авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Исторический опыт проведения внутренних государственных займов ссср 1920-1930-х годов

На правах рукописи

Пинаев Сергей Михайлович ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ ПРОВЕДЕНИЯ ВНУТРЕННИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАЙМОВ СССР 1920-1930-х ГОДОВ Специальность 07.00.02. – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Владимир – 2012 1

Работа выполнена на кафедре истории России федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»

Научный консультант:

кандидат исторических наук, доцент Страхов Василий Вячеславович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Попов Владимир Валентинович доктор исторических наук, профессор Аннин Геннадий Павлович

Ведущая организация: Военный университет Министерства обороны Российской Федерации

Защита состоится 28 марта 2012 г. в 15-30 на заседании диссертационного совета ДМ 212. 03 при Владимирском 024.

государственном университете по адресу: 600014, Владимир, пр. Строителей, д. 11, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Владимирского государственного университета по адресу: Владимир, пр. Строителей, д. 11.

Автореферат разослан «22» февраля 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук, доцент Лапшин А.Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одной из главных составляющих «сталинской» модели социализма являлись массовые внутренние государственные займы. На протяжении нескольких десятилетий они были неотъемлемым элементом повседневной жизни миллионов граждан СССР, одним из символов советской действительности.

Система их проведения сформировалась в 20–30-х гг., когда из кредитных операций, реализуемых преимущественно на основе принципа добровольности, они в условиях ускоренного огосударствления экономики и острой нужды советского правительства в финансовых ресурсах для проведения индустриализации, были целенаправленно трансформированы в массовые финансово-политические акции. Опыт их проведения до настоящего времени не осмыслен в историографии. Именно этим, в первую очередь, определяется актуальность темы настоящего исследования.

Вторым важным фактором, который обуславливает научный интерес к внутренним государственным займам советского правительства 1920–1930-х гг., является целесообразность обращения на современном этапе к историческому опыту решения сложных финансово-экономических проблем, что в немалой степени связано с принимающим перманентный и циклический характер мировым финансовым кризисом.

Степень изученности проблемы. В изучении кредитной политики советского государства в 20–30-е гг., главной составляющей которой являлась реализация многочисленных внутренних правительственных займов, выделяются 4 основных этапа, тесно связанных с социально политическим развитием нашей страны в XX столетии и различающимися, в первую очередь, исследовательскими подходами к анализу проблемы, историческими оценками, интенсивностью и широтой научного поиска.

Первый этап охватывал период с 1922 г. – до конца 20-х гг., второй – с рубежа 20–30 гг. до второй половины 50-х гг., третий продлился до конца 80 гг. прошлого столетия и четвертый – с начала 90-х гг. и до настоящего времени.

Несомненный приоритет в начале осмысления внутренних займов советского правительства, обобщении опыта проведения первых из них принадлежит наркому финансов СССР Сокольникову Г.Я. В своих работах, появившихся в первые годы нэпа1 и обобщивших его многочисленные официальные выступления, он аргументированно доказывал необходимость для Советской России развития системы внутреннего государственного кредита, обосновывал его преимущества по сравнению с внешними заимствования. Сокольникову Г.Я. удалось не только теоретически доказать возможность проведения массовых кредитных операций в стране, где уровень жизни был одним из самых низких в Европе, но и блестяще реализовать это на деле. Анализ и разъяснение сути и значения первых натуральных, а затем и денежных займов нашли свое отражение в его статьях и книгах, выступлениях и монографиях.

Серьезный анализ принципов, задач и практики проведения государственных займов в Советской России содержится в работах начальника валютного управления наркомата финансов в 20-е гг. профессора Юровского Л.Н.2 Блестящий экономист, один из соратников Сокольникова Г.Я., он внес заметный вклад в теоретическое обоснование финансовой политики правительства в 20-е гг., отстаивая линию на сбалансированное использование государственного кредита, постепенного формирования доверия населения к государственным ценным бумагам. Однако политические изменения в стране в конце десятилетия отвергли эту точку зрения, а сам автор был позже репрессирован.

Сокольников Г.Я. Задачи финансовой политики. М., 1922;

Он же. Денежное обращение и экономика Советской России. М., 1922;

Он же. Государственный капитализм и новая финансовая политика. М., 1922;

Он же. Проблемы финансового строительства. М., 1923;

Он же. Финансовая политика революции. М., 1925.

Юровский Л.Н. На путях к денежной реформе. М., 1924;

Он же. Современные проблемы денежной политики. М., 1926;

Он же. Денежная политика Советской власти (1917–1927). М., 1928.



Заслуживают внимания работы начальника особой части госзаймов наркомата финансов Пановко М.Я.3, посвященные теме внутреннего государственного заимствования. В них автор в популярной форме дал описание государственных займов, подчеркнул их не только экономическое, но и политическое значение, обосновал важность государственной кредитной политики для развития экономики страны. Однако его работы носят больше публицистический, чем исследовательский характер и посвящены в основном пропаганде займов, а не глубокому изучению их особенностей.

В 1920-е годы получили широкую известность труды экономиста Альского М.4, в которых он анализирует проблемы становления новой финансовой системы, динамику развития кредитно-денежных отношений в изменившихся экономических условиях. Признавая важность и необходимость проведения внутренних займов, автор не углубляется в их сущность, оставаясь на позиции констатации существующих фактов, что, несомненно, обедняет его работы.

Подробный анализ проведенных с 1922 г. по 1925 г. займов содержится в исследовании начальника отдела государственных займов наркомата финансов Вульфа Г. В. «Государственный кредит СССР».5 Связывая займы с реальными политическими и экономическими задачами развития страны, он отмечал, что кредитные операции, быстро приспосабливаясь к эволюции экономических форм переходного времени, полностью отражают ту обстановку, в которой приходится Советской власти проводить свою кредитную политику. Автор высоко оценивал роль заемных операций правительства в деле борьбы с инфляцией, при проведении денежной реформы 1924 г., в стабилизации денежного обращения. В то же время, отмечая преимущества государственного кредитования экономики, автор Пановко М.Я. Золотой выигрышный заем и его выгоды для крестьянства. М., 1924. Он же. Государственные займы СССР (в вопросах и ответах). М., 1930.

Альский М. Наши финансы за время гражданской войны и НЭПа. М., 1923;

Он же. Наша политика государственного кредита. М., 1925.

Вульф Г.В. Государственный кредит СССР. М., 1925.

обходит стороной социальные аспекты этих операций, ничего не говорит о принудительных мерах проведения отдельных займов, что придает его работе насколько поверхностный характер.

Важный вклад в разработку вопроса о внутренних государственных займах внес профессор Твердохлебов В.Н. В работе «Государственный кредит»,6 анализируя кредитную политику советского государства, он подробно рассмотрел внутренние государственные займы 20-х годов.

Помимо финансово-экономических задач, эти операции, по его мнению, являлись отражением активного поиска оптимальных эмиссионных условий займов. Придерживаясь традиционного взгляда на условия для эффективного функционирования системы внутреннего государственного кредита, он, видимо, под влиянием активной внутрипартийной борьбы по поводу путей индустриализации, вместе с тем допускал, что в специфических условиях советского строя может быть создана принципиально новая система государственного кредита, рассчитанная на масштабную и недобровольную мобилизацию средств населения.

Большой вклад в развитие теоритических основ и практики политики масштабных внутренних займов внес известный в свое время экономист Каценеленбаум З.С.7 В своих работах он доказывал необходимость интенсивной мобилизации денежных средств населения для форсированной индустриализации, которой отводил главную роль в преобразовании экономики страны. Примечательно, что выступая по сути одним из главных идеологов политики проведения массовых займов, автор подвергал критике первый пятилетний план, который, по его мнению, отводил кредиту второстепенную роль, оставляя главные позиции за внутренним накоплением промышленности и бюджетом.

Твердохлебов В.Н. Государственный кредит. Л., 1928.

Каценеленбаум З.С. Денежное обращение России. М-Л., 1924;

Он же.

Индустриализация хозяйства и задачи кредита в СССР. М-Л., 1928.

Проблеме роли внутренних займов в процессе индустриализации страны уделял большое внимание видный партийный деятель 20-х гг.

Преображенский Е.А.8 Будучи сторонником максимально высоких темпов индустриализации, он считал, что несмотря на ограниченность финансовых ресурсов населения, государственные займы должны были стать одним из главных источников социалистических преобразований. Впоследствии, как известно, данная точка зрения была воспринята партийно-государственным руководством.

Подобных же взглядов на роль внутренних займов придерживался и один из теоретиков плановой экономики Боголепов М.И. В работе «Финансовый план пятилетия (1928/1929 – 1932/33)»9 он, в частности, активно отстаивал необходимость масштабного увеличения объемов и роли заемных операций государства в экономическом строительстве. Основу для реализации подобного курса автор видел в неуклонно возраставшем благодаря политике ВКП (б) жизненном уровне населения, в повышении заработной платы городских рабочих и доходов крестьян.

Теме внутренних государственных займов посвящена брошюра наркома финансов Брюханова Н.П. «Хозяйственное строительство и государственные займы СССР» 10, в которой он отмечает их важное значение для развития экономики страны, выгодность для населения, ставит задачи по их распространению перед советскими и финансовыми органами.

В 1930-е годы произошли серьезные изменения во внутренней политике страны, связанные с укреплением командно-административной системы и оформлением культа личности Сталина, что не могло не сказаться на историографии. В это время появляется небольшое количество работ, посвященных исследованию финансовых процессов, пронизанных в Преображенский Е.А. Финансы и новая экономическая наука. М., 1921. Он же.

Новая экономика: опыт теоретического анализа советского хозяйства. М., 1925.

Боголепов М.И. Финансовый план пятилетия (1928/1929 – 1932/33). М., 1929.

Брюханов Н.П. Хозяйственное строительство и государственные займы СССР.

М., 1928.

основном политическими лозунгами и апологетикой социалистической системы, которые с научной точки зрения не вызывают серьезного интереса.

Во втором периоде работы носили в основном обобщающий и описательный характер. В научный оборот стали вводиться некоторые архивные материалы, характеризующие специфику происходящих процессов, исследования затрагивали многие смежные области экономики, пытаясь выявить исторические закономерности и особенности государственных заемных операций. Однако в научном плане они не выходили за рамки «Краткого курса истории ВКП (б)», а лишь подтверждали своим содержанием незыблемость его положений и выводов.

Попытку масштабного исследования кредитно-финансовых отношений Атлас З. В.11 Автору удалось наполнить свое исследование предпринял большим фактическим материалом, используя при этом и статистические данные, и материалы периодической печати, что придает работе определенную достоверность. В то же время он не вышел за рамки своего времени, подменив всесторонний анализ кредитной политики ее описанием, связывая государственные займы с политической и экономической необходимостью их проведения, не углубляясь в социальные последствия этих финансовых операций. Основная часть работы посвящена банковским структурам, которые в проведении внутренних государственных займов играли вспомогательную роль.

Теме государственного заимствования были посвящены многочисленные выступления в печати наркомов финансов 30-х гг. – Гринько Г.Ф. и Зверева А.Г.12. Данные источники четко отражали политическое направление масштабных заемных операций советского Атлас З.В. Деньги и кредит (при капитализме и в СССР). Часть 1. Теория денег, денежные системы капитализма. Денежная система СССР. Часть 2. Теория кредитов и банков. Банковые системы капитализма. Банковая система СССР. – М.-Л., 1930.

См., напр.: Гринько Г.Ф. Подписная кампания завершилась. // Правда. 1932. июня. Он же. Заем укрепления обороны СССР. // Экономическая жизнь. 1937. 16 июня.

Зверев А.Г. Займы в СССР. // Правда. 1938. 2 июля. Он же. Государственные займы страны социализма. // Правда. 1939. 2 августа.

государства, но их содержание не имеет исторической значимости, являясь чисто публицистическими материалами пропагандистского характера.





Большинство работ этого периода носило историко-партийный характер, им не хватало объективности и научной обоснованности теоретических выводов, что находило свое выражение в стремлении подогнать их под общую схему социалистических преобразований в стране. Содержание этих работ было, как правило, обобщающим, проникновение в суть событий и явлений неглубоким, проблематика ограниченной, научная аргументация не отличалась убедительностью и достоверностью, что обуславливалось определенным кругом конкретно-исторических и статистических источников, а сами работы отличались элементами схематизма и иллюстрирования. В качестве примера можно привести исследование Плотникова К.Н. «Доходы бюджета советского государства: очерки истории»13. Автор привел конкретные цифры о роли займов в доходе государственного бюджета: 1938 г. – 76 961 млн. рублей (5,9 %), 1939 г. – 83 651 млн. рублей (5,4 %), 1940 г. – 11 450 (6,3 %). Эти цифры говорят о том, что доля государственных займов в бюджете практически оставалась неизменной. Однако он не связывает постоянную долю государственных заимствований с инфляционными процессами, повышением цен на основные товары, что существенно снижало материальное положение населения, не анализирует политические и моральные аспекты заемных операций, оставаясь в рамках идеологических схем своего времени. Интересно замечание автора о том, что бюджет страны в эти годы становится чрезвычайным и дефицитным, и займы относились к чрезвычайному разделу бюджета, что во многом объясняет принудительную составляющую методов их реализации.

Плотников К.Н. Доходы бюджета советского государства: очерки истории. – М.:, 1955.

Определенное внимание займам 20–30-х гг. уделял в своем обобщающем труде известный экономист Лященко П.И.14 Правда, его работа при всем обилии фактического материала не содержала каких-либо принципиально новых оценок и положений.

Третий период в развитии историографии по проблеме начинается с середины 50-х гг., что было обусловлено коренными преобразованиями в политической и экономической сферах. Характерной чертой работ данного периода являлось некоторое изменение исследовательских подходов, их определенная деидеологизация, отход от исключительно позитивных оценок результатов деятельности государства в кредитно-финансовой сфере.

Наиболее масштабными в этом плане выглядят труды академика Струмилина С.Г.,15 Гарбузова В.Ф.,16 Дьяченко В.П.,17 «История крестьянства СССР»18 под редакцией Шерстобитова В.П. и другие. В качестве примера можно привести пятитомное академическое издание «История крестьянства СССР», вышедшее в 1986 г., в котором в первом томе под названием «Крестьянство в первое десятилетие Советской власти» из 455 страниц теме внутренних государственных займов уделено половина одной страницы.

Коллектив авторов ограничился простым перечислением семи произвольно выбранных займов без их анализа, оценки их роли и влияния, степени вовлеченности в них крестьянства и т.д., хотя в это время вопрос о степени участия сельского населения в государственных кредитных операциях имел первостепенное значение, о чем прямо говорилось в выступлениях лидеров государства, неоднократно писалось на страницах ведущих газет и журналов.

Более того, в стране уже имелся положительный опыт участия крестьянства в Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. - М., 1956.

Струмилин С.Г. На плановом фронте. 1920 – 1930 г.г. – М., 1958;

Он же. Очерки социалистической экономики СССР (1929-1959г.г.). М., 1959;

Он же. Очерки экономической истории России и СССР. М.,1966.

Финансово-кредитный словарь. В трех томах. / Под редакцией В.Ф. Гарбузова. / М., 1984.

Финансово-кредитный словарь. В двух томах. / Под редакцией В.П. Дьяченко. / М., 1964;

Он же. История финансов СССР. 1917-1950 г.г. М., 1978.

История крестьянства СССР. / Под редакцией В.П. Шерстобитова. / М., 1961.

двух хлебных займах 1922 г. и 1923 г., однако в фундаментальной монографии об этом нет ни слова. Это подтверждает, с одной стороны, слабую изученность вопроса о внутренних займах, а с другой, иллюстрирует историческую ограниченность исследований ученых советского периода, не способных преодолеть идеологические рамки своего времени.

Некоторые исследователи, вскрывая определенные недостатки в реализации займов, не могли открыто дать им объективную оценку. Однако осторожная критика результатов кредитных операций государства все же порой появлялась. Так, известный ученый-экономист Дьяченко В.П. отмечал в своей монографии следующий факт: «В 1928/29 г. впервые в истории советского государственного кредита план поступлений в бюджет по госзаймам, размещенным среди населения, оказался недовыполненным, несмотря на значительное перевыполнение плана реализации займов»19. Но он при этом не вскрыл причину такого положения дел, которая заключалась в том, что трудящиеся под контролем специальных комиссий содействия были полностью охвачены подпиской на заем в рассрочку, однако при фактическом расчете за облигации стремились всячески уйти от его оплаты.

И цифры, приведенные в исследовании, только подтверждают массовый характер этого явления.

Начало следующего этапа в развитии историографии было связано с радикальными социально-политическими и экономическими преобразованиями в нашей стране на рубеже 80–90-х гг. прошлого столетия.

Плюралистические тенденции в изучении финансовой политики государства в первые десятилетия советской власти находят отражение в трудах Милякова Н.В., Мау В.А., Соколова А.С., Гимпельсона Е.Г., Страхова В.В., Лютова Л.Н., Караваева И.В. и Мальцева В.А., Грика Н.А., Чигир О.С.

и многих других авторов. В поле зрения ученых попадают ранее не затрагиваемые проблемы, например, принудительный характер советских займов, деятельность комиссий содействия, роль партийных и профсоюзных Дьяченко В.П. История финансов СССР. 1917-1950 г.г. М., 1978. С.78.

организаций в кредитном деле, анализ работ экономистов-эмигрантов и другие.

В работах Милякова Н.В.20 подробно рассматриваются экономические аспекты финансовой политики государства в первое десятилетие советской власти, вскрываются причины проведения массовых кредитных операций, их особенности и значение. Как экономист, он подробно разбирает роль внутренних государственных займов в деле становления экономики страны, прямо говорит об их принудительном характере, показывает влияние заемных операций на формирование бюджета. Это серьезное исследование во многом помогает понять пути формирования экономической модели Советского Союза, оценить масштабность и противоречивость финансовой политики в первые годы социалистического строительства.

В.А. В монографии Мау вопрос становления и развития хозяйственной системы страны рассматривается в динамике перехода власти от царского правительства к Временному, а затем и к большевистскому.

Автор подробно освещает преемственность поисков выхода из кризисных ситуаций, предпринимаемых руководством страны в изучаемый период.

Внутренние государственные займы в этом ключе являются прямым доказательством этой преемственности, хотя их содержание и формы претерпели значительные изменения.

Проблеме внутренних займов 20-х гг. посвящена содержательная статья профессора Соколова А.С.22, в которой на большом фактическом материале анализируется роль этих операций в системе кредитно финансовых отношений указанного периода. Основные положения этой Миляков Н.В. Дефицит бюджета в 20-е годы. М., 1993;

Он же. Место государственного кредита в финансовой системе СССР в 1920-е годы;

М., 2001.

Мау. В.А. Реформы и догмы. 1914–1929: очерки истории становления хозяйственной системы советского тоталитаризма. М., 1993.

Соколов А.С. Российские займы 20-х годов: замыслы и реальность // Сталин.

Сталинизм. Советское общество. Сб. статей, посв. 70-летию В.С. Лельчука. М., 2000;

Он же. Финансовая политика Советского государства в годы нэпа: 1921-1929 гг. Дисс.

доктора ист. наук. М., 2006.

работы автором в немалой степени углублены и расширены в его докторской диссертации.

Серьезные исследования эпохи нэпа предпринял профессор Гимпельсон Е.Г.23 Обосновав экономическую политику 1920-х годов политической целесообразностью руководства страны, он подробно осветил процесс формирования командно-административной системы, занявшей господствующее положение в стране. В этом контексте внутренние государственные займы стали органичной частью проводимых правительством финансовых мероприятий. Автор не углубляется в анализ заемных операций, ограничившись упоминанием о них.

Заслуживает внимание статья Страхова В.В.24, в которой раскрываются наиболее важные аспекты, связанные с формированием и развитием системы массовых займов в конце 20-х – 30-х гг. Особое внимание в работе уделено выяснению соотношения добровольности и принуждения при реализации внутренних государственных займов.

Интересную информацию содержит научная публикация Лютова Л.Н. Автор, цитируя материалы Ульяновского округа ОГПУ (доклады губернского отдела ОГПУ в центр), приводит факты отрицательного отношения населения к займам: «Всюду и везде, в особенности среди старых специалистов сельского хозяйства, приходится слышать разговоры, критику и недовольство Советской властью. Прежде всего, это касалось вопросов промышленного и сельскохозяйственного кризиса, 2-го Займа индустриализации, налогового обложения в городах»26. Такие данные есть и по другим губерниям, что подтверждает наши выводы о сложности и Гимпельсон Е.Г. Россия на переломе эпох. Осмысление XX столетия российской истории. – М., 2006.

Страхов В.В. Внутренние государственные займы в СССР конца 1920-х – 1930-е годы./ Вестник Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина 2008. № 2.

Лютов Л.Н. Политические настроения провинциальной интеллигенции в освещении ОГПУ. 1928 -1929 гг. // Вопросы истории. 2007. № 6.

Там же. С. 109.

противоречивости исторических оценок внутренних государственных займов.

Статья доктора экономических наук Караваева И.В. и кандидата экономических наук Мальцева В.А. из Института Экономики РАН анализирует бюджет государства 1928-1929 гг., выделяя в нем согласно государственной росписи СССР обыкновенные и чрезвычайные доходы и расходы. При этом государственные займы относятся к чрезвычайным доходам государства. Это лишний раз подтверждает принципиальную позицию правительства по применению элементов принуждения и психологического давления при реализации массовых кредитных операций как вынужденной меры исключительного характера.

Из работ зарубежных авторов, посвященных изучаемой теме, наибольшую известность получили фундаментальные труды Карра Э.Х.

«Социализм в одной стране»28, Карра Э.Х. и Дэвиса Р.У. «Основы плановой экономики»29, Ноува А. «Экономическая история СССР»30, Эрлиха А.

индустриализации»31, «Дебаты о советской Добба М. «Советское экономическое развитие после 1917 года»32, Кэмпбелла Р. «Советская экономическая мощь. Ее организация, рост и вызов»33. В частности, Карр Э., оправдывая высокие темпы индустриализации, пишет: «Индустриализация должна быть форсирована, исходя из внутренних ресурсов, и иметь своей конечной целью превращение СССР в экономически сильное и самостоятельное целое. Индустриализация была экономическим результатом стране». социализма в одной Следовательно, по мнению автора, Караваев И.В., Мальцев В.А.. Приоритеты бюджетной политики в период индустриальных преобразований 1928-1930-х годов. //Финансы и кредит. 2008. № 15.

E.H. Carr. Socialism in One Countri. 1924 – 1926. vol. 11. London. 1959. p. E.H. Carr. R.W. Davies. Foundations of a Planned Economy.1926 – 1929. vol. 1-11.

London-Melbourne-Toronto. 1929.

A. Nove. Economic History of the USSR. London. 1969.

A. Erlich. The Soviet Industrialization Debate. 1924 – 1928. Cambridge Mass. M. Dobb. Soviet Economic Developments since 1917. London. R.W. Campbell. Soviet Economic Power. Its Organization, Growth and Chalienge.

Cambridge Mass. 1960.

E.H. Carr. Socialism in One Country. Vol.1. p.353.

мобилизация всех внутренних ресурсов диктовала необходимость и условия проведения массовых кредитных операций советского правительства.

Ноув А., исследуя плановый характер советской экономики, отмечает ее следующие черты: «использование внеэкономического принуждения, чтобы втиснуть социальные и экономические отношения в новую модель», «высший уровень вложений, направляемых в тяжелую промышленность», «контроль в высшей степени централизованной партийной машины над экономикой и другими секторами советской жизни», которые имеют непосредственное отношение к внутренним государственным займам. Английский экономист Добб М., критикуя одного из авторов программы ускоренной индустриализации Преображенского Е.А., отмечает, что «… чем больше будет программа вложений, тем больше будет доля экономических ресурсов и экономических решений, касающихся их размещения, которые не имеют никакого непосредственного отношения к рынку или определяющему влиянию таких «автоматических» объективных процессов, которые рынок содержит».36 Однако все исследования зарубежных авторов имеют косвенное отношение к государственным займам, не ставя своей целью их изучение в прямой постановке вопроса.

Среди зарубежных современных исследователей этой эпохи выделяется американский историк Фицпатрик Ш., чья книга «Повседневный сталинизм.

Социальная история Советской России»37 помогает понять ту обстановку страха и репрессий, которая пронизывала всю повседневную жизнь советского общества. Естественно, что это оказывало влияние и на проведение государственных займов, объясняя в некоторой степени высокую активность населения в приобретении облигаций.

Нельзя пройти мимо большого пласта исследовательской литературы экономистов, оказавшихся в эмиграции. Среди них были известные ученые и A. Nove. Economic History of the USSR. London. 1969. p. 234, 336, 343.

M. Dobb. Soviet Economic Development since 1917. London. 1948. P. Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской Россию.

– М.: Росспэн, 2001.

государственные деятели, которые продолжали исследовать финансово экономические процессы, проходившие в России. Можно отметить серьезные работы Прокоповича С.Н., Бруцкуса Б.Д., Изюмова А.Ф., Кизеветтера А.А., Билимовича А.Д. и других авторов, входивших в так называемый «Экономический кабинет» - организацию ученых-эмигрантов, которая располагалась в 1922-1924 гг. в Берлине, после этого переехала в Прагу, Они выпускали «Русский экономический вестник», затем «Русский экономический сборник», в которых была представлена широкая палитра различных взглядов на экономическое развитие России в 1920-1930 гг.

Принципиально опираясь только на советские источники информации, они, тем не менее, приходили к совершенно противоположным выводам в своих исследованиях, чем советские экономисты, считая, что для успешного развития финансовой системы, повышения жизненного уровня населения нужны не только экономические, но и политические изменения демократического характера. В это же время получили известность работы Югова А.38 и Прокоповича С.Н.39 Показав на большом фактическом материале панораму экономического развития страны, авторы обошли стороной тему государственных займов, ограничившись лишь упоминанием об их существовании.

По итогам обзора историографии видно, что в современной исторической научной литературе нет ни одного глубокого исторического комплексного исследования, касающегося конкретно внутренних государственных заемных операций 1920-1930-х гг.

Объектом исследования избрана кредитно-финансовая политика советского государства, главной составляющей которой являлись внутренние государственные займы, а предметом – исторический опыт проведения внутренних государственных займов в СССР в 20 – 30-е гг. прошлого столетия.

Югов А. Народное хозяйство Советской России. – Берлин., 1929.

Прокопович С.Н. Народное хозяйство СССР. – Нью-Йорк., 1952. – Т. 1. 327 с. Т. 2.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с 1922 по 1939 гг., что обусловлено спецификой предмета исследования. Начальная дата определяется проведением первых государственных займов в начале нэпа, а конечная – последними займами второго десятилетия Советской власти. В эти годы шел активный и противоречивый процесс формирования социалистической модели экономики, происходило укрепление власти партийно-государственного аппарата, что ярко отражалось на кредитно финансовой политике советского государства и, в частности, на систематически реализуемых им внутренних займах.

Географически исследование охватывает всю территорию Советского Союза указанного периода.

Цель работы заключается в комплексном анализе исторического опыта проведения в СССР внутренних государственных займов в 20–30-х гг.

XX столетия. Для достижения указанной цели в ходе исследования решались следующие задачи:

– проанализировать влияние нэпа на отношение советского руководства к сфере внутреннего государственного кредита и меры правительства по оздоровлению финансовой обстановки и развитию кредитно-денежных отношений;

– рассмотреть деятельность советского правительства и общественных организаций по реализации внутренних государственных займов в 1922–1925 гг.;

– изучить ключевые вопросы, связанные с поиском наркоматом финансов СССР оптимального варианта проведения внутренних государственных займов в 1925–1927 гг.;

– раскрыть процесс формирования системы добровольно принудительных займов в конце 20-х гг.;

– проанализировать особенности реализации внутренних государственных займов в 30-е гг.

Методологическую основу работы составили традиционные принципы исторического исследования: историзма, системности и объективности, проблемно-хронологический, сравнительно-исторический.

Важную роль при подготовке работы играл также принцип комплексного и критического анализа источников. В отдельных случаях, учитывая специфику темы исследования, автором использовались принципы экономической науки.

Источниковая база диссертации представлена следующими группами как опубликованных, так и архивных материалов. Важную информацию по теме дали нормативные документы высших государственных и партийных органов, среди которых можно выделить «Декреты Советской власти», «Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства гг.», «Конституция РСФСР», «Коммунистическая партия 1917- Советского Союза в решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 1898 1971». В них содержится большое количество законодательных актов и директив, регламентирующих вопросы финансово-кредитной политики государства.

Не менее полезные материалы для исследования дали статистические и справочные издания изучаемого периода, в которых сосредоточены данные о размерах и сроках проведенных займов, их доли в бюджете страны, динамике развития кредитной государственной политики.

Еще одной группой источников была периодическая печать. Научные журналы «Вестник финансов», «Кредит и хозрасчет», «Социалистический вестник», «Экономическая жизнь», «Экономическое обозрение», «Финансы и народное хозяйство», газеты «Правда», «Известия», «Экономическая жизнь», «Финансовая газета» детально отражали процессы, проходящие в кредитной сфере, наполняя их большим фактическим материалом, который дал обильный пищу для настоящего исследования.

Не менее полезную информацию дали республиканские, губернские, районные и заводские газеты, такие как «Киевский пролетарий», «Харьковский рабочий», «Хабаровский рабочий», «Рабочий клич» (Рязань), «Тамбовская правда», «Рабочий путь» (Одесский район Омской области), «Коммунист» (Карасубазарский район Крымской области), «Рабочий» (Херсон), «Воронежская коммуна», «Рельсы гудят» (Орел), «Красный путиловец» (Ленинград»), «Магнитогорский рабочий» и другие.

Основной базой для исследовательской работы стали архивные материалы. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) позволил изучить документы фонда 1235 - ВЦИК РСФСР, фонда 3316 - ЦИК СССР, фонда 5446 - СНК СССР. Фонд 670 Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) дал возможность изучить личный архив Сокольникова Г.Я., фонд 81 - личный архив Кагановича Л.М., фонд 82 - личный архив Молотова В.М., фонд 558 - личный архив Сталина И.В. Фонд 17 позволил ознакомиться с протоколами заседаний Политбюро ЦК ВКП (б), выдержками из опубликованных материалов белоэмигрантской прессы, выходящей в Париже, неопубликованными письмами трудящихся в газету «Правда» и другими важными документами. Ценную информацию дал Российский государственный архив экономики (РГАЭ), где в фонде № 7733 сосредоточены документы Министерства финансов СССР. Протоколы совещаний и заседаний, циркуляры и проекты постановлений, стенограммы пленумов и докладные записки дали множество разнообразных фактов и мнений, раскрывающих суть, особенности и механизм принимаемых решений по кредитным вопросам, показывающих столкновение различных точек зрения, их теоретическое и практическое обоснование. Еще одним важным источником информации был Государственный архив Рязанской области (ГАРО). При изучении документов губернского исполкома, его финансового отдела, волостных и уездных финансовых РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 553. Л. 3.

РГАЭ. Ф. 7733. Оп. 2. Д. 1033. Л. 73.

отделов, постановлений, отчетов, докладов и стенограмм совещаний местных органов власти открывается широкая панорама реализации решений центральных органов власти по финансово-кредитным вопросам на местах, восприятие и реакция населения на эти инициативы, их влияние на фактическое положение населения. Эти документы сосредоточены в основном в фондах Р-4, Р-6, Р-78, Р-79, Р-81, Р-294, Р-1991 которые были изучены и проанализированы.

Научная новизна работы обусловлена тем, что впервые в отечественной историографии осуществлено комплексное исследование системы внутренних государственных займов, малоизученные аспекты темы выделены в отдельные направления научного поиска.. В их числе описание и анализ механизмов принятия решений о проведении массовых кредитных операций, роль отдельных исторических личностей, в частности Сокольникова Г.Я., в организации кредитного дела, анализ причин изменения условий, структуры и сроков заемных операций, исследование соотношения добровольных и принудительных методов при проведении государственных внутренних займов и другие. Автору удалось показать и доказать многочисленными примерами, что поиск наиболее приемлемых и эффективных форм внутреннего государственного заимствования был сложным и противоречивым, отражавшим в своей сути всю палитру политической и экономической жизни страны. Используя в начале этой деятельности натуральную форму займов и добровольный метод их проведения, государство затем перешло на денежную форму и принудительные методы реализации займов. К середине 20-х годов, почувствовав отрицательные политические последствия своих действий и прислушавшись к рекомендациям ученых-экономистов, руководство страны отменило принудительные методы распространения займов, продолжая экспериментировать с их формой, сроками и суммой. И только в конце десятилетия происходит окончательный выбор структуры, сроков, методов и размеров практически ежегодного заимствования государством у населения денежных средств: займы становятся крупными, долгосрочными, процентно выигрышными и добровольно-принудительными. В научный оборот введен ряд неопубликованных источников из материалов трех центральных и одного регионального архивов, среди которых особое место занимают стенограммы совещаний работников наркомата финансов и губернских финансовых отделов, докладные записки, проекты постановлений, протоколы совещаний, позволяющие понять мотивацию принимаемых решений в области кредитно финансовой политики. Использование междисциплинарного подхода к исследованию темы позволило вскрыть новые аспекты в становлении и развитии системы внутренних государственных займов, которые были комплексно проанализированы в динамике проводимой финансово кредитной политики государства. Изучение специфики протекавших процессов проводилось на основе анализа партийно-государственной политики в данном историческом периоде с широким освещением различных подходов и особенностей того времени. Исследование проведено с учетом современного переосмысливания отечественной истории ХХ века.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использовании его материалов, положений и выводов в лекционных курсах по истории Отечества, при подготовке специальных курсов и семинаров, при написании учебников и учебных пособий. Кроме того, диссертация может быть полезной действующим представителям власти в плане использования опыта проведения массовых заемных операций в 1920-1930-е годы для работы в современных условиях.

Положения, выносимые на защиту:

Первое. В СССР в 1920-1930-е годы впервые в мировой истории был выдвинут и успешно реализован беспрецедентный эксперимент по широкомасштабному внутреннему государственному заимствованию крупных денежных средств у малообеспеченного населения. В обстановке экономической блокады и отсутствия возможностей внешнего заимствования это оказался эффективный способ поиска дополнительных средств для развития экономики советского государства.

Второе. Путь становления и развития кредитной системы был сложным и противоречивым, правительство на протяжении длительного времени с 1922 по 1928 г.г. вело поиск наиболее оптимальных форм и методов проведения займов. За это время было проведено 24 внутренних государственных займа: краткосрочных и долгосрочных, процентных и выигрышных, добровольных и принудительных, крупных и мелких, общих и специализированных. Их особенностью было сочетание экономической целесообразности и жесткого политического обеспечения реализации, выражающейся в активном использовании партийной идеологии, агитационно-пропагандистских мероприятий и прямого административного воздействия.

Третье. К концу 1920-х годов была найдена, а в 1930-е годы окончательно отработана универсальная форма проведения широкомасштабных государственных кредитных операций: ежегодные долгосрочные внутренние займы на крупные суммы, рассчитанные на все население, распространяемые в основном по подписке среди трудящихся с рассрочкой платежа и состоящие из двух частей – процентной и выигрышной, добровольные по форме, но имеющие значительный элемент принуждения.

Четвертое. В ходе отработки заемных операций была найдена уникальная форма их проведения, связанная с политическим аспектом:

займы проводились в виде ударных подписных кампаний, сопровождаясь невиданным размахом агитационно-пропагандистской и организационной работы. Уклониться от нее было практически невозможно, активисты из числа наиболее сознательных представителей населения, организованные в постоянно действующие Комиссии содействия распространению государственному кредиту и сберегательному делу, доходили до каждого работника, фактически вынуждая его подписаться на заем, хотя внешне это выглядело как его добровольное решение.

Пятое. Наряду с этим нельзя отрицать и те факты, что среди населения было немало желающих добровольно поддержать своими финансами Советскую власть. Многие передовые рабочие и колхозники подписывались на займы на суммы, гораздо большие, чем рекомендовала власть в виде указаний ВЦСПС (как правило, это был двух – трех недельный заработок для рабочих и 21 трудодень для колхозников). Особой популярностью у населения пользовались выигрышные облигации, хотя вероятность выигрыша была небольшой. Психологическим мотивом при этом выступало желание населения поддержать экономику страны личными сбережениями, а возможный выигрыш расценивался не как цель, а как приятная неожиданность.

Шестое. В целом, внутренние государственные займы 1920-1930-х годов сыграли важную роль в экономике страны, обеспечив постоянный приток дополнительных финансовых средств населения и выполнив тем самым свое историческое предназначение - помогли руководству страны решить важнейшие экономические задачи накануне грозных событий следующего десятилетия.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования были отражены в печатных трудах соискателя, неоднократно освещались в докладах и сообщениях на международных, межрегиональных и межвузовских научных конференциях, проходивших в период 2009- гг. По теме диссертации имеется 8 публикаций общим объемом 2,8 п. л., в т.ч. в 4-х статьях в журналах, включенных ВАК РФ в список изданий, рекомендованных для опубликования основных научных результатов диссертаций.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

.

Структура диссертации: введение, две главы, заключение, список источников и литературы и приложения.

Во введении обоснована актуальность темы, дана характеристика историографии проблемы, ее источниковой базы и методов исследования, определена цель и задачи работы, ее современная значимость.

Первая глава «Деятельность советского правительства по реализации внутренних государственных займов в годы нэпа» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Влияние нэпа на отношение советского руководства к сфере внутреннего государственного кредита и меры правительства по оздоровлению финансовой обстановки и развитию кредитно-денежных отношений» дается характеристика экономического и финансового состояния страны после революции и Гражданской войны, описываются последствия многолетней разрухи и потери управляемости экономическими процессами, фактическая натурализация всех отношений в стране, показаны основные направления деятельности руководства и общественных организаций в этой области как основы дальнейших экономических и социальных преобразований. Автор вскрывает взаимосвязь новой экономической политики с мероприятиями правительства в кредитно финансовой сфере, обосновывая временные границы начала массовых кредитных операций, анализирует весь комплекс действий государства в финансовой области.

Во втором параграфе «Деятельность правительства и общественных организаций по реализации внутренних государственных займов в 1922- гг.» показана исключительно важная роль двух хлебных и сахарного займов, как первопроходцев в деле восстановления системы государственного кредита, дается обоснование выбора именно такой формы проведения этих массовых финансовых операций, указывается на трудности борьбы с галопирующей инфляцией и хроническим бюджетным дефицитом, анализируются причины пробуксовки массовых кредитных операций в денежной форме. Денежные внутренние государственные займы этого периода не пользовались популярностью у населения по разным причинам, которые подробно рассматриваются в работе, а восстановление народного хозяйства требовало все больше и больше финансовых средств. Поэтому меры принуждения, принятые правительством в отношении, прежде всего, представителей зажиточных слоев, были своевременны и вполне оправданы с точки зрения принятия чрезвычайных мер в критической ситуации. Однако они вызывали серьезное недовольство в широких слоях населения и не способствовали задачам политического укрепления авторитета Советской власти.

В третьем параграфе «Поиск наркоматом финансов СССР оптимального варианта проведения внутренних государственных займов в 1925–1927 гг.» анализируется деятельность наркомата финансов по проведению многочисленных займов с различными параметрами их организации и проведения, вскрываются причины глубинных процессов, происходящих не только в финансовой, но и в политической и социальной сферах. Принудительные методы реализации займов вызывали массовое недовольство населения, что давало пищу для антисоветских настроений, и в условиях обострения классовой борьбы могло привести к нежелательным политическим последствиям. Поэтому правительство резко сменило акценты в своей кредитной политике, развернув программу привлечения населения к займам через высокие проценты, пониженный выпускной курс и усиление выигрышного момента. Работа дает картину постепенных изменений условий развития советской экономики, оздоровления финансово-кредитной сферы и переход в связи с этим к нормальным товарно-денежным отношениям. Укрепление внутренней валюты вызвал переход налоговой системы на денежное исчисление, что повлекло за собой изменения и в кредитной политике. Часть исследования посвящена интенсивной и многогранной работе по продвижению государственных займов в деревню.

Крестьяне составляли основную часть населения, а их участие в кредитных операциях было откровенно слабым. Государство предприняло ряд серьезных попыток изменить сложившееся положение, но положительного результата не достигло.

В целом в этой главе анализируется двадцать разнообразных по структуре, формам, размерам, методам реализации массовых кредитных операций, в которых государство стремилось найти наиболее приемлемый и эффективный вариант. Они варьируются по суммам и срокам, социальной направленности и формам, методам размещения и пропагандистскому сопровождению, процентному обеспечению и целевому назначению, обсуждаются в центральных государственных органах и на местах с привлечением ведущих ученых-экономистов. Все это говорит о серьезной работе руководства страны, его стремлении, опираясь на теоретические рекомендации, найти в этот период оптимальный вариант займа, который был бы выгоден и государству, и населению.

Вторая глава «Внутренние государственные займы как составная часть планово-директивной экономики СССР» разбита на два параграфа.

В первом параграфе «Формирование системы добровольно принудительных займов в конце 1920-х гг. в ходе проведения займов индустриализации» показано, как пятилетний поиск в этом направлении завершился не утверждением модели высокодоходных для населения и добровольных по форме реализации займов, к чему призывали теоретики из Института Экономических Исследований при наркомате финансов СССР, а созданием системы крупномасштабных добровольно-принудительных низкодоходных для населения и выгодных для государства займов на длительные сроки. Финансово-кредитная политика советской власти к концу 20-х годов обретает законченный вид, соединив в себе формальную добровольность в реализации займов с их фактической обязательностью для трудящегося населения. Займы индустриализации стали пробной площадкой для обкатки этой модели массовых заемных операций правительства. Их успешная реализация, во многом обеспеченная мощным идеологическим и политическим давлением, предопределила дальнейшее направление развития системы внутреннего государственного заимствования.

Второй параграф «Особенности реализации внутренних государственных займов в 1930-е гг.» завершает логическую структуру исследования, показывая на фактическом материале работу уникальной системы добровольно-принудительных займов, которые благодаря организации специальных Комиссий содействия, усиленной пропаганде и насаждению обстановки страха, вызванной массовыми репрессиями, фактически превратились в дополнительное налогообложение населения. На многочисленных фактах, документах и комментариях дается полная картина проведения ежегодных добровольных по форме, но с использованием принудительных элементов, массовых кредитных операций государства.

Однако детальный анализ показывает, что процесс этот был гораздо более многогранным и сложным, чем схематически описанный выше. Нельзя сбрасывать со счетов итоги работы огромной пропагандистской машины партийного и государственного аппарата, которые сказались не сразу, но к концу 20-х годов стали давать ощутимые результаты. Документально подтвержденные факты говорят о том, что в рабочей среде действительно были сторонники займов, добровольно подписывающиеся на суммы, значительно большие, чем двух-трех недельный заработок, рекомендованный ВЦСПС. Кроме того, многие покупатели облигаций предпочитали выигрышный, а не процентный их вариант, исходя из позиции политической поддержки власти с небольшой вероятностью выигрыша, а не желанием получить пусть не очень высокий, но твердый процент дохода. Во всяком случае, практика реализации займов в 30-е годы, даже сопровождавшаяся их конверсией, не вызывала сколько-нибудь значительных проблем. Конечно нельзя не учитывать и обстановку всеобщего страха, вызванную массовыми репрессиями, истерию борьбы с «врагами народа», что тоже оказывало серьезное влияние на участие населения в кредитной политике государства.

Сочетание всех этих особенностей политической, идеологической, экономической и социальной обстановки создавали сложную и противоречивую картину реализации внутренних государственных займов.

Их доля в бюджете страны то возрастала, то снижалась, а затем приобрела относительно постоянную величину - во второй пятилетке она составляла 5,3% от общей суммы доходов государственного бюджета, в абсолютных цифрах - 18,1 млрд. руб. В заключении подводятся итоги исследования и делаются конкретные выводы, которые подтверждают решение поставленных перед ним задач.

Внутренние государственные займы СССР прошли за два десятилетия трудный и противоречивый путь зарождения, становления и развития.

Появившись в 1922 г. как вынужденная мера борьбы с инфляцией и бюджетным дефицитом, они постепенно стали важным дополнительным источником финансирования интенсивного развития советской экономики. В ходе поиска оптимальной модели были опробованы различные варианты, но к концу 1920-х гг. определился ее основной тип: внутренние государственные займы стали всенародными, ежегодными, крупными, состоящими из двух частей (процентной и выигрышной), долгосрочными, добровольными по форме с использованием элементов принуждения. Они проводились, как правило, в виде ударных политических кампаний и реализовывались в рассрочку по подписке среди трудящихся. Займы не только сыграли важную роль в обеспечении интенсивного развития экономики дополнительными финансовыми средствами, что имело решающее значение в грозные предвоенные годы, но и оказали серьезное влияние на повышение политической сознательности населения, сплочение советского народа. Динамика развития системы государственного заимствования показывает, что если в начале этого пути Первый выигрышный 6% золотой заем, выпущенный в декабре 1922 г. на сумму Экономическая жизнь. 1937. 30 июня.

млн. руб. золотом, испытывал серьезные проблемы с его реализацией, то заем Третьей пятилетки (выпуск второго года) на сумму 6 млрд. руб., объявленный постановлением ЦИК и СНК в декабре 1939 г., был реализован в кратчайшие сроки и имел более 50 млн. подписчиков. Это стало закономерным итогом финансово-кредитной политики СССР за два десятилетия.

В приложениях отражены итоги кредитной политики государства за два десятилетия в виде 36 внутренних государственных займов, список разделения областей по районам при проведении Второго хлебного займа и уровень заработной платы рабочих промышленных предприятий в середине 1920-х гг.

Основные положения диссертации отражены в пяти публикациях и трех выступлениях на научных конференциях общим объемом 2,8 п. л.

Статьи, опубликованные в научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Пинаев С.М.. Хлебные займы 1920-х годов.// Российский научный журнал.

– 2010. № 4. С. 26-33. (0,5 п. л.) 2. Пинаев С.М.. Крестьянские займы 1920-х годов.// Казанская наука.- 2010.

№ 10. С. 97-99. (0,3 п. л.) 3. Пинаев С.М.. «Займы индустриализации» конца 20-х годов и особенности их реализации. // Вестник Тамбовского государственного университета. 2011. Вып. 8. С.290 – 295. (0,4 п. л.) 4. Пинаев С.М.. Поиск оптимальных вариантов проведения внутренних государственных займов СССР в 1920-е годы.// Вестник МГОУ. - 2011. № 3. С. 140-144. (0,4 п.л.) Статьи в других изданиях и выступления на научно-практических конференциях:

5. Пинаев С.М. Первые займы советского государства были хлебными.// Новые технологии. - 2010. № 5. С.13-16. (0,2 п. л.) 6. Пинаев С.М.. Предвоенные и военные внутренние государственные займы СССР как средство мобилизации населения на борьбу с врагом. // Сборник материалов Межвузовской научно-практической конференции «Великая Отечественная война: духовный потенциал Победы». Рязань. 2010. РИ (ф) МГОУ. С. 27-30. (0,3 п. л.) 7. Пинаев С.М.. Государственные внутренние займы СССР 1930-х годов. // Сборник материалов международной научно-практической конференции «Общественные науки в современном мире». Новосибирск. 2011. С. 72-85.

(0,5 п. л.) 8. Пинаев C.М.. Государственный заем как дополнительный источник финансирования модернизации экономики России. // Сборник материалов научно-практической конференции РИ (ф) МГОУ. Рязань. 2011. С. 55-58.

(0,2 п. л.)

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.