авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Феномен старообрядческой библиотеки: статус, исторические традиции и современные тенденции

На правах рукописи

СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА КИРСАНОВА ФЕНОМЕН СТАРООБРЯДЧЕСКОЙ БИБЛИОТЕКИ:

СТАТУС, ИСТОРИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ Специальность 05.25.03 – Библиотековедение, библиографоведение и книговедение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук

Москва – 2011 Диссертация выполнена на кафедре управления информационно-библиотеч ной деятельностью Федерального государственного образовательного учрежде ния высшего профессионального образования «Московский государственный университет культуры и искусств».

Научный консультант: кандидат педагогических наук, доцент Елена Олеговна Матвеева

Официальные оппоненты: доктор педагогических наук, профессор Наталья Евгеньевна Добрынина кандидат педагогических наук, доцент Владимир Михайлович Беспалов

Ведущая организация: Государственная научная педагогическая библиотека имени К.Д. Ушинского РАО

Защита состоится 27 мая 2011 г. в 11.00 часов на заседании диссертацион ного совета Д 210.010.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский государствен ный университет культуры и искусств» по адресу: ул. Библиотечная, д.7, корп. 2, ауд. 218, г. Химки-6, Московская область, 141406.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского го сударственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан «25» апреля 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета В.Т. Клапиюк

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Исследование старообрядческих библиотек и библио течных отношений развивается в русле развернувшегося в первые годы XXI в.

процесса широкого знакомства современного российского общества с феноменом старообрядчества.

Хотя формой самоорганизации старообрядчества как общественной системы в принципе является церковь-экклесия-собрание и религиозная община, вместе с тем старообрядческая библиотека на протяжении большей части истории ста рообрядчества также может претендовать на такой центральный статус.

В силу своего оппозиционного, полулегального или нелегального положения общины староверов, как правило, не имели формальной церковной организации, строящейся вокруг церковного здания и священника. Чаще всего организующее место Церкви и духовенства занимала Книга – богослужебная, богословская, по лемическая, историческая и др., становящаяся центром самоорганизации, – бого служебного и общинно-семейного общения в домашних моленных старообрядче ских общин, занимающих обычно комнату в частном крестьянском жилом доме.

При этом главным духовным лицом становился не священник (попов в поповских согласиях не хватало, а в беспоповских – не было вовсе), а грамотный наставник из мирян или "профессиональный читатель" – начетчик. Таким образом, именно вокруг специфического старообрядческого круга чтения на практике строилась вся организация этой народной христианской конфессии.

Старообрядчество всегда представляло собой "горизонтальный" союз воль ных общин, а не конфессиональную пирамиду. Старообрядческий грамотей, об ладающий богатой и разнообразной личной библиотекой и активно использую щий общинный книжный фонд, при возникновении проблемных ситуаций часто выходил из конфессии и образовывал собственное независимое согласие или толк с детальным книжным обоснованием своих действий. Старообрядец, относясь к этнокультурному меньшинству, должен был уметь с малых лет аргументировано обосновывать свою религиозную и бытовую жизненную позицию. Образцами подобной апологетики выступали старообрядческие начетчики, с детства приучен ные к "беседам от Писания", "прениям о вере", публичным диспутам с обязатель ными ссылками на религиозные и научные авторитеты (включая новейшие есте ственнонаучные открытия), вплоть до социально-политической философии. В иде але каждый взрослый старовер, разбираясь в обычном наборе богослужебных книг, должен был в условиях гонений уметь сам провести службу, заменяя свя щенника.

Организующие аспекты старообрядческой книги усиливались тем, что сама материально-техническая сторона индивидуального и совместного чтения старо веров требовала больших коллективных усилий: поиск, спасение от уничтоже ния, покупка и даже похищение из казенных и официально-церковных хранилищ старых (рукописных и старопечатных, неисправленных) книг;

тиражирование этих книг путем переписывания или собственного книгопечатания;

транспорти ровка книг, их распространение среди заинтересованных лиц, наконец, сохране ние их от конфискаций путем различных конспиративных мероприятий. В тече ние столетий старообрядческая книга играла роль, подобную знаменитой ле нинской "Искры": "не только коллективного агитатора и коллективного пропа гандиста, но и коллективного организатора".

Педагогический потенциал старообрядческой библиотечной деятельности вы является на фоне социокультурных, нравственных, демографических и др. про блем современного цивилизованного социума.

Старообрядческая община, связанная внутри себя библиотечными отноше ниями, выступает в роли коллективного читателя, коллективного библиотекаря и воспитателя. Старообрядческая модель воспитания, фрагментарно сохранившаяся до наших дней и строящаяся вокруг интенсивной книжной культуры и общинного книгообращения, направлена на формирование активного читателя, для которого чтение – не потребление информации, а творческое взаимодействие с ней и одна из форм общего альтруистического поведения, отдачи и самоотдачи. Активный чита тель по-старообрядчески обладает высокой грамотностью и стремится не только к религиозной, но и к научной правде. Поэтому неудивительно, что старообрядцами были или из старообрядцев происходили представители российского гражданского общества, знаменитые российские промышленники и предприниматели – меце наты, деятели культуры и искусства, выдающиеся советские учёные.



Старообрядческий опыт и традиции при соответствующем общественном за просе могут помочь воспитанию целостной гармонично развитой личности с высо кой адаптивностью к проблемам и переменам, способной к самостоятельности и ответственности, к рождению и воспитанию детей и самоорганизации в граждан ское общество в условиях урбанизации, рационализации, депопуляции, глобализа ции и других проявлений общественной энтропии. Воспитание в системе традици онных старообрядческих библиотечных отношений предусматривало предот вращение "искушений", связанных с письменной культурой, противодействие про никновению принудительной модернизации из вне, дальнейшее естественное раз витие народной культуры с сохранением жизненно необходимого диалектного многообразия культур.

Кроме того, изучение старообрядческих библиотек оправдано в том отноше нии, что современные российские библиотекари и библиотековеды оказались практическими "наследниками" старообрядческих библиотечных фондов.

Результатом активной археографической деятельности второй половины XX в. стало изъятие основных старообрядческих книжных фондов у старообрядцев и их концентрация в государственных хранилищах (в отделах рукописей как цен тральных столичных, так и многих местных, вузовских и т.д. библиотек). Этот процесс к настоящему времени, по мнению, например, Н.Ю. Бубнова и А.Ю. Бо родихина, в основном завершен.

Но это означает, что теперь не только археографам, но и библиотекарям пред стоит обеспечивать надлежащий порядок в древлехранилищах, идентификацию, постановку на учет, а зачастую и правильное хранение уникальных рукописей и книг, а библиотековедам – теоретически осмыслить (в том числе для определения адекватного читательского назначения, классификации и дальнейшего использо вания) эти непривычные фонды. Все это предполагает необходимость изучения истории и специфики старообрядческих библиотек.

Хронологические рамки исследования. Феномен старообрядческой библио теки со своими специфическими свойствами и педагогическими функциями про являлся в целостном виде на протяжении всего периода существования старооб рядчества, начиная со второй половины XVII в. Несмотря на заметное угасание старообрядчества с 70-х гг. XX в. старообрядческий библиотечный феномен сохраняется и в наши дни, хотя и в неизмеримо меньшем масштабе.

Степень разработанности темы.

Культурные и общественные феномены старообрядчества, также как и оно само в целом, на сегодняшний день изучены фрагментарно и явно недостаточно.

Имеются отдельные исследования, посвященные старообрядческому подпольному и полуподпольному книгопроизводству (В.В. Боченков, А.В. Вознесенский, И.В.

Починская и др.), особенностям старообрядческого чтения (затрагивают в своих ра ботах: С.В. Бураева, Т.Ф. Волкова, И.В. Поздеева).

Наиболее подробно изучена археографами область книжной культуры старове ров, но также вне системной связи со старообрядческими библиотечными отноше ниям. В работах историков-археографов последних лет Н.Ю. Бубнова, Т.Ф. Волко вой и др. все чаще к "старообрядческой книжности" (археографический термин) применяются понятия "крестьянская библиотека", "фундаментальная староверче ская библиотека", "общинная библиотека". Однако такое словоупотребление по от ношению к специфическому старообрядческому книгопользованию и др. является пока скорее образным, чем строго научным. В то же время старообрядческая книжность в течение столетий имела определенную систему функционирования и массового использования, обладающую собственными устойчивыми чертами. По этому, на наш взгляд, к изучению этого явления уместно применить профессио нальные библиотековедческие подходы. Это позволит лучше понять исследуемый объект, а также скорректировать теоретическую базу библиотековедения примени тельно к специфике объекта и предмета.

Несмотря на множество интересных историко-археографических трудов, по священных описанию и комментированию конкретных произведений старообряд ческой книжности, живое бытование этих книг в старообрядческой среде, т.е. соб ственно библиотечная сторона дела, обычно остаются за рамками исследований.

Для археографической методологии характерно, во-первых, изучение главным об разом текстов в отрыве от книги как целостности и, во-вторых, игнорирование об щественных отношений, складывающихся вокруг книг, т.е. собственно библиотеч ных отношений. Библиотековедческий подход к системе бытования старообрядче ской книжности может оказаться в существенных моментах адекватнее историче ского и археографического.

Однако библиотековедение до сих пор не было знакомо со старообрядче скими библиотеками и в целом с библиотеками обществ, сочетающих этниче скую архаику с развитой библиотечной деятельностью.

Единственными библиотековедческими трудами, посвященными старообряд ческим библиотекам, являются немногочисленные работы В.В. Волкова – заведу ющего архивом и книгохранилищем Московской старообрядческой митрополии (Рогожское кладбище, Белокриницкое согласие), описывающего фонд и состоя ние дел во вверенной ему библиотеке (Рогожском книгохранилище) с библиоте коведческих позиций и в соответствующей научной терминологии. Однако свой ственная старообрядчеству специфическая библиотечная практика не получила отражения в его трудах.

Таким образом, до сих пор не было ни одного библиотековедческого исследо вания, в котором бы старообрядческая книжность рассматривалась в системе народной библиотечной деятельности. Диссертант полагает, что к данной проблеме, равно как и к проблеме феномена старообрядчества в целом, необхо дим не только исторический, религиоведческий, археографический и др., но и библиотековедческий подход.

Своеобразным контекстом к настоящей работе выступает исследование С.П.

Фунтиковой "История и современное состояние православных библиотечных фондов в России" (М., 2000;

2001), в котором приводится описание истории биб лиотек Русской православной церкви, ее учреждений и их фондов с XI по XVII век, а затем в синодальный и советский периоды. Старообрядческая библиотеч ная деятельность выступает альтернативным продолжением 1-го из указанных периодов. Однако С.П. Фунтиковой не отмечается ни масштабность книжной справы при патриархе Никоне в XVII в., ни последующая судьба древнерусского рукописного и старопечатного фонда. В старообрядчество перешла бльшая часть дораскольного библиотечного фонда, но не библиотечные отношения во круг него. Старообрядческие библиотеки не продолжают напрямую традиции церковных и монастырских дораскольных библиотек. При внешнем сходстве (например, неотделимости книг от других предметов религиозного богослужения и другого церковного имущества;

пополнении фондов в значительной степени за счет переписывания-копирования книг в самих библиотеках) со старообрядчески ми, дораскольные конфессиональные библиотеки являлись ярко выраженными институционализированными учреждениями, что хорошо показано в исследова нии С.П. Фунтиковой. В отличие от них традиционные старообрядческие библио теки не имели формализованного институционального характера.

Объект исследования: феномен старообрядческой библиотеки.

Предмет исследования: старообрядческая библиотека как форма самооргани зации и существования старообрядчества, её статус, особенности, формы бытова ния, закономерности и традиции функционирования.

Целью настоящей работы является феноменологическое изучение ста рообрядческой библиотеки, выяснение её статуса, описание традиций её функци онирования и современных модернизационных тенденций в ней, изучение её пе дагогического потенциала.

Реализация поставленной цели потребовала решения следующих задач:

1. Описать старообрядческую библиотеку как явление с выяснением ее ста туса.

2. Выявить и описать исторические традиции старообрядческой библиотечной деятельности, их характерные черты и особенности и уникальные свойства.

3. Определить этапы и формы проникновения современных модернизационных тенденций в систему традиционных старообрядческих библиотечных отношений, их влияние на старообрядческую библиотеку применительно к настоящему мо менту и перспективам старообрядческого библиотечного феномена.





Теоретико-методологической основой исследования феномена старообряд ческой библиотеки послужили: библиотековедческий системный подход, разра ботанный Ю.Н. Столяровым, закономерности языкового и культурного развития, описанные в трудах акад. О.Н. Трубачёва, в сравнении с закономерностями структуры развития и функционирования человеческого мозга, сознания и ком муникаций, исследованных нейропсихофизиологом В.Б. Слёзиным, системный подход к общественному развитию, разрабатываемый А.Н. Кирсановым., а также были использованы модели Библиотеки-Учреждения и Библиотеки – Социаль ного института, разработанные Е.И. Полтавской.

Диаспоральность старообрядчества и старообрядческих библиотек, рассредо точенность и многообразие использованных источников обусловили применение разнообразных методов исследования, таких как: научный анализ и синтез, си стемный анализ, компаративный анализ, метод классификации, метод аналогии;

библиотековедческий анализ системы старообрядческого взаимодействия с кни гами;

контент-анализ старообрядоведческих трудов археографов, историков, эт нографов, культурологов, фольклористов, искусствоведов, филологов и лингви стов, социальных философов, краеведов;

анализ мемуаров старообрядцев, совре менной старообрядческой периодики и интертнет-сайтов;

методы полевых иссле дований: опосредованное, непосредственное, включенное наблюдение, интервью ирование, беседы.

Источники. Специфика общественной организации старообрядчества и его положения в российском обществе значительно усложняет процесс получения сведений о старообрядческих библиотеках, особенно об основной их массе – кре стьянских и подпольных библиотеках. Поэтому исследование проводилось на основе комплекса (из 5 групп) разносторонних источников.

Первая группа источников – это опубликованные результаты полувековых ис следований российских археографов, интенсивно ведущихся с 60-х гг. XX в. Имен но археографы, изучающие и собирающие в государственные древлехранилища ста ринные книги и рукописи староверов и периодически общающиеся с ними лично, казалось бы, стоят ближе всего к старообрядческим библиотекам. Действительно, из их исследований можно получить общее представление о старообрядческом книж ном фонде, репертуаре и частично характере чтения, распространении рукописной традиции воспроизводства древних книг и рукописей и многочисленных собствен ных сочинениях активных староверов. Однако старообрядческая библиотечная дея тельность как целостное явление, ее система, особенности и закономерности в тру дах археографов в основном отсутствуют.

Тем не менее из работ известных российских археографов В.И. Малышева, Н.Н. Покровского, И.В. Поздеевой, Е.А. Агеевой, Н.Ю. Бубнова, Е.М. Юхименко, Т.Ф. Волковой, С.В. Бураевой, Е.Б. Смилянской, Е.М. Сморгуновой, Н.Д. Зольни ковой, А.И. Мальцева, Н.А. Кобяк и др. можно почерпнуть немало отдельных фак тов, деталей, черт для раскрытия системы старообрядческих библиотечных отно шений.

В то же время в археографической литературе имеются описания отдельных наиболее крупных институционализированных старообрядческих библиотек – библиотеки Рогожского кладбища в Москве и библиотеки северной Выговской пустыни (Е.М. Юхименко), нехарактерных для старообрядческой модели Библио теки. Соответственно, при описании таких библиотек внимание обращается так же в основном на сами книжные собрания и отдельные памятники в них, а не на всю систему библиотечных отношений, характерную для старообрядцев.

Второй группой источников являются исследования ученых разных гумани тарных специальностей, в том числе ученых-старообрядцев, не ставящих напря мую своей целью изучение старообрядческих библиотек, книг, рукописей или текстов. Они посвящены истории, этнографии, культуре, фольклору, искусству, традициям, обрядам, языку, предпринимательству, быту староверов, краеведче скому изучению регионов компактного проживания старообрядческой диаспоры и позволяют по отдельным деталям и попутной информации реконструировать историю, особенности функционирования и структуры старообрядческих библио тек, а также их современное состояние и перспективы.

Центральное место среди этой группы источников занимает начатое в 1990 г.

и продолжающееся по сей день издание материалов конференций под общим на званием "Старообрядчество: история, культура, современность", объединяю щее исследователей истории и культуры старообрядчества и представляющее те кущие результаты их работы. Главными отличительными чертами этих конфе ренций и изданий является максимально широкая и разнообразная тематика и вы раженное участие самих старообрядцев в качестве ученых, а также иерархов и ак тивистов старообрядческих согласий, прежде всего Рогожского (РПСЦ) и в мень шей степени Поморского (ДПЦ). Организаторами этих конференций выступают В.И. Осипов (директор Боровского историко-краеведческого музея, он же – пред седатель старообрядческой общины г. Боровска и активный деятель старообряд чества) и Е.И. Соколова (Музей истории и культуры старообрядчества, г. Москва ). К настоящему времени издано 13 выпусков сборников статей журнального формата и 7 одноименных сборников книжного формата собственно материалов 8-ми научных конференций, последние из которых приобрели международный статус.

В качестве региональных центров изучения старообрядчества выделяются Ук раина и Румыния (с 2004 г. ежегодный научный форум "Липоване – старообрядцы на Дунае"), Прибалтика (Общество русской культуры имени И.Н. Заволоко), За байкалье (работы Ф.Ф. Болонева, международные конференции по изучению се мейских), Гуслицы (восток Подмосковья;

активные краеведческие исследования и регулярные конференции по инициативе С.С. Михайлова), Алтай (особенно Бар наул и Бийск;

Л.С. Дементьева – редактор сборников научных трудов о ста рообрядчестве сотрудников БГУ, книг старообрядческого издательства "Лест вица"). Существенно, что все перечисленные научные исследования возглавляются на местах старообрядцами – активистами своих центров.

Также центрами притяжения исследователей за последние годы стали сохранив шаяся старообрядческой Усть-Цильма (на р. Мезени) и архивные материалы по уничтоженным в 1930-е гг. скитам на Печоре. Начаты исследования старообрядцев Урала визуальными антропологами. Появляются отдельные публикации о ста рообрядцах дальнего зарубежья (Орегон, Австралия, Южная Америка).

Третьей группой источников является мемуарная литература. Пока она не очень многочисленна, поскольку за XX столетие общая духовно-культурная преемственность в старообрядческих семьях оказалось нарушенной. Только не большая часть прежде многомиллионного старообрядческого населения смогла передать своим детям и внукам этнорелигиозную традицию. Некоторые из этих потомков, представители известных в прошлом старообрядческих родов, пытаются сегодня опубликовать мемуары своих предков (Г. Оленевой, И.Г. Кудрина) и свои собственные воспоминания о них. Другим видом воспоминаний являются записи устных рассказов-воспоминаний, чаще нерядовых старообрядцев, сделанные и опубликованные журналистами или историками (С. Вургафт).

Четвертой группой источников является современная старообрядческая перио дика, развивающаяся на фоне оживления религиозной жизни, а также переиздания отдельных материалов из дореволюционной старообрядческой прессы. Из них мож но почерпнуть самую разнообразную информацию, в том числе по старообрядче ским библиотекам и, особенно, по их современному состоянию. Подобного рода ин формация можно получить также со старообрядческих интернет-сайтов.

Пятой группой источников являются собственные полевые материалы ав тора, собираемые в течение более 15 лет. Прежде всего речь идет о результатах общения с представителями, включая ученых, Белокриницкого (поповского) и Поморского (беспоповского) согласий.

Научная новизна исследования состоит в обращении к неизученному в биб лиотековедении феномену старообрядческой библиотеки, в обосновании ее биб лиотечного статуса и в изучении ее как самостоятельного, самобытного явления, имеющего право на существование.

Старообрядческая библиотека, сочетающая этническую архаику с развитой книжно-библиотечной деятельностью, по ряду аспектов (стопроцентное прочте ние всего фонда всеми читателями, активная работа с читателями, активность и креативность самих читателей) превосходит известные ранее библиотеки.

Привлечены, исследованы и введены в научный оборот новые факты и от крыты целые пласты новых источников, перспективных для изучения, связанные с проблемами библиотековедения, библиографоведения, книговедения, докумен товедения и теории коммуникаций и позволяющие подойти к решению этих проблем в более широком фактологическом и методологическом диапазоне.

Положения, выносимые на защиту:

1. С точки зрения системного подхода старообрядческие книжные собрания, как правило общинные, вместе с их владельцами – старообрядческими общинами – образуют систему Старообрядческая Библиотека. Элементами этой системы являются Книги, составляющие старообрядческий Библиотечный Фонд, старооб рядцы-Читатели, МТБ, совпадающая с территорией общины и проявляющаяся в специфических формах тайных хранилищ, и Община, представляющая собой сис тему читателей и выполняющая функции коллективного владельца и коллектив ного библиотекаря. При общественном характере функционирования в ста рообрядческой библиотеке отсутствует выделенный, отчужденный библиотечный персонал, заменяемый коллективным самоуправлением. Несмотря на высокоразви тую письменную культуру, всеобщую грамотность и книжность старообрядцев, у системы Старообрядческая Библиотека отсутствует 2-й контур. Коммуникации, опосредованные письменными документами, в старообрядческих обществе и Биб лиотеке появляются лишь фрагментарно.

2. Специфику старообрядческой библиотеки как социокультурного феномена наиболее адекватно позволяет выявить библиотековедческий системный подход.

Он предпочтительнее иных подходов, применяющихся при изучении явлений старообрядческой культуры.

3. В системе старообрядческой библиотечной деятельности выявлены 4 груп пы специфических традиций:

а) Традиции старообрядческой грамотности: буквенная грамотность;

знание нескольких (до 5-ти) языков и диалектов;

всеобщая книжная культура;

грамот ность ритуальная, певческая и элементарная богословская;

начетничество как высшая богословская грамотность;

этнокультурная и хозяйственно-бытовая гра мотность – самообеспечение (в т.ч. библиотек) и самовоспроизводство всего на селения (т.е. читателей) и образа жизни в рамках традиционной культуры;

соци ально-политическая грамотность.

б) Традиции старообрядческого чтения включают в себя: восприятие книги как субъекта (книга-друг, наставник и т.п.) в отношениях человека и книги;

тра дицию бережного, культурного и ритуально-чинного обращения с Книгой как со святыней;

традицию коллективного чтения;

традицию руководства чтением;

тра дицию читательской полемической активности бесед "от Писания", прений о вере, диспутов "от Науки";

традицию духовного воспитания здравого самостоя тельного человека, ответственного за судьбу своей веры и культуры, своей души, семьи и народа перед Богом, одноверцами и самим собой, вплоть до образования новых согласий, толков и групп – как результат духовного выбора на основания чтения, осмысления и обсуждения прочитанного.

в) Особенности традиционного старообрядческого книгообращения включа ют: феномен доверительного пользования и хранения общинного фонда в рассея нии (по частным домам и т.п.);

затруднительность разграничения хранения и пользования книг при живом бытовании книг в общине и местности, общинной собственности на книги и их постоянном движении из семьи в семью.

г) Традиции самовоспроизводства культурных традиций, читателей и осо бенно воспроизводства фонда предполагают: творческую активность читателя книжника и начетчика, который сам копирует, редактирует (дополняет, изменяет и комментирует) тексты и книги, составляет из выписок и цитат и перекомпоно вывает рукописные сборники, создает целиком оригинальные произведения (бо гослужебные, богословские, полемические, фольклорные, литературные, публи цистические;

духовные стихи);

совпадение в общинных библиотеках мест хране ния и производства книг: рукописного (скриптории), реже печатного (типографии );

традицию создания многочисленных подпольных типографий (крестьянами и купцами в дореволюционный период);

традицию обязательного украшения книг, подобно всем пространствам старообрядческой жизнедеятельности.

4. В современном старообрядчестве наблюдаются две основные тенденции, соответственно отражающиеся на старообрядческих библиотеках. Ведущая – тен денция модернизации, проявляющаяся в:

а) индивидуализации старообрядческих книжных собраний, имевших прежде традиционно коллективный общинный характер, в руках просвещенных купцов и интеллектуалов – меценатов и коллекционеров, постепенно отходящих от ста рообрядческих традиций;

б) рационализации и институционализации старообрядческих общинных биб лиотек (вначале в центрах согласий и с сохранением коллективного общинного руководства), традиционно неформальных, совпадавших с территорией и жизне деятельностью общины, с рассеянным по домам книжным фондом;

в) утрате основной массы книжного фонда, особенно интенсивно в 60–90 гг.

XX в., в ходе интенсивных археографических экспедиций и "научной реквизи ции" книг у староверов и их потомков.

Наряду с модернизацией имеют место факты самосохранения общин и биб лиотек и отдельные проявления контрмодернизационой активности:

а) лучшее сохранение книжно-библиотечной культуры на периферии, в отли чие от центральных областей России, и вне России в эмиграции;

б) возвращение в староверие после советского перерыва значительного слоя потомков староверов на фоне объективной актуальности старообрядческого куль турно-педагогического потенциала в современном кризисном социуме.

5. В многовековой практике гонений на старообрядчество обе стороны нако пили огромный педагогический потенциал, выработали методики, обобщенные и сформулированные в настоящей диссертации: "искоренения Раскола", с одной стороны, и защиты традиционного образа жизни, с другой. Поскольку ста рообрядческое общество представляет собой общество-библиотеку (все члены которого одновременно и читатели, и библиотекари своих "опщих" книг), то и все воспитательные методики этого общества так или иначе связаны с книгами, чтением, цитированием, беседами о прочитанном. Центральная старообрядческая методика направлена на воспитание творческого читателя, не просто духовно, книжно и общекультурно грамотного, но и самостоятельно, независимо мысля щего, способного делать духовный жизненный выбор и сознательно отвечать за него.

Теоретическая значимость исследования состоит в восполнении лакуны в библиотековедении и в истории библиотек, в которых до сих пор отсутствовали описание и анализ феномена старообрядческой библиотеки.

В работе обосновано право старообрядческой библиотеки на существование именно в статусе Библиотеки. Несмотря на сильную специфику, Старообрядче ская Библиотека отвечает требованиям системного подхода к Библиотеке.

Таким образом, принятое в библиотековедении представление о библиотеке как системе обогащается новым содержанием, расширяется сфера применения системного подхода к библиотеке, с помощью которого:

– изучены библиотеки и библиотечные отношения архаического, немодерни зированного общества: с неотчужденными общественными отношениями, с неот чужденным управлением (высоким уровнем самоуправления и самоорганизации), сохраняющего архаичность при высоком уровне развития – продвинутый арха изм. В старообрядческом случае библиотеки также не отчуждены от общества, наблюдается совпадение библиотечных и общественных отношений: старообряд чество началось с книг, развило культуру книжников (начетчиков), – при уходе этих элементов из системы исчезает не старообрядческая библиотека, а само ста рообрядчество;

– показана возможность существования библиотек в обществах, основанных не только на письменно подкрепленных, но и на этно-вербальных общественных отношениях;

– выявлен феномен самоорганизующейся и самоуправляющейся библиотеки, основанной на активности читателей по самообслуживанию, самообеспечению, воспроизводству библиотечного фонда.

Также среди старообрядческих реалий обнаружено явление рукописных пуб ликаций, неизвестное современным библиотечным наукам, которое нуждается в дальнейшем теоретическом рассмотрении.

В исследовании показано, что старообрядческие библиотеки выполняют зна чительную общекультурную миссию по сохранению древнерусской культуры в первозданном, архаичном виде и поэтому нуждаются в системном сохранении вместе со всем укладом старообрядческой жизни.

Подходы современных ученых, направленные на сохранение старообрядче ской книжности в чистом виде, через изъятие книг у старообрядческих общин и их представителей, разрушают старообрядческое сообщество, стержнем которого являются Книга и взаимодействие Староверов-Читателей с ней и вокруг нее, – т.е. Старообрядческая Библиотека.

Практическая значимость исследования заключается в следующем:

1) Поставлен вопрос об определении юридического статуса старообрядческих общинных библиотек и именно в традиционных для них формах. Учитывая осо бенности старообрядческих библиотек, предложено восстановить и закрепить традиционную общинную собственность на книги, чтобы, наконец, защитить данный уникальный феномен от реквизиций по различным основаниям, размыва ния и обычного расхищения. Поставлен вопрос о возвращении изымаемых по крайней мере у преступников старообрядческих книг и икон именно старообряд цам, а не государственным хранилищам или РПЦ МП. Требуется исправить ситу ацию, когда основной библиотечный фонд старообрядчества, изъятый археогра фическими экспедициями у представителей общин в период гонений, изолирован от старообрядцев и их потомков. Перед научным сообществом поднят вопрос о необходимости вместо спасения отдельных книжных памятников от со хранивших и создавших их старообрядцев охранять старообрядческую культуру и библиотеки в целом, в живом и системном виде. Эта проблема уже становилась предметом бесед диссертанта с представителями археографического направления исследований, в результате дискуссий с которыми выявились принципиальные моменты разногласий.

2) Имея в виду уникальность феномена старообрядческой библиотеки в миро вом масштабе – народной этнически-самоорганизовавшейся библиотеки, сочета ющей в себе религиозность, народное самоуправление и книжно-письменный уровень культуры, – а также все возрастающий в мире интерес к феноменам тра диционных этнических культур, – предложено принять меры по его сохранению в максимально живом (не музейном) и традиционном виде. Для этого будет поле зен практический учет выявленных сильных и слабых мест старообрядческой библиотеки.

3) Исследование представляет интерес для общин староверов, стремящихся сохранить (или возродить) старообрядческую специфику в новых исторических условиях.

4) Материалы диссертации могут быть использованы при дальнейшей разра ботке вузовских курсов библиотековедения, книговедения, истории книги, исто рии отечественного библиотечного дела, педагогики детского чтения, теории управления библиотечно-информационной деятельностью, а также связанных с освещением народных традиций и культуры. В частности тема "Русская народная книжно-библиотечная культура" читалась диссертантом в рамках курса "Народ ная художественная культура" в 2007–2009 гг. для студентов Московского инсти тута (с 2009 г. – государственная академия) коммунального хозяйства и строи тельства, обучающихся по специальности "Социально-культурная деятельность".

Также описываемый опыт старообрядческого, т.е. русского этнического, воспита ния может найти широкое применение в развивающейся сегодня этнопедагогике.

5) Для работников научных библиотек и музеев, в которых собраны крупные старообрядческие фонды, материалы диссертации содержат рекомендации или обозначение проблем, связанных с надлежащим хранением, адекватной атрибу цией (как именно старообрядческих, а не, например, древнеписьменных) и аде кватного использования, в частности предоставления доступа к ним самим старо обрядцам, а возможно, и постановка вопроса о хотя бы частичном возвращении законным наследникам (как сегодня возвращаются общинам храмы, иконы, коло кола и другие реликвии).

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на конференциях:

– VII Международная юбилейная научно-практическая конференция «Ста рообрядчество: история, культура, современность» 22–24 февраля 2005 г., Музей истории и культуры старообрядчества, г. Москва–Боровск.

– Всероссийская научная конференция «Москва и Подмосковье: праздники и будни: XVII-XXI вв.» 29–30 марта 2005 г., ИРИ РАН, г. Москва.

– Всероссийская научная конференция «Материнство и детство в России.

XVIII-XXI вв.» 4–5 апреля 2006 г., ИРИ РАН, г. Москва.

– Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы детского и юношеского чтения и подготовка библиотечных специалистов» 21– марта 2007 г., МГУКИ, г. Москва.

– VIII Международная научная конференция «Старообрядчество: история, культура, современность» 13–15 ноября 2007 г, г. Москва.

– Международная научно-практическая конференция ученых МАДИ (ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ 17–18 янв. 2008 г., г. Москва.

– Вторая международная конференция «Педагогика детского чтения: история, теория, перспективы» 26–27 марта 2008 г., МГУКИ, г. Москва.

– Международная научно-практическая конференция ученых МАДИ (ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ 17–18 июня 2008 г., г. Москва.

– Международная научно-практическая конференция молодых ученых «Культурная политика в условиях модернизации российского общества» 20– ноября 2008 г., МГУКИ, г. Москва.

– Всероссийская научная конференция «Российские дети: здоровье, воспита ние и образование. XVII – начало XXI вв.» 25–26 ноября 2008 г., РГУ туризма и сервиса, ИРИ РАН, г. Москва.

– Международная научная конференция «Чтение – творческая деятельность:

научные концепции и практика» 14–15 октября 2010 г., МГУКИ, МГГУ им. М.А.

Шолохова, г. Москва.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использо ванной литературы (более 300 источников), двух приложений.

В первой главе "Старообрядческая библиотека как явление" решается во прос о научном библиотековедческом статусе старообрядческой библиотеки, ана лизируются ее положение в российском обществе, формы и особенности, репер туар чтения старообрядцев, соответствующий старообрядческой модели воспи тания.

В первом параграфе "Проблема статуса старообрядческой библиотеки в контексте изучения и искоренения староверия" обращается внимание на исто рические "гонительные" условия существования староверия, лишавшие реальные старообрядческие библиотеки библиотечного статуса и в конечном счете книж ного фонда.

Старейшая традиция отношения к старообрядцам – синодальной государствен ной церкви, выражающаяся в различных ограничительных мерах, включая посто янные конфискации книг и икон. Внешне противоположна позиция просвещен ного общества: "сектаторы спасли наши древности", из чего следовало, что все ста рообрядческое имущество принадлежит российскому обществу и культуре и долж но быть передано в государственные библиотеки и музеи. Согласно советскому за конодательству о культах, открытие библиотек и читален было прямо запрещено религиозным организациям. Синтезом всех предыдущих стала позиция учёных-ар хеографов, достигшая апогея в советский период: старообрядческая книжность – достояние отечественной науки, а у старообрядческих общин эти книги находятся только "в прочтении". Поэтому это достояние должно быть "спасено" (характер ный археографический термин) от рук его создателей и владельцев. Именно эта последняя позиция после десятилетий археографических экспедиций привела к ли шению староверов их основного книжного фонда.

Со своей стороны, старообрядцы отстаивали свои библиотеки, особенно ус пешно в дореволюционный период. В параграфе описаны подпольные библио теки наиболее радикального страннического согласия. Ещё более характерно было сокрытие запрещенного общинного имущества (моленных – помещений для собраний и чтений, книг, икон, церковной утвари) под видом охраняемой зако ном частной собственности, что обеспечивалось единством индивидуального и коллективного в сознании староверов.

Второй параграф "Старообрядческий библиотечный фонд и репертуар старообрядческого чтения" описывает систему старообрядческой книжности.

Приводятся книги популярные в старообрядческой среде всех направлений, затем круг чтения, свойственный каждому из направлений, согласий, толков и групп староверия (поскольку в отличие от церковной пирамиды РПЦ МП, старообряд чество имеет сложную этноподобную организационную структуру). Характеризу ется приблизительный состав личной библиотеки старообрядческого начетчика.

Делаются выводы о структуре старообрядческого библиотечного фонда с ядрыш ком, ядром и дальнейшими концентрическими кругами, о его воспитательном воздействии на староверов, обусловленном спецификой сознания и психологии старообрядца.

Третий параграф "Статус старообрядческой библиотеки: библиотеко ведческий подход" посвящен решению вопроса о статусе старообрядческих книжных собраний с точки зрения их соответствия представлениям о библиотеке в библиотековедческих теориях.

В параграфе выявляется, что необходимые для библиотеки признаки в ста рообрядческом случае, безусловно, присутствуют, но проявляются специфически.

Старообрядческие библиотеки никогда не входили в систему государственных и по большей части рассматривались как нелегальные;

лишь в редких случаях являлись и являются учреждениями, имея при этом ярко выраженный общинный характер кни гопользования. Главным субъектом библиотечной деятельности, коллективным библиотекарем, читателем и др. выступает община как единое целое. Проблема тично найти в традиционной старообрядческой общинной библиотеке МТБ в виде специального здания, помещения. При этом существовали оригинальные и эффек тивные правила конспиративного хранения и сбережения фонда. Своеобразен и об щинный порядок книгопользования, например, передача книг в "пожизненное про чтение". Отличием от привычной нормы является то, что место скопления старооб рядческих книг – это одновременно и место их тиражирования, в первую очередь, рукописного (скриптории). Целью работы старообрядческой библиотеки не может быть "потребление информации", максимально быстрое исполнение заказов и запросов и т.п. социальные функции. Старообрядческие книги и их собрания имеют совсем иные цели: спасение души от смерти во грехах, веры и церкви Христовой от порчи и искажений, поддержание праведной церковной жизни и общинных связей.

Старообрядческий пример показывает, что даже классификация и соответствующая ей расстановка книг не является неотъемлемой чертой библиотеки и библиотечного фонда. Особенно наглядно это видно в случае фонда, рассредоточенного по рукам членов общины и составляющего, несмотря на это, единую общинную библиотеку.

Вторая глава "Исторические традиции старообрядческих библиотек" по священа традициям функционирования старообрядческой библиотеки в области народной грамотности, характера чтения, книгообращения и воспроизводства фонда.

В первом параграфе "Традиция старообрядческой грамотности" характе ризуется поголовная старообрядческая грамотность и ее функционирование на фоне в целом не умеющего читать и писать народа в дореволюционной России.

Приобщение к книге при воспитании подрастающего поколения имело принци пиальный характер ретрансляции старообрядческой культуры. Историческая тра диция грамотности раскрывается в целой системе традиций: уникальной по масштабу и характеру традиции старообрядческой книжности;

традиции грамо теев-начетчиков – "профессиональных читателей" и реальных руководителей ста рообрядческим чтением;

традиции широкой женской грамотности, не дававшей при этом эффекта эмансипации от семьи;

традиции сохранения народных обыча ев, в том числе обычаев русского народного самоуправления.

Во втором параграфе "Традиции старообрядческого чтения" раскрываются отличия чтения староверов от современного "потребления информации". Ста рообрядческое чтение разделяется на богослужебное и небогослужебное;

имеет нелинейный циклический характер периодического возвращения к одним и тем же книгам;

является углубленным духовным, а не экстенсивным потребитель ским;

сопровождается высокой книжной культурой и строгими правилами об ращения с книгой, воспринимаемой как святыня, подобно иконе и в паре с ней.

Выявляется опыт коллективного чтения староверов. Исследуются традиции руко водства чтением, роль книг в развитии и усложнении структуры старообрядче ства и самая замечательная традиция "бесед от Писания" – любимых народных споров и бесед о вере, включая публичные диспуты с миссионерами господству ющей церкви, с приглашением начетчиков-"профессионалов" и с привлечением большого количества книг, книжных цитат и выписок.

В третьем параграфе "Особенности традиционного старообрядческого книгообращения" показаны традиции функционирования общинной библиотеки с доверительным хранением книг у членов общинного коллектива, обеспечением единства фонда в рассеянии, отсутствием финансовых и других материальных проблем обеспечения библиотек, выдачей книг (если нужно) в пожизненное про чтение, традициями круговой общинной конспирации и спасения фонда от кон фискаций.

В итоге МТБ старообрядческой библиотеки реально оказывается вся террито рия проживания общины, а не конкретное здание или помещение. Община чита телей, как главный субъект библиотечной деятельности староверов, принципи ально отличается от современного атомизированного множества читателей.

В четвертом параграфе "Традиции воспроизводства фонда" исследуется старообрядческая читательская активность. Характерны копирование книг старо вером-читателем, редактирование текста при копировании, записи на полях, включая комментарии, дописывание книги, составление сборников произведений и перекомпоновка уже составленных, постоянное цитирование и выписки из книг (вплоть до целых тетрадей выписок), наконец, собственные сочинения старове ров на актуальные для них темы. Всё это – фольклорный принцип, примененной к письменной культуре, преемственный переход от устной к письменной комму никации.

Старообрядческие библиотеки-местности были местом не только собирания и хранения древлеписьменных и старопечатных книг, не только книгообращения и богослужений как чтений, но и – местом книговоспроизводства. Старообрядче ские районы известны как скриптории – территории массового переписывания старых книг и создания новых как профессиональными изографами, так и про стыми верующими (включая даже детей). Также характерно подпольное книгопе чатание необходимых старообрядцу книг, осуществляемое часто простыми кре стьянами в погребе или на огороде. Печаталась богослужебная, житийная, учи тельная и апокрифическая литература, в соответствии с духовными потребно стями местных старообрядцев. Все издания отличали аккуратность и грамот ность.

Наконец, для староверия характерна традиция богатого и разнообразного украшения пространства храмов, жилищ и книг, обычно с единством орнаментов.

Такое украшение, физиологический смысл которого объясняет сегодня видеоэко логия, служило сакрализации пространства и предметов.

В третьей главе "Старообрядческие библиотеки в Новейшее время (сер.

XIX – нач. XXI вв.)" рассматриваются этапы и формы проникновения модерни зационных тенденций в систему старообрядческих библиотечных отношений.

В первом параграфе "Модернизация, Просвещение и Социальная револю ция для старообрядческих общин и библиотек (с сер. XIX в.)" отмечается, что в Новейшее время, примерно с середины XIX в. (эпоха "Великих реформ") и осо бенно масштабно в "золотом веке старообрядчества" (после либерализации цар ского режима в 1905 г. и до прихода к власти большевиков) происходила общая секуляризация сознания наиболее продвинутой части староверов. В библиотеч ной сфере это проявилось в тенденциях индивидуализации и институционализа ции старообрядческих книжных собраний, имевших прежде традиционно коллек тивный общинный характер. Во-первых, появилась характерная фигура про свещенного купца-старовера, мецената и собирателя огромных коллекций ста рообрядческих книг, выводимых таким образом из сферы живого бытования в об щинах. Во-вторых, у старообрядцев в центрах согласий стали развиваться неха рактерные для них ранее "отчужденные" библиотечные отношения.

Во втором параграфе "Судьба старообрядческих библиотек в период ак тивных археографических исследований (1960 – 1990-е гг.)" раскрывается суще ственная причина потери старообрядческими общинами и семьями староверов и их наследников подавляющей части своего библиотечного фонда в 60–90 гг. XX в. – в период относительно безопасного существования по сравнению с предше ствующей репрессивной эпохой – в ходе интенсивных археографических экспе диций. "Научная реквизиция" старообрядческих книг представляет собой по сво ему масштабу такой же беспрецедентный феномен нашей истории, как и сама не объятная старообрядческая книжность.

В третьем параграфе "Старообрядческие библиотеки в "постсовремен ный" период" показано, что в настоящее время происходит явное угасание ста рообрядчества как традиционной культуры, сопровождаемое параллельной раци онализацией старообрядческих библиотек. Так, знаменитое Рогожское книгохра нилище (г. Москва) в настоящее время не является значимым организующим цен тром общины Покровского собора, имеет в основном музейный и научный харак тер. Все функционирование библиотеки в настоящее время определяется не об щиной, а "вертикалью власти" согласия. С другой стороны, современный опыт той же общины Покровского собора является иллюстрацией того, что без тради ционных книг и традиционных библиотечных отношений старообрядческие об щины становятся формальными, распадаются, им оказывается нечего делать со обща.

Рубежом, до которого старообрядчество в целом сохраняло традиционную книжно-библиотечную культуру, по крайней мере, на селе, в местах компактного проживания (Гуслицы, Боровск и др.) выступает конец 70-х гг. прошлого века. С конца 70-х гг. XX в. по начало 90-х со смертью последних начетчиков и грамот ных уставщиц происходит ускоренное исчезновение книжного староверия и об щин как таковых.

Сегодня в староверие возвращается значительный слой потомков староверов.

В итоге основными тенденциями современного старообрядчества являются борь ба с переменным успехом модернизации и контрмодернизации, в том числе в сфере библиотечных отношений. У центральных групп российского староверия произошедшая модернизация культуры наблюдается в наибольшей степени, на периферии, например у часовенных Восточной Сибири, – в наименьшей. Харак терно, что старообрядческая книжно-библиотечная культура в условиях эмигра ции сохраняется заметно лучше, чем в России.

В Заключении обобщаются результаты исследования, подтверждающие, что к старообрядческим взаимоотношениям с книгами, несмотря на выраженное своеобразие, правомерно по критериям системного подхода к библиотеке приме нять понятие Старообрядческая Библиотека. При этом следует учитывать ста рообрядческую специфику, обусловленную преемственным, эволюционным пере ходом старообрядчества от устной, фольклорной к книжно-письменной стадии развития культуры.

Для Старообрядческой Библиотеки как явления характерны: небольшие размеры общинных фондов, стопроцентное освоение содержания этих фондов староверами;

активный, творческий характер читателей, организованных в чита тельские общины;

коллективные чтение и беседы о прочитанном;

неотчуждение воспроизводства фонда от библиотеки и читателя от автора книги, неотчуждение библиотекарей от читателей, общинный характер книгопользования, владения и управления библиотекой;

совпадение МТБ библиотеки с территорией общины;

отсутствие второго контура;

выраженность воспитательной функции старообряд ческой библиотеки и руководства чтением, наличие "профессионального читателя" – начетчика, доминирование этического, а не информационного аспекта чтения;

личностное отношение читателя к книге как к субъекту взаимоотношений, са кральное отношение к книгам и их единство с иконами в сознании староверов;

длительные конспиративные условия чтения и библиотечной деятельности.

Старообрядческая библиотека подобна личной (или семейной) библиотеке, но отличается от нее общинным масштабом. Функции библиотекаря в ней выпол няют сами читатели, но управляют они при этом не своим частным, а общим, об щинным библиотечным фондом и столь же общинной МТБ.

При изучении форм и методов ликвидации старообрядческих общин и биб лиотек в разные исторические периоды выявлена разная степень эффективности применявшихся методик, используемых и в настоящее время для принудитель ной модернизации традиционных обществ. Изучение судьбы старообрядческого библиотечного феномена имеет обоюдостороннее значение – как для модерниза торов, так и для защитников традиционной культуры.

Результаты исследования отражены в 17 публикациях, в том числе:

– в журналах, входящих в перечень рецензируемых изданий, рекомендован ных Высшей аттестационной комиссией России:

1. Кирсанова С.А. Формы и особенности старообрядческих библиотек / С.А.

Кирсанова // Вестник МГУКИ. – 2007. – №6 (20), ноябрь-декабрь. – С.245-248.

2. Кирсанова С.А. Старообрядчество – религия Книги / С.А. Кирсанова // Препо давание истории в школе. – 2008. – № 4: Спецвыпуск. – С.66-69.

3. Кирсанова С.А. Системно-синергетический подход к изучению старообрядче ской библиотеки / С.А. Кирсанова // Вестник МГУКИ. – 2008. – № 4 (25), июль-август. – С.124-127.

4. Кирсанова С.А. Старообрядческая библиотека как система / С.А. Кирсанова // Вестник МГУКИ. – 2009. – № 2 (28), март-апрель. – С. 203-206.

– в отдельных изданиях:

5. Кирсанова С.А. Традиционная старообрядческая библиотека: самоорганиза ция или модернизация: Монография / С.А. Кирсанова;

науч. ред. Е.О. Мат веева. – М.: МГУКИ, 2010. – 260 с.

– в других изданиях:

6. Кирсанов А.Н. Феномен народной библиотеки (на примере старообрядческой книжности московского региона) / А.Н. Кирсанов, С.А. Кирсанова // Москва и Подмосковье: праздники и будни: Всерос. науч. конф.: Сб. науч. ст. – М.:

МГОУ, 2005. – С.331-348. (Диссертанту принадлежит 80% текста) 7. Кирсанов А.Н. Проблема методологии изучения старообрядчества / А.Н. Кир санов, С.А. Кирсанова // Старообрядчество: история, культура, современность:

Мат-лы VII межд. юбилейной науч.-практ. конф.: В 2 т. – М.: Музей истории и культуры старообрядчества, 2005. – Т. 2. – С.54-61. (Диссертанту при надлежит 50% текста) 8. Кирсанова С.А. Новые данные для руководства чтением детей (культурологи ческая и педагогическая интерпретация открытий В.Б. Слёзина) / С.А. Кирса нова // Гуманитарные и социально-экономические науки: Сб. науч. ст. – М.:

Экслибрис-Пресс, 2006. – С.53-64.

9. Кирсанова С.А. Старообрядческий опыт воспитания творческого читателя / С.А. Кирсанова // Актуальные проблемы детского и юношеского чтения и под готовка библиотечных специалистов: Мат-лы межд. науч.-практ. конф., 21- марта 2007, г. Москва. – М.: МГУКИ, 2007. – С.59-63.

10. Кирсанова С.А. Роль полевой археографии в судьбе старообрядческих библио тек / С.А. Кирсанова // Гуманитарные и социально-экономические науки в но вом тысячелетии: Сб. науч. тр. – М.: Экслибрис-Пресс, 2007. – С.72-83.

11. Кирсанова С.А. Подпольная библиотека: старообрядческая библиотечная дея тельность в условиях гонений / С.А. Кирсанова // Научные труды межд. науч. практ. конф. ученых МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 17-18 янв. 2008 г. Т.

3: История. Философия. – М.-Луганск: Изд-во МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 2008. – С.42-48.

12. Кирсанова С.А. К вопросу о современном состоянии старообрядческих биб лиотек / С.А. Кирсанова // Научные труды межд. науч.-практ. конф. ученых МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 17-18 янв. 2008 г. Т. 3: История. Филосо фия. – М.-Луганск: Изд-во МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 2008. – С.85 91.

13. Кирсанова С.А. Особенности старообрядческого чтения / С.А. Кирсанова // Научные труды межд. науч.-практ. конф. ученых МАДИ(ГТУ), РГАУ-МСХА, ЛНАУ, 17-18 янв. 2008 г. Т. 4: Педагогика и методика. – М.-Луганск: Изд-во МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 2008. – С.49-55.

14. Кирсанова С.А. Проблемы изучения старообрядческих библиотек: подходы и источники / С.А. Кирсанова // Научные труды межд. науч.-практ. конф. уче ных МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 17-18 июня 2008 г. Т. 3: История и философия. – М.-Луганск: Изд-во МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 2008. – С.65-73.

15. Кирсанова С.А. Старообрядческий тип чтения в контексте общественного про гресса / С.А. Кирсанова // Научные труды межд. науч.-практ. конф. ученых МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 17-18 июня 2008 г. Т. 4: Педагогика и методика. – М.-Луганск: Изд-во МАДИ(ГТУ), РГАУ–МСХА, ЛНАУ, 2008. – С.106-113.

16. Кирсанова С.А. Детское чтение как непотребление информации / С.А. Кирса нова // Библиотечное дело – 2008: библиотеки и профессиональное обра зование в информационном обществе: Сб. ст. по мат-лам тринадцатой межд.

науч. конф.: Ч.II. – М.: МГУКИ, 2008. – С.87-90.

17. Кирсанова С.А. Старообрядческие библиотеки в "постсовременный" период / С.А. Кирсанова // Книга и чтение в начале третьего тысячелетия: Сб. науч. ст.

– М.: МГУКИ, 2009. – С.23-33.

Подписано в печать 22.04.2011 г.

Объем 1,5 п.л. Тираж 100 экз.

Заказ №. Ротапринт МГУКИ.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.