авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Уездное управление и самоуправление на южном урале во второй половине xix — начале xx века

На правах рукописи

ЗАЙЦЕВА Юлия Александровна УЕЗДНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И САМОУПРАВЛЕНИЕ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА Специальность 07.00.02 — Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Оренбург 2011 2

Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет»

Научный консультант: кандидат исторических наук, доцент Беседовская Анна Викторовна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Соловьев Валерий Юрьевич доктор исторических наук, профессор Магомедов Рамазан Раджабович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Защита состоится 30 июня 2011 г. в 12 часов на заседании диссертацион ного совета ДМ 212.180.03 при ГОУ ВПО «Оренбургский государственный пе дагогический университет» по адресу: 460844, Оренбург, ул. Советская, 19, ауд. 333.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет» по адресу: 460844, Оренбург, ул. Советская, 19.

Текст автореферата размещен на сайте ОГПУ www.ospu.ru 30 мая 2011 г.

Автореферат разослан 30 мая 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор исторических наук, профессор Р. Р. Хисамутдинова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования обусловлена модернизационными процес сами в Российской Федерации. На протяжении последнего двадцатилетия про водятся административные и муниципальные реформы, сопровождающиеся перераспределением функций между субъектами власти с целью удовлетворе ния интересов государства и общества. Наряду с этим мы наблюдаем рост об щественной инициативы: возрождение казачества, «гражданские форумы», ин ституализация этнических групп и т.д. Однако формирование эффективной системы местного управления далеко от завершения.

Современные события схожи с событиями второй половины XIX — начала XX века: в течение пятидесяти лет в России реформировалась система местного управления, однако непоследовательность правительства, ограничение общест венной инициативы не позволили развиться прогрессивным тенденциям: фор мированию гражданско-правовых отношений, совершенствованию деятельности представительных органов власти и взаимодействию административных и само управленческих институтов. Все это порождало противоречия, выходом из кото рых стал революционный кризис, уничтоживший монархию. Он разрастался во всех структурных звеньях гигантской управленческой машины, в том числе в уездном, которому пришлось уравновешивать систему, включавшую сельские традиционные институты, буржуазные по сути земства и абсолютистскую им перскую администрацию, опиравшуюся на дворянство. Результативность дея тельности органов власти определяется не только верхними эшелонами, но и ни зовыми структурами. Как показывает опыт пореформенной России, их инерт ность, порой граничившая с саботажем, способна была похоронить любую ини циативу центральной власти, даже если она получила законодательное оформ ление и объективно прогрессивна. Анализ исторической литературы показывает, что и сегодня недостаточно изученным остается вопрос организации уездного уровня управления и самоуправления, разграничения полномочий субъектов власти и механизмов их взаимодействия. В связи с этим исследование регио нального опыта имеет не только научное, но и практическое значение.

Объектом исследования является система уездного управления и само управления на Южном Урале в период реализации правительственных реформ местного управления второй половины XIX — начала XX века.

Предметом исследования стали формирование, деятельность и взаимо действие субъектов власти в системе жизнеобеспечения сельского населения на Южном Урале в указанное время.

Базовым теоретико-методологическим понятием исследования является «управление» — «функция сложных организованных систем любой природы, обеспечивающая сохранение их структуры, поддержание режима функциони рования, направленного на реализацию жизненно важных целей». С учетом этого определения в качестве базового и реалий Российской империи под управлением понимается развитие системы жизнеобеспечения населения, ко торое реализуется государственными и муниципальными институтами. В рам ках исследования государственное управление — это деятельность админист ративных институтов в структуре уездной власти. Местное самоуправление существует и действует в системе общих связей и отношений данного государ ства, организуется исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций.

Хронологические рамки исследования охватывают пореформенный пе риод с 60-х годов XIX века до 1917 года. Нижняя граница определена отменой крепостного права, положившей начало реформированию системы местного управления. Верхним хронологическим пределом стали революционные собы тия 1917 года, ликвидировавшие существовавшие административные институ ты и создавшие новые.

Территориальные рамки определены границами Оренбургской и Уфимской губерний. Историческое, социально-экономическое развитие опре делило сходство обеих губерний, что позволяет нам рассматривать их как це лостный регион — Южный Урал. Вместе с тем асинхронность реализации ре форм позволяет провести сравнительный анализ функционирования институ тов власти и эффективности деятельности различных субъектов в системе жиз необеспечения местного населения.



Историография темы представлена работами теоретического, правового и практического содержания. В хронологии мы придерживаемся традиционной схемы, в которой выделены три периода. Первый период — дореволюционный (1861—1917 гг.) включает значительный объем работ, ценность которых опре деляется тем, что они написаны современниками реформ, непосредственно участвовавшими в их разработке или деятельности институтов власти. Второй период — советский (1917—1991 гг.) отмечен снижением интереса к теме, ее идеологизацией. Третий период — с 1990-х гг. до настоящего времени — ха рактеризуется введением в научный оборот новых источников, расширением проблематики исследований, использованием новых подходов и методов, в том числе междисциплинарных, позволяющих выявить новые аспекты темы.

Первый период представлен теоретическими разработками проблемы де централизации власти и самоуправления1. Работы земских деятелей и публици Лохвицкий А. Губерния, ее земские и правительственные учреждения. Ч. 1. СПб., 1864;

Лешков В. Н. Опыт теории земства и его земских учреждений по положению 1864 года января 1 // День. 1865. 6, 11, 13 нояб.;

Градовский А. Д. История местного управления в России. М., 1868.

стов 80-х гг. XIX в. освещают отношение к реформам и их результатам. Авто ры указывают на отсутствие системы, единства и связи между учреждениями, ведавшими разными отраслями управления, на недостаточные властные пол номочия земств, отсутствие квалифицированной правовой помощи сельскому населению, чрезмерный административный контроль в отношении земств и волостных учреждений1. Свое видение дальнейшего процесса модернизации высказывали политические деятели, участники земского движения. И если первые критиковали земство, то вторые его идеализировали, однако и те и дру гие связывали прогресс с развитием самоуправления2.

Таким образом, в работах дореволюционного периода комплексные ис следования деятельности и взаимодействия институтов власти, в том числе уездного звена, не проводились. Этот вывод относится и к региональной юж ноуральской историографии, в которой нашли отражение лишь отдельные ас пекты развития местного управления3.

Советская историография 20—50-х гг. только комментировала основные положения законодательства, отказывая органам самоуправления в прогрессив ном значении. Над ними довлела оценка земской реформы, данная В. И. Лени ным: земства призваны «быть пятым колесом в телеге русского государственно го управления, колесом, допускаемым бюрократией лишь постольку, поскольку ее всевластие не нарушалось»4. Более объективный взгляд на значение органов самоуправления, их общественную и хозяйственную деятельность определился в 60—80-х гг. XX в. В работах П. А. Зайончковского, В. В. Гармизы, Н. М. Пиру мовой, Л. Г. Захаровой и др. отмечаются успехи органов самоуправления в эко номической и социальных сферах, однако, по мнению авторов, преобладание дворянства и чрезмерный административный контроль снижали результатив Головачев А. А. Десять лет реформ. 1861—1871 гг. СПб., 1872;

Головин К. Наше ме стное управление и местное представительство. СПб., 1884;

Скалон В. Ю. Земские взгляды на реформу местного управления. Обзор земских отзывов и проектов. М., 1884;

Максимов Е. Д. Земские финансы. СПб., 1885;

Корф П. Л. Ближайшие нужды местного управления.

СПб., 1888;

Гессен И. В. Судебная реформа. СПб., 1905.

Пазухин А. Д. Современное состояние России и сословный вопрос. М., 1886;

Витте С. Ю. Самодержавие и земство СПб., 1908;

Веселовский Б. Б. История земства за сорок лет :

в 4 т. СПб., 1909—1911;

Юбилейный земский сборник. СПб., 1914;

Журналы Оренбургского губернского земского собрания. Оренбург, 1915.

Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственном, этногра фическом и промышленном отношении. Уфа, 1859;

Алекторов А. История Оренбургской губернии. Оренбург, 1883;

Гиневский П. Ф. Сборник о деятельности Уфимского уездного земства за истекшую четверть века его существования. Уфа, 1900;

Столпянский П. Н. Город Оренбург. Материалы к истории и топографии города. Оренбург, 1908.

Ленин В. И. Гонители земства и Аннибалы либерализма // Полн. собр. соч. Т. 5.

С. 35.

ность их деятельности и порождали конфликты. П. Н. Зырянов сформулировал концепцию «трех этажей» системы местного управления: сословно-крестьян ского, сословно-дворянского и бюрократического. Во всех работах подчеркива ется сохранение сословных правовых ограничений крестьян1.

Таким образом, в советский период исследовались процессы формирова ния, развития государственных и земских учреждений, их структура, функции, соподчиненность. Вместе с тем сохранение прежних методологических уста новок ограничивало возможности использования источниковой базы.

Институты управления императорской России становятся объектом при стального внимания в связи с конституционной реформой и необходимостью теоретической разработки концепции местного самоуправления в 90-е гг. XX в.

Современная литература в качестве главных причин появления институтов са моуправления признает нарастание кризиса всей системы социально-эконо мических и политических отношений в стране, сбои в функционировании ор ганов государственной власти и проведение крестьянской реформы. Работы Л. Е. Лаптевой представляют земства как общественное самоуправление, су ществовавшее параллельно с государственной системой местного управления:

в результате реформ в системе управления было найдено «удачное сочетание» общегосударственного, местного и корпоративного начал2. Вопросы идейной борьбы вокруг проблемы децентрализации управления и институтов само управления рассматриваются в работах Е. Н. Морозовой, А. Ю. Шутова, Л. Е.

Лаптевой, В. В. Куликова, Л. А. Жуковой, А. Н. Верещагина и других исследо вателей3. Авторы признают, что расплывчатость целей модернизации и острая борьба различных группировок как в правительственных, так и в земских кру гах значительно осложняли практическое решение вопросов, связанных с дея Зайончковский П. А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М., 1958;

Гармиза В. В. Подготовка земской реформы 1864 г. М., 1975;

Пирумова Н. М. Земское либе ральное движение. Социальные корни и эволюция до начала XX века. М., 1977;

Зырянов П. Н. Социальная структура местного управления капиталистической России (1861— 1914 гг.) // Исторические записки. М., 1982. Т. 107. С. 295—296;

Захарова А. Г. Самодержа вие, бюрократия и реформы 60-х гг. XIX века в России // Вопр. истории. 1989. № 10. С. 4—6;

Герасименко Г. А. Земское самоуправление в России. М., 1990.

Лаптева Л. Е. Земские учреждения в России. М., 1993;

Лаптева Л. Е., Шутов А. Ю.

Из истории земского, городского и сословного самоуправления в России. М., 1999.

Верещагин А. Н. Земское самоуправление в либеральной политической мысли (1859—1904 гг.) : автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1997. С. 8, 9;

Шутов А. Ю. Земский избирательный процесс в России (1864—1917) : автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 1999.

С. 50;

Некрасов Е. Е. Государственная власть и местное самоуправление в России: опыт ис торико-правового исследования : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1999;

Морозова Е. Н.

У истоков земской реформы. Саратов, 2000;

Куликов В. В. Земские учреждения и прави тельственный контроль (вторая половина XIX — начало XX в.). М., 2001.

тельностью земских учреждений. Правоведы подтверждают выводы историков об имевшем место плюрализме трактовок самого понятия «самоуправление», что порождало конфликты между административными и самоуправленческими структурами. Начало реформ П. А. Столыпина улучшило де-факто отношения власти и земства. Социально-экономические успехи земств в предвоенные го ды справедливо связываются исследователями с увеличением участия государ ства в финансировании программ здравоохранения и школьного образования1.

Проблемы взаимоотношений органов власти разного уровня нашли отра жение в работах М. М. Шумилова и Н. П. Ерошкина2. Оба автора считают, что в 60—70-х гг. XIX в. реорганизация местного управления велась в основном по пути децентрализации и создания новых органов, в том числе с выборным со ставом. Правовой анализ преобразований конца XIX — начала XX в. представ лен в работах Е. Е. Некрасова и А. В. Усягина, где подчеркивается прогрессив ность создания институтов самоуправления, прежде всего земств, и неизбеж ность связи самоуправления и государства. Следует согласиться с мнением, что законодательство о самоуправлении стало «продуктом компромисса между различными группировками как в государстве, так и в обществе», поэтому сформировалась «гибкая система балансов и компромиссов, которая имела своей целью взаимоконтроль, взаимопроверку, взаимосдерживание»3. Иной подход к проблеме взаимоотношений властных институтов представлен в ра боте Т. Н. Михеевой. Автор на основе собственной теоретической концепции утверждает, что «местное самоуправление и его органы были интегрированы в сложную, многозвенную разноуровневую систему, какой является государст венный механизм. Органы местного самоуправления несут свою долю обязан ностей и ответственности за реализацию политики государства»4.

Несомненный интерес представляют исследования И. Т. Шатохина, изу чающего механизмы осуществления власти, в том числе и на уездном уровне Абрамов В. Ф. Российское земство: экономика, финансы, культура. М., 1996;

Важа нин А. Г., Галкин П. В. Московское земство в начале XX века. Из опыта регионального са моуправления. М., 2000. С. 78.

Шумилов М. М. Местное управление и центральная власть в России в 50-х — начале 80-х гг. XIX в. Новгород, 1991;

Ерошкин Н. П. История государственных учреждений доре волюционной России. М., 1997.

Усягин А. В. Политологический анализ концепций развития представительных уч реждений в России на этапе реформ второй половины XIX века : автореф. дис. … канд. по лит. наук. СПб., 1998. С. 86;

Некрасов Е. Е. Государственная власть и местное самоуправле ние в России: опыт историко-правового исследования : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1999. С. 113.

Михеева Т. Н. Местное самоуправление и государственная власть в России: пробле мы взаимоотношений и разграничения полномочий : автореф. дис. … д-ра юрид. наук.





М., 2003. С. 10—11.

южных губерний России. Он утверждает, что неэффективность осуществления управленческой деятельности на уездном уровне была обусловлена особенно стью структуры государственного управления: в уездах не сложилось единона чалия, вертикаль государственной власти на этом уровне приобретала вид не скольких параллельных линий1.

Активное изучение системы управления на Южном Урале началось в 1990-е гг. Р. Н. Хафизова, К. Ш. Ахтямов, С. В. Любичанковский2 освещают вопросы административной власти края, системы соподчинения губернских управленческих структур, деятельности местной администрации во второй по ловине XIX — начале XX в. Органы самоуправления рассматриваются ими как проводники правительственной политики на местах.

Исследователи институтов самоуправления О. Н. Богатырева, В. В. Чу прин, Г. Б. Азаматова, А. В. Беседовская и др.3 отмечают, что земство сыграло важную роль в модернизации сельского хозяйства, формировании системы здравоохранения, образования, ветеринарии, однако реформы 60—70-х гг.

XIX в. не привели к созданию устойчивой системы местного управления в ре гионе, что обусловило продолжение реформ.

Отдельные аспекты сельского самоуправления освещены в работе И. В.

Побережникова. Социальные отношения крестьян Уфимской губернии изучает М. И. Роднов, показывающий сложный процесс трансформации крестьянской общины, его положительные и отрицательные проявления4. Исследованием жизни крестьян во второй половине XIX — начале XX в. занимался Д. А. Са Шатохин И. Т. Кризисные явления в местном управлении Российской империи на рубеже XIX—XX вв. // Проблемы отечественной истории: Источники, историография, ис следования / отв. ред. М. В. Друзин. СПб., 2008. С. 370—389.

Хафизова Р. И. Государственное управление в Уфимской губернии во второй поло вине XIX — начале XX века : автореф. дис. … канд. ист. наук. Уфа, 1999;

Ахтямов К. Ш.

Органы административно-территориального управления на Южном Урале в 1881—1917 гг. :

автореф. дис. … канд. ист. наук. Оренбург, 2000;

Любичанковский С. В. Структурно-функ циональный подход к истории местного управления Российской империи (1907—1917 гг.).

Оренбург, 2005. С. 30.

Чуприн В. В. Земство и развитие среднего образования на Урале (60-е годы XIX в. — 1917 год) : автореф. дис. … канд. ист. наук. Челябинск, 2000;

Азаматова Г. Б. Деятельность Уфимского земства в области народного образования (1874—1917 гг.) : автореф. дис. … канд. ист. наук. Уфа, 2000;

Богатырева О. Н. Эволюция системы местного управления в Вят ской и Пермской губерниях (1861 — февраль 1917) : автореф. дис. … д-ра ист. наук. Екате ринбург, 2004;

Беседовская А. В. Система местного самоуправления на Южном Урале в пе риод модернизации российского общества (вторая половина XIX — начало XX века). Орен бург, 2006.

Побережников И. В. Государственные крестьяне Урала в эпоху феодализма. Екате ринбург, 1992;

Роднов М. И. Крестьянство Уфимской губернии в начале XX века (1900— 1917 гг.): социальная структура, социальные отношения. Уфа, 2002.

фонов. В его работах дан анализ изменения правового положения крестьян в период реформ, особенностей их правосознания и интеграции в общество1.

На современном этапе появляются работы, освещающие роль различных слоев населения в общественной жизни, особенности их менталитета, процесс формирования гражданского общества в России2. Исследователи под новым углом зрения рассматривают такой сложный институт, как земство, обращаясь к истокам общинной самоорганизации, «миру», что в свое время и породило «общественную» теорию самоуправления3. А. В. Ремнев сформулировал управ ленческо-региональный исследовательский подход, основанный на тезисе о том, что длительная устойчивость Российской империи обеспечивалась поли вариантностью властных структур, многообразием управленческих форм, асимметричностью, разнопорядковостью связей разных народов и территори альных образований4. Однако наблюдается явный недостаток фактологических работ, раскрывающих механизм функционирования низшего звена власти. Час тично этот вакуум восполняется исследователями различных категорий насе ления, деятельности общественных организаций.

Проблема формирования эффективной системы управления в современ ной России входит в число центральных тем отечественной исторической нау ки. Таким образом, представленная работа является актуальной и дополняет исследования системы управления, используя, с одной стороны, накопленный опыт, с другой — вводит в научный оборот новые источники, предлагая меж дисциплинарные методы анализа социальных и политических процессов на Южном Урале.

Цель исследования заключается в комплексном анализе формирования и функционирования системы органов уездного управления и самоуправления в жизнеобеспечении населения на Южном Урале во второй половине XIX — на чале XX в., выявлении особенностей их деятельности, механизмов взаимодей ствия субъектов власти в условиях модернизации страны. Реализация цели по требовала решения следующих задач:

1) охарактеризовать условия и процесс подготовки реформы местного управления и этапы ее реализации;

Сафонов Д. А. Крестьянство и власть в эпоху реформ и революций 1855—1922 гг.

(на материалах Южного Урала) : автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 1999.

Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX в.). СПб., 2003.

Волков В. С. Роль земств в социально-культурном развитии российской деревни (1864 — февраль 1917 г.) // Общество и власть : материалы Всерос. науч. конф. СПб., 2003.

С. 183—188.

Ремнев А. В. Региональные параметры имперской «географии власти» // Ab imperia.

2000. № 3—4. С. 343—358.

2) рассмотреть развитие нормативно-правовой базы формирования и функционирования субъектов власти уездного управления второй половины XIX — начала XX в.;

3) выявить особенности системы уездного управления на Южном Урале, сложившейся в процессе реформ второй половины XIX в., и ее эволюцию;

4) определить организационные и финансовые основы деятельности и взаимодействия административных, земских и сословно-корпоративных инсти тутов власти уездного уровня в вопросах жизнеобеспечения населения и реали зации государственных интересов на Южном Урале во второй половине XIX — начале XX в.;

5) проанализировать деятельность субъектов власти уездного управления в экономической и социокультурной сферах на Южном Урале во второй поло вине XIX — начале XX в.;

6) оценить эффективность деятельности уездной системы власти в вопро сах жизнеобеспечения общества на Южном Урале во второй половине XIX — начале XX в.

Источниковую базу исследования составили разнообразные материалы, которые можно разделить на несколько групп.

Первую группу источников составляют неопубликованные материалы двух центральных и двух местных архивов: Российского государственного ис торического архива (РГИА), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Центрального государственного архива Республики Башкортостан (ЦГИАРБ), Государственного архива Оренбургской области (ГАОО). Всего был использован 41 фонд названных архивов.

В процессе написания работы задействовано восемь фондов Российско го государственного исторического архива (РГИА). Фонд Хозяйственного департамента МВД (№ 1287) широко представляет функционирование зем ских учреждений Уфимской губернии с указанием успехов и недостатков земского уездного управления. Фонд Главного управления местного хозяй ства МВД (№ 1275, 1282, 1288) содержит проекты реформ, поправки к ним, статистические данные, связанные с преобразованиями, которые дополня ются сведениями фонда Департамента общих дел МВД (№ 1284). Вывод о том, что земская реформа имела большой резонанс в обществе, можно сде лать, ознакомившись с фондами Земского отдела МВД (№ 1291), Канцеля рии Министерства путей сообщения (№ 229), Департамента государственно го казначейства (№ 565).

Анализу был подвергнут документальный материал из четырех фондов Го сударственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Фонды Департамента по лиции МВД информируют о взаимодействии земской полиции и земства (№ 125, 222, 392). Фонд Третьего отделения Собственной его императорского величества канцелярии (№ 109) содержит материалы о проведении крестьянской реформы 1861 г., деятельности уездной и губернской администрации.

В Государственном архиве Оренбургской области изучены документы фондов. Содержащиеся в фонде Канцелярии оренбургского генерал-губер натора (№ 6) и фонде Канцелярии оренбургского губернатора (№ 10) офици альные документы разнообразны по содержанию и позволяют выявить прави тельственную политику в отношении региона. Фонды Оренбургского губерн ского по крестьянским делам присутствия (№ 13) и Оренбургского губернского присутствия (№ 14) содержат информацию о деятельности правительства и ме стных органов власти по земельному вопросу, социально-экономическому по ложению крестьян и работе земских учреждений. Документы фонда Оренбург ского по городским и земским делам присутствия (№ 15) и фонда Оренбург ского губернского правления (№ 11) позволяют реконструировать процесс ста новления уездных земств и их деятельности. Статистические данные, сведения о доходах и расходах уездных земств содержит фонд Оренбургского губерн ского распорядительного комитета (№ 16). Для изучения вопросов управления и самоуправления на Южном Урале второй половины XIX — начала XX века проанализированы документы фондов земских начальников Орского уезда (№ 30, 31, 32, 33, 34), Оренбургской губернской земской управы (№ 43) и Оренбургской уездной земской управы (№ 44), Оренбургского уездного суда (№ 58), Оренбургского уездного полицейского управления (№ 27) и Орского уездного полицейского управления (№ 29).

В Центральном государственном историческом архиве Республики Баш кортостан (ЦГИАРБ) изучены материалы 12 фондов: канцелярии оренбургско го гражданского губернатора (И-6), Уфимской губернской земской управы (И-132), Белебеевской уездной земской управы (И-135), Бирской уездной зем ской управы (И-151), Стерлитамакской уездной земской управы (И-133) и Уфимской уездной земской управы (И-400). Они содержат дела о наделении крестьян землей, неурожаях и принятых мерах по стабилизации ситуации зем скими органами. Вопросы жизнедеятельности крестьянства после отмены кре постного права отражены в материалах фонда Уфимского губернского по кре стьянским делам присутствия (И-10), а также уездных продовольственных управ (И-342, И-343, И-344, И-345). Создание волостных земских управ в 1917 г. зафиксировано в документах фонда И-409.

Опубликованные источники можно разделить на четыре группы: норма тивно-правовые акты, проекты реформ местного самоуправления, справочные и статистические издания, документы личного характера, материалы периоди ческой печати.

Нормативно-правовые акты позволяют реконструировать устройство сис темы управления, включавшей институты администрации и самоуправления, их взаимодействие1.

Всесторонний анализ деятельности властных институтов позволяет про вести изучение опубликованных и неопубликованных статистических данных:

приходно-расходных смет уездных земских управ, ведомостей о движении де нежных средств уездных и волостных правлений, ведомостей по учету мирских сборов, сведений о социально-экономическом развитии. Особую ценность представляют материалы земской статистики2.

Материалы личного характера — воспоминания, письма — позволяют дополнить полученную из других источников картину функционирования сис темы власти. Примером такого источника служат пятьдесят шесть писем Н. И.

Юзефовича, статьи И. Я. Гурлянда, материалы С. А. Панчулидзева, которые непосредственно затрагивают вопросы формирования и деятельности системы земского управления на Южном Урале3.

Составной частью источниковой базы исследования стали материалы пе риодической печати: «Оренбургское уездное земство», «Земское дело», «Орен бургский листок», «Уфимские губернские ведомости», «Русские ведомости».

Они позволяют проследить процесс обсуждения разных концепций самоуправ ления, определить взгляды представителей различных социальных групп на роль представительных органов власти в России и перспективы местного само управления.

Таким образом, в процессе исследования была сформирована необходи мая и достаточная источниковая база. Использование указанных групп источ ников позволило решить поставленные исследовательские задачи с достаточ ной степенью научной достоверности и объективности.

Основой методологии исследования является принцип историзма, под разумевающий анализ всех явлений и процессов в их взаимосвязи и развитии.

Процессы эволюции общественных институтов рассматриваются в рамках мо дернизационной теории, которая подразумевает описание множества одновре менных изменений на различных уровнях: экономическом, организационном, по литическом и культурном. Для достижения цели и решения исследовательских ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 39—44;

Сборник правительственных распоряжений по устройст ву быта крестьян, вышедших из крепостной зависимости. Т. 1—13. СПб., 1861—1876;

Об щее положение о крестьянах. С разъяснениями Правительствующего Сената по 1 мая 1911 г. / сост. И. М. Тютрюмов. СПб., 1911.

ГАОО. Ф. 15. Оп. 1. Д. 73;

Д. 216;

Ф. 13. Оп. 1. Д. 89;

Ф. 15. Оп. 1. Д. 333;

Ф. 11.

Оп. 1. Д. 147;

Ф. 10. Оп. 10. Д. 208;

РГИА. Ф. 1288. Оп. 4. Д. 53;

Ф. 1284. Оп. 241. Д. 182.

РГИА. Ф. 707. Оп. 1. Д. 36;

Ф. 1652. Оп. 1. Д. 4;

Ф. 1629. Оп. 1. Д. 28.

задач, а также исходя из особенностей источниковой базы использовались тра диционные для исторической науки методы, прежде всего сравнительно-исто рический. Продуктивное использование сравнительно-исторического метода предполагает анализ однопорядковых событий и процессов, позволяющих вы явить их сущность и эволюцию.

Особую значимость для исследования имеет статистический метод, кото рый дал возможность изучить количественные и качественные признаки в их единстве на основе использования структурно-логического и проблемно-хро нологического методов для моделирования системы управления изучаемого периода и определения эффективности ее функционирования.

Исследуемые проблемы потребовали применения комплексных междис циплинарных подходов. В работе использованы понятия и методы, присущие не только исторической науке, но и политологии, социологии, юриспруденции.

Выводы строятся на критико-аналитическом подходе. Все это позволяет рас сматривать проблемы формирования и деятельности институтов уездного управления в интересующий автора период с достаточной степенью научной достоверности.

Научная новизна работы заключается в том, что рассматриваемая те ма не являлась прежде предметом специального изучения в указанных тер риториальных и хронологических рамках. В ходе исследования изучена дея тельность системы органов местного управления низшего звена, выявлены результаты перераспределения функций между субъектами власти уездного уровня с учетом региональных особенностей, проанализированы объектив ные и субъективные факторы, определившие особенности формирования и функционирования сословных, общественных и административных институ тов в единой системе жизнеобеспечении населения на территории Орен бургской и Уфимской губерний.

Практическая значимость. Вопросы, решаемые в диссертации, имеют прямую связь с современностью. В настоящее время от характера взаимоотно шений и согласованности действий субъектов власти, от умения тех и других оперативно реагировать на возникающие проблемы зависит экономическая и политическая стабильность в России. Все это делает актуальным изучение ис тории функционировавших в России институтов власти, их взаимодействия и разграничения функций с точки зрения возможности практического использо вания их опыта, изучение и осмысление которого позволит избежать повторе ния ошибок, отладить тесное взаимодействие структур государственной власти и общественных институтов, органов государственного управления и местного самоуправления.

Положения, выносимые на защиту:

1. Реформы местного управления в России второй половины XIX в. были обусловлены включением в гражданскую жизнь ставших свободными кресть ян, необходимостью модернизации экономики и интеграции окраин и центра в единое политическое, экономическое пространство. В реформировании систе мы местного управления выделены два этапа: 1861—1870-е гг., 1880-е — 1917 гг. Формирование системы уездного управления базировалось на принци пе децентрализации власти и проходило по образцу западных либеральных концепций местного самоуправления. Однако в процессе реализации реформы правительство не решилось отказаться от сословного принципа. Вместе с тем в условиях сохранения традиционного сознания и сословных институтов либе ральные идеи не могли быть ассимилированы обществом. Именно поэтому ре формы продолжались на протяжении 50 лет.

2. Система уездного управления, сложившаяся в ходе реформ, включала сословные крестьянские институты, всесословные земские и административ ные учреждения1. Развитие нормативно-правовой базы было направлено на расширение правового поля и сближение общественного управления и прави тельственной администрации. Законы, регулировавшие деятельность субъектов власти уездного управления второй половины XIX в., отражают постоянные колебания правительства: с одной стороны, оно наделяло крестьянские и зем ские институты самостоятельностью, с другой — ограничивало их полномочия административным контролем, вместе с тем анализ правоприменительной практики на Южном Урале позволяет говорить лишь о сословной предпочти тельности законов.

3. Правительство частично учитывало особенности региона (полиэтнич ность, незначительная численность дворянства и др.), что обусловило длитель ность и асинхронность реформирования, доминирование административных институтов в структуре уездной власти. До введения земств (в Уфимской гу бернии — 1875 г., в Оренбургской губернии — 1913 г.) вопросы жизнеобеспе чения целиком возлагались на государственные и сословные институты.

4. Разграничение функциональных обязанностей в структуре управления губерния — уезд — волость не получило четкого законодательного оформле ния. Часть вопросов жизнеобеспечения должны были решать сельские и воло Положение о губернских и уездных земских учреждениях;

Положение об изменени ях в устройстве местных учреждений по крестьянским делам;

Положение о земских участ ковых начальниках;

Положение о губернских и уездных земских учреждениях;

Правила об устройстве судебной части в местностях, в которых введено означенное положение;

Вре менные правила о волостном суде;

Правила о порядке приведения в действие «Положения о земских участковых начальниках».

стные органы крестьянского самоуправления за счет самообложения. Однако они не имели ни организационных, ни финансовых возможностей. Низкая пла тежеспособность населения и непонимание значимости проведения правитель ственных мероприятий вызывали порой острые конфликты с представителями власти. Финансовое обеспечение уездов существенно изменилось с созданием земских учреждений, принявших на себя большую часть расходов и имевших стабильные источники земского сбора.

5. Органы уездного управления и самоуправления определили приоритет ные направления деятельности в системе жизнеобеспечения местного населе ния: безопасность (обязательное страхование на случай стихийных бедствий, создание пожарной службы и др.), хозяйственно-экономическое (обязательное страхование на случай стихийных бедствий, создание пожарной службы и др.) и социокультурное (образование и здравоохранение). В решении этих задач были достигнуты определенные успехи. Получило развитие страхование от не счастных случаев: с 1901 по 1907 г. количество застрахованных домохозяйств в Уфимской губернии увеличилось в 1,2 раза. Расходы на содержание дорог с 1876 по 1890 г. выросли в 7,7 раза. В 1898 г. в Оренбургской губернии на эти нужды выделялось в 2,3 раза больше средств. В результате работы земств в 90-х гг. XIX в. были созданы агрономическая и ветеринарная службы: расхо ды уфимских уездных земств на эти нужды в 1876—1890 гг. увеличились в 7 раз. Расходы земств на образование и здравоохранение постоянно увеличива лись и к 1915 г. составляли 51,7% бюджета в Уфимской и 44,2% — в Орен бургской губерниях.

6. Во второй половине XIX — начале XX в. складывалась достаточно эффективная система уездного управления, оказывающая позитивное влия ние на развитие экономики, образования и здравоохранения, в основе лежа ла тенденция достижения баланса общественных и государственных интере сов, расширения общественной инициативы и сферы деятельности институ тов самоуправления. С одной стороны, условия для этого создавали нормы закона, с другой — по мере трансформации традиционных отношений воз растала роль общества в системе жизнеобеспечения населения, что, в свою очередь, обеспечивало переход от конфликтного сосуществования институ тов власти уездного уровня к их взаимодействию.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации изло жены в 8 научных публикациях общим объемом 3,2 п. л., обсуждались на 4-х всероссийских и региональных конференциях (Пенза, Уфа, Оренбург).

Структура диссертации обусловлена поставленными целями и задачами.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных ис точников и литературы, приложений.

Основное содержание исследования Во введении обоснована актуальность темы, определены объект, пред мет, цель и задачи, хронологические и территориальные рамки, представлена историография проблемы, методологическая, источниковая база исследования, его научная новизна и практическая значимость.

В первой главе «Реформа местного управления и формирование сис темы уездного управления на Южном Урале во второй половине XIX — начале XX в.» рассматриваются предпосылки реформы местного управления, ее подготовка и реализация на Южном Урале.

Параграф 1.1 «Реформирование системы местного управления в 1860—1890-е гг.» посвящен выявлению оснований реформы местного управле ния и факторов, определявших ее содержание.

Основными причинами реформы местного управления стали: 1) эмансипа ция 22,5 млн. крестьян и включение их в гражданскую жизнь страны;

2) неудовле творительное состояние местного хозяйства, что связывалось с бесконтрольным господством администрации;

3) рост оппозиционных настроений в обществе;

4) интересы государства, требовавшие ускоренной интеграции окраин в единое политическое и экономическое пространство, что могло быть обеспечено ком плексом мер в политической, социальной и экономической сферах.

Существовавшая до 1861 г. сословно-бюрократическая система управле ния не могла удовлетворить новых потребностей общества и государства.

Стремление правительства сохранить сословную структуру общества как осно ву абсолютизма способствовало соединению административных институтов с сословными. В процессе разработки проектов реформ и их реализации прави тельство апеллировало к мнению дворянства как наиболее лояльной и образо ванной части общества, способной обеспечить эффективность и стабильность системы местного управления.

Первый этап реформирования (1860—1870-е гг.) не дал ожидаемого ре зультата. Общество раздирали противоречия. В них отразилась неудовлетво ренность результатами деятельности формировавшейся системы местной вла сти и либералов, и консерваторов, земских деятелей и чиновничьей бюрокра тии. Правительство вновь заговорило о реформах.

Министр внутренних дел Д. А. Толстой считал необходимым реформиро вать систему местного управления на принципе единоначалия земских учреж дений «в общий строй государственных установлений», предоставив дворянст ву больше прав в местном управлении1. Так определилось основное содержа ние второго этапа реформирования 1889—1890-х гг.

РГИА. Ф. 1284. Оп. 241. Д. 51. Л. 27 об. — 28 об.

Таким образом, правительство пошло по пути децентрализации власти, часть управленческих функций передавалась институтам самоуправления, ос нованным как на нормах буржуазного права (на уровне губернии и уезда), так и на принципах сословности (сельское и волостное управление). Сложившаяся система местного управления, подвергаясь постоянной корректировке, просу ществовала до 1917 г. Реформирование местного управления во второй поло вине XIX в. было направлено на создание адекватной новым условиям модели уездного управления, на которое возлагались основные функции его жизне обеспечения.

Параграф 1.2 «Нормативно-правовые основы формирования и дея тельности институтов уездного управления» раскрывает содержание зако нов, на основе которых формировались и функционировали институты уездно го управления и самоуправления.

Отмена крепостного права ликвидировала прежнюю систему «попечитель ства» по отношению к крестьянам, которая возлагалась на дворянство, и поло жила начало унификации существовавших в середине XIX в. форм крестьянско го самоуправления. Законодательство 60-х гг. XIX в. подтвердило право кресть ян на самоуправление и завершило объективный процесс его превращения из института обычного права в институт государственного права. На основании «Положения о губернских и уездных земских учреждениях» (1864 г.) создава лись земства. Судебные уставы 1864 г. расширяли сферу действия права, были сформированы общие и мировые суды. Административные структуры не под вергались реформированию, вносились лишь незначительные изменения, вы званные конкретными обстоятельствами. Проведенный анализ нормативно правовых актов позволяет сделать вывод, что в ходе реформирования была сформирована новая структура уездного управления, включавшая органы адми нистративного управления и местного самоуправления сословного и всесослов ного характера. Их функциональные обязанности тесно переплетались и плохо разграничивались на законодательном уровне. Широкими полномочиями наде лялись назначаемые из дворян мировые посредники и земские участковые на чальники, принимавшие единоличные решения в отношении крестьян и органов сельского самоуправления. Вместе с тем созданные земские учреждения полу чали достаточную самостоятельность в сфере жизнеобеспечения населения. За коны, регулировавшие деятельность субъектов власти уездного управления вто рой половины XIX в., отражают постоянные колебания правительства: с одной стороны, оно наделяло крестьянские и земские институты распорядительной и исполнительной властью, с другой — ограничивало их полномочия.

Параграф 1.3 «Формирование системы уездного управления на Юж ном Урале во второй половине XIX — начале XX в.» раскрывает особенно сти реализации реформ в регионе, который представлял собой юго восточную окраину России, достаточно слабо интегрированную в общегосу дарственное пространство и сохранявшую значительное своеобразие: об ширность территории, относительно невысокая плотность населения при быстром росте его численности, полиэтничность и поликонфессиональность населения, наличие в крае большого количества регулярных и казачьих войск, малочисленность дворянского сословия и ряд других специфических черт влияли на социально-экономическое развитие края, а также выразились в некоторых особенностях его местного управления, прежде всего на уезд ном уровне. Большая часть населения региона была представлена сельскими жителями, которые составляли в совокупности около 90% его численности1, поэтому именно уездное звено власти и должно было обеспечить решение правительственных задач в условиях модернизации. При проведении рефор мы правительство, учитывая пограничное положение южноуральских губер ний, вынуждено было сохранять некоторые особенности управления отдель ных социальных групп.

В территориально-административном отношении Оренбургская губерния состояла из пяти уездов: Оренбургского, Верхнеуральского, Орского, Троицко го, Челябинского;

Уфимская — из шести: Уфимского, Белебеевского, Бирско го, Златоустовского, Мензелинского и Стерлитамакского. Уезды отличались по размерам, численности населения и делились на волости, не имевшие, однако, самостоятельности в системе административного управления и юридически находившиеся под полным контролем уездных властей. Вместе с тем волость приобрела новый статус.

Губернии делились на призывные участки, военно-конские участки, по лицейские станы, судебно-следственные округа и земские участки (с 1889 г.).

Границы участков, станов, округов не совпадали, чиновники подчинялись раз личным ведомствам. Их деятельность регулировалась губернатором и губерн ским правлением. На уровне уезда все звенья административно-судебной вла сти соединялись в уездном по крестьянским делам присутствии. Администра тивное деление на протяжении изучаемого периода менялось из-за роста чис ленности населения, прежде всего переселения крестьян из центральных и юго западных губерний2. Правительство последовательно передавало судебно административные функции уездному по крестьянским делам присутствию, мировым посредникам (1861—1874 гг.), земским начальникам (1889— 1917 гг.), перераспределяя властные прерогативы, связанные с развитием сис ГАОО. Ф. 10. Оп. 2. Д. 50. Л. 77.

Обзоры Уфимской губернии за 1879—1911 гг.

темы жизнеобеспечения населения, между бюрократическими и самоуправлен ческими институтами.

Административное деление губерний определялось принципом «целесо образности». Основная задача, по мнению правительства, которую выполняла местная власть, — охранительная, поддержание порядка и стабильности. Ее выполнение возлагалось на полицейских урядников (с 1878 г.). В Оренбург ской губернии служили 100 полицейских урядников, в Уфимской — 1231. Их численность увеличивалась по мере роста населения. Например, количество волостей в Уфимской губернии в 1879—1911 гг. выросло на 11%, а штат поли цейских урядников в данный период увеличился на 39%. Эта же функция — обеспечение правопорядка — возлагалась на мировых посредников и участко вых земских начальников. Однако в отличие от полиции они решали прежде всего гражданские дела.

Создание земств — самое радикальное звено в реформе местного управления. Земская реформа началась в 1864 г. Однако на Южном Урале земства были созданы позднее: в Уфимской губернии — в 1875 г., в Орен бургской — в 1913 г. Основной причиной стала специфика сословной струк туры населения: низкая численность дворянства, наличие казачества, значи тельная доля башкир в составе населения2. По итогам выборов 1875 г. в Уфимской губернии избраны в уездные гласные 252 человека: от землевла дельцев 115 человек (45,6%), от горожан 20 человек (7,9%), от сельских об ществ 117 человек (46,5%)3. Таким образом, преобладающее положение сре ди гласных в уездах занимали представители от съезда сельских обществ, но преимущество не было абсолютным.

По Положению 1864 г. земство должно было сохранять связь с местно стью и обществом, но закон не давал никаких средств для этого. Уездные земские управы не имели возможности самостоятельно приводить в испол нение постановления земств. Не имея надлежащей связи с местностью и прочного положения в государственной структуре, не располагая своими исполнительными органами, земства не могли осуществлять должным обра зом свои обязанности по уезду, в том числе обеспечивать правильное посту пление земских сборов.

Непросто складывались взаимодействия земства с волостью по земскому сбору, по обязательному страхованию и по выдаче крестьянам продовольст венных ссуд. В глазах земства волостное правление должно было быть не слу жебным органом низшей администрации, а органом самоуправления, не ис ГАОО. Ф. 10. Оп. 2. Д. 48/1. Л. 14.

РГИА. Ф. 1288. Оп. 2. Д. 29. Л. 185.

РГИА. Ф. 1288. Оп. 2. Д. 52. Л. 13—14.

полнительным учреждением, а самостоятельным учреждением, которому в ин тересах избравшего его населения можно поручить систематическое наблюде ние «за известными отраслями крестьянского быта или быта волости». Земство больше всех нуждалось в содействии волостного правления по вопросам опи сания экономического состояния населения, земского сбора, выявления и оп ределения наиболее эффективных средств их решения, но реализация этих за дач тормозилась обычным признанием: мы ничего не знаем. Обращение за всеми сведениями непосредственно к сельскому сходу являлось проблематич ным по причине неграмотности большинства крестьян, разбросанности и ра зобщенности сельских обществ.

Таким образом, правительство сохранило сословную изолированность крестьян, составлявших подавляющее большинство населения региона, а вме сте с этим и систему всестороннего контроля над сельским самоуправлением, «доверив» его представителям дворянского сословия. Крестьяне были инерт ны, не видели смысла в посещении мирских сходов, выбирали кандидатов в волостное и сельское управление исходя не из необходимых для должности ка честв, а руководствуясь тем, «кто лучше угостит». Значительная часть избран ных в крестьянские органы самоуправления являлись неграмотными. Закон четко не разграничивал функциональные обязанности между субъектами вла сти, что увеличивало значение субъективного фактора в системе управления:

результативность деятельности зачастую определялась личностными качества ми должностного лица.

Вторая глава «Деятельность и взаимодействие субъектов власти в системе жизнеобеспечения населения на Южном Урале во второй полови не XIX — начале XX в.» содержит анализ деятельности органов уездного управления и самоуправления и механизмов их взаимодействия.

В параграфе 2.1 «Финансовое обеспечение деятельности органов уезд ного управления» представлен анализ источников формирования бюджета уездного управления.

Значительная часть вопросов жизнеобеспечения возлагалась на сель ские и волостные органы крестьянского самоуправления. Однако они не имели ни организационных, ни финансовых возможностей. Отдаленность населенных пунктов, разобщенность населения, его низкая платежеспособ ность и непонимание значимости проведения правительственных мероприя тий вызывали порой острые конфликты с представителями власти, так как при проведении реформы вводились новые сельские и земские сборы. Кре стьяне не видели пользы от новых учреждений, но почувствовали на себе рост мирских сборов и обязательных повинностей. В Уфимской губернии на одно крестьянское хозяйство в среднем приходилось 1,76 руб. сельских сбо ров, на одного жителя — 31 коп.1 Сборы распределялись неравномерно.

Общая сумма окладных сборов определялась администрацией и утвержда лась губернатором. Содержание сельского и волостного самоуправления со ставляло большую часть мирских расходов: в Оренбургской губернии — около 39,9% их общей суммы, в Уфимской — 53,8%. Данный вид расходов закон относил к обязательным, к ним относились расходы на мероприятия по воинскому призыву, на религиозные нужды. Последние в официальных документах значились в категории обеспечения «общественного благочи ния». В отличие от земского законодательства, в котором расходы на эконо мическое развитие относились к необязательным, закон о сельском само управлении нормативно закрепил хозяйственную функцию территориальной общины. Именно поэтому расходы сельских обществ на хозяйственные ну жды выглядят внушительно — 34,78%. Однако в пересчете в абсолютные цифры они мизерны — 154 руб. в год на одно сельское общество2. Отвечая на запросы МВД о состоянии местного хозяйства, администрация констати ровала факт, что расходы на нужды образования, медицинскую и ветеринар ную часть «непосильны для домохозяев»3. Низкая платежеспособность сель ского населения не позволяла волости стать самостоятельным институтом.

Финансовое обеспечение улучшилось в 1890-е гг.: поземельное обло жение в Уфимской губернии выросло на 27%. Доходы земств Уфимской гу бернии к 1890 г. увеличились в 2,1 раза (с 523 794 руб. в 1876 г. до 1 006 руб. в 1890 г.). Пропорционально росли и бюджетные расходы: к 1890 г. — в 1,9 раза.

В Оренбургской губернии введение земств в 1913 г. было встречено не гативно. По сведениям земских начальников и податных инспекторов в г. от раскладки и уплаты окладных сборов отказалось 71 сельское общество (10,7%), а 65 сел (10%) получили податные льготы в виде рассрочки причи тавшихся с них казенных и земских сборов на сумму 31 461 руб.4 По мне нию земских начальников, сборы «превышали по своим размерам платеже способность населения и взыскание их в тех размерах, в каких они предна значены, безнадежно»5.

Таким образом, бюджеты уездов формировались преимущественно за счет самообложения населения — мирских, волостных и земских сборов. Низ Платежи, недоимки и продовольственная задолженность населения Уфимской гу бернии / сост. М. П. Красильников. Уфа, 1902.

Там же.

РГИА. Ф. 1291. Оп. 122. Д. 70. Ч. 3. Л. 154 об. — 155.

ГАОО. Ф. 15. Оп. 1. Д. 310. Л. 19—21.

ГАОО. Ф. 15. Оп. 1. Д. 216. Л. 9—10.

кая доходность крестьянских хозяйств не только не обеспечивала минималь ные потребности бюджета, связанные с решением основных экономических и культурно-просветительных вопросов, но и приводила к прямым конфликтам между институтами власти и населением. Только прямое вмешательство адми нистративной власти часто позволяло решать вопросы с земскими сборами.

Однако следует отметить, что основной целью такого силового вмешательства было взыскание недоимок по государственным налогам. Ситуация с формиро ванием бюджетов уездного управления изменилась в начале XX в., когда, во первых, земства доказали свою пользу в решении экономических и социальных проблем, во-вторых, правительство в годы проведения столыпинской реформы направило значительные суммы на землеустроительные мероприятия и систе му образования, одновременно существенно сократив обязательные расходы земств на казенные мероприятия.

В параграфе 2.2 «Взаимодействие субъектов власти в хозяйственно экономической сфере» анализируется деятельность государственных и обще ственных органов власти по повышению платежеспособности населения, мо дернизации экономики, развитию транспортной инфраструктуры, соответст вующей новым условиям.

В пореформенный период большая часть населения, представленная кре стьянством, была занята в сельском хозяйстве. Соответственно от эффектив ности аграрного сектора экономики зависело не только личное благополучие крестьянина и его семьи, но и положение в стране в целом. В последней чет верти XIX — начале XX в. на Южном Урале наблюдалось постоянное увели чение численности населения. Губернские власти стремились организовать размещение переселенцев. Положением 1889 г. эта обязанность легла на зем ского начальника, непосредственно курировавшего крестьянское самоуправ ление. Таким образом, в Оренбургской губернии с 1907 по 1915 г. по поста новлениям земских начальников собственниками земли стали 10 642 домохо зяина, в Уфимской губернии 24 855 домохозяев1. В целом от общего числа желавших закрепить землю в собственность в Оренбургской губернии полу чили 36%, в Уфимской — 32%. Волокита и бюрократические проволочки препятствовали быстрому разрешению вопросов. Земство не раз инициирова ло обсуждение вопроса о передаче ему дела землеустройства крестьян. Одна ко разрешения не получило.

Уфимское земство, вопреки закону, считало необходимым «содействие» экономическому благосостоянию населения. В 1895 г. по инициативе Уфим ского губернского земства был создан склад сельскохозяйственных машин и Усманов Х. Ф. Столыпинская аграрная реформа в Башкирии. Уфа, 1958. С. 85.

орудий, на нужды которого первоначально выделялось 2776 руб., в последую щие годы ассигнования на закупку сельскохозяйственной техники выросли.

С целью пропаганды научных знаний, для обучения крестьян новым приемам ведения хозяйства наряду с созданием опытных полей и станций земство зани малось распространением литературы на русском и «инородческих» языках, издавало газету «Сельскохозяйственный листок». С 1897 г. действовала Беле беевская сельскохозяйственная школа, расходы на которую составляли в сред нем 30 тыс. руб. в год. В целом расходы уездных земств на мероприятия сель скохозяйственного значения с начала 90-х гг. до 1914 г. выросли с 7978 руб.

(0,8% общего бюджета) в 1895 г. до 202 208 руб. (3% общего бюджета) в 1914 г., или в 25 раз1. На фоне достижений в развитии аграрного сектора Уфимской губернии Оренбургская губерния значительно отставала.

Развитие системы жизнеобеспечения требовало принятия мер по пре дотвращению бедствий, среди которых наиболее частыми были неурожаи и пожары. Государство для борьбы с их последствиями стало создавать ссудо сберегательные кассы и установило контроль за процессом развития систе мы обязательного страхования. Земства бесплатно снабжали населенные пункты пожарными заливными машинами и огнеупорными брезентами, приобретаемыми на средства страхового капитала губернского земства, про давало населению кровельное железо по заготовительной цене. Важным на правлением деятельности субъектов власти было развитие инфраструктуры.

По сведениям местного почтово-телеграфного округа, проселочных дорог (859 верст) содержалась за счет земства. Немаловажную роль в развитии экономики края играли мероприятия правительственных учреждений и земств по поддержке промыслов.

Таким образом, взаимодействие субъектов власти способствовало модерни зации экономики и тем самым решению вопроса продовольственной безопасно сти населения. Со временем правительственные учреждения и представители ад министративной власти стали лояльнее относиться к инициативам органов мест ного самоуправления, связанным с «содействием экономическому благосостоя нию населения», произошел переход от противостояния между органами управ ления и самоуправления к их эффективному сотрудничеству, что и обеспечило положительные изменения в экономическом развитии Южноуральского региона.

Параграф 2.3 «Деятельность органов управления и самоуправления в уездной системе образования» отражает развитие одной из приоритетных сфер — образования. Государство, отвечая на вызов времени, расширяло сте Подсчитано по материалам: Историко-статистические таблицы деятельности Уфим ских земств. К сорокалетию существования земств Уфимской губернии. 1875—1914 гг. Уфа, 1915. С. 206—207, 374—375, 374—375, 204—207, 374—375.

пень своего участия в этой сфере. Содержание сельских училищ осуществлялось за счет земства, вклад сельских обществ был символическим и составлял 13%.

Расходы земства на содержание школ в изучаемый период постоянно воз растали. Население явно отдавало предпочтение земским школам, что привело к сокращению числа церковно-приходских школ. Произошло и сокращение финансирования подобных учебных заведений. Денежное содержание церков но-приходских школ и школ грамоты Оренбургской губернии в 1897—1899 гг.

составляло 294 660,5 руб., а с момента возникновения земства в 1913—1914 гг.

выделяемая сумма сократилась в два раза и составила 12 806,6 руб. В начале XX в. государство значительно увеличило финансирование земств именно по этой статье.

В Уфимской губернии за 38 лет существования земства расходы на на родное образование выросли в Стерлитамакском уезде — в 37,7, Белебеев ском — в 305,2, Мензелинском — в 16,5, Бирском — в 28,5, Златоустовском — в 12,8 раза.

Существенно выросло количество учебных заведений, за счет земств и сельских обществ осуществлялась постройка учебных зданий. Земство в целях совершенствования системы образования организовывало курсы повышения квалификации для педагогических работников. Обсуждался вопрос о введении всеобщего начального образования.

В параграфе 2.4 «Деятельность субъектов власти в развитии медицин ской службы» дан анализ деятельности органов власти по оказанию населению медицинской помощи. До введения земств в Оренбургской и Уфимской губерни ях больницы находились в ведении Приказа общественного призрения. Медицин ская помощь в селах находилась в ведении Министерства государственных иму ществ. Всего в крае было 22 больницы, одна больница на 50 тысяч жителей. От некоторых населенных пунктов до ближайшей больницы расстояние составляло более 100 верст. В целом затраты на одного человека по вопросам медицинской помощи составляли 10 коп. С началом работы земств число больниц с 1913 по 1915 г. выросло до 42: одна на 25 тысяч жителей, расстояние до больницы сокра тилось до 30—40 верст. Затраты на здравоохранение составили 40 коп. на одного человека. Однако изменения в этой сфере происходили крайне медленно.

Состояние земской медицины в пореформенный период требовало зна чительных усилий и расходов, которые постоянно увеличивались. Уездные земства Уфимской губернии на содержание медицинских учреждений выде ляли в 1891 г. — 258,1 руб., в 1914 г. — 2120,8 руб. Медицинская помощь стала доступна для всех категорий населения уезда: благодаря работе земст ва увеличилось количество больниц, медицинских пунктов, совершенство валась система оказания медицинской помощи. Основными направлениями деятельности земств стали содержание лечебных заведений, аптек, преду преждение эпидемий, ремонт больниц, подбор и содержание медработников.

В целом в Уфимской губернии расходы на развитие медицины в 1915 г. бы ли в 2,2 раза больше, чем в Оренбургской.

В заключении приведены общие выводы по проблеме исследования. За пятьдесят лет реформ второй половины XIX — начала XX века в России сфор мировалась новая система уездного управления, обеспечивавшая удовлетворе ние жизненных потребностей населения. Взаимодействие субъектов власти в системе жизнеобеспечения сельского населения способствовало изменению характера отношений между обществом и государством, начали формировать ся основы гражданского общества.

В приложении представлены структурный анализ органов уездного управления и статистические таблицы.

Публикации автора по теме диссертационного исследования:

1. Зайцева, Ю. А. Реформирование уездного управления во второй половине XIX — начале XX века (на материалах Уфимской губернии) / Ю. А. Зайцева // Вестн. Оренб. гос. ун-та. Наука и образование: проблемы и перспективы. 2006. Ч. 1. С. 179—184. (Реестр ВАК) 2. Зайцева, Ю. А. Проблемы совершенствования уездного управления в конце XIX — начале XX в. (на примере Оренбургской губернии) / Ю. А.

Зайцева // Известия Самар. науч. центра РАН. 2009. Т. 11, № 6 (2). С. 414— 418. (Реестр ВАК) 3. Зайцева, Ю. А. Начальное образование в школах Оренбургской епархии во второй половине XIX века / Ю. А. Зайцева // Вестн. студ. науч. общества Оренб. гос. пед. ун-та. 2005. № 3. С. 31—39.

4. Зайцева, Ю. А. Епархиальная школа во второй половине XIX в. (по ма териалам «Оренбургских епархиальных ведомостей») / Ю. А. Зайцева // Власть и общество: освещение проблемы взаимоотношений на страницах периодиче ской печати : сб. науч. статей. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2006. С. 64—75.

5. Зайцева, Ю. А. Деятельность южноуральского земства в области на родного образования в пореформенный период / Ю. А. Зайцева // Земства Рос сии: история и современность : сб. науч. статей Всерос. конф. Пенза : РИО ПГСХА, 2007. С. 55—58.

6. Зайцева, Ю. А. Организация системы образования в Уфимской губер нии во второй половине XIX — начале XX в. / Ю. А. Зайцева // Аспирантский вестник ОГПУ. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2007. № 6. С. 20—25.

7. Зайцева, Ю. А. Нормативно-правовые основы реформы волостного управления на Южном Урале в 60-е гг. XIX в. / Ю. А. Зайцева // Аспирантский вестник ОГПУ. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2008. № 7. С. 32—37.

8. Зайцева, Ю. А. Подготовка реформы системы уездного управления (1880—1889 гг.) / Ю. А. Зайцева // Наука и образование: исследования моло дых ученых : сб. статей аспирантов. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2009. С. 32—41.

Подписано в печать 27.05.2011 г. Усл. печ. л. 1,9. Тираж 100 экз.

ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет» 460844, г. Оренбург, ул. Советская,

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.