авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Трансформация экономических систем: теория и практика

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Стеблякова Лариса Петровна Трансформация экономических систем:

теория и практика Специальность: 08.00.01 – Экономическая теория

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук

Москва - 2010

Работа выполнена на кафедре экономической теории факультета государственного управления Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Научный консультант: доктор экономических наук, профессор Столяров Иван Игнатьевич

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор Горланов Геннадий Васильевич доктор экономических наук, профессор Куликов Всеволод Всеволодович доктор экономических наук, профессор Стерликов Федор Федорович

Ведущая организация: Институт экономики Российской академии наук

Защита состоится «_»_2010 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.12 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, факультета государственного управления по адресу: 119192, Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4, стр. 1, ауд. А 619.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале фундаментальной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова Автореферат разослан «_»_2010 года

Ученый секретарь диссертационного совета Д 501.001.12, профессор Волков Ф.М.

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современный мир переживает сложный период радикальных трансформаций, неоднозначных по своим последствиям, затрагивающих основы экономических систем различного уровня, проявляющихся в снижении их системной устойчивости и сопровождающихся кризисными явлениями.

Ярким примером этому служат участившиеся на рубеже XX–XXI веков кризисы:

прежде всего трансформационный кризис, охвативший в 1990-х гг.

постсоциалистические страны и приобретший в ряде из них разрушительные масштабы, откинув эти страны в развитии на десятилетие назад;

финансовый кризис в Юго Восточной Азии, начавшийся в 1997-м г., затронувший впоследствии другие страны и обернувшийся в 1998-м г. дефолтом для российского финансового рынка;

и, наконец, мировой финансово-экономический кризис, который возник локально на рынке недвижимости США в 2007-м г. и который уже в 2008-м г. охватил практически всю мировую экономическую систему, перекинувшись из финансового сектора в реальный сектор экономики. Обострение противоречий, хаотичность экономической динамики и нарастание волны глобальных кризисов на рубеже тысячелетий обусловлены закатом индустриального экономического строя в наиболее развитых странах, исчерпанием имеющегося потенциала роста, неспособностью пока найти адекватные ответы на вызовы нового века, новой эпохи и осуществить переход к развитию на качественно новой основе.

В русле глобальных тенденций происходят изменения в национальных экономических системах, отличающихся, однако, собственными траекториями. Так, масштабные трансформации охватили постсоциалистические страны. В результате их осуществления произошло резкое изменение траектории развития экономических отношений, сопровождающееся огромными социальными издержками, обусловленными недостаточностью внимания к состоянию экономических отношений и особенностям их предшествующего развития, деформациями института частной собственности, неоправданным отчуждением объектов собственности от основной массы населения при чрезмерном обогащении его немногочисленного слоя, несоответствием формируемых институтов реально складывающимся экономическим отношениям.

Сегодня становится все более очевидным, что для выбора путей дальнейшего развития постсоциалистических стран требуется анализ собственной практики системных экономических трансформаций, детальное изучение магистральных направлений развития мирового хозяйства, обобщение опыта адаптации индустриально развитых стран к реалиям современного мирового рынка. Являясь неизбежным следствием общих закономерностей развития, процессы трансформации экономических систем в то же время предполагают теоретическое осмысление не только общего, но и специфического в их осуществлении, учет современных тенденций экономической динамики и вызовов стремительно развивающихся глобализационных процессов. В настоящее время особенно большую значимость приобретает осознание взаимосвязи трансформации экономических систем с современными глобализационными вызовами, закономерностями и тенденциями информационного и научно-технологического развития мировой экономики. Усиливающееся взаимодействие национальных экономик, ускоренное развитие глобализационных процессов во все большей мере оказывают влияние на формирование вектора экономической трансформации, результативность системных изменений.

Преобразования экономик постсоциалистических стран, начавшиеся 20 лет назад, все это время определяют ход и направленность многих процессов и явлений экономической, социальной и политической жизни этих стран. В некоторых из них и сегодня настоятельной потребностью является не текущая корректировка процессов трансформации экономической системы, а формирование нового вектора их осуществления. Отсутствие же системной концепции преобразований экономик постсоциалистических стран явилось одной из причин чрезмерно высоких социальных и трансформационных издержек. Несмотря на актуальность данной проблемы и достаточно широкий круг работ, выполненных в этой сфере, к настоящему времени пока не сформировалось целостной теоретической концепции. Еще не завершен систематический анализ закономерностей трансформационных процессов, имеют место дискуссии относительно природы, вектора и моделей трансформации. В связи с этим разработка в диссертации концепции динамической трансформации экономических систем, учитывающая опыт реформирования индустриально развитых, «догоняющих» и постсоциалистических стран и ориентированная на укрепление системных свойств, является настоятельно необходимой, вносящей свой вклад в обоснование и углубление теоретических положений о трансформации экономических систем.



Степень научной разработанности проблемы. Вопрос о трансформации экономических систем имеет глубокие основания в проблематике общей экономической теории. С ним непосредственно связаны проблемы формирования, развития, смены экономических систем и они исследовались в работах многих ученых на протяжении длительного периода времени. Особенно острый интерес к проблеме трансформации экономических систем возник в последнее время. Он вызван в значительной мере усилением взаимосвязи национальных экономик, ускорением интеграции их в мировую экономику, увеличением числа факторов воздействия на процесс функционирования экономической системы и ее изменения.

К проблеме формирования и функционирования экономической системы обращали свой исследовательский интерес представители многих направлений и школ экономической теории. В наиболее явной форме некоторые положения об экономической системе и источниках ее изменения содержатся в работах представителей классической политической экономии А. Смита и Д. Рикардо. Для современного понимания трансформации экономической системы исключительно большую значимость имеют исследования К. Маркса производственных отношений капиталистического общества и воздействия на их развитие кооперации, мануфактуры, фабрики и процессов обобществления производства.

Несомненный интерес для исследования трансформации экономической системы имеют идеи смешанной экономики. Представители социально-правовой школы А.

Вагнер и новой исторической школы В. Зомбарт обосновали положение о сочетании различных (частного и государственного) секторов экономики, разных форм собственности. Позже в теориях несовершенной конкуренции и кейнсианства было уделено большое внимание сочетанию рынка и госрегулирования. Эти идеи получили развитие в послевоенный период в нео- и посткейнсианстве, неоклассическом синтезе, ряде направлений институционализма. В этот же период активизировались разработки проблем социализации, экономических и неэкономических мотивов. Они нашли отражение в левом кейнсианстве, неолиберальной модели социального рыночного хозяйства, отдельных течениях институционализма, разнообразных социал реформистских теориях. В теориях постиндустриального общества, культуроцентрических концепциях модернизации и постмодернизма, этических и национально ориентированных концепциях получили широкое распространение идеи «надэкономической» составляющей и ее интеграции в экономическую систему. Они расширяют исследовательскую базу трансформации экономической системы.

В процессе выработки подходов к определению источников и объектов трансформации экономической системы автор опирался на теоретические разработки роли и места информационной и научно-технологической составляющей в экономическом развитии, содержащиеся в трудах Д. Белла, С. Глазьева, Э. Денисона, П.

Друкера, Д. Кендрика, С. Кузнеца, Р. Солоу, Дж. Стиглица, Я. Тинбергена, Э. Тоффлера, Ф. Хайека, Й. Шумпетера и других ученых.

В исследовании автор широко использовал подходы, идеи и отдельные положения, содержащиеся в работах, посвященных исследованию экономического содержания, функций собственности и ее места в экономической системе. В теоретических разработках этих и других проблем принимали участие такие ученые, как Н. Колесов, И.

Кузьминов, В. Куликов, А. Покрытан, М. Скаржинский, К. Хубиев, В. Чекмарев, В.

Черковец, В. Шкредов, Н. Цаголов.

Формирование авторского понимания трансформационных процессов в значительной мере опиралось, с одной стороны, на преодоление ограниченности характерных для экономикс предпосылок их осуществления: совершенной конкуренции, абсолютной информационности, обеспечения равновесия только посредством ценового механизма и т.д., а с другой стороны, на важные положения развитой теории институциональных изменений. Институционализм органично сочетает методологические подходы к экономике как сложному образованию, возникающему в результате взаимодействия экономических, социальных, институциональных, технологических и других составляющих системы с его созидательной возможностью преобразования этой системы посредством развития институтов как коллективных образований.

Многие ценные положения, полученные в результате исследования институциональных проблем в аспекте развития экономической теории и в плане трансформации институтов и механизмов функционирования экономических систем, содержатся в трудах А. Алчияна, Х. Деместца, Р. Нельсона, Р. Коуза, А. Оноре, О.

Уильямсона, С. Уинтера, а также в работах российских ученых А. Аузана, О. Иншакова, Р. Капелюшникова, Г. Клейнера, Р. Нуреева, А. Олейника, В. Тамбовцева, А. Шаститко.

В конце 1980-х – начале 1990-х гг. научная мысль резко повернулась к проблемам трансформации экономических систем. Этот поворот был связан с курсом на радикальное рыночное реформирование экономик постсоциалистических стран.

Появилось много работ, содержащих результаты исследования перехода к рыночной экономике, поисков путей идентификации условий и факторов, траектории и направления, норм и правил хозяйственных взаимодействий, используемых в мировой экономике. Различные аспекты трансформации и диверсификации экономики нашли свое отражение в работах: Л. Абалкина, А. Аганбегяна, А. Алимбаева, С. Алпысбаевой, У. Баймуратова, А. Бузгалина, Г. Горланова, Р. Гринберга, Л. Давыденко, М. Делягина, Э. Дунаева, А. Дынкина, В. Иноземцева, А. Колганова, Б. Кузыка, Д. Львова, В.

Маевского, С. Макарова, И. Мысляевой, Р. Нижегородцева, В. Никифорова, Ю. Попова, В. Полтеровича, А. Пороховского, Ю. Ольсевича, Ю. Осипова, Б. Сорвирова, Д.

Сорокина, Ф. Стерликова, Ю. Яковца и других ученых. В последние годы было защищено немало докторских диссертационных работ, посвященных исследованию различных сторон трансформации экономики постсоциалистических стран, механизма функционирования экономической системы. Среди них можно отметить следующие:

Грабова О.Н. Динамика экономических отношений. – Кострома, 2007;

Иващенко Н.П.

Трансформация производственно-экономических систем в промышленности России (теория и практика). – Москва, 2000;

Исмаилова М.М. Социально-экономические основы рыночных преобразований в различных странах (на примере Республики Таджикистан). – Москва, 2002;

Любимцева С.В. Трансформация экономических систем:

направления, тенденции, перспективы. – Москва, 2004;

Пестриков С.В. Методология управления развитием экономических систем в промышленности. – Самара, 2004;

Сазонова Г.А. Структурная трансформация экономических систем. – Санкт-Петербург, 2002;

Сорочан О.П. Социально-экономическая трансформация в постсоциалистических странах: общие черты и национальные особенности. – Москва, 2003;

Явлинский Г.А.

Социально-экономическая система России и проблема ее модернизации. – Москва, 2005.

Вместе с тем многие аспекты трансформации экономических систем продолжают оставаться недостаточно исследованными. Многолетняя практика развития постсоциалистических стран является солидной эмпирической базой для более глубокой теоретической проработки проблем трансформации экономических систем и формулирования предложений по ее дальнейшему осуществлению.

Значительное ускорение и усложнение мировых экономических процессов, усиление межсистемных интеграций интенсифицируют трансформационные изменения, происходящие в экономических системах, что требует их тщательного изучения. На сегодняшний день еще не до конца раскрыт процесс структурной трансформации экономических систем с учетом его сложности и неопределенности будущих этапов развития. Существует необходимость осмысления общего и специфического в трансформации экономических систем, учета общих современных тенденций, глобализационных процессов, явлений, обусловленных закатом индустриальной эпохи развития и переходом к постиндустриальному обществу.

Еще не сложилась целостная концепция трансформации экономических систем, которая бы основывалась на четком понимании ее разнообразных параметров и их органической взаимосвязи в единой целостной системе. Для многих исследований характерны фрагментарность, неопределенность вектора трансформации экономических систем. Требуется более глубокое обоснование методологической базы теоретических исследований процессов трансформации экономики. Нередко экономическая система как объект трансформации понимается лишь как совокупность элементов в их взаимосвязи, системность отождествляется с суммативностью. При рассмотрении трансформации экономических систем не всегда уделяется должное внимание взаимосвязи и взаимодополнению процессов формирования экономических отношений и развития институтов. С большим трудом проникают в сложившиеся излишне экономизированные модели трансформации экономики институциональные, социокультурные, постиндустриальные характеристики. Относительно слабо разработаны вопросы адаптации тенденций экономического развития высокоразвитых стран к национальным, социокультурным условиям постсоциалистических государств, переживающих системную трансформацию.

Дискуссионность проблемы, недостаточная разработанность методологических и теоретических подходов к ее исследованию, а также научно-практическая значимость теории трансформации экономических систем обусловили выбор темы диссертационной работы, постановку цели, задач и логику исследования.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является разработка концепции динамической трансформации экономических систем на основе выявления ее природы, определения закономерностей и тенденций развития с учетом опыта реформирования индустриально развитых и постсоциалистических стран и ориентации на целостность, устойчивость, справедливость и безопасность функционирования.

Для достижения указанной цели в диссертационной работе были поставлены следующие задачи:

- изучить современные методологические подходы к исследованию трансформации экономических систем и обосновать авторский подход к ее изучению;

- уточнить сущность и содержание понятия «трансформация экономической системы», определить факторы, обусловливающие ее;

- раскрыть содержание экономической системы и ее структуры, а также механизм воздействия структурных связей целого на отдельные элементы системы;

- выявить особенности современного этапа трансформации экономических систем в условиях глобализации и постиндустриальных вызовов;

- изучить мировой опыт трансформации национальных экономических систем и выявить возможности его применения к постсоциалистической экономике;

- провести анализ современного состояния процессов регулирования, саморегулирования экономических систем и определить функции государства, бизнеса и социума в этих процессах;

- сформулировать современную концепцию трансформации экономических систем постсоциалистических стран (прежде всего России и Казахстана) и выявить потенциальные возможности и ограничения ее реализации;

- разработать методические и научно-практические рекомендации по институциональному обеспечению и повышению эффективности государственной экономической политики в области структурных преобразований и инновационного развития.

Объектом исследования выступают трансформация экономических систем, взаимосвязи и взаимодействия составляющих их элементов, а также влияние связей целого на функционирование частей.

Предметом исследования являются совокупность экономических отношений, складывающихся в процессе трансформации экономических систем, тенденции и закономерности развития производственно-технологической, экономической, институциональной и социальной структур в их единстве и взаимодействии.

Методологические и теоретические основы исследования. Методологической и теоретической основой диссертационного исследования послужили фундаментальные концепции и положения, представленные в классических и современных трудах отечественных и зарубежных ученых, программные и прогнозные разработки государственных органов власти, академий наук, директивные и нормативные правительственные документы.

В русле системного подхода и диалектических принципов использованы следующие методы: всеобщие – описательный, анализ и синтез, дедукция и индукция, обобщение;

общенаучные и конкретно научные – наблюдение, моделирование и прогнозирование, методы научной абстракции, абстрактного мышления, органически сочетающегося с конкретным представлением об объекте, его различных аспектах и процессах, методы структурно-функционального, исторического, логического, компаративного, статистического анализа и другие. При исследовании целостности экономических систем особое внимание уделялось положениям общей теории систем, при исследовании неустойчивости – принципам синергетики.

В основе проведенного исследования лежит обобщение практического опыта трансформации развитых капиталистических, «догоняющих» стран, постсоциалистических государств и прежде всего России и Казахстана. При этом особенности трансформационных процессов, обусловленные различной скоростью и широтой охвата ими, степенью зрелости реформируемой экономики, предопределили определенные трудности в использовании зарубежного опыта при разработке теоретических основ трансформации и проблемы его переосмысления и адаптации к отечественной действительности при определении путей дальнейшего осуществления трансформации экономики.

Информационная и эмпирическая база исследования. Информационную и эмпирическую базу исследования составили законодательные и нормативные акты Государственной Думы и Правительства Российской Федерации, Парламента и Правительства Республики Казахстан, Указы Президентов Российской Федерации и Республики Казахстан, среднесрочные и долгосрочные программы, концепции, стратегии развития стран, статистические данные Федеральной службы государственной статистики РФ и Агентства по статистике РК, материалы публикаций в научной и периодической печати, обзоры международных экономических организаций, справочные материалы, результаты аналитических разработок зарубежных и отечественных исследователей, а также авторские аналитические расчеты.





Научная новизна и результаты диссертационной работы. Научная новизна диссертационного исследования заключается в концептуальном анализе и теоретическом определении трансформации экономических систем в контексте общемировых, глобализационных процессов, с учетом современных тенденций развития национальных экономик, мирохозяйственных связей и отношений, взаимовлияния и взаимодополнения механизмов рыночной и нерыночной координации экономических связей, усиления институционализации и социализации экономик, взаимодействия целостности экономических систем с составляющими их элементами.

Подвижность и изменчивость экономических систем обусловлена воздействием на них множества факторов, часть которых интернируется в систему экономических отношений, участвуя в формировании механизмов саморазвития. Другая часть факторов и институтов остается вне системы экономических отношений и экзогенно воздействует на их трансформацию. Факторами задаются не только импульсы трансформации экономических отношений, но и создаются механизмы этих изменений в форме единства противоположностей, взаимодействия рутин, правил, норм и инноваций, определяющих направленность и темпы трансформации.

Основные результаты, определяющие научную новизну диссертационной работы:

1. Аргументировано положение об адекватности содержанию трансформации экономических систем системного подхода, применяемого в контексте теории экономического развития, предполагающего выявление всеобщей системообразующей связи, посредством которой реализуется качество целостности по отношению к элементам системы, обладающим способностью выполнять относительно самостоятельные системные функции. Связь элементов с целостностью представляет собой своеобразный критерий реализации системного подхода. Показана неадекватность неоклассического подхода, базирующегося на постулате рационально действующего индивида, безразличного к системе и не содержащего какого-либо системного качества.

2. Раскрыто субъектно-объектное содержание экономической системы. Субъектная сторона рассматривается сквозь призму классификации субъектов как носителей интересов и движущих сил трансформации. Исходя из этого, выделены следующие группы субъектов: 1) инициирующие трансформационные процессы;

2) участвующие в организационной и инновационно-предпринимательской деятельности;

3) формирующие социальную среду по отношению к вектору трансформации. В условиях стремительно развивающихся глобализационных процессов в качестве относительно самостоятельного выделяется глобальный международный субъект. Сформулирован вывод о закономерном замещении индивидуального экономического субъекта институционально-функциональным субъектом и возрастании роли последнего.

Объектное содержание экономической системы составляют производственные отношения и механизм координации экономических связей, которые сращиваются с организационно-технологической, институциональной и социально-нравственной составляющими и опосредуются ими, образуя единое целое.

3. Выявлены основные тенденции глобализации как наднациональных императивов развития национально-государственной формы организации экономики и усиливающийся процесс превращения их из экзогенных факторов трансформации в эндогенные. Одновременно раскрыта опасность возникновения негативных моментов, связанных с чрезмерной открытостью национальной экономической системы, соотношением экспорто- и импортоориентированных отраслей, недостаточным развитием высокотехнологичных, инновационных секторов, а также международной сырьевой и аграрной специализацией.

4. Показано, что форсированная трансформация российской экономики в рыночную с помощью «шоковой терапии» резко снизила ее организованность из-за несоответствия выбранному пути производственно-экономического и инфраструктурного потенциала, а также неадекватности сложившихся условий институциональной среды.

Выявлено, что долговременность трансформационного кризиса вызвана отсутствием выработанного комплекса стратегических социально-экономических целей, задач и приоритетов для кратко-, средне- и долгосрочного периодов, обеспечивающих сохранение единого территориального и социального пространства страны, слабой адаптацией субъектов управляющей подсистемы к меняющимся условиям и вызовам глобализации.

5. Определено, что целостность проведения трансформации и достижение синергетического эффекта за счет перехода от директивного управления к регулируемой государством рыночной самоорганизации сдерживались отсутствием необходимого количества хозяйствующих субъектов, способных к адаптации к рынку и системным изменениям, к самоорганизации;

фрагментированностью экономики по степени открытости экономической системы и внутренних связей, проявляющейся в достаточно высокой степени открытости на макроуровне и частичной открытостью на уровне отдельных регионов и отраслей, в локализации региональных рынков, дифференцированных по уровню цен на факторы производства;

частичной утратой управляемости;

недостаточным взаимодействием государственного регулирования экономики с рыночной самоорганизацией;

ослаблением внутрисистемных связей;

проявлением противоречий между обезличенностью и персонифицированностью экономических форм.

6. Обосновано, что многовариантность развития постсоциалистических стран и различная результативность трансформации их экономик обусловлены неодинаковым сочетанием механизмов рыночной и нерыночной координации экономических связей, различной степенью вовлеченности государства в процесс институционализации и социализации экономики и создания благоприятного инвестиционно-инновационного климата.

7. Сделан вывод о незавершенности трансформационного периода в ряде постсоциалистических стран, в т.ч. России и Казахстане, которая предопределяет безальтернативность всесторонней модернизации и необходимость смены модели развития этих стран. Доказана неприемлемость крайних вариантов осуществления модернизации – либерального и авторитарного. Наиболее адекватной является демократическая модернизация, предполагающая активную роль государства при опоре на институты гражданского общества. При этом должны быть созданы условия для формирования среднего класса как носителя и выразителя общественного интереса, для развития предпринимательства и выдвижения на передний план предпринимателя, «созидающего разрушителя», обеспечивающего развитие на основе «новых комбинаций», способного самореализоваться в социуме, с учетом интересов социума.

Обосновано, что модернизация производственно-технологической базы должна осуществляться на инновационной основе путем развития высокоиндустриальных и постиндустриальных секторов без стремления, однако, забежать вперед, адекватно соответствуя стадии модернизации и интенсивно используя мировые достижения в области науки и техники.

8. Аргументировано положение о том, что дальнейшее развитие трансформационных процессов должно обеспечиваться созданием инновационной подсистемы, основой которой является организационно-функциональная и экономическая инфраструктура, координирующая все составляющие инновационной деятельности, содействующая адаптации производства, науки и образования к рыночным условиям, обеспечивающая саморазвитие научно-технической и производственной сфер, включающая в себя управленческие структуры, учебно научные комплексы вузов, сеть подготовки кадров, венчурные фонды, центры поддержки малого и среднего бизнеса, технопарки, научно-исследовательские, конструкторские, информационные и коммуникационные структуры.

На примере Казахстана показана возможность создания инновационной подсистемы. С этой целью разработаны схемы инновационной подсистемы РК, управления научно-технической сферой, инвестиционного обеспечения;

предложены пути решения вопросов преодоления «технологического коридора» и формирования инновационной инфраструктуры с участием институтов развития;

разработаны рекомендации по совершенствованию государственной политики инновационного развития РК.

9. Разработана модель, позволяющая определить оптимальность структуры общественного производства, включающая субъектно-объектную (реальную) и субъектно-субъектную (реально-виртуальную) составляющие, выделение которых зависит от характера производства и потребления тех или иных благ. Использование модели позволяет оценить уровень индустриального развития и проявления постиндустриальных тенденций, уровень инновационности отдельных секторов, а также степень виртуализации экономики (в т.ч. финансовой сферы).

10. В качестве важнейшего механизма модернизации экономической системы на инновационной основе выступает формирование кластеров конкурентоспособности.

Доказано, что данный механизм эффективно реализует системный подход к трансформации экономических систем в контексте теории экономического развития Й.

Шумпетера. Обосновано, что реализация кластерных инициатив должна базироваться на четком понимании кластера как механизма сочетания конкуренции и кооперации, интеграции, согласования интересов участников кластера, широкого использования виртуальных ресурсов, получения не только экономических, но и социальных результатов, в совокупности позволяющих обеспечить синергетический эффект региональной агломерации. На ранних этапах формирования кластеров целесообразна активная роль государства для создания благоприятных условий кластерного развития.

11. Сформулирован вывод о необходимости кардинального повышения роли государства в проведении модернизации всех слагаемых экономической системы:

осуществление перехода от оценки деятельности государственных служащих по использованию сметных расходов к оценке по конечным результатам, решению микро-, мезо- и макроэкономических стратегических задач и реализации общенациональных интересов;

устранение интеграции власти и собственности и элементов олигархизации;

эффективное взаимодополняющее сочетание государственной организации экономики и рыночной самоорганизации;

усиление взаимосвязи и взаимозависимости между реальным сектором экономики и финансовыми рынками, достижение экономически оправданного уровня их виртуализации;

обеспечение самодостаточного развития регионов, устранение локализации региональных рынков и чрезмерной дифференциации цен на факторы производства;

формирование доминирующей зависимости оплаты труда от индивидуальной работы, ее производительности и инновационности и ликвидация на этой основе значительного неравенства в доходах населения;

преодоление асимметричности в создании и функционировании институтов и изменениях в экономической системе;

углубление социализации экономических отношений на различных уровнях;

повышение нравственного содержания трансформируемых экономических отношений.

Теоретическая и практическая значимость работы. Разработанная концепция трансформации экономических систем на основе повышения конкурентоспособности, институционализации экономических процессов, взаимовлияния и взаимодополнения механизмов рыночной и нерыночной координации экономических связей, усиления взаимодействия экономической системы как целого и составляющих ее элементов вносит определенный вклад в развитие современных направлений экономической теории. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании учебных курсов «Экономическая теория», «Макроэкономика», «Мировая экономика», «Государственное регулирование экономики» и др., в подготовке разделов учебных программ и учебных пособий, в качестве теоретической базы при выполнении научно-исследовательских работ и разработке программ экономического развития.

Апробация работы. Основные теоретические положения, выводы и результаты диссертационного исследования отражены в научных публикациях автора общим объемом 95,2 п.л., в том числе двух авторских монографиях, четырех учебных пособиях, в статьях и докладах, опубликованных в сборниках, периодических изданиях, в том числе семи работах в изданиях, рекомендуемых ВАК Минобразования России, восьми – в изданиях, рекомендуемых ККСОН МОН Республики Казахстан.

Концептуальные подходы и выводы исследования представлялись в научных докладах и выступлениях на международных конференциях («Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации», Москва, МГУ, 2008, 2009;

«Современные технологии и управление качеством в образовании, науке и производстве: опыт адаптации и внедрения», Бишкек, КТУ, 2001;

«Десять лет реформ на постсоветском пространстве: ожидания, результаты, перспективы», Алматы, Университет «Туран», 2001;

«Молодые ученые – 10-летию Независимости Казахстана», Алматы, КазНТУ, 2001);

международных научно-практических конференциях («Управление инновациями 2009», Москва, ИПУ им. В.А. Трапезникова РАН, 2009;

«Социально-экономические приоритеты развития России», Москва, МЭФИ, 2009;

«Теоретические и практические проблемы формирования инновационной экономики», Гомель, Гомельский гос. ун-т им. Ф. Скорины, 2009;

«Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов», Пенза, ПДЗ, 2007, 2008;

«Наука и образование – ведущий фактор стратегии «Казахстан - 2030»», Караганда, КарГТУ, 1998, 1999, 2000, 2007, 2009;

«Инновационная роль науки в подготовке современных технических кадров», Караганда, КарГТУ, 2008;

«Проблемы совершенствования педагогического мастерства преподавателя ВУЗа в условиях внедрения кредитной системы обучения», Усть-Каменогорск, 2008;

«Социально-экономические ориентиры развития: традиции и инновации», Караганда, КарГТУ, 2007;

«Бизнес и образование:

вектор развития», Караганда, 2003);

республиканских научно-практических конференциях («Экономические и социальные проблемы инновационного развития Казахстана», Караганда, КарГТУ, 2008;

«Современные модели менеджмента: тенденции и перспективы», Астана, 2008;

«Информационная среда образовательной организации и пути обеспечения нового качества образования», Караганда, 2007;

«Стратегия развития Казахстана до 2030 года – основа модернизации страны», Караганда, 2007;

«Стратегия устойчивого развития региона», Караганда, ИРО, 2005;

«Современные тенденции социо гуманитарного знания: научно-образовательные аспекты», Караганда, КарГТУ, 2001;

«Пути экономического развития Казахстана и подготовка специалистов на пороге XXI века», Караганда, 2000) и др.;

на II Астанинском экономическом форуме «Экономическая безопасность Евразии в системе глобальных рисков», 2009 г.

Материалы диссертации использовались при преподавании дисциплин «Экономическая теория» и «Макроэкономика» (КарГТУ, Казахстан), при выполнении фундаментальной научно-исследовательской работы «Научные основы, факторы и механизмы формирования производств с высокой добавленной стоимостью в регионах с экспортно-сырьевой ориентацией» (грант Программы фундаментальных исследований МОН РК, № государственной регистрации 0106 РК 00448) (Институт рыночных отношений при КарГУ им. Е.А. Букетова), при выполнении проекта «Формирование кластеров конкурентоспособности в Центральном Казахстане» (Консорциум экономических исследований и образования и Ассоциация учреждений образования «Education Network»).

Структура и объем диссертационной работы были определены в соответствии с поставленной целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех разделов (шести глав), заключения, списка использованных источников и приложений.

Логический ход исследования отражается в структуре диссертации, включающей:

Введение РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ Глава 1. Сущность и содержание трансформации экономических систем Глава 2. Закономерности трансформации экономических систем РАЗДЕЛ 2. ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ В ТРАНСФОРМАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ Глава 3. Общие тенденции и закономерные особенности трансформации национальных экономических систем Глава 4. Основные результаты трансформации экономических систем России и Казахстана: проявление черт деформированности и специфических противоречий РАЗДЕЛ 3. НАПРАВЛЕНИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ Глава 5. Особенности современного этапа трансформации экономических систем Глава 6. Механизмы совершенствования трансформационного процесса в постсоциалистических странах Заключение Во введении обоснована актуальность темы исследования, определена степень разработанности проблемы, поставлены цель и задачи исследования, определены объект и предмет исследования, сформулированы наиболее существенные результаты, определяющие научную новизну, раскрыто теоретическое и практическое значение проведенного исследования, указана апробация полученных результатов.

В первом разделе обоснована методологическая база исследования трансформации экономических систем;

сформулирована авторская трактовка трансформации;

раскрыто субъектно-объектное содержание трансформации экономической системы и пути ее осуществления;

выявлены критерии трансформации, вписывающиеся в системную логику;

исследованы общемировые тенденции, характер трансформации экономических систем и факторы, влияющие на них.

Во втором разделе рассмотрены модели экономической трансформации в развитых странах, которые в наибольшей степени оказались затронутыми «постэкономической» реальностью, сделан вывод, что модель перехода к постиндустриальной экономике, формируемая в европейских странах, является более постиндустриальной, нежели американская (либеральная) модель;

исследованы особенности трансформации экономических систем на основе «догоняющей» модели развития;

дана общая характеристика трансформационным процессам в экономических системах постсоциалистических стран, выявлены присущие им противоречия, аргументирована значимость «двойного нажима» в процессе дальнейшей трансформации. На основе анализа и оценки результатов трансформации экономических систем России и Казахстана сделан вывод о безальтернативности их всесторонней модернизации и необходимости смены модели развития, сформировавшейся в последние годы в этих странах.

В третьем разделе рассмотрена трансформация структуры мировой экономической системы в условиях кризиса и посткризисного развития, выявлена взаимосвязь трансформации постсоциалистических экономик со структурным вектором развития глобализационных процессов;

определены тенденции изменения структуры общественного производства на современном этапе развития и предложена авторская модель, позволяющая отразить эти изменения. Разработана концептуальная схема трансформации экономических систем постсоциалистических стран. В качестве важнейших механизмов совершенствования трансформационного процесса предложены, во-первых, создание инновационной подсистемы как необходимого условия перевода экономики на инновационную модель развития, во-вторых, реализация кластерных инициатив, которые хорошо вписываются в логику системного подхода в контексте теории экономического развития. При этом обоснована необходимость инициирующего, поддерживающего и регулирующего участия государства в приведении в действие указанных механизмов.

В заключении диссертационного исследования сделаны обобщающие выводы о том, что трансформация экономик постсоциалистических стран должна осуществляться в соответствии с мировым опытом, а также с учетом национальных особенностей. При этом должны быть взяты на вооружение современные тенденции социально экономического, научно-технического, информационного развития национальных экономических систем, а также тенденции развития мировой экономики в целом в условиях кризиса и посткризисного восстановления. Адаптация зарубежного опыта к национальным условиям, поиск инновационных путей развития и сосредоточение усилий на магистральных направлениях позволят постсоциалистическим странам занять достойное место в мировой экономической системе.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Теоретико-методологические основы исследования трансформации экономических систем В экономической литературе многие аспекты трансформации экономических систем трактуются по-разному. Это многообразие точек зрения обусловлено сложностью и многовариантностью осуществления трансформации. Но самой важной причиной является различие методологических подходов к исследованию проблемы и изучению структуры трансформируемого объекта.

В диссертационной работе дается развернутая характеристика широко используемых принципов исследования трансформации экономических систем, таких как принципы методологического индивидуализма, либерализма, холизма, сочетания эволюционного и институционального подходов к анализу исследуемого объекта. Не отрицая возможности использования этих и других методов при выработке различных решений задач трансформационного развития, в диссертации обосновывается наибольшая адекватность системного подхода к исследованию трансформации экономических систем в контексте теории экономического развития Й. Шумпетера.

Этот подход отличается рядом общих преимуществ. Во-первых, он предполагает рассмотрение объекта трансформации как системного образования, а не как суммативного целого или простой совокупности различных элементов, лишенных единства функциональной предназначенности. Во-вторых, системный подход позволяет избежать статичности в исследовании трансформации экономических систем, односторонности ее трактовки. И, наконец, самое главное состоит в том, что обосновываемый автором подход предполагает определенность в формировании вектора трансформации экономических систем, критерии классификации трансформационных процессов в направлении становления целостности системы.

Системный подход позволяет раскрыть наиболее глубокую, всеобщую системообразующую связь, реализующую качество целостности системы по отношению к ее элементам. При этом существенно не то, каков субстрат элемента, а то, каково его предназначение в системе, т.е. его способность к относительно самостоятельному осуществлению определенной функции. С функциональной характеристикой элемента связано представление о его активности, источник которой заключен одновременно в нем и вне его, в структуре системы. Взаимосвязи элемента и целостности образуют критерий реализации системного подхода.

Если взглянуть на вопрос трансформации экономических систем с шумпетеровской позиции, в соответствии с принципом развития, то трансформацию неправомерно рассматривать как непрерывные экономические изменения, сопровождаемые экономическим ростом. Трансформационные процессы не исключают перерывов в виде экономических кризисов, которые несут в себе силу «созидательного разрушения». Циклические «провалы» постоянно сопровождают капиталистическое развитие. В этих перебоях – довольно мощных спадах и еще более мощных подъемах – заложен главный механизм экономического роста. Развитие выступает одновременно как имманентное свойство системных изменений и как показатель качества последних, являясь системообразующим ядром.

Идея Й. Шумпетера заключается в том, что источником экономического развития являются постоянно возникающие инновации, которые на каждом новом этапе позволяют получать большие эффекты из имеющихся ресурсов, рынков и технологий.

Реализация шумпетеровской гипотезы при рассмотрении трансформации экономической системы дает возможность объяснить, каким образом происходят нескончаемые изменения в системе и ее развитие, и отметить ограниченность, неадекватность неоклассического (мэйнстрима) подхода к исследованию трансформационных процессов. В неоклассической модели подход реализуется в виде постулата рационально действующего индивида. При этом он отождествляется непосредственно с элементом, который сам по себе совершенно безразличен к системе, не содержит системного качества, изначально интегрирующего его в целостность.

Экономическая теория мэйнстрима основное внимание уделяет движению к равновесным состояниям или достижению таких состояний, игнорируя то, что экономические отношения между людьми формируются в контексте социальных связей и институтов. Действительная реальность объекта трансформации предполагает уход от одностороннего экономизма, от системы, базирующейся исключительно на рыночных принципах. Анализ хозяйственной деятельности человека через движение продукта не исчерпывается вещно-опосредованной формой экономических связей, характерных для децентрализованной экономики, основанной на частной собственности и конкуренции и предполагающей атомизированных производителей.

В современной экономике, носящей общественный характер и сочетающей конкурентную и кооперативную культуру, все большее значение приобретают отношения сотрудничества как фундаментальной характеристики хозяйственной деятельности. Эти отношения требуют системно-теоретического отображения.

Определяющим критерием реализации такого подхода служит отражение системных условий существования общественного интереса как экономической реальности, имеющей основополагающее значение для хозяйственной жизни и для определения вектора трансформации экономической системы. Положение об индивидуальном, частном интересе как движущей силе трансформации является в лучшем случае пригодным для конкурентно-индивидуальной экономики. Для крупного производства, которому присущи общественный характер и нацеленность на развитие фирмы (корпорации) и, в конечном счете, на интересы общества в целом, работает целая система институтов, стоящих на страже соблюдения общественного интереса.

Основой сотрудничества выступает совместный труд, а также осознание и добровольное подчинение интересов всех властных структур и социальных субъектов осуществлению общего дела, реализации общих интересов. Отношения сотрудничества формируются не только на общенациональном уровне, но и на уровне организации, домохозяйства, а также во внутриорганизационных отношениях. Недостаточное внимание к этой проблеме порождает опасность теоретической неподготовленности к практической трансформации экономической системы под воздействием нерыночных изменений, коллективных действий.

С развитием и повышением уровня зрелости экономической системы увеличивается многообразие факторов воздействия на ее изменения. Только системный подход в контексте теории экономического развития, как нам представляется, дает возможность учесть и теоретически отобразить все многообразие факторов, влияющих на многочисленные трансформационные процессы. В диссертации выделяются эндогенные и экзогенные факторы. К первым из них относятся непосредственно слагаемые трансформируемого объекта. Это, прежде всего, увеличивающаяся интенсивность и растущая международная взаимозависимость организационно технологических факторов развития системы. Ускорение научно-технического прогресса, возрастание значимости инновационности экономики во все большей мере воздействуют на трансформацию экономической системы, ускоряя ее осуществление и определяя широту охвата и глубину проникновения трансформационных процессов.

На трансформацию активное влияние оказывает характер сочетания рыночных и нерыночных отношений, действенность механизма координации денежно-ценовых и непосредственно общественных экономических связей. Все большее значение приобретает взаимодействие и взаимодополнение рыночных и нерыночных процессов, доминирующих компонентов системы производственных отношений. Неотъемлемыми органическими факторами, предопределяющими изменения в системе экономических отношений, а также вектор трансформации, выступают непрерывно развивающиеся процессы институционализации и социализации экономики. Они основываются на коллективных действиях и экономическом сотрудничестве, придают трансформации устойчивый характер, повышают ее социальную зрелость. С развитием глобальной экономики возрастает степень воздействия глобализационных императивов на трансформацию национальных экономических систем и происходит превращение глобальных вызовов в эндогенные факторы развития.

Трансформация в диссертационной работе рассматривается как способ развития экономической системы. Функциональное развитие, связанное с сохранением относительно стабильного состояния, устойчивости и системного качества, порядка системы, по мере накопления изменений переходит в трансформационное развитие, включающее этап количественно-качественных изменений системы с сохранением ее устойчивости и этап перерождения системы (собственно трансформации), связанный с качественными изменениями, с нарушением устойчивости, который может завершиться либо утверждением новой системы, либо ее распадом (рис. 1).

Развитие экономической системы Функциональное развитие системы с сохранением относительно стабильного состояния (накопление преимущественно количественных изменений в системе в рамках ее устойчивого Трансформация экономической развития, самовоспроизводства, сохранения прежнего системы системного качества, порядка системы) Количественно-качественные Перерождение системы изменения системы в рамках (качественные изменения с сохранения ее устойчивости, Деградация, диссипация, нарушением устойчивости, накопление которых обуслов- коллапс, распад системы собственно трансформация) ливает перерождение системы Бифуркационная Преимущественно фаза (качественные качественные изменения), изменения, Становление новой Утверждение новой характеризующаяся сопровождающиеся неустойчивым состо- системы:

системы в результате флуктуациями янием, исчезновением нового качества преодоления отдельных подсистем, прежнего системного элементов, деформаций, нарушением качества, завершаю- взаимосвязей, разрешения устойчивости щаяся либо скачком к организации системы, противоречий в экономических новой системе, либо ее ее структуры в целом системных отношениях отношений распадом Рис. 1. Содержание и этапы трансформации экономических систем Трансформация предполагает изменение компонентов, параметров, пропорций, связей экономической системы, которые, накапливаясь, обусловливают переход ее в новое качественное состояние. Трансформация – это не просто самораскрытие системы, актуализация заложенных в ней потенций, изменение состояний, форм функционирования. Благодаря трансформации система выходит на иной уровень функционирования, прежде недоступный и невозможный для нее, меняя при этом свою организацию. Трансформация представляет собой объективно-субъективный процесс, с одной стороны, происходящий в соответствии с объективными законами, а с другой – инициируемый и регулируемый субъектами с целью его ускорения и придания ему определенной направленности.

Системные аспекты трансформации экономических систем в диссертационной работе раскрываются в единстве с их пространственно-временной организацией, конкретизацией объектов, субъектов и процессов преобразований. Соответственно этому делается вывод, что анализ трансформации экономических систем должен учитывать скорость (временную характеристику), широту охвата (пространственную характеристику), непрерывность, этапность (характеристику процесса преобразований) и движущие силы, которые имеют как объективную, так и субъективную природу.

В диссертации выделяются такие пути трансформации как эволюционный, реформационный (модернизационный), революционный. Эволюционная трансформация – непрерывный процесс саморазвития, источник которого находится в самой системе, охватывающий всю систему и предполагающий постепенное становление системной целостности на основе разрешения объективно возникающих противоречий путем действия экономических сил;

это постепенный, плавный процесс, бифуркаций1.

не предполагающий резких скачков, Реформационная (модернизационная) трансформация, осуществляемая «сверху» посредством реформ, предполагает преобразование значительной части параметров системы в рамках сохраняющихся ее базовых свойств по инициативе реформаторских сил. При реформе экономических систем происходит лишь корректировка отдельных их элементов с целью улучшения эффективности старой системы без изменения ее основ.

Следовательно, реформу можно рассматривать как скрытый этап трансформации. Имея разную степень глубины, реформы создают условия для последующего качественного перерождения системы, именно поэтому имеет смысл говорить о реформационной трансформации, которая, вписываясь в логику эволюционных процессов, существенно ускоряет их. Революционная трансформация предполагает «снятие» старой системы и становление новой в ускоренном, революционном режиме. Революционная трансформация связана с разрушением прежних экономических и социальных структур и созданием новых при активном участии политических и властных сил.

С точки зрения системного подхода трансформация представляет собой процесс изменения, способ развития системы, который ведет либо к укреплению, либо к ослаблению системных свойств. Следовательно, системные критерии трансформации не могут быть сведены к каким-то показателям, характеризующим ее изменение (что вполне может вписаться в логику ее пространственно-временной организации). При В эволюционном процессе можно выделить несколько стадий, сменяющих одна другую: генезис системы;

достижение ею зрелого, устойчивого состояния;

дальнейшее старение, закат системы с рождением в ее недрах новых отношений, новой системы.

рассмотрении трансформации экономических систем необходимо исходить из императива развития, которое является имманентным свойством процесса трансформации. Развитие обусловливает формирование системной взаимозависимости, взаимосвязанности и взаимообусловленности. Подход к развитию как системному процессу предполагает, прежде всего, упорядоченность движения системы, поэтому в качестве критериев системного развития в диссертационной работе определены целостность, устойчивость, безопасность, справедливость.

Проблема трансформации ставит множество вопросов, среди которых важное место занимает вопрос, связанный с выбором направления трансформации той или иной экономической системы. Для постсоциалистических стран, например, этот выбор связан с ориентацией на рыночную экономику. Однако при этом необходимо учитывать усложнение экономического развития, появление множества сфер, где рыночная мотивация ограничена либо невозможна. Как следствие возрастают «обязанности» государства и требования к нему со стороны индивида, бизнеса, общества. Кроме того развитие экономики в современных условиях в значительной мере становится зависимым не столько от удовлетворения индивидуальных потребностей, сколько от оптимального сочетания общественных и индивидуальных интересов, что усиливает значение коллективности и повышает координирующую роль надындивидуальных сил.

В соответствии с этим в диссертации обосновывается идея, связанная с тем, что современная экономика имеет рыночную основу, рыночный двигатель, однако рычаги воздействия на него находятся в руках государства и все более проявляющего себя надындивидуального совокупного экономического субъекта, регулирующая роль которого, имея нерыночный характер, реализуется через институционализируемые в виде норм, правил поведения и ведения бизнеса, традиций, устоев, обычаев и т.д.

коллективные начала. В современных условиях максимизация индивидуального интереса – не аргумент, а функционально зависимый результат, производный от коллективного и общенационального интереса. Как следствие имеет место сложная комбинация регулирующих механизмов – рыночного и нерыночного (государственного, общенационального, корпоративного, международного). Все это не уменьшает значения рыночной мотивации, не исключает роли «экономического человека», однако учет только их недостаточен для решения экономических и социальных проблем. А все более возрастающее количество доводов о неправомерности определения предпочтений и целей индивида либо как заданных, либо как экзогенных относительно экономической системы обусловливает необходимость включения в число факторов, определяющих цели индивида, наряду с психологическими институциональных и социальных.

Человек выступает как представитель определенной социальной среды и ведет себя в соответствии с традициями, привычками, нормами, принятыми в рамках социума.

Поведение рыночных агентов зависит не столько от субъективных предпочтений, лежащих в основе потребности, сколько от их принадлежности к различным социальным группам. Следовательно, фундаментальная идея «экономического человека» должна уступить место идее «социально-индивидуального человека», меняющей иерархию интересов, их функциональную соподчиненность. Обеспечение приоритетности национальных интересов особенно актуально в период трансформации экономических систем, т.к. никакая сумма интересов «экономического человека» не может сформировать общественный вектор движения. Этим должны заниматься, прежде всего, государство и институты гражданского общества.

2. Субъектно-объектное содержание трансформации экономических систем Автор исходит из того, что вектор трансформации экономических систем формируется под влиянием как объективных условий и закономерностей, детерминирующих результаты трансформационных процессов, так и под воздействием экзистенциального выбора креативной части участников трансформации. В трансформационном процессе задействовано большое количество индивидов и групп, обладающих особыми интересами, однако не все они вносят одинаковый вклад в осуществление трансформации.

В зависимости от характера влияния на трансформационные процессы всех субъектов можно разделить на группы. Первая группа включает субъектов, инициирующих трансформационные процессы. Это правящая элита, государственные чиновники, чья деятельность связана с экономической службой.

Именно они инициируют реформационные процессы, занимаются изменением правовых норм, созданием новых институтов. В ходе трансформационной деятельности правящая элита определяет цели, разрабатывает новые «правила игры», облекая их в правовую форму и контролируя их выполнение. С ней могут быть связаны различные «группы влияния», которые при определенных условиях становятся «блоками политико экономической мощи» (Ж.-Ж. Шпенглер), стараясь изменить сложившуюся институциональную структуру, которая их по тем или иным причинам не устраивает.

Основной интерес таких групп – собственность и власть, стремление занять позиции в стратегических секторах экономики.

Вторую группу составляют субъекты, включающиеся в организационную и инновационно-предпринимательскую деятельность, использующие и закрепляющие новые нормы и правила. Благодаря инновационно-предпринимательской деятельности субъекты данной группы реализуют открываемые новыми «правилами игры» возможности и корректируют их в направлении собственных интересов, а также воздействуют на формирование новых «правил игры». Своей инновационной деятельностью эти субъекты изменяют условия и возможности выбора способов адаптации к новым условиям остальных экономических субъектов, которые непосредственно не причастны к инновационно-предпринимательской деятельности.

Третья группа субъектов оказывает влияние посредством адаптации поведения, доступного им способа приспособления к изменяющимся условиям. Эти субъекты формируют социальную среду по отношению к вектору трансформации, которая либо поддерживает и ускоряет осуществление трансформационных процессов, либо не принимает участия в них, сдерживает проведение последних. Восприятие осуществляемых трансформационных процессов многими субъектами, их поведение служат важной характеристикой этих процессов, во многом определяющих ход и результативность их проведения.

Сегодня трансформация экономик постсоциалистических стран происходит в условиях мощного воздействия стремительно развивающихся глобализационных процессов. Это служит основанием для выделения в качестве относительно самостоятельного глобального международного субъекта трансформации экономических систем.

Проблема субъектов трансформационного процесса довольно сложная и неоднозначная. В сложившейся научной традиции индивид, субъект рассматривается через движение вещей. Вещно-опосредованная форма отражения экономического бытия представляет не столько самого субъекта, сколько его безличное подобие, его экономическую логику. В действительности хозяйственная деятельность сопровождается не только материально-вещественными, но и духовно интеллектуальными потоками, включающими знания, умения, символические ценности.

В единстве этих двух потоков происходит формирование реально эволюционирующего институционального субъекта.

Эволюция экономического субъекта охватывает три этапа, связанные с индивидуализацией, деперсонификацией (обезличиванием) и институционализацией. В работе на основе обобщения процессов концентрации производства, расширения сферы институционализации и углубления социализации экономики формулируется вывод о закономерном замещении индивидуального экономического субъекта институционально-функциональными субъектами (рынком, фирмой, предпринимательскими и ассоциированными структурами, государством, наднациональными образованиями) и возрастании роли последних.

Не разделяя распространенные, однако, по мнению автора, не оправданные пессимистические взгляды на текущие трансформационные процессы в России, Казахстане и ряде других постсоциалистических стран, на осуществление модернизации, заявляемой на самом высоком уровне, в работе подчеркивается особая роль предпринимателей, по меткому замечанию Й. Шумпетера «созидающих разрушителей», и возлагается на них большая надежда. При этом автор исходит из того, что в результате проведенных трансформационных процессов экономики сформировался и требует своей дальнейшей реализации целый ряд новых предпринимательских инноваций. Это выход на новые рынки, освоение новых ресурсов, внедрение новых технологий, производство новых товаров, использование новых методов управления. Реализация этих и других рыночных сдвигов вселяет уверенность в том, что в предстоящие годы трансформационные процессы должны активизироваться.

Указанное многообразие форм предпринимательских инноваций дает основание заключить, что экономические системы большинства постсоциалистических стран находятся сегодня в состоянии оживления трансформационных процессов.

Субъективность трансформационных процессов находит свою конкретизацию в объектном содержании экономической системы, имеющей сложную структуру.

Происходящие в ней изменения подчинены определенной логике, которая заключается в том, что трансформация экономических систем как способ их развития предполагает не просто изменение отношений между людьми, а осуществление процессов, в которых экономические отношения опосредуются организационно-производственными, материально-вещественными процессами и наоборот. Все структурно-функциональные звенья системы образуют части единого целого и не существуют вне последнего. Они связаны генетически (единством происхождения), и функционально, т.е. все звенья взаимообусловлены друг другом. Эта взаимосвязь частей целого наиболее полно и содержательно выражена К. Марксом в «Экономических рукописях 1857-1859 гг.», где он писал: «Если в законченной буржуазной системе каждое экономическое отношение предполагает другое в буржуазно-экономической форме и таким образом каждое положенное есть вместе с тем и предпосылка, то это имеет место в любой органической системе. Сама эта органическая система как совокупное целое имеет свои предпосылки, и ее развитие в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы. Таким путем система в ходе исторического развития превращается в целостность. Становление системы такой целостностью образует момент ее, системы, процесса, ее развития»2.

В соответствие с этим методологическим положением К. Маркса в работе обосновывается положение о включении в качестве эндогенного элемента экономической системы организационно-производственной структуры, общественного характера производительных сил. В действительности нельзя игнорировать тот факт, что производственные отношения опосредуются организационно-производственными процессами и наоборот. Эта взаимосвязь служит фактором включения в структуру экономической системы организационно производственной составляющей в качестве ее неотъемлемого элемента.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч.I. – С. 229.

Механизм трансформации экономических систем нельзя раскрыть вне взаимосвязи производительных сил и производственных отношений. Каждая из сторон этой взаимосвязи существует благодаря опосредованию своей противоположностью в рамках единого целого. При этом необходимо иметь в виду, что такие производительные силы как разделение труда, кооперация, специализация, концентрация и организация производства, коллективная производительная сила труда и т.д. прямо и непосредственно выступают стороной производственных отношений. Своей технико производственной или организационно-производственной стороной производственные отношения включаются в структуру производительных сил общества. В переходе противоположностей друг в друга, в их взаимосвязи и взаимоопределении заключаются движущие силы трансформации как способа развития экономической системы.

В реальной действительности экономические отношения опосредуются организационно-производственными и технологическими процессами. Анализ опыта рыночных преобразований экономик постсоциалистических стран, социально экономических и институциональных изменений в них показал, что эти изменения не всегда обусловливались и подкреплялись соответствующими изменениями технико производственных структур, что явилось одной из причин сдерживания процесса формирования целостности, устойчивости, безопасности и справедливости трансформируемой экономики.

Наряду с выделением в экономической системе технико-производственных отношений и определения их роли в осуществлении трансформационных процессов приобретает не меньшее значение относительно самостоятельное рассмотрение остальных составляющих системы. Они в своей совокупности образуют общественно производственные или социально-экономические отношения, отличающиеся от первых властно-управленческой ролью и формами собственности. В их составе содержатся две группы отношений. Одна из них состоит из товарно-денежных отношений, координируемых с помощью ценовых сигналов, взаимодействия спроса и предложения, конкуренции. Это саморазвивающаяся часть отношений экономической системы, выполняющая роль «невидимой руки».

Современная экономика представляет собой не только сложную совокупность товаропроизводителей, взаимодействующих между собой в процессе товарного обмена результатами производства, но и систему непосредственного сотрудничества субъектов экономики, образующую вторую группу отношений, предполагающую совместный труд совокупного работника и коллективную производительную силу этого труда.

Отношения сотрудничества являются неотъемлемым слагаемым экономической системы. Они характерны как микро-, так и макроуровню. Специфической формой выражения совместного труда является обмен живой деятельностью его участников. В процессе этого обмена экономическое поведение отдельных индивидов преломляется и реализуется свойством совокупного работника, создающего коллективную, общественную производительную силу, которая качественно и количественно отличается от простой суммы индивидуальных рабочих сил.

Отношениям сотрудничества характерен специфический механизм их координации, существенно отличающийся от рыночного механизма координации экономических связей. Он предполагает установление отношений иерархии, согласования и соподчинения, обмена знаниями, умениями, опытом, информацией, принятием упреждающих решений по сравнению с конкретными экономическими действиями. По мере развития «новой экономики», интеллектуализации производства, расширения горизонтальных (сетевых) связей, усиления внутрисистемной интегрированности будет возрастать роль и значение нерыночного механизма координации экономических связей, государственного регулирования экономики.

Структура объекта трансформации осталась бы незавершенной без включения в нее институтов. Данная проблема уже длительное время является дискуссионной.

Диссертант разделяет позицию экономистов, рассматривающих институты как эндогенные составляющие экономической системы. Институты представляют собой не только совокупность правил, устойчивых норм, упорядочивающих взаимодействие между субъектами, но и функционально-организационные формы коллективной экономической деятельности. Опосредуя процессы осуществления экономических отношений и самоорганизации систем, институты упорядочивают функционирование экономической системы и в своей совокупности составляют ее внутреннее устройство.

Сегодня рациональное поведение «переросло» индивидуальный уровень принятия решений и предполагает учет действий других участников совместной деятельности. В формировании экономического механизма координации участвуют такие институты, как рынок, корпорации, государство, различные ассоциированные структуры, международные организации.

Экономическая деятельность осуществляется в определенной институциональной среде. Институциональные нормы и структуры ориентированы на сбалансированное взаимодействие принципов субсидиарности и коммунитарности, гармоничное сочетание индивидуальных и общественных ценностей и интересов. Институты выступают в качестве своеобразной нормативной модели, определяющей, что в данном обществе считается должным, заданным или ожидаемым. Они призваны приводить разнообразные потенциальные возможности человеческой деятельности в согласованную систему. Имея кооперативное происхождение, институты создают механизмы координации в нерыночном пространстве. Институциональные нормы обязаны своим происхождением сотрудничеству, а не конкуренции.

Экономическую систему неправомерно рассматривать вне социальных отношений.

Социальная составляющая, встраиваясь в экономическую систему, сращиваясь с ней, становится ее неотъемлемой частью. Ярким примером игнорирования социальной составляющей служат действия российских реформаторов в начале 1990-х гг., полагающих, что «невидимая рука» рынка расставит все по своим местам. Однако получилось иначе. Дело в том, что свободная конкуренция способствует развитию, если она базируется на устоявшейся системе социальных норм. Свободное экономическое поведение реализуется в рамках широких ценностей, разделяемых обществом. Оно изначально вложено в социальную матрицу. В обществе существует сложившаяся система ценностей, на основе которой происходит репликация всех способов экономического поведения. И чем глубже протекает этот процесс, тем активнее проявляется созидательная роль свободной конкуренции, т.е. для конкуренции нужен серьезный социальный фундамент.

В работе аргументируется положение о том, что социальная составляющая охватывает широкий круг социальных отношений, складывающихся в процессе осуществления экономического сотрудничества, многообразных форм социальной деятельности на внутрикорпоративном, местном, региональном и государственном уровнях. Многие социальные отношения возникают и функционируют не наряду с производственными отношениями, а вместе с ними, будучи «слитыми» в единое целое (совместный труд, условия труда, коллективная производительная сила, взаимопомощь, обмен опытом и информацией, солидарность и т.п.).

Таким образом, содержание трансформации экономических систем было бы неполным, односторонним, если бы оно ограничивалось изменениями, обусловленными только чисто экономическими факторами. На осуществление трансформационных процессов оказывают определенное воздействие многие неэкономические факторы, включая морально-этические, нравственные и другие. Однако на сегодняшний день отсутствует общепризнанная методология исследования этого воздействия. Общей чертой основной массы работ, рассматривающих в той или иной мере неэкономические отношения, является признание их внешними к отношениям экономическим. Правда, определенное исключение допускается к социальным отношениям. Они порой включаются в состав экономических отношений, заменяя понятие «экономическая система» понятием «социально-экономическая система», которая предполагает не только взаимодействие экономики и социальных отношений, но и их слитность.

С усложнением экономики, усилением ее интегрированности во все большей мере неэкономические отношения интернируются внутрь системы экономических отношений, образуя ее имманентный компонент. При этом данное «сращивание» охватывает не все неэкономические отношения, часть из них остается вне экономической системы и экзогенно воздействует на нее. В этой связи в работе подчеркивается, что нельзя игнорировать такой аспект трансформации экономических систем как возникновение нравственных противоречий. Они состоят в том, что складывающиеся в результате трансформации экономические отношения порой не соответствуют системе ценностей и нормам хозяйственного права, принципам социальной справедливости. Так, разрушение традиционной иерархии нравственных ценностей в ходе рыночных преобразований российской экономики привело к доминированию корпоративно-коллективных интересов над интересами общества и государства, вызвало дегуманизацию и криминализацию экономических отношений.

И, наконец, в современных условиях трансформация национально-государственной формы экономики во все большей мере находится под возрастающим воздействием глобализационных процессов. Многие тенденции глобализации мировой экономики расширяют экономическое пространство национальной экономики, увеличивают масштабы экспортной и импортной деятельности. При расширении возможностей экономического развития, которые дает глобализация, возникают, однако, и негативные моменты, связанные с чрезмерной открытостью национальной экономики, а также ее местом в международном разделении труда. На этой основе происходит закономерное превращение отдельных глобализационных процессов из внешних факторов воздействия на трансформацию во внутренние, возрастает уровень глобализации национальной экономики.

3. Основные результаты трансформации экономических систем постсоциалистических стран В настоящее время кардинальные изменения происходят в постсоциалистических странах, экономические системы которых оказались подвержены и процессам глобализации, и постиндустриальным вызовам. Но в большей степени трансформация здесь связана с ломкой плановой административно-командной системы и переходом к рыночной системе хозяйствования. В диссертации сделан вывод, что негативные последствия реформ в постсоциалистических странах – мощный трансформационный спад, сильная деформация экономических систем ряда стран, расслоение общества, падение уровня жизни большей части населения, явления деиндустриализации и технологической отсталости – явились следствием неадекватности либеральной модели проводимым преобразованиям, игнорирования принципов системности и социализации.

Сосредоточившись на переделе собственности, трансформации механизмов координации и институциональной структуры, реформаторы исключили из поля своего зрения производственно-технологическую базу. Учитывая, что в большинстве постсоциалистических стран она была далеко не передовой, за годы реформ технологическая отсталость от развитых стран еще больше возросла.

С точки зрения системных характеристик результаты трансформации экономических систем в постсоциалистических странах проявились по-разному.

Наиболее прочные системные свойства характерны экономикам, выбравшим «градуалистский» подход к осуществлению трансформации. В некоторых странах ЦВЕ, которые имели достаточно высокий стартовый уровень развития и экономического потенциала, более благоприятные предпосылки перехода к рыночной экономике, реформы не оказали сильного разрушительного воздействия. В этих странах существенную регулирующую роль играло государство, активизирующее процессы институционализации и социализации экономики, создающее благоприятный инвестиционно-инновационный климат. Для большинства же стран СНГ были характерны относительно низкий стартовый уровень экономического развития (при наличии передовых секторов), менее благоприятные предпосылки для перехода к рыночной системе. Либерализация в этих странах сопровождалась открытием границ с выделением экспортоориентированных блоков, их самообособлением от других секторов экономики, что нарушало целостность экономического организма. Следствием проводимой либеральной политики, а также политики в сфере передела собственности явилось выделение мощных государственно-корпоративных монополистических, олигархических структур, которые в условиях размытости институциональных рамок хозяйственной деятельности играли (и продолжают играть) сильную регулирующую роль в противовес силам рынка и государства. Преобладание частных интересов таких структур над национальными интересами в совокупности с прочими проблемами привели к нарушению системных свойств экономик этих стран. А социальный кризис, обусловивший ослабление действия «социального клея», еще более усугубил ситуацию.

Сделан вывод, что в этих странах в наибольшей степени проявились противоречия между обезличенностью и персонифицированностью экономических форм. Это связано с тем, что в отличие от стран классического капитализма диалектика хозяйствующего субъекта, принимающего решения, и рынка как «субъектоподобного института», оптимизирующего эти решения, здесь практически не прослеживалась в явной форме. В трансформационный период, когда государство отказалось от ряда регулирующих функций, образовался вакуум. Рынок не занял его вследствие неразвитости, поэтому этот вакуум стали заполнять другие структуры (кланово-корпоративные, олигархические), владеющие основными видами наиболее производительных в текущем периоде ресурсов, возглавляемые конкретными персонами. Именно эти персоны, преследуя свои интересы, стали оказывать влияние на принятие политических и экономических решений. Постепенно стало складываться новое соотношение сил между обезличенным рынком, государством и персонифицированными экономическими субъектами, играющими все более значимую роль. Как следствие экономические формы, которые должны быть обезличенными, в условиях трансформации экономических систем персонифицировались. В этом плане хорошо охарактеризовал российскую экономику Г. Клейнер, указав на тенденцию «уменьшения размеров основных экономических агентов» от «экономики государства» до «экономики физических лиц», когда вместо необходимого для развития рыночных отношений обезличивания происходит обратный процесс персонификации, а мотив личного обогащения выходит на передний план.

Результаты трансформации значительной части постсоциалистических стран обусловили их неустойчивость, слабую адаптивность к вызовам глобализационных процессов, низкую конкурентоспособность и интегрированность в мировую экономику, скатывание на ее периферию. Проявление черт деформированности и противоречивости развития как результат игнорирования принципов системности и приоритетности общенациональных интересов в процессе трансформации нашло яркое отражение, например, в российской и казахстанской экономиках3.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.