авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Патогенетические факторы развития сердечно-сосудистой недостаточности при панкреонекрозе

На правах рукописи

ЕРШОВ Антон Валерьевич ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ПРИ ПАНКРЕОНЕКРОЗЕ 14.00.16 – патологическая физиология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

ОМСК – 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Омской государственной медицинской академии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор Долгих Владимир Терентьевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук Соколова Татьяна Федоровна доктор медицинских наук, профессор Жданова Екатерина Васильевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Челябинская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Защита диссертации состоится «» 2007 г.

в _ часов на заседании диссертационного совета Д 208.065.04 при Омской государственной медицинской академии по адресу: 644099, г. Омск, ул. Ленина,12;

тел.

(3812) 23-32-89.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омской государственной медицинской академии по адресу: 644099, г. Омск, ул. Ленина,12.

Автореферат разослан «» _2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук Е.А. Потрохова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Среди острых заболеваний органов брюшной полости деструктивная форма острого панкреатита занимает особое положение по своей природе и тяжести страдания (А.Л. Костюченко, 2000). За последние годы заболеваемость панкреонекрозом резко возросла (М.В. Цициашвили и соавт., 2002). Это обусловлено, с одной стороны, особенностями режима питания, возрастающим злоупотреблением алкоголя и его суррогатов, распространенностью желчно-каменной болезни и, как следствие, увеличением абсолютного количества больных, а с другой стороны, улучшением клинико-лабораторной и инструментальной диагностики заболевания (Р.В.

Вашетко и соавт., 2000;

Ю.А. Нестеренко и соавт., 2002). Среди всех больных острым панкреатитом больные с панкреонекрозом составляют в среднем 15-25% (А.Л.

Костюченко, 2000;

В.С. Савельев и соавт., 2000). Летальность же при панкреонекрозе как в отечественных, так и в зарубежных клиниках не снижается ниже 22% (Б.С. Брискин и соавт., 2001), достигая 60-80% (А.Л. Костюченко, 2000;

В.С. Савельев и соавт., 2000;

В.С.

Савельев и соавт., 2001). Панкреатогенная токсинемия, имеющая место в первые сутки от начала заболевания, обусловливает острую недостаточность кровообращения с формированием синдрома низкого сердечного выброса. Выход в кровь панкреатогенных ишемических токсинов (фактор депрессии миокарда, протеазы и т.д.) усугубляет снижение сердечного выброса даже при нормализации объема циркулирующей крови и кислородной емкости крови на этапе выздоровления больного (C.H. Jonson et al., 1999).

Нарушение коагуляции, сгущение крови и повышение ее вязкости на фоне панкреонекроза обусловливает резкое нарушение коронарной перфузии, что в совокупности с коронарокардиосклерозом приводит к инфаркту миокарда (Р.В. Вашетко и соавт., 2000). Кроме того, развитие гиперкоагуляции и тромбофилии при панкреонекрозе может приводить к тромбоэмболии легочной артерии (В.С. Савельев и соавт., 2000).

Достаточно частым осложнением панкреонекроза является перикардит и томпанада сердца. В позднем периоде с присоединением инфекции в очагах некроза поджелудочной железы и гиперпродукции провоспалительных цитокинов и токсинов бактериальной природы развивается системная воспалительная реакция, трансформирующаяся в инфекционно-токсический шок (В.С. Савельев и соавт., 1999), что еще в большей степени нарушает системную и регионарную гемодинамику и микроциркуляцию и как следствие приводит к формированию синдрома полиорганной недостаточности (Е.С. Кижаева, 2006).

Цель работы.

Выявить ведущие патогенетические факторы развития сердечно-сосудистой недостаточности при панкреонекрозе и уменьшить их повреждающее действие с помощью препаратов направленного действия.

Задачи исследования:

1. Разработать способ моделирования панкреонекроза в эксперименте, максимально приближенный к клинической картине панкреонекроза.

2. В условиях целостного организма выявить ведущие патогенетические факторы гемодинамических нарушений при экспериментальном панкреонекрозе, используя реамберин и дефероксамин.

3. На препарате изолированного изоволюмически сокращающегося сердца изучить ведущие патогенетические факторы кардиодепрессии при панкреонекрозе.

4. Выявить зависимость между тяжестью панкреонекроза, состоянием процессов свободнорадикального окисления, тяжестью эндотоксемии и функционированием сердечно-сосудистой системы Научная новизна.

1. Впервые разработан способ моделирования панкреонекроза (Патент РФ № 2290702) в эксперименте у мелких лабораторных животных (крыс). Модель позволяет имитировать рефлюкс желчи в протоковую систему, а затем и в ткань поджелудочной железы при условии гипертензии в желчных протоках.

2. Выявлены и экспериментально обоснована на уровне целостного организма зависимость изменений параметров свободнорадикального окисления, фагоцитоза и эндотоксикоза от фазы течения острого деструктивного панкреатита.



3. Профилактическое использование дефероксамина позволило оценить Fe2+ патогенетическую значимость ионов в интенсификации процессов свободнорадикального окисления, развитии эндотоксикоза и кардиодепрессии при экспериментальном панкреонекрозе и показать антиоксидантный и дезинтоксикационный эффекты данного препарата.

4. Установлено, что ведущим механизмом развития диастолической дисфункции изолированного изоволюмически сокращающегося сердца при панкреонекрозе является интенсификация процессов свободнорадикального окисления, а снижение силовых и скоростных показателей сердечной деятельности происходит вследствие гипоксии и последующей реперфузии.

Теоретическая и практическая значимость.

Результаты исследований, полученные на целостном организме и изолированном изоволюмически сокращающемся сердце, углубляют представление о патогенетической роли активации процессов свободнорадикального окисления, фагоцитоза и эндогенной интоксикации в развитии гемодинамических нарушений и кардиодепрессии при панкреонекрозе. Это может служить теоритическим базисом для разработки новых патогенетически направленных препаратов и схем лечения с отсрым панкреатитом и панкреонекрозом.

Сведения о динамическом изменении маркеров свободнорадикального окисления, фагоцитарной активности лейкоцитов и эндотоксикоза, взаимном влиянии процессов липопероксидации и синдрома эндогенной интоксикации могут позволить с большей достоверностью оценивать эффективность лечебных мероприятий и прогнозировать течение острого панкреатита в клинике.

Экспериментально обоснована и клинически апробирована эффективность использования дефероксамина и реамберина для ограничения интенсивности процессов свободнорадикального окисления, гипоксии и реоксигенации с целью профилактики развития функционально-метаболических нарушений деятельности сердечно-сосудистой системы при остром деструктивном панкреатите.

Внедрение результатов диссертационной работы в практику. Результаты диссертационной работы нашли применение в практике лечения больных острым деструктивным панкреатитом в отделении реанимации и интенсивной терапии для гнойно-септических больных ГК БСМП № 1, а также используются в лекционном курсе кафедры патофизиологии с курсом клинической патофизиологии Омской государственной медицинской академии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Введение аутожелчи в поджелудочную железу в сочетании с перевязкой желчного протока непосредственно у места впадения его в двенадцатиперстную кишку позволяет моделировать панкреонекроз, который по этиологии и патогенезу наиболее приближен к клинической картине данной патологии.

2. Ведущими патогенетическими факторами панкреонекроза в порядке уменьшения значимости являются: интенсификация процессов свободнорадикального окисления, дефицит антиоксидантной системы, гипоксия с последующей реперфузией и эндотоксикоз, динамика изменений которых имеет строго определенную последовательность.

3. Панкреонекроз сопровождается кардиодепрессией, а ведущим патогенетическим фактором формирования функционально-метаболических нарушений сердечно сосудистой системы является окислительный стресс, который приводит к эндотоксикозу и гипоксии, вызывая, тем самым, деструкцию мембран кардиомиоцитов, нарушение биоэнергетики сердца и ослабление механизмов, ответственных за трансмембранный перенос ионов Са2+.

4. Профилактическое использование реамберина и дефероксамина в значительной степени нивелирует ведущие патогенетические факторы развития панкреонекроза и его сердечно-сосудистых осложнений. Антиоксидантный и дезинтоксикационный эффекты препаратов реализуются за счет выключения ионов Fe2+ из цепи свободнорадикальных процессов, снижения резорбционного и реперфузионного механизмов эндогенной интоксикации, нормализации энергетического обмена.

Апробация работы. Результаты исследования доложены и обсуждены на VI научно-практической конференции «Санкт-Петербургские научные чтения» (Санкт Петербург, 2004), научно-практической конференции «Актуальные проблемы патофизиологии» (Санкт-Петербург, 2005), научно-практической конференции, посвященной 15-летию Городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1 «Клинические и фундаментальные аспекты критических состояний» (Омск, 2005), III международной конференции «Болезни цивилизации в аспекте учения В.И. Вернадского» (Москва, 2005), международном молодежном медицинском Конгрессе «Санкт Петербургские научные чтения» (Санкт-Петербург, 2005), I Международной Пироговской научной конференции (Москва 2006), научно-практической конференции «Актуальные проблемы патофизиологии» (Санкт-Петербург, 2006).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 11 научных работ (из них 3 в журналах, рекомендованных ВАК).

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 162 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, трех глав, содержащих результаты собственных исследований, заключения с обсуждением полученных результатов, выводов и списка литературы.

Работа иллюстрирована 41 таблицей и 24 рисунками. Список использованной литературы включает 206 источников, из них 39 – зарубежных авторов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования. Экспериментальные исследования проведены на кафедре патофизиологии с курсом клинической патофизиологии Омской государственной медицинской академии. В качестве экспериментальных животных использовали белых беспородных крыс. Исследования на крысах проводили в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приложение к приказу Министерства здравоохранения СССР от 12.08.1977 г.

№ 755). Исходя из цели и задач настоящей работы, нами были использованы методы исследования, позволявшие комплексно оценить степень эндотоксикоза, интенсивность свободнорадикального окисления, функциональную активность фагоцитов и функционально-метаболическое состояние сердечно-сосудистой системы.

Тяжесть эндотоксикоза оценивали по содержанию веществ низкой и средней молекулярной массы (М.Я. Малахова и соавт., 1995) и Лоури-положительных веществ (O.N. Lowry et al., 1951) в плазме и на эритроцитах. Фагоцитарную активность лейкоцитов и соотношение про- и антиоксидантов исследовали методом хемилюминесценции цельной крови и плазмы (Р.Р. Фархутдинова, 1998). Тяжесть общего состояния животных оценивали в баллах (С.П. Лысенков и соавт., 1982).

О тяжести повреждения поджелудочной железы судили по ее структурным изменениям и активности панкреатической амилазы и липазы в сыворотке крови.

Выраженность мембранодеструктивных процессов в кардиомиоцитах оценивали по активности КФК-МВ в сыворотке крови и активности АсАТ в перфузате и сыворотке крови. Для выявления нарушений биоэлектрической активности сердца регистрировали электрокардиограмму в стандартных отведениях. Показатели системной гемодинамики до моделирования и через 24 ч после воспроизведения панкреонекроза исследовали реографически по методу В.В.Карпицкого и соавт. (1986).

Для изучения нарушений сократительной функции и метаболизма миокарда с последующей оценкой возможного вклада поврежденного сердца в формирование недостаточности кровообращения при панкреонекрозе часть исследований была выполнена на изолированных изоволюмически сокращающихся сердцах крыс по методике E.L. Fallen et al. (1967).

Через 24 ч после моделирования панкреонекроза у экспериментальных животных быстро извлекали сердца для изучения сократительной функции. С этой целью их помещали в охлажденный до 2-40С раствор Кребса-Хензелайта и частично удаляли предсердия. Для устранения спонтанной частоты сокращений осуществляли атриовентрикулярную блокаду наложением лигатуры на межпредсердную перегородку. В полость левого желудочка вводили латексный баллончик постоянного объема, соединенный с портативным монитором РМ–8000. Перфузию сердца осуществляли ретроградно через аорту тем же раствором, насыщенным карбогеном (95% кислорода и 5% углекислого газа), под давлением 70 мм рт. ст. при 370С и рН=7,33–7,36.

Электростимуляцию сердца осуществляли прямоугольными импульсами длительностью мс, напряжением на 10% выше порогового с частотой 120 мин-1.

Через 30 мин от начала перфузии, необходимых для стабилизации работы сердца, регистрировали кривую давления в левом желудочке. Одновременно с регистрацией давления брали пробы перфузата, прошедшего через коронарное русло, и определяли в нем содержание глюкозы и активность АсАТ, а затем рассчитывали потребление глюкозы на 1 г сухой массы миокарда за 1 мин на 1 мм рт. ст. развиваемого давления. Потерю кардиомиоцитами АсАТ вычисляли на 1 г сухого миокарда за 1 мин.

На основании графического материала рассчитывали комплекс силовых (СД – систолическое, ДД – диастолическое и РД – развиваемое давление) и скоростных (dP/dt max - максимальная скорость увеличения и -dP/dt max - максимальная скорость уменьшения внутрижелудочкового давления) показателей, позволявших оценивать сократительную функцию сердца.





Через 30 мин стабилизации работы изолированного сердца использовали ряд приемов, позволявших оценить функциональные резервы миокарда:

1) гипоксическую перфузию сердца в течении 15 мин раствором Кребса Хензелайта,;

2) нагрузку изолированных сердец ионами кальция, увеличивая содержание Са2+ в перфузате с 2,5 до 7,5 ммоль/л.

Для выявления структурных повреждений поджелудочную железу фиксировали в 10% растворе нейтрального формалина в течение 48 часов, затем промывали в проточной воде в течение 20-24 часов и обезвоживали в спиртах восходящей концентрации.

Материал заливали в парафин, изготовляли гистологические срезы толщиной 7 мкм и окрашивали гематоксилин-эозином.

Изучаемые показатели обработаны методом вариационной статистики с вычислением средней арифметической (М), среднего квадратического отклонения (), критерия Стьюдента (t), показателей статистической достоверности (Р). Проведен корреляционный анализ показателей с определением коэффициента корреляции Спирмена (С.Г. Резников и соавт., 1988;

В.М. Зайцев и соавт., 2003). Критический уровень значимости статистических гипотез в данном исследовании принимался равным 0,05, так как при этом вероятность различия более 95%.

Гистологические исследования выполнены совместно с аспирантом кафедры гистологии, цитологии и эмбриологии Омской государственной медицинской академии В.В. Шаповаловой, а биохимические исследования проведены совместно с заведующей биохимическим отделом ЦНИЛ канд. мед. наук Т.В. Притыкиной. Работа по внедрению результатов исследования в практическую медицину проведена совместно с врачами анестезиологами-реаниматологами ГК БСМП № 1 канд. мед. наук Ю.П. Орловым и К.А.

Ивановым.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Эксперименты выполнены на 156 белых крысах-самцах массой 292±4,0 гр.

Проведено 5 серий острых опытов (рис. 1). На начальном этапе на 10 крысах (II группа), Группа I (n=30). Группа IV1 (n=10).

Объект исследования Контроль Продолжительность Летальность – 0% ПН – 12 ч.

Белые крысы-самцы Группа IV (n=18).

n= Группа II (n=32). Летальность – 16,7% Летальность – 37,5% Группа II1 (n=10). Группа III (n=18). Группа V1 (n=10).

Продолжительность Летальность – 44,4% Продолжительность ПН – 12 ч. ПН – 12 ч.

Группа III1 (n=10).

Группа V (n=16).

Продолжительность Методы исследования Летальность – 6,3% ПН – 12 ч.

Определение маркеров Электрофизиологические Исследование эндотоксикоза методы исследования ХЛ крови ОП ВНСММ На На целостном изолированном организме Морфологические методы сердце исследования Гипоксическая ЭКГ проба Биохимические методы исследования Интегральная Реоксигенация Плазма Перфузат реография Гиперкальцевая Активность АсАТ, КФК- Концентрация МВ, панкреатической глюкозы, лактата, проба амилазы, липазы;

активность АсАТ концентрацию лактата Статистическая обработка результатов: пакеты программы "Exсel Windows XP", медицинская статистика (М, m,, р, r). Идентификация информационных критериев.

Рис. 1. Дизайн исследования.

наркотизированных эфиром, отрабатывали модель панкреонекроза. Панкреонекроз моделировали введением в поджелудочную железу аутожелчи из расчета 0,15 мл/кг с последующей перевязкой общего желчного протока на 24 часа. Через сутки животных забивали, забирали поджелудочную железу для выявления структурных повреждений и кровь – для биохимических исследований. Характер макро- и микроскопических изменений поджелудочной железы совпадал с таковым, описанным в литературе, при панкреонекрозе в эксперименте и клинике (Р.В. Вашетко и соавт., 2000). Таким образом, нами был получен тотальный и субтотальный панкреонекроз у крыс с выраженной гипертензией в желчных протоках (Патент РФ на способ моделирования панкреонекроза № 2290702).

Для оценки вклада микроорганизмов и микробной интоксикации у животных группы III (n=18) перед моделированием панкреонекроза вызывали иммуносупрессию путем внутримышечного введения 2,5% суспензии гидрокортизона ацетата в дозе мг/100 г массы тела три раза через день. На следующие сутки после иммуносупрессии моделировали панкреонекроз разработанным нами способом.

С целью снижения интенсивности процессов свободнорадикального окисления, развития эндотоксикоза и повреждений сердца в условиях панкреонекроза использовали энерготропный препарат реамберин из расчета 10 мл/кг - группа IV (n=18), комплексообразующее средство дефероксамин из расчета 80 мг/кг группа V (n=16).

Препараты вводили однократно внутрибрюшинно за 1 час до моделирования панкреонекроза. Для выявления изменений интенсивности свободнорадикального окисления и тяжести эндотоксемии в динамике были сформированы подгруппы II1 (n=10), III1 (n=10), IV1 (n=10), и V1 (n=10), продолжительность течения панкреонекроза в которых составила 12 ч (табл. 1).

В группе сравнения (n=20) проводили срединную лапаротомию, ревизию органов брюшной полости и ушивание раны, что позволяло исключить влияние перенесенной операции на исследуемые показатели.

На следующие сутки после проводимых манипуляций выживших животных забивали для изучения интенсивности процессов свободнорадикального окисления, уровня ферментемии, токсичности плазмы крови и эритроцитов. Кровь животных получали путем пункции сердца после торакотомии гепаринизированным шприцем, после чего кровь помещали в микропробирки типа “Эппендорф”. В качестве антикоагулянта использовали гепарин из расчета 50–75 ЕД/мл крови. Показатели выживших животных сравнивали с аналогичными данными других групп.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Эффективность предложенного нами способа моделирования панкреонекроза подтверждалась высокой активностью панкреатической амилазы: в группе II ее активность превышала в 2 раза аналогичный показатель контроля (табл. 1). В группе III отмечалось более, чем 5-кратное увеличение активности р-типа амилазы. Активность липазы во II и III группах возрастала соответственно в 1,5 и в 4,9 раза по отношению к контролю.

Таблица Уровень ферментемии у крыс с панкреонекрозом (M±m) Показатели Панкреатическая Липаза, Группы амилаза, МЕ/л МЕ/л I (n=30) 1448±131,5 22,8±1, II (n=32) 2994±246,0*** 36,2±3,4** III (n=18) 7449±1662,1***^^ 113,7±13,3***^^^ Примечание. **, *** - достоверность различий по отношению к контролю (p0,01;

p0,001);

^^, ^^^ - достоверность различий между группами II и III, (p0,01;

р0,001).

Картина макро- и микроскопических изменений, а также уровень гиперферментемии позволяют констатировать наличие субтотального в группе II и тотального панкреонекроза у крыс группы III. О развитии инфекционных осложнений панкреонекроза у животных группы III свидетельствовали данные о площади поражения поджелудочной железа, уровне ферментемии, а также тот факт, что у умерших животных группы III на аутопсии в 100% случаев выявлялись гнойные очаги и зловонный экссудат в серозных полостях.

У крыс группы II отмечалось снижение как спонтанной – в 6,2 раза, так и люминолзависимой хемилюминесценции цельной крови – в 6,3 раза по сравнению с контролем (табл. 2). Более выраженные изменения данных показателей наблюдались у животных группы III, где спонтанная и индуцированная светимость снизилась в 7,6 и в 9, раза соответственно. Столь значительное уменьшение люминолзависимой светимости крови по сравнению со спонтанной свидетельствует о сохранной, но значительно сниженной способности лейкоцитов к активации и невозможности полноценно осуществить фагоцитоз.

Несмотря на достоверные отличия в значениях спонтанной светимости и светосуммы хемилюминесценции плазмы крови во всех группах, отличий по показателям вспышки не наблюдалось. Значения спонтанной светимости и светосуммы в группе II уменьшались по отношению к контролю в 4,4 и в 1,7 раза соответственно. В группе III эти показатели оказались сниженными в 6,2 и в 2 раза по сравнению с контролем.

В группах II и III выявлена средней силы корреляционная зависимость (0,51r0,75;

р0,05) между содержанием веществ низкой и средней молекулярной массы на эритроцитах и общим состоянием животных, а также между светосуммой индуцированной светимости и общим состоянием. Корреляционная зависимость между другими показателями («ВНСММ плазмы – ПОС», «светосумма-1 – ПОС») либо отсутствовала, либо носила умеренный характер.

Между содержанием ВНСММ и показателями люминолзависимой хемилюминесценции цельной крови отмечалась средней силы обратная корреляция (-0,75r-0,51;

р0,05), что позволяет утверждать о ведущем значении увеличения содержания ВНСММ в снижении фагоцитарной активности лейкоцитов при панкреонекрозе.

Панкреонекроз сопровождался выраженной эндотоксемией, оцениваемой по уровню ВНСММ. Так, суммарное содержание ВНСММ в плазме крыс группы II увеличилось на 60% (р0,01), а на эритроцитах – на 52% (р0,01) по сравнению с контролем. В группе III данные показатели выросли соответственно на 164% (р0,001) и 104% (р0,001). Столь значительное увеличение показателей интоксикации в группе III, по всей вероятности, связано с действием глюкокортикостероидов, как катаболических гормонов, а также с более выраженным влиянием на организм микробов в силу развития иммуносупрессии.

Рост содержания ВНСММ, главным образом, был вызван увеличением концентрации веществ катаболического спектра. В группе II катаболический пул плазмы возрос на 413%, а в группе III – на 1218%. При этом от общего содержания ВНСММ плазмы катаболический пул составлял в группе II – 21%, а в группе III – 32%. Очевидно, что столь значительное увеличение катаболического пула связано с патогенным действием микроорганизмов и продуктов их жизнедеятельности на организм животных.

Достоверно увеличивалась и концентрация олигопептидов в крови. При этом максимальные значения концентрации Лоури-положительных веществ отмечались в группе III: в плазме их содержание увеличилось на 100%, на эритроцитах - на 37%, а во II группе на 50% и 23% соответственно.

Для более детального изучения изменения интенсивности процессов свободнорадикального окисления и эндотоксемии, а также для оценки возможности использования этих изменений в прогнозировании течения острого деструктивного панкреатита были созданы подгруппы II1 (n=10) и III1 (n=10), отличавшиеся только длительностью эксперимента, которая составляла 12 ч. Летальных исходов в обеих группах не наблюдалось.

В первые 12 ч развития панкреонекроза в группе II1 отмечалось повышение активности лейкоцитов, что нашло отражение в увеличении светосуммы спонтанной светимости при хемилюминесценции цельной крови на 23% и индуцированной – на 31%.

Однако через 24 ч после моделирования панкреонекроза наблюдалось снижение фагоцитарной активности лейкоцитов.

Таблица Показатели ХЛ плазмы и цельной крови исследуемых животных в динамике панкреонекроза (M+m) Показатели ХЛ плазмы ХЛ цельной крови Светосумма, Светосумма, Спонтанная светимость, Светосумма, Вспышка, у. е.мин у. е.мин у. е.мин у. е.

у. е.

(до инкубации) (после инкубации) Группы I (n=30) 0,31±0,02 1,21±0,05 0,73±0,05 7,81±0,15 18,78±0, 0,59±0,03 1,73±0,02 5,23±0,20 9,58±0,29 24,65±0, II1 (n=10) *** *** *** *** *** 0,07±0,01 1,17±0,05 0,43±0,04 1,26±0,18 2,97±0, II (n=32) ***^^^ ^^^ ^^^*** ^^^*** ^^^*** 0,65±0,03 2,08±0,07 6,09±0,20 6,42±0,30 15,17±0, III1 (n=10) ***^^+++ ***^^^+++ ***^^^+++ ***^^^+++ ***^^^+++ 0,05±0,01 1,02±0,05 0,35±0,02 1,03±0,17 1,99±0, III (n=18) ### ### ### +### ***^^^+### ^^^*** ^^^ ^^^*** *** Примечание. *** - достоверность различий по отношению к контролю (p0,001);

^^, ^^^ достоверность различий по отношению к группе II1 (р0,01;

р0,001);

+,+++ - к группе II (р0,05;

р0,001);

### - к группе III1 (р0,001).

В группе II1 также происходила интенсификация процессов свободнорадикального окисления. Значение вспышки железоиндуцированной хемилюминесценции плазмы по отношению к группе контроля возросло на 43%, спонтанной светимости – на 90%, а значение светосуммы увеличилось более чем в 7 раз. Такие изменения изучаемых показателей свидетельствуют об увеличение активности прооксидантных веществ и снижении антиоксидантных возможностей плазмы. Более значимые изменения показателей хемилюминесценции плазмы отмечались у животных группы III1. По отношению к группе сравнения значения вспышки увеличились на 71%, спонтанной светимости – на 105%, уровень светосуммы вырос более чем в 8 раз. Через сутки выявлялось снижение всех показателей, характеризующих интенсивность свободнорадикального окисления в плазме. Вместе с тем, показатели хемилюминесценции цельной крови в группе III1, напротив, характеризовались меньшими значениями по отношению к аналогичным в группе I, II1 и II (р0,001). Значения светосуммы спонтанной хемилюминесценции снизилось на 18% по отношению к контролю, а люминолзависимой – на 19,3%. Через сутки наблюдалось более значительное снижение фагоцитарной активности лейкоцитов.

Отсутствие роста показателей хемилюминесценции цельной крови на фоне возрастания показателей хемилюминесценции плазмы свидетельствует о снижении активности лейкоцитов вследствие угнетающего действия на них токсинов. Вероятно, увеличение содержания токсинов за счет инфекционной составляющей у животных с иммунодефицитом развивалось уже в течение первых 12 ч панкреонекроза, а не через 24 ч как у животных группы II.

Таким образом, в первые 12 ч развития панкреонекроза отмечается активация процессов свободнорадикального окисления и фагоцитарной активности лейкоцитов.

Прогрессирование панкреонекроза и чрезмерная активность лейкоцитов способствуют накоплению в организме токсинов. Увеличенное содержание ВНСММ угнетающе воздействует на лейкоциты. Иммуносупрессия и, вследствие этого, массивная инфекционная интоксикация усиливают снижение фагоцитарной активности лейкоцитов, что способствует развитию септических осложнений при панкреонекрозе. Оценка в динамике изменений показателей интоксикации, интенсивности процессов свободнорадикального окисления, фагоцитарной активности лейкоцитов, а также изменение соотношений между этими параметрами представляется перспективным в плане прогнозирования течения острого панкреатита в клинике.

Действие активных форм кислорода, а также панкреатических ферментов и токсинов приводит к нарушению целостности мембран многих клеток, в том числе и кардиомиоцитов, о чем свидетельствует увеличение активности АсАТ и КФК-МВ в группе II в 1,7 и в 3,5 раза соответственно по сравнению с контролем.

В большей степени эти показатели возросли в группе III, где активность АсАТ превышала контрольные значения в 2,4 раза, а КФК-МВ - в 4,6 раза. Одновременное увеличение показателей интоксикации, катаболического пула и активности кардиоспецифичных ферментов дает право утверждать о мембранодеструктивном действии токсинов на кардиомиоциты. Большее увеличение активности кардиоспецифичных ферментов в крови животных группы III свидетельствует о значительном вкладе микробных токсинов и продуктов их жизнедеятельности в повреждение кардиомиоцитов при панкреонекрозе.

Как наиболее информативные показатели функционирования сердца были изучены сердечный и ударный индексы (табл. 3). Увеличение ударного и сердечного индексов в группе II произошло в 1,7 и в 1,9 раза соответственно. Более значимые увеличения отмечались у животных группы III, ударный и сердечный индексы у которых увеличились соответственно в 1,8 и в 2 раза по отношению к норме. Такие изменения сердечного и ударного индексов на фоне сниженного ОПСС позволяет утверждать о том, что при панкреонекрозе временно формируется гипердинамический тип кровообращения.

Таблица Показатели системной гемодинамики у экспериментальных животных (M±m) Группы ОПСС, УИ, мл/м2 СИ, мл/мин·м2 ЧСС, мин- дин·с·cм- животных I (n=30) 0,282±0,02 316±32,91 495±59,13 355±22, II (n=32) 0,486±0,05*** 597±116,42*** 250±27,14*** 381±17, III (n=18) 0,503±0,04*** 633±61,50*** 186±21,40*** 387±13, Примечание. *** - достоверность различий по отношению к контролю (p0,001).

У животных II и III групп происходило снижение ОПСС по отношению к контролю в 1,9 и в 2,7 раза соответственно (р0,001);

при чем более достоверные отличия данного параметра наблюдались в группе III, что позволяет утверждать о значительном влиянии токсинов инфекционной природы на тонус сосудов в организме при панкреонекрозе.

При анализе параметров работы изолированного изоволюмически сокращающегося сердца выявлено, что панкреонекроз вызывает кардиодепрессию проявляющуюся снижением развиваемого левым желудочком давления в группах II и III на 33% и 43%, а систолического на 30% и 39% соответственно. Также отмечалось увеличение диастолического давления по сравнению с аналогичными показателями контрольных сердец в этих же группах в 1,5 и 1,7 раза.

Для выявления ведущих патогенетических факторов повреждения сердца при панкреонекрозе осуществляли гипоксическую перфузию изолированных сердец с последующей реоксигенацией. Оказалось, что сердца животных, у которых был смоделирован панкреонекроз, хуже переносили недостаток кислорода. На протяжении всего периода гипоксической перфузии у них наблюдалось более выраженное по сравнению с контролем снижение систолического и развиваемого давлений и увеличение диастолического давления.

Диастолическое давление в левом желудочке изолированных сердец контрольных животных после реоксигенации увеличивалось по отношению к исходному в 2,1 раза, а в группе II и III данный показатель увеличивался в 2,3 и в 2,2 раза соответственно.

Развиваемое давление в контроле составляло 85% от исходного, в группе II - 77%, в группе III - 80%. Важно отметить, что реоксигенация сердец животных с панкреонекрозом не уменьшала диастолического давления (признак сохраняющихся контрактур миокарда).

Более значительно изменялись максимальные скорости сокращения и расслабления левого желудочка. После стабилизации скорость увеличения и уменьшения давления в группе II составляла соответственно 56% и 67% по отношению к контролю, а в группе III – 54% и 64%. Проведение же гипоксической пробы показало, что более уязвимым являются механизмы расслабления миокарда. Так по истечении гипоксической пробы скорость сокращения по отношению к контролю составляла 91% в группе II и 80% в группе III, а скорость расслабления 67% и 52% соответственно.

Гипоксическая перфузия отрицательно сказывалась и на проницаемости клеточных мембран кардиомиоцитов. Уже после стабилизации выделение АсАТ сердцами животных группы II и III превосходило контрольные значения на 90% и 139% соответственно. После проведения гипоксической пробы разрыв между данными значениями по отношению к контролю только увеличивался, что указывает на сниженную способность сердец крыс с панкреонекрозом адаптироваться к условиям гипоксии, а также на малые антиоксидантные резервы миокарда и, как следствие, повышенную чувствительность к действию активных форм кислорода.

Вследствие повреждения клеточных мембран и митохондриальной дисфункции повышалась и потребность кардиомиоцитов в глюкозе для развития давления в 1 мм рт.

ст. Достоверные различия по этому показателю отмечались только у сердец группы III и характеризовались увеличением данного показателя после стабилизации и проведения гипоксической пробы на 23% и 39% соответственно по отношению к группе сравнения.

Таким образом, во-первых, гипоксическая перфузия вызывала угнетение сократимости миокарда во всех сериях опытов, что проявлялось в прогрессирующем снижении систолического и развиваемого давления, а также нарастании диастолического давления, свидетельствуя о развитии гипоксических контрактур. Во-вторых, тяжелое течение панкреонекроза в группе III способствовало большей чувствительности изолированных сердец к гипоксии.

Сердца животных, в особенности групп II и III, только в течение 1-й минуты реагировали на увеличение концентрации кальция в перфузируемом растворе положительным инотропным эффектом. Затем инотропный эффект избытка ионов кальция в перфузате нивелировался, а с 5-й минуты отчетливо нарастала кардиодепрессия и заметно ухудшалась релаксация - росло диастолическое давление в желудочке (табл. 4).

Так, по окончании гиперкальциевой пробы систолическое давление в группах II и III снижалось на 26% и 34% соответственно. Развиваемое давление уменьшалось в 2,4 и в 5, раза, а диастолическое давление возросло в группе II в 1,2 раза, а в группе III – в 1,25 раза по сравнению с контролем.

Таблица Влияние гиперкальциевой перфузии и панкреонекроза на динамику показателей сократимости сердца (M±m) Группы Исходные Гиперкальциевая проба, мин Показатель животных величины 5 10 I (n=30) 97±2,6 48±2 44±1,9 35±2, СД, II (n=32) 68±1,1*** 35±1,7*** 30±0,9*** 26±1,8*** мм рт. ст.

III (n=18) 59±1,7***^^^ 31±1,3*** 27±0,7***^^ 23±0,8*** I (n=30) 4±0,3 14±0,6 16±0,7 16±0, ДД, II (n=32) 6±0,8* 13±0,7 16±0,9 18±1, мм рт. ст.

III (n=18) 7±0,5*** 14±0,6 17±0,9 20±0,6*** I (n=30) 93±2,6 35±6,3 28±1,7 18,4±2, РД, II (n=32) 62±1,6*** 22±1,9*** 14±1,6*** 7,6±1,2*** мм рт. ст.

III (n=18) 53±2***^^^ 17±1,5*** 11±1,2*** 3,3±0,9***^^ Примечание. **, *** - достоверность различий по отношению к контролю (p0,01;

p0,001);

^^, ^^^ - достоверность различий между группами II и III (р0,01;

р0,001).

Подобным образом изменялись при гиперкальциевой перфузии и скоростные показатели (табл. 5). Наиболее чувствительными к избытку экзогенного кальция оказались сердца животных группы III. Уже к 5-й минуте скорость сокращения и расслабления сердец данной группы уменьшалась по отношению к контролю на 64% и 78% соответственно. Менее выраженное снижение данных показателей отмечалось у сердец группы II, где на 5-й минуте гиперкальциевой пробы скорость сокращения снижалась на 57% от контроля, а скорость расслабления – на 72%. Из приведенных данных видно, что большим изменениям подвергается именно скорость расслабления левого желудочка при панкреонекрозе и, в особенности, при его тяжелой форме течения.

Таблица Влияние увеличения концентрации кальция в перфузионном растворе и панкреонекроза на динамику максимальных скоростей сокращенния (dР/dt max, мм рт. ст./с) и расслабления (-dР/dt max, мм рт. ст./с) левого желудочка (M+m) Группы Исходные Гиперкальцевая проба, мин Показатель животных величины 5 10 I (n=30) 1798±33,8 719±49,7 469±31,3 313±11, dР/dt max, II (n=32) 1000±30,3*** 309±5,1*** 123±4,2*** 125±3,6*** мм рт. ст./с III (n=18) 971±39,3*** 254±13,8***^^ 102±4,2***^^ 103±3,8***^^^ I (n=30) 1311±21,4 676±31,7 234±18,5 169±9, -dР/dt max, II (n=32) 874±23,3*** 189±4,4*** 88±1,9*** 62±1,8*** мм рт. ст./с III (n=18) 839±18,7*** 149±5,3***^^^ 75±3,1***^^ 51±3,9***^ Примечание. **, *** - достоверность различий по отношению к контролю (p0,01;

p0,001);

^, ^^, ^^^ - достоверность различий между группами II и III (р0,05;

р0,01;

р0,001).

По окончании гиперкальциевой пробы сердца животных II и III групп теряли в 2, и в 2,4 раза больше АсАТ по отношению к контролю. Также отмечалась тенденция к повышению потребления кардиомиоцитами глюкозы, достигая достоверных отличий только в группе III, где данный показатель увеличился на 42% по отношению к контролю.

Анализ полученных результатов позволяет заключить, что панкреонекроз сопровождается выраженными повреждениями миокарда: повышается проницаемость клеточных мембран кардиомиоцитов, нарушаются метаболические процессы в них – возрастает расход глюкозы на единицу выполняемой функции, страдает обмен Са2+.

Сердца опытных крыс характеризовались снижением устойчивости к гипоксии и дефициту глюкозы. Тяжелое же течение панкреонекроза способствует усугублению данных проявлений. Прежде всего, это проявляется значительным снижением систолического и развиваемого давлений, уменьшением скоростных показателей, а также возрастанием диастолического давления, что особо четко проявляется при гипоксической и гиперкальциевой перфузии изолированных сердец.

Перед оценкой эффективности профилактического влияния дефероксамина на течение экспериментального панкреонекроза мы изучили его влияние на интенсивность свободнорадикального окисления при измерении хемилюминесценции плазмы. В момент добавления препарата в концентрации, сопоставимой с терапевтической, отмечается резкое угнетение светимости – следовательно, снижается и интенсивность процессов свободнорадикального окисления.

Нами установлено, что профилактическое введение реамберина позволило снизить активность панкреатической амилазы в сыворотке крови до контрольных значений (табл.

6). В то же время активность липазы, как более специфического маркера повреждения поджелудочной железы, оказалась в 1,6 раза выше контрольных значений, что было сопоставимо с активностью этого энзима у крыс группы II. Однако уровень липазы при использовании дефероксамина имел достаточно выраженную тенденцию к снижению своего значения.

Таблица Влияние реамберина и дефероксамина на активность ферментов поджелудочной железы в плазме крови крыс с панкреонекрозом (M±m) Показатели Панкреатическая Липаза, Группы амилаза, МЕ/л МЕ/л I (n=30) 1448±131,5 22,8±1, II (n=32) 2994±246*** 36,2±3,4** IV (n=18) 1479±236,9^^^ 36,2±4,4* V (n=16) 9800±301,3***^^^ 26,1±7, Примечание. *, **, *** - достоверность различий по отношению к контролю (р0,05;

p0,01;

p0,001);

^^^ - достоверность различий по отношению к группе II (р0,01).

Введение дефероксамина и реамберина позволяло уменьшить интенсивность процессов свободнорадикального окисления (табл. 7). У животных групп IV и V основные показатели интенсивности процессов липопероксидации были значительно ниже незащищенной группы. Не отмечалось и отрицательной динамики в развитии панкреонекроза: не развивалась чрезмерная активация фагоцитов, незначительно увеличивалась за счет выхода протеолитических ферментов поджелудочной железы мощность прооксидантной системы. При этом антиоксидантный эффект дефероксамин реализовывал за счет выведения ионов Fе2+ из цепочки окислительных процессов, а реамберин – благодаря активации антиоксидантной системы. Об этом свидетельствует тот факт, что при использовании реамберина отмечалось выраженное снижение светосуммы, а при использовании дефероксамина уровень вспышки при железоиндуцированной хемилюминесценции был значительно меньше группы сравнения.

Уменьшение интенсивности процессов свободнорадикального окисления подобным образом сказывались и на процессах токсинообразования. Выраженное в меньшей степени вторичное повреждение активными радикалами тканей, а также не столь значительное повышение проницаемости мембран препятствовало значительной прогрессии реабсорбционных и инфекционных механизмов эндотоксемии. Показатели интоксикации у животных группы V увеличивались в среднем на 20% по отношению к контролю, против 86% в группе II. В группе IV содержание токсинов в плазме также повышалось незначительно – на 52%.

Таблица Влияние реамберина на показатели ХЛ плазмы и цельной крови исследуемых групп в динамике (M+m) Показатели ХЛ плазмы ХЛ цельной крови Спонтанная светимость, Светосумма, Светосумма, Светосумма, Вспышка, у. е.мин у.е.мин у.е.мин у. е.

у. е.

(до (после инкубации) инкубации) Группы I (n=30) 0,31±0,02 1,21±0,05 0,73±0,05 7,81±0,15 18,78±0, 0,59±0,03 1,73±0,02 5,23±0,20 9,58±0,29 24,65±0, II1 (n=10) *** *** *** *** *** 0,07±0,01 1,17±0,05 0,43±0,04 1,26±0,18 2,97±0, II (n=32) *** *** *** *** 0,42±0,03 1,34±0,07 1,74±0,10 9,21±0,16 21,24±0, IV1 (n=10) **^^^ ^ ***^^^ ***^^^ ***^^^ 0,19±0,02 1,30±0,06 1,13±0,03 10,08±0,38 16,92±0, IV (n=18) ***^^ ***^^^ ***^^^ **^^^ 0,36±0,02 0,58±0,06 1,35±0,10 8,28±0,21 20,56±0, V1 (n=10) ^^^ *** ***^^^ ^^^ ***^^^ 0,28±0,03 0,75±0,07 1,24±0,05 9,28±0,52 20,16±0, V (n=16) ^^^ ***^^^ ***^^^ ***^^^ *^^^ Примечание. *, **, *** - достоверность различий по отношению к контролю (p0,05;

p0,01;

p0,001);

- достоверность различий по отношению к группе II1 (p0,001);

^^, ^^^ - достоверность различий по отношению к группе II (p0,01;

р0,001).

Отсутствие выраженного синдрома эндогенной интоксикации при использовании реамберина и дефероксамина благоприятствовало нормальному функционированию лейкоцитов. В этих группах в динамике развития панкреонекроза не отмечалось значительной стимуляции фагоцитов, о чем свидетельствовало умеренное повышение показателей спонтанной и люминолзависимой хемилюминесценции цельной крови. Не развивалась и иммуносупрессия, характерная для групп с 24-часовым панкреонекрозом.

Адекватная стимуляция лейкоцитов также препятствовала усугублению интоксикации при панкреонекрозе за счет снижения инфекционной составляющей эндотоксемии, что подтверждается относительным снижением катаболического пула.

Вводимые в организм препараты способствовали уменьшению повреждения кардиомиоцитов, что проявилось в меньшем выходе кардиоспецифических ферментов в кровь. Более выраженный эффект уменьшения кардиодеструкции был отмечен у дефероксамина. Скорее всего, этот факт связан как с уменьшением процессов липопероксидации в миокарде, так и со сниженным содержанием токсинов в крови у животных, защищенных данным препаратом. Это предположение подтверждается тем, что использование дефероксамина позволило снизить активность АсАТ и КФК-МВ в крови животных на 66% и 29% соответсвенно.

Как следует из табл. 8 в группе животных, получавших реамберин, значения ударного и сердечного индексов достоверно не отличались от контроля. Однако снижение этих показателей по отношению к группе II составило 41% и 36% соответственно. В тоже время отмечалась тенденция повышения ОПСС и ЧСС при введении реамберина. При использовании дефероксамина не наблюдалось достоверного увеличения ударного и сердечного индексов по отношению к исходным величинам. При этом отмечалась только тенденция к снижению общего периферического сопротивления сосудов (р0,05).

Таблица Влияние реамберина на параметры системной гемодинамики у экспериментальных животных с панкреонекрозом (M±m) Группы ОПСС, УИ, мл/м2 СИ, мл/мин·м2 ЧСС, мин- дин·с·cм- животных I (n=30) 0,282±0,02 316±32,91 495±59,13 355±22, II (n=32) 0,486±0,05*** 597±116,42*** 250±27,14*** 381±17, IV (n=18) 0,289±0,02^^^ 385±28,88^^^ 305±24,28** 410±12,24* V (n=16) 0,272±0,01^^^ 312±31,21^^^ 433±50,42^^ 358±24, Примечание. *, **, *** - достоверность различий по отношению к контролю (р0,05;

p0,01;

p0,001);

^^, ^^^ - достоверность различий по отношению к группе II (p0,01;

p0,001).

Исследования, проведенные на изолированных изоволюмически сокращающихся сердцах, показали, что, благодаря уменьшению выраженности механизмов кардиодеструкции при панкреонекрозе, данные препараты препятствуют развитию выраженной кардиодепрессии при панкреонекрозе. Это доказывают следующие факты.

Анализ перфузата, прошедшего через коронарные сосуды изолированных сердец крыс, получавших реамберин и дефероксамин, выявил меньшую, по отношению к группе сравнения, потерю кардиомиоцитами ферментов. После стабилизации активность АсАТ в перфузате групп IV и V снизилась по отношению к незащищенной группе на 18% и 46% соответственно. Данный показатель при использовании дефероксамина не имел достоверных отличий от контроля, а его увеличение носило лишь характер тенденции.

Проведение гипоксической пробы и реоксигенации также подтвердили большую устойчивость сердец животных групп IV и V к предъявляемым нагрузкам.

Профилактическое использование предложенных препаратов позволяло улучшить как скоростные, так и силовые показатели функционирования сердца при панкреонекрозе.

При этом более полноценная диастола после стабилизации и при проведении нагрузочных проб при использовании дефероксамина способствовала меньшему повреждению кардиомиоцитов и развитию большего систолического и развиваемого давлений.

Сердца крыс, защищенных реамберином, лучше переносили гипоксию и реоксигенацию, чем сердца животных с панкреонекрозом (табл. 9). После возобновления подачи кислорода уровень систолического и развиваемого давлений восстанавливался по отношению к исходному в данной группе на 92% и 63% соответственно, против 70% и 48% в группе V.

Незначительные отличия между показателями групп IV и V свидетельствуют о вкладе в нарушение сократительной функции сердца при панкреонекрозе как ишемии, так и активации свободнорадикального окисления. В тоже время в формировании диастолической дисфункции при панкреонекрозе ключевую роль играет активация процессов свободнорадикального окисления. После стабилизации и при проведении гипоксической пробы диастолическое давление в левом желудочке при использовании дефероксамина было достоверно ниже, чем в группах IV и II, что свидетельствует о значительном снижении дефероксамином негативной составляющей синдрома реоксигенации. Такие результаты демонстрируют большую значимость активации процессов липопероксидации в развитии диастолической дисфункции сердца.

Профилактическое использование реамберина не давало значительного улучшения показателей сократительной активности сердца. Практически на всех этапах эксперимента данные показатели были хуже, чем в группе V. Отмечалось увеличение диастолического, уменьшение систолического и развиваемого давлений. Прирост диастолического давления по отношению к группе V достигал 36%, а максимальное снижение систолического и развиваемого достигало 39% и 82% соответственно. По некоторым показателям между группами II и IV не отмечалось достоверных различий.

Таблица Влияние реамберина, дефероксамина и гипоксии на показатели сократительной способности сердец животных с панкреонекрозом (M±m) Показа- Группы Исходные Гипоксия, мин Реоксигенация, тель животных величины 20 мин 5 10 I (n=30) 97±2,6 63±2,1 48±1,5 43±1,4 88±8, СД, II (n=32) 68±1,1*** 46±2,3*** 42±1** 39±1* 62±2*** мм рт. IV (n=18) 71±1,9*** 50±0,6*** 42±3,1 33±2***^ 50±3,8***^ ст. V (n=16) 78±1,6***^^^ 56±1***^^^ 46±1,2^ 38±1** 60±2,2*** I (n=30) 4±0,3 4±0,2 7±0,5 12±0,6 8,7±1, ДД, мм II (n=32) 6±0,8* 10±0,7*** 13±0,8*** 15±0,8** 14±0,6*** рт. IV (n=18) 4±0,3^ 4±0,5^^^ 7±0,7^^^ 11±0,4^^^ 8±0,6^^^ ст. V (n=16) 3±0,3*^^ 4±0,4^^^ 5±0,4**^^^ 8±0,3***^^^ 10±0,4^^^ I (n=30) 93±2,6 59±2,2 41±1,5 31±1,2 79±8, РД, мм II (n=32) 62±1,6*** 36±2,7*** 29±1,3*** 24±1,1*** 48±1,9*** рт. IV (n=18) 67±1,9*** 46±0,9***^^ 35±3,7 22±2*** 42±3,6*** ст V (n=16) 75±1,7***^^^ 52±0,9**^^^ 41±1,3^^^ 30±1,2^^ 49,8±2,17*** Примечание. *, **, *** - достоверность различий по отношению к контролю (р0,05;

p0,01;

p0,001);

^, ^^, ^^^ - достоверность различий по отношению к группе II (р0,05;

p0,01;

р0,001).

Сердца крыс, которым был введен реамберин, по скоростным показателям сокращения и расслабления левого желудочка сравнялись с показателями группы II к 10-й минуте проведения гипоксической пробы. Использование же дефероксамина способствовало развитию в течение всей пробы лучших скоростных показателей по отношению к незащищенной группе. Это подтверждает выдвинутое предположение о значительной роли активации процессов свободнорадикального окисления в развитии диастолической дисфункции миокарда при панкреонекрозе.

Необходимо отметить, что использование дефероксамина способствует нормализации функционирования Ca2+-зависимой АТФ-азы. В момент проведения гиперкальциевой пробы и по ее окончании диастолическое давление в группе V было достоверно ниже, чем в группе сравнения. Помимо того, к 15-й минуте гиперкальциевой пробы систолическое давление при использовании дефероксамина было на 31% выше, чем в группе II и на 26% - чем в группе IV (табл. 10).

Совсем иное соотношение наблюдалось при исследовании скоростных показателей. Профилактическое введение реамберина способствовало достоверному увеличению скоростей расслабления и сокращения по отношению к аналогичным показателям сердец животных группы II. Так скорость увеличения давления в группе IV была в среднем в 2 раза больше, чем в группе II, а скорость уменьшения давления – в 1, раза больше. Однако достоверно лучшие скоростные показатели были отмечены у животных группы V.

Таким образом, нами установлено, что дефероксамин в большей степени, чем реамберин профилактирует развитие дисфункции ионных насосов. По-видимому, это связано с менее выраженной мембранодеструкцией свободными радикалами вследствие выключения ионов Fе2+ из цепи реакций свободнорадикального окисления. Также полученные данные свидетельствуют о значительной роли активации процессов липопероксидации в развитии диастолической дисфункции при панкреонекрозе.

Использование дефероксамина, в отличие от реамберина, профилактировало развитие митохондриальной дисфункции. Это нашло отражение в тенденции в группе V к более экономному использованию глюкозы, что, по-видимому, связано с меньшей деструкцией мембран, в том числе и митохондриальных.

Таблица Влияние реамберина, дефероксамина и гиперкальциевой пробы на показатели сократительной способности сердца животных с панкреонекрозом (M±m) Показа- Группы Исходные Гиперкальциевая проба, 20 мин тель животных величины 5 10 I (n=30) 97±2,6 48±2 44±1,9 35±2, СД, II (n=32) 68±1,1*** 35±1,7*** 30±0,9*** 26±1,8*** мм рт. IV (n=18) 71±1,9*** 38±1,1*** 24±1***^^^ 19±0,7^^*** ст. V (n=16) 78±1,6***^^^ 44±2,9^ 39±1,8^^^ 34±1,6^ I (n=30) 4±0,3 14±0,6 16±0,7 16±0, ДД, II (n=32) 6±0,8* 13±0,7 16±0,9 18±1, мм IV (n=18) 4±0,3^ 11±1,4 16±0,9 15±0, рт.

ст. V (n=16) 3±0,3*^^ 9±0,5***^^^ 13±0,3***^^^ 11±0,6***^^^ I (n=30) 93±2,6 35±6,3 28±1,7 18,4±2, РД, мм II (n=32) 62±1,6*** 22±1,9*** 14±1,6*** 7,6±1,2*** рт. IV (n=18) 67±1,9*** 28±2,1^ 8±0,9***^^^ 4,6±1,1***^^ ст. V (n=16) 75±1,7***^^^ 35±3^^^ 26±2^^^ 23±1,7***^^^ Примечание. *, *** - достоверность различий по отношению к контролю (р0,05;

p0,001);

^, ^^, ^^^ - достоверность различий по отношению к группе II (р0,05;

p0,01;

р0,001).

Таким образом, проведенные нами исследования свидетельствуют о формировании при панкреонекрозе функционально-метаболических нарушений сердечно-сосудистой системы, которые развиваются вследствие интенсификации процессов свободнорадикального окисления, чрезмерной активации лейкоцитов и присоединения эндогенной интоксикации. Использование препаратов, направленных на нейтрализацию отдельных звеньев патогенеза, может уменьшить нарушения сократительной функции и метаболизма сердца при панкреонекрозе.

ВЫВОДЫ 1. Введение аутожелчи в поджелудочную железу белых беспородных крыс из расчета 0,15-0,25 мл/кг с перевязкой общего желчного протока на 12-24 ч непосредственно перед местом впадения его в двенадцатиперстную кишку позволяет моделировать панкреонекроз с характерными клинико-биохимическими и морфологическими проявлениями.

2. Ведущими патогенетическими факторами гемодинамических нарушений при экспериментальном панкреонекрозе являются интенсификация процессов свободнорадикального окисления, гипоксия с последующей реперфузией и эндотоксикоз, что подтверждается экспериментами, в которых использовалось профилактическое введение дефероксамина и реамберина, позволивших уменьшить негативное панкреатогенное воздействие на сердечно-сосудистую систему.

3. Повреждения сердца, обусловленные воздействием панкреатических патогенных факторов проявляются снижением систолического и развиваемого давлений, увеличением диастолического давления, снижением скорости сокращения и расслабления, деструкцией мембран кардиомиоцитов, что сопровождается повышенным выходом кардиоспецифических ферментов в кровь и перфузат, возросшей чувствительностью миокарда к экзогенному кальцию, гипоксии и реоксигенации.

4. При экспериментальном панкреонекрозе отмечается сильная прямая корреляция (0,76r1,0;

р0,05) между активацией процессов свободнорадикального окисления, эндотоксикозом и развитием кардиодепрессии. Ограничение процессов свободнорадикального окисления и эндотоксикоза с помощью дефероксамина позволяет в большей степени уменьшать негативное панкреатогенное воздействие на сердечно сосудистую систему, чем при использовании реамберина, что свидетельствует о важной патогенетической роли ионов Fe2+ в развитии окислительного стресса, синдрома эндогенной интоксикации и кардиодепрессии при панкреонекрозе.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Ершов А.В. Фагоцитарная активность лейкоцитов при панкреонекрозе в эксперименте / А.В. Ершов, М.М. Ершова, А.А. Малыгина // Материала VI научно практической конференции с международным участием «Санкт-Петербургские научные чтения». – СПб, 2004. – С. 76-77.

2. Ершов А.В. Изменение процессов свободнорадикального окисления и эндотоксикоза при панкреонекрозе в динамике / А.В. Ершов, К.А. Иванов, А.А. Малыгина // Тез. докладов. XI конференция молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии». – СПб, 2005. – С. 25-27.

3. Ершов А.В. Эпидуральная аналгезия и антистрессорная защита в лечении острого деструктивного панкреатита / А.В. Ершов, К.А. Иванов // Тез. докладов. XI конференция молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии». – СПб, 2005. – С. 28-30.

4. Ершов А.В. К вопросу о моделировании панкреонекроза в эксперименте / В.Т.

Долгих, А.В. Ершов, М.М. Ершова // Тез. докладов. XI конференция молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии». – СПб, 2005. – С. 20-22.

5. Использование эссенциале и реамберина при экспериментальном панкреонекрозе / А.В. Ершов, К.А. Иванов, С.В. Морозов, А.А. Малыгина, М.А. Гольдзон // Материалы конференции «Болезни цивилизации в аспекте учения В.И. Вернадского». – Москва, 2005. – С. 82-84.

6. Некоторые функции сердечно-сосудистой системы при панкреонекрозе / А.В.

Ершов, К.А. Иванов, А.А. Малыгина, М.А. Гольдзон, М.М. Ершова // Тез. докладов.

Международный молодежный конгресс. – СПб, 2005. – С. 112-113.

7. Уровень сывороточного железа и его роль при критических состояниях / Ю.П.

Орлов, А.В. Глущенко, А.А. Рыбаков, А.Л. Бушуев, А.В. Кардаш, С.А. Полянский, А.В.

Ершов // Материалы научно-практической конференции, посвященной 15-летию Городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1. – Омск, 2005. – С.

167-171.

8. Влияние десферала на свободнорадикальное окисление при экспериментальном панкреонекрозе / Ю.П. Орлов, А.В. Ершов, А.А. Малыгина, М.А. Гольдзон // Тез.

докладов. XI конференция молодых ученых «Актуальные проблемы патофизиологии». – СПб, 2006. – С. 88.

9. К вопросу о моделировании панкреатогенного сепсиса / А.А. Малыгина, М.А.

Гольдзон, М.С. Сукач, А.В. Ершов, Е.В. Васильева // Материалы I Международной Пироговской научной конференции. – М, 2006. – С. 395-396.

10. Роль сывороточного железа в активации процессов липопероксидации при критических состояниях / Ю.П. Орлов, В.Т. Долгих, А.В. Глущенко, Т.В. Притыкина, А.В.

Ершов // Общая реаниматология. – 2006. – Т. II. – № 3. – С. 18-22.

11. Нарушенный обмен железа как маркер тяжести состояния пациентов реанимационного профиля / Ю.П. Орлов, В.Т. Долгих, Т.В. Притыкина, А.В. Ершов // Физиология человека. – 2007. – Т. 33. – № 1. – С. 1-5.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ АсАТ – аспартатаминотрансфераза АТФ – аденозинтрифосфорная кислота ВНСММ – вещества низкой и средней молекулярной массы ИЛ – интерлейкин КФК-МВ – сердечная форма креатинфосфокиназы ЛПС – липополисахарид ОЦК – объем циркулирующей крови ОП – олигопептиды ОПСС – общее периферическое сопротивление сосудов ПЖ – поджелудочная железа ПОЛ – перекисное окисление липидов ПОС – показатель общего состояния СИ – сердечный индекс СРО – свободнорадикальное окисление УИ – ударный индекс ФНО – фактор некроза опухоли ХЛ – хемилюминесценция ЧСС – частота сердечных сокращений На правах рукописи ЕРШОВ Антон Валерьевич ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ПРИ ПАНКРЕОНЕКРОЗЕ 14.00.16 – патологическая физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук ОМСК – Подписано в печать 15.02. Формат 6084/ П.л. – 1, Способ печати – оперативный Тираж 100 экз.

Издательско-полиграфический центр ОмГМА 644099, г. Омск, ул. Ленина, 12;

тел. (3812) 23-05-

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.