авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Особенности восстановления секреторной активности пищеварительных желез после действия мышечной нагрузки

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Грязных Андрей Витальевич ОСОБЕННОСТИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ СЕКРЕТОРНОЙ АКТИВНОСТИ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНЫХ ЖЕЛЕЗ ПОСЛЕ ДЕЙСТВИЯ МЫШЕЧНОЙ НАГРУЗКИ 03.03.01 – физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Челябинск - 2011

Работа выполнена на кафедре анатомии и физиологии человека Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Курганский государственный университет»

Научный консультант: доктор биологических наук, профессор Кузнецов Александр Павлович

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор Овсянников Владимир Иванович доктор биологических наук, профессор Исаев Александр Петрович доктор биологических наук, профессор Лунева Светлана Николаевна

Ведущая организация: Институт физиологии имени И.П. Павлова РАН, Санкт-Петербург

Защита состоится 9 декабря 2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.295.03 при ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, Челябинск, пр. им. Ленина, д.

69, ауд. 116.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан « » 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук П.А. Байгужин Актуальность исследования. Изучение особенностей адаптации человека к различным факторам внешней среды является чрезвычайно важным направлением в современной физиологии в связи с необходимостью выявления механизмов и путей формирования, определения критериев оценки и поиска оптимальных методов повышения резервных возможностей организма (Л.Х. Гаркави, Е.Б. Квакина, 1990;

Н.А. Агаджанян, 2003;

В.И. Медведев, 2003;

Н.И. Волков, 2010;

H. Teschemacher et al., 2003).

Проблеме адаптации к различным, воздействующим на организм факторам, а также изучению компенсаторно-приспособительных изменений на различных уровнях организации биологических систем посвящено значительное количество работ отечественных и зарубежных ученых (В.П. Казначеев, 1980, 1986;

К.В. Судаков, 1998;

Ф.З. Меерсон, 1988;

Д.З.

Шибкова и др., 2006;

E. Fehrenbach et al., 2003;

R.J. Shepard, 2003, H.

Teschemacher et al., 2003).

Двигательная активность и спорт являются неотъемлемой частью современной жизни человека. Повышенный уровень повседневной двигательной активности способствует поддержанию устойчивой общей и специальной работоспособности, резистентности и лабильной адаптации к изменяющимся и сложным условиям внешней среды обитания (А.А. Виру, 1981;

Ф.З. Меерсон, 1988;

А.П. Кузнецов и др., 2004;

А.П. Исаев, 2010;

W.J. Kreamer, N.A. Ratamess, 2003).

Однако необходимо учитывать, что при неправильных подходах к использованию двигательной активности она может также оказывать негативное воздействие (А.В. Абзалов и др., 2003;

А.И. Зиятдинова, 2009;

В.И. Киселев, 2009;

C. Simsh et al., 2002;

J.M. Steinacker et al., 2004). В этом случае спорт превращается в экстремальный фактор, требующий мобилизации функциональных резервов и компенсаторно приспособительных механизмов, контролируемых регуляторными системами (Р.С. Суздальницкий, 1998;

M. Fleshner et al., 2003;

B.K. Pedersen et al., 2003).

Двигательная активность подвергает механизмы поддержания нормального функционирования организма серьезной проверке.

Для получения положительных результатов и исключения отрицательного влияния двигательной активности большое значение имеет знание морфофункциональных изменений в системах, индуцированных двигательной активностью (Н.А. Фомин и др., 1991;

А.С. Солодков и др., 1996;

Р.С. Суздальский и др., 2003;

Я.В. Латюшин, В.И. Павлова, 2009;

R. Gatti, 2008).

Актуальным вопросом физиологических исследований по проблемам адаптации, является выяснение адекватности реагирования и функциональной устойчивости систем организма при действии на него мышечного напряжения. Функциональная устойчивость рассматривается как способность организма сохранять достаточно высокую функциональную активность различных систем в течение длительного времени, чтобы обеспечить выполнение функций и избежать нарушения гомеостазиса (Р. Мохан, 2001;

Ю.В. Высочин и др, 2007;

Т.В. Попова и др., 2007;

А.С. Fry et al., 2001;

F. Maso et al., 2004). Естественно, что чем продолжительнее напряжение, тем больше достигаемый результат зависит от функциональной устойчивости организма.

В связи с этим пристального внимания заслуживает изучение функциональной устойчивости желудочно-кишечного тракта при влиянии на него стресс-факторов в виде острой и хронической физической нагрузки. Это является весьма актуальной задачей, представляющей большой теоретический интерес и имеющей важное практическое значение. Более того, в соответствии с классическими представлениями о развитии генерализованного адаптационного синдрома автора теории о стрессе Г. Селье именно функциональные изменения на уровне желудочно кишечного тракта рассматриваются как одни из показателей уровня влияния стресс-фактора на организм (В.П. Казначеев, 1980;

К.В. Смирнов, А.М.

Уголев, 1981;



А.П. Кузнецов и др., 2004;

В.В. Меньшуткин, Ю.В. Наточин, 2007;

А. Jacob, 2004;

F. Carlsson et al., 2006).

Еще более актуальным и менее изученным остается вопрос о восстановительных процессах изучаемой системы.

Существенное увеличение объема и мощности физических нагрузок в современном спорте привело к значительному возрастанию энергозатрат организма. Выявление особенностей метаболизма в процессе ассимиляции нутриентов на клеточном и субклеточном уровне дало возможность определить потребности спортсмена в отдельных компонентах пищевого рациона, установить их оптимальные соотношения, необходимые для увеличения физической работоспособности, ускорения процессов адаптации к нагрузкам и влиянию негативных факторов внешней среды, активизации процессов восстановления организма (А.М. Уголев, 1985;

Г.К. Шлыгин, 1989;

А.П. Кузнецов и др., 2004;

В.Н. Цыган, 2007;

Г.Ф. Коротько, 2007, 2010;

А.Д. Мингалин, 2010;

А.В. Анохина, 2010;

D.D. Burton et al., 2005;

М. Р. Hardy et al., 2005).

Раскрытие механизмов реактивности при восстановлении функциональной активности пищеварительной системы и прежде всего ее гастродуоденального отдела после действия мышечного напряжения позволит в значительной мере влиять как на сам процесс последействия, так и на его временные параметры. Кроме того, понимание механизмов действия мышечного напряжения и восстановления после него на деятельность пищеварительной системы, ее реактивность и устойчивость в условиях приема пищи позволит избежать негативных последствий влияния мышечного напряжения на организм человека, поможет выработать оптимальный режим питания в условиях учебно-тренировочной деятельности.

На современном этапе отмечается недостаточная изученность вопроса о гормональных механизмах регуляции секреторной функции пищеварительных желез при хроническом стрессе в виде постоянно действующего мышечного напряжения. Имеются противоречивые сведения об уровнях содержания гормонов системы гипофиз – кора надпочечников, половых желез, экзокринной части поджелудочной железы, АПУД - системы при хроническом стрессе, вызванном гиперкинезией (О.С. Радбиль, С.Г. Вайнштейн, 1973;

П.К. Климов, 1983;

В.Т. Ивашкин и др., 1987;

У.Дж. Кремер, А.Д. Рогол 2005;

Н.В. Александрова, 2006;

П.А. Каменова, 2006;

Л.П. Филаретова, Т.Т. Подвигина, Т.Р. Багаева, 2007;

С.А. Кетлинский, 2008;

В.И. Мазуров, 2008;

А. Asakawa et al., 2005;

M. Miu, 2006;

А. Chandel et al., 2008). Также противоречивы сведения об участии гуморально гормональных механизмов (факторов) регуляции в обеспечении резистентности организма к неблагоприятному действию гиперкинезии (А.А. Виру, 1981;

Г.Н. Кассиль, 1983;

Р.А. Тигранян и др., 1990;

А.П.

Кузнецов и др., 2004;

И.Е. Трубицина, 2006;

Л.В. Винокурова и др., 2007;

Е.А. Стаценко, 2008;

Yin Jian – chun, 2005;

Р. Alia et al., 2006). По-прежнему остаются открытыми вопросы ферментативных и гормональных взаимоотношений в условиях специфического динамического действия пищи как фактора коррекции действия гиперкинезии на пищеварительную систему организма человека (Л.Н. Смелышева, 2005;

Г.Ф. Коротько, 2010;

F. Tipton et al. 2001;

A. Williams et al. 2002;

G. Kimball, K. Jefferson, 2002).

В связи с отсутствием систематизированных данных о процессах восстановления функций пищеварительных желез гастродуоденального отдела желудочно-кишечного тракта в условиях острой и хронической гиперкинезии актуальным является изучение секреторной активности поджелудочной и желудочных желез у лиц с различным уровнем и спецификой двигательной активности при восстановлении после субмаксимальной мышечной нагрузки. Указанные предпосылки определили цель и направления настоящего исследования.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ Целью исследования явилось изучить особенности восстановительных процессов секреторной функции пищеварительных желез после действия физической нагрузки при различном уровне и специфике повседневной двигательной активности, а также исследовать гуморальную регуляцию секреции желудочных и поджелудочной желез в динамике восстановления.

В связи с поставкой данной цели были определены следующие задачи:

1. Изучить влияние уровня и специфики повседневной двигательной активности на секреторную функцию желудка и поджелудочной железы в условиях восстановления после физической нагрузки.

2. Исследовать неравномерность и гетерохронность восстановления секреторной функции пищеварительных желез гастродуоденального отдела желудочно-кишечного тракта у лиц с различным уровнем повседневной двигательной активности после действия мышечного напряжения.

3. Определить функциональную устойчивость исследуемых показателей секреторной функции пищеварительных желез и особенности их реагирования у лиц с различным уровнем повседневной двигательной активности после действия мышечного напряжения.

4. Выявить степень взаимоотношений ферментного состава в пищеварительных соках и сыворотке крови при действии мышечного напряжения и в условиях восстановления после нагрузки.

5. Исследовать нейрогуморальные механизмы регуляции секреторной функции пищеварительных желез в условиях восстановительного периода после действия мышечного напряжения.

6. Определить динамические изменения секреции гормонов катаболического анаболического ряда и пищеварительных ферментов в сыворотке крови при действии пищевой и мышечной нагрузок в условиях восстановления после физического напряжения.

Научная новизна. В результате проведенного анализа теоретической и экспериментальной части исследования по изучению процессов восстановления после мышечного напряжения секреторной активности пищеварительных желез при различном уровне повседневной двигательной активности получены следующие новые научные данные:

1. Изучены особенности динамики восстановительных реакций секреторной функции пищеварительных желез гастродуоденального отдела желудочно кишечного тракта у лиц, имеющих различия в уровне и специфике повседневной двигательной активности.

2. Установлена зависимость между уровнем и спецификой повседневной двигательной активности и реактивностью секреторного аппарата пищеварительных желез гастродуоденального отдела желудочно-кишечного тракта в восстановительном периоде после действия мышечной нагрузки.

Высокая реактивность секреторной деятельности пищеварительных желез характерна для лиц с высоким уровнем повседневной двигательной активности.

3. Выявлены различия функциональной устойчивости механизмов секреции различных ингредиентов желудочного и поджелудочного соков при действии физической нагрузки и в условиях восстановления. Наибольшая устойчивость секреторных механизмов пищеварительных желез выявлена у спортсменов тренирующихся с развитием качества выносливости (лыжников).

4. Определена гетерохронность восстановления реакций желудочной и поджелудочной секреции после действия физических нагрузок.

Неодновременность восстановления механизмов секреции различных ингредиентов желудочного и поджелудочного сока проявляется в восстановлении сначала ферментовыделения, позже восстанавливается электролитный и кислотный состав пищеварительных соков.

5. Обнаружена обратная зависимость между содержанием пищеварительных ферментов пепсиноген-1 и -2 в сыворотке крови и концентрацией протеолитических ферментов в дуоденальном и желудочном содержимом у обследуемых с различной степенью адаптированности к действию мышечного напряжения.

6. Установлены тесные взаимоотношения гормонов анаболического (инсулин, тестостерон, соматотропин), катаболического (адренокортикотропин, кортизол) ряда, гормонов холицистокининового семейства (гастрин) и секреторной функции пищеварительных желез в условиях восстановления после мышечного напряжения.

7. Обнаружена разнонаправленность содержания эндогенных гормонов, сопряженная с особенностью восстановления секреции пищеварительных желез. При нагрузке повышается содержание гастрина и одновременно при усилении катаболических реакций активизируются гормональные реакции, направленные на восстановление. В условиях восстановительного периода усиливается продукция гормонов с выраженной катаболической направленностью, при этом концентрация гормонов, обладающих анаболическим эффектом, снижается.

8. Выявлено, что прием пищи приводит к повышению концентрации инсулина и усилению анаболического индекса тестостерон/кортизол при снижении катаболического индекса кортизол/инсулин. В условиях восстановления после физической нагрузки отмечено усиление влияние приема пищи на содержание гормонов в крови у лиц с высоким уровнем повседневной двигательной активности.

9. Выявлена регулирующая роль нутриентов на постпрандиальную эмиссию регуляторов - гидролитических ферментов. Прием пищи влияет на концентрацию ферментов в межпищеварительном периоде: при пониженном базальном уровне ферментов происходит увеличение их концентрации, при повышенном – снижение. Установлено снижение содержания пепсиногена- и -2 в условиях приема пищи белкового состава.

Теоретическая и практическая значимость. Данные, полученные в ходе исследования, позволили охарактеризовать особенности восстановления секреторной функции пищеварительных желез гастордуоденального отдела желудочно-кишечного тракта после действия мышечного напряжения у лиц с различным уровнем и спецификой повседневной двигательной активности.

Установлена гетерохронность восстановления секреции различных ингредиентов пищеварительных желез в условиях последействия мышечного напряжения. Определена последовательность восстановления секреции пищеварительных желез. Полученные данные об изменении индексов тестостерон/кортизол и кортизол/инсулин в условиях восстановительного периода после действия мышечного напряжения позволяют рекомендовать определение этих индексов как маркеров, характеризующих способность к восстановлению, отражение компенсаторных реакций и синдрома перенапряжения. Кроме того, сведения об изменении интрамедиарного метаболизма, в условиях приема пищи выражающегося в повышении концентрации инсулина и усилении анаболического индекса тестостерон/кортизол при снижении катаболического индекса кортизол/инсулин, характеризуют протекание метаболических реакций и могут быть использованы для разработки принципов питания в условиях восстановления после действия на организм мышечной нагрузки.

Для специалистов в области спортивной медицины, гастроэнтерологии представляют интерес данные по динамике желудочной и поджелудочной секреции как у спортсменов, так и лиц, не занимающихся спортом, в различных условиях функционирования организма (физиологический покой, мышечное напряжение, восстановление). Для эндокринологов адресуются сведения о динамике изменений концентрации гормонов системы гипофиз кора надпочечников, поджелудочной железы, половых желез, АПУД системы в ответ на изолированное и совместное применение мышечных и пищевых нагрузок. Результаты диссертационного исследования целесообразно учитывать при разработке рационального режима питания в условиях спортивно-тренировочной деятельности с целью обеспечения восстановления организма после физических нагрузок.

Для специалистов в области спортивной физиологии и спортивного питания большой интерес имеют данные о ряде специфических изменений в секреторной деятельности гастродуоденального отдела желудочно кишечного тракта, определенных метаболическими потребностями организма при выполнении нагрузок, а также в период восстановления. Эти данные могут быть использованы с целью коррекции учебно-тренировочного процесса, режима питания, восстановления после физической нагрузки.

Для специалистов в области клинической медицины определенный интерес представляют сведения о степени взаимоотношений ферментного состава: изменениях протеолитической, амилолитической активности, активности липидов как в сыворотке крови, так и полостном содержимом гастродуоденального отдела желудочно-кишечного тракта в состоянии относительного мышечного покоя, при действии мышечного напряжения и в условиях восстановления после нагрузки.

Данными диссертационной работы могут быть дополнены положения о применении физических нагрузок различного объема и интенсивность в качестве оптимизирующего фактора секреторной функции пищеварительных желез желудочно-кишечного тракта. Знание закономерностей восстановления функций желудочно-кишечного тракта после физических нагрузок позволяет корректировать и оптимизировать режим питания и восстановления после физических нагрузок. На основании исследований гетерохронии восстановления возможно обоснование влияния предшествующей нагрузки на последующую, определение надежных критериев готовности к повторной работе. Изучение этапов последействия нагрузок позволяет обосновать оптимальный режим сочетания тренировочных занятий с отдыхом и обеспечить целесообразное планирование процесса спортивных тренировок.

Результаты диссертационного исследования используются в работе клинического центра гастроэнтерологии областной клинической больницы г.

Кургана, ФГУ «Российского научного центра Восстановительной травматологии и ортопедии им. академика Г.А. Илизарова», областного врачебно-физкультурного диспансера, вузовско-академической лаборатории «Физиология экстремальных состояний» Курганского государственного университета, при чтении лекционных курсов в Курганском, Тюменском государственном университете, Шадринском государственном педагогическом институте, школе и училище олимпийского резерва г. Кургана.

Тема диссертационного исследования связана с одним из основных направлений научно-исследовательской работы Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Курганский государственный университет» кафедры анатомии и физиологии человека по проблеме «Физиологические механизмы адаптации систем организма для лиц с различным психологическим профилем и уровнем двигательной активности к действию экстремальных факторов» (номер государственной регистрации 01.2.00611546). Исследования проводились на базе вузовско-академической лаборатории физиологии экстремальных состояний (зав. лабораторией – д-р мед. наук, профессор Л.Н. Смелышева) Курганского государственного университета в 1993-2011 гг. Диссертационное исследование проведено в рамках реализации аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы» № 1.2.11.





ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ 1. Секреторная активность пищеварительных желез у лиц, имеющих различия в уровне и специфике повседневной двигательной активности, обладает различной устойчивостью к действию мышечного напряжения и в условиях восстановления.

2. В период последействия мышечного напряжения обнаруживается гетерохронизм в восстановлении функциональной активности пищеварительных желез, а также гормонов и гидролитических ферментов в сыворотке крови у лиц с различным уровнем и характером повседневной двигательной активности.

3. Восстановительные реакции секреторной деятельности пищеварительных желез после действия физической нагрузки соотносятся с изменениями гормональной и ферментативной активности. Метаболические реакции, происходящие в условиях восстановления, вызывают характерные изменения в факторах регуляции желез желудка и поджелудочной железы.

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы доложены на XVII съезде Всероссийского физиологического общества им.

И.П.Павлова (Ростов на Дону, 1998), на IXX съезде Всероссийского физиологического общества им. И.П.Павлова (Екатеринбург, 2004), на XX Всероссийского физиологического общества им. И.П.Павлова (Москва, 2007), на XXI съезде Всероссийского физиологического общества им.

И.П.Павлова (Калуга, 2010), на I съезде физиологов СНГ (Сочи, Дагомыс, 2005), на Международном симпозиуме «Медицина и охрана здоровья -99» (Тюмень, 1999), на III Международном конгрессе валеологов «Здоровье человека» (Санкт-Петербург, 2002), на Всероссийской научно-практической конференции «Формирование здорового образа жизни» (Тюмень, 2004), на Всероссийской научной конференции «Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды» (Челябинск, 2004), на десятой Российской гастроэнтерологической неделе (Москва, 2004), на V Сибирском физиологическом съезде (Томск, 2005), на Всероссийской конференции молодых исследователей «Физиология и медицина» (Санкт Петербург, 2005), на IV Международной научной конференции студентов и молодых ученых «Актуальные вопросы спортивной медицины, ЛФК, физиотерапии и курортологии» (Москва, 2005), на II Международной научно-практической конференции «Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды» (Челябинск, 2008), на VII Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 160 летию со дня рождения И.П.Павлова (Санкт-Петербург, 2009), на Всероссийской научной конференции «Адаптация биологических систем к естественным и экстремальным факторам среды» (Челябинск, 2010), на Международной научно-практической конференции «Достижения, инновационные направления, перспективы развития и проблемы современной медицинской науки, генетики и биотехнологий» (Екатеринбург, 2011).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 38 научных работ, в том числе 17 в изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации, и две монографии.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 6 глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и изложена на 382 страницах, иллюстрирована 16 таблицами и 89 рисунками.

Библиография содержит 506 источников (253 - отечественные и 253 иностранные).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В исследовании принимал участие 131 доброволец мужского пола в возрасте 18-22 лет. На начальном этапе все обследуемые прошли углубленное медицинское обследование в областном врачебно физкультурном диспансере, включавшее изучение органов желудочно кишечного тракта, антропометрию, соматоскопию, врачебно-педагогическое наблюдение. По состоянию здоровья все они были отнесены к основной медицинской группе. Все исследования проводились при обязательном письменном согласии обследуемых в строгом соответствии и с соблюдением биоэтических норм.

С целью изучения восстановительных реакций секреторной активности желудочных и поджелудочной железы после физической нагрузки было проведено 540 обследований (табл. 1).

В качестве модели гипердинамии были взяты занятия различными видами спорта, где градация интенсивности, объема и характера мышечных упражнений поддается учету и классификации.

С этой целью у обследуемых учитывалась спортивная специализация, квалификация и стаж занятий. Исходя из условий исследования, обследуемые были разделены на три группы. Первая группа (n=31) обследуемых – спортсмены, развивающие скоростно-силовые качества, тренирующиеся преимущественно в анаэробном энергетическом режиме.

К данным представителям отнесли единоборцев (греко-римская борьба, борьба самбо, дзюдо). Вторая группа (n=43) – спортсмены, развивающие качество выносливости, тренирующиеся преимущественно в аэробном энергетическом режиме (лыжники, легкоатлеты – стайеры, биатлонисты).

Все обследуемые были высококвалифицированными спортсменами (квалификации мастер спорта, кандидат в мастера спорта, первый разряд).

Обследуемые тренировались не менее 5 раз в неделю по 1,5-2 часа в день и в момент исследования находились в подготовительном периоде тренировочного цикла. Этот период был выбран для исследования в связи с тем, что в зависимости от уровня спортивной формы и тренировочного периода обнаружены изменения функционального состояния органов и систем (Г.Н. Пропастин, 1969;

А.А. Плешаков, 1974;

А.П. Кузнецов, 1985, 2004;

Г.П. Степанова и др., 2010;

J.W. Matthew, M. Hargreaves, 2002). В контрольную группу (n=57) были включены обследуемые, уровень повседневной двигательной активности которых составлял 4 часа занятий в неделю, занятия физической культурой проводились в объеме вузовской программы.

Для изучения влияния физической нагрузки на организм человека и его желудочно-кишечный тракт широкое применение получило использование дозированных велоэргометрических нагрузок (M. Hargreaves, 2002;

А.А.

Виру, П.К. Кырге, 1983;

А.П. Кузнецов, 1985;

С.Ф. Панов, А.А. Плешаков, 2008;

А.П. Исаев, 2010). У всех обследуемых исходя из установления максимального потребления кислорода (МПК) определяли максимальную аэробную мощность. Это позволило индивидуально установить мощность выполняемой велоэргометрической работы на уровне 70-75 % от МПК (С.Б.

Тихвинский, И.В. Аулик, 1990). Выполнялась 60-минутная физическая нагрузка на уровне 70 – 75 % от МПК (нагрузка, близкая к нагрузке субмаксимальной мощности), частота педалирования составляла 65- об/мин.

Для изучения динамики восстановления рассматриваеых показателей исследование проводилось в четыре этапа. На первом этапе осуществлялось изучение показателей в состоянии покоя (фоновые данные), на втором этапе исследовались показатели сразу после часовой велоэргометрической нагрузки, на третьем этапе анализировались показатели через 1 час отдыха после нагрузки (восстановление продолжительностью 1 час), на четвертом этапе рассматривалось восстановление изучаемых показателей после 2 часов отдыха по окончании нагрузки (восстановительный период составлял 2 часа).

Между этапами исследования (фоновыми показателями, показателями, полученными после физической нагрузки, а также в условиях восстановления) был промежуток не менее 7-14 дней.

Исследование секреторной функции желудка и поджелудочной железы проводилось утром натощак методом фракционного гастрального и гастродуоденального зондирования после 12 – 14 часов голодания. После введения тонкого зонда откачивалось содержимое желудка натощак в течение 3 минут (тощаковая секреция). Для дальнейшего извлечения желудочного и дуоденального содержимого использовалась установка непрерывной вакуум-аспирации, где с помощью водоструйного насоса создавалось отрицательное давление в 50-60 мм рт. ст. В течение часа 15 минутным порциям исследовалась базальная секреция, а после введения раздражителя – стимулированная / ингибированная секреция (4 порции по 15 минут).

В качестве стимулятора желудочной секреции нами использовался 10%-й капустный отвар в объеме 200 мл (t = 37C), приготовленный по методу В.Н. Туголукова (стимулированная секреция), в качестве ингибитора – 0,5%-й раствор соляной кислоты, введенный в двенадцатиперстную кишку (ингибированная секреция).

При анализе секреторной функции желудка определяли объем секрета (мл), его pH, кислотообразующую и ферментовыделительную функции, электролитный состав.

Методом pH-метрии определяли pH желудочного сока при помощи pH-метра «Эксперт – pH» (Россия).

При изучении кислотообразующей функции желудка определяли концентрацию свободной соляной кислоты (ммоль/л) и ее валовое выделение (ммоль/час);

ферментовыделительной функции - концентрацию (мкг/мл) и часовую продукцию (дебит-час) пепсиногена (мг/ч), суммарную протеолитическую активность (мкг/мл) натурального желудочного сока при его исходном pH (методом Хунта в модификации Б.И. Сабсай, 1968).

В дуоденальном содержимом определяли его объем (мл), pH, концентрацию (мг/мл) и валовое выделение (мг/ч) амилазы методом Smith Roe в модификации Сокол (Л. Гиттер, Л. Хейлмейер, 1966), концентрацию (ед/мл) и валовое выделение (ед/ч) липазы методом Бонди в модификации М.С. Рожковой (Е.Б. Закржевский, 1961), общую протеолитическую активность дуоденального содержимого (мкмоль тирозина мл/ч) методом в модификации Кунитца - Нортропа (Г.Г. Коротько, 2003).

Содержание натрия (ммоль/л) и калия (ммоль/л) в желудочном и дуоденальном содержимом определяли с помощью биохимического анализатора «Сапфир-400» (Япония) с использованием наборов «VITAL» (Санкт-Петербург, Россия).

С целью выявления механизмов регуляции желудочной и панкреатической секреции параллельно с зондированием проводили забор крови из локтевой вены (до введения зонда и на 15-й минуте стимулированной / ингибированной желудочной секреции). В сыворотке крови с помощью иммуноферментного фотометра «Эфос» и реактивов определяли концентрацию АКТГ АCTH ELISA (Biomerica, США), гастрина GASTRIN-17 Advanced ELISA (BIOHIT, Финляндия), инсулина Insulin ELISA (DRG diagnostics, Германия), кортизола Стероид ИФА-кортизол-01 («Алкор Био», Россия), соматотропина, тестостерона. В сыворотке крови иммуноферментным методом определяли содержание ферментов пепсиноген 1 (ПГ 1), пепсиноген 2 (ПГ 2) и их индекс ПГ 1/ПГ 2 (ИФА – Бест, Россия). С помощью полуавтоматического биохимического анализатора «CHEM-7» кинетическим методом изучали активность -амилазы (Диакон-ДС, Россия), липазы (Биокон, Россия).

Для изучения динамики секреции эндогенных гормонов и гидролитических ферментов в сыворотке крови при действии пищевой и мышечной нагрузок, в условиях специфического динамического действия пищи в различных условиях функционирования организма использовалась пищевая нагрузка в виде пробного (тестового) завтрака, состоящего из 100 г вареного мяса (молотого, в котлете) и 200 мл несладкого чая (Г.Ф. Коротько, 2002;

А.П. Кузнецов, 1985, 2004). Было проведено четыре серии исследований. В первой серии обследуемые утром натощак принимали 100 г вареного мяса и 200 мл несладкого чая. Во второй серии исследований обследуемые утром натощак выполняли 60-минутную работу на велоэргометре, после чего сразу принимали пищевой завтрак (100 г вареного мяса + 200 мл несладкого чая). В третьей серии исследований обследуемые утром выполняли часовую физическую нагрузку, после чего происходило восстановление в течение 1 часа, а затем также принимали пищевой завтрак (100 г вареного мяса + 200 мл несладкого чая). В четвертой серии исследовался восстановительный период в течение 2 часов. Во всех случаях содержание гормонов и ферментов в крови определяли натощак (фоновые данные) и в динамике через 15, 45, 75 и 105 минут после приема пищевого завтрака. Собранную кровь подвергали центрифугированию, и отделенную сыворотку помещали в холодильник при температуре -20°С. В сыворотке крови методом иммуноферментного анализа определяли содержание гормонов: инсулина, адренокортикотропного (АКТГ), кортизола, тестостерона. Также определяли пищеварительные ферменты крови:

пепсиноген 1, 2, -амилазу, липазу.

Полученные данные обрабатывали методом вариационного и корреляционного анализа (Г.Ф. Лакин, 1990;

пакет программ Statistica 5.11).

Статистическую обработку проводили методом Стьюдента-Фишера.

Различия между сравниваемыми величинами считали достоверными при вероятности не менее 95% (p0,05). Для выяснения тесноты и направленности взаимосвязи между исследуемыми показателями определяли коэффициент корреляции (r).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Секреторная функция желудка и поджелудочной железы в условиях физиологического покоя Исследования, проведенные ранее (А.П. Кузнецов и др., 2004;

А.А. Плешаков, 2009;

Л.Н. Смелышева, 2010), показали, что в зависимости от уровня и специфики повседневной двигательной активности наблюдаются различия в секреторной деятельности пищеварительных желез гастордуоденального отдела ЖКТ. Различия в секреторном ответе желез наблюдались как в условиях базальной секреции, так и при их стимуляции или ингибировании.

Результаты проведенных исследований выявили существенные различия в секреции различных ингредиентов желудочного сока у обследуемых-спортсменов и лиц, не занимающихся спортом. Изменение условий функционирования пищеварительных желез, их стимулирование и ингибирование позволило установить различия в их реактивности и функциональной устойчивости в состоянии относительного физиологического покоя (рис. 1).

Отмечается существенное усиление секреторной активности желудочных желез у всех групп обследуемых в условиях их стимуляции.

Введение в двенадцатиперстную кишку раствора соляной кислоты вызвало, в свою очередь, снижение секреции компонентов желудочного сока у обследуемых. Но отмечается не столь значимое по отношению к другим группам торможение секреции у лыжников. Напротив, у них выявлено увеличение (по отношению к базальному уровню) объема секрета, концентрации и дебита пепсиногена.

Рис. 1. Показатели желудочной секреции у обследуемых в состоянии физиологического покоя при ее стимуляции и ингибировании (за 100 % приняты показатели базальной секреции): 1 – объем секрета (мл), 2 концентрация соляной кислоты (ммоль/л), 3 - валовое выделение соляной кислоты (ммоль/ч), 4 – пепсиноген (мкг/л), 5 - валовое выделение пепсиногена (мг/ч), 6 – протеолитическая активность (мкг/л);

* - различия достоверны по отношению к уровню базальной секреции р0,05;

** - р0,01;

*** - р0, Анализ показателей внешнесекреторной деятельности поджелудочной железы позволил установить различия в секреторном ответе в условиях стимуляция панкреатической секреции. Выявлено увеличение концентрационного компонента электролитного состава у обследуемых.

Кроме того, общим для групп обследуемых является снижение содержания амилазы в дуоденальном содержимом (рис. 2).

А Б Рис. 2. Показатели панкреатической секреции у обследуемых в состоянии физиологического покоя при ее стимуляции (за 100 % приняты показатели базальной секреции);

А: 1 – объем секрета (мл), 2 - концентрация бикарбонатов (ммоль/л), 3 – д/ч бикарбонатов (ммоль/ч), 4 – содержание натрия (ммоль/л), 5 - д/ч натрия (ммоль/ч), 6 – содержание калия (ммоль/л), – д/ч калия (ммоль/ч), Б: 8 – содержание липазы (ед/мл), 9 – д/ч липазы (ед/ч), 10 – содержание -амилазы (мг/мл), 11 - д/ч -амилазы (ед/ч), 12 протеолитическая активность (мкмоль/тирозина/мл);

* - различия достоверны по отношению к контрольной группе р0,05;

** - р0,01;

*** - р0,00;

# различия достоверны по отношению к базальной секреции (р0,05);

## (р0,01;

###- (р0,001) Влияние физической нагрузки на секреторную функцию желудка и поджелудочной железы В физиологических исследованиях мышечные нагрузки различной интенсивности и объема широко применяются в качестве модели субэкстремальных и экстремальных факторов воздействия на организм человека.

Физическая нагрузка оказала существенное влияние на секреторную функцию пищеварительных желез, вызвав снижение показателей желудочной секреции у обследуемых контрольной группы в условиях тощаковой и базальной секреции.

При действии физической нагрузки отмечается отсутствие значимых различий по показателям, характеризующим водовыделительную, кислотовыделительную и ферментовыделную функции желудочных желез у обследуемых при гастральном зондировании в условиях стимуляции желудочной секреции отваром сухой капусты. Отмечается снижение (р0,05) практически всех изучаемых показателей у обследуемых контрольной группы натощак. Для контрольной группы наблюдается снижение (р0,01) протеолитической активности в условиях базальной и стимулированной секреции. При этом у обследуемых борцов отмечаются максимальные значения концентрации и валового выделения соляной кислоты и минимальные показатели концентрации и дебит-часа пепсиногена (табл.

2,3).

Таблица Влияние физической нагрузки на показатели, характеризующие водо- и кислотовыделительную функции желудочных желез у спортсменов различной специализации и лиц, не занимающихся спортом (M±m) (n=83) Исследуемые Условия Секреция стимулированная / ингибированная показатели Контрольная Борцы Лыжники группа Фон 136,2±9,5 131,1±5,15 102,6±8,44* Объем секрета, мл/ч 31,25±0,84°°° 45,7±5,26*°°° 54,4±1,27***°°° Нагрузка 115,9±12,0 127,3±13,39 103,6±11, 43,4±1,8°°° 37,4±2,87°°° 71,6±1,93***°° Фон 1,76±0,16 0,9±0,08*** 1,38±0,05* рН, ед 1,82±0,03 2,6±0,02***°°° 2,1±0,05***°°° Нагрузка 1,8±0,17 0,6±0,09*** 1,76±0, 1,6±0,05 1,96±0,08**°°° 1,6±0, Фон 50,0±4,69 110,6±8,62*** 65,7±5,07* Соляная кислота, 32,6±0,96°°° 12,99±0,19***°°° 22,4±1,62***°°° ммоль/л Нагрузка 48,7±5,20 115,1±4,86*** 59,5±9, 42,4±2,58 28,0±2,63**°°° 39,9±1,70 ° Валовое выделение Фон 7,3±1,01 14,5±1,33*** 6,6±0, соляной кислоты, 1,0±0,04°°° 0,6±0,06***°°° 1,1±0,05°°° ммоль/час Нагрузка 6,2±0,98 14,5±0,05*** 5,8±1, 1,8±0,15°°° 1,05±0,14**°°° 2,9±0,15***° Примечание: * - различия достоверны по отношению к контрольной группе р0,05;

** - р0,01;

*** - р0,001;

° - различия достоверны по отношению к стимулированной секреции р0,05;

°° - р0,01;

°°° - р0,001.

При изменении условий функционирования желез желудка, а именно при условии ацидификации двенадцатиперстной кишки раствором соляной кислоты, картина несколько меняется. Отмечено увеличение показателей объема желудочной секреции, концентрации и валового выделения свободной соляной кислоты, протеолитической активности у лыжников и обследуемых контрольной группы по отношению к фоновым данным. Для борцов также характерно увеличение концентрации и валового выделения соляной кислоты и пепсиногена. В то же время максимальные показатели (в межгрупповом аспекте) по объему желудочной секреции, концентрации и валовому выделению песиногена и валовому выделению соляной кислоты характерны для лыжников. Минимальная концентрация соляной кислоты характерна для борцов.

Таблица Влияние физической нагрузки на показатели, характеризующие ферментовыделительную функцию желудочных желез у спортсменов различной специализации и лиц, не занимающихся спортом (M±m) (n=83) Исследуемые Условия Секреция стимулированная / ингибированная показатели Контрольная Борцы Лыжники группа Фон 39,5±2,81 17,2±2,04*** 33,4±4, Пепсиноген, 18,85±2,35°°° 8,4±0,95**°° 35,0±1,43***° мкг/л Нагрузка 38,5±3,49 21,9±0,99*** 37,5±5, 17,2±0,63°°° 19,8±1,74 25,2±2,18**°°° Фон 5,46±0,56 2,3±0,32*** 3,4±0,60* Валовое выделение 0,6±0,07°°° 0,4±0,09°°° 1,9±0,09***°° пепсиногена, мг/час Нагрузка 4,4±0,63 2,7±0,25* 4,0±0, 0,7±0,05°°° 0,7±0,08°°° 1,8±0,14***°° Фон 66,0±9,19 61,5±4,32 41,9±5,74* Протеолитическая 11,5±1,11°°° 48,6±4,11***° 17,4±1,64**°°° активность, Нагрузка 48,4±7,61 46,9±6,87 34,7±3, мкг/л 66,2±2,81° 50,8±4,07** 21,5±1,71***°° Фон 8,9±1,44 8,0±0,53 4,35±0,79** Протеолитическая 0,3±0,03°°° 2,1±0,13***°°° 0,94±0,09***°°° активность, Нагрузка 5,7±1,16 6,13±1,13 3,4±0, мг/час 2,9±0,21° 1,9±0,27*°° 1,53±0,11***°°° Примечание: * - различия достоверны по отношению к контрольной группе р0,05;

** - р0,01;

*** - р0,001;

° - различия достоверны по отношению к стимулированной секреции р0,05;

°° - р0,01;

°°° - р0,001.

Оценивая соотношение показателей, полученных при гастральном и гастродуоденальном зондировании, установлено, что при введении в двенадцатиперстную кишку раствора соляной кислоты наибольший тормозный эффект в ответ на ацидификацию двенадцатиперстной кишки раствором соляной кислоты отмечается у тех групп обследуемых, у которых на субмаксимальные стимуляторы желудочной секреции (при гастральном зондировании) был выявлен самый высокий секреторный эффект. Напротив, при низком уровне желудочной секреции ацидификация двенадцатиперстной кишки не оказывала существенного тормозного влияния на функциональное состояние секреторного аппарата желудка. Так, у обследуемых контрольной группы и борцов установлены высокие показатели при стимуляции желудочных желез отваром сухой капусты. У этих же групп обследуемых обнаружено наибольшее снижение объема желудочной секреции и валового выделения пепсиногена (при гастродуоденальном зондировании) по отношению к гастральному зондированию. Кроме того, для борцов установлено самое выраженное снижение концентрации свободной соляной кислоты и ее дебит-часа до 24,3±9,4 % и 7,3±1,3 % соответственно.

Исследуя влияние мышечного напряжения на внешнесекреторную деятельность поджелудочной железы, в аспекте межгрупповых различий установлено, что для лыжников было характерным максимальное выделение жидкой части панкреатического секрета, валовое выделение липазы и протеолитическая активность, тогда как для обследуемых контрольной группы - высокие значения концентрации и валового выделения бикарбонатов. Мышечная нагрузка существенно повышала у обследуемых спортсменов, тренирующихся преимущественно в аэробном режиме (лыжников), практически все показатели: выделение жидкой части панкреатического секрета, активность бикарбонатов, содержание электролитов, ферментовыделение липазы, амилазы, протеолитической активности как в условиях базальной, так и стимулированной секреции (рис.

3).

базальная секреция % 1 2 3 4 5 6 7 8 контрольная группа борцы лыжники стимулированная секреция % 1 2 3 4 5 6 7 8 контрольная группа борцы лыжники Рис. 3. Влияние 60-минутной физической нагрузки на внешнесекреторную функцию поджелудочной железы у обследуемых контрольной группы и спортсменов разных специализаций: 1-объем секрета, 2-концентрация бикарбонатов, 3-валовое выделение бикарбонатов, 4 концентрация амилазы, 5-валовое выделение амилазы, 6-концентрация липазы, 7-валовое выделение липазы, 8-протеолитическая активность, 9 суммарная протеолитическая активность;

^-различия достоверны по отношению к аналогичным данным физиологического покоя (р0,05);

^^ (р0,01);

^^^ - (р0,001) У других групп обследуемых выявлены разнонаправленные изменения исследуемых показателей. У обследуемых контрольной группы отмечено снижение объема панкреатического секрета, индекса бикарбонаты/соляная кислота, валового выделения липазы и суммарной протеолитической активности в условиях стимулированной секреции, в то время как концентрация амилазы и ее дебит-час в условиях стимулированной секреции и протеолитическая активность в условиях базальной секреции существенно превышали таковые в состоянии покоя. Для борцов характерно увеличение концентрации липазы и амилазы в условиях стимуляции и снижение жидкой части секрета, концентрации бикарбонатов в условиях базальной секреции.

Особенности восстановления секреции желез желудка и поджелудочной железы после действия мышечного напряжения Выявленные различия в секреторной функции пищеварительных желез гастордуоденального отдела ЖКТ в условиях последействия физической нагрузки позволили охарактеризовать процесс восстановления механизмов секреции у лиц с различным уровнем и спецификой повседневной двигательной активности при стимуляции и ингибировании исследуемых желез. Исследование процесса восстановление секреторной функции пищеварительных желез у лиц с различным уровнем и спецификой повседневной двигательной активности позволило установить ряд особенностей данного периода. В условиях базальной секреции установлено существенное снижение показателей, характеризующих секреторную активность желез желудка через 1 и 2 часа: для контрольной группы – концентрации пепсиногена и протеолитической активности, для борцов – валового выделения соляной кислоты и пепсиногена.

Обнаруживается разновременность восстановления различных показателей желудочной секреции в условиях ее стимуляции (рис. 4).

Для контрольной группы не обнаружено восстановления как через 1, так и через 2 часа последействия нагрузки показателей объема желудочного сока, валового выделения соляной кислоты и протеолитической активности.

Для обследуемых спортсменов не установлено существенных различий между исследуемыми показателями в условиях восстановления и фоновыми данными. Изменение условий функционирования пищеварительных желез, к которым относится их ингибирование раствором соляной кислоты, определяет их ответную реакцию в исследуемый период. Отмечается снижение, а в ряде случаев снятие тормозного эффекта ингибирования желудочной секреции раствором соляной кислоты для лыжников.

Рис. 4. Динамика двухчасового восстановления показателей желудочной секреции в условиях гастрального (С) и гастордуоденального (И) зондирования (за 100 % приняты показатели покоя);

* - различия достоверны по отношению к уровню фоновых значений р0,05;

** - р0,01;

*** - р0, Установлено, что в условиях восстановления через 1 час рН желудочного сока составило 1,4±0,08 при стимуляции, тогда как в условиях ингибирования этот показатель соответствовал 1,3±0,06, через 2 часа, соответственно, при стимуляции – 1,56±0,09, при действии ингибитора – 1,7±0,06. Подобная картина характерна и для показателя концентрации соляной кислоты. Если через 1 час отдыха в условиях гастрального зондирования концентрация соляной кислоты составила 66,9±7,04 ммоль/л, то при гастродуоденальном зондировании – 68,4±6,06 ммоль/л. Анализ 2 - часового периода последействия нагрузки также показал, что введение ингибитора желудочной секреции в двенадцатиперстную кишку не вызывало значимых изменений концентрации соляной кислоты желудочного сока у лыжников. Аналогичные изменения отмечены при изучении особенностей ферментовыделения у обследуемых. В восстановительном периоде через час не выявлено существенных изменений протеолитической активности у лыжников в условиях гастродуоденального зондирования по отношению к аналогичным показателям, полученным при гастральном зондировании.

Тогда как через 2 часа наблюдается уже усиление (р0,01) ферментовыделения в условиях гастродуоденального зондирования по сравнению с условиями гастрального зондирования.

В меньшей степени данный механизм характерен для обследуемых контрольной группы, практически не отмечено такого эффекта для борцов.

Установленный факт снижения тормозного влияния ингибитора желудочной секреции характерен, прежде всего, для восстановительного периода.

Выявленная закономерность позволяет говорить о наличии механизма адаптивных реакций к действию хронической физической нагрузки у лыжников. Данный механизм активизируется именно в условиях последействия нагрузки, в период срочного восстановления. Его проявление связывается как со снижением тормозных влияний ингибитора желудочной секреции, так и восстановлением исследуемых показателей в условиях стимуляции. Биологическая целесообразность такого механизма вполне объяснима. Готовность пищеварительной системы к обеспечению нутритивной функции проявляется, прежде всего, ее способностью к гидролизу пищевого субстрата. Таким образом, в условиях срочного восстановительного периода наблюдается проявление адаптивного механизма, связанного со спецификой двигательной активности (значительными по объему и продолжительности физическими нагрузками, характерными для спортсменов, развивающих качество выносливости).

Данный механизм позволяет обеспечить пищеварительные функции в условиях последействия нагрузки.

Восстановление панкреатической секреции также характеризуется специфичностью протекания реакций. У спортсменов-лыжников установлено существенное усиление внешнесекреторной деятельности поджелудочной железы, при этом ацинарная и дуктулярная активность поджелудочной железы усиливаются. В большей мере этот процесс выражен в условиях стимуляции (рис. 5).

Выявленные изменения связываются со спецификой двигательной активности, характеризующейся большими объемами физических нагрузок и большими энергетическими затратами. В условиях восстановления высокий гидролитический потенциал обеспечивает нутритивную функцию ЖКТ и восполнение затраченной энергии.

Отмечено недовосстановление показателей концентрации бикарбонатов у лыжников и протеолитической активности у контрольной группы.

В современной физиологии пищеварения широко дискутируется вопрос о влиянии гидролитических ферментов на секреторные реакции пищеварительных желез гастродуоденального отдела желудочно-кишечного тракта. Показано, что эффекты циркулирующих с кровотоком ферментов реализуются на уровне самой поджелудочной железы и ее гландулоцитов, составляя (Г.Ф. Коротько, 2002, 2010) гематогландулярный контур саморегуляции секреции поджелудочной железы.

Рис. 5. Динамика двухчасового восстановления показателей панкреатической секреции в условиях ее стимуляции (за 100 % приняты показатели покоя);

1–объем секрета, 2 – бикарбонаты, 3–д/ч бикарбонатов, –натрий, 5 – д/ч натрия, 6 –калий, 7 –д/ч калия, 8 – липаза, 9 – д/ч липазы, – -амилаза, 11 - д/ч -амилазы, 12–протеолитическая активность;

* различия достоверны по отношению к уровню фоновых значений р0,05;

** р0,01;

*** - р0, Анализ взаимоотношений гидролитических ферментов крови и полостных ферментов гастордуоденального отдела желудочно-кишечного тракта позволил выявить наличие связей, характеризующих взаимовлияние исследуемых показателей (табл. 4).

Обращает на себя внимание достаточно выраженная и однонаправленная связь между содержанием ферментов пепсиноген 1 и 2 в сыворотке крови и концентрацией протеолитических ферментов в дуоденальном и желудочном содержимом у обследуемых.

В контексте существующих сведений (Г.Ф. Коротько, 2010) о межферментных взаимоотношениях фактические данные подтверждают в какой-то мере наличие определенных отношений между гидролитическими ферментами крови и ферментами полостных органов желудочно-кишечного тракта. Установлена обратная зависимость между содержанием гидролитических ферментов крови и ферментов полостей. В большей степени это характерно для пепсиногенов, у которых выявлены достаточно «жесткие» и устойчивые взаимоотношения в различных условиях функционирования организма у обследуемых.

Таблица Корреляционные взаимоотношения между содержанием гидролитических ферментов в крови и концентрацией ферментов в дуоденальном и желудочном содержимом у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом, в условиях восстановления после физической нагрузки (r) (n=24) Исследуемые показатели Покой Нагрузка Восст.1 Восст. час часа Контрольная группа Пепсиноген 2 (т)-Протеол.акт.(т) -0,924** -0,747* -0,018 -0, Пепсиноген 1 (с)-Пепсиноген (с) конц. -0,241 -0,855** 0,169 0, Пепсиноген 1 (с)-Протеол.акт.(т) -0,570 -0,747* -0,613 0, Пепсиноген 1 (с)-Протеол.акт.(с) -0,189 -0,899** -0,090 -0, Пепсиноген 1 (с)- Сумм. протеол.акт. (с) -0,586 -0,682 -0,309 -0, Борцы Пепсиноген 1 (т)-Протеол.акт.(б) -0,792* -0,598 -0,673 -0, Пепсиноген 1 (т)-Протеол.акт.(с) -0,645 -0,741* -0,914** -0,869** Пепсиноген 1 (с) – Пепсиноген (б) д/ч -0,392 -0,914** -0,320 0, Пепсиноген 1 (с) – Протеол.акт.(б) -0,292 -0,888** -0,854** -0, суммарная Пепсиноген 2 (т)- Протеол.акт (б) (п/секр.) -0,725* -0,769* -0,530 -0, Пепсиноген 2 (т)–Протеол.акт.(с) (п/секр.) -0,782* -0,890** -0,744* -0, Пепсиноген 2 (с)-Протеол.акт.(с) (п/секр.) -0,772* -0,918** -0,391 -0, Лыжники Пепсиноген 1 (с)-Протеол акт.(б) -0,597 0,023 -0,757* -0, Пепсиноген 2 (т)-Протеол акт. (б) -0,125 0,131 -0,851** -0, Пепсиноген 2 (т)-Пепсиноген (б) конц -0,489 -0,232 -0,822* 0, Пепсиноген 2 (т)-Пепсиноген (с) конц. -0,794* -0,007 0,003 -0,727* Пепсиноген 2 (с)-Пепсиноген (с) конц -0,147 -0,495 -0,802* 0, Примечание: т – тощаковая, б – базальная, с- стимулированная секреция;

* - р0,05;

** - р0,01.

Гормональные механизмы регуляции секреторной функции желудка и поджелудочной железы в условиях восстановления В условиях регулярных занятий спортом наблюдается активация тренировочной нагрузкой механизмов общей адаптации, которая приводит к изменениям в гормональном спектре, обеспечивающим мобилизацию как энергетического, так и пластического резерва организма.

Установлено, что для получения тренирующего эффекта нагрузка должна оказывать стрессорное действие. Показано, что у спортсменов во время тренировочных и соревновательных нагрузок усиливаются симпатоадреналовая и гипоталамус - гипофиз - кортикальная активности (А.А. Виру, 1983, Р.А. Тигранян, 1988;

У.Дж. Кремер, 2008). Значительно изменяется содержание гормонов и других эндокринных желез, включая гормоны желудочно-кишечного тракта, АПУД - системы.

В условиях физиологического покоя установлены некоторые типологические отличия в содержании гормонов, обусловленные различиями в специфике и уровне двигательной активности (табл. 5).

Таблица Содержание гормонов в сыворотке крови у обследуемых с различным уровнем и спецификой повседневной двигательной активности в состоянии физиологического покоя (M±m) (n=59) Гормоны Группы обследуемых Контрольная группа Борцы Лыжники Т С Т С Т С Инсулин 12,1±1,62 11,5±1,13 6,56±0,46** 6,4±0,2*** 8,22±0,85* 6,54±0,87*** (мкЕд/мл) СТГ 0,78±0,15 1,91±0,26 1,88±0,1*** 1,72±0,04 1,74±0,29** 2,35±0, (нг/мл) Гастрин 38,5±4,14 35,6±4,76 22,4±1,55** 27,4±2,5 59,1±6,59* 49,2±5, (пг/мл) АКТГ 33,7±1,84 27,9±1,68 - - 22,5±0,4*** 18,1±0,95*** (пг/мл) Кортизол 307±17,89 247±14,63 - - 259±11,6* 212±12, (нг/мл) Примечание: * - различия достоверны по отношению к контрольной группе р0,05;

** - р0,01;

*** - р0,001.

В условиях фона колебания гормонов были в рамках нормы реакции, межгрупповые различия отмечались в содержании всех исследуемых гормонов и характеризовали гормональный статус представленных групп.

Физическая нагрузка оказала существенное влияние на содержание гормонов в сыворотке крови обследуемых. Отмечено снижение концентрации инсулина в крови. Причем если для спортсменов данное изменение было выявлено только натощак, то для контрольной группы оно проявляется и в условиях стимуляции желудочных желез. Также для неспортсменов характерны более низкие значения содержания адренокортикотропина и кортизола натощак. Концентрация соматотропина у обследуемых спортсменов после действия нагрузки закономерно повышалась, также как и содержание гастрина (табл. 6).

Данные изменения сочетались с функциональными сдвигами желудочных желез, среди которых отмечается значимое угнетение практически всех исследуемых показателей в условиях тощаковой секреции у обследуемых контрольной группы. Кроме того, у них же выявлено достоверное снижение протеолитической активности в условиях базальной секреции. Для спортсменов присущи менее значимые изменения. В целом, если оценивать срочные реакции желез желудка, то физическая нагрузка оказала меньший эффект на их деятельность у спортсменов.

Таблица Влияние 60-минутной нагрузки на концентрацию эндогенных гормонов в сыворотке крови у спортсменов различной специализации и лиц, не занимающихся спортом (M±m) (n=59) Показа- Условия Контрольная группа Борцы Лыжники тели натощак стимуляция натощак стимуляция натощак стимуляция Фон 12,15±1,62 11,55±1,1 6,56±0,46 6,4±0,2 8,22±0,85 6,54±0, Инсулин ** *** * *** (мкЕд/мл) Нагрузка 6,89±0,72 8,26±0,87 4,5±0,43 6,18±0,08 4,11±0,51 6,03±0, ^^ ^ **^^ * **^^^ Фон 0,78±0,15 1,9±0,26 1,88±0,07 1,72±0,04 1,74±0,29 2,35±0, СТГ *** ** (нг/мл) Нагрузка 5,17±0,48 2,11±0,43 3,56±0,42 1,67±0,05 10,28±1,08 3,77±0, ^^^ *^^ ***^^^ *^ Фон 38,5±4,14 35,6±4,76 22,4±1,55 27,4±2,5 59,1±6,59 49,2±5, Гастрин ** * (пг/мл) Нагрузка 31,3±4,11 47,2±5,56 30,4±2,74 26,8±0,48 57,9±5,99 82,68±8, ^ *** *** **^^ Фон 33,77±1,84 27,94±1,68 - - 22,55±0,4 18,02±0, АКТГ *** *** (пг/мл) Нагрузка 27,04±1,07 27,28±1,08 - - 29,04±2,01 23,87±1, ^^ ^^ ^^ Фон 307±17,89 247±14,63 - - 259±11,6 212±12, Кортизол * (нг/мл) Нагрузка 241±19,81 203±18,03 - - 275±15,89 205±14, ^ Примечание: * - различия достоверны по отношению к контрольной группе р0,05;

** - р0,01;

*** - р0,001;

^ - различия достоверны по отношению к фоновым данным р0,05;

^^ - р0,01;

^^^ - р0,001.

Динамика восстановления желудочной секреции показала существенное снижение относительно фоновых значений показателей водовыделительной и ферментовыделительной функций желудочных желез у обследуемых контрольной группы. Отмечается, что если сразу после нагрузки снижение было не столь значимым, то по прошествии 1 и даже 2 часов восстановления оно стало более существенным. Это в определенной мере связывается со сниженной устойчивостью исследуемой системы к действию столь неспецифического, но достаточно мощного стимула в виде мышечной нагрузки. Для спортсменов-лыжников отмечается восстановление гидролитического потенциала желудочных желез через 1 и 2 часа после нагрузки. Установлено превышение показателей, характеризующих водовыделительную функцию и ферментативный потенциал, относительно фоновых данных. Спортсмены, развивающие скоростно-силовые качества, занимают в данном ряду промежуточное положение между обследуемыми контрольной группы и спортсменами, развивающими качество выносливости.

Для них характерно недовосстановление ферментативной составляющей желудочной секреции. При этом снижение данного показателя усилилось именно в условиях восстановления, что указывает на наличие «скрытого периода» в отношении исследуемых показателей и реагирования желудочных желез с некоторым отставанием после действия нагрузки.

Изменения секреторной деятельности желудочных желез были сопряжены с гормональными изменениями (рис. 6).

Рис. 6. Динамика восстановления концентрации гормонов в крови у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом;

^-различия достоверны по отношению к аналогичным данным физиологического покоя (р0,05);

^^ (р0,01);

^^^ - (р0,001) Отмечается снижение содержания практически всех исследуемых гормонов у обследуемых контрольной группы через 1 час после нагрузки.

При этом значимыми изменения были для соматотропина, гастрина и кортизола. Двухчасовой период выявил существенное снижение гормонов катаболического ряда (АКТГ и кортизола). Для спортсменов изменения «гормонального ансамбля» в условиях восстановления были более разнонаправленные. Содержание гормона роста, гастрина и АКТГ было существенно ниже исходных данных, тогда как концентрация инсулина после действия нагрузки через 1 и 2 часа была достоверно высокой. В условиях двухчасового периода после действия нагрузки не установлено сколь-нибудь значимых изменений в содержании исследуемых гормонов в условиях стимулированной секреции за исключением инсулина, концентрация которого была существенно выше фоновых значений.

Анализ корреляционных взаимоотношений между показателями секреторной функции желудочных желез и уровнем гуморально гормональных сдвигов позволил выявить наличие устойчивых и однонаправленных связей, характерных для обследуемых с различным уровнем и спецификой повседневной двигательной активности.

Выявлена устойчивая положительная связь между содержанием гастрина натощак в сыворотке крови и концентрацией соляной кислоты (r=0,399;

p0,05) в условиях нагрузки и через 1 час восстановления (r=0,515;

p0,05) у обследуемых контрольной группы. Установлена тесная положительная связь в условиях нагрузки и через 1 час восстановления между уровнем соматотропина и кислотовыделением: валовым выделением соляной кислоты (r=0,403;

p0,05) и (r=0,404;

p0,05) и концентрацией ионов водорода в желудочном соке (r=0,381;

p0,05) и (r=0,407;

p0,05). Для спортсменов высокой квалификации в условиях стимулированной секреции установлены тесные взаимоотношения между содержанием гастрина и протеолитической активностью желудочного сока при нагрузке и в восстановительном периоде (r=0,487;

p0,05) и (r=0,785;

p0,05). Кроме того, интересны для обсуждения отрицательные устойчивые связи между катаболическими гормонами (АКТГ и кортизолом) и показателями, характеризующими водо- и кислотовыделительную функции желез желудка.

Анализ внешнесекреторной функции поджелудочной железы показал, что в состоянии покоя значимо низкие (по сравнению с обследуемыми контрольной группы) показатели, характеризующие выделение жидкой части секрета, валовое выделение бикарбонатов и липазы, были установлены для спортсменов. Эти изменения касались в большей степени стимулированной раствором соляной кислоты секреции. Наряду с этим у спортсменов в сыворотке крови через 15 минут после введения стимулятора обнаружено существенно большая (по отношению к контрольной группе) концентрация катаболических гормонов: АКТГ и кортизола, гастрина (табл. 7).

Таблица Содержание гормонов в сыворотке крови у обследуемых с различным уровнем и спецификой повседневной двигательной активности в состоянии относительного мышечного покоя (M±m) (n=24) Гормоны Контрольная группа Борцы Лыжники натощак стимуляция натощак стимуляция натощак стимуляция АКТГ 35,4±4,1 21,6±2,05 34,4±2,99 28,9±2,64* 32,6±3,06 29,2±2,67* (пг/мл) Кортизол 233±18,5 132±13,2 252±27,4 170±8,49* 302±31 209±23,09* (нг/мл) Инсулин 14,3±2,1 10,1±1,2 11,3±1,16 11,1±1,07 11,4±1,14 7,7±0, (мкЕд/мл) Гастрин 19,1±1,3 9,89±0,91 40,1±4,6*** 30,1±3,98*** 56,8±5,4*** 33,2±2,8*** (пг/мл) Тестостер 9,35±0,67 8,1±0,46 8,66±0,57 7,57±0,43 10,1±0,44 7,91±0, -он (нг/мл) Примечание: *-различия достоверны по отношению к контрольной группе, (р0,05);

** - (р0,01). *** - (р0,001).

Мышечная нагрузка продолжительностью 60 минут оказывала существенное и разнонаправленное влияние на внешнесекреторную деятельность поджелудочной железы. Данные изменения происходили на фоне гормональных сдвигов. В целом отмечается ингибирующее влияние нагрузки на содержание гормонов катаболического ряда у обследуемых натощак и стимулирующее влияние на концентрацию АКТГ и кортизол при введении стимулятора панкреатической секреции. При этом концентрация инсулина в крови значимо снижалась, а содержание гастрина столь же значительно увеличивалось. После нагрузки отмечается усиление анаболического индекса тестостерон/кортизол натощак.

Данные гормональные изменения соотносятся с существенным усилением внешнесекреторной активности поджелудочной железы у лыжников в условиях стимуляции и не столь однозначными изменениями у других групп обследуемых. Отмечается усиление выделения липазы и амилазы у борцов и амилазы у контрольной группы. При этом у обследуемых контрольной группы выделение жидкой части панкреатического секрета, индекс бикарбонаты/соляная кислота и выделение липазы в отношении фоновых показателей оказываются значимо меньшими.

В условиях восстановления отмечаются общие для всех групп обследуемых гормональные реакции. Это прежде всего сниженная (р0,01) концентрация инсулина и АКТГ в крови при повышенном содержании кортизола, гастрина (рис. 7).

Рис. 7. Динамика восстановления содержания эндогенных гормонов у спортсменов различной специализации и лиц, не занимающихся спортом;

^ различия достоверны по отношению к аналогичным данным физиологического покоя (р0,05);

^^ - (р0,01);

^^^ - (р0,001) В отношении интегративных показателей (индекса напряжения кортизол/инсулин и индекса восстановления тестостерон/кортизол) установлено преобладание в условиях восстановления первого, что указывает на существенность оказанной нагрузки на организм и неспособность в какой то мере восстановиться после нее через 2 часа отдыха, а также на отсутствие выраженности анаболических реакций на фоне сниженного содержания инсулина. При этом весьма существенную роль могут играть конкурентные отношения кортизола и тестостерона. При увеличении концентрации кортизола катаболические реакции превалируют над анаболическими. В скелетных мышцах, по данным одних авторов (G. Michel, Е.Е. Baulieu, 1974), имеются специфические рецепторы для андрогенов, по данным других (М. Mayer, F. Rosen, 1977), в мышцах таких рецепторов нет, а андрогены оказывают свое действие в мышечной ткани через глюкокортикоидные рецепторы, предупреждая тем самым влияние глюкокортикоидов и оказывая противоположное им действие, т. е. усиливая анаболические процессы.

Полученные данные по определению степени напряжения функциональных систем организма в условиях нагрузки и после нее свидетельствуют о том, что при учете коэффициента кортизол/инсулин у обследуемых адаптационные возможности организма оказались достаточно высокими, что говорит о развивающихся в организме компенсаторных процессах. Оценка при этом показателей, характеризующих внешнесекреторную функцию поджелудочной железы, показала существенное усиление в условиях восстановления выделения жидкой части панкреатического секрета, бикарбонатной активности, содержания и валового выделения ферментов у лыжников. У обследуемых контрольной группы отмечается недовосстановление бикарбонатной активности и протеолитической активности панкреатического секрета.

Анализ корреляционных взаимоотношений между показателями внешнесекреторной деятельности поджелудочной железы и уровнем гуморально-гормональных сдвигов позволил выявить наличие устойчивых и однонаправленных связей, характерных для обследуемых с различным уровнем и спецификой повседневной двигательной активности У обследуемых контрольной группы выявлена положительная корреляционная связь между содержанием кортизола и объемом панкреатического секрета в условиях стимуляции в покое (r=0,728;

p0,05), между содержанием кортизола и рН панкреатического секрета в условиях стимуляции в покое и при восстановлении 1 и 2 часа (r=0,726, p0,05);

(r=0,758, p0,05);

(r=0,953, p0,01) соответственно. Отрицательная связь характерна между содержанием адренокортикотропина и суммарной протеолитической активностью панкреатического секрета в условиях стимуляции при восстановлении через 1 час (r=0,73;

p0,05). Для спортсменов характерно наличие тесных отрицательных взаимоотношений между содержанием тестостерона натощак и протеолитической активностью панкреатического секрета в условиях базальной секреции у борцов при восстановлении (r=0,775;

p0,05), для лыжников отмечается наличие связи также между содержанием тестостерона и концентрацией и валовым выделением амилазы в условиях стимулированной секреции при нагрузке (r=0,713, p0,05);

(r=0,758, p0,05) соответственно.

Постпрандиальная динамика изменений гормонов и пищеварительных ферментов крови в условиях восстановления после сочетанного действия пищевой и мышечной нагрузки Для поддержания жизни необходим постоянный приток энергии, поступающей вместе с пищей. В процессе переваривания пищи происходит резкое повышение содержания метаболитов и гормонов в плазме крови, кото рое в определенной степени зависит от периодичности приема пищи и ее состава. Питательные вещества и гормоны влияют на ткани-мишени, оказывая регуляторное воздействие на клеточные процессы. Фаза метаболизма после приема пищи включает время, когда пищевые вещества всасываются из кишечника и попадают в систему кровообращения. Этот период продолжается несколько часов после приема пищи (У.Дж. Кремер, А.Д. Рогол, 2008). Питание и состав пищи существенно влияют на изменения гормонального статуса организма после приема пищи и после физической нагрузки. Специфическое динамическое действие пищи рассматривалось с позиций изменения интрамедиарного метаболизма в условиях восстановления.

Отмечается однонаправленное изменение содержания инсулина в сыворотке крови, характеризующееся увеличением этого гормона на всем протяжении постпрандиального периода исследования (рис. 8).

Выявлено отсутствие значимых различий по отношению к базальному уровню в содержании тестостерона у обследуемых контрольной группы и борцов. Для лыжников характерно существенное снижение концентрации тестостерона в постпрандиальном периоде в условиях 1 и 2 часового восстановления.

Контрольная группа Инсулин, мкЕд/мл Т 15 45 75 105 мин Борцы Инсулин, мкЕд/мл Т 15 45 75 105 мин Лыжники Инсулин, мкЕд/мл Т 15 45 75 105 мин покой нагрузка восст. 1 ч восст. 2 ч Рис. 8. Динамика восстановления концентрации инсулина в сыворотке крови у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом, после сочетанного действия пищевой и физической нагрузки;

^ -различия достоверны по отношению к аналогичным данным физиологического покоя (р0,05);

^^ (р0,01;

^^^ - (р0,001);

# - различия достоверны по отношению к содержанию инсулина натощак (р0,05);

## - (р0,01;

###- (р0,001) В то же время отмечается факт значимого (р0,01) возрастания содержания тестостерона в восстановительном периоде (до 138% через 1 час и 127% через 2 часа отдыха) (рис. 9).

Контрольная группа Тестостерон, нг/мл Т 15 45 75 105 мин Борцы Тестостерон, нг/мл Т 15 45 75 105 мин Лыжники Тестостерон, нг/мл Т 15 45 75 105 мин покой нагрузка восст. 1 ч восст. 2 ч Рис. 9. Динамика восстановления концентрации тестостерона в сыворотке крови у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом, после сочетанного действия пищевой и физической нагрузки;

^ -различия достоверны по отношению к аналогичным данным физиологического покоя (р0,05);

^^ - (р0,01;

^^^ - (р0,001);

# - различия достоверны по отношению к содержанию инсулина натощак (р0,05);

## - (р0,01;

###- (р0,001) Изменение гормонов, обладающих катаболической направленностью, не столь однонаправлено. Это связывается с достаточно ограниченным периодом полураспада кортизола и адренокортикотропного гормона.

Увеличение частоты секреции, транспортировки, взаимодействия с рецепторами гормонов, с одной стороны, и уменьшение времени функциональной активности, с другой, накладывает отпечаток на способность определения максимумов и минимумов их концентрации в крови Тем не менее, установлено стимулирующее влияние пищевой нагрузки на содержание адренокортикотропина в крови у обследуемых с различной степенью адаптации к физической нагрузке в восстановительном периоде (рис. 10).

Контрольная группа АКТГ, пг/мл Т 15 45 75 105 мин Борцы АКТГ, пг/мл Т 15 45 75 105 мин Лыжники АКТГ, пг/мл Т 15 45 75 105 мин покой нагрузка восст. 1 ч восст. 2 ч Рис. 10. Динамика восстановления концентрации АКТГ в сыворотке крови у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом, после сочетанного действия пищевой и физической нагрузки;

^ -различия достоверны по отношению к аналогичным данным физиологического покоя (р0,05);

^^ (р0,01;

^^^ - (р0,001);

# - различия достоверны по отношению к содержанию инсулина натощак (р0,05);

## - (р0,01;

###- (р0,001) В отличие от этого концентрация кортизола в постпрандиальный период снижалась у обследуемых контрольной группы и лыжников (рис. 11).

У борцов в восстановительном периоде отмечалось повышение содержания кортизола. Все эти изменения в значительной мере определяют метаболизм происходящих процессов в условиях восстановления.

Контрольная группа Кортизол, нг/мл Т 15 45 75 105 мин покой нагрузка восст. 1 ч восст. 2 ч Борцы Кортизол, нг/мл Т 15 45 75 105 мин покой нагрузка восст. 1 ч восст. 2 ч Лыжники Кортизол, нг/мл Т 15 45 75 105 мин покой нагрузка восст. 1 ч восст. 2 ч Рис. 11. Динамика восстановления концентрации кортизола в сыворотке крови у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом, после сочетанного действия пищевой и физической нагрузки;

^ -различия достоверны по отношению к аналогичным данным физиологического покоя (р0,05);

^^ - (р0,01;

^^^ - (р0,001);

# - различия достоверны по отношению к содержанию инсулина натощак (р0,05);

## - (р0,01;

###- (р0,001) Определен гормональный статус постпрандиального периода для каждой группы обследуемых, в рамках которого выявлены характерные особенности динамики гормонов системы гипоталамус - гипофиз – кора надпочечников, половых желез, желудочно – кишечного тракта в различных условиях функционирования организма.

Характер протекания восстановительных реакций выявлен на основании динамики изменений индекса тестостерон/кортизол. Прием белковой пищи оказал стимулирующий эффект на соотношение тестостерон/кортизол на всех этапах исследования. Если о процессах реституции исследуемых показателей судили по «коэффициенту восстановления» тестостерон/кортизол, то наряду с этим также определен «коэффициент напряжения» кортизол/инсулин, который имеет прогностическое значение и характеризует компенсаторные возможности организма в условиях напряжения (стреса) (Л.Е. Панин, 1983). Данный коэффициент в межпищеварительный период однозначно снижался, причем в большей степени в условиях последействия мышечной нагрузки через 1 и часа.

Прием пищи также оказывает значительное влияние на эндосекрецию панкреатических ферментов.

Фундаментальные исследования позволили определить, что постпрандиальная эндосекреция ферментов пищеварительными железами является одним из выражений и компонентом специфического динамического действия пищи (Г.Ф. Коротько, 2010). В рамках этого постулата, а также с целью выявления закономерностей динамики изменений содержания сывороточных ферментов после принятия пробного завтрака исследовались постпрандиальные изменения содержания гидролитических ферментов в условиях восстановления после мышечной нагрузки.

Оценивая постпрандиальные изменения концентрации липазы в группах обследуемых, установлено ее существенное снижение как после выполнения физической нагрузки, так и в условиях двухчасового восстановления практически на протяжении всего межпищеварительного периода у спортсменов-лыжников. В состоянии относительного мышечного покоя у лыжников, напротив, отмечается увеличение содержания липазы с пиком на 75 мин (р0,001). Для борцов значимое увеличение концентрации липазы в межпищеварительном периоде характерно лишь для восстановительного этапа, в состоянии покоя и в условиях мышечного напряжения отмечаются значимо низкие значения липазы крови. Аналогичная ситуация характерна и для контрольной группы (табл. 8).

В отношении содержания -амилазы отмечается ее увеличение в постпрандиальном периоде в группе спортсменов-борцов и у лиц, не занимающихся спортом (табл. 9). Причем, если в группе борцов это происходит практически на всех этапах исследования (при нагрузке и восстановлении), то для контрольной группы это характерно только в условиях восстановления. Для лыжников, напротив, выявлено достоверное снижение концентрации -амилазы крови в межпищеварительном периоде (практически в течение всего периода). Данные изменения касаются, прежде всего, мышечной нагрузки и восстановления.

Таблица Динамика восстановления концентрации липазы в сыворотке крови у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом, при сочетанном применении пищевой и мышечной нагрузки (M±m) (n=24) Усло Группы натощак 15' 45' 75' 105' вия Контрольная П 75,0±13,44 56,5±14,42 78,4±12,17 70,3±13,49 92,5±25, группа Н 63,6±21,38 103±15,59^ 38,2±3,70^^ 54,8±2,46 70,1±13, В1 82,0±24,79 64,9±10,89 66,4±7,41 51,4±8,38 48,4±9, В2 61,1±17,37 134,7±10, 103±15,74 127±16,1 166±11, °° ^ ^° ^^^°°° Борцы П 123,9±26,19 106,5±13,57 98,4±10,78 55,5±6,11 64,2±10, Н 96,6±24,21 75,2±12,71 19,2±4,43 80,6±22,50 82,6±17, ^^^°° В1 99,7±21,46 149±13,06 147±17,49 207±13,84 142±15, ^ ^ ^^^°°° ^^ В2 163±31,8 213±6,9^^^ 196±2,4^^^ 196±6,48^^^ 169,6±8,25^^^ Лыжники П 63,8±7,70 76,8±17,70 86,0±6,62 115,5±5,29 75,4±11, Н 143±25,52 88,8±12,9 47,5±4,37 47,6±11,94 85,6±12, ^^ ^^^°° ^^^°°° В1 217,5±17,36 188,8±33,58 183,3±24,31 181,8±33,19 216,5±30,73^^ ^^^ ^ ^^ ^ В2 157±17,26 122±18,97 124±15,20 120±27,42 157±37, ^^^ ^ Примечание: ^ - различия достоверны по отношению к фоновым данным р0,05;

^^ - р0,01;

^^^ - р0,001;

# - различия достоверны по отношению к содержанию липазы натощак р0,05;

## - р0,01;

### - р0,001.

В отношении содержания -амилазы отмечается ее увеличение в постпрандиальном периоде в группе спортсменов-борцов и у лиц, не занимающихся спортом (табл. 9). Причем, если в группе борцов это происходит практически на всех этапах исследования (при нагрузке и восстановлении), то для контрольной группы это характерно только в условиях восстановления. Для лыжников, напротив, выявлено достоверное снижение концентрации -амилазы крови в межпищеварительном периоде (практически в течение всего периода). Данные изменения касаются, прежде всего, мышечной нагрузки и восстановления.

При этом установлена достаточно четкая закономерность, характеризующая особенности изменений данного фермента у обследуемых.

При относительно высоких показателях содержания -амилазы натощак в постпрандиальном периоде происходит снижение концентрации исследуемого фермента, в данном случае это замечание касается лыжников, где концентрация -амилазы натощак в условиях действия нагрузки составляла 67,4±2,04 Е/л, тогда как на 15 мин постпрандиального периода этот показатель снизился (р0,001) до 38,4±3,07 Е/л.

При достаточно низких показателях концентрации фермента натощак в постпрандиальном периоде выявлено увеличение концентрации фермента.

Данная тенденция касается прежде всего борцов, у которых натощак в условиях восстановления данный показатель составлял 29,5±2,74 Е/л, в постпрандиальный период на 45 мин он увеличился (р0,01) до 45,8±4 Е/л.

Таблица Динамика восстановления концентрации -амилазы в сыворотке крови у спортсменов и лиц, не занимающихся спортом, при сочетанном применении пищевой и мышечной нагрузки (M±m) (n=24) Усло Группы натощак 15' 45' 75' 105' вия Контрольная Ф 39,2±7,22 40,5±6,52 43,3±5,86 35,2±6,36 41,5±7, группа Н 42,8±6,19 38,9±5,98 42,9±6,99 56,9±11,42 43,3±9, В1 38,5±4,95 53,5±13,09 37,7±9,96 71,3±16,06 61,4±10, В2 36,5±3,81 44,8±10,48 42,2±7,83 57,3±12,77 42,8±10, Борцы Ф 77,1±16,9 43,5±7,30 67,5±9,44 71,3±7,49 59,2±6, Н 67,8±13,27# 69±12,79# 91,4±22# 36,2±2,45^ 59,9±11, В1 49,3±5,52^# 57,3±8,14# 33,1±2,65^ 46,3±7,02 52,3±10, В2 45,9±5,11*# 48,7±6,00# 29,5±3,59^ 40,5±7,68 45,8±6, Лыжники Ф 51,5±4,75 54,1±4,91 52,4±10,21 54,7±4,86 46,6±6, Н 38,4±4,33 41,8±5,17 45,5±7,46 38,8±5, 67,4±2, ### # # ^### ^^ В1 51,7±5,65 54,6±7,21 59,0±2,01 56,6±7, 93,7±2, ### ### ### ### ^^^ В2 66,4±1,27^^ 41,1±12,26 56,8±13,67 63,2±10,30 57,2±11, Примечание: ^ - различия достоверны по отношению к фоновым данным р0,05;

^^ - р0,01;

^^^ - р0,001;

# - различия достоверны по отношению к содержанию -амилазы натощак р0,05;

## - р0,01;

### р0,001.

Концентрация сывороточного пепсиногена 2 имела ярко выраженную тенденцию к достоверному снижению в условиях постпрандиального периода у спортсменов (табл. 10). Отмечается существенное снижение концентрации исследуемого фермента на протяжении всего межпищеварительного периода (с 15 по 105 мин). Данная тенденции характерна для всех этапов исследования за исключением состояния физиологического покоя.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.