авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Стиль жития стефана пермского

На правах рукописи

Коломейченко Светлана Владимировна Стиль «Жития Стефана Пермского» Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Архангельск 2012

Работа выполнена на кафедре русского языка ФГАОУ ВПО «Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова» Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка ФГАОУ ВПО «Северный (Арктиче ский) федеральный университет имени М. В. Ломоносова» Камалова Алла Алексеевна Официальные оппоненты – доктор филологических наук, профессор кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный универ ситет» Ибрагимова Венера Латыповна доктор филологических наук, профессор кафедры иностранных языков ГКОУ ВПО «Российская та моженная академия» Федорченко Евгения Алек сеевна Ведущая организация – ФГБОУ ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет»

Защита состоится 23 марта 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного со вета ДМ 212.191.04 при Северном (Арктическом) федеральном университете имени М. В. Ломоносова по адресу 164520, г. Северодвинск, ул. Торцева, 6, ауд. 21.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Северного (Арктиче ского) федерального университета.

Автореферат разослан 18 февраля 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, профессор Э.Я. Фесенко

Общая характеристика работы

Конец XIV – начало XV века – время формирования, становления и развития фундаментальных положений культуры Древней Руси, обусловлен ное ключевыми фактами духовной жизни и истории. Одним из важнейших структурных принципов словесного творчества этого периода считается осо бая манера выражения, получившая в научной литературе название «плете ние словес», или «извитие словес» (А. И. Соболевский, Д. С. Лихачев, А. И. Горшков, Б. А. Ларин, Н. А. Мещерский и др.). Стиль «плетение сло вес» достиг своей вершины в «Житии Стефана Пермского», написанном рус ским книжником Епифанием Премудрым.

Как предмет исследования «плетение словес» привлекает литературо ведов, лингвистов, философов, культурологов, но продолжает оставаться за гадкой. Существует чрезвычайно широкий диапазон взглядов на «плетение словес», в частности на стиль Епифания Премудрого, чему посвящено боль шое количество филологических трудов, все исследователи пытаются вы явить смысл и истоки витиеватой стилистики Епифания Премудрого.

Сторонники исихастских истоков «плетения словес» объясняют витие ватость произведений особым отношением исихастов к слову (Д. С. Лихачев, А. И. Калиганов, Р. Пиккио, С. М. Авласович и др.). Другие исследователи возводят природу «плетения словес» к ораторскому искусству (О. Ф. Коно валова, М. Ф. Антонова, В. П. Адрианова-Перетц);

к древним патриотиче ским произведениям (В. А. Грихин).

Ученые, как правило, единодушны в том, что «плетение словес» – это стилистическая манера, отличающаяся абстрагированностью, метафорично стью, богатым использованием изобразительно-выразительных средств (Л. А. Дмитриев, О. Ф. Коновалова, А. Н. Кожин, В. В. Колесов, С. С. Аве ринцев и др.);

акцентируют особое внимание на сложнейшей системе повто ров, положенной в основу организации текстов Епифания Премудрого (Д. С. Лихачев, С. М. Шумило, А. М. Ранчин и др.). Наиболее частотные определения стиля «плетения словес» свидетельствуют об «искусственности, напыщенности, витиеватости»;

стиль характеризуется как «риторический», «панегирический», «украшающий».

Анализ научной литературы позволил нам заключить, что наиболее изученными являются характеристики «плетения словес», опосредованные стилистической манерой и асимметрией компонентов. Но имеющийся сего дня опыт изучения конфессиональной лексики и памятников книжности поз воляет рассмотреть многие описанные ранее языковые явления с точки зре ния христианского антропоцентризма, основанного на святоотеческой тради ции, поэтому «плетение словес» нельзя признать хорошо изученным, многие вопросы, связанные с этим стилем, приемом до сих пор остаются открытыми.

До настоящего времени не существует общепризнанного определения данно го термина. «Плетение словес» не рассматривалось с точки зрения кодиро ванной структурной единицы, в основе организации которой приемы повтора различных языковых уровней, допускающие расшифровку, объяснение при последовательном проникновении в глубинные структуры текста «Жития Стефана Пермского» и передающие информацию. В этом аспекте не описы валось устройство «плетения словес», а именно структурные схемы и морфо логические модели, семантические ряды повторов и их смысловая организа ция. Не демонстрировалась многомерность феномена «плетения словес».

Памятник письменности «Житие Стефана Пермского» не рассматри вался с позиции религиозного дискурса, а также не подвергался интерпрета ции как произведение, воплощающее религиозные мотивы. В связи с этим не описывались способы и средства выражения сакрального содержания «Жи тия Стефана Пермского» с позиции «кодового подхода» (см., например, ис следования А. К. Гадомского). Сказанное составляет актуальность обраще ния к «Житию Стефана Пермского» и «плетению словес» как его характер ной особенности.

Объектом исследования является «Житие Стефана Пермского» Предмет исследования – стиль «плетения словес» в «Житии Стефана Пермского».



Цель исследования: описать организацию «плетения словес» и ее функции в семантической организации религиозного текста.

Задачи исследования:

– охарактеризовать задачи изучения письменных памятников;

– выяснить степень изученности «Жития Стефана Пермского» и его стиля;

– рассмотреть «Житие Стефана Пермского» с позиции религиозного дискурса;

– представить интерпретацию «Жития Стефана Пермского» как са крального текста;

– описать формально-грамматическую, интонационную и семантиче скую организацию «плетения словес»;

– поставить эксперимент по воссозданию ритмико-мелодической линии «плетения словес»;

– выявить смысловые единицы текста, получающие номина цию/характеризацию посредством «плетения словес».

Материал исследования составляет выборка контекстов, содержащих «плетение словес» – всего около 1. 600.

Источник материала: «Житiе Святаго Стефана епископа Пермскаго написанное Епифанiемъ Премудрымъ» (издание Археографической комис сии 1897 года – редакция В. Г. Дружинина).

В ходе исследования был использован комплекс методов и частных приемов. Методологическую базу исследования составляют семантические, культурологические, стилистические и герменевтические принципы описа ния текста, а также онтологическая (реалистическая) теория смысла. Описа ние «стиля плетения словес» опирается на общенаучные методы – наблюде ние, описание, сравнение, а также на специальные методы и методики – ком понентный анализ, моделирование, реконструкция, количественная методи ка, а также частные приемы, разработанные специально для задач данного исследования.

Научная новизна диссертационного исследования определяется акту альностью обозначенной проблемы и состоит в следующем:

Впервые агиографическое произведение «Житие Стефана Пермского» рассматривается в рамках религиозного дискурса.

«Плетение словес» рассматривается как кодированная структурная единица (маркер сакральности), как система приемов, передающая информа цию, элементы которой допускают расшифровку, объяснение при последова тельном проникновении в глубинные структуры текста.

Впервые описывается мелодическая линия контекстов, включающих «плетение словес», на основе проведенного в работе эксперимента.

Апробируются оригинальные методики и приемы применительно к па мятнику конца XIV – XV вв..

Комплексный анализ «плетения словес» позволяет ввести «Житие Сте фана Пермского» в разноплановый культурный контекст.

Теоретическая и практическая значимость. Результаты исследова ния важны для разработки теоретических проблем изучения древнерусских памятников в аспекте стилистики, теолингвистики и лингвистической герме невтики. Материалы исследования могут быть полезны при чтении курсов «История русского литературного языка», «Древнерусская литература», «Церковнославянский язык», в разработке спецкурсов по языку древнерус ских и старорусских памятников, по истории культуры России.

Положения, выносимые на защиту:

1. В диссертационном исследовании стиль рассматривается как катего рия онтологизирующая, как инвариант эстетического сознания древнерус ского книжника, древнерусского читателя, в целом культурной эпохи конца XIV – начала XV вв.

2. «Житие Стефана Пермского» как религиозный дискурс представляет собой институциональное общение, целью которого является приобщение человека к вере, укрепление веры в Бога.

3. Рассмотрение «Жития Стефана Пермского» как религиозного дис курса открывает возможность его интерпретации как текста, воплощающего религиозные мотивы, а также как способа выражения сакрального содержа ния.

4. В «Житии Стефана Пермского» способом выражения сакрального содержания является «плетение словес».

5. «Плетение словес» – многомерное явление;

на глубинном уровне – это кодированная структурная единица, представляющая собой определен ные модели, в основе которых повтор на синтаксическом, морфологическом, семантическом уровнях;

именно повтор как принцип организации «плетения словес» заключает в себе смыслообразующую роль и является средством вы ражения сакрального содержания житийного текста.

Научную базу исследования составили труды отечественных и зару бежных ученых в области русского языка, исторической стилистики (В. В. Виноградов, А. И. Горшков, А. А. Камалова, В. В. Колесов, М. Н. Кожина, Н. Б. Мечковская, Л. В. Щерба и др.), теологической герме невтики и философии языка (С. Р. Абрамов, Е. М. Верещагин, А. М. Камчатнов, А. Ф. Лосев, П. А. Флоренский, и др.), литературоведения, культурологии, семиотики (Ю. Б. Борев, В. В. Бычков, Г. К. Вагнер, В. В. Лепахин, Ю. М. Лотман, А. Н. Ужанков и др.), искусствоведения (Т. Ф. Владышевская, И. А. Гарднер, В. И. Мартынов, С. В. Фролов), истории древних литератур (С. С. Аверинцев, Д. С. Лихачев, Р. Пиккио А. Н. Робин сон, А. М. Ранчин В. Н. Топоров и др.), теологии (архимандрит Алипий, иером. Вениамин (Новиков), свящ. О. Давыденков и др.), а также положения научных школ, разрабатывающих проблемы социолингвистики и лингво культурологии (М. Войтак, А. К. Гадомский, И. М. Гольберг, В. И. Карасик и др.). В работе также учитывались результаты литературоведческого анализа «Жития Стефана Пермского» М. Ф. Антоновой, С. М. Авласович, Ф. Вигзелл, О. Ф. Коноваловой и др.;





лингвистического описания И. Ю. Абрамовой, Т. П. Рогожниковой и др.;

текстологического анализа ре дакций «Жития Стефана Пермского» А. В. Духаниной.

Апробация работы. Основные положения работы были представлены в форме докладов и сообщений на 2 международных научных конференциях в Севастополе (2009), Северодвинске (2010);

на восьми внутривузовских науч ных конференциях: «Ломоносовские научно-практические конференции пре подавателей, аспирантов, студентов», «Филологические чтения студентов и аспирантов» (Поморский государственный университет имени М. В. Ломоносова, 2008 – 2010), (Северный (Арктический) федеральный университет, 2011). Результаты исследования отражены в 10 статьях, в том числе в 3 статьях объемом 1, 4 п.л. в изданиях из списка, рекомендованного ВАК. Общий объем опубликованных работ составляет 4, 3 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заклю чения, списка литературы, списка лексикографических источников.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность и новизна работы, раскрыва ется ее теоретическая и практическая значимость, определяются объект, пред мет, материал исследования, формулируются цель и задачи исследования, ука зываются используемые методы, приводятся положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Историографическое описание “Жития Стефана Пермско го”» состоит из четырех параграфов. Первый параграф посвящен задачам изу чения письменных памятников.

В различные исторические периоды понятие «памятник» имело свои особенности – различалось объемом и содержанием. Понятию «памятник культуры», в число которого входит и «памятник письменности», присуща определенная научная или общественная ценность, рассматриваемая как неотъемлемая часть культурного наследия. Памятники письменности пред ставляют интерес для самого широкого круга исследователей, при этом они способствуют реализации соответствующих научных задач. Так, с лингви стической точки зрения памятник письменности прежде всего изучается как отражение языка и культуры определенного времени.

Во втором параграфе анализируются аспекты изучения письменных памятников.

Агиографические памятники составляют значительную часть письмен ного наследия, имеется богатый опыт разноаспектного изучения. В настоя щее время изучение агиографии получило в науке особый академический статус, о чем свидетельствуют многочисленные направления, исследующие древнерусские жития, а также разработка новых приемов и подходов (Л. В. Левшун, Т. П. Рогожникова, А. С. Герд, В. В. Лепахин и др.).

В третьем параграфе описывается степень изученности «Жития Сте фана Пермского».

«Житие Стефана Пермского», созданное в конце XIV века Епифанием Премудрым, агиографический памятник – одно из самых витиеватых и тор жественных текстов, для которого характерен стиль «плетение словес». «Жи тие Стефана Пермского» как предмет исследования привлекает литературо ведов, лингвистов, философов, культурологов и рассматривается в различ ных аспектах (В. О. Ключевский, О. Ф. Коновалова, Г. М. Прохоров, Е. Л. Конявская, С. М. Авласович, А. Ю. Котылев, Алексий Марченко, про тоиерей, Т. П. Рогожникова, В. Д. Петрова, А. В. Духанина, И. Ю. Абрамова и др.). Анализ степени изученности письменного памятника позволил сде лать вывод о том, что «Житие Стефана Пермского» с позиции религиозного дискурса не рассматривалось.

В четвертом параграфе представлен обзор и анализ существующих редакции «Жития Стефана Пермского» и обосновано выбранное нами изда ние.

При рассмотрении списков, редакций, изданий «Жития Стефана Перм ского», а также в соответствии с задачами нашего лингвистического исследо вания полагаем, что наиболее ценным при изучении стиля «плетения словес» является «Житiе Святаго Стефана епископа Пермскаго написанное Епи фанiемъ Премудрымъ» – издание Археографической комиссии 1897 года под редакцией В. Г. Дружинина.

Вторая глава «Задачи изучения “Жития Стефана Пермского” как религиозного дискурса» включает три параграфа.

В первом параграфе «Характеристика “Жития Стефана Пермского” как религиозного дискурса» излагаются проблемы взаимодействия языка и религии, которые приобретают особую актуальность в современном мире, что приводит к разработке соответствующей терминологии. Анализ совре менных исследований по изучению религиозного языка позволил заключить, что одним из перспективных направлений считается дискурсивный подход или описание религиозного дискурса, однако, агиографические тексты не рассматриваются лингвистами в рамках этого направления. Мы солидарны с В. В. Лепахиным в том, что при описании агиографических текстов должно учитываться их назначение;

жития – особые, религиозные тексты, со специ фической символикой, а потому, по нашему мнению, могут и должны анали зироваться в соответствующем ракурсе.

Для анализа религиозного дискурса, который понимается как религи озный текст в ситуации реального общения, возможно применение разных исследовательских подходов. При рассмотрении «Жития Стефана Пермско го» в этом аспекте опираемся на исследования В. И. Карасика, Е. В. Бобыре вой, М. Войтак.

В соответствии с пониманием «Жития Стефана Пермского» (далее – ЖСП) как религиозного дискурса, по В. И. Карасику, «промежуточного по рядка между речью, общением, языковым поведением, с одной стороны, и фиксируемым текстом, остающимся в “сухом остатке” общения, с другой стороны», в данном параграфе описаны дифференциальные признаки «Жи тия Стефана Пермского» как религиозного дискурса, которые выявлялись при помощи следующих параметров: 1) участники, 2) хронотоп, 3) цели, 4) ценности, 5) стратегии, 6) материал, 7) разновидности и жанры, 8) преце дентные тексты, 9) дискурсивные формулы. В результате мы пришли к сле дующим выводам:

1. «Житие Стефана Пермского» как религиозный дискурс представляет собой институциональное общение, целью которого является приобщение человека к вере, укрепление веры в Бога и характеризуется следующими кон ститутивными признаками: 1) его содержанием являются священные тексты и их религиозная интерпретация;

2) его участники – верующие, Епифаний Премудрый, святой Стефан Пермский, Всевышний, священнослужитель;

3) хронотоп: ЖСП как тип религиозного дискурса, также как и молитва, от личается от других жанров религиозного общения (проповеди, исповеди).

Человек обращается к «Житию Стефана Пермского» как в храме (празднова ние святому совершается 26 апреля, в Храме в этот день читается краткое житие святителю, а также поются каноны и акафист), так и вне храма (до машнее чтение), локусом ЖСП является внутренний мир человека, его душа.

2. Функции «Жития Стефана Пермского» как религиозного дискурса распадаются на дискурсивные, характерные для любого типа дискурса, но получающие специфическую окраску в религиозном общении, а именно: ин формативная, репрезентативная, коммуникативная;

институциональные:

преспективная, прохибитивная, призывно-побудительная, молитвенная, функция распространения информации.

3. Ценности «Жития Стефана Пермского» как религиозного дискурса сводятся к признанию существования Бога, признанию истинности вероуче ния и религиозно-обусловленных моральных норм. Ценностная картина ЖСП как религиозного дискурса представляется в оппозициях «добро – зло», «жизнь – смерть», «истина (правда) – ложь», «божественное – земное».

4. «Житие Стефана Пермского» как религиозный дискурс прецедентно по своей сути, поскольку основано на Священном Писании. Выделяется внутренняя и внешняя прецедентность в ЖСП: внутренняя основана на упо минании событий и участников, о которых повествуется в Священном Писа нии, внешняя представлена прецедентными именами и прецедентными вы сказываниями.

Выделение и описание дифференциальных признаков религиозного дискурса в «Житии Стефана Пермского» свидетельствует о возможности рассмотрения данного агиографического памятника в аспекте религиозного дискурса. Кроме этого необходимо отметить, что жития святых являются од ним из разделов христианской литературы, изучению которого посвящены специальные области научного знания – агиография и агиология, что также оправдывает их изучение с позиций герменевтики и теолингвистики.

Рассмотрение «Жития Стефана Пермского» как религиозного дискурса открывает возможность его интерпретации как текста, воплощающего рели гиозные мотивы, а также как способа выражения сакрального содержания, чему посвящен второй параграф данной главы.

В рамках интерпретации «Жития Стефана Пермского» как сакрального текста – образца воплощения результатов синергетического творчества, как Слова Божия, актуализированного в творчестве «богодухновенного» автора Епифания Премудрого, мы пришли к выводу, что сакральность житий необ ходимо связать с вопросом об их каноничности/неканоничности, так как именно канонический житийный текст был призван организовывать саму действительность, утверждать традиционную иерархию, представляя формы образцы высшей реальности, и устанавливать границы между профанным и сакральным мирами. При этом учитывалась сложность вопроса и возмож ность рассмотрения проблемы каноничности с различных позиций, а именно – с точки зрения церковного канона;

и с точки зрения художественной фор мы. Согласно требованиям, предъявляемым к каноническим текстам, ЖСП квалифицируется как канонический агиографический текст. Соответственно, при интерпретации «Жития Стефана Пермского» как произведения, вопло щающего религиозные мотивы, необходимо описание способов и средств выражения сакрального содержания.

В третьем параграфе рассматривается жизненный путь древнерусско го книжника Епифания Премудрого – адресанта, доносящего до слушающих Слово Божие, так как его биография имеет немаловажное значение в изуче нии «Жития Стефана Пермского» как сакрального текста.

Епифаний Премудрый – инок Троице-Сергиева монастыря, отличался высокими религиозно-нравственными качествами, высокой образованно стью, широким кругозором, чему способствовали и его путешествия по свя тым местам. Исследователи отмечают обширную начитанность Епифания в литературе церковного красноречия, в русской, византийской, сербской и болгарской литературах, характеризуют как опытного книжного писца и графика, как наблюдательного человека, обладающего музыкальными спо собностями и способностями рисовальщика, что позволяет судить о разно сторонности его дарования;

отмечают в творчестве Епифания Премудрого внутреннюю связь с основными особенностями исихастского мировоззрения, а именно – с напряженным сердечным чувствованием этого мира, поиском тишины и «непрестанной молитвы».

Таким образом, духовно-религиозное мировоззрение талантливого агиографа нашло свое отражение в выборе средств и способов описания «Жития Стефана Пермского».

Третья глава «О природе и функциях “плетения словес” посвящена характеристике собственно «плетения словес» и включает семь параграфов.

В первом параграфе рассматривается категория стиль.

Большинство исследований, посвященных Епифанию Премудрому, со средотачивают внимание на его изысканном стиле, однако стиль – одна из самых спорных категорий. Многозначность определений понятия стиль, су ществование различных «подходов» к объему и содержанию данного терми на с точки зрения лингвистики, исторической стилистики, литературоведе ния, искусствоведения позволило нам заключить, что это проблема общегу манитарная. При этом определение аспекта исследования по отношению к термину стиль особенно необходимо при анализе средневекового текста.

Понимание стиля как мировоззренческой категории находит отражение во многих историко-литературных исследованиях, где учитывается специфи ка «художественной закономерности» в каноне христианского творчества с учетом значимого внелитературного фактора – христианской антропологии.

В диссертационном исследовании при изучении стиля «плетения сло вес» исходим из понимания стиля как «мировоззрения», «эстетического со знания» древнерусского книжника, древнерусского читателя, учитывая убеждения, эстетические нормы, картину мира исследуемой эпохи, принимая во внимание то, что объективно складывающаяся в определенный историче ский момент «литературная среда» прежде всего обусловлена мировоззрени ем».

Во втором параграфе описаны имеющиеся в научной литературе воз зрения на истоки и содержание понятия «плетения словес». Выявлено, что существующие определения опираются на различные основания, называют разнообразные характеристики «плетения словес», но главное, они не учиты вают религиозного содержания текста.

При рассмотрении «Жития Стефана Пермского» как сакрального тек ста нами выдвигалась гипотеза о том, что в религиозном тексте «плетению словес» отводится важнейшая функция в кодировании «высшего смысла».

Проверка данной гипотезы потребовала обращения к многоаспектному изу чению «плетения словес» – его структурной, интонационной и семантиче ской организации, что решается в следующих параграфах данной главы.

Третий параграф посвящен формально-грамматической организации «плетения словес». В диссертации анализируются 10 контекстов, отобранных по принципу синтаксического разнообразия, при этом решаются следующие задачи: 1) выявлены грамматические средства создания «плетения словес» (виды повторов);

2) определено их место в формальной структуре предложе ния / контекста;

3) описана морфологическая природа повторов. При иссле довании структуры «плетения словес» пользовались приемом моделирова ния. При этом под структурной схемой «плетения словес» понимается фор мальная организация, синтаксический образец, по которому строится кон текст/предложение;

под морфологической моделью понимается комбинация словоформ как компонентов структурной схемы. Компоненты структурной схемы могут объединяться по принципу морфологического параллелизма (повторяться). При записи повторов использовалась символика, принятая при описании синтаксических структур в «Русской грамматике-80».

Продемонстрируем методику анализа формально-грамматической организации «плетения словес» на примере следующего предложения:

Иди оубw, и боуди и ты прwповhдникъ вhры, исповhдникъ истины, и блго\вhстникъ еvgалю Хв\u. (л. 667) Первый исследовательский шаг: синтаксическая характеристика еди ницы, включающей «плетение словес». Это простое, побудительное предло жение.

Второй исследовательский шаг: место «плетения словес» в структуре предложения. «Плетение словес» представлено субстантивными словосоче таниями: прwповhдникъ вhры, исповhдникъ истины, блго\вhстникъ еvgалю Хв\u. Если принять, что названные словосочетания не являлись устойчивы ми в русском языке конца XIV – начала XV века, то главные слова в каждом из них входят в составное именное сказуемое.

Третий исследовательский шаг: характеристика структуры «плетения словес» (синтаксическая и морфологическая).

Структурная схема «плетения словес»: и N1+N2, N1+N2, N1+N3+Adjкратк. Анализ морфологической природы повтора выявляет, что «плетение словес» представляют две морфологические модели: 1) N1+N2 (2);

2) N1+N3+Adjкратк (1);

в скобках приводится количество повторов в каждом ряду. Функцию ритмизации выполняет повтор однотипных форм имен суще ствительных (прwповhдникъ, исповhдникъ, блговhстникъ;

вhры, истины).

Специфическая функция в оформлении ритмического рисунка высказывания принадлежит заключительному словосочетанию – блго\вhстникъ еvgалю Хв\u.

Формально-грамматический анализ контекстов позволил сделать сле дующие общие выводы: (1) «плетение словес» – это повторы различных ви дов;

(2) повторы встречаются в следующих типах синтаксических конструк ций: в простом, сложносочиненном, сложноподчиненном предложениях, в сложных синтаксических конструкциях и периоде;

(3) они распространяют подлежащее, дополнение, обстоятельство, сказуемое, обращение;

(4) выра жаются именем существительным, именем прилагательным, местоимением, причастием, личными формами глагола;

(5) повторы представлены различ ными синтаксическими единицами: ряды слов (синтаксем) или словосочета ний, или простых односоставных предложений/простых двусоставных (не распространенных и распространенных) предложений, ряды сложных пред ложений;

(6) повторы имеют разную длину «отрезков речи»: малые формы – микропараллелизм (один или несколько членов предложения) и крупные формы – макропараллелизм (несколько самостоятельных предложений, объ единенных семантическим единством);

(7) обращение к морфологическим моделям «плетения словес» выявило главные средства, создающие ритмоме лодическую целостность контекстов, включающих повторы, – это синтакси ческий параллелизм (однотипность синтаксических конструкций), морфоло гический параллелизм (комбинация одинаковых морфологических форм).

Повторы представлены различным количеством морфологических моделей, а порядок их следования формирует интонационный рисунок высказывания.

Ритмико-мелодическую функцию выполняют также повторы союзов и союз ных слов.

В связи с разнообразием повторов встал вопрос о наиболее актуальных их видах, что решается в следующем параграфе.

Четвертый параграф посвящен выявлению частотности различных видов повторов «плетения словес» в «Житии Стефана Пермского». При этом описываются причины, способствующие их неоднозначной интерпретации.

На примере конкретного высказывания демонстрируется многомерность яв ления «плетения словес», что является одной из главных причин трудности классификации повторов.

При количественном анализе повторов сочли возможным обратиться к вероятностно-статистическому методу. Проанализирована примерно пятая часть текста. Результаты анализа обобщены в таблице, которые показывают, что наиболее частотны повторы слов – 116 рядов (среднестатистическое – 580) и повторы определенно-личных предложений – 38 рядов (среднестати стическое – 190).

В пятом параграфе рассмотрена проблема ритмической организации «Жития Стефана Пермского», предпринят эксперимент по воссозданию ме лодического оформления «плетения словес» на основе традиционных бого служебных мелодий средневековой русской культуры.

Рассматривая «Житие Стефана Пермского» как религиозный дискурс, нами выдвигалась гипотеза о том, что «плетение словес» в «Житии Стефана Пермского» – один из способов мелодического оформления текста. Проверка гипотезы потребовала обращения к традициям церковного песнопения для конца ХIV – начала XV века, а именно: к фонду знаменных песнопений (Электронный корпус древнерусских певческих рукописей) с целью изучения нотных рукописей;

к исследованиям специалистов в области древнерусского богослужебного пения (Т. Ф. Владышевская, В. И. Мартынов, Б. Кутузов, Б. Карастоянов и др.).

Для нас оказались важными следующие наблюдения историков древ нерусской музыки: богослужебное пение становится в Византии письменно фиксируемым явлением, поэтому о нем можно судить и на основании непо средственных письменных источников, содержащих конкретные йотиро ванные богослужебные мелодии;

византийские трактаты разделяют весь мелодический материал богослужебных песнопений на два основных вида:

агиополитис (святоградское или Иерусалимское пение) и азматическое пе ние. Понятие агиополитис включало в себя такие йотированные рукописи, как ирмологи, стихирари, а также сборники, содержащие другие обиходные песнопения. В свою очередь богослужебный мелодический материал агио политиса подразделялся на два рода мелодий: ирмологический и стихира рический. Данные факты важны, поскольку исследователи утверждают, что византийская певческая система во всем своем объеме со всеми типами пе ния и чтения во всех их подробностях и во всем разнообразии форм была полностью воспринята на Руси.

В своем исследовании опирались на два рода богослужебных мело дий: ирмологические и стихирарические, учитывая особенности их мелоди ческого строения. Следующим шагом явилось выборочное рассмотрение в заданном аспекте анализируемых в §3 контекстов, включающих «плетение словес». В результате проведенного эксперимента исследуемые контексты изложены с позиции мелодического оформления, т. е. в форме ирмологиче ских и стихирарических мелодий.

Для проверки наших выводов о том, что именно «плетение словес» придает музыкальность, мелодичность тексту «Жития Стефана Пермского», выполняя функцию распева, подобному эксперименту подвергался кон текст, не содержащий повторов. Эксперимент позволил констатировать, что воссоздать мелодическую линию исследуемого контекста по типу ирмоло гической / стихирарической мелодии невозможно, так как интонационные признаки данного контекста являются характерными чертами псалмодиче ского речитатива. Исследование мелодической структуры «Жития Стефана Пермского» позволяет сделать вывод, что «плетение словес» – это также способ мелодического оформления текста. Контексты, не содержащие «пле тения словес», могут произноситься речитативом, который составляет неотъемлемую часть богослужения христианской церкви.

Шестой параграф представляет описание смысловой функции по второв в «плетении словес». «Плетение словес» – явление многомерное, повтор проявляется на всех языковых уровнях. Поэтому и семантическая структура «плетения словес» может допускать расшифровку, объяснение при последовательном проникновении в глубинные структуры текста. В параграфе доказывается следующая гипотеза: семантический повтор в «Житии Стефана Пермского» – это способ выражения смысла сакрально го текста.

К исследованию в заданном аспекте привлекались три контекста, рассмотренные в § 3 с позиций формально-грамматической организации.

Анализ смысловой роли повторов использует методику и конкретные приемы, разработанные нами специально для решения поставленной за дачи. При интерпретации смысла опираемся на онтологическую (реали стическую) теорию смысла и задачи герменевтической интерпретации. В исследовании употребляем термины символическая семема, ноэма, эйдос.

Продемонстрируем методику семантического анализа повторов на примере следующего контекста:

Иди оубw, и боуди и ты прwповhдникъ вhры, исповhдникъ истины, и блго\вhстникъ еvgалю Хв\u (л. 667) На синтаксическом уровне «плетение словес» представлено рядом словосочетаний: прwповhдникъ вhры, исповhдникъ истины, блг\овhстникъ еvалю Хв\u. (Формально-грамматическая структура данно го контекста описана выше).

Первый исследовательский шаг – выстраивание «внешнего» и «внутреннего» рядов «плетения словес»: Прwповhдникъ – исповhдникъ – блг\овhстникъ (внешний ряд);

Вhры – истины – еvgалю Хв\u (внутренний ряд).

Второй шаг – описание семантики слов внешнего и внутреннего ря дов.

Обращаемся к семантике слов внешнего ряда: Прwповhдникъ – ис повhдникъ – блг\овhстникъ. При выявлении конкретно-общего значения (символической семемы ноэмы) для каждого слова в ряду обращаемся к следующим историческим словарям: И. И. Срезневский «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» (1893;

1902;

1912);

«Словарь древнего славянского языка, составленный по Остромирову евангелию» (1899);

Словарь церковно-славянского и русского языка (1847);

Г. Дьяченко «Полный церковно-славянский словарь» (1900).

В Словаре Срезневского значение слова Прwповhдникъ толкуется следующим образом: «Глашатай», «Провозвестник», «Проповедник, учи тель». В Словаре 1847 Прwповhдникъ – 1) Всенародный возвеститель, про возгласник, провозвестник. 2) Поучающий закону Божию. 3) Говорящий в церкви проповеди. В данном словаре справляемся по поводу значения ука занных слов:

Глашатай – «объявляющий что-либо всенародно, провозвестник».

Провозвhстникъ – «тоже, что провозвеститель».

Провозвеститель – 2) объявляющий, провозглашающий что-либо.

Возвhститель – «возвещающий что-либо». Возвhщать – «подавать весть, объявлять, давать знать».

Провозгласникъ – «тоже, что провозвеститель во 2 значении».

Изучение лексикографических дефиниций позволяет сделать вывод о том, что ноэмой для слов Глашатай, Провозвестник, Провозвеститель, Возвеститель, Провозгласник, Проповедник является ‘объявляющий, провозглашающий что-либо’, суть воплощения одного эйдоса – Провоз вестник.

В Словаре Срезневского слово Исповhдьникъ описывается так:

«Святой, потерпевший гонение за веру», «Отец духовный». В Словаре 1847 Исповhдникъ – 1) Святой муж, поборавший по благочести и за веру претерпевший от еретиков гонения или страдания, хотя и не запечатлев ший своего подвижничества мученической кончиной. 2) Исповедыва ющийся духовнику. В Словаре Дьяченко Исповhдникъ – «открыто сви детельствующий веру, страдающий или пострадавший за такое признание веры». Ноэмой слова Исповhдникъ является ‘святой, открыто объявля ющий веру’.

Обратимся к значению слова Блг\овhстникъ.

В Словаре Срезневского это слово имеет значение «Евангелист». В Словаре 1847 Блг\овhстникъ – 1) Радостный вестник, 2) Проповедник Слова Божьего. В Словаре 1899 Блг\овhстникъ – 1) Радостный вестник.

2) Проповедник слова божьего, евангелист. В этом же Словаре: Еванге листъ – «каждый из четырех апостолов, описавших жизнь, деяния и уче ние Господа нашего Иисуса Христа».

Изучение лексикографических дефиниций позволяет сделать вывод о том, что ноэмой для слов Евангелист, Радостный вестник, Проповед ник Слова Божьего, Благовестник является ‘объявляющий, провозглаша ющий Слово Божье (Евангелие)’, эйдос – Блг\овhстникъ.

Таким образом, слова внешнего ряда прwповhдникъ – ис повhдникъ – блг\овhстникъ ноэматически близки;

ноэма –‘сообщать кому-либо что-либо’, суть воплощения одного эйдоса – Блг\овhстникъ ‘объявляющий, провозглашающий Слово Божье (Евангелие)’.

Подобным образом рассматриваются значения слов внутреннего ря да: Вhры – истины – еvgалю Хв\u.

В результате, приходим к выводу, что слова внутреннего ряда вhры – истины – еvgалю Хв\u («то, что истинно»;

«правда, христианская ве ра»;

«слово божие, благовестие») ноэматически близки, суть воплощения одного эйдоса ‘Евангелие’. Слова внутреннего ряда раскрывают Знания – что есть «Евангелие», а именно – что есть истина и христианская вера.

Итак, на семантическом уровне наблюдаем два смысловых ряда н о эматически близких слов, входящих в «плетение словес»:

1 ряд: Прwповhдникъ – исповhдникъ – блг\овhстникъ – ноэма – ‘объявляющий, провозглашающий Слово Божье (Евангелие)’;

эйдос – Блг\овhстникъ.

2 ряд: Вhры – истины – еvgалю Хв\u – ноэма – ‘Слово Божие’;

эйдос – Еvgале.

И в первом, и во втором рядах – ноэматически близкие слова, наблюдается формальное усложнение смысла в каждом ряду. Более того, анализ выявляет третий ряд усложнения Еvgале Хв\о.

Обратимся к смысловому уровню словосочетаний: прwповhдникъ вhры (‘объявляющий, провозглашающий что-либо’ + ‘то, что истинно’), эйдос – ‘провозвестник истины’;

исповhдникъ истины (‘святой, открыто объявляющий веру’ + ‘правда, христианская вера’), эйдос – ‘исповедник истины’;

блг\овhстникъ еvgалю Хв\u (‘объявляющий, провозглашаю щий Слово Божье (Евангелие) + ‘Слово Божие, благовестие’), эйдос – ‘благовестник’. В анализируемых словосочетаниях наблюдается повторе ние, усиление, углубление и расширение диапазона возможных для чело века способов представления эйдоса Блг\овhстникъ.

Далее обращаемся к интерпретации эйдоса Блг\овhстникъ, и вы являем переход от эйдоса к символу. Именно в эйдосе ‘Благовестник’ за ключен символический смысл – Стефан Пермский продолжатель дела евангелистов Матфея, Марка, Луки и Иоанна – описателей, сказателей Евангелия.

На основании приведенного исследования приходим к выводу, что весь смысл контекста боуди и ты прwповhдникъ вhры, исповhдникъ истины, и блг\овhстникъ еvgалю Хв\u (667) заключен в словах боуди и ты блг\овhстникъ.

Описание смысловой функции повторов в «плетении словес» позво ляет заключить, что именно повтор, являющийся принципом организации «плетения словес» как кодированной структурной единицы, выполняет основную смыслообразующую роль, способствует «сгущению» смысла.

В седьмом параграфе обобщена содержательная сторона материала исследования (около 600 контекстов), включающих «плетение словес», что позволило выявить смысловые единицы текста, получающие номина цию/характеризацию посредством данного приема. Контексты, содержа щие «плетение словес» объединяются в семь смысловых групп. Количе ственная характеристика контекстов показывает, что наиболее подробная номинация/характеризация заключена в смысловых единицах «Бог» и «Подвижник Христианства». В соответствии с онтологической теорией смысла каждая смысловая группа представляет соответствующий эйдос.

Семь эйдосов в своей совокупности составляют эйдосферу «Христиа н ская вера».

В Заключении диссертационной работы обобщаются результаты иссле дования, излагаются общие выводы по рассматриваемой проблеме.

Основные положения диссертации отражены в публикациях автора Статьи в научных изданиях в соответствии с перечнем ВАК Коломейченко С.В. Смысловая организация стиля «плетение словес» (на материале ЖСП) // Вестник ВятГГУ: Филология и искусствоведение. – 2011. – № 1(2). – С. 56–60 (0, 6 п.л.).

Коломейченко С.В. Роль повторов в «плетении словес (на материале «Жития Стефана Пермского»)» // Вестник ПГУ им. Ломоносова: Гуманитар ные и социальные науки. – 2011. – № 4. – С. 79–82 (0, 4 п.л.).

Коломейченко С.В. “Плетение словес” как способ мелодического оформления “Жития Стефана Пермского”// Вестник ВятГГУ: Филология и искусствоведение. – 2012. – № 1(2). – С. 117–119 (0, 4 п.л.).

Публикации в других изданиях Сушарина С.В. Поэтика «Жития Стефана Пермского» // Ломоносовские аспирантские и студенческие научные чтения. Выпуск II: Россия и Европей ский Север в 20 веке: тезисы докладов. – Архангельск, 2000. – С. 59– (0,1 п.л.).

Коломейченко С.В. Задачи изучения агиографических памятников // Филология – 1: сборник научых трудов / сост., отв. ред. Н.В. Осколкова. – Архангельск, 2009. – С. 10–14 (0, 3 п.л.).

Коломейченко С.В.Задачи изучения “Жития Стефана Пермского” как религиозного дискурса // Новое в славянской филологии: сборник статей / отв. ред. М.В. Пименова. – Севастополь: Рибэст, 2009. – С. 420–427 (0,5 п.л.).

Коломейченко С.В. Житие – сакральный текст // Мысль. Слово. Текст: к юбилею Эллины Николаевны Осиповой: сборник научных статей / отв. ред.

А.В. Петров. – Архангельск: КИРА, 2009. – С. 122–129 (0, 4 п.л.).

Коломейченко С.В. Наблюдения над стилем «плетение словес» // Язык и ментальность: сборник статей: серия «Славянский мир». Вып. 5 / отв. ред.

М.В. Пименова. – Санкт-Петербург: СПбГУ, 2010. – С. 170–177 (0, 5 п.л.).

Коломейченко С.В. Структурная организация стиля «плетения словес» в предложении (на материале ЖСП) // Образ мира в зеркале языка: сборник статей: серия «Концептуальный и лингвальный миры». Вып. 1 / отв. соред.

В. В. Колесов, М.В. Пименова. – Москва: Флинта, 2011. – С. 351– (0, 5 п.л.).

Коломейченко С.В. (в соавторстве с А.А. Камаловой) Повторы в «Жи тии Стефана Пермского» //Acta Neofilologica, XI. – Olsztyn 2012. (0, 6 п.л. в печати).



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.