 80-х вообще характерно что-то вроде растворения скепсиса внутри конструируемых ими личностных картин мира. Поэтический дар предполагает многомерность восприятия и многозначность отражения.

У Ханмагомедова много тем, которые волнуют его как человека, поэта, немало и таких, которые затрагивают его гражданскую суть. Это Россия с ее из ломанной на перепутьях истории судьбой. «Не эмигрируй из меня, Россия», – просит он в одном из своих четверостиший серии «Диссидентский каламбур».

Для морально-этических построений автора характерна непереставаемая, иногда подспудная, а чаще прямая, полемика с предполагаемым оппонентом.

От сознания того, что этим оппонентам не нужны изложенные автором запове ди нравственности и здравого смысла, не интересна правда о них самих, горечь пробивается в каждой строке. «Не в роду своем, а в роде. / Я юродивого вроде, / Подземельнее небес, / Но не ангел и не бес. / Мне на губы и на веки / Пало заре во навеки. / Я под небом не у дел, / У меня другой удел».

Поэзия А. Ханмагомедова словно летописный дневник, где каждая стра ница несет информацию о прожитых днях и событиях, и где мечты поэта и поэ тические образы его творчества причудливо переплетены с реальностью.

Во втором разделе «Расширение жанрово стилевых рамок нацио нальной поэзии» речь идет об элементах традиций Серебряного века в творче стве молодого поэта новой формации Фазира Джаферова. Лезгин по националь ности, родился в сельской местности, где и провел детство и юность. «Напитан соками родного языка», – говорит он. По окончании Литературного института им. М.Горького в 2000 году занялся переводом с английского, немецкого, пер сидского. Значительное воздействие на него оказало творчество С. Есенина, а позже поэтов Серебряного века, в особенности Георгия Иванова. В своих сти хах он использует также приемы И. Бродского, Б. Пастернака. В его творчестве органически соединяются Восток и Запад, дагестанское и русское, европейское.

Можно говорить о евразийском образе мышления Д. Джаферова. Поэт часто подчеркивает свою ментальную принадлежность двум мирам: «Запад есть Запад, Восток есть Восток. / И не сойтись никогда им. / Ты на престоле, я у твоих ног, / Любим, и ждем, и страдаем. / Песня ашуга и алый цветок / Знак тебе в день Валентина. / Запад есть Запад, Восток есть Восток, / Мы их сведем воедино».

Фазир проникает в нюансы другого менталитета столь глубоко, что в культурном плане порой превосходит носителей другого языка. В результате появляются на свет тексты, посвященные Георгию Иванову, одному из предста вителей плеяды поэтов Серебряного века. Прямое или опосредованное, но влияние очевидно. При этом поэтика и семантика текстов Фазира имеют столь индивидуальную окраску, что говорить о нем, как о стилизаторе, эксперименти рующем с готовыми дискурсами, чужими типами речи, было бы неправомерно.

У Фазира в роли психологической защиты зачастую выступают эпатаж ный цинизм и откровенное фиглярство. Романтический бунт личности уступил в наше время место смеху сквозь слезы, издевке над собой, над судьбой и всем миром. Душа его героя ранима и сложна. При соприкосновении с ней обнару живается, что именно душевная неуспокоенность, провоцирующая демонстра тивную самоуниженность, приводит в состояние одиночества, за которым без надежность, потерянность, которые отражаются в названии его сборников «Ве ликий сирота» (2001), «Мне плакать хорошо» (2004). Скрытый мотив одиноче ства и жестокости окружающего мира стал для него основным. Наряду с этим и в какой-то степени как сублимированное выражение его трагедийного мировос приятия можно встретить в его текстах включение нехарактерных философских смыслов, двойную кодификацию, децентрализацию повествовательного дис курса, что позволяет охарактеризовать эти тексты как образец постмодернист ского письма, редко встречающийся в дагестанской литературе: Ну, как бы ска зать это проще, / Ну, как бы сказать это лучше, / Ты помнишь коров тощих, / Что съели семь тучных?

Библейские аллюзии – здесь значимый элемент развития текста. Исполь зуя приемы преимущественно игровые, Фазир переводит дискурс текста в бы товой план, приближая библейский сюжет к обыденности, одновременно он укрупняет, делает более значительными свои личные переживания. Происходит вынужденная замена самовыражения маской иронии, порой переходящей в не кую словесную игру, чередование цитат и аллюзий, метафизическую насыщен ность образов: «Не помню когда я умер / И сколько прожил жизней / Рождался в которой умме. / Которой служил отчизне…/ Иосиф? Ты думаешь Бродский? / Да нет. Но не менее круто. / Он мне обещал наброски / Из Литинститута».

Совершенно иным предстает Фазир в своих переводах и авторизованных переложениях образов классики. Его переводы с лезгинского и на лезгинский, с иностранных языков на русский свидетельствуют о профессиональной работе с языком в духе традиций классической и традиционной поэзии.

В третьем разделе «Выходы национальных поэтов на новые рубежи» рассматривается творчество поэта-метафориста Джамаля.

Метареализм в неподготовленной предшествующими элитарными изыс ками дагестанской поэзии стал явлением необычайным, экстраординарным.

Основным ядром поэтов-метареалистов в Дагестане стало поэтическое сообще ство «Новая волна», у истоков которого стоит русскоязычный поэт, агул по на циональности Джамаль (Фатхулла Джамалов). Джамаль принял слова филосо фа Витгенштейна как определяющий принцип своего творчества: «Граница» моего сознания ограничивает возможности нашего языка. Стараясь раздвинуть эти границы, Джамаль обратился к квантовой физике, астрофизике, активно ис пользуя понятийный набор, лежащий в основе этих наук. Понятие метафоры в квантовой физике – «очарованные кварки», «квантовая пена», например. Кроме того, дагестанские метафористы провозгласили основами настоящей поэзии 1) духовность;

2) метафоричность, вслед за Юнгом считая такого поэта сверхчело веком, решающим сверхзадачи, а свою поэзию – связанной с выходом в астрал в медитативном состоянии. Одновременно и сам Джамаль говорит о постоян ной сознательной работе со словом.

В 1986 году на турнире поэтов в городе Иваново-Вознесенске Джамаль был удостоен титула «Короля поэтов».

Дагестанский читатель сразу оценил необычную новизну и значимость творчества поэта. В предисловии к сборнику стихов Джамаля «Вестник аль-Де неба» приведены высказывания известных литературоведов о его поэзии, поэтов и писателей из разных точек России и зарубежья.

Тексты Джамаля вызывают живую, пусть и неоднозначную, реакцию у читателей и исследователей. Семантика слова в поэтических текстах Джамаля далека от общепринятой. Слово здесь является знаком, символом, несущим за кодированную информацию. Эта информация может быть расшифрована толь ко в целостном контексте произведения. А внутренний смысл самого произве дения раскрывается лишь в контексте определенной духовно-эстетической тра диции. Характерной чертой творений Джамаля является оригинальная и чрез вычайно насыщенная образная система. Интенсивная метафорика сближает его духовные стихи-мышления с канонами текстов дзен-буддистских монахов.

Джамаль рассматривает Слово как ключ к тайнам мироздания, а поэзию как ме тод познания метареальности. Новая реальность требует новых слов, эмоций, способов выражения. В своих текстах он чаще искренен, нежели тенденциозен.

Джамаль уверенно чувствует себя в пространстве и времени своих произ ведений, где смело экспериментирует с этим временем, переплетает различные временные пласты: «Разверзнет опахала тевтонская ночь, / В генераторах ген растворится эмаль, / И прихлынет саванна к затылку, как желчь, / В радиальных отсеках взорвется Грааль».

С точки зрения внешней изобразительности и «фактуры», многие тексты Джамаля кажутся эталоном постмодернизма, но по внутреннему смыслу, фило софской направленности, отсутствию элементов игры, они стоят в заметном отдалении от постмодернистских текстов.

Сакральные тайны вечности и запредельный прорыв в будущее с его преобразовательно-космическим мировоззрением удивительным образом пере плетаются с приметами суфизма, стремлением вширь и вглубь Азии, в ее тайну и ее метафизику: «Рождает звезды квантовая пена, / Озарена азанами Кааба, / Солярный знак вещает перемены, / Дракон терзает сердце аль-Коаба».

Наряду с «космическими» откровениями в творчестве Джамаля рельефно выделяются архетипические элементы, происходят обновление и уточнение смысла используемых цитат, скрытых аллюзий и многое другое. Как правило, это связано с родиной поэта – Агулом. Он не только проникает в сущность ми фологического мышления, но, исследуя мифологии, сам творит мифологию, ин туитивно организуя материал таких образом, что начинают выявляться скрытые глубокие смыслы его текстов.

Тема катарсиса довольно часто встречается в текстах Джамаля. Мир, охваченный разбродом и распадом, вызывает у поэта отторжение: «Обанкроти лись в дым мифотворцы, / Мегаполис растлился, теряя черты человека. / Де структивная ночь без пропорций!» Творчество Джамаля оказало большое влияние и на поэтов новой форма ции, не принадлежащих к течению метареализма, но создающих интересные тексты в новой, непривычной стилистике.

В заключении даны общие выводы по диссертации. В работе отмечены и приведены все виды инокультурных влияний, исходные слагаемые, которые сыграли существенную роль в поэтапном историческом формировании даге станской литературы, в частности литературы Южного Дагестана.

В результате анализа текстов современных поэтов региона можно сделать вывод: инновационные процессы, протекающие в национальных литературах на современном этапе, приводят к художественному восточно-европейскому синтезу;

посредством синтеза происходит обогащение традиционных элемен тов восточной поэзии региона, закладываются основы дальнейшего развития и обогащения национальной литературы новыми темами, стилевыми приемами, художественными образами, языковыми формами.

Основные положения диссертации изложены в следующих публика циях автора:

1. Прорыв в метареальность (на материале творчества Джамаля) // Вестник Ивановского государственного университета, 2009. – Вып. 1. Филология. Се рия «Гуманитарные науки». – С. 90-94.

2. Духовная перекличка эпох. // Личность. Культура. Общество, 2009. – Т.ХI, вып.1., №№ 46-47. – С. 418-422.

3. «Восточный код» поэзии Эльмана Аббаса // Вестник кафедры литератур на родов Дагестана и Востока ДГУ № 6. – Махачкала, 2008. – С.383-387.

4. Начало творческого пути Заиры Гаджибалаевой // Вестник кафедры литера тур народов Дагестана и Востока ДГУ № 6. – Махачкала, 2008. – С.387-394.

5. Расширение жанровых рамок национальной поэзии // Материалы Межву зовской научной конференции 16 дек. 2008 г. ДГУ Махачкала «Проблема жанра в филологии Дагестана». – С.87-92.

6. О традиции в культурном пространстве Южного Дагестана. // Аспирантские тетради. – Санкт-Петербург, 2008. №38 (82). Ч.1. – С.357-361.

7. Вербальные мифологемы Дербента в творчестве Фахретдина Оруджа // Ма териалы III Международной научной конференции ЮФУ Ростов-на-Дону «Концептуальные проблемы литературы: художественная когнитивность».

2008. – С.78-83.

8. Поэзия Дербента – культура синтеза. // Материалы Межвузовской конферен ции филиала ИвГУ в г. Дербенте от 20. 01. 09. – С. 93-101.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.