авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Основы лингвокогнитивного моделирования лексико-фразеологических полей в немецком и русском языках

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ГУСЕВА Алла Ефимовна ОСНОВЫ ЛИНГВОКОГНИТИВНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ЛЕКСИКО-ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ПОЛЕЙ В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учной степени доктора филологических наук

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре германской филологии Института лингвистики и межкультурной коммуникации Московского государственного областного университета

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Евгения Викторовна Бирюкова доктор филологических наук, профессор Анна Александровна Лебедева доктор филологических наук, профессор Лариса Георгиевна Попова Бирюкова

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Северо-Восточный государственный университет»

Защита состоится « 26 » декабря 2008 года в часов на заседании Диссертационного совета Д. 212. 155. 04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.

Автореферат разослан «» _ 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, профессор Г.Т. Хухуни

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Когнитивный подход к проблемам языка и семантики, суть которого заключается в попытке рассмотреть все изучаемые явления и процессы, единицы и категории по их связи с другими когнитивными процессами – восприятием и памятью человека, его воображением и эмоциями, мышлением, открывает вс новые перспективы в исследовании природы различных языковых единиц, их значения и функционально-системного статуса.

Реферируемая диссертационная работа посвящена лингвокогнитивному моделированию лексико-фразеологических полей (ЛФП), вербально отражающих основные процессы ментально перцептивной деятельности человека: «Слуховая / Зрительная / Мыслительная / Речевая деятельность» на материале современного немецкого и русского языков в сопоставительном плане.

Актуальность проведенного исследования определяется его антропоцентрической направленностью и связью изучаемых теоретических вопросов с актуальными проблемами лингвистики:

отсутствием комплексного исследования вышеозначенных ЛФП на базе соответствующих концептов;

вовлечением их в широкий контекст когнитивных, психолингвистических и лингвокультурологических работ;

выбором новых аспектов анализа лексических и фразеологических единиц;

использованием разнообразных методов исследования.

В современной лингвистике произошел важнейший методологический поворот, который привел к смене ее базисной парадигмы в результате перехода от «имманентной» лингвистики к лингвистике антропологической, в которой научные объекты изучаются, прежде всего, по их назначению в жизнедеятельности человека, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования.

Принцип антропоцентризма, сформулированный в трудах В. Гумбольдта и Э. Бенвениста, привел к возникновению современной парадигмы языкознания, которая охватывает сегодня как когнитивную, так и функционально-коммуникативную, этнолингвистическую и другие линии изучения языка.

Формирование антропоцентрической парадигмы привело к повороту как общелингвистических, так и фразеологических изысканий в сторону человека. Все больший интерес вызывают не столько процессы, происходящие внутри языка, сколько процессы взаимосвязи языка и мышления, языка и культуры, языка и общества, языка и психологии.

Многие отечественные и зарубежные лингвисты, такие как Ю.Д. Апресян, Е.В. Бабаева, Г.И. Берестнев, Е.М. Верещагин, В.В. Воробьев, С.В. Гринев, Д.О. Добровольский, Ю.Н. Караулов, В.Г. Костомаров, В.М. Мокиенко, А.М. Мелерович, В.Н. Телия, А.Д. Райхштейн, В.А. Маслова, И.Г.

Ольшанский, В.И. Постовалова, Е.Г. Чалкова, Х. Бергенхольц, А.

Вежбицкая, Х. Шеман, М. Шварц посвятили свои научные труды изучению различных лингвистических явлений в рамках данного подхода.

При рассмотрении языка как конститутивного свойства человека вытекают два важнейших положения: 1) познание человека немыслимо без его языка;

и 2) получить адекватное представление о природе языка возможно, лишь исходя из изучения сущности человека, осознающего себя и свое место в мире, свою роль в практической и когнитивной действительности. Действительная сущность языка заключается в его понимании как формы, способа жизнедеятельности человека, способа вербализации человеческого сознания и опыта, способа самовыражения личности и организации межличностного общения в процессе совместной деятельности.

Язык рассматривается в настоящее время как средство доступа ко всем ментальным процессам, происходящим в голове человека и определяющим его собственное бытие и функционирование в обществе.

Формированию такого понимания языка и основных целей теоретического и практического языкознания способствовало обращение лингвистов к данным как когнитивной науки в целом, так и когнитивной лингвистики в частности. Изучение понятийных категорий проводится на стыке различных дисциплин: этнолингвистики, лингвокультурологии, психолингвистики.

Интенсивное развитие антропоцентрической парадигмы в свете когнитивной лингвистики в целом и когнитивной семантики, в частности, выдвигает на первый план снова и снова вопросы систематизации устойчивых словесных комплексов (УСК) с позиций когнитивного подхода и соответственно их лексикографическое представление.



Реферируемая диссертационная работа выполнено в русле одного из развивающихся направлений когнитивной лингвистики – изучения принципов построения концептуальных сущностей посредством не только лексических, но и фразеологических единиц.

На материале русского, немецкого и других германских языков проблема изучения принципов построения концептуальных сущностей посредством не только лексических, но и фразеологических единиц рассматривается в работах А.Н. Баранова, Д.О. Добровольского, Н.Н.

Кирилловой, В.П. Шабановой, Е.А. Шенделевой, Л.А. Шестах;

Е.Ю.

Харитоновой.

При рассмотрении как общих принципов и проблем сопоставления языков (В.Д. Аракин, Р.А. Будагов, В.Г. Гак, Г.В. Колшанский, А. И.

Смирницкий, В.М. Солнцев, В.Н. Ярцева, E. Eckert, J. Filipec, G. Helbig, R.

Ruika, J. Korhonen и мн. др.), так и сопоставительных характеристик конкретных пар и языков, в частности, немецкого и русского (Е.В.

Бирюкова, К.Г. Крушельницкая, Л. Г. Попова, А. Д. Райхштейн, А.В.

Федоров, Е.Е. Щемелева, Е. Crome, Е. Eichler, C. Fldes и мн. др.), немецкого и других языков (В.Г. Гак, З.З. Гатиатуллина, Р.А. Глазырин, В.М. Мокиенко и мн. др.) в лингвистике сложились определенные принципы межъязыкового сопоставительного анализа, применимые как к любым парам (группам) языков, так и любым уровням их сопоставления.

Новым направлением сопоставительных исследований следует считать использование когнитивного подхода, когда значение рассматривается как нечленимая целостность, а его структура как единство языкового и внеязыкового знания. Основной ментальной единицей («квантом» знания) становится концепт. Для исследователей важно структурирование концептов в сопоставляемых языках, при этом особое внимание уделяется ментальной фазе переработки информации в сознании и памяти человека.

Данная диссертационная работа выполнена в виде синхронно сопоставительного анализа немецких и русских лексических и фразеологических единиц методом двусторонней или параллельной конфронтации как конкретных лексических единиц (ЛЕ) и фразеологических единиц (ФЕ), так и лексико-фразеологических групп.

Одновременное рассмотрение ЛЕ и ФЕ обусловлено необходимостью учета при сопоставлении первичных «подстилающих» систем (термин А.Д.

Райхштейна), наиболее важными из которых являются лексическая и грамматическая.

Человек в процессе жизнедеятельности создат концептуальную систему, представляющую идеальный образ объективного мира, что напрямую отображается в языке, в семантике языковых знаков, образуя языковую картину мира. Репрезентация концептов фразеологическими средствами играет значительную роль в процессе отображения специфики миропонимания и мировоззрения любого народа, поскольку ФЕ обладает достаточно большим семантическим потенциалом: отображает окружающую действительность и интерпретирует реальный мир с позиции субъекта.

Лексико-фразеологическая система любого языка опирается на определенные семантические области, поэтому задачей многих исследователей (Ф. Дорнзайф, Г. Грнер, П. Роже, Р. Халлинг, В. фон Вартбург, В. Мюллер, В. Фридерих, А.Д. Райхштейн, Е.А. Ножин, Е.Г.

Чалкова, Х. Шеман, Р. Хесске, Ст. Эттингер и мн. др.) являлась попытка установления, какие именно лексические слои обладают наибольшей фразеообразовательной способностью.

Являясь языковыми единицами, УСК служат для обозначения явлений объективной действительности, они указывают на эти явления в процессе коммуникации. Но разные сферы понятий отображаются разным числом УСК, поэтому представляется интересным проследить, какие именно семантические области преобладают во фразеообразовательном аспекте и чем объясняется выбор данных областей. Речь идет о сферах образных источников. Давно подмечено, что образные основы, как правило, группируются вокруг действий человека, его переживаний и эмоций, различных жизненных ситуаций, названий частей человеческого тела (соматизмов) и т.п. При сопоставлении универсальных тенденций в сфере образных источников и в сфере основных понятийно фразеологических категорий наблюдается определенная закономерность, а именно: и та, и другая сферы обнаруживают семантическую ориентированность на человека.

Среди различных подходов к проблеме значения, попыток объяснить, как обычный представитель определнной культуры понимает и классифицирует мир, как он применяет в языке свой жизненный опыт и накапливает знания, используется и развивается теория поля при системной организации слов и УСК. Посредством данной структуры осуществляется в нужный момент реконструкция хранящихся в памяти человека знаний о том или ином концепте, репрезентация их в виде полей языковых знаков, вербализация которых происходит средствами естественного языка.

Исследованию проблематики плевого подхода посвящена обширная лингвистическая литература, в которой представлены различные точки зрения на природу и структурную организацию семантического пространства на различных уровнях – понятийных сфер, тематических групп, синонимических рядов, антонимических пар, ассоциативных полей, лексико-семантических полей, лексико-семантических групп, метафорических полей, лексико-фразеологических полей, идеографических полей и так далее.

Вся проблематика когнитивной лингвистики вращается вокруг е основных категорий – концепт, концептуализация, категоризация, концептосфера, картина мира. В качестве продуктов концептуализации, то есть преломления в голове человека окружающего мира, широкое распространение получили термины «представление», «схема», «понятие», «концепт», «фрейм», «сценарий (скрипт)», «гештальт». В настоящей работе в качестве базовой когнитивной сущности, связывающей смысл с употребляемым словом, рассматривается термин «концепт».

Учитывая полученные нами теоретические и практические разработки по проблеме семантической систематизации фразеологического состава немецкого и русского языков, предлагается оригинальная концепция лингвокогнитивного концептуального моделирования ЛФП современного немецкого и русского языков в сопоставительном плане.

Объектом исследования являются четыре ЛФП, каждое из которых характеризуется определенной архисемой, представляющей его инвариант на базе четырех концептов, отражающих основные процессы ментально перцептивной деятельности человека при восприятии им мира, как-то:

«слуховая деятельность», «зрительная деятельность», «мыслительная деятельность», «речевая деятельность».

Целью предлагаемой работы является разработка методологии лингвокогнитивного моделирования лексико-фразеологических полей немецкого и русского языков на основе универсальной идентификационной модели макро- и микрополей основных коммуникативных концептов и ее реализация на различных этапах лингвистического анализа для построения срезов сравнительной картины языковых систем и, в частности, для создания двуязычного лексико фразеологического словаря на идеографической основе.

Теоретическими предпосылками исследования являются следующие положения:

- образ мира, который складывается у носителей разных языков и культур в процессе постижения ими его многообразия, накладывает отпечаток на язык. Логика национальных языков включается в процесс интерпретации и вербальной трансляции опыта. В целом под языковой картиной мира понимается феномен отображения концептуальной картины мира с помощью языка. Исследуемые концепты – «Слуховая / Зрительная / Мыслительная / Речевая деятельность» отражают уникальные природные человеческие качества, определяют человека как homo sapiens и, следовательно, является универсальными;

- определенный концепт эксплицируется на вербально семантическом уровне как единица когнитивного уровня языковой личности и характеризуется сложной фреймовой организацией;

- лексика и фразеология являются двумя субсистемами одной лексико-фразеологической системы языка. Они тесно связаны между собой общими закономерностями и взаимопроникающими тенденциями;

- устойчивые словесные комплексы являются полем пересечения семантических, стилистических и грамматических линий.

Гипотеза исследования состоит в том, что языковые процессы как процессы коммуникации являются продуктом человеческого сознания, независимо от языковой принадлежности носителя языка, так как они отражают результат восприятия информации из окружающего мира, е обработку посредством мышления и непосредственно речевую деятельность как конечный этап коммуникации. Лингвистическое исследование процессов коммуникации проводится без анализа смысла языковых форм, однако, глубокая взаимосвязь языковых форм и мыслительных актов позволяет выявить основополагающие особенности коммуникативных концептов, вербально отражающих ментально перцептивную деятельность человека в форме ЛФП.

Глобальная задача данного исследования заключается в ответе на достаточно сложный вопрос: тождественны или не тождественны понятия и концепты разных языков и культур, какова степень концептуальной корреляции лексико-фразеологической картины мира немецкого и русского языков.

Достижение цели исследования требует решения следующих частных задач, которые являются одновременно этапами анализа:

Установление общего объема лексических и фразеологических 1.

единиц, вербально отражающих четыре исследуемые концепта.

Разработка методологии лингвистического моделирования 2.

ЛФП, вербально отражающих исследуемые концепты. Выявление в сопоставляемых языках универсальных (ЛЕ) и уникальных понятий (ФЕ).

Выявление универсальных «понятийных идентификаторов» в 4.

исследуемых ЛФП в русском и немецком языках.

Установление частотности существительных и глаголов 5.

(эксплицитных и имплицитных идентификаторов) в составе ФЕ.

Построение универсальной (базовой) модели структуры макро 6.

и микрополей основных коммуникативных концептов, отражащих ментально-перцептивную деятельность человека с учетом проведенных этапов лингвистического моделирования.

Описание структуры исследуемых концептов через призму 7.

ЛФП.

Установление корреляционных связей между 8.

соответствующими концептами в немецком и русском языках.

Выявление параллельных связей в микро- и макроструктуре 9.

исследуемых концептов через призму ЛФП.

10. Выявление межконцептуальных связей.

11. Апробация функционирования универсальной модели структуры макро- и микрополей основных коммуникативных концептов, отражающих ментально-перцептивную деятельность человека на основных видах лингвистического анализа:

12.1. Выявление лексико-фразеологических универсалий, отражающих парадигматические отношения (полисемия, синонимия, антонимия, гипо- и гиперонимия). Установление количественных особенностей этих категорий.

12.2. Разработка единой системы нормативно-стилистической окраски имеющегося материала на базе немецкого и русского языков.

Выявление и сопоставление лексем с уникальной и жестко ограниченной сочетаемостью формативов в составе УСК (лексическая детерминация по В.Л. Архангельскому, некротизмы по Н.Н. Амосовой и Л.И. Ройзензону, уникальная / идиоматическая лексика по А.Е. Гусевой), позволяющей установить так называемые «культурные следы» в семантике исследуемых ФЕ.

12.3. Практическое внедрение полученной модели в лексикографическую практику: разработка типовой словарной статьи, базирующейся на универсальной модели описания ЛЕ и ФЕ современного немецкого и русского языков как базы данных для составления лексико фразеологического словаря на идеографической основе.

Для решения поставленных задач в работе применяются следующие основные методы и методики исследования, которые дополняют и конкретизируют друг друга.

Основным в лингвистическом исследовании признатся гипотетико дедуктивный метод. Он включает в себя сбор фактического языкового материала и его индуктивное обобщение, выдвижение теории в виде гипотезы для его объяснения и уточнения, выведение дедуктивным путм различных следствий из выдвинутой теории, проверка теории путм сопоставления дедуктивно полученных следствий с фактами и составление новой теории на основе полученных данных.

Для построения лингвокогнитивной модели исследуемых концептов применялся метод когнитивного моделирования. Он состоял из двух подходов: наблюдения, то есть в сплошной выборке ЛЕ и ФЕ из авторитетных словарей, данных интернет-сайтов, первичной статистической обработки, заключающейся в количественном подсчете проявления многочисленных лингвистических явлений с последующим использованием корреляционного анализа для выявления взаимосвязей широкого спектра анализируемых явлений в немецком и русском языках.

При идентификации УСК использовались метод компонентного анализа (изучение словарных дефиниций, лексической сочетаемости), метод идентификации, разработанный Ш. Балли, метод структурно семантического моделирования, сопоставительный метод.

На всех этапах предлагаемого исследования активно применялся метод фразеологической аппликации, предложенный В.П. Жуковым, который состоит в условном наложении (аппликации) фразеологизма на эквивалентное свободное словосочетание с последующим соизмерением фразеологического значения с системой значений исходных лексем.

Указанная процедура преследует одновременно несколько целей: а) определяет возможность или невозможность синхронического (или диахронического) противопоставления фразеологизма свободному словосочетанию такого же состава, т.е. самый факт налагаемости оборота;

б) уточняет меру идиоматичности фразеологизма и лексико-семантические признаки и свойства компонентов;

в) характеризует образность фразеологизма, его внутреннюю форму;

г) устанавливает меру парадигматической, синтагматической и деривационной активности фразеологизма и его отдельных компонентов.

Конкретным материалом, на основании которого проводилось комплексное исследование, послужили 4365 лексических единиц и УСК разной лексико-грамматической принадлежности и нормативно стилистической окраски, реализованных в более чем 21000 примеров, отобранных путм сплошной выборки из лексикографических источников, произведений художественной литературы, прессы и данных Интернет ресурсов современного немецкого и русского языков.





Апробация результатов исследования. Материалы диссертации отражены в 31 публикации общим объемом свыше 96 п.л., включая монографию (22,63 п.л.), учебник (в соавт.- 26 п.л.), 4 учебных пособия ( в соавт. – 34,13 п.л.), 22 статьи (12,3 п.л.), в том числе семь статей в научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России, 3 тезисов докладов (0,4 п.л.) на научно-практической конференции Международной академии информатизации общественно-научного отделения «Общая и прикладная семиотика» (Москва, 1994 г.), Международной конференции, посвященной памяти профессора О.И. Москальской «Германистика:

состояние и перспективы развития» (Москва, 2004 г.), Международной научной конференции памяти профессоров Э.Г. Ризель и Е.И. Шендельс «Эвристический потенциал концепций профессоров Э.Г. Ризель и Е.И.

Шендельс» (Москва, 2006 г.). Результаты проведенного исследования докладывались на конференции Международной академии информатизации (Москва, 1999 г.), Международной научной конференции «Перевод и межкультурная коммуникация» (Курск, 2001 г.), Международной научно-практической конференции «Проблемы прикладной лингвистики» (Пенза, 2006 г.), Вторых всероссийских державинских чтениях (Москва, 2006 г.), VI Международной конференции «Филология и культура» (Тамбов, 2007 г.), а также на научных конференциях студентов, аспирантов и преподавателей педагогического факультета Института лингвистики и межкультурной коммуникации Московского государственного областного университета (1992 – 2008 г.г.).

Результаты исследования внедрены в спецкурс «Фразеология современного немецкого и русского языков», семинарские занятия и теоретический курс «Лексикология современного немецкого» Института лингвистики и межкультурной коммуникации Московского государственного областного университета, Московского государственного лингвистического университета, Российского нового университета. Материалы учебного комплекса «Лексикология:

Современный немецкий язык», в частности, раздел «Фразеология» прошли апробацию на методологическом семинаре аспирантов Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского, а также на кафедре немецкой филологии Киевского национального лингвистического университета.

Диссертация прошла предварительную экспертизу на заседании кафедры германской филологии Института лингвистики и межкультурной коммуникации Московского государственного областного университета в августе 2008 г.

Объем и структура работы. Структура, содержание и объем диссертационной работы определяются основной целью и поставленными задачами. Настоящая диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы (свыше 500 источников литературы на русском и иностранных языках), списка лексикографических источников, списка источников примеров, списка сокращений и условных обозначений и приложения. Работа содержит рисунков и 47 таблиц, наглядно иллюстрирующих основные результаты проведенного исследования.

Научная новизна диссертации определяется самим характером исследуемого материала и состоит в том, что:

- впервые разработана универсальная схема структуры основных коммуникативных концептов, отражающих ментально-перцептивную деятельность человека;

- впервые разработана и реализована универсальная методика лингвокогнитивного моделирования лексико-фразеологических полей немецкого и русского языков на базе исследуемых концептов, включающая современные виды лингвистического анализа, в частности частотный и корреляционный анализ, основанные на представлении лексических и фразеологических единиц сопоставляемых языков в единой системе идентификационных признаков, определенных разработанной моделью;

- впервые определены количественные параметры сравнительного анализа фразеологической картины немецкого и русского языков, раскрывающие коммуникативную деятельность человека в свете анализируемых концептов «слуховая / зрительная / мыслительная / речевая деятельность». Количественные результаты сравнительного анализа получены методом корреляционного анализа распределений фразеологических единиц по макро – и микрополям в соответствии с разработанной моделью;

впервые удалось лингвистически интерпретировать количественные результаты сравнительного анализа фразеологических картин немецкого и русского языков в рамках рассматриваемых четырех лексико-фразеологических полей и установить практически полное соответствие их функционирования при характеристике антропоцентрических особенностей носителей немецкого и русского языков, одинаково связанных с основными коммуникативными характеристиками человека;

- применяя различные виды комплексного анализа фразеологических единиц немецкого и русского языков, определена единая схема их изучения по основным видам парадигматических отношений, разработана единая система их нормативно-стилистической окраски, рассмотрены их лингвокультурологические особенности, подготовлена база для создания двуязычного лексико-фразеологического словаря на идеографической основе.

Таким образом, теоретическая значимость диссертации определяется тем, что выводы, полученные при структурно-семантической характеристике исследуемых ЛФП, способствуют дальнейшей разработке проблемы лингвокогнитивного моделирования ЛФП на внутриязыковом уровне.

Используемая в работе теоретическая база исследования может применяться для изучения других концептов, обладающих социокультурной и межкультурной значимостью.

Практическая ценность заключается в возможности применения основных положений и выводов диссертационного исследования в курсах лекций и при проведении семинарских занятий по лексикологии немецкого и русского языков языка, спецкурсов по фразеологии, когнитивной лингвистике, межкультурной коммуникации, лингвокультурологии.

Конкретные результаты работы могут быть использованы в качестве актуального материала в преподавании немецкого языка в высших учебных заведениях и школе в целях развития у студентов и учащихся межкультурной компетенции, в лексикографической практике при составлении одноязычных и двуязычных идеографических словарей, а также в практике перевода.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Методология лингвокогнитивного моделирования объединяет этап выявления лексико-фразеологических полей как способов системного и лингвокогнитивного описания лексических и фразеологических единиц лексикона в системе макрополей, этап классификации ФЕ как основа микрополей, образующих соответствующие макрополя, этап построения универсальной модели, пригодной для описания ФЕ в сравнительном аспекте на современном этапе развития лингвистики, а также этап комплексного анализа.

2. Универсальная идентификационная модель макро- и микрополей основных коммуникативных концептов построена в пространстве признаков, которые являются едиными для сопоставляемых языков, поэтому она позволяет идентифицировать ФЕ разных языков в едином информационном пространстве, гарантирующем выявление общих свойств и сходных явлений, т.е. решать задачи сопоставительного языкознания на количественном уровне.

3. ФЕ языка подобно лексике сгруппированы в «семантические поля», в основу которых положены различные критерии – идентификационные признаки. Объединение фразеологизмов в семантические группы не является навязанным извне, а существует в объективном состоянии языка и отражается в сознании его носителей, будучи обусловлено взаимодействием явлений материальной действительности, а также системным характером фразеологического состава языка.

Лексико-фразеологическое поле характеризуется разветвлнной семантической структурой. Лексические и фразеологические единицы каждого поля различаются дифференциальными признаками, между которыми установлена четкая иерархическая зависимость.

На основании дифференциальных признаков языковые единицы, образующие пространство ЛФП, подразделяются на пять подпространств макрополей:

- МАП 1 «Качество слуха / зрения / мышления / речи и соответствующей деятельности»;

- МАП 2 «Процесс соответствующей деятельности»;

- МАП 3 «Внутренняя реакция (эмоциональная и др.) на полученную информацию»;

- МАП 4 «Передача / получение информации»;

- МАП 5 «Внешняя реакция – обратная связь». В свою очередь, каждое подпространство МАП распадается на единую систему множеств микрополей (29 МИП).

4. Системно-структурный подход к исследованию ЛФП позволяет рассмотреть его как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях.

Изучение системного характера семантического поля в вертикальной плоскости обеспечивает выявление иерархических отношений, существующих между макро- и микрополями. Рассмотрение смысловых отношений между конституентами поля в горизонтальной плоскости позволяет установить, что они бывают трех видов: а) связи между конституентами внутри макрополя;

б) связи между конституентами различных микрополей (парадигматические и синтагматические);

в) связи между конституентами различных макрополей. Вертикально горизонтальный «срез» позволяет выявить важнейшие дифференциальные признаки, присущие лексическим и фразеологическим единицам данного поля.

5. Выявление и описание структурно-семантических моделей ФЕ на уровне различных ЛФП при сопоставительном анализе двух и более языков позволяют: 1) получить фразеологический фрагмент картины мира;

2) выявить и расшифровать концепты культуры народа-носителя языка;

3) определить продуктивные процессы образования ФЕ;

4) провести анализ ФЕ в историко-этимологическом плане.

6. Разработанная единая классификация УСК на материале имеющегося практического материала в немецком и русском языках с учетом их экспрессивно-стилистической характеристики учитывает два основных критерия: 1) стилистический пласт и 2) степень окраски.

Абсолютных ограничений нормативно-стилистических окрасок не существует, то есть фразеологизм может иметь сразу несколько стилистических оттенков.

7. Использование компьютерных технологий, в частности, подсчет коэффициента корреляции, который по всем анализируемым явлениям, как правило, стремится к величине +1, свидетельствует о сходности сущностных распределений ЛЕ и ФЕ в сравниваемых языках при выражении важнейших человеческих способностей, связанных с коммуникацией, мышлением и мировосприятием окружающей действительности.

8. Выявленные фразеосемантические группы могут быть сведены в идеографический словарь фразеологии, обеспечивающий поиск ФЕ для выражения той или иной мысли ономасиологическим путем – «от понятия – к ФЕ».

СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Во Введении определяются актуальность выбранной темы, е научная новизна, ставятся цели и задачи, указываются методы и материалы исследования, характеризуются теоретическая значимость и практическая ценность проведенного исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту. В соответствии со структурой работы излагается е краткое содержание.

Первая глава – «Теоретические проблемы описания лексико фразеологической картины мира с позиций когнитивной лингвистики» состоит из семи разделов и посвящена определению теоретических подходов к проблеме лингвокогнитивного моделирования лексико-фразеологических полей через призму определенных концептов.

Фразеология является одним из интегрирующих направлений лингвистических исследований, так как фразеологические единицы несут в себе информацию о сложнейших языковых явлениях, изучаемых такими современными лингвистическими науками, как когнитивная лингвистика, психолингвистика, прагматика, сравнительная типология, машинный перевод, компьютерная лингвистика и т.д. Применительно к фразеологии актуальным представляется ответ на вопрос: какие типы информации содержатся во фразеологизме, как происходит их актуализация в процессе общения, каким образом воспринимаются различные типы информации и с какими типами знаний говорящего / слушающего взаимодействуют. Все информационные блоки фразеологизмов (денотативный, оценочный, образно-мотивационный и эмотивный) следует интерпретировать, в частности, в пространстве культурного знания, которым в той или иной степени владеют слушающий / наблюдающий (видящий) / мыслящий / говорящий.

В проведенном исследовании показано, что особенности когнитивного подхода к исследованию семантического пространства языка определяются необходимостью выявления познавательных структур, лежащих в основе языковой категоризации, и разработки конкретной методики их выделения. Важным исследовательским приемом при этом выступает лингвокогнитивное моделирование.

Когнитивная способность человека классифицировать разнообразные формы материи (предметы, явления, процессы, отношения), а также возможности их отражения и познания выражается в категоризации как одном из универсальных процессов в когнитивной деятельности человека. Процессы категоризации связаны со всеми существующими системами восприятия мира по пяти разным каналам, т.е.

пятью разными органами чувств и разными рецепторами информации, и, конечно, с обработкой всех этих данных (чувственных, сенсомоторных, перцептивных) с помощью языка.

В настоящем исследовании концепт рассматривался как сложное структурно-смысловое ментально-перцептивное, как правило, лексически и / или фразеологически вербализованное образование, которое обладает следующими релевантными признаками: 1) целостность единой понятийной основы (ср. слуховая / зрительная / мыслительная / речевая деятельность);

2) наличие культурной ценности;

3) возможность функционального замещения человеку в процессе коммуникации предметов мира (в широком смысле слова), являющихся результатом его речевой, зрительной, слуховой и мыслительной деятельности;

4) наличие понятийных, образных и ценностных компонентов;

5) полевая структура. Каждый из концептов определяем как макроконцепт (ядро), каждые из последующих его модификаций являются микроконцептами / микрополями, также включающими в себя понятийный, образный и ценностный компоненты.

Одним из возможных способов лингвокогнитивного описания устойчивых словесных комплексов является создание ЛФП на семантической основе.

Системный подход к лексике и фразеологии оказывается особенно плодотворным при рассмотрении УСК в свете теории номинации как единого фонда номинационных средств языка. Особенно продуктивным для данного направления является положение о том, что лексика и фразеология не образуют двух изолированных областей, а являются двумя субсистемами одной лексико-фразеологической системы языка. Они тесно связаны между собой общими закономерностями и взаимопроникающими тенденциями.

Таким образом, концепты, стоящие за фразеосочетаниями, не отличаются от концептов, объективируемых словом, так как фразеосочетания с их тенденцией формирования единого понятия (концепта) реализуется в виде тех же когнитивных структур, что и лексемы. Следовательно, фразеологические концепты можно дифференцировать так же, как и лексические.

В широком смысле слова плевый подход в настоящее время обладает следующими особенностями, являющимися одновременно его преимуществами: 1) возможность свести бесконечное разнообразие мира к опознаваемому и понятному множеству;

2) выделение единиц базисного уровня, соответствующих интуитивному представлению людей о том, что мир не хаотичен;

3) выделение основной единицы базисного уровня – прототипа означает знание не только самых простых, очевидных, существенных, но и прочих признаков, скоординированных друг с другом и в каком-то смысле взаимозависимых и даже одновременно присутствующих;

4) возможность установления определенных отношений между объектами, подвергнутыми классификации и / или систематизации на основе признаков, известных из повседневного опыта обращения с предметами и явлениями;

5) дальнейшее упорядочивание объектов в виде деления выделенных категорий на субкатегории или же ее отнесения к более высокой категории.

В данной работе в развитие общей теории семантического поля рассматривается ЛФП. Лексические единицы (глаголы, прилагательные, наречия) являются при этом своего рода прототипами, т.е. единицами, наиболее просто и понятно отражающими каждую данную семантическую идею / макроконцепт (МАК). Например: мыслительная деятельность думать нем. nachdenken;

речевая деятельность говорить нем.

sprechen и т.д. Под ЛФП понимается совокупность лексических и фразеологических единиц, объединенных одной общей семантической идеей (т.е. относящихся к одному макроконцепту), характеризующихся определенными системными отношениями и обладающих стилистической неоднородностью.

Современное развитие когнитивной лингвистики и когнитивной семантики, дальнейшее расширение антропоцентрической парадигмы ставит перед исследователями на первый план вопросы, связанные с изучением фразеологических «картин мира» на базе нескольких языков, в частности, отражающих основные процессы восприятия и ощущения мира, т.е. также в сопоставительном плане с использованием фреймового (плевого) подхода. Семантические поля отражают различные способы представления человеческого знания в лексике и фразеологии языка.

Во второй главе диссертации – «Лингвокогнитивное моделирование лексико-фразеологических полей на базе основных коммуникативных концептов в немецком и русском языках» разработана методология и этапы лингвокогнитивного моделирования лексико-фразеологической системы современного немецкого и русского языков в сопоставительном плане через призму концептов, отражающих процессы ментально-перцептивной деятельности человека: слуховая / зрительная / мыслительная / речевая деятельность. Эти концепты отражают основные процессы восприятия человеком окружающей действительности, ощущений, возникающих у него при осмыслении увиденного или услышанного и речевой реакции на эти процессы.

Лингвистическое моделирование каждого ЛФП складывается из следующих этапов:

а) идентификация ЛЕ и ФЕ на предмет принадлежности к соответствующему ЛФП через призму соответствующего концепта, т.е.

определение конституентного состава поля;

б) выявление эксплицитных / имплицитных идентификаторов принадлежности ФЕ к соответствующему ЛФП;

в) структуризация исследуемых концептов на основе взаимодействия основных принципов когнитивной семантики и традиционных принципов семного анализа;

г) выявление парадигматической категориальной семы семантической микроструктуры ФЕ, т.е. синтаксическая и структурно семантическая характеристика ФЕ в ЛФП с точки зрения их частеречной принадлежности;

д) установление структурно-семантической организации поля, т.е.

выявления макрополей (МАП) на основе макроконцептов (МАК);

е) выявление микрополей (МИП) на основе соответствующих микроконцептов (МИК);

ж) определение центра и периферии ЛФП. Обнаружение параллельных связей между выявленными МАП и МИП;

з) характеристика межконцептуальных связей.

Статистическое распределение ЛЕ и ФЕ по рассматриваемым ЛФП наглядно свидетельствует о высокой идентичности языковых процессов в рассматриваемых семантических областях, так как для немецкого и русского языков частоты попаданий ЛЕ и ФЕ в соответствующие ЛФП очень близки друг к другу, что подтверждается и высоким значением коэффициента корреляции распределений ЛЕ и ФЕ по коммуникативным концептам в немецком и русском языках. Это значение равно 0,99, что означает большую тесноту взаимосвязей полученных распределений, представленных на рис. 1.

Диаграмма распределения ЛЕ и ФЕ по коммуникативным концептам в немецком и русском языках 50, 40, Частота, % 30, 20, 10, 0, слух зрение мысль речь концепт немецкий язык русский язык Рис. 1.

Из рис. 1. видно, что рассматриваемые коммуникативные концепты по своей вербальной наполненности ЛЕ и ФЕ занимают строго определенные уровни градуирования. Так, концепт «Слуховая деятельность» находится на уровне около 5 % всего исследованного массива, концепт «зрительная деятельность» - на уровне 15 %, концепт «мыслительная деятельность» - на уровне 25 % и концепт «речевая деятельность» - на уровне 50 %. Таким образом, их массивы находятся в отношении: 1 – 3 – 5 – 10, также характеризующим употребительность вербально соответствующих концептам ЛЕ и ФЕ. Необходимо отметить, что мощность концепта «Речевая деятельность» превосходит суммарную мощность всех остальных коммуникативных концептов. Этот обнаруженный факт подтверждает, что речевая деятельность, по сути, является результирующим процессом всех остальных процессов восприятия и переработки человеком поступающей к нему информации.

Таким образом, языковая деятельность человека обладает интегрирующей функцией всех остальных коммуникативных видов деятельности, что характеризует давно обнаруженную главенствующую роль языка в эволюции человека как социального индивидуума.

С точки зрения частеречной принадлежности в обоих языках наблюдается преобладание глагольных УСК (2783 единиц), основной категориальной семой которых является сема «деятельность». Второе место занимают адвербиальные УСК (330 единиц), основной категориальной семой которых является сема «способ осуществления деятельности». Немаловажное значение имеют адъективные УСК ( единиц), основными категориальными семами которых являются «качество / характеристика действия».

При распределении определенных типов УСК со структурно-семан тической точки зрения выявлены следующие закономерности:

- в немецком языке превалирует доля УСК типа Г1 (глагольные УСК с существительным как стержневым компонентом);

- в русском языке преобладают субстантивные УСК (концепт «Мыслительная деятельность»), в немецком преобладают субстантивные УСК в концепте «Речевая деятельность», что связано, не в последнюю очередь, с особенностями мировосприятия и оценки субъекта у русских и у немцев;

- по сравнению с немецким языком для русского не типично употребление глагольных УСК второго (глагольные УСК с адъективно адвербиальным стержневым компонентом (Г2) и третьего типа, т.е.

глагольных УСК со вторым глагольным компонентом (Г3). Проведенная морфолого-синтаксическая характеристика исследуемого материала, т.е.

распределение имеющегося практического материала на базе основных категориальных сем является одним из этапов, способствующих более точной структуризации макро- и микроструктуры исследуемого материала.

Опора на такие факторы, как количественный и качественный состав членов УСК по сравнению с коммуникативно-сильной моделью предложения, то есть при прямом употреблении глагола, а также проявление / непроявление образности оказывает существенную помощь при эксплицитной идентификации исследуемого материала, в частности, при выявлении микроструктуры исследуемых концептов через призму соответствующих ЛФП. Как в немецком, так и в русском языках выявлены структурно-логические члены, эксплицирующие принадлежность к определенному МАП / МИП.

Проведенный анализ соответствующей деятельности позволил выявить следующие универсальные экстралингвистические признаки исследуемых концептов, базовыми из которых являются: а) оценочный характер соответствующего процесса;

б) модальность соответствующего процесса;

в) динамика протекания соответствующего процесса;

г) внешнее проявление соответствующего процесса;

д) эмоциональная реакция на увиденное / услышанное / сказанное. Каждый из выявленных базовых признаков имеет дальнейшую разветвленную структуризацию (рис. 2).

Универсальные экстралингвистические признаки исследуемых концептов, отражающие коммуникативные виды деятельности человека Слуховая/зрительная/мыслительная/речевая деятельность Оценочный знак Модальность (внутренняя Внешнее Динамика протекания / эмоциональная Положительный проявление / реакция) реакция Отрицательный мимика чувства восприятие умозаключение интенсивность длительность жесты желание объек- предпо- пантомима кратко тивное ложение времен- пассив ность ность интерес субъек- понима тивное ние эмоциональ продол- ная речь житель ность интенсив запомина само -ность ние/забы- оценка эвристичность вание последо- спонтан ватель- ность ность логич Монолог самостоя реактив ность тельность ность /инициа целенаправленность тивность Диалог Рис. 2.

ЛФП характеризуется разветвлнной семантической структурой. ЛЕ и ФЕ каждого поля различаются дифференциальными признаками, между которыми установлена четкая иерархическая зависимость. На основании дифференциальных признаков языковые единицы, образующие пространство ЛФП, подразделяются на пять подпространств - макрополей:

- МАП 1 «Качество слуха / зрения / мышления / речи и соответствующей деятельности» - gute/feine/scharfe/leise Ohren haben;

Ohren wie ein Luchs haben;

Rntgenaugen haben;

nicht [ganz] richtig im Oberstbchen sein;

eine glatte Zunge haben;

ушки на макушке;

видеть насквозь кого-л.;

болван неотесанный (нетсаный;

) язык плохо подвешен (привешен) у кого-л. и т.п.

- МАП 2 «Процесс соответствующей деятельности»- j-n unter die Lupe nehmen;

seine Antenne ausfahren;

j-s Mund steht nicht still;

смотреть (глядеть, следить) в оба;

садиться на своего (любимого) конька / сесть на своего (любимого) конька;

пропускать мимо ушей что-л.;

и т.п.

- МАП 3 «Внутренняя реакция (эмоциональная и др.) на полученную информацию» - keine langen Geschichten /keinen langen Roman hren wollen;

mit seinem Verstand am Ende sein;

wie Musik in j-s Ohren klingen;

не верить своим ушам;

резать глаза (глаз);

не верить своим глазам;

язык сломаешь (сломать можно) и т.п.

- МАП 4 «Передача / получение информации» - nicht fr fremde Ohren be stimmt sein;

auf der Bildflche erscheinen;

ins Gerede kommen;

in aller Leute Munde sein;

ухо в ухо;

ни зги не видно;

на свежую память;

перемывать/перемыть косточки кому-либо и т.п.

- МАП 5 «Внешняя реакция – обратная связь» - Augen und Ohren offenhalten;

mit den Ohren schlackern;

j-m eins auf die Nase geben;

j-m die Zhne zeigen;

и (даже) бровью (глазом, ухом, усом, носом) не ведет;

стрелять глазами (глазками)/стрельнуть глазами (глазками);

шевелить мозгами/пошевелить мозгами;

дать прикурить кому-л. и т.п.

В свою очередь, каждое подпространство макрополя распадается на 29 МИП, составляющих единую систему (табл. 1).

Таблица Универсальная структурная модель макро- и микрополей на базе основных коммуникативных концептов (слуховая / зрительная / мыслительная/речевая деятельность) Название МАП МИП Название микрополя МАП 1 Физическая способность к соответствующей деятельности 1/ Качество слуха Осторожность, внимательность 1/2 / /зрения/ (без)ответственность/бесцеремонность мышления Проявление соответствующей деятельности, связанное с / 1/ речи и соответ- чертами характера или физическим состоянием ствующей Интенсивность, продолжительность соответствующей 1/ деятельности деятельности Опыт соответствующей деятельности и его следствия 1/ МАП 2 Активность (решительность) / пассивность 2/ Процесс (молчание/нежелание слушать и т.п.) соответствую- Побуждение к соответствующей деятельности;

2/ щей возможность/невозможность осуществления соответствующей деятельности деятельности Субъект соответствующей деятельности и его оценка 2/ Глубина охвата информации, объм соответствующей 2/ деятельности Объект соответствующей деятельности, его характеристика 2/ Побуждение к другим видам деятельности/другому объекту 2/ соответствующей деятельности МАП 3 Удивление, ирония, неприязнь, озлобление 3/ Внутренняя Понимание (сопереживание) /осознание /признание, согласие / 3/ реакция непонимание / несогласие, абсурдность информации (эмоциональная 3/3 Предположение / утверждение, мнение, умозаключение, и др.) намек/сожаление на полученную 3/4 Желание (стремление к соответствующей деятельности) информацию /нежелание осуществления соответствующей деятельности по какой-либо причине Негативная реакция, оценка, пессимизм и т.п.

3/ Позитивная реакция, оценка, оптимизм 3/ Запоминание, воспоминания /забывание 3/ Интерес (корыстный, зависть, симпатия /антипатия и др.) 3/ Беспристрастность, объективность, искренность, 3/ откровенность / субъективизм, неверная трактовка Самоощущение / самооценка (стыд, вина, внешний вид и др.) 3/ МАП 4 Наличие, отсутствие объекта соответствующей деятельности 4/ Передача / 4/2 Наличие / отсутствие возможности получения / передачи получение информации (обманчивые эффекты, ложь, преувеличение, информации неискренность, искажение информации) / нарушение конфиденциальности /нарушение обещания Способ и цель получения или передачи информации 4/ /осуществления соответствующей деятельности Результат соответствующей и других видов деятельности:

4/ оговор, бесполезность и т.п.

МАП 5 Наличие /отсутствие внешней (мимической) соответствующей 5/ Внешняя реакции реакция – 5/2 Стремление /нестремление к отношениям, заигрывание обратная связь Эмоциональное проявление соответствующей деятельности 5/ (брань, ругань, критика, спор, насмешки) Негативная /позитивная реакция (интенсивное мимическое 5/ сопровождение соответствующей деятельности) На вербальном уровне модель предполагает конкретное языковое наполнение соответствующими ЛЕ и ФЕ.

Использование компьютерных технологий позволило оценить не только количественные характеристики исследуемых явлений, но и подтвердить работоспособность, эффективность и достоверность разработанной универсальной модели структуры ЛФП, в частности, при более тонкой статистической обработке методами корреляционного анализа. Так, первичная статистическая обработка отражает частоту попаданий ФЕ в соответствующее подмножество для каждого коммуникативного концепта как в немецком, так и в русском языках.

Табличный процессор программы Microsoft Excel позволил распределить исходное множество фразеологизмов по макро- и микрополям с использованием числовых маркеров «1,00», которые устанавливались в строке фразеологизма и столбце соответствующего макро- и микрополя, закодированного маркерами 1/1, 1/2, …5/3, 5/4 (рис. 3).

Фрагмент файла MyslR.xls «Мыслительная деятельность» русского языка Кнопка «Автоформат» Лист фразеологизмов микрополя с кодом 1/ Рис. 3.

Для дальнейшей первичной статистической обработки были использованы возможности табличного процессора программы Microsoft Excel по определению состава подмножеств фразеологизмов объединенных в соответствующие числовым маркерам микрополя. Для этих целей был использован режим фильтрации данных, вызываемый кнопкой Автофильтр, по условию значения численного маркера «1,00».

Отфильтрованные табличным процессором фразеологизмы, принадлежащие, например, к микрополю с кодом 1/1 занесены на лист 1- (см. рис. 3) и так далее.

Таким образом, были сформированы необходимые для дальнейшей обработки восемь файлов табличного процессора программы Microsoft Excel: для ЛФП «Слуховая деятельность» файлы SluchR.xls, SluchD.xls, для ЛФП «Зрительная деятельность» файлы ZritR.xls, ZritD.xls, для ЛФП «Мыслительная деятельность» файлы MyslR.xls, MyslD.xls и для ЛФП «Речевая деятельность» файлы RechR.xls, RechD.xls, содержащие УСК соответственно русского и немецкого языков.

Полученные результаты использованы для более тонкой статистической обработки методами корреляционного анализа.

Использование компьютерных технологий, в частности, подсчет коэффициента корреляции, который по всем анализируемым явлениям, как правило, стремится к величине +1, свидетельствует о сходности сущностных распределений ЛЕ и ФЕ в сравниваемых языках при выражении важнейших человеческих способностей, связанных с коммуникацией, мышлением и мировосприятием окружающей действительности. Корреляционный метод применим, как известно, в случаях обнаружения и сопоставления, по крайней мере, двух рядов случайных распределений, характеризующих проявления исследуемого явления. Его суть состоит в выявлении тесноты взаимосвязи анализируемых рядов интересующих распределений. Количественные оценки значений коэффициентов корреляции свидетельствуют о чрезвычайно высокой идентичности языковых явлений в русском и немецком языках при условии применения методологии лингвокогнитивного моделирования ЛФП на базе систем МАП и МИП, выявленных с применением разработанной универсальной идентификационной модели.

Таблица Сводная таблица значений коэффициентов корреляции частотности ФЕ в немецком и русском языках Коэффициенты корреляции Концепт rМИП rМАП Слух 0,85 0, Зрение 0,70 0, Мысль 0,85 0, Речь 0,77 0, Проведенные этапы статистической обработки обосновывают достоверность и надежность последующих выводов непосредственно лингвистического анализа свойств коммуникативных концептов в свете сравнительного сопоставления изучаемых явлений в немецком и русском языках.

Системно-структурный подход к исследованию ЛФП позволяет рассмотреть его конституенты как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях. Так, изучение системного характера семантического поля в вертикальной плоскости обеспечивает выявление иерархических отношений, существующих между микросистемами в ЛФП, т.е. между МАП и МИП.

Связи между конституентами различных фразеосемантических групп (межгрупповые), основываются на том, что одна и та же ФЕ может входить как в разные микрогруппы / МИП, так и в разные МАП и ЛФП.

Анализ практического материала также позволяет отметить, что некоторые ФЕ являются конституентами не только различных микро- и макрополей, осуществляя межплевые связи, но и могут быть отнесены одновременно к различным ЛФП (концептам). При этом особое место имеет как семантический характер компонентов ФЕ, так и общий совокупный ситуационный смысл всего УСК.

Были выявлены межплевые (межконцептуальные) связи (имеются в виду как исследуемые концепты – «слуховая / зрительная / мыслительная / речевая деятельность», так и связи с другими концептами, например «Чувства и эмоции» и т.д.). При этом доказано наличие межконцептуальных связей прежде всего между концептами, отражающими основные коммуникативные процессы человеческой деятельности. Наиболее частые совпадения концептуальных связей отмечаются с ЛФП «чувства и эмоции», «деятельность и ее результат», «физическое состояние человека» и «черты характера человека». Так, УСК j-m die Worte von den Lippen ablesen предполагает одновременное проявление сем: «зрительная деятельность» / слуховая деятельность / мыслительная деятельность» /«речевая деятельность» / «деятельность и ее результат». Для проявления значения «ловить на лету чьи-л. слова» необходимо выполнение ряда условий. Имеется в виду следующий процесс: человек внимательно следит за тем, что и как произносит другой человек (проявление зрительной и слуховой деятельности, осознает / пытается понять увиденное и услышанное (проявление мыслительной деятельности), внешне реагирует на сказанное (проявление речевой деятельности). Все это в совокупности составляет определенную деятельность, результатом которой является проявление значения «схватывать на лету чьи-л. слова», например:

Whrend Hartinger... Lwenstein die Worte von den Lippen ablas, versagte mir jedes Denken, und keinem der Gedanken vermochte ich zu folgen.

(J.R. Becher. Abschied. – Немецко-русский фразеологический словарь, с.

375).

На примере русского языка: УСК «хлопать глазами» имеет одно из значений «бездействовать, молчать». Однако, как и большинство фразеологических единств, оно возникло на основе семантического переосмысления переменного словосочетания «хлопать глазами» и поэтому сохраняет «следы» концепта «зрительная деятельность»:

А ты глупец и трус, что делаешь ты с нами? Где должно б умствовать, ты хлопаешь глазами, не понимая нас. (А.С. Пушкин, Послание цензору. – Фразеологический словарь русского языка, с. 507).

Интересно отметить, что во втором своем значении «проявлять растерянность, смущение, удивление и т.п.» этот фразеологизм имеет параллельные связи с ЛФП «Эмоции и чувства»:

Но часто, бывало, вдруг кто-нибудь из них [школьников] такое спросит, что я только глазами хлопаю, удивленный. (М. Горький.

Исповедь. - Фразеологический словарь русского языка, с. 508).

Тем самым подтверждается идея антропоцентричности фразеологической картины мира как в немецком, так и в русском языках.

Представляется, что выявленные межконцептуальные связи будут характерны и для других языков, т.е. носят характер языковых универсалий.

Проведенный анализ еще раз доказывает подвижность границ как микро- и макроструктуры исследуемых ЛФП, так и всей фразеологической системы обоих языков в целом. Следует отметить незавершенный характер как макро-, так и микрополей, способность к генерированию новых ЛЕ и ФЕ.

Рассмотрение смысловых отношений между конституентами поля в горизонтальной плоскости делает необходимым дальнейшее решение следующих важных проблем:

1. Изучение связей между конституентами внутри отдельных фразеосемантических групп (внутригрупповые). Эти связи являются базой для исследования таких важных парадигматических отношений, как гипо и гиперонимия, синонимия, антонимия, полисемия, омонимия.

2. Выявление функционально-стилистических и нормативно стилистических особенностей ФЕ - конституентов ЛФП, поскольку общеизвестно, что ФЕ как единицы вторичного образования создаются для конкретизации, и, что особенно важно, для образно-эмоциональной оценки предметов и явлений.

3. Исследование так называемых «культурных следов» в значении ФЕ - конституентов ЛФП, поскольку фразеологический состав языка является наиболее прозрачным для воплощения средствами языка культуры данного народа. В образном основании ФЕ отображаются характерные черты мировидения носителей данного языка, что особенно важно как с чисто познавательной точки зрения для изучающих данный язык как иностранный, так и для практики перевода.

Таким образом, основной целью третьей главы диссертации «Комплексный анализ исследуемых лексико-фразеологических полей по основным семантическим категориям и нормативно стилистическим особенностям» явилось апробирование разработанной универсальной идентификационной модели макро - и микроструктуры исследуемых ЛФП на отдельных видах лингвистического анализа: при исследовании парадигматических отношениий ЛЕ и ФЕ, их нормативно стилистической характеристике, а также при разработке принципов построения словарной статьи двуязычного лексико-фразеологического словаря на идеографической основе.

Общим положением для семантической организации понятий, представленных в памяти человека в виде слов, является признание системности и связанности категорий по смысловому признаку. Такие объединения слов называются лексико-семантическими парадигмами, а семантические отношения между членами парадигмы – парадигматическими отношениями, которые в своей основной (номинативной функции) организуют словарный состав языка в сложную семантическую систему, определенный элемент которой отражает картину любого участка действительности, выражаемую, прежде всего, на лексическом и фразеологическом уровне.

Исходя из специфики ЛФП, при моделировании которого учитывается, прежде всего, совокупность ЛЕ и ФЕ, объединенных одной общей семантической идеей (т.е. относящихся к одному макроконцепту), характеризующихся определенными системными отношениями и обладающих стилистической неоднородностью значения его конституентов, целесообразным явилось подробное рассмотрение двух основных семантических категорий на материале четырех исследуемых ЛФП - синонимии и антонимии.

Самым распространенным типом парадигматических отношений, в которые вступают ЛЕ и ФЕ исследуемых ЛФП являются синонимические отношения. При этом общепризнанным фактом является бльшая продуктивность фразеологической синонимии по сравнению с лексической, что сопровождается тем, что ФЕ может быть эквивалентной не только слову, но и другой ФЕ. Именно этим объясняется наличие и распространенность в языке явления фразеологической синонимии.

Под фразеологическими синонимами понимаются фразеологические единицы, обладающие общей концептуальной соотнесенностью, соотносимые, как правило, с одной частью речи и имеющие возможные различия в структурно-синтаксической организации, степени мотивировки значения, оттенках значения, характере контекстуальных связей, стилистической окраске и функционально-речевой сфере.

ФЕ, вступая в синонимические связи, характеризуются некоторыми интегральными и дифференциальными (различительными) языковыми свойствами. Установлено, что исследуемые ФЕ обладают следующими интегральными признаками: 1) общая концептуальная принадлежность как основное условие синонимичности ФЕ;

2) соотнесенность ФЕ, как правило, с одной и той же частью речи: глагольные, наречные, субстантивные, определительные, междометные и т.п.

Дифференциальные признаки сводятся к следующему:1) различие в структурной организации;

2) различие по степени мотивировки значения (стертая, полустртая внутренняя форма или живая внутренняя форма), т.е.

восприятие ФЕ на фоне свободного словосочетания такого же лексического состава как живая и развернутая метафора;

3) различный характер контекстуальных связей. Имеется в виду, что синонимические ФЕ, обладающие способностью заменять друг друга в определенных контекстах, образуют зону общей сочетаемости, и, наоборот, ФЕ, взаимозамена которых невозможна или затруднена, характеризуются индивидуальной сочетаемостью;

4) различная стилистическая окраска и / или различная функционально-речевая сфера употребления;

5) различные оттенки значения.

Взяв за основу имеющиеся в лингвистической литературе классификации фразеологических синонимов немецкого и русского языков И.И. Чернышевой и В.П. Жукова, рассмотрены и описаны их типы в соответствии с имеющимся языковым материалом.

Отдельного замечания потребовал вопрос о функционировании одноcтруктурных или структурных ФЕ с варьирующими компонентами и об отличии понятий «структурный синоним» и «структурный вариант».

Установлено, что о фразеологической синонимии следует говорить в том случае, когда варьирование компонентов вызывает семантические (меняется внутренняя форма ФЕ), стилистические или территориальные различия в значении. Если замена компонентов не нарушает семантическое единство ФЕ и не приводит к изменению образного представления (внутренней формы), налицо вариативность ФЕ.

Анализируемый материал показал, что видоизменение компонентов может иметь следующие формы: 1) морфологическую;

2) словообразовательную;

3) лексическую. На имеющемся языковом материале описаны и выявлены особенности их проявления в немецком и русском языках.

Рассмотрен вопрос о расположении языковых единиц в лексико фразеологическом синонимическом ряду, описаны наиболее характерные фразеологические синонимические ряды в немецком и русском языках.

Установлено, что члены одного синонимического ряда могут отличаться друг от друга: а) объмами индивидуальных значений;

б) стилистически, в частности, сферой употребления, своей эмоциональной, экспрессивной окраской;

в) морфологическими и синтаксическими свойствами и функциями;

г) отдельные фразеологизмы могут иметь в своем компонентном составе так называемую индивидуализированную лексику, семантика которой трудно объяснима с точки зрения синхронного анализа, например: schwer von Kapee sein (ЛФП «Мыслительная деятельность»);

точить балясы (лясы) (ЛФП «Речевая деятельность») и т.п.;

д) частотой употребления отдельных членов ряда.

Применение компьютерных технологий также позволило наглядно представить результаты их количественного распределения по ЛФП немецкого и русского языков (рис. 4 для ЛФП «Слуховая деятельность»).

Языковая наполненность фразеологических синонимических рядов ЛФП «Слуховая деятельность» 0, 0, доля, отн. ед.

0, 0, 0, 1\1 1\4 2\2 2\5 3\2 3\5 3\8 4\1 4\4 5\ МИП немецкий язык русский язык Рис. 4.

Так, из рис. 4 видно, что наибольший «выброс» примеров наблюдается в обоих языках в МИП 3/4 – «Желание (стремление к слуховой деятельности) (a) / нежелание осуществления слуховой деятельности по какой-либо причине (b)», например:

Немецкий язык:

a. ЛЕ: zuhren – verstehen – lauschen - vernehmen – erfahren wollen – gespannt, mit ungeteilter Aufmerksamkeit zuhren, genau, aufmerksam zuhren, neugierig lauschen;

j-m wohlwollend zuhren;

ФЕ: ganz Auge und Ohr sein;

die Ohren aufmachen / aufsperren / auftun;

die Ohren auf Empfang stellen;

j-m / einer Sache Gehr schenken / geben;

j-m sein Ohr leihen;

mit beiden / offenen Ohren hren / hinhren / zuhren;

ein geneigtes / offenes / williges Ohr leihen (geh., veraltend) ЛЕ: nicht (zu)hren – verstehen – vernehmen – erfahren wollen: j b.

s Bitten gegenber unzugnglich sein;

von einer bestimmten Sache nichts wissen wollen, einem bestimmten Anliegen ablehnend gegenberstehen;

ohne rechte Aufmerksamkeit zuhren;

nicht richtig hren.

ФЕ: auf diesem / dem Ohr schlecht / nicht hren;

mit halbem Ohr zuhren;

auf den Ohren liegen;

Knpfe in / auf den Ohren haben;

keine langen Geschichten / keinen langen Roman hren wollen;

die Schotten dichtmachen;

seine Ohren vor j-m / etw. verschlieen (geh.);

sich die Ohren (mit Watte) zustopfen / verstopfen;

sich Watte in die Ohren stecken / stopfen;

Knpfe in / auf den Ohren haben;

Watte in den Ohren haben;

Bohnen in den Ohren haben;

kein / wenig Ohr fr j-n, etw. haben;

taube Ohren finden;

auf taube Ohren stoen;

ein taubes Ohr bei j-m finden;

j-m / j-s Bitten / Klagen sein Ohr (ver) schlieen (geh.);

ein Rufer / Prediger in der Wste (bildungsspr.);

etw. zu einem Ohr herein - zum andern hinauslassen;

von j-m nichts wissen wollen;

mit so etw.

kannst du mich jagen;

darber kann man mit ihm nicht sprechen;

behalte deine Weissheit fr dich;

von j-n etw. nichts (mehr) wissen;

der hungrige Bauch hat keine Ohren.

Русский язык:

a. ЛЕ: приготовиться слушать;

с напряженным вниманием и интересом слушать, прислушаться / прислушиваться.

ФЕ: навострить / насторожить уши / слух;

превращаться (обращаться) в слух / превратиться (обратиться) в слух;

приклонять (преклонять) ухо (слух) / приклонить (преклонить) ухо (слух) (высок., устар.);

смотреть, глядеть в рот.

b. ЛЕ: не слушать, не обращать никакого внимания, не реагировать на что-л., ничем внешне не проявлять своего отношения к кому-л. или чему-л.

ФЕ: и (даже) бровью (глазом, ухом, усом, носом) не ведет / не повел;

пропускать мимо ушей / пропустить мимо ушей.

При установлении антонимических отношений в ЛФП в данной работе антонимия рассматривается как языковое выражение категории «противоположность» – одной из основных категорий объективной действительности, а также процессов мышления и познания.

Антонимические макрополя в виде пар и рядов представлены разным по объму конституентным составом: одноструктурные и разноструктурные, неравноценные, а также сигнификативно-коннотативные.

Вычисленные коэффициенты корреляции, иллюстрируют наличие тесноты связи антонимических отношений в сравниваемых языках и свидетельствуют об относительно высокой степени связей языковых процессов. Для ЛФП «Речевая деятельность» коэффициент корреляции составляет 0,75;

для ЛФП «Мыслительная деятельность» он ещ выше и равен 0,79;

для ЛФП «Зрительная деятельность» он также достаточно высок и равен 0,65. Исключение составляет корреляция антонимических рядов для ЛФП «Слуховая деятельность», т.к. в этом случае коэффициент корреляции отрицателен и равен - 0,14. Однако этот факт объясним с чисто количественной точки зрения, поскольку в некоторых МИП отсутствуют антонимические отношения.

Стилистическая классификация УСК относится к трудноразрешимым лексикографическим аспектам. Этот факт объясняется тем, что наблюдения над фразеологической стилистикой многих даже хорошо изученных языков не привели еще к системному описанию стилистической природы УСК в той степени последовательности и основательности, которая могла бы выработать исходный материал для их кодификации в словарях различных типов (Fleischer 1997, 198;

Burger 1992, 34). В лексикографической практике ведутся постоянные поиски решения этого вопроса (Большой фразеологический словарь русского языка 2006;

Мокиенко 2004).

При нормативно-стилистической характеристике исследуемого материала целесообразно исходить из двух основных принципов лингвостилистики: 1) принадлежность лексической или фразеологической единицы к одному из функциональных стилей языка или ее отсутствие и 2) эмоциональная окраска слова или фразеологической единицы, т.е. их экспрессивные возможности.

В результате общего анализа функционально-стилистической принадлежности УСК был установлен тот факт, что они могут принадлежать не только к одному функциональному стилю (только литературный, только деловой), а одновременно принадлежать к нескольким стилям. Функциональный стиль не может выступать исключительно как гомогенная форма (только научный, только деловой), а может и пересекаться с другими стилями, т.е. носить гетерогенный характер: один стиль может накладываться на другой и, таким образом, могут возникать различные трансформации и переходы в рамках функционального стиля.

Более детальной проработки потребовал вопрос о нормативно стилистической окраске УСК исследуемых ЛФП как один из немаловажных компонентов при лексикографической обработке имеющегося материала. На примере наиболее авторитетных словарей немецкого и русского языка изучено состояние классификаций ФЕ с точки зрения экспрессивно-стилистической окраски и разработана собственная единая классификация ФЕ на материале имеющегося практического материала. При экспрессивно-стилистической характеристике УСК обоих языков за основу взяты два критерия: 1) стилистический пласт и 2) степень окраски.

Предлагается система нормативно-стилистической характеристики УСК современного немецкого и русского языков (см. табл. 3 и 4).

Таблица Наличие нормативно-стилистической окраски УСК на материале русского языка Стилистический Тип окраски Слух. Зрит. Мысл. Речев. Итого пласт / Степень деят. деят. деят. деят.

окраски Повышенный - die Книжное – + (2) + (8) + (8) + (39) gehobene Schicht/ bildungssprachlich Повышенная – gehoben Высокое - gehoben + (2) + (4) + (2) + (8) Патетическое – - - - pathetisch Напыщенное – gespreizt - - - Одобрительное – - + (1) + (15) + (9) billigend, zustimmend Речевого стандарта + Межстилевое (речевой + (13) + (28) + (25) + (112) Разговорный – die стандарт) – normalsprachliche interstilschichtig Schicht + (standardsprachlich) Umgangssprache des mndlichen Gebrauchs / Нейтральная (с нейтральным оценочным знаком) neutrale Разговорное (с + (10) + (61) +(138) + (143) нейтральным оценочным знаком) – umgangssprachlich (mit neutralem Bewertungszeichen) Сниженный А. Разговорно- Просторечное – salopp- + (3) + (7) + (27) + (116) фамильярный – die umgangssprachlich salopp umgangssprachliche Schicht / Сниженная (с положительным или отрицательным оценочным знаком) – gesenkte Одобрительное – + (17) + (8) + (21) + (34) billigend Шутливое –scherzhaft + (3) + (4) + (8) + (30) Ироничное – ironisch + (2) + (2) + (12) + (83) Эвфемистическое – - - - - verhllend Насмешливое – + (1) - + (2) + (10) spttisch Неодобрительное – + (8) + (14) + (24) + (134) abwertend Утрированно – + (4) + (11) + (17) + (37) bertrieben Укорительное – - + (3) + (4) + (8) vorwufsvoll Народное – volkstmlich - - + (2) + (4) Специально- - - - - разговорное – – sondersprachlich umgangssprachlich Б. Вульгарных Презрительное – + (1) + (5) + (22) + (38) выражений – Die verchtlich Schicht vulgrer Wendungen / Сниженная (с отрицательным оценочным знаком) – gesenkte Грубое – derb - + (4) + (15) + (50) Вульгарное – vulgr - - - - Таблица Наличие нормативно-стилистической окраски УСК на материале немецкого языка Стилистический Тип окраски Слух. Зрит. Мысл Речев Итого пласт / Степень Деят. деят. ит. ая.

окраски деят. деят.

Повышенный - die Книжное – + (4) + (5) + (9) + (22) gehobene Schicht / bildungssprachlich Повышенная – gehoben Высокое - gehoben + (5) + (7) + (11) + (21) Патетическое – + (2) + (1) + (4) + (3) pathetisch Напыщенное – gespreizt - - + (2) - Одобрительное– + (1) - + (2) - billigend, zustimmend Речевого стандарта + Межстилевое (речевой + (76) +(177) +(136) +(154) Разговорный – die стандарт) – normalsprachliche interstilschichtig Schicht + (standardsprachlich) Umgangssprache des mndlichen Gebrauchs / Нейтральная (с нейтральным оценочным знаком) neutrale Разговорное (с + (24) + (61) +(204) +(196) нейтральным оценочным знаком) – umgangssprachlich (mit neutralem Bewertungszeichen) Сниженный А. Разговорно- Просторечное – salopp- + (10) + (26) +(366) +(798) фамильярный – die umggssprachlich salopp umgangssprachliche Schicht / Сниженная (с положительным или отрицательным оценочным знаком) – gesenkte Одобрительное – +(17) +(17) +(58) +(115) billigend Шутливое –scherzhaft + (6) + (19) + (73) + (70) Ироничное – ironisch + (4) + (10) + (29) + (76) Эвфемистический – - + (3) + (6) + (21) verhllend Насмешливое – spttisch - +(7) + (8) +(16) Неодобрительное – +(42) +(37) +(240) +(691) abwertend Утрированно – + (5) + (13) + (11) + (20) bertrieben Укорительное –- + (15) + (15) + (59) vorwufsvoll Народное – volkstmlich + (1) + (3) + (13) + (17) Б. Вульгарных Презрительное – - + (5) + (41) + (89) выражений – die verchtlich Schicht vulgrer Wendungen / Сниженная (с отрицательным оценочным знаком) – gesenkte Грубое – derb - + (2) + (11) + (23) Вульгарное – vulgr - - + (1) + (9) Как видно из табл. 3 и 4 УСК распределяются по одному из следующих трех стилистических пластов. Своеобразной «отправной точкой» избран стилистически нейтральный. К данному пласту относятся УСК, приближающиеся к терминам или номенклатурным наименованиям, или ограниченные в своем употреблении определенной социальной сферой. Главной особенностью УСК этого типа является отсутствие положительного, либо отрицательного знака, а, следовательно, их межстилевой характер, т.е. способность употребляться в различных стилях речи, в том числе и в разговорной речи, например: der geistige Horizont;

einer Sache auf die Spur kommen;

zu Wort kommen;

vor Verwunderung erstarren;

aus etw. nicht klug werden;

говорить в один голос;

короче говоря;

по первому впечатлению;

ухо в ухо;

краем уха и т.д. Нормативная окраска данных УСК минимальна, они являются общеупотребительными, поэтому в синонимических рядах выступают в качестве доминанты.

Два других стилистических пласта охватывают фразеологический материал, для которого характерна следующая стилистическая маркированность: фразеологизмы высокого стиля располагаются в стилистической классификации как особый пласт над стилистически нейтральными фразеологизмами. С точки зрения стилистической окраски для «высокого стиля» характерно употребление поэтизмов и архаизмов;

с точки зрения отношение к литературной норме – употребление книжной лексики и книжных стилистических неологизмов: den Mantel der Geheimhaltung ber etw. legen;

den Mantel des Schweigens um etw. hllen;

etw. mit dem Mantel der christlichen Nchstenliebe zudecken;

in Seligkeit schwimmen (path.);

увидеть что-л. воочию;

вскидывать / вскинуть глаза на кого-л., что-л.;

обращаться в слух;

курить / воскурить фимиам кому-л.

Соответственно так называемые стилистически сниженные ФЕ располагаются в рассматриваемой стилистической классификации ниже их основного стилистически нейтрального пласта. Это единицы разговорно обиходного (просторечно-разговорного) пласта и пласт грубо просторечных единиц: fluchen wie ein Bierkutscher;

j-m in den Arsch kriechen;

дубина стоеросовая;

дундук дундуком;

глуп как сивый мерин;

олух царя небесного.

К данным стилистическим пластам примыкают их отдельные стилистические оценки: шутливая, ироничная, вульгарная, патетическая, грубая, пренебрежительная и т.п. (см. вышеуказанные таблицы), например:

уши вянут (разг., неодобрит.);

пень берзовый (грубо-простореч., уничижит.);

зарубить себе на носу (разг., ирон.);

j-m um den Bart gehen (ugs. fam.);

Komplimente drechseln (ugs. vercht.);

aus j-s Munde fliet Milch und Honig (vercht.);

j-m den Schwanz streicheln (derb);

aus demselben Ton mit j-m blasen (vercht.), j-s Affen Zucker geben (ugs. scherzh.).

Немаловажное значение имеет стилистическая характеристика УСК в локально-темпоральном отношении. Она учитывает языковые явления, распространенные в определенном регионе (террит., областн., курск., нижненемецкие, верхненемецкие, берлинские, австрийские, швейцарские и т.д.). Например: kein Kopfschler sein (sterr.);

j-m die Hucke voll lgen (landsch.);

eine Berliner Schnauze haben (berlin.);

j-n auf den Besen laden (niederd.);

etw. zu Boden reden (schweiz.);

Арина бесполднная (диал. курск.) (о безнаджно глупой женщине, дуре).

При темпоральной (временной) характеристике легче всего выделяются архаические, устаревшие или устаревающие УСК, которые удерживаются в пассивном запасе языка и употребляются в стилизованной речи: что-л. нейдт из головы;

языки точить;

j-m sein Ohr leihen;

um ein geneigtes Ohr bitten. ФЕ обладают разной степенью нормативно стилистической окраски. Абсолютных ограничений нормативно стилистических окрасок не существует, то есть фразеологизм может иметь сразу несколько стилистических оттенков.

Следует отметить, что в обоих сравниваемых языках преобладают разговорные ФЕ как с положительным / отрицательным оценочным знаком, так и разговорные межстилевые ФЕ с нейтральным оценочным знаком. Из дополнительных эмоционально-стилистических окрасок подавляющее большинство составляют в русском языке: «неодобрительно», «грубо просторечно», «иронично», «шутливо»;

в немецком языке из дополнительных эмоционально-стилистических окрасок подавляющее большинство составляют: «неодобрительно – abwertend», «просторечно – salopp-umgangssprachlich», «иронично - ironisch», «шутливо - scherzhaft».

Кроме того, в некоторых ЛФП, например, «Мыслительная деятельность» и особенно «Речевая деятельность» широко представлены такие пометы, как «утрированно – bertrieben», «укорительное – vorwufsvoll», «презрительное – ФЕ, наделенные такими пометами, представлены verchtlich».

преимущественно в следующих МИП: 1/1 «Физическая способность к соответствующей деятельности»;

2/3 «Субъект соответствующей деятельности и его оценка»;

3/1 «Удивление, ирония, неприязнь, озлобление»;

3/5 «Негативная реакция, оценка, пессимизм, обида, гнев»;

4/ «Наличие / отсутствие возможности получения / передачи информации (обманчивые эффекты, ложь, преувеличение, неискренность, искажение информации) / нарушение конфиденциальности / нарушение обещания»;

5/ «Эмоциональное проявление соответствующей деятельности (брань, ругань, критика, спор, насмешки, клевета)», например: смотреть как баран на новые ворота (прост., ирон., презрит.);

снимать / снять стружку с кого-л.

(прост., шутл.);

прописать / прописывать ижицу кому-л. (устар., шутл.);



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.