авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 |

Автореферат диссертации по медицине. Клинико-метаболические особенности адаптации новорожденных детей в ранний неонатальный период Шейбак ЛИДИЯ НИКОЛАЕВНА КЛИНИКО-МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ ...

-- [ Страница 1 ] --
Автореферат диссертации по медицине.

Клинико-метаболические особенности адаптации новорожденных детей в ранний неонатальный период Шейбак ЛИДИЯ НИКОЛАЕВНА КЛИНИКО-МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ НОВОРОЖДЕННЫХ ДЕТЕЙ В РАННИЙ НЕОНАТАЛЬНЫЙ ПЕРИОД 14.00.09 - педиатрия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук Москва - 2004 Работа выполнена в Гродненском государственном медицинском университете Научные консультанты: академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор В.А.Таболин доктор медицинских наук, профессор В.С.Ракуть, Официальные оппоненты: доктор медицинских наук профессор Демин В.Ф. доктор медицинских наук профессор Пономарева Л.П. доктор медицинских наук профессор, Ботвиньев O.K.

Ведущее учреждение - Научно-исследовательский институт педиатрии и детской хирургии МЗ РФ Защита состоится _2004 г. в _часов на заседании диссертационного совета Д208.072.02 в ГОУ ВПО Российском государственном медицинском университете Минздрава России по адресу: 117997, Москва ул. Островитянова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГМУ Автореферат разослан_ 2004 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета доктор медицинских наук Н. П. Котлукова ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность проблемы.

Перинатальная патология в значительной мере предопределяет постнатальное развитие ребенка, а затем и взрослого человека [Ю.Е.Вельтищев, 1981;

Т.Г.Авдеева, 1998;

Э.К.Айламазян, 1999]. Перинатальные патогенные факторы искажают реализацию генетической программы и в результате наблюдается общее ухудшение здоровья, повышенная заболеваемость населения в течение всей жизни [А.С.Петрухин, 1997].

В настоящее время наблюдается отчетливое возрастание патологии плода приводящее к нарушению или невозможности адаптации ребенка к внеутробной жизни. В ранний неонатальный период адаптация осуществляется с участием сложного комплекса нейроэндокринных изменений и обеспечивается становлением реакций энергетического гомеостаза. Основными энергетическими субстратами у плода и новорожденного являются углеводы. Жизнедеятельность организма тесно связана с процессами гликолиза, ферментативным распадом углеводов. Чем моложе ребенок, тем интенсивнее протекают у него гликолитические процессы и тем больше его потребность в углеводах [В.А.Таболин, 1996;

Н.П.Шабалов, 1997].

Метаболизм глюкозы у животных и человека имеет две наиболее важные особенности.

Первая из них - это накопление гликогена, который в случае необходимости может быть быстро использован. При снижении количества глюкозы, поступающей с пищей или извлекаемой из гликогена печени, она синтезируется из аминокислот. Вторая особенность метаболизма глюкозы состоит в том, что определенные ткани, в том числе мозг, клетки крови, мозговое вещество почек и семенники, получают практически всю необходимую для них энергию за счет окисления глюкозы. Механизм регуляции содержания глюкозы в организме обеспечивается рядом гормонов. Инсулин повышает скорость усвоения глюкозы тканями. Кортизол ускоряет процесс глюконеогенеза и накопления гликогена в печени. Главным гормональным сигналом, обуславливающим увеличение мобилизации аминокислот, стимуляцию глюконеогенеза, липолиза и ке-тогенеза при длительном голодании, служит дальнейшее уменьшение концентрации инсулина плазмы крови [A.F.Williams, Углеводы составляют 40-50% калорийной ценности пищи, за счет их полноценного переваривания и усвоения обеспечиваются условия для оптимального роста и развития ребенка. Тесты на толерантность к углеводам характеризуют скорость всасывания и усвоения Сахаров, способность печени, мышц и других органов аккумулировать глюкозу, что для оценки углеводного обмена является более ценным, чем изолированное определение уровня глюкозы крови натощак [А.К.Устинович, 1985;

В.А.Таболин, Л.И.Лукина 1987].

Нарастание частоты гипогалактии у женщин в послеродовом периоде, а также выраженная тенденция снижения частоты и продолжительности грудного вскармливания [К.С.Ладодо, 1998,1999;

И.Я.Конь, 1999] делают актуальным исследования гидролиза и всасывания сахарозы тонким кишечником у новорожденных детей.

Основным объектом перинатальной медицины являются женщины, беременность и роды у которых относятся к категории повышенного или высокого риска. Именно эти беременные определяют репродуктивные потери, перинатальную и раннюю неона тальную смертность [Ю.И.Барашнев, 1994, 1998;

В.А.Таболин, 1999].

У женщин с ожирением изменяется обмен веществ и функция эндокринных желез, наблюдаются гиперкортицизм, гипосек-реция половых и соматотропных гормонов, снижение активности симпатикоадреналовой системы, гиперинсулинизм, нарушение водно-электролитного обмена и функции печени [О.В.Сивочало-ва, 1995;

М.М.Шехтман, 1999]. Эти особенности отражаются на развитии плода и новорожденного, вызывая нарушения адаптации в ранний неонатальный период, что делает актуальным определение возможностей коррекции данных нарушений и разработки методов ее осуществления в повседневной клинической практике.

Одновременно чаще стали рождаться дети с низкой массой тела к сроку гестации, что является, в основном, результатом хронической внутриматочной гипоксии. «Память» об антенатальном стрессе может реализоваться через стойкие, необратимые изменения структуры внутренних органов, опосредованного участия гормонов [В.К.Зубович, 1989;

А.С.Петрухин, 1997].

Связь работы с крупными научными программами.

Работа выполнялась в Гродненском государственном медицинском университете на базе клинического родильного дома в рамках республиканской программы 43.01р "Создать новые эффективные лекарственные препараты", тем "Состояние лактаз-ной и сахаразной активности тонкого кишечника при различных патологических состояниях у детей» (номер госрегистрации 199512999), "Дисахаридазная активность тонкой кишки при различных соматической патологии у детей в современных экологических условиях» (номер госрегистрации 19983059), задания «Комплексная оценка здоровья матери и ребенка, изучение патогенетических механизмов развития патологических процессов, разработка способов профилактики и реабилитации» (номер госрегистрации 20021621) в рамках Государственной программы фундаментальных исследований (ГПФИ) «Изучение этиопатогенеза наиболее распространенных и вновь возникающих заболеваний человека и разработка на их основе новых медицинских технологий».



Цель и задачи исследования Целью исследования явилось определение клинико-метабо-лических особенностей адаптации новорожденных детей из групп риска в ранний неонатальный период и разработка способов коррекции дизадаптационного синдрома.

В соответствии с поставленной целью предусматривалось решение следующих задач:

исследовать содержание инсулина, кортизола и глюкозы, а также спектра свободных аминокислот в сыворотке пу-повинной крови у новорожденных детей при гестационном и алиментарно-обменном ожирении у их матерей с учетом развития дизадаптации в ранний неонатальный период;

изучить взаимосвязь гликемии, содержания инсулина и кортизола в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей с клиническими проявлениями недостаточности питания при рождении, а также их влияние на течение ранней неонаталь ной адаптации;

охарактеризовать изменения состояния аминокислотного пула сыворотки пуповинной крови у новорожденных маловесных к сроку гестации и у детей с признаками недостаточности питания при рождении без дефицита массы тела;

определить особенности неонатальной адаптации детей при воздействии на матерей различных производственных факторов;

охарактеризовать особенности гликемии у новорожденных детей из групп риска и ее связь с сахаразо-изомальтаз-ной активностью тонкого кишечника;

исследовать возможность использования тауфона у женщин при задержке внутриутробного развития плода, как адап-тогена накануне родов, а также в комплексной терапии у новорожденных с гипоксически-ишемическим поражением нервной системы;

исследовать эффективность использования сульфата цинка у новорожденных детей с сахаразо-изомальтазной недостаточностью в ранний неонатальный период.

Объект и предмет исследования.

Объектом исследования явились беременные женщины и их.новорожденные дети из групп риска, которым проведено определение свободных аминокислот и их производных, содержания инсулина, кортизола и глюкозы в сыворотке пуповинной крови, нагрузочные тесты толерантности к дисахаридам и другие классические биохимические показатели, характеризующие клинико-метаболическую адаптацию.

Гипотеза.

Предполагается, что изучение клинико-метаболических особенностей течения раннего неонатального периода у детей из групп риска позволит определить перспективные направления адекватной коррекции нарушений адаптации после их рождения.

Методология и методы проведенного исследования.

Надежность и достоверность полученных в ходе исследований данных обеспечивалась соблюдением определенных правил, базирующихся на методологических принципах подхода к решению поставленных задач, с использованием репрезентативного метода, методов стандартизированного интервьюирования, а также метода программированной статистической обработки результатов.

Научная новизна и значимость полученных результатов В представленной работе впервые проведено комплексное клинико-метаболическое исследование показателей гомеостаза обмена глюкозы, пула свободных аминокислот, содержания инсулина и кортизола как регуляторов метаболизма в организме у новорожденных детей при гсстационном и обменно-алиментар-ном ожирении у их матерей. На основании результатов клинических и биохимических исследований предложена и обоснована концепция ранней активации резервных механизмов метаболизма у плода, что неблагоприятно сказывается на течении ранней неонатальной адаптации у новорожденного.

Получены новые данные об особенностях гомеостаза глюкозы и возможных воздействиях на него инсулина и кортизола в ранний неонатальный период у новорожденных детей, матери которых имели нарушения жирового обмена в период беременности или до нее.

Впервые установлено наличие аминокислотного дисбаланса в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей, матери которых имели гестационное или обменно алиментарное ожирение. Установлено увеличение частоты возникновения геморрагического синдрома в э;

ой группе детей, сопровождающегося повышением коэффициента гидроксилирования свободных аминокислот, что свидетельствует о незрелости ферментативной активности печени.

Впервые показано, чю дальнейшее поступление углеводов для обеспечения основных потребностей организма у новорожденных детей от матерей с нарушениями жирового обмена, нередко является недостаточным из-за снижения активности диса-харидаз тонкого кишечника, что пролонгирует активацию глюко-неогенеза и катаболическую направленность метаболизма.

Установлено, что у новорожденных детей с проявлениями недостаточности питания при рождении имеет место дисбаланс аминокислот в сыворотке пуповинной крови. Впервые установлены закономерности изменении фонда свободных аминокислот и их производных у новорожденных детей с признаками недостаточности питания при рождении в зависимости от наличия дефицита массы тела к сроку геста^ии.

Впервые установлено, что различные неблагоприятные производственные условия у матерей оказывают негативное влияние на плод и новорожденного посредством формирования осложнений в течение беременности и ролов, и не вызывают специфичес ких метаболических отклонений в организме ребенка при рождении.

Получены новые данные о применении тауфона у женщин в период беременности и накануне родов, а также у новорожденных детей с гипоксически-ишемическим поражением нервной системы. Использование тауфона в комплексной терапии у беременных женщин с задержкой внутриутробного развития плода способствовало улучшению состояния плода по данным доппле-рографии. Выявлено, что применение тауфона у женщин накануне родов увеличивает содержание таурина в сыворотке пуповин-ной крови новорожденных и ликвидирует дисбаланс пула свободных аминокислот. Таурин, используемый в комплексной терапии гипоксических поражений нервной системы у новорожденных детей, позволяет более эффективно проводить медикаментозную коррекцию нарушений ее функционального состояния.

Практическая значимость полученных результатов.

Внедрен в клиническую практику разработанный нами способ коррекции задержки внутриутробного развития плода путем включения в комплексную терапию женщин тауфона (получено положительное решение на выдачу патента №5898 от 10.10.2003).

Внедрен в клиническую практику разработанный нами способ коррекции ранней неонатальной адаптации у новорожденных детей путем назначения тауфона женщинам накануне родов (патент на изобретение №1972 от 04.08.1997 г.).

Внедрен в клиническую практику разработанный нами способ коррекции сахаразной недостаточности тонкого кишечника у новорожденных детей путем назначения сульфата цинка энте-рально (рацпредложение № 76 от 12. 01. 2001).

Экономическая значимость полученных результатов.

Выявленные особенности пула свободных аминокислот и их производных, содержания инсулина и кортизола в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей, матери которых имели гестационное или обменно-алиментарное ожирение, а также у детей с проявлениями недостаточности питания при рождении, позволяют осуществлять у них адекватную коррекцию нарушений метаболизма.

Повышение эффективности выхаживания новорожденных детей из групп риска, ввиду ее высокой социально-экономичес кой и гуманитарной значимости является однозначно экономически выгодной.

Применение тауфона в комплексной терапии гипоксически-ишемических поражений нервной системы позволило добиться эффективной динамики ликвидации патологического процесса и сократить продолжительность пребывания в стационаре детей с данной патологией с 16 до 12 койко-дней.

Использование сульфата цинка у новорожденных детей с сахаразо-изомальтазной недостаточностью позволило улучшить течение у них ранней неонатальной адаптации в виде более эффективного восстановления физиологической убыли массы тела и исчезновения проявлений токсической эритемы.

Полученные данные используются в педагогической и клинической практике, что подтверждено соответствующими актами о внедрении.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

У новорожденных детей от матерей с гестационным и об-менно-алиментарным ожирением, а также у детей с проявлениями недостаточности питания при рождении имеет место нарушение гомеостаза глюкозы и гормональный дисбаланс в сыворотке пуповинной крови.

Установлена взаимосвязь между изменениями в пуле свободных аминокислот сыворотки пуповинной крови, наличием дизадаптации в ранний неонатальный период и избыточной прибавкой массы тела матерей при беременности.

Дисбаланс пула свободных аминокислот и их производных в сыворотке пуповинной крови наиболее выражен у маловесных новорожденных детей и зависит от выраженности дефицита их массы тела при рождении.

Отклонения от нормального течения беременности у женщин способствуют нарушению созревания сахаразо-изомальтаз-ного комплекса тонкого кишечника у новорожденных детей, продлевая катаболическую направленность течения обменных процессов.

Целенаправленная метаболическая коррекция ранней неонатальной адаптации у новорожденных детей из групп риска путем назначения тауфона приводит к относительной нормализации фонда свободных аминокислот, создавая предпосылки к оптимизации адаптационного периода.

Личный вклад соискателя Конкретное личное участие автора в выполнении диссертационной работы состояло: в практической деятельности по планированию и осуществлению всех этапов исследования, проведении отбора детей в группы исследования, их объективном обследовании, оценке физического развития, участии в лечебном процессе всех пациентов анализируемых групп, отборе проб и последующей пробоподготовке, анализе результатов, формулировке выводов и практических рекомендаций. Лабораторные исследования выполнены специалистами областного клинического родильного дома г.Гродно, сотрудниками ЦНИЛ ГГМУ и Института биохимии НАН РБ, а статистическая обработка результатов лично соискателем.

Апробация результатов исследования Апробация результатов исследования: основные положения диссертационной работы доложена на V Гродненской областной конференции молодых ученых и специалистов (Гродно, 1989);

III Республиканской конференции молодых ученых и специалистов (Гродно, 1989);

IV Всесоюзной конференции (Москва, 1990);

VI конференции молодых ученых и специалистов (Гродно, 1990);

Пленуме Белорусского медицинского общества детских врачей (Новополоцк, 1991);

VII Гродненской конференции молодых ученых и специалистов (Гродно, 1991);

Итоговой научной конференции ГГМИ (Гродно, 1992);

VIII Гродненской областной конференции молодых ученых и специалистов (Гродно, 1993);

международной конференции, посвященной 35-летию ГГМИ (Гродно, 1993);

26-ом Международном Симпозиуме по неврологии (Инсбрук, 1993);

VII съезде педиатров Республики Беларусь (Минск, 1993);

научной конференции, посвященной 60-летию Витебского мединститута (Витебск, 1994);

научно-практической конференции, посвященной 75-летию Гомельской областной клинической больницы (Гомель, 1996);

международном симпозиуме « Аминокислоты и их производные (химия, технология, биохимия, фармакология, медицина)» (Гродно, 1996);

1-ом Национальном Конгрессе педиатров Словакии (Братислава, 1997);

11 Международном Симпозиуме по медицинским технологиям (Нидерланды, 1997);

научно-практической конференции "Новое в профилактике, диагностике и лечении в акушерстве, гинекологии и неонатологии» (Минск, 1997);

Международной научной конференции (Гродно, 1998);

VII съезде педиатров Республики Беларусь (Минск, 1999);

2-ой Республиканской конференции «Клинико-лабораторные аспекты метабо-литной терапии» (Витебск, 1999);

научно практической конференции, посвященной 60-летию эндокринологической службы РБ (Минск, 2000);

международном симпозиуме «Биологически активные соединения в регуляции метаболического гомеостаза (Гродно, 2000);

международной научно практической конференции, посвященной 10-летию Гомельского медицинского института (Гомель, 2000);

II международном Конгрессе валеологов и IV Все-росссийской конференции «Педагогические проблемы валеоло-гии» (Санкт-Петербург, 2000);

X съезде Белорусского общества физиологов (Минск, 2001);

VII съезде акушеров-гинекологов и неонатологов Республики Беларусь (Гродно, 2002);

на научно-практической конференции «Общественное здоровье и здравоохранение» (Минск, 2002);

V съезде гематологов и трансфузиологов Республики Беларусь (Минск, 2003).

Опубликованность результатов По материалам диссертации опубликованы 73 работы: 2 монографии, 48 статей, 21 работа в тезисах конференций, имеются патент РБ (№1972 от 17.02.95 г.), и положительное решение на выдачу патента №5898 от 10.10.2003, 4 рационализаторских предложений. публикаций без соавторов. Общее количество страниц опубликованных материалов составляет 365.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из общей характеристики работы, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, 4 глав с изложением результатов собственных исследований, заключительного обсуждения и заключения. Список использованной литературы состоит из 448 источников. Работа изложена на 250 страницах машинописного текста, содержит 31 рисунок и 33 таблицы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Клиническая характеристика обследованных групп детей Группа новорожденных детей от матерей с ожирением, развившимся до наступления и во время беременности: в данную группу вошли 311 новорожденных детей от матерей с ожирением различной степени выраженности. 56 новорожденных родились у женщин с избытком массы тела на 20% и более, развившимся до наступления беременности. Женщины данной группы прибавили за беременность 10,3±0,9 кг. У 255 новорожденных детей матери прибавили за период беременности более 12 кг (в среднем 17,210,12 кг), гестационное ожирение. Ожирение во время беременности у женщин характеризовалось избыточным отложением жира в области молочных желез, ягодиц, бедер и живота. Ожирение, развившееся до наступления беременности, было представлено обменно-алиментарной формой у всех женщин данной группы и имело 3 степени выраженности. При первой степени фактическая масса тела превышала «идеальную» не более чем на 29.%, в данную группу вошли 38 женщин. У женщин фактическая масса тела превышала «идеальную» на 30-49%, 2 степень ожирения.





При 3-ей степени ожирения избыток массы тела составил 50-99%, в эту группу вошло женщин. Определение нормальной массы тела проводилось с использованием показателя Брока [Т.О.ЗЬоИ й а1., 1995;

М.М.Шехтман, 1999].

Антропометрические показатели у новорожденных детей от матерей с ожирением, развившимся до наступления беременности, отличались большими показателями массы тела (3741190,5 г), длины тела (53,510,35 см), а также окружностей головы (35,710,22 см) и груди (34,810,22 см), в то время как избыточная прибавка массы тела за период беременности у женщин существенно не влияла на антропометрические показатели у новорожденных (3541136,0 г;

52,510,14 см;

34,910,10 см;

33,910,10 см;

соответственно). У новорожденных детей от матерей с нарушениями жирового обмена отмечалась большая физиологичекая убыль массы тела (290,7113,2 г;

7,811,5%). Соответственно, медленнее происходило восстановление первоначальной массы тела. У 49 (88%) родильниц с ожирением, развившимся до беременности, отмечалась ранняя гипогалактия.

Клинические проявления ранней гипогалактии при гестационном ожирении у матерей отмечались у 39 (15%)) родильниц.

Новорожденные дети с проявлениями недостаточности питания при рождении:

обследовано 300 новорожденных детей с замедлением роста и недостаточностью питания при рождении. Данный термин мы применяли к маловесным и малым для срока гестации детям с признаками недостаточности питания (сухость, шелушение кожи, слабая выраженность подкожной жировой клетчатки), а также к новорожденным, у которых не было снижения массы тела соответственно сроку беременности, но отмечались признаки недостаточного питания (МКБ X пересмотра, рубрика Р05). У 88 детей дефицита массы тела не отмечалось, массо-ростовой коэффициент у новорожденных данной группы составил 60,0±0,25. Средняя масса тела у них была равна 3427±39,5 г;

длина тела - 52,3±0,16 см;

окружность головы - 34,7±0,12 см.

212 новорожденных детей, помимо клинических проявлений недостаточности питания при рождении, имели дефицит массы тела по отношению к долженствующему и снижение массо-ростового показателя. У 124 доношенных новорожденных детей с массо-ростовым показателем от 55 до 59 диагностирована пренаталь-ная гипотрофия 1 степени, у 74 пренатальная гипотрофия 2 степени (массо-ростовой показатель от 50 до 54) и у 15 пренатальная гипотрофия 3 степени (массо-ростовой показатель менее 50). У родильниц, родивших детей с клиническими признаками недостаточности питания при рождении, отмечались проявления ранней гипогалактии (26%).

Новорожденные дети от матерей различных профессиональных групп: выделены 5 групп новорожденных детей, матери которых были заняты на промышленных производствах и имели различные условия труда в период беременности. Так, у 144 новорожденных детей матери в период беременности работали малярами и контактировали с парами органических растворителей. 142 новорожденных ребенка родились у матерей, работавших до и во время беременности на прядильно-ниточном комбинате. 91 ребенок родился у матерей, работавших швеями в период беременности. У 208 новорожденных детей матери в период беременности работали монтажницами на заводе «Автомагнитола» и контактировали с парами свинца. У 120 новорожденных детей матери в период беременности работали учителями или воспитателями в детских садах.

Дети, которым проводилась коррекция тауфоном на различных стадиях развития. Нами использован препарат «Тауфон» (4% раствор аминокислоты таурин) по трем основным направлениям. Тауфон включали в комплекс лечебных мероприятий при диагностированной задержке внутриутробного развития плода у 62 женщин при сроке беременности 28-34 недели, госпитализированных в отделение патологии беременных.

У 64 женщин тауфон использовали накануне родов (в течение 2-5 суток) с целью коррекции ранней неонатальной адаптации новорожденных детей.

У 110 новорожденных детей тауфон использовали в комплексной терапии гипоксически ишемических поражений ЦНС. Во всех случаях тауфон назначали в виде глазных капель, учитывая рекомендации Фармкомитета по применения данного препарата, а также то, что таурин, являясь нейромодулятором, накапливается в ЦНС с помощью аксоноплазматического транспорта по нервным волокнам (О.С.Гладышева, 1998г.;

Е.

Brittebo, C.Eriksson,1995г.).

Методы исследования Содержание свободных аминокислот и их производных в депротеинизированных экстрактах сыворотки пуповинной крови определяли катионообменной хроматографией на автоанализаторе аминокислот Т-339Т (Чехия) по модифицированному методу Benson I.R., Paterson (1974) в системе Li-цитратных буферных растворов. Графическая запись результатов определения произведена с помощью двухканального регистратора TZ-4000.

Расчет площадей пиков индивидуальных соединений осуществлялся с помощью интегратора CI-100 (ЧФСР).

Определение кортизола в сыворотке пуповинной крови осуществляли с помощью набора реактивов для радиоиммунологического определения кортизола в сыворотке крови человека «CTEPOH-K-12SI-M», изготовленного в «Хозрасчетном опытном производстве» Института биоорганической химии Национальной Академии наук Беларуси.

Определение инсулина в сыворотке пуповинной крови проводили используя набор реактивов для определения инсулина в сыворотке крови человека «рио-ИНС-ПГ-1251», изготовленный в «Хозрасчетном опытном производстве» Института биоорганической химии Национальной Академии наук Беларуси.

Изучение состояния процессов гидролиза и всасывания ди-сахаридов у новорожденных детей на первой неделе жизни проводилось по схеме, разработанной академиком РАМН профессором В.А.Таболиным и соавт. (1982), получившей широкое распространение и на практике применяемой многими клиницистами.

Определение дополнительных биохимических показателей: концентрации общих липидов, холестерина и фосфолипидов [В.В.Меньшиков, 1995], малонового диальдегида методом Н.Ф.Стальной и Т.Г.Гаришвили (1977).

Математическая обработка полученных данных, кроме общепринятого сравнения исследуемых показателей с применением Т-статистики (критерия Стьюдента), включала корреляционный анализ. Использовали стандартный пакет прикладных статистических программ ВМДР на персональном компьютере Celeron-433.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Общая характеристика обследованных новорожденных Под наблюдением находились 1518 доношенных новорожденных детей.

Средняя прибавка массы тела за беременность у женщин составила 11,9±0,11 кг. 59% женщин прибавили за беременность в массе тела от 10 до 15 кг и 25,8% - более 15 кг. У 231 женщины (15,2%) масса тела за период беременности увеличилась менее чем на 10 кг.

По основным антропометрическим характеристикам получены результаты, согласующиеся с данными отечественной литературы. Так, средняя масса тела обследованных доношенных новорожденных детей составила 3438,4±12,7 г;

длина тела 52,3±0,03 см;

окружность головы - 34,8±0,08 см. Масса тела при рождении менее 3 кг зарегистрирована у 265 доношенных новорожденных детей (17,5%). Масса тела при рождении более 4000 г наблюдалась у 217 новорожденных детей (14,3%). Длина тела доношенных новорожденных детей соответствовала средним нормативным показателям (от 48 до 52 см) в 34% наблюдений. Нами обнаружено некоторое увеличение частоты встречаемости длины тела у новорожденных детей более 52 см в 66%. новорожденных детей (26,8%а) родились с длиной тела более 54 см. Окружность головы от 32 до 35 см отмечалась у 680 доношенных новорожденных детей (44,8%)). У остальных младенцев окружность головы была в пределах от 35 см до 40 см, т.е. несколько больше средних нормативных показателей.

Изучение особенностей течения беременностей у женщин выявило высокую частоту осложнений. У 334 беременных женщин (22%) из всей обследованной нами популяции, беременность сопровождалась гестозами. Причем, в 2 раза чаще гестозы наблюдались у женщин с избыточной прибавкой массы тела за период беременности (более 12 кг). Угроза прерывания и, соответственно, стационарное лечение по сохранению анализируемой беременности, отмечались у 339 женщин (22,3%), т.е. практически у каждой пятой в популяции. По данным Г.М.Савельевой (1991), осложнения беременности и развития плода чаще наблюдаются при выраженном нарушении жирового обмена. Частота нарушений жирового обмена увеличивается до 31% во всей популяции при учете избыточной прибавки массы тела за период беременности (гестационное ожирение).

Общесоматический статус новорожденных детей общей обследованной популяции определялся особенностями течения беременностей у матерей. В состоянии кардиореспираторной депрессии родились 234 новорожденных ребенка (15,4%), оценка по шкале Апгар у них была менее 7 баллов на первой минуте жизни. Клинические проявления хронической внутриматочной гипоксии в виде сухости кожных покровов, снижения выраженности подкожножирового слоя, мацерации ладоней и стоп, а также зеленоватого окрашивания околоплодных вод, отмечались у 286 доношенных новорожденных детей (18,8%), причем только 78 из них имели снижения оценки по шкале Апгар при рождении. У 137 новорожденных детей (9%) всей обследованной популяции отмечались клинические проявления локального кожного геморрагического синдрома в виде петсхиальной сыпи, в основном на коже лица.

Физиологическая убыль массы тела новорожденных детей достоверно коррелировала с массой тела при рождении (г=0,30). Снижение массы тела 3-6% от первоначальной отмечалось у 968 доношенных новорожденных детей (63,8%). У 356 новорожденных (23,5%) масса тела снижалась до 10% от первоначальной и только у 81 (5,3%) из всей обследованной популяции убыль массы тела была более 10% от первоначальной.

Одновременно с этим следует отметить, что 113 доношенных новорожденных детей (7,4%) имели транзиторную убыль массы тела менее 3% первоначальной. В среднем потеря массы тела у доношенных новорожденных детей в ранний неонатальный период составила 171,2±2,22 г;

что соответствует 5% от среднестатистической массы тела при рождении в обследованной популяции.

У 1087 новорожденных доношенных детей нами проанализированы основные показатели общего анализа крови первых суток жизни. Так, средний показатель содержания эритроцитов составил 6,12±0,02х1012 /л. Содержание гемоглобина в первые сутки жизни у доношенных новорожденных составило 205,3±0,52 г/л. Количество лейкоцитов в крови новорожденных детей первых суток жизни в среднем было равно 13,610,29x109 /л.

Уровень гликемии при рождении у 215 обследованных доношенных новорожденных детей общей популяции составил 3,53±0,05 ммоль/л, с диапазоном колебаний от 1, ммоль/л до 5,55 ммоль/л. Гликемия при рождении от 3,0 до 4,5 ммоль/л отмечалась у доношенных новорожденных детей (78%). Однако у 23 доношенных новорожденных детей уровень глюкозы в пуповинной крови был менее 2,5 ммоль/л, а у 13 - более 4, ммоль/л.

У обследованных нами 317 доношенных новорожденных детей средний уровень инсулина в сыворотке пуповинной крови составил 12,0± 1,2 мкед/мл. Среднее содержание кортизола в сыворотке крови при рождении у 317 доношенных новорожденных детей составило 802,5±44,7 нмоль/л.

Нами выявлена корреляционная зависимость между уровнем гликемии в сыворотке пуповинной крови и содержанием глицина (г=0,36), что является вполне логичным, поскольку глицин у плода является одной из основных гликогенных аминокислот.

Наличие достоверных корреляционных связей между уровнем гликемии и содержанием ряда незаменимых аминокислот в сыворотке пуповинной крови - лейцина (г=0,39) и фенилаланина (г=0,36) указывает на существование метаболических взаимосвязей и активацию процессов глюконеогенеза при рождении ребенка. Содержание инсулина в сыворотке пуповинной крови коррелировало с уровнем валина (г=0,61). Коэффициент корреляции с гликемией у серина был равен 0,37;

глутамата - 0,39.

Прослежена динамика содержания свободных аминокислот и их производных в сыворотке венозной крови у 24 доношенных новорожденных детей на 5-6 и 10-12 сутки жизни. Выявлено достоверное снижение к 5-6 суткам жизни основных гликогенных аминокислот (глутамат, аспартат, глицин) одновременно с уменьшением содержания незаменимых аминокислот (треонин, валин, метионин, лейцин, фенилаланин). В результате чего значительно повышалось соотношение заменимые/незаменимые аминокислоты. Это свидетельствует об интенсификации процессов глюконеогенеза и общей катаболической направленности обмена веществ у доношенных новорожденных детей в ранний неонатальный период.

К 10-12 суткам жизни происходило увеличение содержания основных свободных аминокислот в сыворотке венозной крови. Однако, имело место достоверное снижение содержания таурина, которое сохранялось на протяжении всей первой недели жизни.

Новорожденные дети первородящих матерей, между тем, отличались по аминокислотному фонду в сыворотке пуповинной крови от детей повторнородящих матерей большей выраженностью процессов глюконеогенеза. В этой группе новорожденных нами обнаружено меньшее содержание в сыворотке пуповинной крови глицина, глутамина, а также незаменимой аминокислоты треонина. Соотношение глутамат/глутамин в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей от первородящих матерей составило 1,08;

что было несколько выше, чем у новорожденных детей повторнородящих матерей (0,73).

По тесту толерантности к сахарозе, проведенному у 918 доношенных новорожденных детей, нами установлен прирост гликемии равный 1,34±0,02 ммоль/л. У 65% новорожденных детей прирост гликемии после нагрузки сахарозой был в пределах от 1 до 2 ммоль/л. Повышение гликемии менее чем 1,0 ммоль/л отмечали у 22% детей. Только 13% новороженных имели увеличение гликемии после проведения нагрузки сахарозой более 2,0 ммоль/л.

Обследование 110 доношенных новорожденных детей по тесту толерантности к составляющим сахарозу моносахаридам показало, что среднее увеличение гликемии составляет 1,81 ±0,06 ммоль/л. Только у 12% обследованных новорожденных детей прирост гликемии после нагрузки глюкозой и фруктозой составил более 2,0 ммоль/л.

Имели прирост гликемии, после нагрузки моносахаридами, менее 1,5 ммоль/л 32% доношенных новорожденных детей.

Таким образом, после прекращения поступления глюкозы через плаценту вследствие пересечения пуповины актуальным становится адекватное обеспечение глюкозой новорожденного ребенка, поступающей из кишечника. Сахароза и входящая в ее состав фруктоза присутствуют в грудном молоке и искусственных молочных смесях [К.В.Орехов, 1971, Л.Н.Шейбак, 1999].

В этой связи ее адекватная утилизация новорожденным ребенком является неотъемлимой частью обеспечения гомеостаза обмена углеводов в организме в неонатальный период развития ребенка. Нарушение утилизации ди- и моносахаридов в тонком кишечнике новорожденного ребенка способствует формированию классической транзиторной и тяжелой возвратной гипогликемии.

Клинико-метаболические особенности новорожденных в ранний неонатальный период при алиментарном ожирении их матерей Обследовано 311 новорожденных детей от матерей с ожирением различной степени выраженности. 56 детей родились у женщин с избытком массы тела 20% и более, развившимся до наступления беременности. Женщины данной группы прибавили за беременность 10,3±0,9 кг. У 255 новорожденных детей матери страдали гестационным ожирением, прибавили за период беременности более 12 кг (в среднем 17,2±0,12 кг).

Одной из клинических особенностей неонатального периода новорожденных, родившихся от матерей с ожирением, в обеих группах являлось увеличение периода постнатальной адаптации. У детей медленнее, по сравнению с контрольной группой, исчезали акроцианоз, тремор конечностей, нарушения мышечного тонуса и двигательной активности. Отмечалась большая физиологическая убыль массы тела (290,7±13,2 г, 240,4±5,7 г, в контрольной группе - 127,1 ±8,0 г). Соответственно, медленнее происходило восстановление первоначальной массы тела. На 1-2 суток позже, чем в контрольной группе, происходило отпадение пуповинного остатка, чаще регистрировалась конъюгационная желтуха с продолжительным течением. В группе детей от матерей с гестационным ожирением особенностью раннего неонатального периода было развитие транзиторного синдрома нарушения нервно-рефлекторной возбудимости - синдрома дизадаптации в 32,1%о. Развитие его наблюдалось на 1-2 сутки жизни и проявлялось мышечной дистопией, мелкоразмашистым тремором конечностей, гипорефлексией.

Ранний неонатальный период у новорожденных детей от матерей с гестационным ожирением характеризовался клиническими проявлениями транзиторной лихорадки (2,2%), токсической эритемы (2,4%) и транзиторной гипербилирубинемии (8,1%). При нарушениях жирового обмена у матерей до беременности, дети в период ранней неонатальной адаптации не имели транзиторной лихорадки, а токсическая эритема и транзиторная гипербилирубинемия у них встречались в 1,5-2 раза реже.

Нами обнаружено достоверное увеличение содержания малонового диальдегида (МДА) в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей с гестационным ожирением по сравнению с контрольной группой (3,76 ±0,27 нмоль/мл против 2,80 ±0, нмоль/мл, р0,001). Уровень МДА в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей с ожирением, развившемся до наступления беременности, существенно не отличался от показателей в контрольной группе (2,92 ±0,23 нмоль/ мл против 2,80 ±0, нмоль/мл, р0,05).

Содержание общих липидов в сыворотке пуповинной крови детей при гестационном ожирении у матерей было достоверно выше, чем в контрольной группе (2,70 ±0,04 г/л, против 2,36 ±0,10 г/л, р0,001), что согласуется с данными литературы о корреляции концентраций МДА и общих липидов в сыворотке крови [H.Schmidt et al., 1996].

Содержание общих липидов в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей от матерей с ожирением, развившемся до наступления беременности, существенно не отличалось от показателей в контрольной группе (2,30 ±0,12 г/л, р0,05).

При исследовании составных компонентов фракции общих липидов обнаружено некоторое снижение содержания холестерина в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей с ожирением, развившемся до наступления беременности (0,62 ±0,02 ммоль/л, против 0,71 ±0,01 ммоль/л,р0,01). Содержание фосфолипидов у новорожденных исследуемых групп существенно не различалось. Переход от внутриутробной к внеутробной жизни - критический этап онтогенетического цикла, сопровождающийся напряжением адаптивных систем с участием сложного комплекса нейроэндокринных реакций. Нами исследовано содержание иммунореактивного инсулина и кортизола в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей с ожирением, развившимся до беременности и во время нее. Одновременно в исследуемых и контрольной группе определялся уровень гликемии при рождении и на 5-6 сутки жизни. Наиболее высокие показатели гликемии при рождении в сыворотке пуповинной крови получены у 25 новорожденных детей от матерей с ожирением, развившемся до наступления беременности - 3,72 ±0,14 ммоль/л (в контрольной группе - 3,24 ±0,15 ммоль/л, р0,001). При гестационном ожирении у матерей уровень пуповинной гликемии у новорожденных (п=71) был также повышен и достоверно отличался от показателей в контрольной группе (3,66 ±0,12 ммоль/л, р0,05).

Повышение гликемии на 5-6 сутки жизни имело место у новорожденных от матерей с гестационным ожирением - 3,41 ±0,05 (в контрольной группе - 3,13±0,06 ммоль/л, р0,001). Наиболее высокие показатели глюкозы в крови в возрасте 5-6 суток жизни выявлены у новорожденных, матери которых имели проявления гестоза в период беременности (3,58±0,07 ммоль/л) и при оперативном родоразрешении (3,50±0, ммоль/л). У новорожденных детей от матерей с ожирением, развившимся до наступления беременности, уровень гликемии натощак составил 3,32±0,11 ммоль/л.

Одновременно с изменением показателей гликемии при рождении у новорожденных детей от матерей с ожирением (в обеих группах), имело место снижение концентрации инсулина в сыворотке пуповинной крови. Так, при ожирении у матерей, развившимся до наступления беременности и в период беременности, уровень инсулина в пуповинной крови составил 7,35±1,07 мкед/мл и 6,90±0,41 мкед/мл, соответственно, тогда как новорожденные дети контрольной группы имели значительно более высокий уровень этого гормона при рождении - 9,51 ±0,53 мкед/мл (р0,05 при сравнении основных и контрольной групп).

Таким образом, у новорожденных детей от матерей с ожирением отмечалось снижение содержания инсулина в сыворотке пуповинной крови независимо от того, когда развилось ожирение - до беременности или во время неё. Повышение уровня гликемии и снижение содержания инсулина в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей с ожирением является, вероятно, компенсаторно-приспособительным механизмом защиты.

Выявлено достоверное увеличение содержания кортизола в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей с ожирением, развившемся до беременности (1279±51,8 нмоль/л) и при гестационном ожирении (1095± 147,0 нмоль/л), тогда как в контроле этот показатель составил - 703± 117,0 нмоль/л, (р0,05 при сравнении с обеими группами). Данная особенность отражает интенсификацию течения стрессовых реакций в ответ на родовой акт и ведет, по мнению В.К.Зубовича (1989), к снижению адаптационно-приспособительных реакций организма новорожденного в раннем неонатальном периоде. Очевидно, что новорожденных детей обследованных групп следует считать более подверженными к адаптационным срывам.

Ожирение у взрослых людей всегда сопровождается менее эффективной утилизацией аминокислот пищи, аминокислотным дисбалансом различной степени выраженности, характеризующимся высокой концентрацией ароматических аминокислот в плазме крови, нарушением использования аминокислот в целом ряде биохимических процессов, при одновременной активации глюконеогенеза и липогенеза [Ь.1лш ег а1., 1996].

Нами обнаружено, что в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей от матерей с ожирением, развившимся до наступления беременности, общее количество свободных аминокислот практически не отличалось от значений, полученных в контрольной группе (54291196 нмоль/мл и 54431174 нмоль/мл). Вместе с тем, анализ аминокислотного пула сыворотки пуповинной крови у новорожденных детей этой группы выявил увеличение относительного количества заменимых аминокислот (соотношение заменимые/незаменимые аминокислоты составило 2,03 против 1,90 в контрольной группе), вследствие, главным образом, почти двукратного повышения уровня глицина (1417 173 нмоль/ мл, в контроле - 755134 нмоль/мл), при одновременном достоверном снижении количества ряда незаменимых аминокислот - метионина (3815 нмоль/мл против 6818 нмоль/мл) и изолейцина (5518 нмоль/мл, против 96113 нмоль/мл) на 44%, тирозина на 25% (9918 нмоль/мл против 13119 нмоль/мл). Увеличение в сыворотке пуповинной крови детей от матерей с ожирением, развившимся до беременности, соотношения фенилаланин/тирозин (1,59 против 1,11 в контрольной группе) указывает на незрелость ферментативных систем печени новорожденных. В период ранней адаптации у новорожденных детей данной группы наблюдался выраженный желтушный синдром (29%).

В сыворотке пуповинной крови новорожденных детей от матерей с гестационным ожирением выявлено снижение общего аминокислотного пула на 17% ( нмоль/мл, против 54431174 нмоль/мл), которое было обусловлено падением уровней незаменимых аминокислот - метионина на 32% (до 4614 нмоль/мл), лейцина на 29% (до 158111 нмоль/мл), тирозина на 22% (до 102±5 нмоль/мл), а также заменимой аминокислоты глицина на 43% (до 432±37 нмоль/мл). Кроме того, в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей этой группы обнаружено снижение содержания этаноламина на 23%о(96±6 нмоль/мл против 144± 15 нмоль/мл). Уровень таких гликогенных аминокислот как аспартат, глутамат, глутамин в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей данной группы существенно не отличался от показателей в контрольной группе.

Проведенный нами анализ существующих высоко достоверных корреляционных связей в пределах пула свободных аминокислот сыворотки пуповинной крови новорожденных контрольной группы выявил наличие не менее 50 таких взаимодействий (г=0,70-0,88).

Между тем, в сыворотке пуповинной крови новорожденных от матерей с ожирением, развившимся до наступления беременности, число достоверных корреляционных взаимодействий составило 17, а в группе новорожденных от матерей с гестационным ожирением - 19. Причем, если в первой группе появилось 12 корреляционных связей, которые отсутствовали в контрольной группе, то в аминокислотном пуле сыворотки пуповинной крови новорожденных от матерей с гестационным ожирением число вновь образованных корреляционных взаимодействий составило 8. Проведенный анализ корреляционных взаимодействий внутри пула свободных аминокислот сыворотки пуповинной крови позволяет предположить, что метаболический дисбаланс в организме новорожденных от матерей с ожирением, предопределен существующим нарушением жирового обмена у матери и носит глубокий характер.

Таким образом, несмотря на сохранение в целом общего количества свободных аминокислот, в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей от матерей с ожирением развившемся до беременности, имеет место выраженный аминокислотный дисбаланс. Следствием которого может быть нарушение процессов синтеза белка в организме ребенка, с последующей катаболической направленностью обменных процессов, характеризующихся большой физиологической убылью массы тела, проявлениями синдрома дезадаптации и выраженным желтушным синдромом. Кроме того, некоторые особенности нарушения аминокислотного состава пуповинной крови, а именно, изменения в содержании этаноламина и глицина, могут иметь существенное значение, обуславливая недостаточный синтез фосфолипидов, играющих важную роль в образовании клеточных мембран и их последующем функционировании, активации мембранных и лизосомальных ферментов, в проведении нервных импульсов, процессах свертывания крови и осуществлении некоторых иммунологических реакций [Т.Т.Березов, 1998].

Прирост гликемии после нагрузки сахарозой у 37 новорожденных детей при ожирении у матерей, развившемся до наступления беременности, составил 1,14±0,15 ммоль/л. В группе новорожденных от матерей с гестационным ожирением (п=200) прирост гликемии после нагрузки сахарозой составил 1,26+0,04 ммоль/л (в контрольной группе - 1,62±0,06;

р0,001 для обеих групп).

Показатели прироста гликемии после нагрузки моносахаридами, составляющими сахарозу, у 17 новорожденных от матерей с ожирением, развившемся до беременности, составили -2,34±0,07 ммоль/л (в контрольной группе - 2,12±0,11 ммоль/ л,р0,05). При гестационном ожирении у матерей данный показатель был равен 1,83±0,16 ммоль/л (р0,05).

Таким образом, у новорожденных детей, матери которых имели избыточную массу тела как до беременности, так и во время неё, в период ранней адаптации наблюдаются нарушения начальных стадий углеводного обмена.

Клипико-метаболическая адаптация новорожденных детей с признаками недостаточности питания при рождении Нами обследовано 212 маловесных для срока гестации новорожденных детей, а также детей без снижения массы тела, но с признаками недостаточности питания при рождении (МКБ X пересмотра, рубрика Р05).

Уровень инсулина в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей с признаками недостаточности питания при рождении без снижения массы тела для срока гестации был равен 8,7±2,10 мкед/мл и существенно не отличался от показателей в контрольной группе (9,51 ±0,53 мкед/мл, р0,05).

У доношенных новорожденных детей маловесных для срока гестации показатели инсулина в сыворотке пуповинной крови зависели от степени гипотрофии. Так, у новорожденных детей с гипотрофией 1 степени нами обнаружено значительное снижение содержания инсулина в сыворотке пуповинной крови до 5,03±0,81 мкед/мл (р0,001).

Уровень инсулина в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей с пренатальной гипотрофией 2 степени не отличался от показателей в контрольной группе и составил 9,15±2,84 мкед/мл (р0,05). При наличии пренатальной гипотрофии 3 степени у новорожденных детей мы получили наиболее высокие показатели содержания инсулина в сыворотке пуповинной крови - 16,7±4,65 мкед/мл (р0,05) по сравнению с контрольной группой.

Следовательно, у новорожденных детей с клиническими проявлениями пренатальной гипотрофии различной степени выраженности содержание инсулина при рождении определяется степенью выраженности недостаточности питания. Более высокие концентрации инсулина в сыворотке пуповинной крови у новорожденных с пренатальной гипотрофией 3 степени могут быть объяснены нарушением утилизации его на мембранном уровне, вследствие незрелости морфофункциональных систем, в частности, снижением количества рецепторов к инсулину [В.А.Беспалова, 1991;

B.Hoegsbcrg а а1., 1993].

При наличии различных тенденций в содержании инсулина в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей с признаками недостаточности питания, происходит достоверное повышение уровня гликемии при рождении. Так, уровень глюкозы в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей с признаками недостаточности питания без дефицита массы тела для срока гестации был наиболее высоким и составил 3,99±0,16 ммоль/л, что было достоверно выше, чем у новорожденных детей контрольной группы (3,24+0,15 ммоль/л, р0,001). У новорожденных детей с дефицитом массы тела при рождении уровень гликемии при рождении был равен 3,44±0,16 ммоль/л (р0,05;

при сравнении с данными контрольной группы новорожденных).

При учете степени выраженности пренатальной гипотрофии нами обнаружена зависимость гликемии при рождении от дефицита массы тела. Так, у новорожденных детей с пренатальной гипотрофией 1 степени уровень гликемии в сыворотке пуповинной крови был равен 3,40±0,17 ммоль/л (р0,05;

при сравнении с контрольной группой), при пренатальной гипотрофии 2 степени - 3,61±0,24 ммоль/л (р0,05;

при сравнении с контрольной группой), а при гипотрофии 3 степени - 3,78±0,22 ммоль/л (р0,05;

при сравнении с контрольной группой). Следовательно, по мере увеличения дефицита массы тела при рождении, подобно инсулинемии, наблюдается увеличение уровня гликемии в сыворотке пуповинной крови.

Наиболее высокие показатели содержания кортизола в сыворотке пуповинной крови получены у новорожденных детей с клиническими проявлениями недостаточности питания без дефицита массы тела для срока гестации - 1059197 нмоль/л, что было достоверно выше, чем у детей контрольной группы - 7031117 нмоль/л (р0,001). При учете дефицита массы тела при рождении у маловесных новорожденных детей нами получено повышение содержания кортизола в сыворотке пуповинной крови у новорожденных с 1 степенью гипотрофии до 987169,5 нмоль/л (р0,05;

при сравнении с контрольной группой), при 2- степени гипотрофии - до 937,5178,2 нмоль/л (р0,05;

при сравнении с контрольной группой), при 3 степени гипотрофии - до 814,5199,1 нмоль/л (р0,05;

при сравнении с контрольной группой).

Таким образом, у новорожденных детей с клиническими проявлениями недостаточности питания без дефицита массы тела для срока гестации было наиболее высокое содержание кортизола в сыворотке пуповинной крови, по сравнению с контрольной группой и группой новорожденных детей маловесных для срока гестации. Неблагоприятным прогнозом для новорожденных детей являются низкие концентрации кортизола при рождении [Н.Б.Андреева, 1998] и дисфункция поджелудочной железы, что формирует нестабильность гликемии и может проявляться в виде дизадаптационного синдрома.

В сыворотке пуповинной крови новорожденных детей с признаками недостаточности питания без дефицита массы тела для срока гестации выявлено снижение пула свободных аминокислот на 20% (43051212 нмоль/мл против 54431174 нмоль/мл, р0,001). При этом имело место снижение, относительно контрольной группы, содержания незаменимых аминокислот: треонина на 23% (до 250119 нмоль/мл) и метионина на 35% (до нмоль/мл). Соотношение разветвленные/ароматические аминокислоты составило 2,30 (в контрольной группе новорожденных - 2,05). По данным Вгагег Б. е1 а1. (1994), аминокислоты с разветвленной углеводородной цепью способствуют повышению респираторных возможностей новорожденных и повышают интенсивность мышечных сокращений. Одновременно с этим увеличение содержания в сыворотке крови разветвленных аминокислот свидетельствует о недостаточной зрелости ферментов печени.

Аналогичным образом, несмотря на отсутствие достоверных изменений концентраций фенилаланина и тирозина, их соотношение в сыворотке пуповинной крови несколько увеличивается (до 1,39;

против 1,11 контрольной группы), что также может свидетельствовать о незрелости ферментов печени. В клинической картине у новорожденных детей данной группы часто встречались проявления геморрагического синдрома в виде петехиальной сыпи (68%).

Среди достоверных изменений индивидуальных уровней свободных аминокислот в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей с признаками недостаточности питания без снижения массы тела для срока гестации выявлено снижение концентрации глицина на 57% (до 325±48 нмоль/мл), глутамина на 26% (до 376±39 нмоль/мл).

Содержание глутамата в сыворотке пуповинной крови у новорожденных исследованной группы существенно не отличалось от контрольных значений, а соотношение глу тамат/глутамин было повышено (1,06 против 0,85 в контрольной группе новорожденных).

Следовательно, процессы превращения глутаминовой кислоты в глутамин у новорожденных детей с недостаточностью питания без снижения массы тела для срока гестации был нарушен.

Анализ аминокислотного пула в сыворотке пуповинной крови новорожденных детей маловесных для срока гестации показал, что в данной группе имело место небольшое увеличение общего содержания свободных аминокислот (до 6040±212 нмоль/ мл, р0,05).

Их содержание у новорожденных детей с пренатальной гипотрофией 1 степени практически не отличалось от данных, полученных в контрольной группе новорожденных детей (53431296 нмоль/мл). У маловесных к сроку гестации детей с пренатальной гипотрофией 2 степени сумма свободных аминокислот в сыворотке пуповинной крови была равна 70151321 нмоль/ мл, с пренатальной гипотрофией 3 степени - нмоль/мл. Повышение количества свободных амине кислот в сыворотке пуповинной крови детей с дефицитом массы тела для срока гестации обусловлено, в основном, достоверным увеличением уровней аспарагиновой кислоты (до 140113 нмоль/мл), глутаминовой кислоты (до 572134 нмоль/мл), треонина (до 424128 нмоль/мл), сери-на (до 355123 нмоль/мл), орнитина (до 347127 нмоль/мл). По мере увеличения тяжести гипотрофии соответственно нарастало количество вышеперечисленных свободных аминокислот.

Достоверное увеличение содержания свободных аминокислот аспартата, глутамата, орнитина, лизина, треонина и серина отмечено в сыворотке пуповинной крови у новорожденных с пренатальной гипотрофией 2 степени. У новорожденных детей с пренатальной гипотрофией 1 степени выявлено снижение содержания глицина по сравнению с новорожденными контрольной группы на 17% (до 486±45 нмоль/мл).

Однако, по мерс нарастания дефицита массы тела к сроку гестации содержание глицина при рождении повышалось до 748 ±89 нмоль/мл при пренатальной гипотрофии 2 степени и до 1065±311 нмоль/мл при пренатальной гипотрофии 3 степени. Было увеличено в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей маловесных к сроку гестации содержание гликогенных аминокислот, образование которых в организме ребенка тесно сопряжено с метаболизмом углеводов, в первую очередь, глюкозы - аспартата до 140± нмоль/мл и глутамата до 572±34 нмоль/мл, серина до 355±23 нмоль/мл.

При сравнительном анализе корреляционных взаимосвязей, существующих в пуле свободных аминокислот сыворотки пуповинной крови новорожденных обеих анализируемых групп, выявлено, что у маловесных к сроку гестации детей, несмотря на значительное уменьшение общего числа высоко достоверных корреляций (25 по сравнению с 50 в контрольной группе), все же имело место совпадение 14. Между тем, как в группе новорожденных детей с проявлениями недостаточности питания, не сопровождавшимися дефицитом массы тела при рождении, общее число корреляций составило 21. Из них совпадали в данной и контрольной группах только 5. Таким образом, сопоставляя весь комплекс анализируемых показателей, их сравнительный (межгрупповой) анализ, а также изучение меж аминокислотных взаимодействий, можно утверждать, что аминокислотный дисбаланс в сыворотке пуповинной крови в большей степени выражен у детей с проявлениями недостаточности питания, не сопровождавшимися дефицитом массы тела при рождении.

Нами проведена нагрузка сахарозой у 229 новорожденных детей в возрасте 5-6 суток жизни с признаками недостаточности питания при рождении. У новорожденных детей без дефицита массы тела (п=70) к сроку гестации уровень прироста гликемии после нагрузки сахарозой составил 1,39±0,07 ммоль/л (в контрольной группе - 1,62±0,06 ммоль/л;

р0,001). У новорожденных детей маловесных для срока гестации (п=159), прирост гликемии после нагрузки сахарозой составил 1,36±0,05 ммоль/л (р 0,001 при сравнении с контрольной группой).

Показатели сахарозотолерантного теста у новорожденных детей с пренатальной гипотрофией 1 степени составили 1,30±0,05 ммоль/л (р 0,001), у детей с пренатальной гипотрофией 2 степени - 1,32±0,09 ммоль/л (р 0,001), а при пренатальной гипотрофии степени - 1,53±0,20 ммоль/л (р 0,05).

Прирост гликемии после нагрузки сахарозой у новорожденных детей с нарушением питания без гипотрофии коррелировал с уровнем кортизола в сыворотке пуповинной крови (r=0,48), а уровень гликемии натощак в возрасте 5-6 дней с уровнем инсулина при рождении (г=-0,63). Аналогично, у новорожденных детей с пренатальной гипотрофией при рождении в возрасте 5-6 дней жизни уровень гликемии натощак коррелировал с уровнем инсулина в сыворотке пуповинной крови (г=-0,61), а прирост гликемии после нагрузки сахарозой - с содержанием кортизола в сыворотке пуповинной крови (г=0,51).

Таким образом, у новорожденных детей с клиническими проявлениями недостаточности питания в период гестации нами получено снижение утилизации сахарозы тонким кишечником. Расщепление сахарозы в одинаковой степени снижалось при наличии пренатальной гипотрофии и без нее. При нагрузке составляющими сахарозу моносахаридами у новорожденных детей данной группы не получено достоверного снижения прироста гликемии по сравнению с контрольной группой.

Учитывая данные о сравнительно частой алиментарной недостаточности цинка у беременных женщин [М.В.Карлинский, И.О.Вендланд, 1987], нами исследована возможность использования сульфата цинка у новорожденных детей для повышения их адаптивных возможностей и стимуляции активности сахаразо-изомальтазного комплекса тонкого кишечника. Использовался 1% раствор сульфата цинка энтерально по 5 капель (2,5 мг) 3 раза в день. Назначение данного лекарственного препарата проводилось у новорожденных с изначально низким приростом гликемии после нагрузки сахарозой (менее 1,6 ммоль/л) и необходимости докорма искусственными питательными смесями («Малютка», «Надзея», «Алеся» ) при ранней гипогалактии у матерей.

Назначение 1% раствора сульфата цинка энтерально не вызывало побочных реакций и хорошо переносилось всеми детьми. Первоначально, прирост гликемии после нагрузки сахарозой у них составил 0,91 ±0,08 ммоль/л. В последующем, у 24 детей была предпринята попытка коррекции сахаразо-изомальтазной недостаточности назначением 1% раствора сульфата цинка эн'те-рально, а остальные 13 новорожденных составили контрольную группу. Исходный прирост гликемии после нагрузки сахарозой был одинаково низким в обеих группах и составил 0,86±0,09 ммоль/ л и 0,98±0,08 ммоль/л, соответственно (р0,05).

При повторном определении прироста гликемии при проведении теста толерантности к сахарозе через 7-10 суток получено увеличение показателей гликемии у детей обеих групп. Однако, в случае использования 1% раствора сульфата цинка увеличение гликемии после нагрузки сахарозой было достоверно более высоким (1,76±0,16 ммоль/л против 1,32±0,12 ммоль/л).

Таким образом, использование 1% раствора сульфата цинка энтрально у новорожденных детей способствовало более эффективному увеличению сахаразо-изомальтазной активности тонкого кишечника.

Клинико-метаболические особенности адаптации новорожденных детей в ранний пеонатальный период при наличии профессиональных вредностей у матерей в период беременности Широкое привлечение женщин к труду в условиях, когда их организм испытывает влияние вредных и опасных для здоровья факторов, в значительной степени предопределяет низкий уровень здоровья женщин и, как следствие, их детей при рождении [С.В.Алексеев, 1999].

Нами проанализированы особенности течения беременностей и родов у женщин, занятых на пяти различных производствах.

Гестационое ожирение чаще встречалось среди женщин, работающих швеями на швейной фабрике (61%). В этой группе женщин чаще отмечались гестозы беременных (33%), что согласуется с данными литературы о том, что вынужденное положение женщин на рабочем месте способствует формированию гес-тозов беременных [Г.И.Герасимович, 2000].

Угроза прерывания беременности чаще встречалась у женщин, контактировавших в период беременности с парами свинца, работавших монтажницами на заводе «Автомагнитола». У этих женщин достаточно часто отмечались проявления гестоза беременных (22,5%). По данным А.А. Рашевской (1995), свинец способен влиять на возбудимость мускулатуры матки, провоцируя угрозу прерывания в случае беременности.

Одновременно с этим доказана возможность поступления свинца через кожные покровы [Б.Я.Рыжавский и соавт., 2000].

При анализе особенностей течения беременностей в различных группах матерей нами получена следующая частота встречаемости ее осложнений: гестационного ожирения у маляров в 48,7%, у швей в 61%;

анемии беременных у прядильщиц в 18,6%, у швей в 17,6%;

угроза прерывания беременности и необходимость стационарного лечения у прядильщиц в 20,1%, у монтажниц в 23%;

пиелонефрита у воспитателей в 19%. У женщин прядилыциц роды чаще протекали с преждевременным излитием г околоплодных вод (21,4%), что создавало угрозу инфицирования 1 Обнаружено увеличение частоты встречаемости клинических проявлений недостаточности питания при рождении у новорожденных детей, матери которых в период беременности встречались с различными профессиональными вредностями.

Причем, не представляется возможным выделить наиболее неблагоприятную профессиональную принадлежность для беременных женщин. Вероятно, неблагоприятный химический или физический фактор внешней среды, отрицательно воздействуя на материнский организм, первоначально вызывает нарушение фетоплацен тарного кровообращения, которое впоследствии способствует формированию хронической внутриматочной гипоксии. По мнению С.В. Цуркан и соавт. (1997), адаптированное состояние организма беременной женщины трансформируется в неадаптированное с развитием хронической фетоплацентарной недостаточности.

Наши исследования гормонального фона (инсулин, кортизол) в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от ' матерей разных профессиональных групп позволили выделить детей от матерей прядильщиц и от матерей швей. В этих группах детей нами получено значительное увеличение уровня кортизола * при рождении (11711158 нмоль/л и 1345,51225 нмоль/л;

в контрольной группе - 7031117 нмоль/л;

р0,05). Концентрация инсулина была достоверно снижена в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей монтажниц и матерейшвей, что, вероятно, обусловлено высокой частотой гестозов и гестационного ожирения при беременности у этих женщин (5,4211, мкед/мл и 4,2510,81 мкед/мл;

р0,05 при сравнении обеих групп с контрольной).

В сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей от матерей монтажниц имел место выраженный дисбаланс пула свободных аминокислот. Снижалось содержание в сыворотке пуповинной крови глицина (447±77 нмоль/мл, в контрольной группе - нмоль/мл). При отсутствии достоверных изменений концентраций свободных аминокислот с разветвленной углеводородной цепью (валин, изолейцин, лейцин) и ароматических аминокислот имело место увеличение их соотношения с 2,05 до 2,38.

Наблюдавшиеся сдвиги могли оказывать влияние на формирование пула нейромедиаторных аминокислот и биогенных аминов в головном мозге, что, потенциально, находит отражение в нарушении нервно-психического развития детей.

При исследовании гидролиза и всасывания сахарозы у новорожденных детей от матерей различных профессиональных групп нами обнаружено снижение прироста гликемии после нагрузки дисахаридами во всех исследуемых группах. Вероятно, становление функциональной активности желудочно-кишечного тракта у новорожденных зависит от особенностей течения беременности у матерей и наличия фетоплацентарной недостаточности. Наиболее низкие показатели сахарозотолерантного теста были у новорожденных детей от матерей, контактировавших в период беременности с органическими растворителями и от матерей-прядильщиц (1,2310,06 ммоль/л и 1,2610, ммоль/л;

р0,001 в обеих группах при сравнении контрольной).

Таким образом, проведенные нами исследования показали, что у новорожденных детей от матерей разных профессиональных групп, происходят почти одинаковые метаболические нарушения и, соответственно, наблюдаются отклонения в течение периода ранней неонатальной адаптации. Различные профессиональные вредности вызывают развитие фетоплацентарной недостаточности у матерей и, соответственно, характерные метаболические сдвиги у их детей.

Тауфон в комплексной терапии задержки внутриутробного развития плода и адаптации новорожденного в ранний неонатальпый период Нами использован препарат, содержащий 4% раствор аминокислоты таурин (фармакопейная форма - «Тауфон») по трем основным направлениям: путем включения в комплекс лечебных мероприятий при диагносцированной внутриутробной гипотрофии плода у женщин, госпитализированных в отделение патологии беременных;

при подготовке женщин к родоразрешению за 35 дней до родов, а также новорожденным детям с гипоксической ишемической энцефалопатией. Тауфон назначали в виде глазных капель, учитывая рекомендации Фармкомитета по применению этого препарата.

Нами использован тауфон у 62 беременных женщин по 12 мг в сутки в сроке гестации 28 34 недели при задержке внутриутробного развития плода. Назначение препарата проводилось совместно с общепринятым назначением рибоксина, АТФ, актовегина. Всем женщинам проводили комплексное обследование с использованием ультразвукового и допплерометрического исследования кровотока с помощью диагностического прибора "А1ока 88Б-1200". Обнаружено увеличение массы плода у беременных женщин после 10 12 дней терапии с использованием тауфона на 303,1 ±20,0 г;

что было достоверно больше, чем в контрольной группе (192,0±21,0 г;

р0,001). Следует отметить, что наиболее эффективным оказалось использование тауфона при более ранних сроках беременности (28-30 недель).

Нами использован тауфон у беременных женщин в течение 2-5 дней по 12-16 мг в сутки, госпитализированных в отделение патологии накануне родов. Последующее исследование сыворотки пуповинной крови показало увеличение содержания таурина в 2-3 раза.

Одновременно увеличивалось количество глутамина, что является прогностически благоприятным и свидетельствует об активном превращении глутамата в глутамин.

В целом, общее содержание свободных аминокислот в сыворотке пуповинной крови, при использовании тауфона у матерей, снижалось на 1326%. Это уменьшение мало зависело от продолжительности введения препарата и было обусловлено, вероятно, усиленным использованием свободных аминокислот * в биосинтетических процессах.

Нами получено снижение в сыворотке пуповинной крови содержания аспартата и глутамата, что является следствием активации энергопродуцирующих окислительных процессов. Одновременно с этим, при использовании тауфона улучшалось функциональное состояние печени новорожденных детей. Уменьшалась концентрация ароматических аминокислот в сыворотке пуповинной крови и увеличивалось соотношение: аминокислоты с разветвленной углеводородной цепью/ароматические аминокислоты (индекс Фишера).

Уровень общего билирубина в сыворотке пуповинной крови был достоверно ниже у новорожденных детей, матери которых получали тауфон накануне родов (31,6+1, мкмоль/л против 37,4± 1,79 мкмоль/л;

р0,01).

Обнаружено улучшение течения периода ранней неонатальной адаптации в исследуемых группах детей в виде меньшей выраженности желтушного синдрома, снижения физиологической убыли массы тела, а также синдрома неврологической дизадаптации.

Нами применен тауфон в комплексной терапии гипоксических ишемических поражений мозга у 110 новорожденных детей. Помимо клинических проявлений гипоксически ишемической энцефалопатии, у новорожденных детей отмечались, по результатам нейросонографических исследований, проявления генерализованного или локального отека головного мозга, а также наличие очагов повышенной эхо-плотности в области боковых желудочков головного мозга с вентрикулодилятацией. Использование тауфона в дозе 12-16 мг/сутки в комплексной терапии гипоксически-ишемического поражения головного мозга позволило получить положительную динамику течения основного заболевания через 7-10 дней от начала терапии. Обращает внимание снижение выраженности синдрома нервно-рефлекторной гипервозбудимости, срыгиваний, тремора.

Одновремнно с этим, более прогрессивно уменьшались проявления вентрикулодилятации при контрольном нейросонографическом исследовании.

Катамнестическое обследование 47 детей, получавших тауфон в период новорожденности в связи с гипоксически-ишемическим поражением нервной системы и при назначении его в период беременности матерям, выявило отсутствие каких-либо отклонений в физическом и нервно-психическом развитии детей на первом году жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В диссертации представлены результаты комплексного клинико-биохимического исследования особенностей адаптации новорожденных детей в первые дни после рождения в зависимости от особенностей течения беременности у их матерей. Проведено исследование показателей гликемии, пула свободных аминокислот, содержания инсулина и кортизола как регуляторов метаболизма в организме у новорожденных детей при гестационном и обменно-алиментарном ожирении у матерей, обоснована новая концепция формирования дизадаптации в первые сутки жизни. Установлены закономерности изменений пула свободных аминокислот и их производных в сыворотке пуповинной крови в зависимости от наличия недостаточности питания при рождении.

Показано, что применение тауфона у женщин в период беременности и накануне родов, а также у новорожденных детей с гипоксически-ишемическим поражением нервной системы способствует улучшению состояния плода, адаптации новорожденного и более эффективной медикаментозной коррекции. Способ введения лекарственного препарата является щадящим, что весьма актуально для беременных женщин и новорожденных детей.

В результате проведенных исследований нами сделаны следующие выводы:

1. У новорожденных от матерей с гестационным и алиментарно-обменным ожирением увеличение частоты острой интранатальной асфиксии в 3 раза, клинических проявлений недостаточности питания при рождении - в 2 раза, геморрагического синдрома - в 1,5 раза сопровождается повышением гликемии при рождении и на 5-6 сутки жизни, снижением содержания инсулина и увеличением содержания кортизола в сыворотке пуповинной крови, дисбалансом аминокислотного пула с его большей выраженностью при алиментарно-обменном ожирении у матерей. У новорожденных детей матерей с гестационым ожирением имеет место увеличение содержания малонового диальдегида и общих липидов в сыворотке пуповинной крови.

2. Повышение гликемии у новорожденных детей в сыворотке крови, исходные изменения пула свободных аминокислот, снижение дисахаридазной активности тонкого кишечника у детей от матерей с ожирением позволяют предполагать более раннюю активацию процессов глюконеогенеза и значительную выраженность катаболической направленности обмена веществ.

3. У новорожденных детей с проявлениями недостаточности питания отмечается увеличение гликемии при рождении и на 56 сутки жизни, а также снижение содержания инсулина и повышение содержания кортизола в сыворотке пуповинной крови. Данные изменения более выражены у детей маловесных к сроку гестации и зависят от степени выраженности у них дефицита массы тела при рождении.

4. Фонд свободных аминокислот в сыворотке пуповинной крови у новорожденных детей с клиническими проявлениями недостаточности питания при рождении изменяется разнонаправленно, в зависимости от наличия дефицита массы тела. У маловесных к сроку гестации новорожденных детей пул свободных аминокислот при рождении повышен, а у детей с проявлениями недостаточности питания при рождении без дефицита массы тела содержание свободных аминокислот в сыворотке пуповин-ной крови снижено. Дисбаланс аминокислотного пула в сыворотке пуповинной крови определяется в основном изменением содержания гликогенных аминокислот.

5. Особенностью новорожденных детей с признаками недостаточности питания при рождении без дефицита массы тела являются более выраженное снижение гликемии от рождения к 56 суткам жизни. Общее уменьшение у них пула свободных аминокислот (на 21%) в сыворотке пуповинной крови обусловлено уменьшением количества треонина (на 23%), глутамина (на 25%), глицина (на 57%) и метионина (на 35%).

6. У детей маловесных к сроку гестации и детей с признаками недостаточности питания без дефицита массы тела имеет место снижение дисахаридазной активности тонкого кишечника в ранний неонатальный период на 16% и 14%, соответственно.

7. Воздействие различных производственных факторов у матерей на организм новорожденного ребенка происходит посредством развития осложнений в течение беременности и родов. Различный характер труда беременных не формирует разнообразия отклонений метаболизма и клинических особенностей нарушения адаптации у новорожденных при рождении, а определяется возникновением у женщин осложнений течения беременности.

8. Использование тауфона у беременных женщин при осложненном течении беременности и накануне родов способствует улучшению состояния плода и течения периода ранней неонатальной адаптации у новорожденного ребенка. Тауфон, включенный в комплексную терапию гипоксически-ишемического поражения нервной системы у новорожденных детей, способствует более эффективной динамике ликвидации патологического процесса. При использовании тауфона в комплексной терапии у беременных женщин и новорожденных, отклонений в физическом и нервно-психическом развитии детей на протяжение 1 года жизни не отмечается.

9. Использование сульфата цинка у новорожденных детей с сахаразо-изомальтазной недостаточностью тонкого кишечника способствует улучшению течения периода ранней неонатальной адаптации ребенка, а также повышению гидролиза сахарозы.

Список работ опубликованных по теме диссертации 1. Шейбак JI.H. Становление сахаразной активности тонкой кишки у детей, которые в период новорожденное™ имели низкий прирост гликемии после нагрузки сахарозой // В кн Материалы V Гродн обл конф молодых ученых и спец "Молодежь в ускорении научно технического прогресса". - Гродно, 1989. -С 136.

2 Шейбак Л Н, Сокольник М Левкович Л И. Влияние токсикоза беременности и асфиксии новорожденных на нарастание у них массы тела и окружности головы в течение первых трех лет жизни // В кн. Материалы 3 Республиканской конф мол ученых и спец "Медико биологические аспекты повреждения и компенсации" - Гродно, 1989 - С 202.

3 Шейбак Л Н Гидролиз и всасывание сахарозы и лактозы у детей первых месяцев жизни с различной патологией респираторного тракта// В кн Материалы 3 Республиканской конф мол ученых и спец "Медико-биоло-гические аспекты повреждения и компенсации" Гродно, 1989. - С. 4 Шейбак Л.Н Влияние производственных условий труда матерей в период беременности на сахаразную активность кишечника их новорожденных детей // В сб Материалы VI конф молодых ученых и спец - Гродно, 1990 - С. 5.Шейбак М П, Шейбак Л Н Показатели физического развития и сахараз-ная активность кишечника у новорожденных детей, матери которых в период беременности контактировали с ацетоновыми красками, лаками и растворителями // В сб. Экология и здоровье детей. Тез докл Пленума Бел Медицинского общества детских врачей Новополоцк, 1991. - С. 6 Шейбак Л Н, Шейбак В.М, Нефедов Л И Свободные аминокислоты плазмы крови здоровых новорожденных детей в различные сроки после рождения II В сб. Материалы VII Гродн. конф. молодых ученых и спец. - Гродно, 1991. -С.131.

7 Шейбак Л Н Сахаразная активность кишечника у новорожденных детей с признаками внутриутробной гипотрофии на фоне бронхолегочной патологии // В сб Материалы VII Гродн конф. молодых ученых и спец. - Гродно, 1991. - С.132.

8 Шейбак Л Н Сахаразная активность кишечника у новорожденных, матери которых имели контакт с различными производственными вредностями // Итоговая научная конф.

ГГМИ. - Гродно, 1992. - С.26.

9. Шейбак Л Н. Особенности адаптации в ранний неонатальный период и сахаразная активность кишечника у детей, матери которых в период беременности работали в детских садах II В сб. Материалы VIII Гродн. обл. конф молодых ученых и спец. - Гродно, 1993. - С.79.

0 Sheibak L., Nefydov L, Sheibak V, Doroshenko E., Klimovich I.

Application of taurine to improve adaptation processes of early neonatal period //26-th Danube Symposium for Neurological Sciences. - Innsbruk 1- October. - Austria, 1993. - P. 11 Шейбак Л H, Маталыцкая Л А Влияние производственных условий матерей на сахаразную активность тонкого кишечника у новорожденных детей II В сб • Материалы VI съезда педиатров Республики Беларусь - 1993. - С.79.

12 Шейбак ЛН, Слободская НС Мальабсорбция сахарозы у новорожденных детей с острой и хронической гипоксией и инсулин пуповинной крови // В сб Материалы межд. конф Посвященной 35-летию ГГМИ. - Гродно, 1993. - 4.2. С.295-296.

13 Шейбак Л Н, Троян Э И Показатели сахарозотолерантного теста у новорожденных детей с нормальной массой тела при рождении и уровень инсулина в пуповинной крови // В сб. Материалы межд. конф. посвященной 35-летию ГГМИ -Гродно, 1993. - 4.2. С 296 297.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.