авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Музыка как фактор становления духовного мира человека (на материале европейской музыкальной культуры)

На правах рукописи

КУЗЯКИНА Татьяна Ивановна МУЗЫКА КАК ФАКТОР СТАНОВЛЕНИЯ ДУХОВНОГО МИРА ЧЕЛОВЕКА (НА МАТЕРИАЛЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ) Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Кемерово 2012

Работа выполнена на кафедре культурологии ФГБОУ ВПО «Кемеровский госу дарственный университет культуры и искусств»

Научный консультант: доктор культурологии, профессор Миненко Геннадий Николаевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук

, профессор Полищук Виктор Иванович доктор культурологии, профессор Казаков Евгений Федорович Ведущая организация ФБГОУ ВПО «Сибирская государственная геодезическая академия»

Защита состоится 21 февраля 2012 г. в 13-00 часов на заседании диссер тационного совета Д 210.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора культурологии при ФБГОУ ВПО «Кемеровский государствен ный университет культуры и искусств» по адресу: 650029, г. Кемерово, ул. Во рошилова, 17, ауд. 221.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Кеме ровский государственный университет культуры и искусств» по адресу: г. Ке мерово, ул. Спортивная, 91.

Дата отправки на сайт ВАК (http://vak.ed.gov.ru) 18 января 2012 года.

Автореферат разослан 17 января 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат культурологии, доцент Н. И. Романова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современное общество, часто име нуемое постиндустриальным, информационным и т. п., характеризуется взаи мопроникновением и взаимовлиянием различных сфер общественной жизни, ранее считавшихся отдельными и самостоятельными – экономики, политики, культуры и т. д. В этой ситуации осуществляется выход искусства в совершен но иное измерение человеческого существования, сопровождающееся мета морфозами бытия художественных произведений, свидетельствующих о прин ципиально новой социокультурной ситуации, в которой искусство превращает ся в сферу особого производства. Это стало возможным потому, что современ ный мир поставил буквально вс на поток тотального производства и массового потребления.

Проникнув во все слои человеческого социума, музыка во многом утра тила свою сакральную сущность. Восприятие музыки из полумистического акта недавнего прошлого сегодня превращается в фоновое неосознанное восприя тие. Всеобщее распространение музыки, е абсолютная доступность, а време нами назойливость, делают настоятельно необходимым исследование музыки и музыкальной культуры в свете новых подходов. Деградация, упрощение функ циональности музыки в массовой культуре и массовом сознании актуализирует задачу прочтения музыкальных произведений как средства смыслообразования, созидания духа человека.

В свою очередь, усилия современного российского государства, религи озных конфессий, педагогического сообщества по оздоровлению духовно нравственного климата в стране наталкиваются на проблему неразработанности социокультурных механизмов трансляции духовности в социуме в светском е понимании. Именно «высокая» (в классическом понимании) музыка и музы кальная культура являются, на наш взгляд, одним из наиболее эффективных механизмов формирования духовного мира человека.

Теоретико-культурологическое исследование музыки – на основе прин ципа социально-необходимой, органической включнности искусства в нацио нальную культурную систему, эксплицирует и акцентирует е значимость для российского общества и государства, одной из важнейших задач которых должно являться формирование духовно богатых, высоконравственных граж дан. Оно своевременно в связи с усилиями педагогических кругов по выстраи ванию системы общего образования на основе приоритета духовно нравственного компонента обучения и воспитания подрастающего поколения.

Рефлексия духовности человека на музыкальном материале актуализируется в связи с конкретным направлением реформирования отечественного общего среднего образования, одной из центральных идеей которого является подчи нение всего учебного процесса в начальной школе базовым принципам приня той в 2009 г. «Концепции духовно-нравственного воспитания российских школьников».

Степень изученности темы. При рассмотрении базовой для нас катего рии духовности мы использовали классические труды, связанные с этой темой – П. Евдокимова, В. Джемса, В. М. Жирмунского, В. В. Зеньковского, В. Н.

Лосского, Р. Отто, С. Л. Франка, Ф. Шлейермахера, а также работы современ ных авторов – монографии К. Вааймана, Л. Г. Бергер, М. С. Кагана, С. В. Хо мутцова, В. Д. Шадрикова и др. Полезными для уточнения терминологического аппарата оказались статьи о духовности Л. П. Буевой, В. П. Зинченко, В. А.

Лекторского, О. П. Старшиновой и др. Среди культурологических и музыко ведческих работ, в которых авторы касаются духовной природы музыкального искусства, следует указать труды В. Д. Диденко «Духовная реальность и искус ство» (2005), Г. Г. Коломиец «Ценность музыки» (2007), С. Х. Рапопорта;

В. К.

Суханцевой «Музыка как мир человека» (2000);

В. Н. Холоповой.

Изучение музыкального процесса не может быть осуществлено без об ращения к философскому наследию, без которого трудно ответить на вопросы о музыкальном содержании, об отношении музыки к действительности, о воз можности музыки выражать полноту внутреннего, духовного мира человека.



Начиная с античности, этот феномен освещался у таких классиков философ ской мысли как Гераклит, Демокрит, Платон, Аристотель, Аврелий Августин, Фома Аквинский, Плотин, Григорий Нисский, Боэций, Ж.-Ж. Руссо, Д. Дидро, И. Кант, Ф. Шеллинг («Философия искусства»);

Г. Гегель, А. Шопенгауэр;

Ф.

Ницше («Рождение трагедии из духа музыки»). В современной философии фе номен музыки нашел отражение в трудах Ж.-П. Сартра, К. Ясперса;

X. Ортеги и-Гассета («Восстание масс»), Т. Адорно («Социология музыки»). Большое внимание музыкальному искусству уделялось отечественными мыслителями – А. Белым, С. Н. Булгаковым, Вяч. Ивановым, П. А. Флоренским и другими.

Глубокую и перспективную, с точки зрения диссертанта, постановку и теорети ческое решение проблем осмысления музыки можно найти в работе А. Ф. Ло сева «Музыка как предмет логики».

Истоки рассмотрения музыки как особой области познания относятся к эпохе Просвещения. В трактатах авторов XVIII века можно встретить выраже ние «музыкальная мысль», употреблявшееся в значении мелодического рисун ка, звукового узора, в частности, в трактовке И. Ф. Гербарта – видного немец кого философа, психолога и педагога конца XVIII – первой половины XIX века, одним из первых среди крупных западноевропейских учных обратившегося к феномену музыкального мышления. Музыка прошла путь от использования е в утилитарном, прикладном значении (без выделения в самостоятельный вид искусства) через психологическую трактовку музыкального искусства в теории аффектов до воплощения чувств личностного характера, глубочайших тайн внутреннего мира человека.

В круг интересов российских и западноевропейских мыслителей на рубе же XIX – XX столетий вс заметнее входят проблемы социальной детермина ции музыки. Психологи и музыковеды обращаются к теориям, указывающим на «психическую энергетику», генетически присущую творческому человеку и инициирующую его художественную мысль;

на «психические напряжения», излучаемые творцом и проецирующиеся на музыкальный материал, оживляя и одухотворяя его. Разрабатывается концепция бессознательного как скрытого источника музыкальных идей (А. Шнберг – один из адептов этой концепции).

Актуальными в период нововенской школы и других течений в музыке XX века стали требования кардинального пересмотра классических традиций, идеалов, аксиологических ориентиров, языковых (следовательно, и музыкально мыслительных) норм и «правил»;

требования отказаться от изжившего, исчер павшего себя, от «идеологии прошлого» в искусстве (Т. Адорно «Философия новой музыки»).

С этими концепциями, затрагивавшими, в большей или меньшей степени, проблемы художественно-творческого (музыкального) мышления, прихотливо соприкасались и исследования, проводившиеся в шестидесятые-семидесятые годы XX века К. Леви-Стросом в области структурной антропологии. Примеча тельно, что, разрабатывая свою модель структурной антропологии, Леви-Строс оперировал категориями музыки. Можно сослаться на его труд «Мифологич ные» (1964 – 1971), где находят себе место выражения «ария разорителя гнзд», «фуга пяти чувств» и «кантата опоссума».

Труды Б. В. Асафьева и Б. Л. Яворского (один из фундаментальных – «Музыкальная форма как процесс») заложили основу для дальнейших исследо ваний в области музыкального мышления и музыкальной речи, появившихся в России во второй половине XX в. Видное место среди этих исследований при надлежит трудам Л. А. Мазеля и его последователей – М. Г. Арановского, В. В.

Медушевского («Восприятие музыки»). В последнюю треть XX века привлек ли внимание труды М. С. Кагана («Музыка в мире искусств»), сосредоточенные в значительной части на «стыке» эстетики, культурологии и музыкознания;

А.

Н. Сохора, М. С. Друскина;

Л. А. Мазеля («Эстетика и анализ»);

В. А. Цуккер мана и др.

В ходе исследования эмоционального уровня в восприятии музыки, дис сертант опирается на идеи Ю. Н. Холопова, В. Н. Холоповой, В. Т. Морозова, Б.

И. Додонова, В. В. Медушевского, В. А. Апрелевой и других авторов. Среди работ, посвящнных исследованию феномена переживания музыкального смысла, смыслообразования в искусстве, следует особо выделить монографию М. Н. Щербинина «Искусство и философия в генезисе смыслообразования».

Автор анализирует смыслообразующие возможности различных видов искус ства, в том числе и музыки, в европейском и глобальном смыслогенезе. В гно сеологическом и эстетическом аспектах феномен переживания исследован немецким философом В. Дильтеем. Вопрос о расщеплении эмоциональных значений и эмоциональных образов в процессах восприятия музыки освещают в своих трудах И. Г. Власова и Л. И. Короева. Способы существования эмоций в человеке и искусстве исследует Л. Я. Дорфман. Вопросы восприятия музыки и развития потребности в переживании художественных чувств разрабатывал Г. С. Тарасов. Эмоции в эстетической ситуации проанализировала М. Голашев ская. Теоретические и эмпирические и исследования данных авторов остаются актуальными до сих пор.

Значительный интерес для разработки темы диссертационного исследо вания представляют труды психологов, искусствоведов и самих деятелей ис кусства. Можно выделить достижения отечественной психологической науки.

Это, например, глубокая работа Б. М. Теплова «Психология музыкальных спо собностей», классическая работа Л. С. Выготского «Психология искусства», труды Б. Г. Ананьева, Г. М. Когана, А. Н. Леонтьева, В. Н. Мясищева, Г. Г.

Нейгауза, С. И. Савшинского и др. Однако авторы этих работ рассматривают лишь отдельные вопросы восприятия музыки, частные вопросы обучения и ис полнения, проблему музыкальных способностей или некоторые специальные вопросы музыкального искусства. Исключением является А. Л. Готсдинер, ко торый будучи профессионалом-музыкантом, психологом и педагогом, теорети ком и практиком, дат последовательный анализ полифункционального воздей ствия музыки на внутренний мир человека.

Постижение музыки как особого языка общения представлено в трудах В.

Л. Бойко, А. С. Соколова, Р. Х. Зарипова, Е. В. Назайкинского, Ю. М. Лотмана, В. О. Медушевского, Б. В. Асафьева, М. Арановского, Е. Ручьевской, Л. С.

Самсонидзе, Ф. Е. Василюка и др. Среди указанных авторов особо следует вы делить докторские диссертации М. Ш. Бонфельд «Музыка как мышление и речь» и В. К. Суханцевой «Категория времени в музыкальной культуре». Рас смотрение категории музыкального времени дано также в опоре на труды Э.

Ансерме, Я. Ф. Аскина, М. Д. Ахундова, А. Бергсона, Г. Гегеля, А. Ф. Лосева, Г.

А. Орлова, О. Притыкиной, И. В. Малышева;

В. Н. Холоповой («Музыка как вид искусства»).

В целом можно констатировать проявление интереса как зарубежной, так и отечественной философии и гуманитарной науки к исследованию роли музы кальной культуры в формировании духовного мира человека, к проблеме стату са музыки в контексте социального бытия и культуры. В то же время вопросы, связанные с осмыслением сущностной связи музыки и духовности, специфиче ских функций музыки в формировании духовного мира человека, освещаются фрагментарно и эпизодически, содержат концептуальные пробелы. В частно сти, недостаточно разработано представление о модусах транслируемой музы кой духовности в связи с разнообразием мирового и европейского музыкально го наследия. Таким образом, можно констатировать противоречие между мно жеством эмпирических наблюдений, замечаний о связи духовности и музыки и отсутствием концептуальной проработки этой связи. Проблема настоящего ис следования заключается в следующем. Какие сущностные особенности музыки оказывают воздействие на становление духовного мира человека, и чем отлича ется это воздействие, в зависимости от характера музыкального материала (ев ропейская богослужебная, светская классическая музыка)?

Объект исследования – духовность как фундаментальный принцип со вершенствования человека и общества.

Предмет исследования – музыка как фактор становления и развития ду ховного мира человека.

Целью диссертационной работы является культурологическое и куль турфилософское исследование музыки как специфического средства становле ния, развития и формирования духовного мира человека. Достижение этой цели требует постановки и решения следующих взаимосвязанных задач:

- отрефлексировать понятие духовности в христианско-богословской и европейской светской традициях его интерпретации;

- выявить основные направления осмысления музыки как вида искусства в системе художественной культуры;

- осуществить культурологический анализ понятия музыкального време ни;

- рассмотреть феномен музыки как специфическое средство репрезента ции духовного мира человека;

- эксплицировать смыслообразующую и духовно-созидательную функции музыки и музыкальной культуры во взаимодействии человека и общества.

Теоретико-методологические основания исследования.

В постнеклассической науке глубокое осмысление получило то обстоя тельство, что как для естественных наук, так и для наук об обществе и культу ре характерно тесное взаимодействие и взаимопроникновение, которые полу чили название междисциплинарности, как констатации основной методологи ческой особенности современного этапа развития социально-гуманитарного знания. Об этом свидетельствуют труды многих ведущих философов науки – И.

Валлерстайна, В. С. Стпина и др.

Исследования музыки не остались в стороне от этих веяний и также ха рактеризуются заметной тенденцией к интеграции различных областей знания на основе междисциплинарности исследований. В то же время, междисципли нарность не освобождает от необходимости обозначения используемого базо вого подхода. В качестве такого подхода нами используется культурологиче ский подход, объединяющий различные гуманитарные науки универсальным объектом познания – культурой. Он конкретизируется семиотическим анализом ценностно-смысловых, знаково-коммуникативных аспектов музыки – преиму щественно в семантическом отношении. По мере необходимости мы обраща лись также к синтаксису и прагматике музыкальных произведений как специ фических культурных форм с целью дешифровки их социально-значимых смыслов. Культурологический аспект применяемой методологии выражается и в том, что высокая музыка интерпретирована как одно из оснований элитарной культуры.

В теологическом отношении мы опираемся преимущественно на идеи ве дущего теоретика немецкого романтизма Фридриха Шлейермахера, а также русских философов и богословов П. Евдокимова и В. В. Зеньковского, которые мы попытались синтезировать в качестве основы интерпретации религии и ду ховности в их сопряжении с музыкой.

Методология функционализма как общенаучного метода, включающего положительные моменты его развития в трудах Б. Малиновского, А. Рэдклифф Брауна, Т. Парсонса, применяется нами при рассмотрении взаимоотношения музыки и социума, в котором она функционирует и развивается.

Психологическая интерпретация музыкального процесса используется в процессе обсуждения вопросов музыкальной инкультурации личности. Психо логия искусства рассматривает также специфику взаимосвязей между сознани ем человека и его художественным «продуктом».

При обращении к истории музыки в качестве сквозного применялся срав нительно-исторический метод. Общеметодологическими основаниями исследо вания роли музыки и музыкальной культуры в становлении духовного мира че ловека являются принцип взаимосвязи логического и исторического, абстраги рование.

Научная новизна исследования.

1. Выявлено, что в понимании духовности человека в современном евро пейском цивилизационном ареале наблюдается движение к принципу взаимо дополнительности христианско-богословской и светской е интерпретации, ос нованное на частичном тождестве их онтологической основы – актуальной бес конечности христианского Бога и потенциальной бесконечности мира и чело веческой личности.

2. Продемонстрирована операциональность понятия духовности в рас крытии универсализирующей функции музыки как средства экзистенциального смыслополагания в различных социально-культурных стратах европейского и российского обществ на всех этапах их исторического развития. Показана орга ническая связь музыкального творчества с процессами смысложизненного определения на внерациональном уровне, как в личности самого творца музы кального текста, так и его реципиентов 3. Эксплицирована специфическая роль музыкального времени в мани фестации духовного мира человека и в структуре бытия общества. Показано, что музыкальное время глубоко консонантно процессуальному характеру ду шевного мира человека, а также интегрирует в себе временные процессы в об ществе, отображая и организуя его основные модусы: время объективное, субъ ективное, культурно-историческое, социальное и др.





4. Систематизированы представления европейской философии, эстетики, искусствознания, культурологии о музыке, и введено представление о репре зентации музыкой духовных горизонтов человеческого бытия двумя суще ственными различающимися способами, из которых один связан с актуальной качественной бесконечностью Абсолюта (христианского Бога) и сконцентриро ван на точечном времени – Вечности, а другой основан на чувстве экстенсив ной, пространственной бесконечности. Для их различения введены рабочие неологизмы – музыка «эйдетическая» и музыка «романтическая».

5. Показано, что в основе прогресса европейского музыкального искус ства лежит завоевание новых областей содержания и, соответственно, открытие новых способов представления духовности человека. Раскрыты особенности взаимодействия музыкальной культуры и современного (постиндустриального, информационного) общества, выражающиеся в появлении новых феноменов музыкального языка, форм социального бытования музыки, в трансформации и творческом преображении вековых музыкальных традиций в перспективе про никновения в более глубокие слои духовного мира человека как основания пре одоления кризисных тенденций в культуре.

Положения, выносимые на защиту:

1. Представление о духовности является важнейшей составляющей эво люции европейской культуры, поскольку выражает сопряжнность человека с высшими началами бытия и обусловливает его самосовершенствование. Воз никнув в христианском богословии, оно прошло длительный путь развития.

Понятие духа, являясь основополагающим в немецкой классической филосо фии и получив в ней широкое, не сугубо богословское, толкование, послужило основой многообразных светских вариантов понимания и интерпретации ду ховности. В настоящее время наблюдается встречное движение религиозной и светской рефлексии духовности. В богословии получает распространение поня тие мирской духовности, источником которой является жизнь семьи. В свою очередь, культурология, эстетика, теория и история искусств заимствуют бого словские теологумены для постижения духовной природы искусства.

2. Современная музыкальная культура как подсистема художественной культуры, наиболее акцентированно выражающая образно-эмоциональную природу искусства, испытывает сильное воздействие новых технологий звуко производства и трансляции музыкального материала. Это ведет к возникнове нию неизвестных в предшествующие времена форм музыки – например, «му зыкально-социологической» (Т. Адорно) с триединством задач, стоящих перед е субъектом (творчество, исполнение и реализация «продукции»). С другой стороны, «высокая» музыка XX века как элитарное ядро музыкальной культу ры, продолжая развивать все созданные ранее способы художественного освое ния мира, вырабатывает новые формы, связанные с проникновением в глубины подсознания и духовной природы человека. Как результат, наблюдается резкий сдвиг доминирующих функций этой музыки: ярко выраженные в классический период е развития развлекательная, гедонистическая, коммуникативная функ ции уходят на периферию или передаются легкой музыке, а на первый план вы двигаются духовно-созидательные, смысложизненные е аспекты. Фактически, для уменьшающейся страты знатоков и истинных любителей музыкальной классики она вс более становится «философией и религией в звуках».

3. Время как всеобщая форма бытия универсума выступает в музыке в качестве способа и субстанции е существования. Однако рассмотрение музыки как чисто временнго искусства является односторонним, поскольку музыкаль ное мышление и созерцание в той или иной мере всегда имеют «простран ственное разрешение». Времення природа музыки коррелирует с процессуаль ным характером внутреннего мира личности. Поэтому духовность, которую нест в себе музыка, по необходимости получает процессуальное выражение и феноменологически дана нам как динамика переживаний. В таком качестве она резко контрастирует с духовными практиками, нацеленными на овладение ста тичными, вневременными структурами абсолютной духовной реальности.

4. Любая форма проявления духовного начала в личности и культуре свя зана с надмирным горизонтом бытия, укоренена в чувстве и интуиции беско нечности. Духовность человека по-разному репрезентируется музыкой. Эйде тическая музыка, органически связанная с теистической духовностью, скон центрирована на интенсивном, «сврнутом» в одну точку времени – Вечности, имеет минимальное пространственное разрешение и характеризуется динами кой переживаний, направленной на сосредоточение на абсолютном Смысле.

Музыка романтическая, в соответствии с пантеистическим принципом «Бог во всм», субстанциально основывается на экстенсивном, линейном времени, от личается экстатической динамикой «переживаний» и максимальным простран ственным разрешением воображения. Исторически она тесно связана с тенден цией секуляризации европейского общества, культуры и искусства, и более близка светской духовности.

5. Музыкальное творчество в его христианско-конфессиональном и клас сическом светском направлениях отличается минимально возможной в искус стве отягощнностью материальным, поэтому наиболее убедительно демон стрирует духовные потенции человеческой личности. Оперируя воображаемы ми, идеальными, облечнными в динамическую звуковую форму смысловыми структурами, оно является своего рода актом творения «из ничего». Специфи ческое эмоционально-образное мышление творца и реципиента музыки моде лирует в их сознании духовные интенции и смыслы, генерация и передача ко торых невозможна никакими другими средствами. Созидание, исполнение и восприятие музыкального произведения требуют соразмерного творческого напряжения. Музыкальное творчество зримо и эксплицитно представляет ду ховно-творческую природу человека.

6. При определении духовно-созидательной функциональности музыки в социуме центральным является вопрос о специфике музыкального языка. В от личие от других видов искусства, языки которых в значительно большей мере отягощены «материальностью» (живопись, хореография, архитектура, и др.), музыкальный язык высоких жанров, как более «идеальный», при видимой до ступности на деле требует специального научения и личных усилий, без чего глубокие духовные смыслы музыки остаются недоступными. Скрытая для не посвящнных сложность языка музыки является одной из существенных при чин отторжения классики широкими слоями населения. Одухотворение россий ского общества, о котором в последние годы заявлено как ближайшей цели национальной системы образования, настоятельно требует возвращения в обра зовательные учреждения систематического обучения восприятию и пониманию классической музыкальной традиции.

Теоретическая значимость исследования заключается в развитии пред ставлений о духовно-созидательной роли музыки и музыкальной культуры в обществе как средстве экзистенциального смыслополагания личности, осу ществляемого в специфической эмоционально-образной форме. Введение ду ховности в качестве базового понятия для интерпретации музыкального искус ства расширяет представление о духовной культуре общества как важном предмете современных культурологических исследований, а также эксплициру ет в теоретическом плане возможности взаимодополнительности светского и религиозно-конфессионального подходов к инкультурации личности в условиях современного, динамично развивающегося общества.

Практическая значимость работы выражается в возможности использо вания полученных результатов и выводов в новой образовательной области, вводимой в настоящее время в общеобразовательные учреждения России – ду ховно-нравственном образовании и воспитании школьников.

Материалы работы, акцентирующие духовно-генерирующие аспекты вы сокой музыки, могут быть использованы для разработки персоноцентрических программ культурной политики российского государства – в противовес наличным тенденциям массовизации и коммерциализации отечественной куль туры.

Материалы диссертации могут быть востребованы в высших учебных за ведениях при разработке курсов истории европейской культуры, культуроло гии, эстетики, теории и истории музыки.

Апробация результатов исследования. Основные идеи и положения диссертации были представлены на конференциях различного уровня: II Меж дународной научной конференции «Деятельностное понимание культуры как вида человеческого бытия» (Нижневартовск, 23-24 декабря 2004 г.), III Между народной научной конференции «Деятельностное понимание культуры как ви да человеческого бытия» (Нижневартовск, 8-9 декабря 2005 г.), Международ ной очно-заочной научно-практической конференции «Наука и образование:

история и современность» (Нижневартовск, 13-14 апреля 2007 г.), Междуна родной научной конференции, посвященной памяти профессора В. Д. Жукоц кого «Воля к диалогу: проблемы современного гуманизма» (Нижневартовск, марта 2007 г.), Международной очно-заочной научно-практической конферен ции «Педагогика музыкального образования, проблемы и перспективы разви тия (Нижневартовск, 26 ноября 2008 г.);

Международной очно-заочной научно практической конференции «Наука и образование: история и современность» (Нижневартовск, 10 апреля 2008 г.);

Всероссийской научно-практической оч но-заочной конференции «Современные проблемы межкультурных коммуни каций» (Нижневартовск, 25-26 марта 2006 г.);

Межвузовской очно-заочной научно-практической конференции «Искусство в современном мире» (Нижне вартовск, 26 марта 2004 г.).

Диссертация в полном объме обсуждалась на кафедре культурологии Кемеровского государственного университета культуры и искусств.

Структура диссертации отражает логику исследования и порядок реша емых задач. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы из 178 наименований. Общий объем диссертационного исследова ния составляет 187 страниц печатного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, характеризуется сте пень е научной разработанности, формулируются цель и задачи, указываются объект и предмет, основные положения, выносимые на защиту, определяется источниковая база, теоретическая и методологическая основа исследования, оценивается научная значимость работы, приводятся сведения о ее апробации.

Первая глава «Духовность и онтологические основания музыки в культуре» посвящена выявлению многообразных подходов к содержанию по нятия духовности, рефлексии музыки в истории культурологической и фило софско-эстетической мысли, освещению основополагающей категории культу ры – времени, находящейся в глубокой, необходимой связи с музыкой и рас крывающей содержание человеческого бытия в его единении с миром, приро дой.

В параграфе 1.1 «Духовность и духовный мир человека в богослов ском, философском и научном подходах» рассмотрены различные концепции духовности. Подходы к анализу религиозного, философского и научного пред ставлений о духовности достаточно многообразны и представлены в статьях и монографиях Л. П. Буевой, В. В. Бычкова, В. И. Гараджи, И. К. Джерелиевской, В. П. Зинченко, В. В. Знакова, В. А. Лекторского, Б. М. Неменского, О. П.

Старшиновой, В. Д. Шадрикова, В. Н. Шердакова, Е. Г. Яковлева, Вааймана Кейса. Сложившееся многообразие позиций отражает сложность, глубину, мно гогранность и противоречивость духовных пространств бытия. В различных трактовках духовность предстат как духовный путь, духовный поиск, или осо бенности внутреннего мира человека, его самосознания и субъективных путей восхождения к духовным вершинам бытия, как проблема обретения смысла собственной жизни, или как путь восхождения личности к своим идеалам, цен ностям и реализация их на свом жизненном пути, как проблема «жизнетворче ства».

В христианской теологии понимание духовности заключается в том, что это совершенствование и преображение человека через его приобщение к Свя тому Духу, который проявляет в нм свое таинственное действие. Трактовка духовности в христианстве связана с пониманием человека как образа Божьего, а сама духовность рассматривается как святость.

Понятие духа является основополагающим в немецкой классической фи лософии и получило в ней широкое, не сугубо богословское, толкование.

Огромная заслуга в учении о Мировом духе как Абсолютной идее, принадле жит Г. Гегелю. Данное учение послужило основой многообразных светских вариантов понимания и интерпретации духовности, в частности, в искусстве.

Дальнейшая трансформация данного понятия на отечественной почве вырази лась в появлении словосочетания «духовно-нравственный», что привело к без мерному расширению предметного поля «духа» и «духовности» в силу их не определенности и неотрефлексированности.

В богословии получает распространение понятие мирской духовности, ис точником которой является мир семьи. В этой связи следует отметить фунда ментальный двухтомный труд нидерландского богослова Кейса Вааймана, счи тающего, что без духовно-нравственных ориентиров функционирование и раз витие семьи может пойти лишь по отрицательному вектору. Такие науки как культурология, эстетика, теория и история искусств заимствуют богословские принципы и позиции для постижения духовной природы искусства. Поэтому достаточно правомерным оказался вопрос о специфике духовной природы вы сокой музыки. Огромную роль в формировании духовности человека играют такие формы творчества как искусство, религиозные верования, подлинная тео ретическая наука.

В работе дана сравнительная характеристика религиозно-богословского и светского понимания духовности. Принципиальное отличие видения духовно сти в светской е форме – науке, искусстве (в отличие от религии) – состоит в вопросе о первоисточнике духовного (Бог или человек). Существуют и отличия в вопросах о пути познания феномена духовности: иррациональное религиоз ное знание («эмоциональность» и «интуитивность»), основанное на вере, или рациональное научное знание, полагающееся на факты. Специфическое отли чие духовности в светской е форме, в частности, в искусстве состоит в акцен тированном, экстатическом переживании своего предмета. С точки же зрения богословия, яркие чувственные образы, возникающие у верующего во время молитвы, считаются грехом, прелестью, которые не могут порождать истинно религиозное знание. В остальном светские и богословские позиции зачастую сходны: основным предметом внимания их авторов являются особенности внутреннего мира человека, его самосознания и субъективных путей восхожде ния к духовным вершинам бытия, который отождествляется с «духовным ми ром личности» как показателем достигнутого человеком уровня на пути само совершенствования.

В философском понимании духовность включает в себя три начала – по знавательное, нравственное и эстетическое. Духовные ценности – истина, доб ро, красота – совокупно образуют в человеке то, что называется духовным началом, духовной жизнью, которые интегрируются в одно целое мироощуще нием, мировоззрением, мироотношением. Путь духовного совершенствования интерпретировался как «восхождение» на пути обретения высших ценностей на основе усвоения знаний, осмысления и переживания личного жизненного опы та. Поэтому содержание «духовности» как определнного качества человече ского бытия интегрирует мысль, знание и чувство-переживание с действием поведением. В настоящее время можно наблюдать тенденцию если не к синте зу, то к взаимодополнению религиозного и светского (знаниевого, моралисти ческого, художественно-эстетического) понимания духовности. Культурология, эстетика, теория и история искусств заимствуют богословские позиции для по стижения духовной природы искусства. Музыкальный материал содержит ши рокие возможности для решения этой задачи. Данный тезис подробно пред ставлен в параграфе 2.1.

Итак, духовность характеризуется как сложно организованный феномен, представленный как христианско-богословской, практико-аскетической тради цией е понимания, так и светскими трактовками. Проблема духовности в че ловеческом мире – это не только определение высшего уровня освоения чело веком мира, отношения к нему – природе, обществу, другим людям, к самому себе – это ещ проблема выхода человека за рамки узко-эмпирического бытия.

Так или иначе, в основе духовности лежит ориентация на решение смысложиз ненных проблем, стремление человека к высшему идеалу и сфере трансцен дентного.

В параграфе 1.2 «Музыкальная культура в системе художественной культуры» датся характеристика художественной культуры, которая пред ставлена как система, включающая в себя художественное производство куль турных ценностей, художественное потребление, посредническую деятельность (хранение, тиражирование, распространение культурных ценностей), формиро вание и осуществление культурной политики в области искусства. Вписываясь в контекст социокультурной жизни разных слоев и групп общества, различные пласты искусства как ядра художественной культуры обеспечивают работу данной системы.

В работе обосновывается положение о том, что музыкальная культура как подсистема художественной культуры, в условиях революции XX века в сред ствах коммуникации, в наибольшей мере испытывает натиск технологических новаций, начало которым было положено появлением грамзаписи, заменившей собой живое звучание музыки. Вызванная технологизацией трансляции и даже сочинения музыки предельная дифференциация музыкальной культуры в со временных научно-технических обществах, сужает функциональный спектр высокой музыки в сторону акцентирования и углубления ее духовно генерирующей функции. Для определенного слоя населения высокая музыка все более объемлет собой и мироощущение, и мировосприятие, и миропонима ние индивида, выступая универсальной реальностью, определяющей интимно личностные аспекты его взаимоотношений с окружающим миром и самим со бой. Таким образом, в эпоху упадка религиозно-аскетических практик, как спо собов приобщения к духовным пластам мироздания, элитарная музыка стано вится едва ли не одним из основных и доступных многим средств проникнове ния в духовные слои бытия и противостояния грубому «материализму», агрес сивно внедряемому в сознание человека массовой развлекательной культурой.

В параграфе 1.3 «Философско-эстетические и культурологические представления о музыке в истории европейской культуры» выявлены до минирующие тенденции осмысления музыки, взятой в единстве важнейших граней е социокультурного бытия. В диссертации приведены позиции музыко ведов Б. Асафьева, Л. Мазеля, проанализировано философское осмысление му зыки И. Кантом, Ф. В. Й. Шеллингом, А. Шопенгауэром, Г. В. Ф. Гегелем, Ф.

Ницше, А. Ф. Лосевым, М. С. Каганом.

Рассмотрены различные подходы к музыкальному искусству, определя ющие его то как способ познания мира, или самовыражение художника, то как особый язык человеческого общения, конструирование идеала, или простую игру формы. Различные методы теоретического исследования музыки направ лены на понимание разных е аспектов: осмысление природы музыки, пости жение е глубинного слоя, сложных профессиональных граней этого вида ис кусства. Содержанием музыки являются духовные эстетические акты, возни кающие как реакция человеческого сознания на волнующие проблемы жизни человека посредством сложившейся системы ценностей. Смысл музыки В. Ме душевским понимается как подлинная глубокая жизнь духа, когда душевные энергии веры, надежды, любви, познания, воли, вливаясь в звуки, несут энер гию людям. В интонации «претворяется особая духовная энергия, в которой со крыт разветвлнный многосозерцательный смысл». Выявлен общий элемент для музыки и для эмоциональных состояний – движение, развитие, то есть про цессуальность, которую она может творчески претворять во множестве нюан сов. Недаром во все времена музыку называли языком сердца, откровением душевной жизни, и задачу е видели в передаче душевных движений.

Являясь частью духовной культуры, музыка есть выражение тройствен ной сферы духовного мира человека: чувства – воли – разума. Глубинное со держание музыки составляют духовно-эстетические акты, возникающие как ре акция человеческого сознания на волнующие проблемы жизни человека, цен ности человеческого духа, а именно: философские (мировоззренческие), этиче ские, эстетические. Согласно Л. А. Заксу, музыка есть интонационный способ существования ценностей человеческого духа. Музыкальное искусство не под чинено достижению какой-то одной цели, выполнению одной задачи, оно в высшей степени универсально и содержит в себе слитно и нераздельно все ос новные виды деятельности, лишь выдвигая на первый план то один из них, то другой – познавательную, ценностно-ориентационную, преобразовательную, коммуникативную, выступая как разные стороны одного целого – художе ственного воссоздания человеческого бытия в образной форме. Способность человека создавать это «удвоение» своей реальной жизни требует единства всех его психических сил – воображения, переживания, мышления, памяти, способ ности общения. В результате в культуре возникает особый способ духовной де ятельности человека – художественные образы, моделирующие в сознании ре альный мир. Художественный образ, открытый для сотворчества воспринима ющих его людей, которые должны его пережить, интерпретировать, приложить к своему опыту и духовному миру, и тем самым продолжить начатый художни ком творческий процесс, оказывается и средством общения людей. Подобное толкование искусства как уникального тождества разных видов деятельности подводит нас к пониманию его суверенности и полноценности как глубоко спе цифического способа освоения человеком мира. Музыка, как и всякое искус ство, обращается к человеческой личности во всей е полноте, воздействует на различные “этажи” психики – эмоции и интеллект, глубины подсознания и вершины сознания. Таким образом, эксплицируется социокультурная необхо димость и незаменимость музыки, е социально-духовное назначение как осо бого вида искусства, характер е глубокого воздействия на человека.

В параграфе 1.4 «Музыка как специфическая форма выражения времени человеческого бытия» осуществлн анализ категории музыкального времени. Исследование осуществлялось нами в историческом, культурфило софском контекстах с целью воссоздания конкретных культурно мировоззренческих процессов, в которых существует обусловленная ими дея тельность по производству и воспроизводству музыкально-художественных ценностей. В диссертации приведены точки зрения на музыкальное время Г.

Гегеля, М. М. Бахтина, музыковедов Б. Асафьева, В. Яворского, В. Н. Ярской, О. И. Притыкиной, Г. А. Орлова, И. М. Малышева, В. К. Суханцевой, В. Н. Хо лоповой.

Время, выражающее глубинные основания бытия есть также одна из важнейших категорий культуры и искусства. В диссертации рассматриваются некоторые условия (возможности) бытия музыки, анализируются истоки, при рода музыкального звука. Также анализируются различные способы определе ния музыкального времени, которые обращаются к двум неизменным («веч ным») принципам восприятия времени через музыку: как объективного (круго вого) физического процесса, то есть времени физически реального, и как про цесса психического восприятия, то есть времени перцептуального, переживае мого, «воображаемого» человеком. По выражению Т. В. Цареградской, музыка есть форма, в которой обнаруживает себя время. Время – это сама Жизнь в е истинном проявлении.

Время изначально выступает сферой бытия музыкальной образности.

Осмысление музыкального времени сводилось в основном к движению музы кальной формы, экспонирующей музыкально-прекрасное, и к особенностям временных процессов психики, запечатлевающей эффект музыкального време ни. Принципиальным завоеванием философского музыкознания с позиций ма териалистической диалектики явилась интонационная теория В. Яворского-Б.

Асафьева. Эвристический потенциал теории интонации обращен к глубинным истокам социального бытия и общения, к генезису культуры в той или иной ее исторически конкретной форме.

В исследовании представлены точки зрения на различные модусы време ни. Ведущим модусом времени в музыке является время настоящее. Раскрывая единство чувственно-материальных и идеально-смысловых сторон музыкаль ного времени, О. И. Притыкина выстраивает типологизацию пространственно временного бытия произведения искусства в единстве трех временных уровней – физического, концептуального и перцептуального: время субъекта художе ственного творчества (концептуальное и перцептуальное), время композитора (как элементы обшей системы творчества);

композиционное время музыкаль ного произведения;

сотворческое время субъекта восприятия (концептуальное и перцептуальное). Понимание времени не как формы бытия, а как переживания субъекта в художественном произведении (произведение как гештальт, «обра зо-структура») открывает широкие перспективы для постижения времени в му зыке.

В современной науке понятие времени в художественном творчестве рас сматривается в соотношении с понятием пространства. Так, по мнению М. М.

Бахтина, в литературно-художественном хронотопе имеет место слияние про странственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом. По этому и традиционное рассмотрение музыки как искусства временнго также должно учитывать то обстоятельство, что музыкальное мышление всегда со держит в себе пространственные интуиции и компоненты. Художник, запечат левая в музыкальном произведении свой мир, сво понимание и чувствование времени и пространства, становится посредством своего творчества «вестником бытия», создателем индивидуально окрашенной духовной реальности.

Таким образом, в работе выявляется специфическая роль музыкального времени в бытии общества;

показывается, что музыкальное время интегрирует в себе временные процессы в обществе, отражает процессуальную природу субъективного мира личности, организуя его основные модусы: время объек тивное, субъективное, культурно-историческое, социальное и др. Поэтому ду ховность, порождаемая и транслируемая музыкой в обществе, по необходимо сти получает процессуальное выражение и феноменологически дана нам как динамика переживаний.

Основные аспекты художественного времени, анализ видов и форм му зыкального времени и преломление пространственно-временных отношений в музыкальном произведении – таков современный научный подход в определе нии содержания понятия «музыкальное время». Таким образом, музыкальное время рассматривается нами как особая модификация художественного време ни, как специфическая материально-идеальная форма бытия музыки.

Вторая глава «Музыка как уникальный способ творческого взаимо действия человека и мира» посвящена осмыслению духовных оснований в музыке, раскрытию становления и постижения процесса музыкального творче ства, рассмотрению связи музыкального искусства с социальной действитель ностью.

В параграфе 2.1 «Музыка как форма репрезентации духовного мира человека» проанализирован феномен музыки как выражения духовного мира человека, участие музыки в духовном эволюционном процессе. Приведены по зиции по поводу интерпретации духовности в трудах и публикациях Г. Гегеля, Ф. Шлейермахера, А. Ф. Лосева, В. В. Зеньковского, В. Д. Диденко, Г. Г. Коло миец, Г. Н. Миненко, Б. М. Неменского, В. К. Суханцевой, В. Н. Холоповой.

Существуют два подхода к интерпретации духовности в музыке: тради ционный и нетрадиционный. В обычном и широко распространенном пред ставлении музыка рассматривается рядоположенно с другими видами искус ства. В центр внимания ставятся ее коммуникативные, социальные и другие функции, на стыке психолого-педагогических проблем рассматривается преоб разующая сила музыки, ее духовно-воспитательная роль. К области философии музыки относятся такие вопросы как музыка и мир человека (мир культуры), онтологическая природа музыки, специфика ее содержания и формы, способ существования музыкального произведения. В связи с таким видением музыки выделяется е мировоззренческая, этическая и эстетическая ценность. Тради ционен для научного знания и взгляд на музыку как на социальное явление.

Нетрадиционный подход представлен в некоторых классических трудах европейской философии и эстетики и в систематической форме эксплицирован в комментаторских работах (Ф. Шлейермахер, представители романтической эстетики, А. Ф. Лосев, Б. В. Асафьев, В. К. Суханцева, В. Н. Холопова). Роль и место музыки в сопряжении с духовностью при таком подходе видится не сколько иначе, чем в современной эстетике, традиционном музыкознании, ос новывающихся на представлении о ее многофункциональности.

Категориально отобразить уникальную и универсальную роль музыки в культуре и внутреннем мире личности, е своего рода самодостаточность воз можно посредством понятия бесконечности мира (макрокосмоса) и бесконеч ности человеческой личности как соразмерного ему микрокосмоса. Идея беско нечности как неотъемлемая компонента любого истинного религиозного опыта прочно вошла в арсенал западной теологии и философии со времен немецкой классической философии и эстетики романтизма (Фихте, Гегель, Шеллинг, Шлегель, Шлейермахер). Всестороннее осмысление и развитие принципа бес конечности человека принадлежит в первую очередь русским философам конца XIX – первой трети XX столетия, таким как В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, С.

Л. Франк, Б. П. Вышеславцев, В. В. Зеньковский, Л. П. Карсавин. Следует назвать также литературоведа В. М. Жирмунского, психолога С. Л. Рубинштей на, современного отечественного философа А. С. Арсеньева.

Решающая роль в трактовке религии и духовности в свете категории бес конечности принадлежит одному из ведущих теоретиков немецкого романтиз ма Ф. Шлейермахеру, впервые обозначившему новое направление изучения ре лигии. В его позиции любой религиозный опыт основан на двух моментах, ко торыми являются «отношение к бесконечному в содержании религиозного со знания и признак чувства… в психологической природе этого сознания». Инту иция бесконечности касается как пространственного, так и временного аспек тов, то есть истоком религиозного сознания является не только понятие «беско нечного», но и понятие «вечного». С. Л. Франк, подтверждая эту мысль, заме чает, что непосредственное созерцание бесконечного и вечного есть не греза или вымысел воображения, а первичный, изначальный факт всякой жизни и всякого сознания. Об особом значении идеи и чувства бесконечности для фило софского и художественного мышления писали также И. Г. Фихте, Ф. Шеллинг, Ф. Шлегель, чьи идеи оказались фундаментом общеевропейского романтизма, мощно проявившего себя в литературе, поэзии, музыке.

Другим достижением Ф. Шлейермахера является открытие особого гно сеологического феномена – «эмоционального знания» или, по выражению Ф.

Брентано, «эмоциональной очевидности», связывающей е с внутренним воз буждением, чувствованием или волей, как бы раскрывающей нам невидимые свойства и области реальности и дающей начало особому, теоретически недо казуемому, но субъективно достоверному знанию. К нему сводится эстетиче ское и нравственное восприятие, и оно же есть источник мистического знания религиозных истин. Эмоциональное знание, субъективно данное в форме пере живания, имеет ключевое значение для понимания того пласта духовности, к которому открывает путь музыка. Сам Шлейермахер понимал, что музыка со держит в себе особое, таинственное знание о мире. В частности, он чтко обо значает сходство феномена духовности, представляемого религией, с музы кальным откровением.

Одним из ключевых моментов в нашей работе является тезис о представ ленности духовности человека в музыке двумя различными способами. В его аргументации мы основываемся на идее В. В Зеньковского о двух типах рели гиозного опыта. «Естественный» опыт, восходящий к пантеистическому ми стицизму, к восприятию божественного начала в мире (тварной Софии), и «бла годатный» опыт, где сам Бог.. открывается человеку. Первый опыт имперсона листичен, ведет к пантеизму, второй персоналистичен, восходит к Абсолюту».

Исходя из этой посылки, мы показываем в своей работе, что европейская музы ка манифестирует духовные горизонты человеческого бытия двумя существен ными различающимися способами. Один связан с актуальной качественной бесконечностью Абсолюта – христианского Бога, и сконцентрирован на точеч ном времени – Вечности. По этой причине данная музыка лишена изысков му зыкальной выразительности, примером чего является русский знаменный рас пев с его монодией, доминированием низких голосов, сосредоточенностью на Слове, то есть Смысле;

а также традиционное литургическое пение римско католической церкви – григорианский одноголосный распев с ненотированным ритмом. Известный специалист по древнерусской музыке В. И. Мартынов счи тает даже этот вид богослужебного пения не музыкой и пением, а формой мо литвы. Она требует от исполнителя и воспринимающего е слушателя эйдети ческой интенсивности – внутреннего самоуглубления, растворения в смыслах Слова при минимуме внешних средств выражения. Данный тип музыки мы обозначаем как эйдетический.

Другой, можно сказать противоположный, тип представляет собой музы ка, условно именуемая нами романтической. Подобно прямой перспективе, от крытой живописью Возрождения, она основана на чувстве экстенсивной беско нечности, то есть бесконечности пространственной, количественной, а не ин тенсивной или качественной. В соответствии с типологией В. В. Зеньковского, это форма выражения духовности, называемой пантеистической. Фантастиче ское развитие средств выразительности, которое началось с эпохи барокко, и особенно с Людвига ван Бетховена и эпохи романтизма, выражает именно устремлнность в экстенсивную, пространственную бесконечность. В ней меньше мысли, но максимум воображения, чувства, экзальтированности и внешних средств выражения. В отличие от эйдетической музыки, она дальше от «Божества», но ближе к «Человечности», и потому в секуляризирующемся ми ре она оказалась максимально востребованной человеком культуры, уходящим от Бога, но по-прежнему нуждающемся в какой-то форме духовности. Роман тическая духовность, поддержанная также бурным развитием поэтического творчества, фактически монополизировала духовный горизонт европейского и русского человека в первой половине XIX века.

На основе данных представлений мы отмечаем, что высокая музыка об ладает неустранимой двойственностью. С одной стороны, она может быть аске тичной, глубинной, «покойной». Отсюда идея религиозно-трансцендентного смысла музыке, высказываемая как выдающимися философами прошлого (Ф.

Шлейермахер, А. Ф. Лосев), так и современными русскими композиторами (С.

А. Губайдуллина, Г. В. Свиридов). По словам А. Ф. Лосева, музыка по своему значению для человека приближается к «умнй молитве», а саму молитву он называл «музыкой небесной любви», говоря о принадлежности музыки к Бо жественной сфере: музыка, по его словам, есть сфера абсолютной Личности. С другой стороны, музыка воспринимается как чувственная реальность, связанная с душевным началом. Гениальный дар П. И. Чайковского проявился именно в раскрытии душевного мира человека, в обращении к вечным человеческим ценностям, морально-философским проблемам.

Удовлетворительное объяснение этой давно отмечаемой двойственности музыки и такого же двойственного ее воздействия на человека мы видим в за явленной идее существования двух модусов духовности – теистической и пан теистической, выражающихся существенно различной по глубинной природе и характеру музыкой – эйдетической и романтической. Это различение имеет принципиальное значение в вопросах стимулирования, или даже «формирова ния», духовного мира человека, его духовно-нравственных качеств.

Духовный потенциал музыки реализуется посредством специфического языка. В частности, особая духовная энергия претворяется в интонации и «ин тонационной гармонии». Энергийно-смысловой подход в музыке через интона ционную форму есть ключ к человеку, к его целостности и глубинным истокам его жизненной активности – к тайнам духовного общения и творческого диало га с культурой.

В параграфе 2.2 «Творчество и постижение смысла в музыке» делает ся попытка определения специфики музыкального творчества и природы смыс ла в музыке. Изложение последнего вопроса осложняется тем, что специальные работы о предельном, чрезвычайно трудно определяемом понятии смысла но сят или логико-семантический (Р. И. Павилнис) характер, или выполнены в неклассической форме (Ж. Делз), трудно поддающейся переводу на язык клас сического философского дискурса. К тому же таких работ – единицы, поэтому мы используем традицию интерпретации проблемы музыкального смысла, вос ходящую к А. Ф. Лосеву и продолженную отечественными исследователями (Л.

Г. Бергер, М. Н. Щербинин и др.). Смысловую природу музыки А. Ф. Лосев раскрывает на основе неканонически истолкованного платонизма. Эйдос как носитель смысла трактуется им чрезвычайно широко. В музыке, как и в ново временной математике (матанализ), наличествует эйдос становления, а сама му зыка понимается как способ смыслового овладения Хаосом, способ моделиро вания и представления вселенской стихии становления, не дающей возможно сти «уловить» себя никакими другими – дискурсивными или художественны ми – средствами. В диссертации эксплицируются ключевые моменты лосев ского учения о музыкальном смысле именно как отображении глубинного слоя бытия, противостоящего какой бы то ни было оформленности, но неустранимо го из картины мира.

Далее в работе анализируются истоки, импульсы, побуждающие к твор честву, мотивация деятельности художника. Творчество, начиная с эпохи Воз рождения, возведено в высший статус как Богоданная способность, которой наделен только человек. Более того Бог как творец всего сущего, с точки зрения гуманистов, не закончил сво творение и препоручил эту миссию человеку. По лучается, что всякое творчество – от Бога, а в терминах христианства – от Духа Святого. Поэтому не будет преувеличением сказать, что именно в творческом поиске формируется духовность человека. Вершиной творческой деятельности становятся духовные творения человека.

Особенности музыкального творчества заключаются в его органической связи с процессами смыслообразования на внерациональном уровне, как в лич ности самого творца музыкального текста, так и его реципиентов. В моменты наивысших творческих достижений, исполненных любви к другим во имя веры в свои идеалы такое творчество становится самореализацией человека-творца в избранной сфере деятельности. Вопрос о смысле принадлежит к жизненным интересам человеческого бытия. Стремление к смыслу проявляется во всех ко нечных целях и действиях человека. Смыслы культуры формируются индиви дами и коллективами в процессе духовно-практического освоения действитель ности и коммуникации в социуме. Можно сказать, что вся культура есть сфера бытия смысла. При разрешении вопроса о постижении смысла и содержания музыки одни философско-эстетические школы склоняются к натурализму, аб солютизируя связь музыки с действительностью, другие – к музыкальному формализму. Представителем музыкально-формалистической концепции явля ется Э. Ганслик. Формалистические философско-музыкальные концепции сво дят музыку к акустическому процессу, а ее слушание – к восприятию в музыке последовательности тонов, и не более того. Г. Гегель, наоборот, стремился утвердить тезис о глубокой содержательности, действенности, значительности искусства. Огромную роль в постижении музыкального смысла играет эстети ческая интуиция. В силу затрудненного перевода образного восприятия в поня тия и словесное описание она является той формой, в которой чувственное по знание опережает логическое и проявляется без актуального осознания эстети ческого эффекта.

Музыкальное содержание, воплощаясь в гармонизированный звук, вызы вает наслаждение смыслом в слушании, созерцании, в общении с произведени ем, его переживании. Специфическое эмоционально-образное мышление, как творца, так и воспринимающего музыку, моделирует в их сознании духовные интенции и смыслы, генерация и передача которых невозможна никакими дру гими средствами. Созидание, исполнение и восприятие музыкального произве дения требуют огромного творческого напряжения. Поэтому музыкальное творчество наиболее зримо представляет духовно-творческую природу челове ка. Европейская музыка, репрезентированная в первую очередь романтической линией е развития, обретает значение адекватной формы выражения процессу альности внутреннего мира человека и его духовности. Аккумулируя в себе внерациональные и рациональные уровни психической активности субъекта, она обладает способностью выражать как глубинные, ещ не познанные слои субъективной реальности, так и отражать объективное бытие во всей много мерности и непознанности.

Именно духовные аспекты музыки проецируются на временные и высот ные отношения, порождая определнные структуры. Общим свойством музы кальных произведений высокой традиции является упорядочивающая («гармо низирующая») художественная функция, реализующаяся через порождение ду ховных смыслов посредством звукового материала, его адекватную организа цию с целью максимальной объективации духовных актов.

В параграфе 2.3 «Социально-духовное назначение музыки как особого вида искусства» дана характеристика музыки как способа общения человека и социума, рассмотрено социально-духовное назначение музыки как особого ви да искусства, е социокультурная необходимость и незаменимость, характер е воздействия на человека. Исследование показало множество аспектов функци онирования музыки в социуме.

Для понимания социальной составляющей музыки как важнейшего сред ства трансляции духовности необходимо учитывать семиотическую природу взаимоотношения музыкального творчества и социума, композитора и публики.

Общие моменты семиотики искусства на основе идеи «вторичных моделирую щих знаковых систем» рассматривает в своих трудах Ю. М. Лотман и другие представители Тартусско-Московской семиотической школы. Мы используем в свом анализе семиотические представления этого плана, уже адаптированные к музыкальному искусству.

Рассмотрение социального функционирования музыкального искусства охватывает такие взаимообусловливающие процессы как композиторское твор чество, исполнительская интерпретация, слушательское восприятие и музыко ведческое постижение произведения. Любое произведение искусства есть в не котором роде сврнутое отношение «художник – публика», содержащее в зако дированном виде общую часть двух картин мира – творца и реципиента Изучение музыки как одного из видов коммуникации настоятельно под водит к постановке проблемы языка, способного образовывать текст сообщения и при этом знакомого как «отправителю», так и «получателю». Музыкальное мышление проявляет себя в двух формах деятельности (и, в свою очередь, по рождается ими) – продуктивной и перцептивной. При всех глубочайших разли чиях, они имеют общую базу – «языковый слой» музыкального мышления. Он и образует тот фундамент, который лежит в основе всей музыкальной деятель ности в целом и делает возможными акты музыкальной коммуникации. При этом, с одной стороны, «языковый слой» обеспечивает композитора наджны ми, исторически сложившимися принципами сцепления элементов, структури рования текста, а с другой – формирует систему восприятия слушателя, наделяя последнего необходимыми средствами интерпретации текста. Иными словами, язык и обусловливает связь крайних звеньев музыкально-коммуникативной це пи «композитор» – «слушатель».

Музыкальный язык находится как бы между информацией, которая должна перейти в материальную структуру, и самой этой структурой. Язык по могает е создавать. Системность музыкального языка обладает рядом специ фических особенностей. Ему свойственна законоустанавливающая тенденция, которая нашла сво отражение в сводах правил композиции (формы), гармонии, полифонии и т.п. Однако не менее ярко проявляет себя и противоположная тенденция к нарушению правил, ломке канонов. Если первая способствует со зданию системы языка (и таким образом делает возможными акты творчества и коммуникации), то вторая обеспечивает его развитие. Следовательно, первая составляет синхронический, а вторая – диахронический аспекты музыкального языка. Их конфликт (неизмеримо более острый, чем в вербальном языке) отра жает противоречие и между имманентными и экстрамузыкальными основания ми его эволюции.

ХХ век характеризуется отказом от классических норм и поисками средств, обновляющих музыкально-художественный язык. Яркий тому пример – творчество А. Шнберга. Его «Критика музыкального языка», привела к си стеме додекафонии, так как в новой музыке конца XIX и начала XX веков он находил слишком много эпигонства, безответственного отношения к языку.

Это и привело композитора к мысли о стртости тонального языка. Также не случайны в музыке авангардные эксперименты и появление новых музыкально теоретических концепций.

Ещ один аспект специфики языковой коммуникации связан с рассмот рением особенностей коммуникативной цепочки: композитор – исполнитель – слушатель, в которой каждый выполняет свою миссию, и от качества этого вы полнения зависит осуществление музыкального опыта, точность передачи смыслов, сотворнных композитором. Было бы принципиальной ошибкой отождествлять художественную миссию исполнителя с функцией некоего пе редаточного звена в коммуникативной цепи, отводя ему, таким образом, пас сивную роль. Если бы это было так, то современные технические средства вос производства музыки давно бы вытеснили живого музыканта из музыкально коммуникативного процесса. На практике же фактом является то обстоятель ство, что публика по большей части идт не на композитора, а «на исполни теля». Для глубокого постижения музыки важно не только что звучит, но и как звучит. Поэтому решающую роль в «социализации« музыкального произведе ния играет все-таки исполнитель. Музыкант-исполнитель как коммуникатор не только организует восприятие слушательской аудитории, но и улавливает но вые тенденции общественного сознания, отвечая тем самым на изменяющиеся художественные потребности общества. «Жизнь музыкального произведения, – писал Б. Асафьев, – в его исполнении, то есть раскрытии его смысла через ин тонирование для слушателей, а далее – в его повторных воспроизведениях слушателями – для себя…».

Современный средний слушатель воспитан на экранной культуре, поэто му сегодня больше чем когда-либо музыкант-исполнитель должен владеть тех никой зрелищной подачи своего искусства. Благодаря появлению разных средств трансляции музыки (магнитофон, проигрыватель грампластинок и ком пакт-дисков, радио, телевидение, компьютер), появилась возможность техниче ской фиксации и передачи исполнения. Традиционные формы музыкального исполнительства (концертное, домашнее музицирование) отходят для массово го слушателя на второй план. Сформировалась слушательская аудитория, явно предпочитающая запись живому звучанию. Внедрение «дистантных» форм пе редачи музыки изменило характер общения исполнителя со слушателем: исчез непосредственный контакт артиста с публикой. Но звукозапись не может воссо здать творческой атмосферы живого присутствия при исполнении музыки в концертном зале, не может обеспечить психологически важного эффекта вза имного заражения флюидами музыкальной событийности, энтузиазма, не мо жет дать возможности выйти на тот высокий энергетический уровень, который способствует наиболее продуктивному восприятию музыкального произведе ния. Вместе с тем новые коммуникативные условия заставляют искать более мкие, обобщнные выразительные средства, которые могли хотя бы отчасти компенсировать отсутствие непосредственного контакта исполнителя со слу шателем. Творческий поиск в этой области дат и новые возможности – увели чивает слушательскую аудиторию. С помощью визуального ряда в музыкаль ном видеофильме можно регулировать, направлять процесс ассоциативного мышления слушателя. В отношении зрелищности, театральности подачи трак товки того или иного произведения интересные перспективы перед музыканта ми открывает телевидение, в частности, использование крупных планов. Кон куренция за место в средствах коммуникации в значительной степени стимули рует исполнителей овладевать новыми программами, мастерством художе ственной выразительности и интерпретации музыки. Так, появление возможно сти дистантного общения со слушателем, новых технических средств музы кальной коммуникации создат предпосылки для дальнейшего расширения и углубления связей между элементами структуры музыкального процесса.

В данном параграфе, как и в диссертации в целом, нами показано, что осмысление социальной природы музыки прошло длительный путь: от понима ния е утилитарного, прикладного значения в греческой полисной цивилиза ции, до е интерпретации как средства выражения тайн внутреннего мира чело века в романтизме, и, наконец, е трактовки как уникального средства репре зентации и созидания духовности человека.

В Заключении диссертации подводятся общие итоги исследования, фор мулируются выводы, определяются перспективы дальнейшей разработки темы Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях автора.

Публикации в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

1. Кузякина Т. И. Музыка как коммуникация в современной культуре // Вестник Чувашского университета. Научный журнал. Гуманитарные науки.

2007 – № 1. – С. 445-448.

2. Кузякина Т. И. Музыкальная культура личности как сложная система приобщения к миру искусства // Вестник Чувашского университета. Научный журнал. Гуманитарные науки. 2007 – № 3. – С. 354-358.

3. Кузякина Т. И. Музыка как средство выражения гармонии человека и Космоса // Религиоведение. Научно-теоретический журнал. – 2007. – № 4. – С.

145-152.

4. Кузякина Т. И. Музыка и духовный мир человека // Вестник Кемеров ского государственного университета культуры и искусств: журнал теоретиче ских и прикладных исследований. – 2011. – № 4 (17-2). – С. 23-33.

Другие научные публикации:

5. Кузякина Т. И. Отражение внутреннего мира П. И.Чайковского в эпи столярном наследии // Вопросы эстетики в музыкальном образовании: сборник статей. – СПБ: Изд-во «Инфода», 2002. – С. 68-78.

6. Кузякина Т. И. Музыка и современная наука // Культура постсовремен ного общества: философия, политика, искусство, мораль: материалы межвузов ской научно-теоретической конференции (г. Нижневартовск, 6-7 декабря года) / отв. ред. Л. А. Полищук, М. М. Новикова. – Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. пед. ин-та, 2004. – С.48-50.

7. Кузякина Т. И. Пути искусства в культуре ХХ века // Искусство в со временном мире: материалы межвузовской очно-заочной научно-практической конференции (Нижневартовск, 26 марта 2004 года) / отв. ред. В. А. Апрелева. – Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. пед. ин-та, 2004. – С. 41-43.

8. Кузякина Т. И. Место и значение новых массовых жанров музыке ХХ века) // Деятельностное понимание культуры как вида человеческого бытия:

материалы II Международной научной конференции. (Нижневартовск, 23- декабря 2004 года) / отв. ред. В. И. Полищук. – Нижневартовск: ООО «Поли граф Инвест-сервис», 2004. – С. 264-266.

9. Кузякина Т. И. Менталитет – как одно из центральных понятий социо культурного подхода (на примере обско-угорских народов) // Мира не узнаешь, не зная края своего: материалы 9-х краеведческих чтений / Управление культу ры администрации МО г. Нижневартовск;

МУ «БИС»;

НГПИ. – Нижневар товск: МУ «Нижневартовская типография», 2005. – С. 143-149.

10. Кузякина Т. И. Элитарное начало в культуре повседневности // Дея тельностное понимание культуры как вида человеческого бытия: материалы III Международной научной конференции. (Нижневартовск, 8-9 декабря 2005 го да) / отв. ред. В.И.Полищук. – Нижневартовск: ООО «Полиграф Инвест сервис», 2005. – С. 99-102.

11. Кузякина Т. И. Музыка как кодифицированный образ коллективного опыта культуры // Современные проблемы межкультурных коммуникаций: ма териалы Всероссийской научно-практической очно-заочной конференции (Нижневартовск, 25-26 марта 2006 года). – Нижневартовск: Изд-во Нижневарт.

гуманит. ун-та, 2006. – С. 174-176.

12. Кузякина Т. И. Музыка как способ общения человека и социума (с. 3 5) // Педагогика музыкального образования: Проблемы и перспективы разви тия: материалы III Международной очно-заочной научно-практической конфе ренции (Нижневартовск, 29 марта 2006 года) / отв. ред. Э. А. Абдуллин. – Ниж невартовск: Изд-во Нижневарт. гуманит. ун-та, 2006. – С. 3-5) 13. Кузякина Т. И. Музыкальная культура как выражение особенностей духовного мира личности // Наука и образование: история и современность: ма териалы Международной очно-заочной научно-практической конференции.

(Нижневартовск, 13-14 апреля 2007 года). Ч. 1. Нижневартовск: Изд-во Нижне варт. гуманит. ун-та, 2008. – С. 166-169.

14. Кузякина Т. И. Музыка как способ гармонизации человека в его диа логе с миром // Воля к диалогу: проблемы современного гуманизма: материалы Международной научной конференции, посвященной памяти профессора В. Д.

Жукоцкого / отв. ред. З. Р. Жукоцкая, Е. С. Борзов. – Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гуманит. ун-та, 2007. – С. 166-169.

15. Кузякина Т. И. Проблема творчества в музыке // Наука и образование:

история и современность: материалы Международной очно-заочной научно практической конференции (Нижневартовск, 10 апреля 2008 года). – Нижне вартовск: Изд-во Нижневарт. гуманит. ун-та, 2008. – С. 126-129.

16. Кузякина Т. И. К вопросу о постижении смысла и содержания в музы ке // «Педагогика музыкального образования, проблемы и перспективы разви тия»: материалы Международной очно-заочной научно-практической конфе ренции (26 ноября 2008 г. г. Нижневартовск). – Нижневартовск: Изд-во Ниж неварт. гуманит. ун-та, 2009. – С. 8-15.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.