авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Геоэкологические аспекты природопользования в полупустынном саратовском приузенье

На правах рукописи

Пичугина Наталья Валентиновна ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В ПОЛУПУСТЫННОМ САРАТОВСКОМ ПРИУЗЕНЬЕ Специальность: 25.00.36 – Геоэкология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук

Астрахань – 2012

Работа выполнена на кафедре физической географии и ландшафтной экологии географического факультета ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского» доктор географических наук, доцент

Научный консультант:

Макаров Владимир Зиновьевич доктор географических наук

Официальные оппоненты:

Левыкин Сергей Вячеславович кандидат географических наук, доцент Анисимов Валерий Иванович Государственное научное учреждение

Ведущая организация:

«Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Юго-Востока» Российской академии сельскохозяйственных наук

Защита состоится «29» февраля 2012 года в 1400 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.04 при Астраханском государственном университете по адресу: 414000, г. Астрахань, пл. Шаумяна, 1. ауд. 101.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Астраханского государственного университета Текст автореферата диссертации размещен на официальном сайте Астраханского государственного университета: http://www.aspu.ru

Автореферат разослан «28» января 2012 г.

Отзыв на автореферат в двух экземплярах, заверенных печатью учреждения, просим направлять по адресу: 414000, г. Астрахань, пл. Шаумяна, 1, АГУ.

Ученому секретарю диссертационного совета ДМ 212.009.04.

Факс 8(8512) 44-02- E-mail: miolin76@mail.ru

Ученый секретарь диссертационного совета, М.М. Иолин кандидат географических наук, доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Саратовская область уникальна своим расположением в трех ландшафтных зонах: лесостепной, степной и полупустынной, причем более трех четвертей её территории представляет степь. На крайнем юго-востоке Саратовская об ласть своеобразным клином вторгается в Прикаспийскую полупустыню, гранича с Ка захстаном. Диссертационная работа посвящена проблемам природопользования в са ратовской полупустыне (а это 4% территории региона), точнее той её части, которая прилегает к долинам Большого и Малого Узеней в Александрово-Гайском и Ново узенском административных районах.

Полупустынные ландшафты Северного Прикаспия, согласно А.Г. Исаченко (1991), относятся к малоблагоприятным ландшафтам со значительным дефицитом влаги и низким экологическим потенциалом. Изучением саратовской полупустыни занимались географы (Философов, 1949;

Доскач, 1954, 1979;

Тереножкин, 1966;

Ла рин, 1969;

Николаев, Копыл, 1984, 1999;

Алексеевская, Будигина, Пестряков, 1975 и др.), учёные Саратовского аграрного университета (Туктаров, Мосиенко, Косолапов и др., 1997), сотрудники НИИ сельского хозяйства Юго-Востока РАСХН (Зубарев и др., 2000;

Шабаев и др., 2007 и др.). Следует отметить, что выполненные работы, как правило, имели специализированный характер, например: «Научно обоснованные системы земледелия…», 1982;

«Причины ухудшения мелиоративного состояния Малоузенской системы…», 1999;

«Рациональное использование естественных паст бищ…», 2000 и др. Комплексного анализа структуры землепользования в саратовской полупустыне, истории освоения края, определения возможных вариантов оптимиза ции природопользования на основе концепции устойчивого развития до сих пор не предпринималось. В связи с этим возрастает необходимость оценки естественного по тенциала полупустынных ландшафтов во всем их природном и антропогенном много образии, так как подобный подход дает возможность для выработки рекомендаций по оптимизации структуры природопользования.

Целью диссертационной работы является разработка геоэкологически обосно ванных рекомендаций по оптимизации структуры природопользования в полупус тынном Саратовском Приузенье согласно природному потенциалу ландшафтов и с учетом сложившейся практики земледелия.

Основные задачи диссертации:

оценить специфику природных условий саратовской полупустыни;

исследовать морфологию ландшафтного покрова полупустынного Саратов ского Приузенья на уровне типов фаций и групп урочищ с целью создания ландшафт но-типологической карты и карты индивидуального ландшафтного районирования;

рассмотреть современную структуру природопользования и провести ее ана лиз на соответствие природному потенциалу изучаемой территории;

выявить ареалы с геоэкологически неблагоприятными процессами и явления ми, обусловленными нерациональным природопользованием;

разработать рекомендации по геоэкологически обоснованной оптимизации структуры природопользования в полупустынном Саратовском Приузенье.

Объект исследования: природные и природно-антропогенные геосистемы по лупустынного Саратовского Приузенья.

Предмет исследования: структура ландшафтного покрова и природно ресурсный потенциал (ПРП) территории саратовской полупустыни, пути оптимизации природопользования сообразно характеру ПРП и ландшафтному устройству.

Методы исследования: анализ вертикальной и горизонтальной структур ландшафтного покрова с использованием маршрутного и полустационарного спосо бов организации полевых работ;



историко-географический анализ;

геоинформацион ное картографирование с применением пакета Mapinfo 8.5 и данных дистанционного зондирования;

различные методы из так называемых «компонентных» наук: геобота ники, почвоведения, климатологии, геоморфологии.

Фактический материал, ставший основой диссертационной работы, включает архивные изыскания, различные опубликованные источники, фондовые материалы лабораторий геоинформатики и тематического картографирования, урбоэкологии и регионального анализа СГУ, многолетние полевые исследования автора, как в составе экспедиций и исследовательских групп, так и личные наблюдения на ключевых участ ках с 1990-го по 2010-й год.

Теоретической и методологической основой диссертации стали работы оте чественных ландшафтоведов, теоретиков географии и геоэкологии Д.Л. Арманда, А.Г. Исаченко, В.Б. Сочавы, Ф.Н. Милькова, В.А. Николаева, Н.С. Касимова, К.Н. Дьяконова, В.С. Преображенского, А.А. Чибилева и др.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Использование ландшафтного и геоэкологического подходов позволяет де тально и комплексно оценить структуру и своеобразие ландшафтного покрова терри тории полупустынного Саратовского Приузенья, что является ключом к поиску вари антов экономически оптимального и экологически сбалансированного природополь зования в регионе.

2. Современные геоэкологические проблемы саратовской полупустыни обу словлены нерациональным природопользованием, прежде всего перераспашкой зе мель. В сельскохозяйственном производстве необходима смена преимущественно растениеводческого направления на животноводческое направление с кормопроиз водством в лиманах и ограниченным растениеводством в падинах.

3. Оптимизация управления природопользованием должна опираться на знания о природно-ресурсном потенциале каждого типа и вида геосистем.

Научная новизна.

1. Впервые выполнено средне- и крупномасштабное картографирование ланд шафтного покрова полупустынного Саратовского Приузенья и определена его морфо логическая структура на уровне типов фаций и групп урочищ с использованием мар шрутных и полустационарных наблюдений, а также космических снимков высокого и сверхвысокого разрешения. Созданные автором детальные ландшафтные карты явля ются основой для построения серии прикладных геоэкологических карт.

2. Сделана историческая реконструкция структуры природопользования в Сара товском полупустынном Заволжье в период развития очагового земледелия в начале XX века и во время масштабной распашки земель во второй половине прошлого века;

определена структура землепользования, сложившаяся к середине 90-х годов прошло го века в полупустынной зоне Саратовского Приузенья.

3. На основе историко-ландшафтного и ландшафтно-агроэкологического анали зов предложены ландшафтно-адаптированные рекомендации по оптимизации струк туры природопользования в саратовской полупустыне, учитывающие природный по тенциал ландшафтов и сложившуюся систему хозяйственного использования терри тории.

Практическое значение работы заключается в создании наиболее адекватной природному потенциалу ландшафтов модели землепользования в северной полупус тыне Саратовской области. На основе детального ландшафтно-экологического анализа выявлен агроэкологический потенциал Саратовского Приузенья. Предложены меро приятия по оптимизации природопользования.

Материалы диссертации внедрены в работу ряда природоохранных служб и ве домств Саратовской области:

почвенная карта, карта ландшафтного районирования и полевые материалы были использованы при создании схем территориального планирования по Александ рово-Гайскому и Новоузенскому районам Саратовской области;

материалы полевых исследований и информация о ландшафтной структуре и биоразнообразии были учтены при выявлении и инвентаризации особо охраняемых природных территорий в Александрово-Гайском и Новоузенском районах;

методика крупномасштабного ландшафтного картографирования с примене нием геоинформационных технологий используется автором при чтении спецкурса «Ландшафтное картографирование» на географическом факультете СГУ при подго товке географов и природопользователей.

Публикации и апробация работы.

По теме диссертации автором лично и в соавторстве опубликовано 23 работы, в том числе 4 - в изданиях, рекомендованных ВАК.

Основные положения и результаты диссертационной работы были представле ны на конференциях: Международная научная конференция «География и региональ ная политика» (Смоленск - Санкт-Петербург – Москва, 1997);

Международный сим позиум «Степи Евразии» (Оренбург, 1997);

Межведомственная научная конференция «Геоэкологические науки-99» (Саратов, 1999);

III международный симпозиум «Степи Северной Евразии. Эталонные степные ландшафты: проблемы охраны, экологической реставрации и использования» (Оренбург, 2003);

Международное совещание «Биоре сурсы и биоразнообразие экосистем Поволжья: прошлое, настоящее, будущее» (Сара тов, 2005);

XI международная ландшафтная конференция «Ландшафтоведение: тео рия, методы, региональные исследования, практика» (Москва, 2006);

Международная школа-семинар молодых ученых «Природная и антропогенная динамика степных эко систем и подходы к охране природы в меняющихся условиях среды» (Биостанция ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН в селе Дьяковка, 2008);

Всероссийская молодежная выставка-конкурс прикладных исследований, изобретений и инноваций (Саратов, 2009);

II международная научно-практическая конференция «Основы рационального природопользования» (Саратов, 2009).

Личный вклад автора заключается в сборе и обобщении разнообразных опуб ликованных источников, фондовых и архивных данных, полевых материалов;

в пла нировании и проведении полевых работ;

в создании цифровых тематических карт, в разработке рекомендаций по оптимизации природопользования в полупустынном Приузенье Саратовской области с учетом природного потенциала территории. Вклад автора в выполнение работы составляет более 80%.

Благодарности. Автор выражает искреннюю признательность и благодарность:

научному руководителю, заведующему кафедрой физической географии и ландшафтной экологии географического факультета СГУ имени Н.Г. Чернышевского д.г.н. В.З. Макарову за постоянную поддержку и помощь при подготовке диссертации;

сотрудникам Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова: д.г.н., профессору В.А. Николаеву и к.г.н. И.В. Копыл за помощь и консультации во время совместных многолетних полевых и камеральных работ по изучению полупустынных ландшафтов Северного Прикаспия;

сотрудникам лаборатории проблем фиторазнообразия Института экологии Волжского бассейна (ИЭВБ) РАН в г. Тольятти за консультации по флоре полупус тынных ландшафтов;

коллективам научно-образовательного внедренческого центра геоинформаци онных технологий (НОВЦ «ГИС-Центр») и лаборатории урбоэкологии и региональ ного анализа СГУ за помощь в проведении полевых и камеральных работ;

сотрудникам географического факультета СГУ: д.с.-х.н. С.И. Пряхиной, к.с. х.н., доценту М.Ю. Васильевой, старшему преподавателю Т.В. Горбовской.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех разде лов, заключения и приложений. Общий объем работы составляет 137 страниц маши нописного текста. Работа проиллюстрирована 12 таблицами, 3 рисунками и 25 прило жениями, из которых 16 - карты. Список использованной литературы включает наименований.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи, указываются методы и исходные материалы, на основании которых на писана диссертация;

дается структура работы;

отмечается область ее практического использования.

В первом разделе «Информационная основа работы и методика исследова ния» указаны источники, которые послужили основой для написания диссертации, а также методы, используемые в полевых и камеральных условиях.

При изучении компонентной и морфологической структуры природных ком плексов саратовской полупустыни был использован широкий спектр источников, в который вошли: монографии;

научные статьи в сборниках и периодических изданиях;

картографический блок, включающий топографические и тематические карты и схе мы;

космические снимки, а также фондовые и полевые (1990-2010 гг.) материалы.

Для сбора полевых данных использовались маршрутные наблюдения во всех исследуемых ландшафтах и работа на ключевых участках, в том числе с проведением инструментальной съемки рельефа и фациальной структуры площадки с трехчленным пустынно-степным комплексом в пределах Узенско-Большелиманского ландшафта.

При изучении структуры природопользования привлекались монографии и на учные публикации в сборниках и периодических изданиях, фондовые материалы ар хива Александрово-Гайского района и лаборатории урбоэкологии и регионального анализа СГУ, карты землепользования за разные годы (1960, 1969 годы), а также мультиспектральные космические снимки высокого и сверхвысокого разрешения (1997, 2008, 2010 годы), статистические данные.

Камеральная обработка и анализ собранного материала проходил с применени ем геоинформационных технологий, программное и методическое обеспечение кото рых формировалось на базе научно-образовательного внедренческого центра геоин формационных технологий СГУ, лаборатории геоинформатики и тематического кар тографирования, лаборатории урбоэкологии и регионального анализа географического факультета СГУ.

Во втором разделе «Общая физико-географическая характеристика полупус тынного Саратовского Приузенья» рассматривается специфика природных условий, определяющих особенности природно-ресурсного потенциала полупустынной зоны Саратовской области.

Приузенская равнина с полупустынными ландшафтами находится на юге Сара товского Заволжья (прил. 1), в северной части Прикаспийской низменности, на грани це с южными увалами Низкой Сыртовой равнины. Западный рубеж рассматриваемой территории подчеркивается долиной реки Малый Узень, северо-восточный – рекой Дюра, а юго-восточный – рекой Большой Узень. Абсолютные высоты на Приузенской равнине достигают 15-40 м над у.м., в долине Большого Узеня – около 10 м.

Особенности тектоники и рельефа. Рассматриваемый район находится в пре делах Северо-Каспийского мегапрогиба Прикаспийской синеклизы. С северо-запада на юго-восток прогиб разбит глубинными Узенскими разломами, идущими почти па раллельно друг другу на расстоянии 25-30 км. К ним приурочены современные доли ны Большого и Малого Узеней в их среднем и нижнем течении. Между Узенскими разломами находится Новоузенский грабен.

Долина реки Большой Узень и Узенско-Дюринская равнина приурочены к Большеузенской зоне опусканий (Востряков, 1967) или Большеузенской переходной зоне («склону») от Малоузенского поднятия к Чижинской депрессии (Мещеряков и др., 1954;

Востряков, 1967). На территорию Саратовской области заходит западная ок раина Чижинско-Балыктинского понижения, которое в современном рельефе соответ ствует Большелиманской низине (или Большому Лиману) (Доскач, 1954;

Доскач, 1979).

В пределах Прикаспийской синеклизы существуют локальные новейшие струк турные формы, часто обусловленные проявлением соляно-купольной тектоники (Вос тряков, 1967);

при этом, наиболее активный рост соляных куполов характерен синкли нальным полосам (Доскач, 1954;

Буяновский и др., 1956), например, Большеузенской зоне опусканий (Мещеряков и др., 1954). Большая часть соляных куполов Прикаспия находится глубоко под землей, а на поверхности они не заметны или проявляются в виде невысоких бугров (Буяновский и др., 1956).

В течение четвертичного периода Северный Прикаспий неоднократно испыты вал трансгрессии Каспийского моря, в том числе бакинскую, хазарскую и хвалынскую (позднеплейстоценовую).

Для Приузенской равнины характерно развитие микро- и мезорельефа (Фило софов, 1949). Западины представляют собой неглубокие понижения различного гене зиса с диаметром от 1 до 30 м. Они чередуются с небольшими микроповышениями, которые всего на 25-50 см возвышаются над ними. Мезорельеф представлен падинами и лиманами. Около 48% территории приходится на долины рек.

Климатические условия Приузенской равнины отличаются резко континентальным характером с годовым количеством осадков 325-355 мм при вели чине испаряемости более 900 мм и с суммой температур воздуха выше плюс 100С рав ной 3200-33000 C.

Среднегодовая сумма осадков за период с 1980 по 2003 годы характеризовалась колебаниями по годам от 185 мм до 499 мм (Васильева, Пичугина, 2010). Годы с ув лажнением менее 300 мм имели повторяемость 27%, а годы с суммой осадков более 400 мм – 17%. Из годовой суммы осадков только 25% выпадало с мая по июль, когда испаряемость превышала осадки более чем в 3 раза. В зимние месяцы территория по лупустынного Приузенья получает менее 100 мм.

Гидротермический режим вегетационных периодов (май-сентябрь) с 1980 по 2003 годы по метеостанции Александров Гай был контрастным. Один год можно ха рактеризовать как достаточно увлажненный (ГТК1,0);

4 года - как засушливые (0,6ГТК 0,8);

12 лет- как очень засушливые, типичные для засушливой и очень за сушливой степи (0,4 ГТК0,6) и 7 лет как сухие жаркие, присущие зоне полупусты ни (ГТК0,4) (Васильева, Пичугина, 2010). Межгодовая изменчивость ГТК вегетаци онного периода составляет 45%. Гидротермический коэффициент, равный 0,5, Г.Т. Селянинов считал предельным значением для развития земледелия без орошения (Селянинов, 1928). На исследуемой территории повторяемость таких лет с засушли выми условиями составляет 67%. В целом, полупустынные ландшафты Саратовской области, относятся к ареалу с низкой биоклиматической продуктивностью (БКП не превышает 1,1 и 1,2) (Пряхина и др., 2001).





Особое внимание в работе уделено рассмотрению почвенного покрова, который, наряду с климатическими условиями, является лимитирующим фактором для земле дельческого освоения территории. На исследуемой территории господствуют светло каштановые почвы, образующие двучленные и трехчленные комплексы с солонцами и лугово-каштановыми почвами (прил. 2). В лиманах развиты луговые и лугово лиманные почвы, в западинах и падинах – лугово-каштановые почвы. В целом следует отметить, что:

1) трехчленные почвенные комплексы занимают 41,1% от площади рассматри ваемой территории;

2) двухчленные почвенные комплексы охватывают 20,5% площади;

3) комплексы с участием солонцов 50% и более распространены на 31,2% тер ритории.

Согласно А.О. Тарасову (1971), источниками флоры для Прикаспийской низ менности после спада вод нижнехвалынского моря служили степи и пустыни Север ного Казахстана, Приволжской возвышенности и Сыртовой равнины. Приузенская равнина характеризуется распространением полупустынного типа растительности (Келлер и др., 1936), в котором степные дерновинные злаки сочетаются с полукустар ничками и весенне-эфемерной растительностью. Здесь складываются условия для раз вития низших растений (сине-зеленых водорослей, лишайников и мхов), находящихся на поверхности почвы в виде налетов, корочек или карликовых кустиков (Келлер и др., 1936).

Наличие микрокомплексной дифференциации ландшафтного покрова в преде лах исследуемой территории приводит к сочетанию различных типов растительности в двучленных и трехчленных почвенно-растительных комплексах. Например, микро повышения с солонцами осваивают чернополынные ассоциации, плоские и слабона клонные поверхности равнин («микросклоны») со светло-каштановыми почвами за нимают сизотипчаково-белополынные и сизотипчаково-ромашниково-белополынные сообщества, а западины с лугово-каштановыми почвами характеризует разнотравно злаковая растительность, в том числе с зарослями степных кустарников (спирея, бо бовник).

В области распространения полупустынного типа растительности существовало «мелкое островное сухое земледелие» и незначительные площади лиманного ороше ния;

именно в полупустынных условиях происходил переход от сплошного земледе лия к мелкоконтурному (Келлер и др., 1936).

При подготовке диссертации на основе публикаций биологов, прежде всего, Саратовского университета был составлен список биоты полупустынного Саратовско го Приузенья. При формировании списка флоры использовались работы: «Конспект флоры Саратовской области» (в 4-х частях), 1977-1983 гг.;

«Флора Саратовской облас ти» (в 8 частях), 1986-1991 гг.;

«Конспект флоры Саратовской области», 2008 и др. Для создания списка фауны саратовской полупустыни привлекались публикации: «Жи вотный мир Саратовской области» (Кн. 1, 3, 4), 2002-2005 гг.;

«Птицы севера Нижнего Поволжья» (1-4 части), 2005-2009 гг. и др. Были учтены также виды, вошедшие в Красные книги Саратовской области (2006) и Российской Федерации («Красная книга РСФСР: Растения», 1988;

«Красная книга Российской Федерации (животные)», 2001).

Список биоты позволил провести анализ биологического разнообразия рас сматриваемой территории. В ландшафтах полупустыни Саратовской области произра стает 695 видов растений, что составляет 46,7% от общего числа видов (1491 вид) Са ратовской области, из них 7 видов растений (1,3%) представляют Красную книгу Рос сийской Федерации (533 вида), 46 видов (8,5%) - Красную книгу Саратовской области (541 вид).

Саратовский участок Северного Прикаспия относится к Переходному (между степным и пустынным) зоогеографическому району (Ходашова, 1960). Видовое разно образие животного населения полупустынных ландшафтов характеризуется следую щими показателями. Беспозвоночные животные представлены 3 классами: насекомые (32 вида), ракообразные (9 видов) и паукообразные (1 вид). Позвоночные животные относятся к 4 классам, которые охватывают 234 вида. Ведущую позицию занимают птицы (182 вида или 77,9% от числа позвоночных животных), далее следуют млеко питающие (41 вид или 17,4%). Классы рептилии (6 видов) и земноводные (5 видов) характеризуются наименьшим числом видов. Следует отметить, что в составе фауны учтены также виды, которые встречаются на исследуемой территории во время захода из соседних регионов (3 вида), а также в период весеннего или осеннего пролета ( видов).

Из состава животного населения полупустынных ландшафтов Саратовского За волжья 42 вида беспозвоночных и 59 видов позвоночных животных представляют Красную книгу Саратовской области или 43,0% от общего числа видов, находящихся под охраной в Саратовской области (235 видов), 54 вида (12,4%) - Красную книгу Рос сийской Федерации (434 вида).

Рассмотрение особенностей литогенной структуры, гидротермических условий, биокосных и биотических составляющих геосистем саратовской полупустыни позво ляет сделать следующие выводы:

1. Ландшафтная дифференциация Саратовского Прикаспия обусловлена двумя ведущими факторами: тектоническим и климатическим.

Прикаспийская синеклиза предопределила низкие отметки высот, равнинность территории, общий уклон к Каспию. Чередование Узенских разломов и Новоузенско го грабена обусловило субмеридиональное простирание и ритмичное полосчатое че редование долинных и плакорных типов местности, простирающихся с северо-запада на юго-восток.

В свою очередь, нарастание засушливости климата с северо-запада на юго восток привело к формированию полупустынных ландшафтных комплексов на пла корах междуречных равнин, к сочетанию галофитного почвенно-растительного по крова в долинах Узеней с кластерным распространением пойменных лесов.

Таким образом, тектонический и климатический факторы, взаимно корреспон дируясь, сформировали, весьма своеобразную «решётчатую» структуру ландшафтно го покрова, состоящую из плакорных автоморфных и долинных гидроморфных ланд шафтов, расположенных в засушливых и сильно засушливых условиях северной по лупустыни.

2. Наличие огромного количества западин, падин и лиманных понижений раз личного генезиса обусловило мелкоконтурность морфологической структуры ланд шафтного покрова и различия типов почвогенеза и фитогенеза в условиях гидроморф ных и автоморфных экотопов.

3. Нехватка атмосферных осадков при избытке тепла, то есть полупустынные условия Саратовского Прикаспия, обусловили низкий природно-ресурный потенциал её ландшафтов и их относительно низкую биологическую и геохимическую устойчи вость к антропогенному воздействию.

В третьем разделе «Ландшафтная структура» рассматриваются природные геосистемы, формирующие ландшафтное пространство исследуемой территории и выступающие основой для современного землепользования.

Наиболее крупными частями ландшафтной структуры исследуемой территории выступают междуречные равнины и долинные комплексы (прил. 3). Они осложнены более мелкими структурными элементами различного генезиса. К ним относятся ли маны, падины, западины и микроповышения.

Ландшафты междуречных равнин занимают 52,0% от рассматриваемой терри тории, из них на автоморфные геосистемы приходится 77,7% (или 40,4% от общей площади), на полугидроморфные – 13,5% (или 7,0%), на гидроморфные урочища – 8,6% (или 4,5%). Водные объекты, преимущественно антропогенного происхождения (пруды, копани), охватывают 0,1% (или 0,1%) этой группы ландшафтов.

Равнины можно разделить на три категории: абразионно-аккумулятивные на клонные, занимающие 10,3% от рассматриваемой группы ландшафтов (или 5,4% от общей площади);

аккумулятивные плоские - соответственно 31,2% (или 16,2%) и ак кумулятивные слабонаклонные - 36,2% (или 18,8%) равнины.

Доминирующие позиции на всех категориях равнин принадлежат трехчленным комплексам, которые охватывают 97,1% равнинной поверхности. Среди двучленных и трехчленных комплексов равнин на варианты с долей солонцового элемента 5-25% приходится 43,0% от автоморфных геосистем (или 33,4% от группы междуречных ландшафтов и 17,4% от общей площади), варианты с участием солонцов 25-50% за нимают 15,6% (или 12,9% и 6,7%), с господством солонцов – 39,2% (или 30,5% и 15,8%).

Около 22,1% площади группы междуречных ландшафтов занимают полугид роморфные и гидроморфные геосистемы, состоящие из урочищ падин и лиманов.

Геосистемы долинных ландшафтов представляют первые надпойменные терра сы и поймы Большого и Малого Узеней. Первые надпойменные террасы характери зуются распространением двучленных и трехчленных комплексов. Плоские и слабо наклонные поверхности террас осложнены озерно-старичными и лиманными пони жениями, староречьями и фрагментами грив. Ширина долинных ландшафтов варьи рует от 7 до 20 км. Общая доля долинных комплексов в ландшафтной структуре изу чаемой территории составляет 48,1%, из них 0,5% - это водные геосистемы (или 1,1% от долинных ландшафтов). Около 96,9% этой группы ландшафтов занимает первая надпойменная терраса, а 2,1% - пойма. В пределах первой террасы автоморфные гео системы составляют 58,5% от ее поверхности, полугидроморфные – 22,8%, гидро морфные – 18,7%.

Поймы охватывают 2,1% от площади долинной группы геосистем (или 1,0% от рассматриваемой территории). Незначительное площадное представление не лишает их своеобразной выразительности на фоне полупустынных ландшафтов. На поймен ных террасах, осложненных старичными понижениями и гривками, получили распро странение пойменные леса («культюки») с хорошо развитым кустарниковым ярусом, луга, а также тростниково-рогозовые и кустарниковые заросли, заболоченные луга в старичных понижениях.

На ландшафтных картах крупного масштаба (масштаб 1:50 000 и 1:100 000), как правило, отображены такие таксономические единицы, как ландшафтный район, ландшафт, местность, а также наиболее крупные урочища. Для детального выявления ландшафтной структуры автором было выполнено полевое крупномасштабное инст рументальное картографирование (масштаб 1:100) на ключевом участке с трехчлен ным пустынно-степным комплексом в пределах Узенско-Большелиманского ланд шафта (прил. 4). Эта территория в настоящее время является частью памятника при роды регионального значения «Ляляевская комплексная полупустыня». Участок ис пользуется под выпас и прогон скота.

Для выявления фациальной приуроченности к высотным уровням было прове дено геометрическое нивелирование поверхности ключевого участка. В связи с незна чительной площадью картографирования и малой разницей высот, за относительный ноль принята самая низкая точка на участке, которая находится в западине с заросля ми спиреи. Максимальная высота выявлена на сусликовине и составляет 52,4 см. По сле обработки полученного материала были построены карты рельефа с сечением в 1 см, а также гипсометрических уровней с шагом в 5 см. Для наглядности построена трехмерная цифровая модель рельефа с оверлеем фациальной дифференциации (прил. 4).

В соответствии со схемой физико-географического районирования Прикаспий ской низменности (Копыл и др., 1984), Приузенская равнина относится к Узенско Чижинскому лиманно-пустынно-степному району Северо-Волго-Уральской провин ции Прикаспийской пустынно-полупустынной зональной области. Согласно ланд шафтному районированию Саратовской области (Макаров и др., 1996) и Саратовского Заволжья (Пичугина, 2006;

Макаров и др., 2008), рассматриваемая территория входит в состав Приузенского (или Межузенского (Макаров и др., 1996)) ландшафтного рай она северной полупустыни Прикаспийской низменности. На Приузенской равнине в пределах Саратовской области представлено (Пичугина, 2006;

Макаров и др., 2008) четыре зональных ландшафта и два интразональных долинных ландшафта (прил. 5).

Межузенский и Узенско-Дюринский ландшафты приурочены к раннехва лынской поверхности Прикаспийской низменности с абсолютными высотами 25-40 м.

Межузенский ландшафт вытянут с северо-запада на юго-восток на 48-51 км, а Узен ско-Дюринский - на 14-20 км. Доля Межузенского ландшафта в пределах рассматри ваемой территории составляет 22,5% (или 43,2% от площади междуречных ландшаф тов). Узенско-Дюринский ландшафт охватывает 9,5% полупустынного Саратовского Приузенья (или 18,2%). Ландшафтная структура северных ландшафтов включает аб разионно-аккумулятивные и аккумулятивные равнины, а также урочища лиманов и падин.

Багырдайско-Большеузенский и Узенско-Большелиманский ландшафты на ходятся на среднехвалынской поверхности Северного Прикаспия и характеризуются высотами 19-25 м над у.м. Их протяженность с северо-запада на юго-восток в преде лах Саратовской области составляет около 25-30 км. На Багырдайско-Большеузенский ландшафт приходится 12,5% от площади исследуемой территории (или 24,1% от ландшафтов междуречных равнин), на Узенско-Большелиманский – 7,5% (или 14,5%).

Для этих ландшафтов характерны плоские и слабонаклонные равнины, поверх ности которых осложняют микрозападины и микроповышения. На пологие склоны, граничащие с первыми надпойменными террасами рек, выходят верховья балок и ов рагов. Дополняют ландшафтную структуру урочища лиманов и падин.

Интразональная группа ландшафтов представлена Большеузенским (20,4% от общей площади) и Малоузенским (27,6%) долинными ландшафтами, основными структурными элементами которых являются плоские и слабонаклонные поверхности первой надпойменной террасы и пойма. Данные ландшафты выделяются на фоне ок ружающих равнин более высоким видовым разнообразием флоры и фауны. Вместе с тем, они, занимая нижние звенья ландшафтной катены, характеризуются повышенной уязвимостью к антропогенным нагрузкам, поэтому требуют к себе бережного отно шения.

Выводы 1. Впервые выполнен детальный крупно- и среднемасштабный анализ ланд шафтного покрова саратовского полупустынного Приузенья. Определены основные виды и типы доминантных, субдоминантных и эпизодических урочищ в конкретных индивидуальных ландшафтах. Создана ландшафтно-типологическая карта исследуе мой территории (масштаб 1:50000).

2. Проведена предварительная оценка природно-ресурсного потенциала ланд шафтов для сельскохозяйственного освоения.

В четвертом разделе «Хозяйственное освоение территории и проблемы при родопользования» рассматривается история освоения территории Саратовского При узенья, сложившаяся структура природопользования и возможные пути её оптимиза ции, геоэкологически неблагоприятные процессы и их ареалы.

В истории хозяйственного освоения саратовского Приузенья можно выделить ряд этапов.

Первый этап. Скотоводческий, с выборочным земледелием в падинах (от до агрикультурного времени до 20-х гг. XX века.

Приузенская равнина, являясь неотъемлемой частью безлесных просторов Се верного Прикаспия, издавна находилась в зоне активных миграционных потоков на селения, прежде всего, с юга и с востока. С другой стороны, речные долины Большого и Малого Узеней с участками древесно-кустарниковой растительности и с тростнико выми зарослями привлекали сюда охотников и рыболовов. Открытые междуречные равнины с пустынно-степными сообществами и лиманы с луговой растительностью способствовали развитию животноводства. Многочисленные неглубокие понижения обеспечивали основу для формирования своеобразного «падинного» земледелия. Та кой набор отраслей оставался стабильным в структуре хозяйства Приузенья до начала XX века.

Второй этап. Преимущественно земледельческий, на основе лиманного и регу лярного орошения за счёт волжской воды (1920-ые – 1990-ые гг.).

С 20-х, а особенно активно с 50-х годов XX века, происходит движение в сторо ну увеличения пахотного клина в хозяйствах Приузенской равнины. Острый дефицит атмосферного увлажнения, ограничивающий развитие земледелия, привел к строи тельству в 70-е годы обводнительных каналов и к созданию оросительных систем.

Вместе с тем, слабо учитывался такой лимитирующий фактор как почвы, которые в саратовской полупустыне характеризуются высокой долей солонцового компонента в почвенных комплексах. Это привело к распространению вторичного засоления и к выведению земель из сельскохозяйственного оборота без проведения работ по их ре культивации. Экономическая и социальная нестабильность в стране в 90-е годы про шлого века вызвала в полупустынном Саратовском Приузенье неоднократную реор ганизацию хозяйств и упадок их материально-технической базы.

Третий, современный этап. Преимущественно животноводческий с ограни ченным земледелием и с лиманным орошением (с конца 1990-х гг. до настоящего вре мени).

На основе космических снимков и фондовых материалов лаборатории урбоэко логии и регионального анализа СГУ автором была составлена карта, отражающая структуру землепользования на исследуемой территории в 2010 году (прил. 6). Анализ сложившейся структуры землепользования показал, что доминирует сельскохозяйст венный тип природопользования, который охватывает 78,5% от общей площади. Сре ди сельскохозяйственных угодий преобладают пахотные земли (44,4%), далее следу ют пастбища (28,2%) и сенокосы (5,9%). Косвенным образом, при организации оро шаемых угодий, обводняется 3,3% земель, приуроченных к лиманным понижениям.

Селитебная и хозяйственная застройка охватывает около 1,3% территории, но около этих объектов формируются зоны, прежде всего, с нарушенным растительным покровом (2,1% от общей площади).

Транспортные коммуникации (дороги, газопроводы, водные каналы, ЛЭП) и земли, преобразованные в процессе их сооружения и эксплуатации, занимают 4,7% территории саратовской полупустыни.

На искусственные лесные насаждения приходится 0,3%, около 9,0% - на земли со слабо измененным почвенно-растительным покровом и 0,6% занято водными объ ектами. Береговые обрывы и овраги охватывают 0,2% территории.

В качестве дополнительных категорий земель можно выделить участки, при уроченные к памятникам природы регионального значения (0,6%), при этом лишь один памятник (0,1%) находится в пределах междуречного Узенско Большелиманского ландшафта с трехчленным пустынно-степным комплексом. Ос тальные охраняемые природные объекты характеризуют урочища Большеузенского и Малоузенского долинных ландшафтов.

Определенные коррективы вносит пирогенный фактор. Например, в 2010 году около 4,7% территории пострадало от пожаров, в том числе памятник природы «Алек сандрово-Гайские культюки», в пределах которого пожаром было охвачено 1,17 км или 20,2% его площади.

На рубеже веков, когда наметились позитивные тенденции в восстановлении сельскохозяйственного потенциала, положительные изменения затронули, прежде всего, животноводство. Земледелие в саратовской полупустыне имеет второстепенное значение, и нередко сталкивается с различными проблемами. Возможность кратко срочной аренды участков и перехода через 3-4 года на новые земельные угодья сопро вождалась снижением плодородия, вторичным засолением почв и химическим загряз нением заброшенных земель. Это увеличивает накопленный в советское время эколо гический ущерб от масштабного земледельческого освоения. Например, до сих пор в полупустынном Приузенье близ водных объектов встречаются площадки с остатками удобрений, кормовых добавок для скота и ядохимикатами без надлежащего укрытия и в нарушенных упаковочных материалах.

На основе типологической ландшафтной карты проведена агропроизводствен ная группировка земель Саратовского Приузенья. Анализ природно-ресурсного по тенциала позволил выявить, прежде всего, земли, пригодные для земледельческого ос воения в исходных природных ландшафтах. Согласно проведенным расчетам, видно, что исходный потенциал природных ландшафтов северной группы (Узенско Дюринский и Межузенский) для развития земледелия находится в пределах 49,6 56,3% от площади ландшафтов. Наиболее низкий показатель (31,6-39,1%) для форми рования пахотного клина характерен для южной группы ландшафтов (Узенско Большелиманский и Багырдайско-Большеузенский). Средние позиции занимают до линные ландшафты с показателями 38,3-44,7%.

Анализ структуры выявил, что изъятие части земель на другие виды землеполь зования (селитебную и хозяйственную застройку, дорожное строительство и т.д.) при вело к снижению потенциальной природной емкости территории для развития расте ниеводства. Полученные результаты свидетельствуют о том, что ландшафты северной группы приблизились к Багырдайско-Большеузенскому ландшафту (32,6%). Земле дельческая емкость долинных ландшафтов снизилась до 23,7-24,1%, а Узенско Большелиманского ландшафта до 15,4%.

Вместе с тем, общая площадь пахотных угодий на исследуемой территории на ходится в пределах исходного природного потенциала ландшафтов. Это достигнуто за счет включения в земледельческий оборот земель с участием солонцового компонента более 25%. Подобное положение, особенно в сумме с лимитирующим климатическим фактором, неизбежно ведет к снижению продуктивности пахотных угодий и даже к полному «списанию урожая» в годы с засухами.

Согласно проведенным исследованиям видно, что из существующего пахотного клина Узенско-Большелиманского и Межузенского ландшафтов к землям, пригодным для земледельческого освоения, приурочено, соответственно 50,9% и 56,8%. Для Узенско-Дюринского ландшафта этот показатель находится на уровне 71,5%, а для ос тальных ландшафтов в пределах от 64,1% до 67,4%.

Пастбищные угодья в Багырдайско-Большеузенском ландшафте, а также в ле вобережье Большого Узеня варьируют в пределах 32,1-37,9%, для остальных ланд шафтов характерны значения от 23,8 до 26,1%.

Наибольшей долей сенокосов располагают Малоузенский долинный (14,5%) и Узенско-Большелиманский (8,9%) ландшафты. Примерно две трети сенокосов в Ма лоузенском ландшафте приурочено к орошаемым землям. Кроме этого, еще около 8,4% лиманных понижений этого ландшафта периодически обводняется, при этом 56,0% из них характеризуется долей солонцового элемента более 25%. Около 2,6-2,9% территории приходится на сенокосные угодья в Межузенском и Большеузенском до линном ландшафтах. Для Багырдайско-Большеузенского и Узенско-Дюринского ландшафтов этот показатель находится на уровне 0,1-0,2%.

Распашка новых земель ведет к уменьшению площади пастбищ и к снижению их кормовой ценности в условиях залежи. Полученные результаты показывают, что в настоящее время для выпаса существующего поголовья скота на рассматриваемой территории не достает 20110 га пастбищных угодий, или 16,4% от необходимого пастбищного фонда. Этот недостаток восполняется за счет перевыпаса используемых кормовых угодий. Выпас на залежах, которые характеризуются низкой продуктивно стью, обилием сорных растений и рыхлым верхним горизонтом, способствует дегра дации этих земель и вовлечению их в дефляционный процесс, который происходит и на коренных пастбищах. Для решения данной проблемы необходим перевод малопро дуктивной пашни в культурные пастбища.

В Багырдайско-Большеузенском ландшафте, находящемся на юге Александро во-Гайского района в пределах междуречья Большого и Малого Узеней, для крупно масштабного картографирования была выбрана площадка (500х500 м) с трехчленным пустынно-степным комплексом между хуторами Байгужа, Вишневка и Тюленев (прил. 7). Абсолютные высоты здесь составляют 23-25 м над у.м. Картографирование проводилось по космическим снимкам высокого и сверхвысокого разрешения, при дешифрировании которых использовались материалы полевых исследований (2010 г.).

Для рассматриваемого участка, согласно проведенным расчетам, характерно следующее долевое участие основных элементов трехчленного комплекса. Пустынно степные фации микросклонов на светло-каштановых почвах занимают около 43,0%, солонцово-пустынно-степные фации микроповышений на солонцах – 41,0%, по 8,5% приходится на микрозападины с зарослями спиреи на лугово-каштановых почвах, а также на микропонижения с тонконогово-житняково-пырейными сообществами на луговато-каштановых почвах. Диаметр западин варьирует от 3-5 м до 17-20 м. Солон цово-пустынно-степные фации осложняют сусликовины, в сумме занимающие чуть более 1% (333 штуки) от площади участка.

Данная территория используется под прогон и, частично выпас скота. Протя женность скотобойных троп (прил. 7) здесь составила 13,2 км. Ширина скотобойной тропы достигает 23-25 см, глубина – от 3-5 до 10 см. Около 1,3% исследуемой пло щадки занято скотобойными тропами с распыленным верхним горизонтом, потенци альным материалом для дефляции. Прогон скота осуществляется на залежные участ ки, которые до середины 90-х годов XX века использовались в качестве пашни. В ре зультате плужной обработки земли из структуры трехчленного комплекса выпали та кие элементы, как сусликовины, а также западины с зарослями спиреи. Вместе с тем, дешифрирование космических снимков показало, что западины хорошо читаемы на снимках и различимы в полевых условиях, то есть сохранили свои «следы». В на стоящее время в них преобладают тонконогово-житняково-пырейные сообщества с очень небольшим участием разнотравья. В отдельных западинах, расположенных ближе к целинным участкам, появляются одиночные кустики спиреи. В лиманных по нижениях, находящихся в состоянии залежи, пырейные сообщества нередко сочета ются с рассеянным или куртинным восстановлением солодки.

Пастбищная нагрузка ведет к ухудшению состояния кустарникового элемента в трехчленном комплексе. Например, в Узенско-Большелиманском ландшафте в окре стностях хутора Ляляев высота спиреи составляет 0,5-0,7 м, а до интенсивного выпаса достигала 1,7 м. В угнетенном состоянии находятся представители разнотравья. В рас тительном покрове начинают преобладать сообщества с доминированием полыни, прежде всего, полыни черной. Увеличение разреженности растительного покрова и разрыхление верхнего почвенного горизонта неизбежно создает благоприятные усло вия для развития ветровой эрозии.

Выводы 1. Проведена оценка исходного природно-ресурсного потенциала каждого ландшафта для развития, прежде всего, земледелия и животноводства. Рассмотрена современная структура землепользования и выполнен анализ этой структуры на соот ветствие исходному природно-ресурсному потенциалу ландшафтов.

2. Для оптимизации растениеводческой отрасли в условиях полупустынных ландшафтов необходимо возделывание в агробиоценозах культур, максимально адап тированных к местным климатическим и почвенным условиям, т.е. обладающих вы сокой устойчивостью к засухе, морозам, засоленности почв. Согласно исследованиям специалистов (Третьяков и др., 2004;

«Разработка и освоение адаптивных систем…», 2000 и др.), в эту группу могут, например, войти рожь, сорго, нут, сафлор.

3. В настоящее время лиманы с зарослями солодки используют в качестве сено косов, а также пастбищ по отаве. Это отрицательно сказывается на солодковых сооб ществах, так как растение страдает от вытаптывания и не успевает в достаточном объ еме сформироваться семенной фонд. Вместе с тем, солодка, согласно источникам (Гладышев, 2000;

Шамсутдинов, 2000), зарекомендовала себя как активный фитоме лиорант, обладающий высокой солеустойчивостью и регенерационной способностью, хорошим сосуществованием с другими пастбищными растениями. В этом случае она способна выступить в качестве «культуры-освоителя» (Гладышев, 2000) на землях вторичного засоления, а также на участках, предназначенных для обустройства куль турных пастбищ или сенокосов. Кроме этого, корень солодки выступает ценным ле карственным сырьем, которое добывается в Туркменистане, Казахстане и других странах.

4. Около 21,9% лиманов, используемых в качестве сенокосов, существует за счет естественного обводнения, остальная часть находится в зоне искусственного орошения. Из искусственно орошаемых лиманов (262,1 км2) лишь 53,7% относительно эффективно используется под сенокосы, 15,4-17,4% лиманов находятся вне зоны ак тивного освоения. Около 27,8% этих лиманов характеризуется высокой долей солон цового элемента и подвержено вторичному засолению;

1,1-3,1% - процессам забола чивания.

На орошаемых распаханных лиманах из возделываемых культур специалисты («Интенсификация производства кормов на лиманах Саратовской области», 1997) ре комендуют кукурузу, сорго, ячмень и яровую пшеницу, для заготовки сена - судан скую траву, а также многолетние травы (люцерна сине- и желто-гибридная, кострец безостый, житняк). Для создания устойчивых агроценозов сенокосных угодий в лима нах, согласно исследованиям (Васько, 2006), подходят лисохвост луговой, бекмания обыкновенная, пырей, которые формируют и естественные растительные сообщества лиманов саратовской полупустыни, поэтому хорошо адаптируются и в условиях куль турных сенокосов.

5. К сожалению, в полупустынном Саратовском Приузенье нет ни одного при родного (ландшафтного) парка, а существующие памятники природы малочисленны.

Требуется организация ООПТ разных категорий и объединение их в единую сеть, а также соединение их с системой охраняемых территорий Казахстана.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Изучение особенностей природопользования в полупустынном Саратовском Приузенье, анализ специфики природных условий и структуры ландшафтного покро ва позволяют подвести общий итог выполненной работы.

1. Общее тектоническое погружение северного Прикаспия, резко засушливый климат и морские, лиманно-морские и озерно-лиманные глинистые и тяжелосуглини стые отложения обусловили своеобразие его природных условий и ландшафтного по крова. Прикаспийская синеклиза предопределила низкие отметки высот, равнинность территории, общий уклон к Каспию. Чередование Узенских разломов и Новоузенско го грабена обусловило субмеридиональное простирание (с северо-запада на юго восток) и ритмичное полосчатое чередование долинных и плакорных типов местно сти. В свою очередь, нарастание засушливости климата с северо-запада на юго-восток привело к формированию полупустынных ландшафтных комплексов на плакорах ме ждуречных равнин, к сочетанию галофитного почвенно-растительного покрова в до линах Узеней с кластерным распространением пойменных лесов.

Наличие большого числа западин, падин и лиманных понижений различного генезиса обусловило мелкоконтурность морфологической структуры ландшафтного покрова и различия типов почвогенеза и фитогенеза в условиях гидроморфных и ав томорфных экотопов. Нехватка атмосферных осадков при избытке тепла, то есть по лупустынные условия саратовского Прикаспия, обусловили низкий природно ресурсный потенциал её ландшафтов и их относительно низкую биологическую и геохимическую устойчивость к антропогенному воздействию.

2. Впервые выполнен детальный крупномасштабный анализ ландшафтного по крова саратовского полупустынного Приузенья. Определены основные виды и типы доминантных, субдоминантных и эпизодических урочищ в конкретных индивидуаль ных ландшафтах. Созданы карты типов и видов геосистем и отдельных ландшафтов.

К основным типам геосистем саратовской полупустыни следует отнести: геосистемы междуречных равнин с автоморфными пустынно-степными, полугидроморфными лу гово-степными и солонцово-лугово-степными и гидроморфными луговыми и лугово болотными видами урочищ;

геосистемы речных долин с автоморфными и полугидро морфными пустынно-степными и солонцово-пустынно-степными видами урочищ и гидроморфными луговыми, солонцово-луговыми, лесо-луговыми и лугово-болотными видами урочищ. Определены границы и морфологическая структура индивидуальных ландшафтов - четырёх зональных и двух интразональных долинных. Сделана оценка природно-ресурсного потенциала и структуры землепользования в каждом конкрет ном ландшафте.

3. Природно-ресурсный потенциал исходных ландшафтов полупустынного Са ратовского Приузенья позволял вовлекать в земледельческий оборот около 44% ис следуемого района. В настоящее время земледельческая емкость саратовской полу пустыни снизилась до 28%, однако реальный пахотный клин, существующий в виде возделываемых полей и залежных участков, занимает 43%. Увеличение доли пашни достигнуто за счет включения в оборот земель с высоким участием солонцового эле мента в почвенных комплексах. Это ведет к снижению общей урожайности и усилива ет опасность вторичного засоления на орошаемых землях. В сложившейся ситуации необходимо провести инвентаризацию пахотных угодий и перевести в другие катего рии землепользования земли с долей солонцов более 25%.

Для ускорения процесса восстановления растительного покрова земель, выве денных из категории пашни, следует засевать их многолетними травами (житняк, пырей и др.) или смесью степных растений по типу «агростепи». Это позволит ис пользовать рассматриваемые территории в дальнейшем, например, в качестве паст бищ и сенокосов. Для этих целей целесообразно в рамках земледельческого блока природопользования сформировать отдельное направление, которое будет специали зироваться на создании культурных пастбищ и сенокосов, а также на уходе за ними для поддержания необходимой кормовой продуктивности. Значительная часть видов растений, рекомендуемых исследователями (Суслякова, 2000;

Гулин, 2002;

Васько, 2006;

Пряхина и др., 2011 и др.) для решения этих задач, произрастает в Саратовской полупустыне и, следовательно, подобные агроценозы не только укрепят кормовую ба зу рассматриваемой территории, но и будут способствовать мелиорации засоленных почв и сохранению видового разнообразия Приузенья.

Часть угодий, выводимых из пахотного клина, можно использовать под посевы солодки голой. На рассматриваемой территории в диком виде в лиманных понижени ях, а также в кюветах около дорог, вдоль каналов произрастают три вида солодки: иг листая, голая и Коржинского. Солодка голая включена в Красную книгу Саратовской области, а солодка Коржинского в Красные книги Саратовской области и России.

Культивирование солодки голой на территории полупустынного Саратовского При узенья будет способствовать не только восстановлению дикорастущих сообществ этого вида, но и позволит решать вопросы мелиорации засоленных земель, а также организовать заготовку солодкового корня для лекарственных целей.

4. Для снижения нагрузки на пастбищные угодья необходимо оптимизировать структуру животного поголовья, т.е. отказаться от доминирования в стаде овец (около 67,5%), но увеличить число верблюдов, лошадей и крупного рогатого скота. Это сбли зит структуру с той, которая рекомендована для аридных геосистем: 15,5% - овцы, 15,5% – верблюды, 43,4% – лошади, 25,2% – крупный рогатый скот и 0,4% – козы («Опустынивание и экологические проблемы пастбищного животноводства…», 2002).

5. В связи с наличием в пределах района заброшенных складов и площадок с химическими удобрениями и ядохимикатами, причем в непосредственной близости от водных объектов, необходимо провести их изоляцию и обеспечить утилизацию на специализированных предприятиях Саратовской области.

6. Для более эффективного использования природно-ресурсного потенциала полупустынного Саратовского Приузенья желательно образование на территории са ратовской полупустыни отдельной административной единицы, специализирующей ся, преимущественно, на развитии животноводства. Целесообразно, при этом, город Новоузенск, а также часть Новоузенского района, примыкающую к городу с севера и приуроченную к интразональному Большеузенскому долинному ландшафту, в эту ад министративную единицу не включать.

7. Искусственные лесные насаждения занимают в саратовской полупустыне 0,3%, при этом лучше всего себя чувствуют насаждения, которые приурочены к пади нам. В связи с этим, необходимо использовать куртинный характер насаждений, при урочив их к падинам и западинам, без распашки прилегающих территорий. Для по садки следует привлекать аборигенные виды кустарников, например, спирею, бобов ник, терн, а также виды, успешно зарекомендовавшие себя на землях Джаныбекского стационара («Рекомендации по защитному лесоразведению…», 1988;

«Интродукция древесных растений в полупустыне…», 1996). Эти насаждения имеют большое значе ние при формировании экологического каркаса исследуемой территории.

8. На территории саратовской полупустыни площадь особо охраняемых при родных территорий (ООПТ) категории «памятник природы» регионального уровня занимает всего 0,6%, при этом к зональным геосистемам приурочен только памятник «Ляляевская комплексная полупустыня», а остальные объекты находятся в долинных ландшафтах. С другой стороны, культюки с древесно-кустарниковой растительностью активно используются для рекреации, что отрицательно сказывается на их состоянии.

Для изменения сложившейся ситуации необходимо создать площадки для отдыха на селения и ограничить посещение охраняемых природных территорий.

Несмотря на ценность существования на Приузенской равнине этих памятников природы, приходится констатировать, что они: 1) не охватывают всего многообразия элементов ландшафтной структуры;

2) отличаются незначительной площадью;

3) не имеют буферных охранных зон;

4) не образуют единой системы ООПТ. Действующие в Прикаспийской низменности Богдинско-Баскунчакский заповедник (Астраханская область) и Эльтонский природный парк (Волгоградская область), приурочены к уни кальным природным геосистемам и не могут охватить всего разнообразия полупусты ни. В связи с этим существует необходимость организации ООПТ ранга природного парка, в котором были бы представлены основные элементы ландшафтной структуры северной глинисто-суглинистой полупустыни Прикаспийской низменности, а ланд шафты Приузенской равнины являются вполне репрезентативными для данной терри тории.

В состав этого природного парка следует включить: сохранившиеся массивы с трехчленными почвенно-растительными комплексами;

падины с разнотравными ас социациями и с миндалем степным;

различные типы лиманов;

пойменные участки с лугами и древесно-кустарниковой растительностью;

а также уже существующие па мятники природы. В данную природоохранную структуру можно было бы включить участки 5-километровой зоны на границе России и Казахстана. Значительная степень антропогенной освоенности Приузенской равнины предопределяет необходимость проектирования подобного парка из отдельных кластеров особо охраняемых террито рий, соединенных в единую систему. А.А. Чибилев (2006) для сохранения ландшафт ного и биологического разнообразия предлагает создавать степные резерваты нового типа, например, пастбищные, в которых допускается «щадящий выпас копытных жи вотных», в том числе с «тебеневкой» лошадей в зимний период.

9. Наличие в саратовской полупустыне, наряду с памятниками природы, памят ников археологии дает возможность для разработки экскурсионных маршрутов по наиболее интересным объектам. Вместе с тем, следует обеспечить местное население полноценной информацией об этой категории объектов и принять меры к соблюде нию на данных участках охранного статуса природопользования. Особый интерес при этом имеет возрождение верблюдоводства и активизация развития коневодства. Кон ные прогулки и путешествия на верблюдах по просторам полупустынных ландшафтов могут стать одним из привлекательных и экзотичных видов отдыха в Приузенье.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Работы, опубликованные в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией (ВАК):

1. Николаев, В.А. Фациальная структура полупустынного ландшафта в Северном Прикаспии [Текст] /В.А. Николаев, И.В. Копыл, Н.В. Пичугина //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1995, 2. – С. 74-83.

2. Пичугина, Н.В. Древесно-кустарниковая растительность как элемент ландшафтов полу пустынного Саратовского Приузенья [Текст] /Н.В. Пичугина //Известия Саратовского университета.

Новая серия. Серия Науки о Земле. Гл. ред. Л.Ю. Коссович. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. – Т. 10. Вып. 1. – С. 21-26.

3. Васильева, М.Ю. Факторы, лимитирующие развитие земледелия в полупустынном Сара товском Приузенье [Текст] /М.Ю. Васильева, Н.В. Пичугина //Известия Саратовского университета.

Новая серия. Серия Науки о Земле. Гл. ред. Л.Ю. Коссович. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. – Т. 10. Вып. 1. – С. 3-9.

4. Пичугина, Н.В. Крупномасштабное ландшафтное картографирование (на примере полу пустынного Саратовского Приузенья) [Текст] /Н.В. Пичугина, А.В. Фёдоров //Известия Саратовско го университета. Новая серия. Серия Науки о Земле. Гл. ред. Л.Ю. Коссович. – Саратов: Изд-во Са рат. ун-та, 2010. – Т. 10. Вып. 2. – С. 18-24.

Работы, опубликованные в других изданиях:

5. Пряхина, С.И. Перспективы развития зернового хозяйства Саратовского Заволжья [Текст] /С.И. Пряхина, Н.В. Пичугина //М.: ВИНИТИ, 1996, №2299В-96. – 8 с.

6. Николаев, В.А. Агроэкологические уроки векового опыта земледелия в Прикаспийской глинистой полупустыне [Текст] /В.А. Николаев, Н.В. Пичугина //География и региональная полити ка. Материалы международной научной конференции. – Смоленск - Санкт-Петербург - Москва.

1997. – Ч.2. – С. 116-119.

7. Николаев, В.А. Полупустынный экотон на южных рубежах степей [Текст] /В.А. Николаев, И.В. Копыл, Н.В. Пичугина //Степи Евразии. Материалы международного симпозиума. – Оренбург.

1997. – С. 31-32.

8. Николаев, В.А. Ландшафты полупустынного Саратовского Заволжья и возможности опти мизации их использования [Текст] /В.А. Николаев, И.В. Копыл, Н.В. Пичугина //Геоэкология Сара това и области. Вып. 3. Саратов: Изд-во госуд. УНЦ «Колледж», 1999. – С. 27-30.

9. Николаев, В.А. Фациальная структура микрокомплексной полупустыни в пределах Волго Уральского междуречья [Текст] /В.А. Николаев, И.В. Копыл, Н.В. Пичугина [и др.] //Саратовское Поволжье: История и современность. – Саратов: ИЦ госуд. социал.-эконом. фак-та. 1999. – С. 209 211.

10. Горшкова, Л.Ю. Использование приемов автоматизированного картографирования для со ставления ландшафтных карт и их анализа [Текст] /Л.Ю. Горшкова, Н.В. Пичугина, О.В. Ушакова [и др.] //Геоэкологические науки-99. Тезисы докладов межведомственной научной конференции (Сара тов, 5-16 апр. 1999). – Саратов: Изд-во госуд. УНЦ «Колледж», 1999. – С. 83-84.

11. Горшкова, Л.Ю. Составление ландшафтных карт и анализ морфологической структуры ландшафтов с помощью методов геоинформационного картографирования [Текст] /Л.Ю. Горшкова, Н.В. Пичугина, О.В. Ушакова [и др.] //Географические исследования в Саратовском университете.

Под ред. Е.А. Полянской. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002. – С. 122-128.

12. Пичугина, Н.В. К вопросу о необходимости создания Приузенского полупустынного за поведника [Текст] /Н.В. Пичугина //Степи Северной Евразии. Эталонные степные ландшафты: про блемы охраны, экологической реставрации и использования. Материалы III международного симпо зиума. – Оренбург, 2003. – С. 399-402.

13. Пичугина, Н.В. Приузенская равнина и ее земледельческая освоенность во второй поло вине XX в. [Текст] /Н.В. Пичугина //Известия Саратовского университета. Новая серия. Гл. ред.

Л.Ю. Коссович. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004. Т. 4. Вып. 1-2. – С. 133-139.

14. Пичугина, Н.В. Ландшафтная структура и функциональное использование полупустын ного Саратовского Приузенья [Текст] /Н.В. Пичугина //Биоресурсы и биоразнообразие экосистем Поволжья: прошлое, настоящее, будущее. Материалы международного совещания 24-25 апреля года. Под ред. Д.С. Павлова. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. – С. 41-43.

15. Пичугина, Н.В. Структура сельскохозяйственного землепользования полупустынного Саратовского Приузенья в конце XX века [Текст] /Н.В. Пичугина //Развитие физической географии и ландшафтной экологии в Саратовском университете. Под ред. В.З. Макарова. – Саратов: Изд-во Ла танова В.П., 2005. – С. 111-118.

16. Пичугина, Н.В. Ландшафтная структура полупустынного Саратовского Приузенья [Текст] /Н.В. Пичугина //Ландшафтоведение: теория, методы, региональные исследования, практика.

Матер. XI международной ландшафтной конференции. Москва, 22-25 августа 2006 г. Отв. ред.

К.Н. Дьяконов. – М: Географ. фак-т МГУ, 2006. – С. 230-232.

17. Пичугина, Н.В. Александрово-Гайские культюки. Ляляевская комплексная полупустыня.

Лиманы Глубокий, Крутой [Текст] /Н.В. Пичугина, Е.В. Завьялов //Особо охраняемые природные территории Саратовской области: национальный парк, природные микрозаповедники, памятники природы, дендрарий, ботанический сад, особо охраняемые геологические объекты /Комитет охраны окружающей среды и природопользования Саратовской области. Науч. ред. В.З. Макаров. – Саратов:

Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С. 48-54.

18. Пичугина, Н.В. /Н.В. Пичугина, Финайкинская тюльпанная степь [Текст] А.Н. Чумаченко //Особо охраняемые природные территории Саратовской области: национальный парк, природные микрозаповедники, памятники природы, дендрарий, ботанический сад, особо охра няемые геологические объекты /Комитет охраны окружающей среды и природопользования Саратов ской области. Науч. ред. В.З. Макаров. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С. 55-57.

19. Пичугина, Н.В. Новоузенские культюки [Текст] /Н.В. Пичугина //Особо охраняемые природные территории Саратовской области: национальный парк, природные микрозаповедники, памятники природы, дендрарий, ботанический сад, особо охраняемые геологические объекты /Комитет охраны окружающей среды и природопользования Саратовской области. Науч. ред.

В.З. Макаров. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С. 188-190.

20. Макаров, В.З. Некоторые аспекты методики составления ландшафтных карт разного мас штаба (на примере Саратовского Заволжья) [Текст] /В.З. Макаров, Н.В. Пичугина, А.Н. Павлова //Поволжский экологический журнал. – Саратов: Изд-во: Товарищество научных изданий КМК, ти пография «Ресурс», 2008. – №4. – С. 293-303.

21. Гусев, В.А. Проблемы современного землепользования на примере полупустынной зоны Саратовского Заволжья [Текст] /В.А. Гусев, Н.В. Пичугина //Известия Саратовского университета.

Новая серия. Серия Науки о Земле. Гл. ред. Л.Ю. Коссович. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009. – Т. 9. Вып. 1. – С. 20-23.

22. Пичугина, Н.В. Земледельческое освоение ландшафтов полупустынного Саратовского Приузенья [Текст] /Н.В. Пичугина //Основы рационального природопользования: Материалы II ме ждународной научно-практической конференции. Саратов, октябрь 2009 г. – Саратов: ИЦ «Наука», 2009. – С. 163-166.

23. Пичугина, Н.В. К вопросу сохранения фиторазнообразия ландшафтов Приузенской рав нины (Саратовское Заволжье) [Текст] /Н.В. Пичугина, Н.А. Юрицына //Известия Самарского науч ного центра РАН. – Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2011. Т. 13. №1(39). – С. 55-58.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

Ландшафтное районирование Саратовского Заволжья (Макаров, Пичугина, Павлова, 2008) СТЕПНАЯ ПРОВИНЦИЯ НИЗКОЙ СЫРТОВОЙ РАВНИНЫ И ВОЛЖСКИХ ТЕРРАС. Типичная степь. Се верная полоса (черноземная). Малоиргизский ландшафтный район. Ландшафты: 1. Верхне Стерехский. 2. Краснореченский. 3. Чернавский. Сестра-Камеликский ландшафтный район.

4. Сестра-Тёпловский ландшафт. Волжский террасовый северный ландшафтный район. Ландшаф ты: 5. Стерехский останцово-террасовый. 6. Стерехский нижнетеррасовый. 7. Иргизский останцово террасовый. 8. Иргизский нижнетеррасовый. Южная полоса (темно-каштановая). Караманский ландшафтный район. Ландшафты: 9. Еруслано-Караманский. 10. Нахойский. 11. Тарлыкский.

12. Верхне-Гашонский. Верхне-Узенский ландшафтный район. Ландшафты: 13. Кушумско Узенский. 14. Сакма-Малочалыклинский. Таловско-Камеликский ландшафтный район. Ландшаф ты: 15. Камеликско-Смородинский. 16. Каменско-Таловский. Волжский террасовый центральный ландшафтный район. Ландшафты: 17. Маянго-Кушумский верхнетеррасовый. 18. Маянго Кушумский нижнетеррасовый. 19. Трех-Марский останцовый. 20. Караманско-Тарлыкский верхне террасовый. 21. Караманско-Тарлыкский нижнетеррасовый. Сухая (южная) степь. Еруслано Бизюкский ландшафтный район. Ландшафты: 22. Гашон-Ерусланский. 23. Бизюкский.

24. Салтовско-Дьяковский. Еруслано-Узенский ландшафтный район. Ландшафты: 25. Еруслано Малоузенский. 26. Средне-Узенский. 27. Солянский. Больше-Узенский ландшафтный район.

Ландшафты: 28. Сафаровско-Алтатинский. 29. Алтата-Чертанлинский. 30. Горьковско-Дюринский.

Чалыклинский ландшафтный район. Ландшафты: 31. Жадовско-Жестянский. 32. Камышлакский.

Волжский террасовый южный ландшафтный район. Ландшафты: 33. Волжско-Бизюкский верх нетеррасовый. 34. Волжско-Бизюкский нижнетеррасовый. Интразональные долинные ландшафты:

35. Долинный р. Б. Иргиз. 36. Долинный р. М. Иргиз. 37. Долинный р. Сестра. 38. Долинный р. Камелик. 39. Долинный р. Б. Узень. 40. Долинный р. М. Узень. 41. Долинный р. Еруслан.

СТЕПНАЯ ПРОВИНЦИЯ ВОЗВЫШЕННОСТИ ОБЩИЙ СЫРТ (ВЫСОКОГО ЗАВОЛЖЬЯ). Сухая (южная) степь. Синегорский сыртовый ландшафтный район. Ландшафты: 42. Чижинско-Чалыклинский останцовый. 43. Верхне-Деркульский.

ПОЛУПУСТЫННАЯ ПРОВИНЦИЯ ПРИКАСПИЙСКОЙ НИЗМЕННОСТИ. Северная полупустыня. При узенский ландшафтный район. Ландшафты: 44. Межузенский северный. 45. Межузенский южный.

46. Узенско-Дюринский. 47. Узенско-Большелиманский. Интразональные долинные ландшафты:

48. Долинный р. Б. Узень. 49. Долинный р. М. Узень.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

Почвенная карта полупустынного Саратовского Приузенья (составлено автором) Примечание. *Почва записана индексами, а для составных частей комплексов указано их долевое участие. Почвы: К1 – светло каштановые почвы;

К1 ол – светло каштановые остаточно-луговатые почвы;

Сн – солонцы;

Кл – лугово-каштановые почвы;

Лг – луговые почвы;

Лл – лугово лиманные почвы;

Ллб – лугово-лиманные болотные почвы;

А – аллювиальные почвы;

Бл – лугово-болотные почвы. Механиче ский состав почв: Г – глинистый;

Тс – тя желосуглинистый;

Сс – среднесуглини стый;

Лс – легкосуглинистый. Почвообра зующие породы: 1 – морские глины и тяже лые суглинки (Мгс);

2 – лиманные глины и суглинки (Лгс);

3– аллювиально делювиальные глины и суглинки (АДгс);

4 – смена по глубине и площади пород раз личного состава: песков, супесей, суглин ков и глин (ПСпСГ).

Почвы* 1. К1 Г, Тс (1) + Сн (5-10%) 29. Сн + К1 ол Г, Тс (3) (20-40%) + Кл (5-10%) 2. К1 Г, Тс (1) + Сн (10-25%) 30. Сн + К1 ол Г, Тс (3) (10-25%) + Кл (10-25%) 3. К1 Г, Тс (1) + Сн (5-10%) + Кл (5-10%) 31. Сн + К1 ол Г, Тс (3) (10-25%) + Кл (5-10%) 4. К1 Г, Тс (1) + Сн (5-10%) + Кл (10-25%) 32. Сн + К1 ол Сс (3) (10-25%) + Кл (5-10%) 5. К1 Г, Тс, Сс (1) + Сн (10-25%) + Кл (5-10%) 33. Сн + К1 ол Г, Тс (3) (5-10%) + Кл (10-25%) 6. К1 Г, Тс (1) + Сн (10-25%) + Кл (10-25%) 34. К1 ол Г, Тс (3) + Кл (10-25%) 7. К1 Сс (1) + Сн (10-25%) + Кл (10-25%) 35. К1 Г, Тс, Сс (1) + Кл (25-50%) 8. К1 Г, Тс (1) + Сн (20-40%) + Кл (5-10%) 36. Сн + Кл Г, Тс (3) (10-25%) 9. К1 Г, Тс (1) + Сн (20-40%) + Кл (10-25%) 37. Сн + Кл Г, Тс (1, 3) (25-50%) 10. К1 Сс (1) + Сн (20-40%) + Кл (10-25%) 38. Кл + К1 Г, Тс (1) (10-25%) + Сн (10-25%) 11. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (5-10%) 39. Кл + К1 ол Г, Тс (3) (10-25%) + Сн (10-25%) 12. К1 ол Сс (3) + Сн (5-10%) 40. Кл Сс (1, 3) + Сн (5-10%) 13. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (10-25%) 41. Кл Г, Тс (1, 3) + Сн (10-25%) 14. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (25-50%) 42. Кл Сс (1, 3) + Сн (10-25%) 15. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (5-10%) + Кл (10-25%) 43. Кл Г, Тс (1, 3) + Сн (25-50%) 16. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (10-25%) + Кл (5-10%) 44. Кл Г, Тс (1, 3) 17. К1 ол Сс (3) + Сн (10-25%) + Кл (5-10%) 45. Кл Сс (1) 18. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (10-25%) + Кл (10-25%) 46. Лг Г, Тс (1, 3) + Сн (25-50%) 19. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (20-40%) + Кл (5-10%) 47. Лг Г, Тс (1, 3) + Сн (10-25%) 20. К1 ол Г, Тс (3) + Сн (20-40%) + Кл (10-25%) 48. Лг Г, Тс (1, 3) + Сн (5-10%) 21. К1 ол Сс (3) + Сн (20-40%) + Кл (10-25%) 49. Лг Г, Тс (1, 3) 22. Сн + К1 Г, Тс (1) (20-40%) + Кл (10-25%) 50. Лг Сс, Лс (1, 3) 23. Сн + К1 Г, Тс (1) (20-40%) + Кл (5-10%) 51. Сн + Лл Г, Тс (2) (5-10%) 24. Сн + К1 Сс (1) (20-40%) + Кл (5-10%) 52. Лл Г, Тс (2) + Сн (10-25%) 53. Лл Г, Тс (2), Ллб 25. Сн + К1 Г, Тс (1) (10-25%) + Кл (10-25%) 26. Сн + К1 Г, Тс (1) (10-25%) + Кл (5-10%) 54. А Г, Тс (4), Лг, Сн 27. Сн + К1 Г, Тс (1) (5-10%) + Кл (10-25%) 55. А Г, Тс, Сс (4) 28. Сн + К1 ол Г, Тс (3) (20-40%) + Кл (10-25%) 56. Бл Г (2) ПРИЛОЖЕНИЕ 3.

Ландшафтно-типологическая карта полупустынного Саратовского Приузенья (составлено автором) Условные обозначения СУББОРЕАЛЬНЫЕ УМЕРЕННО-КОНТИНЕНТАЛЬНЫЕ АРИДНЫЕ РАВНИННЫЕ ЛАНДШАФТЫ Др ев нем ор ская глинисто-су глинистая Прикаспийская низм енная рав нина 1. Полу пу стынные геосистемы м ежду р ечных рав нин 1.1. Автоморфные пустынно-степные. Абразионно-аккумулятивная наклонная (до 3-50) равнина (Н – 30-40 м), сложенная морскими глинами и суглинками, осложненная ложбинами: 1-3. с пустынно-степными 3-членными комплексами. Аккумулятивная плоская равнина (Н – 15-35 м), сло женная морскими глинами и суглинками: 4-7. с пустынно-степными 3-членными комплексами. Ак кумулятивная слабонаклонная равнина (Н – 15-35 м), сложенная морскими глинами и тяжелыми суг линками, осложненная ложбинами: 8. с солонцово-пустынно-степными 2-членными комплексами.

9. с лугово-пустынно-степными 2-членными комплексами. 10-12. с пустынно-степными 3-членными комплексами.

1.2. Полугидроморфные лугово-степные и солонцово-лугово-степные. Первичные (остаточ но-морские), просадочные и остаточно-эрозионные плоские понижения падин (h – 0,5-1,5 м): 13. с луговыми степями в сочетании с зарослями из таволги зверобоелистной. 14-16. с солонцово-лугово степными 2-членными комплексами. 17. с пустынно-степными 3-членными комплексами.

1.3. Гидроморфные луговые и лугово-болотные. Древнеозерные и остаточно-эрозионные впадины лиманов (h – 2,0-3,0 м): 18. с разнотравно-галофитнозлаковыми лугами. 19-21. с солонцово луговыми 2-членными комплексами. 22. с заболоченными лугами.

2. Полупустынные геосистем ы речны х долин 2.1. Автоморфные и полугидроморфные пустынно-степные и солонцово-пустынно степные. Первая надпойменная терраса: 23-24. с солонцово-пустынно-степными 2-членными ком плексами. 25. с лугово-пустынно-степными 2-членными комплексами. 26-29. с пустынно-степными 3-членными комплексами.

2.2. Полугидроморфные лугово-степные и солонцово-лугово-степные. Остаточные озерно старичные понижения и староречья (h – 1,0-1,5 м) на первой надпойменной террасе: 30. с луговыми степями. 31-34. с солонцово-лугово-степными 2-членными комплексами. 35. с солонцово-лугово степными 3-членными комплексами.

2.3. Гидроморфные луговые, солонцово-луговые, лесо-луговые, лугово-болотные. Лиманные понижения (h – 1,0-2,5 м) на первой надпойменной террасе: 36. с галофитными лугами. 37. с разно травно-злаковыми лугами. 38-39. с солонцово-луговыми 2-членными комплексами. Озерно старичные понижения и староречья (h – 1,0-2,0 м): 40. с солонцово-луговыми 2-членными комплек сами. 41. с заболоченными лугами. Пойма: 42. с белотополевыми уремами;

злаковыми лугами, а так же с галофитными сообществами на солонцах луговых.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4.

Ключевой участок Узенско-Большелиманского ландшафта Группы фаций:

Степные и лугово-степные фации микрозападин: 1-5.

Пустынно-степные фации микросклонов к западинам: 6-9.

Солонцово-пустынно-степные и солонцово-пустынные фации микроповышений: 10-14.

Фации сусликовин: 15-17.

Рис. 4.1. Узенско Большелиманский ландшафт: фациальная структура ключевого участка (30х50 м) с трехчленным пустынно-степным комплексом (составлено автором) Рис. 4.2. Трехмерная модель рельефа с фациальной структурой ключевого участка (30х50 м), состоящей из трехчленного пустынно-степного комплекса (Узенско-Большелиманский ландшафт) (составлено автором) ПРИЛОЖЕНИЕ 5.

Ландшафтное районирование полупустынного Саратовского Приузенья (составлено автором) Ландшафты Приузенского ландшафтного района 1. Межузенский 2. Багырдайско-Большеузенский 3. Узенско-Дюринский 4. Узенско-Большелиманский Интразональные ландшафты 5. Малоузенский долинный 6. Большеузенский долинный ПРИЛОЖЕНИЕ 6.

Структура землепользования в полупустынном Саратовском Приузенье и ареалы негативных природных и антропогенных процессов (2010 г) (составлено автором) 10. Земли, занятые сельскохозяйствен ными предприятиями (ОТФ, МТФ, КФ).

Участки с антропогенным нарушением почвенно-растительного покрова: 11 - око ло населенных пунктов;

12 - вдоль линейных объектов (дорог, трубопроводов, каналов, ЛЭП и т.п.).

Сельскохозяйственные земли: 13 - па хотные угодья;

14 - пахотные угодья орошае мые;

15 - пахотные угодья, подверженные процессам засоления;

16 - пахотные угодья орошаемые, подверженные процессам засо ления;

17 - старозалежные земли;

18 - паст бища;

19 – сенокосы;

20 - сенокосы в лиманах с орошением;

21 - лиманы, искусственно об водняемые;

22 - лиманы, искусственно об водняемые, подверженные процессам засо ления;

23 - лиманы, искусственно обводняе мые, подверженные процессам заболачива ния.

24. Земли, занятые искусственными лесными насаждениями.

Участки с негативной направленно стью природных процессов: 25 - овраги;

26 обрывистые берега рек, оползневые склоны.

Земли со слабо нарушенным почвенно растительным покровом. Природные гео Объекты, эксплуатация которых сопровождается системы: 27 - с пустынно-степными сообще антропогенным нарушением биоты, почв и почвообра ствами;

28 - с лугово-степными сообщества зующих пород: 1 - кладбища;

2 – карьеры;

3 – свалки;

4 – ми;

29 - с луговыми сообществами;

30 - с лу скотомогильники;

5 - площадки с остатками удобрений, кор гово-болотными сообществами. Поймы: 31 мовых добавок для скота, ядохимикатами.

с луговой и лугово-степной растительностью;

Земли, занятые хозяйственной застройкой: 6 - про 32 - с древесно-кустарниковой растительно мышленная застройка;

7 - прочие хозяйственные строения.

стью. Староречья: 33 - с луговой и лугово Земли, занятые селитебной застройкой: 8 - городские степной растительностью;

34 - с лугово поселения;

9 - сельские поселения.

болотной растительностью.

ПРИЛОЖЕНИЕ 7.

Фациальная дифференциация ключевого участка (500х500 м) с трехчленным пустынно-степным комплексом в Багырдайско-Большеузенском ландшафте (2010 г.) (составлено автором) Группы фаций:

1 – пустынно-степные фации микросклонов к западинам;

2 – солонцово-пустынно-степные фации микроповышений с сусликовинами;

3 – лугово-степные фации микрозападин со злаково-разнотравной растительностью и зарослями спиреи;

4 – лугово-степные и степные фации микрозападин с тонконогово житняково-пырейными сообществами.

5 – Скотобойные тропы.



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.