авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Н и н а о л ьга а н а то л ьев н а служебный комплекс тлкой-как (грам м а ти ческа я х а ра ктери с ти к а )

-- [ Страница 1 ] --
ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

С ЕЛ Ю Н И Н А О Л ЬГА А Н А ТО Л ЬЕВ Н А СЛУЖЕБНЫЙ КОМПЛЕКС ТЛКОЙ-КАК (ГРАМ М А ТИ ЧЕСКА Я Х А РА КТЕРИ С ТИ К А ) Специальность 10. 02. 01 - РУССКИЙ ЯЗЫК Диссертация на соискание ученой степе нк кандидата филологических наук

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор А. Ф. П РИ Я Т К И Н А Владивосток - 2004 Содерж ание В ведение.................................................................................................................... 4 Г л ав а 1. Синтаксическая конструкция и формальные средства ее органи­ зации........................................................................................................................ 1. Синтаксическая конструкция................................................................ 2. Корреляты как формальные средства организации синтаксиче­ ской конструкции типа Р & Р............................................................................... 3. Проблема союза и коррелята как средств связи непредикативных компонентов конструкции............................................................................... Выводы............. »........................................................................................... Г лава 2» Конструктивные особенности служебного комплекса ТАКО Й...КАК - дистантного............................................................... 3О 1. Характеристика конструкции на первом уровне................................. 3L 1.1. Второй член конструкции................................................................... 1. 2. Первый член конструкции................................................................... 1.3. Огношения между первым и вторым членами конструкции на уровне лексики и семантики................................................................................... 5О 1. 4. Проблема третьего гигена конструкции с ТАКО Й...КА К дистаитньгм.,........................................................................................... 1.5. Модификации состава конструкции................................................... 2. X ар актеристика ко нструкци и н а втором уровне,...........,................ 2. 1. Место конструкции с ТАКОЙ...КАК —дистантным в системе союзных конструкций............................................................................................. 2. 2. Значение конструкции с ТАКО Й...КАК —дистантным.............

2. 3. Конструкция с ТАКО Й...КАК —дистантным и приложение...

2. 4. Необходимость (облигаторность) каждого компонента служеб ного ко мплекса ТАК ОЙ... КА К - д иста/т иого для ко нстру кц ии............... 2. 5. Конструкция с ТАКОЙ...КАК —дгтпантным в предложении.. 2. Ь. Служебный комплекс ТАКОЙ...КАК - дистантный и союз КАК в значении “в качестве”..................................................................................... 2. 7. Служебный комплекс ТАКОЙ...КАК - дистантный и союз КАК сравнительный.............................................................................................. Выводы.............................................................................................................. Г лава 3* Конструктивные особенности служебного комплекса ТАКОЙ КАК —контактного.................................................................................................... 1. Конструкция с ТАКОЙ К А К - контактным......................................... 1.1. Значение служебного комплекса ТАКОЙ КАК - конт акт ном и образуемой им конструкции...........................,,................................................. 1.2. Пояснен ие как конструкция.................................................................... 1. 3. Позиция ТАКОЙ КАК - контактного в конструкции..................... 1. 4. Необходимость (облигаторность) каждош компонента служеб­ ного комплекса ТАКОЙ КАК - контактного для конструкции........................ 2. Сравнительная характеристика пояснительной и определитель­ но-репрезентативной конструкций с ТАКОЙ-К АК............................................. Выводы....................................................................................................... Г лава 4. Категориальный статус ТАКОЙ-КАК.................................................... 1. Проблема определения категориального статуса ТАКОЙ-КАК.... L 1.1. Категориальный статус ТАКОЙ,..КАК - дистантного.................. 1. 2. Категориальный статус ТАКОЙ КАК —конт акт ного.,.................. 1. 3. К определению понятия “служебный комплекс”................................ 2. Сравнительная характеристика ТА КО И... КАК - дистантного и ТАКОЙ КАК —контактного....................................................................................... Выводы.....................................................................................с........................... Заклю чение................................................................................................................... Библиографический список........................................................................................ Сп исо к источи и ков фактического материала......................................................... Впадение Синтаксис служебного слова богат, разнообразен и не вполне исследовать Задача получения исчерпывающих сведений обо всех имеющихся в русском языке служебных словах является злободневной в современной русистике. В настоящее время уже трудно ограничить понятие “служебные слова” перечнем трех классических частей речи: предлоги, союзы, частицы. В общую категорию служебных слов нельзя не включить большую группу единиц с четко определившейся строевой синтаксической функцией. К таким единицам относится устойчивое сочетание ТАКОИ-КАК, которому поспятцена данная диссертационная работа. Поскольку ТАКОИ-КАК является единицей особого типа, изучение его специфики и места среди других служебных слов тесно связано с проблемой типологии служебных единиц русского языка.



ТАКОИ-КАК уже попадал в гюле зрения лингвистов (работы JT. Л. Ки­ селевой, Н. Л. Широковой, Р. С. Иткиной, А. Ф. Прияткиной, М. А. Завадской, В. В. Щеулииа, А, П, Королева, В, А. Телковой и др.)* Однако по существу объектом исследования было не само служебное слово, а построение с ним, именно поэтому приоритетными являлись две проблемы:

- проблема семантической интерпретации конструкции с ТАКОЙ-КАК (сравнение, пояснение, репрезентация);

- проблема синтаксического статуса построения с ТАКОИ-КАК (простое предложение, сложное предложение, промежуточная структура, совмещающая признаки простого и сложного предложения).

Объектом латптого диссертационного исследоваттия является устойчивое сочетание местоимения ТАКОЙ и союза КАК. Объект интересен в формальном и семантическом отношении, поскольку представляет собой функциональное единство, образуемое Т-местоимснттем и союзом. Прежде всего такая разная частеречттая принадлежность компонентов сочетания делает его своеобразным, практически ни с чем не совпадающим служебным словом.

Предмет исследования составляют структурно-семантические свойства сочетания ТАКОИ-КАК и создаваемые ими конструкции.

Актуальность работы определяется необходимостью изучения грамматических возможностей служебных элементов неопределенной частеречной отнесенности. Описание данного сочетания составляет часть большой проблемы современного языкознания — проблемы изучения служебных средств языка как конституэнтов синтаксической структу ры.

Цель иссл ел она ния - выявить индивидуальные свойства единицы особого типа и определить ее статус в системе служебных слов.

Осуществление поставленной цели предполагает решение следующих задач:

- исследовать функции сочетания местоимения ТАКОЙ и союза КАК, определить характер их взаимодействия с учетом степени связанности;

- вь)ивитт* конструкции, образуемые соединением ТАКОЙ и КАК, и установить их место в общей системе союзных конструкций;

• описать каждый вид конструкций, исходя из характеристики их синтаксического статуса, формального состава и семантики;

- определить категориальную принадлежность исследуемой служебной единицы.

Материалом для исследования послужили факты употребления функционального единства ТАКОЙ-КАК, полученные методом сплошной и частичной, в том числе компьютерной, выборки из произведении художественной литературы конца XIX - начала XXI века, научных и публицистических текстов конца XX - начала XXI века, а также факты, собранные в результате наблюдений за устной речью (всего около фактов). В процессе исследования учитывались материалы из картотеки М. А. Завадской, однако в тексте диссертации они не используются.

Методы исследования.

Работа выполнена с помощью традиционного для русистики описательного метода, основанного на непосредственном наблюдении над употреблением функционального единства ТАКОЙ-КАК и классификации вычлененных фактов. Наряду с ним применялся метод лингвистического эксперимента, состоящий в элиминации компонента (компонентов) единства, в трансформировании исходных высказывагтй. При исследовании конструкций использовался метод двухуровневого синтаксического анализа, разработанный Л. Ф. Прияткиной [Прияткина 1980].

Научная новизна работы. Предложено понимание местоименно-союзного комплекса как особой категории служебных единиц, функционирующих в рамках простого предложения;

дополнены и уточнены сведения о конструктивных особенностях служебного единства ТАКОЙ-КАК.

Теорети ческая значим ость и ссл елонан ня заключается в разработке проблемы типов служебных едитпщ современного русского языка, состоящей о выявлении функционально-семантических разновидностей служебных единиц, находящихся за пределами трех традиционных классов служебных слов.

Работа также служит дальнейшему развитию теории конструкции как сингакеической категории.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования предполагается использовать в лексикографии, в частности в работе над словарсм служебных слов, в практике преподавания русского языка, например в спецкурсах по синтаксису.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Сочетание местоимения ТАКОЙ и союза КАК предстаачяет собой функциональное единство служебного характера, 2. ТАКОЙ-КАК — уникальная служебная единица. Е е категориальный статус в современной лингвистике не определен. В наибольшей степени к нему применимо общее понятие “служебного слова”, поскольку оно участвует в выражении синтаксических связей и отношений. Специфика данного служебного сочетания, отличающая его от всех других служебных слов, состоит во флективном характере его первого компонента, что не соответствует морфологическому пониманию служебною слова.

Будучи средством связи частей предложения и организатором синтаксической конструкции, функциональное единство ТАКОЙ-КАК тем не мекее не является союзом. Для категориальной характеристики данного релятнва предлагаем понятие “служебный комплекс”. Особенность служебного комплекса состоит в том, что входящие в его состав компоненты сохраняют свой частеречныЙ статус: местоимение и союз.

3. ТАКОЙ-КАК образует две разные конструкции. Построение с ТАКОЙ.,,КАК - дистантным не имеет аналогов среди других конструкций.

По сути, мы имеем два служебных комплекса: ТАКО Й...КА К с дистантным расположением компонентов и ТАКОЙ КАК - с контактным расположением компонентов.

Апробация. Основные положения работы нашли отражение в докладах и выступлениях на международных конференциях: “Лингвистика и межкультурная коммуникация” (г, Хабаровск, 2003), “Проблемы славянской культуры и цивилизации” (г, Уссурийск, 2004), ‘И нтеграция науки и образования — основа развития и возрождения национально-регионального менталитета” (г. Биробиджан, 2004);

на всероссийской научно-практической конференции “Актуальные проблемы филологического образования: наука вуз - школа” (г. Екатеринбург, 2003);

на научно-практических конференциях:

“Проблемы сохранения, развития и распространения русского языка как великого достояния народа” (г. Владивосток» 2002), “Предложение. Текст.

Речевое функционирование языковых единиц” (г. Елец, 2003), “Литературный язык сегодня: проблемы и перспективы” (г. Комсомольск— Амуре, 2003), па— “Россия — Восток — Запад. Проблемы межкультурной коммуникации ’ (г. Владивосток, 2003), “Историко-филологическое образование на Дальнем Востоке” (г. Владивосток, 2003). Диссертация обсуждалась на заседании кафедры современного русского языка Дальневосточного государственного университета, на заседаниях аспирантского объединения, па методическом семинаре кафедры русского языка Биробиджанского государственного педагогического института. По теме работы имеется 7 публикаций.

Опубликованные работы и автореферат полностью отражают содержание диссертации.

Структура работы. Диссертация состоит из ВведеЕшя, четырех глав, Заключения, Библиографического списка» включающего около двухсот наименований, и Списка источников языкового материала.

Тематика глав определяется целью работы. В первой главе “Синтаксическая конструкция и формальные средства ее организации” сделан обзор существующих в лингвистической литературе мнений относительно возможности функционирования коррелятов ТАКОЙ-КАК в сложноподчиненном и простом предложениях. Во второй и третьей главах представлено описание конструкций, образуемых функциональным единством ТАКОЙ-КАК. Четвертая глава "Категориальный статус ТАКОЙ-КАК” посвящена проблеме категориального статуса служебной единицы особого типа. В Заключении содержится обобщенное представление основных результатов исследования и намечаются перспективы дальнейшего изучения служебного комплекса как специфического класса релятивов.

Глава L Синтаксическая конструкция и формальные средства сс организации 1. Синтаксическая конструкция Служебное слово — важнейший элемент формального синтаксиса.

Именно поэтому оно неразрывно связано с понятием си н такси ческая конструкции.

Синтаксическая конструкция - сквозное понятие конструктивного синтаксиса;

оно применимо ко всем синтаксическим единицам:

словосочетанию, простому предложению, сложному предложению. В широком понимании термин “синтаксическая конструкция” используется как синоним терминов “синтаксическая единица'7* “построение”, “организация” и служит для обозначение формальной стороны синтаксической единицы. Сравним:

“конструкция словосочетания”, “предикативная конструкция”, “непредикативная конструкция”, “сочинительная конструкция” и т.д.

Вместе с тем термин “синтаксическая конструкция'* понимается и более узко: он обозначает “некоторое структурное единство, имеющее внутреннюю формальную оргаггизатщю со строгим набором компонентов, находящихся в грамматической связи,.„ Части конструкции предполагают друг друга и создают единство, выражающее некоторое обобщенное значение” [Прняткина 1987: 42].

В этом случае термин “синтаксическая конструкция” хотя и не является общепризнанным, но применяется для описания тех явлений, которые трудно квалифицировать в терминах синтаксических единиц.

Такое понимание термина “синтаксическая конструкция” введено в научный обиход А, ф. Прияткиной.

А. Ф. Прияткина разработала типологию сою зных конструкций синтаксических построений, формальным ядром которых является согоз. Эти идеи нашли продолжение в работах М. А. Леоненко [Леоненко 1968, 1976, 1981], обосновавшей возможность применения понятия “конструкция” при исследовании производных предлогов. Типология конструкций представлена в ряде учебных пособий для студентов1 и в Словаре служебных слов р у с с к о е языка [Словарь служебных слов русского языка 2001], что свидетельствует о том, что теория синтаксической конструкции перестала быть достоянием только частных исследований.

Специальное понятие "конструкция” используется учеными Дальневосточной синтаксической школы для описания как конструктивных свойств союзов [Прияткина 1970, 1977, 1987, 1990;

Дровникова 1980 Кириллова 1985;

Зайцева 1978;

Ш ереметьева 1999;

Леонтьева 2000;

Окатова 2002;

Завьялов 2000;

Семенова 2004 и др.], так и конструктивно­ синтаксических свойств производных предлош в и лексикализованных словоформ служебного характера [Леоненко 1976;

Сергеева 1988, 2000;

Прияткина 1990;

Кравченко 2000;

Во Куок Доан 2002 и др.] Не все служебные слова можно рассматривать с точки зрения конструкции. Так, частицы участвуют в образовании конструкции лишь в том случае, если они выступают как аналоги союза или примыкающий к союзу элемент [Стародумова 2002;

33].

Интерес к узкому" пониманию термина “конструкция” наблюдается и со стороны других синтаксических школ. С опорой на узкое понимание термина “синтаксическая конструкция” проводятся некоторые исследования статфололъстсих синтаксистов, руководимых профессором Ю. И. Леденевым.

Конструкция как объект описания представлена в работах профессора Г. Д. Фигуровской [Фигуровская 1996, 1999, 2000, 2002] и ее учеников (Елецкая школа). Несмотря на то, что Г. Д. Фитуровская отдает предпочтение полевому методу, в ее работах преследуется цель систематизации способов классификации конструкций.

Ученые Новосибирской синтаксической школы ведут исследования в области сложного предложения [Полипрсдикативные конструкции и их морфологическая база 1980] н сравнения [Чсрсмисина 1971, 1976] с опорой на понятие “конструкция". Так, М. И. Черемисина рассматривает сравнение как 1См. ГГрияткина 1977;

1983.1987;

1990.

и конструкцию: “сравнение трактуется нами как конструкция, как некоторая общая схема построения сложного знака, который несет в себе компаративную функцию независимо от внешнего окружения [Черемисина 1976: 4].

Итак, особое место следует отвести работам, в которых термин ‘'синтаксическая конструкция” прилагается к построениям, не отвечающим понятию синтаксической единицы: конструкция может быть шире, сложнее, чем словосочетание, может представлять собой часть предложения, хотя может охватывать и все предложение - как простое, так и сложное. Именно поэтому описание явлений в плане конструкции позволяет избежать необходимости трактовать их как простое или сложное предложение и пезависимо от того или иного решения дать полную характеристику данного синтаксического образования. Так, занимаясь проблемой построений с союзом ЧТОБЫ типа:

пришел, чтобы рассказать (ср.: пришел рассказать), - Г. Д. Зайцева [Зайцева 1978] обнаруживает, что исследователей, обращавшихся к этим конструкциям, интересовала прежде всего синтаксическая природа инфинитивного оборота:

является ли он предикативной единицей и, следовательно, является ли вся союзная конструкция сложным предложением. Автор считает, что “обсуждение этого вопроса в том же плане представляется малоперспсктивпым, а его решение - положительное или отрицательное - не обладает достаточной объяснительной силой: оно не раскрывает формально синтаксической специфики данной конструкции” [Там же: 64].

Признак предикативности для конструкции, в принципе, не релевантен.

Возможна такая ситуация, когда некоторач конструкция выступает и в предикативном и в неиредикативном значении. Функционируя в предложении, конструкция может составлять его часть — как предикативную, так и непредикативную, например, в выражениях Петров выступил вместо Иванова и выступление Петрова вместо Иванова реализована одна и та же конструкция, организованная служебным словом ВМЕСТО.

Вместе с тем, возможность предикативных и непредикативпых реализаций составляет свойство отдельной конструкции. Так» существуют конструкции, состоящие только из непредикативных компонентов, конструкции, состоящие только из предикативных частей и конструкции, имеющие разнотипные с этой точки зрения компоненты1.





Непредикативные компоненты конструкции условно можно назвать "словами”. Это не самый удачный термин для синтаксически значимой единицы, по специального термина, противопоставляющего непредикативный элемент предикативному, в синтаксической традиции нет. Если признать оппозицию слово / предложение основной в системном представлении языка, то этим термином можно воспользоваться, оговорив, что имеется в виду синтаксический план слова. Необходимо отметить, что термином “слово" (в указанном значении) может быть обозначено не только единичное слоко, но и объединение слов, однако оно не должно представлять собой предикативную единицу.

Различие между двумя основными типами союзных конструкций демонстрирует условная запись с помощью символов Р & Р и L & L, где знак & обозначает союз (или другой рслятив);

Р — компонент конструкции, имеющий грамматический предикативный признак в качестве определяющего, то есть предикативная единица3;

L - компонент конструкции тина “слово” [Чсрсмисина 1980: 11;

Прияткииа 1987;

45], Конструкции типа Р & Р являются функционально самостоятельными, так как представляют собой предложение;

конструкции ти п а/, & L функционально несамостоятельны.

Описание конструкция строится на двух основных понятиях: компонент (но не член предложения) и конструирующий элемент, хотя этим ие исчерпывается набор признаков, характеризующих конструкцию. В их сосгап может входить и семантический признак компонента, и такие “неконструктивные” признаки, как порядок слов и интонация.

Будучи формальным средством связи, сочетание Т-местоимения и союза КАК способно выступать в качестве конструирующего элемента.

1Примером последних может послужить построение **...л м ечь что существует индя жичнъ ".

н аи п й р аб о те д л я обоыгачешгя грамматического предиката и сп о л м у стся сим вол Г (ср.: П Е - предикативна» единица);

к л ингвисткческой литератур* с помощью Г прежде всего обозначаю т семантический предикат.

В данной главе мы проанализируем функции коррелятов и попытаемся дать общее представление о взаимодействии местоименного коррелята ТАКОЙ и союза КАК.

2, Корреляты как формальные средства организации синтаксической конструкции т н п а /7^ Р Общеизвестно, что по Т/К-модели1 строятся местоимешю соотносительные сложноподчиненные предложения. В предложениях этого типа связь между предикативными частями осуществляется с помощью коррелятивных элементов;

Т-слов в главной части и К-слов в придаточной части. Обязательным конструктивным элементом местоименно­ соотносительных сложноподчиненных предложений является так называемое соотносительное слово, непосредственно к которому прикрепляется придаточная часть, наполняя его своим содержанием.

В синтаксической литературе иногда равнозначно употребляются термины “коррелят", "соотносительное слово”, " Т-слово" (то есть коррелирующий элемент;

- К-слово) и "указательное мест оимение”.

Т -слобо Полагаем, что термины “коррелят” и “соотносительное слово” сино1гимичны:

они оба обозначают формальный элемент конструкции в соответствии с его функцией. Между тем термин “указательное мест оимение” является морфологическим, причем не всякий коррелят представляет собой указательное местоимение. Отсюда следует, что термин “Т-слово" не тождествен терминам “коррелят” и “соотносительное слово”: он обозначает коррелят, с морфологической точки зрения представленный исключительно указательными Т-местоимениями или Т-местоименными наречиями;

и термину “указательное м е с т о и м е н и е не всякое указательное местоимение является коррелятом.

1 Под Г/К-моделью мы лонимасм структуру, содерж ащ ую коррелирую щ ие элементы: Т-м естоим сние (или T -иарсиие) и К -сл а в о ( К ч о т или К -сок«н ое слоьо).

Как показали специальные исследования, Т-местоимение имеет широкие функциональные возможности.

1. Т-местоимение может выполнять текстовую функцию [Папенкова 1973;

Горшкова 1979;

Рудяк 1978 а, 1980;

Фигуровская 1996], Связывая части текста, оно выступает в роли текстовой скрепы, например: Председателем поэтического объединения стал челреек, _кот оры й _j±e _ нШЦсал _одного Такого человека рядом с нами мы не потерпим.

2. Т-местоимеиие способтто выступать в качестве синтаксического средства соединения частей бессоюзного сложного предложения, например:

Обычай мой такой: подписано — так с плеч долой (А, С. Грибоедов. Горе от ума);

Было так: из тьмы глубокой, Огненным взметнув клинок. Луч прожектора протоку Пересек наискосок (А. Твардовский, Василий Теркин);

Луч света достигал до самого дна бухты — такой мощ ный был прожектор (И. Былинии. Море).

3. Т-местоимение способно реализовать коррелятивную функцию.

Соединяя части предложения, корреляты вместе с союзами и союзными словами могут функционировать и в конструкции типа Р & Pt и в конструкции типа L & L. Первая функция коррелятов ТАКОЙ-КАК не вызывает сомнений.

В рамках теории сложного предложения это коррелятивное отношение в достаточной степени изучено. Вторая функция коррелятов пе является общепризнанной и составляет интересEiyio теоретическую проблему.

Усилиями лингвистов [Мигирин 1948;

Бархударов, Крючков 1964;

Кодухов 1966;

Максимов 1967;

Рудяк 1980;

Щ еулин 1993;

Ильенко 2003 и др.] установлен набор признаков коррелятов как конституентов сложноподчиненного предложения. Важным моментом в характеристике коррелятов является указание на их двойственный характер: под коррелятами чаще всего понимают местоименные слова, в которых сонмегиены свойства самостоятельной (знаменательной) и служебной части речи. Свойства знаменательной части речи обеспечивают коррелятам роль члена предложения, что свидетельствует о близости коррелятов к союзным словам, поскольку и те и другие совмещают связующую функцию с функцией члена предложения.

Однако корреляты противостоят союзным сигналам подчинения тем, что являются показателями связи со стороны главного предложения. У коррелятов, обладающих словоизменением, формы рода, числа, падежа определяются их внутренними связями в главном предложении, то есть формы словоизменения обслуживают местоименное слово как член главтюго предложения» но не как средство связи. Но среди коррелятов есть и неизменяемые слова, представленные местоименными наречиями. Неизменяемость — это путь к синтагматической изоляции, это значительный шаг в сторону служебности.

Поднимая вопрос о категориальном статусе коррелятов, некоторые авторы, например, В, И. Кодухов [Кодухов 1966], С. В. Рудяк [Рудяк 1980], Д. Г. Коробейник [Коробейник 2002], С. Г. Ильенко [Ильенко 2003] и др., приходят к выводу, что между указательными местоимениями и коррелятами существуют значительные различия. Они сводятся к следующему.

1. Служебная функция местоименного слова базируется на его отсылочном употреблении. Местоимения в линейном ряду обычно выполняют анафористическую функцию, то есть служат для дейктиса на ранее названное или известное из контекста. В этом смысле анафористические местоимения ближе к союзным словам, чем к коррелятам, поскольку корреляты, реализуя катафорическую функцию, отсылают к последующей информации.

Конструкции с постпозитивпой коррелятивной частью (Ср. Кто любит всех, тот никого не любит) используются редко и, по мнению В. И. Кодухова, “являются вторичными, или, наоборот, отражают то состояние языка, когда относительное местоимение не отпочковалось достаточно от вопросительного местоимения, как и коррелят от указатель] го-анафористического местоимения” [Кодухов 1966: 31].

2. Употребляясь в роли коррелятов, указательные местоимения полностью или частично утрачивают указательное значение, которое является “категориальным признаком указательных местоимений’' [Рудяк 1980: 11].

Подобное возможно еще только а одном случае, когда указательные местоимения используются в качестве слов-заместителей, служащих для устранения повторов знаменательных слов. Корреляты тоже могут употребляться в роли слов-замсстителсй, но их заместительная функция является вторичной. Так* заместительная функция коррелята ТАКОЙ п предложении “Может она ему с/мззу такое скажет, что он ее оставит в покое” обусловлена субстантивацией. Поскольку коррелят синсемантичен, он требует семантического наполнения за счет придаточной части.

Указательные местоимения выступают в разнообразных значениях, корреляты однозначны [об этом см. Ильенко 2003: 165], 3. Выступая в роли коррелятов, указательные местоимения демонстрируют свою служебную роль, которая проявляется в следующем.

A) Корреляты использую гея как строевые элементы предложения.

Наряду с союзами и союзными словами* они реализуют конструктивную функцию, не свойственную местоимению как таковому.

Б) Корреляты являются показателями синтаксической связи предикативных единиц в составе сложною предложении. Так, коррелят ТАКОЙ находится в двойной синтаксической связи: он грамматически связан с существительным, которое определяет, и соотносится с К-словом, присоединяющим придаточную часть к главной. Именно Т/К-соотношение является одним из самых сильных проявлений связи внутри синтаксической единицы.

B) Корреляты являются показателями смысловой связи в составе линейного ряда, Они предопределяют тип придаточного, реализуя делимититую функцию.

Г) Коррелятам свойственна сигнальная, или предваряющая, функция функция указания на незавершенность компонента и необходимость его завершить. Коррелят - это знак последующего подчинения, посредник и предвестник придаточной части в главной. Кроме того, для коррелятов характерна акцентирующая функция, они необходимы тогда, когда требуется ограничить, выделить, подчеркнуть то, о чем говорится в придаточном предложении.

Главное различие между коррелятами и указательными местоимениями, по нашему мнению, состоит в том, что коррелят —это, прежде всего, функция, и ее мслут выполнять слова, весьма разнообразные по своей морфологической природе. Указательные мсстоимсния составляют ядро коррелятов3, что возможно благодаря их служебности, идущей от самой природы местоимений, однако не только они могут употребляться в роли коррелятов.

Интерес к коррелятам изначально возник в связи с изучением сложного предложения. История вопроса о коррелятах [Кодухов 1966;

Щ сулин 1993] показывает, что само их осмысление берет качало в ранних работах о сложном предложении (Н, И. Греч, Ф. И. Буслаев). Важную роль в этом плане сыграла точка зрения А. Б. Шапиро, который считал возможным деление сложноподчиненных предложений на типы на основании факта наличия или отсутствия указательных местоимений в главном предложении [Шапиро 1932].

Однако структурную роль коррелятов по-пастоящему показала классификация сложноподчиненных предложений Н. С. Поспелова, в которой обосновано выделение местоименно-соотносительных предложений как одного из типов нерасчлененных сложноподчиненных предложений [Поспелов 1959].

Особая роль в разработке проблемы коррелятов принадлежит Л. Ю. Максимову, защитившему в 1971 году докторскую диссертацию на тему “Многомерная классификация сложноподчиненных предложений” и опубликовавшему ряд статей о местоимсшго-соотноситсльном типе сложноподчиненных предложений [Максимов 1967, 1970, 1971].

Значимость коррелятов подчеркивают все приверженцы структурно­ семантической классификации сложноподчиненных предложений, например, С. Г. Бархударов, С. Е. Крючков, [Бархударов, Крючков 1964;

Крючков, Максимов 1977], В. И. Кодухов [Кодухов 1966], А. Б. Ш апиро [Грамматика 1 Ср.: “ ф у н к ц и и у каратель ного м естом меиия * наш ем сл у ч ае и м еет отсыдочттый х а р а к т е р, и я с и т и с угим она п олучи ла о с о б о е назван и е • к о ррелята* [С и д о р ен ко 1990: J27].

русского языка. 1960. Т. 2. Ч. 2], И. Н. Кручшшна [РГ-80. Т. 2], В. В. Щеулин [Щеулин 1993], В. А. Белошапкова [Современный русский язык 1999] и многие другие.

С грамматической точки зрения оказалось важным различие типов коррелятов, обусловленное их функциональной значимостью в организации структуры сложноподчиненного предложения: 1 ) структурно-обязательные (по терминологии С. Г. Ильенко - корреспондирующие) и 2) факультативные, или структурно-необязательные, корреляты. Вопрос об обязательности / факуль­ тативности, или конструктивности I неконструктивности, использования указа­ тельных местоимений многократно обсуждался в лингвистической литературе [Максимов 1967, Бакалейникова 1971 и др.], поскольку этот показатель является одним из классификационных признаков структурно-семантической классификации сложноподчиненных предложений. Данный вопрос получил резонанс и на современном этапе развития синтаксиса, что связано с полемикой о необходимости отнесения признака "обязательность/ факультативность коррелята” к числу классификационных. В частности, И. Н, Кручшгипа [РГ-80. Т, 2: 532] и Г. Д. Фигуровская [Фигуровская 1996: 31] не выдвигают этот признак в качестве классификационного.

При структурно'обязательном корреляте могут быть конструкции разных типов.

1. Местоименно-соотносительные сложноподчиненные предложетшя, принцип организации которых состоит как раз в том, что коррелят в составе главной части намечает синтаксическое место для описательного обозначения, содержащегося в придаточной части, и таким образом синсемантичное соотносительное слово главной части наполняется конкретным содержанием.

2. Конструкции, носящие “контаминированный характер” (термин Л. Ю. Максимова), например: Погоны были покрыты таким слоем пыли, что не было видно заездоче.к\ Л тут такое дело, что нужно срочно продавать долг, У пего было такое лицо, будто он вот-вот заплачет.

Определение крута сложноподчиненных предложетгнй с обязательным соотносительным словом ТАКОЙ задачи диссертационных рхо дк ло в исследований С. В. Рудяк [Рудяк 1980] и О. В. Левщановой [Лсвщаноаа 1983].

В конструкциях, носящих коитамтированный характер, “наряду с коррелятивно-пояснительными отношениями отчетливо проявляются и собственно подчинительные, а именно - атрибутивные отношения” [Максимой 1970: 160]. Данное положение является важным для наш еш исследования.

Специфика м е с т именно-соотносительного сложноподчиненного предложения заключается в особых синтаксических отношениях между соотносительным словом и придаточной частью, которые, как утверждает В. А. Белошапкова, не имеют “аналогов ни в сфере сочетаний слов, ни э других типах сложного предложения’* [Современный русский язык 1999: 854]. Такие синтаксические отношения иногда справедливо называют "двунаправленной обусловленностью” [Щеулин 1993: 92]. Смысловое единство соотносительного слова и придаточной части в свою очередь определяет их грамматическое единство. В 40 - 60- х, годах XX века его часто объясняли тем, что коррелят и придаточное предложение являются единым членом предложения по отношению к главному [Мигирин 1948: 91;

Крелейштейн 1964: 107;

Храменко ва 1967: 385]. В наше время господствует точка зрения, в соответствии с которой 1рамматичсскос единство коррелята и придаточной части объясняется особым типом связи в мсстоименно-соотносительном сложноподчиненном предложении.

Особенность этого типа связи заключается, прежде всего, в том, что формально связь выражается имеющими разную дсумя элем ент ам и, категориальную принадлежность: соотносительным словом - в глашюй части и союзом (союзным словом) - в зависимой. Эго особый тип синтаксической связи, поскольку “распределение скреп между двумя предикативными единицами означает усложнение самой синтаксической связи, которая перерастает границы однонаправленной домипации” [Колосова, Черемисина 1984: 73]. В работах эта связь описывается в разных терминах: местогтеино соотносительная (Г. Д. Фигуровская, В. А. Тихомирова);

корреляционно­ пояснительная (Л. Ю. Максимов);

корреляционно-деривативная (И. П.

Распопов);

двусторонняя коррелятивная (В. А. Белошапкова);

соот но­ сительная (Р. Д. Кузнецова);

взаимное подчинение (Т. А- Колосова, М. И.

Черемиеина);

коррелятивная (С. В. Рудяк) и т.д.

Несмотря на разницу в терминологии сущность данного типа связи в теории сложного предложения лотгимается примерно одинаково, а именно: с помощью союза или союзного слова придаточная часть прикрепляется к местоимению в главной части и наполняет его своим конкретным содержанием, образуя единство. Показатели связи представлены в обеих предикативных единицах и находятся между собой в определенном грамматическом и семантическом соответствии. Причем, грамматическая и семантическая нагрузка внутри единства распределяется неодинаково:

коррелят дает общий контур обозначаемого явления, а придаточная часть раскрывает и конкретизирует его* С другой стороны, коррелят уточняет характер придаточной части или акцентирует на нем внимание. Корреляты, сигнализируя наличие придаточной части, являются показателями связи в глашюй части сложноподчиненного предложения, имеппо это отличает предложения с местоименно-соотносительной связью, поскольку обычно показатель связи присутствует только в придаточной части, помечая се как зависимую. Синсемантичный коррелят требует семантического наполнения, которое реализует придаточная часть.

Установлено, что тот или иной коррелят сочетается с несколькими союзными сигналами подчинения. Возможности такото сочетания не беспредельны. Они “зависят от степени отвлеченности значений коррелятов и лексической совместимости их с союзными показателями связи. Таким образом, характер коррелята предполагает определенный круг возможных при нем союзов. Способности датпгаго коррелята сочетаться с разными союзами соответствует способность данного союза сочетаться с разными коррелятами’’ [Щеулин 1986: 118]. Так, союз К А К способен сочетаться с коррелятами ТАКОЙ, ТАКАЯ, ТАКОЕ, ТАКИЕ, ТО Т,ТА. ТО, ТЕ, ТАК и др. Л достаточно частотный коррелят ТАКОЙ образует соотносительные структуры с большим кругом союзных средств: 1) К-слов: КОТОРЫЙ, КАКОЙ, КУДА, КОГДА, КАК, ГДЕ. ЧТО, ЧТОБЫ КАК БУДТО и т. д. ];

2) не К-слов: СЛОВНО( ТОЧНО, БУДТО.

В составе сложноподчиненного предложения коррелят и союз образуют соединение, которое терминологически обозначается по-разному, например:

"двухместная скрепа” [Колосова, Черемисина 1984;

78], “сигнальный комплекс” [Щеулин 1986: 120], "сложная соотносительная структура" [Рудяк 1978: 121], "аналитическое единст во” [Радченко 1990: 70], “местоименно-соотносительный блок” [Буров 1990: 80], "соотносительная пара” [Колесникова 2003: 65]* Особенностью соединения коррелята и союза, по мнению ученых, является тенденция к их объединению. Степень спаянности коррелята и союза различна и зависит, во-первых, от их положения относительно ;

ipyr друга: наиболее спаянными воспринимаются контактно расположенные корреляты;

во-вторых, от необходимости обоих компонентой сочетания: и союза и соотносительного слова;

в-третьих, от единства значения коррелятов.

В связи с этим ставится важный теоретический вопрос об их соотношении с составным союзом. Лингиисты отмечают, что “соотносительные слова настолько сближаются с союзами, что превращаются в их компоненты” [Леденев 1990: 10]. В результате исследований исторического плана И. И. Радченко делает вывод о том, что вследствие развития синтаксиса сложноподчиненного предложения “уже в начале XV111 века появляются условия для слияния Т-слов с простым союзом придаточной части и образования составных союзов** [Радченко 1990;

70]. На основании данных, полученных разными исследователями, можно сделать вывод о наличии нескольких факторов, способствующих образованию составных союзов. Мы 1 Под К -сповам им и понимаем союзы 1 союзные слова, которые начинаются ю н этимологически начинались С К. Т ак, cjioho Г Д С первоначально выглядело как КЪДЕ» в результате исторических процессов оно приобрело современный облик.

полагаем, что их три. Во-первых, “интонационное безразличие к вычленению коррелята как члена предложения” [Щеулин 1986;

121]. Во-вторых, привычное употребление коррелята в сочетании с данным союзом, причем “распространенность дистантного расположения членов комплекса свидетельствует о том, что процесс формирования составного союза еще не завершился” [Радченко 1990: 71]. Показатель “дистантное / контактное рас­ положение” является важным, так как в расчлененных составных союзах первая (коррелятивная) часть остается основным носителем категориально­ семантического значения, а вторая часть выступает в роли формального знака подчинения, в то время как в нерасчлененных составных союзах согазпое значение распространяется на оба компонента [Крейман 1990: 55 — 56]. В третьих, “заключительным этапом превращения указательных местоименных сочетаний в союзные средства связи является полная утрата ими апафоричности.” [Фигуровская 2000: 7].

3. Проблема союза и коррелята как средств связи иенредикшивных компонентов конструкции Возможность существования коррелятивной Т/К-модсли в рамках простого предложения представляется спорной и требует обоснования.

Неоднозначность решения связана с тем, что Т/К-модель изначально предполагает Р Я-конструкцию. Но факты говорят о возможности квалифи­ кации компонентов конструкции как непредикативных единиц, и, следовательно, позволяют заключить, что Т/К-модель характерна и для конструкции типа L & L Сложность такой квалификации связана с двумя проблемами формальных средств связи ненредикативных компонентов конструкции: проблемой функционирования в простом предложении подчинительного союза и проблемой функционирования в простом предложении коррелятов.

Рассмотрим каждую из них.

1.) Проблема функционирования в простом предложении подчини­ тельного союза.

Традиционно считалось, что подчинительные и сочинительные союзы различаются по сфере их употребления. Сочинительные союзы имеют широкую сферу употребления, они служат как для связи предикативных единиц, так и для связи членов предложения. Подчинительные союзы являются исключительной принадлежностью сложноподчи не иного предложения, их назначение - связывать предикативные единицы. Связь членов предложения, находящихся в подчинительных отношениях, осуществляется только при помощи форм слов и предлогов. Следовательно, все, что присоединяется подчинительным союзом, является предложением (эллиптическим, если не содержит предиката). Те случаи, когда предложения с подчинительным союзом никак нельзя было признать сложными, 1 рактовались как исключения:

“Исключительный характер этих фактов (и притом не только со статистической точки зрения, но и с точки зрения самого восприятия нами их) настолько ясен, что было бы слепым педантизмом, с нашей точки зрения, опрокидывать на основании их нашу теорию сочинения и подчинения предложений” [Пешковский 1956:468].

В середине прошлого века получила развитие иная точка зрения, в соответствии с которой многие исследователи [Руднев 1948;

Чередниченко 1949;

Мальшакова 1953;

Ардентов 1955;

Широкова I960;

Шорин 1966;

Кононенко 1970;

Черемиеина 1971;

Комарова 1972, Ширяев 19Я0] признавали, что наличие в предложении подчинительных союзов {как1 как будто, точно,, словно, чем, если, потому что, чтобы, хотя, потому что, что и др.) еще не является формальным признаком подчинения между предложениями. Эти 1 Чаще всего в качестве подчинительных союзов, способных функционировать в простом предложении, рассматривают сраа ките льны й КАК [Мальшакова 1953;

|К;

Грамматика 19GU: 364 — 2ЬЬJ. Эгот союз интересует исследователей, прежде всего, в рамках разработки проблемы сравнительных оборотов.

1 По * цен ию многих ученых, сою* чтоби а сочетании с инфинитивом не обрляует сложное предложение:

"Если освободился от “тирании подчинительного союза*, мы не найлем другого основания с ч и т т ь придаточным предложением всякое словосочетание, распространяющее предложение с помощью союза чтобы** [Чередниченко 1049;

I97J 3 Подразумевается такое употребление: “Всем вор взял —что росточ, что лицом, что Красотой*’ (Н. С. Лсскои) [Ар д е т о е 1955:58], союзы служат не только для оформления придаточного предложения, - они используются и для выражения синтаксических отношений между членами простого предложения. Кроме того, подчинительный союз в моноиредикативной единице не конкурирует с предлогом. Эго доказывает A.. Прияткипа, разработавшая теоретическое объяснение возможности t употребления подчинительного союза в монопредикативной единице с опорой иа понятие “союзная конструкция” [Прияткина 1970а 1983, 1990].

Мысль о возможности употребления подчинительного союза в рамках простого предложения получила подтверждение не только на материале русского языка, но и на материале английского [Биренбаум 1962;

Новикова 1987], французского [Васильева 1967;

Колядко 1973], немецкого [Москагтьскал 1956;

Ш ишкова 1966;

Комарова 1972], испанского [Панфилов 1958;

Супрун 1977] языков.

Одпако проблема, которая, казалось бы, утратила свою остроту, актуальна и в современном синтаксисе, поскольку тезис о подчинительном союзе в простом предложении не является бесспорным.

Дело в том, что признание возможности функционирования подчинительного союза в простом предложении предполагает знание того, что такое подчинительный союз и отсутствие сомнений на этот счет. Однако оппозиция сочинительный союз/подчинительный союз — это одновременно оппозиция сочинение/подчинение. Но именно это последнее не имеет в синтаксической теории абсолютно твердой оснокы [Белошапкоьа 1967, Ширяев 1980, Колосова, Черемисина 1984 и др.].

Можно считать доказанным, что семантический критерий не является надежным: отношения зависимости, обусловленности не имеют прямого, точного соответствия в формальных показателях.

Формальный критерий, установленный А. М. Пешковским (при подчине­ нии знак отношения принадлежит одной из двух соотнесенных единиц - слов, предложений) позволяет узнать подчинительный союз» однако отдельные факты несоответствия данного формального признака и семантики отношения (союзы ПОТОМУ ЧТО, Х ОТЯ.,.Н О), а также противоречивые синтаксические признаки мешают однозначности и бесспорности решений. При характеристике ряда союзов авторы часто принимают некатегорические решения. Так, в “Словаре служебных слов" союзы ТО ЕСТЬ, К А К ГО, КАК, БУДЬ ТО, К А К И, ЧЕМ, БУДТО определены как совмещающие некоторые признаки подчинения с некоторыми признаками сочинения или как не имеющие ярких признаков сочинения и подчинения [Словарь служебных слов русского языка 2001]. Ю. И. Леденев предлагает не квалифицировать подчинительные союзы, функционирующие в простом предложении, ни как подчтш тельные, пи как сочинительные: “деление всех союзов только па сочинительные и подчинительные неправомерно. Остается несколько групп союзов, которые совмещают в себе и подчинительные и сочинительные функции или, строго говоря, не являются ни сочинительными, ни подчинительными” [Леденев 1988: 66]. Нельзя не согласиться, что такие “половинчатые** решения во многом верно отражают языковую реальность.

Некоторые условия функционирования союзов, традиционно признаваемых подчинительными (КАК, ЧЕМ, ЕСЛИ, ХОТЯ), позволяют ставить вопрос о превращении их в сочинительпые. Таково, например, формальное преобразование союза, возможное благодаря его устойчивому сочетанию с частицами и другими “уточнителями”, которому соответствует сочинительная (или близкая к сочинительной) конструкция. Ср.: КАК И, СКОРНЕ...ЧЕМ, ЕСЛИ НЕ...ТО, Х О ТЯ...Н О. Однако в этих условиях вопрос не решается просто: союз, составляющий основу единства, сохраняет формальный (позиционный) признак подчинительного.

Присутствие подчинительных союзов в монопред и кативной единице всегда свидетельствует о наличии семантического и синтаксического осложнения, поскольку это один из продуктивных способов осложнения простого предложения, способ насыщения, обогащения его содержании в рамках одной предикативной схемы.

Именно современная семантика помогает объяснить факт функционирования подчинительного союза в простом предложении.

Возможность полипропозитивпости простого по грамматической структуре предложения дает основу для подчинительного отношения между предикатами —членами предложения. Так, с помощью подчинительного союза - ПОТОМУ ЧТО, ИБО - могут устанавливаться причинные отношения между предикатами, выраженными прилагательными - определениями: интересный, пот ому что новый, интересного, потому что нового (по образцу примера у А. М. Пешковского). Ту же основу имеет употребление услоппо уступительных союзов ХОТЯ, ЕСЛИ И,..ТО. Другое дело, что такие условия (неграмматической предикации) нехарактерны для союза, в то время как они свободно оформляются другими средствами, в частности - вторичными предлогами (В СИЛУ, ПО ПРИЧИНЕ, НЕСМОТРЯ НА и т.п.).

Однако это лишь одна сторона вопроса. Для пашей темы более актуальна другая сторона: насколько правомерно говорить о функции подчинения для тех союзов, которые употребляются в монопредикативной структуре не в порядке исключения, а закономерно. Таковы союзы КАК, ЧЕМ, НЕЖЕЛИ. Сам анализ исследуемого нами фактического материала неизбежно приведет нас к этому вопросу.

Итак, проблема подчинительного союза только кажется решенной, поэтому особый интерес представляют исследуемые нами факты.

2.) Проблема (3?ункционирования коррелятов в простом предложении.

Традиционное решение проблемы функционирования коррелятой в простом предложении состоит в признании коррелята приметой полнпредикативной единицы. Эта точка зрения отражена в работах Л. А. Киселевой [Киселева 1957] и Л. И. Котельниковой [Котельникова 1966], посвященных проблемам сравнительных конструкций. По мнению авторов, в определении рассматриваемых конструкций как неполных придаточных ‘существенную роль играют соотносительные слова” [Там же: 163].

Сложность проблемы приводит к противоположным трактовкам одних и тех же фактов. Так, в пределах одного тома “Русской грамматики” построения с ТАКОЙ-КАК описываются и среди простых предложений» и среди сложных [РГ-82* Т. 2:175,498].

Диссертационное исследование В. А. Телковой специально посвящено конструкции с сочетанием ТАКОИ-КАК. Хотя В. А. Телкова ироднигает возможность функционирования данного сочетания в сторону простого предложения, в ее работах [Телкова 1994;

1995;

1995 а;

1996] сильна установка на сложное предложепис, поскольку конструкция с сочетанием ТАКОИ-КАК рассматривается с позиций сложного предложения: “препозитивный компонент имеет формальные приметы главного предложения, постпозитивный - формальные приметы придаточного'* [Телкова 1996: 5], а связь между ними квалифицируется как “мнимо подчинительная” [Там же: 6].

Автор считает, что вторая часть конструкции “выражает отношения, приближающиеся к предикативным, и является способом представления дополнительной пропозиции и носителем секундарной предикации” [Гам же:

5]. В. А. Телкова квалифицирует конструкции с ТАКОЙ-КАК как структуры промежуточные, совмещающие признаки простого и сложноподчиненного предложения. Теоретическую значимость своего исследования автор видит именно в разработке “проблем про межуточности в области синтаксиса11 [Там же: 4].

Ряд исследователей, признающих мопопредикативность предложений, включающих конструкции с ТАКОЙ-КАК, между тем отдают дань терминологии сложного предложения. Так, Г. Д. Фигуровстсая рассматривает предложения с сочетанием ТАКОЙ-КАК как квазисложные. [Фигуровская 1996:17].

Признание возможности функционирования коррелятов (ТАКОЙ, ТАКОЙ ЖЕ, ТАК и др.) в рамках простого предложения отражено в работах многих синтаксистов [Широкова 1960;

Кононенко 1970;

Завадская 1988;

Прияткина 1990;

Бердник 1965;

Королев 1992 и др.], считающих, что конструктивная функция коррелятов яктяется яркой не только в сложноподчиненном предложении, но и в рамках простого предложения.

Корреляты в моиопредикативной единице выступают организаторами осложнения. Присутствие этих строевых слов в структуре моиопредикативной единицы способствует обогащению его содержания в рамках одной предикативной схемы.

Знакомство с точкой зрения этих авторов позволяет заключить, что корреляты как организаторы сложноподчиненного и простого осложненного предложения имеют много общего. Они выступают в качестве показателей синтаксической и смысловой связи в предложении, выполняют конструктивную, делимитивную, сипшиьнута, катафорическуто, акцептирую­ щую функции, В обоих случаях корреляты выступают в роли знака последую­ щего (реже предшествующею) подчинения. Их отличие базируется на характе­ ре тех элементов, для связи которых они служат.

Далее в своей работе мы исходим из того, что корреляты - это элемент синтаксической формы. Их функции разнообразны и не ограничиваются структурой сложноподчиненного предложения;

они оформляют подчинение в конструкциях как типа Р & Д несколько модифицируя их, так и типа L & L. И в местоименно-соотносительном сложноподчиненном предложении, ив простом предложении коррелят соотносится с союзным средством подчинения и вместе с ггам образует функциональное единство.

Сочетаттие типа ТАКОЙ-КАК возможно не только в русском языке. Оно образует конструкции типа P & P L&L других языках* Покажем это на h b примере английского языка. Сочетание SUCH-AS служит организатором конструкции типа Р & Р: *SU CH women A S knew Тот ‘ CH women A S Tom SU dreamt o f ;

'SUCH an awe A S I came towards her with SU C II an awe A S made me s / j e e c h l e s s О. Есперсен считает эти конструкции ранными конструкциям с WHO или WHICH [Jespcrscn 1954: 168].

Примеры В1.ИЫ из Jcspcrsen О. Л M odem E nglish Grammar o n historical principles. Part III. Syntax (Second V olum e). - London, 19 5 4. - P. 1 6 8,1 7 1.

Примеры конструкций типа L & L с SUCH-AS: Comparative expressions.

SU CH A S comparative forms o f adjective and adverbs (bipqer, more...), require a basis o f comparison (D. Biber. Logman grammar o f spoken and written English);

[n SUCH theories AS truth-conditional semantics, sentences are analyzed in terms o f the underlying propositions are then tested to see whether they would be true o f false, in relation to the real word (D. Crystar. T he Cambridge encyclopedia o f Language);

Thus, the randomness o f the expression o f plurality in SU CH words A S books, oxen, sheep, and eeese is fe lt to be rather more, 1fancy, an unavoidable and traditional predicament than a welcome luxuriance (E. Sapir. Language);

It does not matter that in SUCH a case A S the English goose—zoose. foul—defile, sinn-sang-sung we can prove that we are dealing with historically distinct processes (E. Sapir.

Language).

Выводы:

К формальным средствам синтаксиса относится коррелятивное сочетание Т-местоимения и К-слова. Это сочетание широко используется в русском языке, прежде всего б сложноподчиненном предложении.

Возможность функционирования этого коррелятивного сочетания в сложном предложении не подвергается сомнению и в достаточной степени изучено, чего нельзя сказать о возможности его функционирования в рамках простого предложения. Однако факты языка настойчиво свидетельствуют об употреблении данного коррелятивного единства в рамках простого предложения. В моноиредикативной единице оно выступает в качестве организатора осложнения. Присутствие такого рода строевых слов в структуре монопрсдикативной единицы способствует обогащению его содержания в рамках одной предикативной схемы. Для анализа такого рода построений важна опора на понятие “синтаксическая конструкция” (в узком значении термина).

Глава 2. Конструктивные особенности служебного комплекса ТАКОЙ...КАК - дистантного Данная глава посвящена конструктивным особенностям служебного комплекса ТАКОЙ,..КАК, компоненты которого расположены дистантно. В дальнейшем будем называть его ТАКО Й...КАК —дистантный.

ТАКОЙ,..КАК - дистантный широко используется в разных функциональных стилях, в особенности в научном и научно-популярном.

Употребляется в публицистическом стиле и стиле художественной литературы, причем он характерен для прозы, в поэзии крайне редок.

Предметом анализа в данной главе является конструкция, образуемая этим служебным комплексом. Например: Такую-то вот дуру родители реш или просветить насчет тогоу как появилось на земле такое существо, как человек (Э. Севела. Зуб мудрости);

Поздние работы 3, Фрейда послужили толчком к развитию такого направления в психоанализе. как эгопсихология.

рассматривающего процессы, которые сегодня объединяются понятием “защ ит а” (Е. Змаповекая, Девиаптология);

Он еще года не выслужил в полку и всегда запина^ся, если ему приходилось говорить "т ы ” такой заслуженной особе, как Тарас Гаврилович, у которого на груди висела большая серебряная медаль "за ycepdzte" и левый рукав был расш ит золотыми и серебряными углами (А. Куприн, Дознание);

Но на таких дурах, как ты. держится весь род человеческий (Ю. Мамлеев. Верность мертвым девам);

Производные от слова дьявол — прилагательное дьявольский и наречие дьявольски ругательного смысла не имеют, а выражают зависть с оттенком восхищения (или восхищение с оттенком зависти) такими качествами объекта, как красота, ум. ловкость и прочими свойствами, которые приписывают главе дьявольской иерархии (Л. Арбатский. Ругайтесь правильно).

При исследовании конструкции мы пользуемся методом дкухуровневого синтаксического анализа. Он предполагает характеристику конструкции на первом этапе - с морфолого-синтаксичсской точки зрения;

на втором этапе - с собственно синтаксической точки зрения. Не все союзные конструкции имеют двухуровневое строение. Оно характерно для конструкций, которые строятся на базе слов (или словоформ), то есть для построений, компоненты которых имеют непредикативный характер. Имегшо такой является конструкция с ТА К О Й...КА К - дистантным. Следовательно, начальный этап в анализе конструктивных свойств служебного комплекса ТАКО Й...КА К —это характе­ ристика образуемой им конструкции со стороны лексико-грамматическою состава ее компонентов и взаимоотношения форм слов, составляющих базу союзной связи.

1* Х арактеристики конструкции н а первом уровне Конструкция со служебным комплексом ТА К О Й...КА К - дистантным включает два члена: вводимый коррелятом и вводимый союзом. Примем условное их обозначение как первый и второй члены^ так как именно таков порядок их следования в линейной структуре. Прежде чем характеризовать их взаимоотношение, мы опишем каждый из них отдельно. Начнем с лексико­ грамматической характеристики второго члена, потому что возможности его представления болсс широки, разнообразны и специфичны с точки зрения свойств данной конструкции, 1.1. Второй член конструкции Возможности представления B io p o ixt члена конструкции имеют два различных основания.

1.) Характеристика второго члена по лексико-семантическим признакам.

Возможности лексико-семантического представления второго члена конструкции можно свести к двум большим типам. Рассмотрим каждый из них.

Реф ерентны й1 член (член с конкретной референцией) обозначает объект или ситуацию из мира дискурса, которую имеет в виду говоря г[щй, употребляя 1 О теории референции см., капркмер, А рутю нова 1976;

Палучева 1985;

Кобозеиа 2000;

Кроигауэ 2001;

Ш и слсв 2002;

B iggs 1975 и др.

это выражение в речи. Референтный член в исследуемой нами конструкции имеет следующие возможности представления.

1. Местоимения — существительные, например;

И согласитесь, что связанный по рукам и ногам Фан Фаныч не мож ет вполне соответствовать такой королеве, как вы {Ю. Алешковский. Кенгуру)’ Ну, мож ет ли в сути своей такое существо, как я, наделенное метафизическим чутьем, бессмертной душой и т.д., стать упырем? (Ю. Мамлеев. Упырь-психопат);

Но течение было такое, что поток мог запросто унести в реку такого мальчика, как он (Ч, Айтматов. Белый пароход);

Природа производит селещию. Она, мать безжалостна. А если она замешкается, тогда включается щит и меч революции - наши славные органы безопасности - и ликвидируют тех, кто не мож ет приноровиться к шагу истории.

Сохраняются лишь такие экземпляры, как мы (Э. Севела. М ужской разговор в русской бане);

А как ты думаешь, чьей кровью полита наша земля? Таких ребят, как ты... (В. Пелевин, Омон Ра).

Личное местоимение в позиции второго члена непосредственно отсылает к конкретному индивидуализированному объею у. М естоимения — эго “тот класс слов, который несет на себе главный груз конкретной референции” [Падучева 1985;

10].

2. Собственные имена, которые обозначают лица, например: Непонятно было, что хорошего находили в таком идоле, как Притульев. липнувшие к нему женщины (Б. Пастернак. Доктор Живаго);

Такой художник, как, например, Гете, органически тяготеет к становящемуся ряду (М. Бахтин. Проблемы творчества Достоевского);

Деньги, что не успел пололсить на книжку, Егор хранит в чемодане. Этот чемодан, похожий на сундук, запирается на большой висячий замок, хотя воровства на участ ке не помнят даже такие старожилы, как Иван Ступнин (В. Тендряков. Тройка, семерка, туз);

Не все ж е такие идиоты, как Василиса (М. Булгаков. Белая гвардия), и ие-лици, например: Карнавальные обертоны звучат даже в такой серьезной по тону мениппее, как "Утеи^ение философиип Ноэиия (М. Бахтин. Проблемы творчества Достоевского);

Мне она тоже понравилась. Думаю, потому, что мы обе европейки, а это очень сближает в такой сумасшедшей стране, как Америка (Э. Севела. Зуб мудрости);

Потом последовало наше настоящее духовное объединение;

оно было очень прочным, почти непоколебимым, особенно потому, что мы были абсолютно изолированы в таких крепостях, как Лиуд и Герма (румынские тюрьмы) (Православный Вестник Приамурья).

Собственные имена существительные близки к местоимениям, или так называемым “эгоцентрическим словам- [Фонякова 1990: 16]: у них есть общая " черта - способность к конкретной референции. Имя собственное призвано участвовать в выражении конкретной референции, поскольку оно обозначает индивидуальный, конкретный предмет* Отго не способно называть явления, предметы, лица обобщенно, ибо за ними не стоит ряд или класс однородных объектов. Значение имени собственного, безусловно, факт речи. В этом его специфика и своеобразие, С точки зрения теории референции, имена собственные не имегот иптенсионала (смысла), но имеют экстспсионал — множество носителей данного имени. Имена собственные вместе с опрсделеш1ыми дескрипциями послужили основным языковым материалом, на котором поначалу строилась теория референции, 3. Нарицательные имена существительные, за которыми непременно стоит референт индивидуализированный (единичный или множественный), то есть существующий в мире дискурса и чехМ-то отличающийся от всех прочих объектов в У1 ом мире. Этот референт выбран из множества ему подобных, независимо от степени его известности участникам коммуникативною акта.

Референт может быть известен из контекхта или из ситуации. Например: Такая мерзость, как палата № 6. возможна разве что только в двух верстах от железной дороги (А. Чехов. Палата № 6);

Он [Выходцев] пореш т, что глупо обращать внимание на такую безделицу, как любовное письмо, смеялся над ним и его авторшей, но —увы ! —враг человеческий силен (А. Чехов. На даче).

Говорящий может производить референцию, указывая на референт. В этом случае второй член употребляется с актуализаторами, акцентирующими внимание ка его конкретной референции. В конструкции с ТАКОЙ. „К А К дистантным в роли таких актуализаторов используются притяжательные или указательные местоимения. Сочетанием нарицательного существительного и местоимения в этих случаях обозначен конкретный референт. Например: Друг Фук, не верится что-то мне, одно ко, чтобы такой моряк, как наш капитан, измелил своей родине. Свыкся он с морем (А. Грин. Каттитан Дюк) - наш капитан - имеется а виду капитан Дгок;

Таких людей, как ваш шеф, чаще всего берут не за что-нибудь, а для чего-нибудь (Ю. Домбровский- Факультет ненужных вещей);

Ой, нехорошо быть сейчас учены м! Таким ученым, как т вой отец, особенно (Ю. Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом);

К чему бы это ей [жене] таким делом в купе заниматься при чужих людях?

Д а еще при такой строгой даме, как наш а соседка? (Э. Ссвсла. Мужской разш вор в русской бане);

Д а наконец, друэгсочек, вы и так рискуете потерять ваш залог, если будете больной бороться с таким опасным противником, как этот американец (А, Куприн. В цирке)’ Историйка банальная, с сачтимеитом, рассчитанная на чувствительных кухарок, с примитивным, прямолинейным смыслам: как, мол, нехорош социальный строй, в данном случае капиталистический, который толкает безработных девушек на панель и оскверняет душу такого славного малого, как эт о м морячок - потребитель продажной любви (Э. Севела. Мужской разговор в русской бане);

Я вспомнил, что давно не пил лимонада, и подумал, что никогда шампанское не бывало таким вкусным, как этот лимонад (Ф. Искандер. Созвездие Козлотура).

Н срсф срсптпы й член (член с абстрактной референцией). В мире дискурса такому члену не соответствует индивидуализированный объект.

Нереферентный член представлен:

1) нарицательным именем существительным, обозначающим отвлеченные понятия: события, процессы, явления, действия, состояния и т.д., например: Увеличивается роль такой негативной формы самоутверждения, как зависть (М. Веллер. Все о жизни);

Неужели ж е только такая трагедия, как война, могла вызвать к жизни эт и слова и это чувство? (К. Симонов.

Живые и мертвые);

Уж и такую вещь, как воспетая поэтами близость муж чины и женщины, вы перенесли в сферу обслуживания, как мойку автомобт ей и смену масла в моторе (Э. Севела. Попугай* говорящий на идиш);

Для химика-органика такие структуры, как кубан. гюизман или супер­ фан. исполнены столь неотразимого очарования, что просто невозможно было не попытаться их синтезировать (В. А. Смит, А, Ф. Бочков. Органи­ ческий синтез);

Совесть соседствует с такими понятиями, как справедли­ вость. любовь, доброта, альтруизм, ж алость, сочувствие (М. Веллер, Все о жизни);

2) нарицательным именем существительным, обозначающим конкретпые предметы или класс предметов, материальную субстанцию, одпако пе имеющим в мире дискурса соответствия конкретному референту. Чаще всего это неиндивидуализированный эталонный представитель множества сущностей, составляющих экстснсионал соответствующего именного выра­ жения. Например: Считается, что 400-600 оборотов предназначены для таких вещей, как махровые халаты и полотепиа (Золотой Рог. 2002. X" 87);

Легко быть героем, если имеешь дело с такими людьми, как русские (Э. Радзинсхий. Сталин);

Человек пытается компенсировать свою ущербность фактом принадлежности к какому-либо престиж ному слою общества, профессии или национальности. Но если и здесь нет таких возможностей, то па щит поднимается такой объект гордости, как дети (радиопередача)* 2.) Характеристика члена конструкции по синтаксическому второго способу его представления.

И референтный и нереферентный второй член может быть классифицирован в зависимости от того, чем он представлен: словом или однородным рядом слов.

1. Второй член - слово. Например: И стали они избегать, бояться друг друга. Но как избежишь-mo насовсем в таком городке, как Be иск ?

(В. Астафьев. Печальный детектив);

Обидно, unto такие люди, как Брайнин.

поддались (И. Эренбург. Оттепель);

Я после говорил это Печорину, да только он мне отвечал, что дикая черкешенка должна быть счастлива, имея такого милого мужа, как он, потому что, по-ихнему, он все-таки ее муж, а что Казбич — разбойник, которого надо было наказать (М. Лермонтов. Герой нашего времени);

Конвоир даже испытывал потребность оправдаться перед такими никчемными свидетелями этой сцены, как м ы (Б* Гинзбург. Крутой маршрут);

Не стал бы из-за такой мелочи, как деньги (да еще такие плевые деньги!), связываться с ним и выяснять отношения (В. Маканин, Андеграунд, или Герой нашего времени).

Такой второй член может быть распространен зависимыми словами: Для такого развратника, как наш возлюбленный его иос решает его король, симпатии... (А. Толстой. Петр Первый);

Только такой романтический болван, как один титулярный советник (кстати, произведенный в это звание в обход других более достойных людей) мог всерьез поверить в роковую страсть на кастильский манер (Б, Акушпг. Азазель);

Ир екра с к ы й пример субъективного, ипассивного", "внутреннего" стремления к с л ^ с л у ж изни - это придание большого значения таким условным ценностям, как победа спорт иеной команды для ее оголтелых фанатов (М, Веллер. Все о жизни).

Второй член конструкции может быть конкретизирован путем его распространения обособленным оборотом или придаточиым предложением:

Но такой дотошный любознательный упрямец„ как этот [Костоглотов], или как Рабинович, изводивший ее выяснениями о ходе болезни, попадались на пятьдесят больных один, и не миновать было тяжкого э/сребия иногда с ними объясняться (А. Солженицын. Раковый корпус);

Такого течения, как то, которое представляет v меня Николай Николаевич, в то время в действительности не было, и я просто передоверил ему свои мысли (Б. Пастернак. Доктор Живаго).

Однако наличие распространителя в составе второго члена ничего не меняет в конструкции.

2. Второй член может быть представлен однородным рядом: Такие названия, как Волоколамск (волок на Ламе), Вышний Волочок (небольшой волок па возвышенности), Брянск (из Дьбряньскь, от дъбрь —«дебрь»), Смоленск (от смола), показывают лесные условия первоначальной ж изни тамошних переселенцев и их занятия... (Л. А. Реформатский. Введение в языковедение);

Представление о том, что Бог отвернулся от России и тем домыл* изъял смысл из русской истории, - один из тривиальных мотивов послереволюционной эссеистики. Разрабатывается он и позже, в таких, например, произведениях, как "Котлован " Платонова или ”Мастер и М аргарита” Булгакова (М. Ямпольский. Беспамятство как исток);

Такие орлы авантюряги, как Френсис Црегж или Генри Морган, вскоре после 50 умирали от пневмоний и лихорадок (М, Веллер, Все о жизни);

Ей [Клеопатре] казалось, что все на нее смотрят и все изумлены тем ваэгсньъч шагом, на который она решилась, что все ждут от нее чего-то особенного и убедить ее, что на таких маленьких и неинтересных людей, как я и она. ?шкто не обращает внимания, было невозможно (А, Чехов. Моя жизнь);

Тем не менее, педагоги и родители довольно часто ст акиваю т ся с такими негативными поведенческими проявлениями у маленьких детей, как вредные привычка (сосание палъиа, кусание ногтей), отказ от еды, агрессивное поведение, мастурбация. гиперактивное поведение (Е. Змановская. Девиантология);

Пьющие и курящие матери и повзрослевшие дочери некогда куривших матерей значительно чаще рож ают недо?юшениь1х младенцев, в их потомстве значительно чаще встречаются такие недуги, как детский иеуебпалъный паралич и рассеянный склероз, очень плохо поддающиеся лечению средствами нынешней традиционной медицины (Мера замеру. 2003. № 42).

Кроме того, второй член конструкции может быть представлен однородным рядом, в котором комбинируются друг с друш м нарицательные, собственные имена существительные, местоимения-существительные. Так, в предложении Мне нужны такие помощники, как Пожарский и ты —умные, энергичные, предприимчивые, ни перед чем не останавливающиеся (Б. Акунин.

Статский советник) второй член конструкции с ТАКО Й...КА К представлен однородным рядом, в состав которого входят собственное имя существительное и местоимение-существительное;

а а предложении Туберку­ лезная эпидемия уж е дает о себе знать в таких странах, как Россия.

Аргентина. Индия и ряд африканских стран (Будь здоров! 2001. № 1) второй член - однородный ряд, состоящий из собственных имен существительных и нарицательного существительного с зависимыми словами.

Особого внимания заслуживает падежная форма второго члена конструкции. Она обусловлена наличием в конструкции союза КАК. Союз КАК способен вводить имя существительное или местоимение существительное в форме именительного падежа, причем при изменении падежной формы первого члена падеж второго (зависимого) члена не изменяется. Так бывает, когда оборот относится к полному прилагательному [Прияткииа 1967: 189] — в нашем случае местоименному прилагательному ТАКОЙ, выполняющему роль коррелята в конструкции, 13 речи нам встретились единичные факты гения от принципа отклоу организации конструкции, а именно нарушение правила именительного падежа. Оценка л и х фактон с точки зрения речевой нормы сомнительна.

Например: ??Как изображается Дьявол Обольщающий?... Дает любые блага и исполняет любые желания, прося взамен такую малость, как душу (М. Веллер. Кассандра);

??Если не получается проводить много времени на воздухе, почаще включайте е меню такие продукты, как рыбу (сельдь.

саудгты. (Ьорель). печень, сливочное масло, молоко и яйиа (Будь здоров! 2000.

№ 3);

W По-видимому, такое предельно широкое понятие, как систему, нельзя определить чисто логически через другие понятия (Г. Рузавин. Современные концепции).

Мы не беремся определять причины нарушения правила именительного падежа, поскольку самих фактов слишком мало и есть вероятность обыкновенной ошибки или опечатки.

Следует заметить, что нарушение правила именительного падежа возможно и в других конструкциях с союзом КАК (например, КАК в значении “в качестве” [Приятктиа 1975]).

1,2. Первый член конструкции Первый член конструкции с ТАКО Й,,.КА К - дистантным представлен исключительно нарицательными именами существительными. Они обозначают самую общую категориальную принадлежность. Наиболее типичпым способом представления первого члена являются слова с предельно обобщенным значением.

Слова с предельно обобщенным значением - это слова, прошедшие полпути по направлению к местоимениям. К ним относятся существительные, обозначающие лицо, например: человек, лю ди, мужчина» ж енщина и др., и слова со значением предмета т\та. явление^ вещь, штука, дело, вопрос и др. Их категориальный статус однозначно не определен. Существуют различные трактовки частеречной принадлежности данных единиц.

Согласно одной из крайних точек зрения, такие слова являются местоимениями, возникшими в результате прономинализации имен существительных. Этого толкования придерживаются А. А. Шахматов [Шахматов 1941: 458» 499] и В. В- Виноградов [Виноградов 1947: 326].

Данная интерпретация находит о!ражение в современных академических грамматиках, отмечающих наличие местоименно-указательной функции у слов типа человек, люди, вещь [Грамматика русского языка 1960. Т.1: 406;

РГ-80.

Т. 2: 280].

Противоположная точка зрения на природу подобных слов состоит и отрицании их местоименного характера. Этой позиции следуют В. Я. Кузнецов [Кузнецов 1970], А. Я. Баудср [Баудер 1988], Е. Н. Сидоренко [Сидоренко 1990: 119 - 120], Н. Ю. Шведова [Шведова 1998].

Есть еще одна попытка объяснения этих слов с применением понятия “гибрид'”. Слова тина человек, вещь, штука и т. и. трактуют как гибридные.

промежуточные образования между именами существительными и местоимениями. Так, В. В. Шигуров [Шигуров 1988;

1988 а;

2003] берет за основу замечание А. М. Пешковского по поводу того, что грань между местоимештыми и неместоимеичыми словами в русском языке весьма зыбка и между ними “имеется обширная область промежуточных слов, в которых живут кандидаты на ту или иную должность” [Пешковский 1956: 143], и приходит к выводу, что переходность в языке возможна в результате взаимодействия формальных и смысловых сторон языковых единиц, когда возникают контекстные видоизменения формы или содержания, языковой единицы. Существительные типа человек, муж чина, парень, вещь, дело, штука, вопрос и др. в определенных условиях контекста (Ь разной степени отдаляются в от ядра исходной части речи, приближаясь к местоимениям. В итоге для каждого существительного, подвергшегося прономинализации, характерен синкретизм свойств исходной и производной части речи” [Шигуров 2003: 116].

Мы полагаем, что, будучи существительными, слова типа человек, вещь, штука и т. п. лишь тяготеют к классу местоимений, активно с ними взаимодействуя. Именно этим объясняется возможность установления широкого, абстрактного значения у подобных существительных.

Выражение такими существительными первого члена мы считаем наиболее типичным способом его представлю гия, Специфика этих существительных состоит в том, что они в достаточной степени обладают неопределенностью для того, чтобы иметь общее с достаточно большим количеством объектов, явлений, лиц, обозначенных вторым членом. Данные слова требуют раскрытия своего содержания. Неопределенность первого члена снимается за счет второго члена. Например: Есть такое явление во Вселенной.

как человек, это достойно изучения и обмозговапш, как и все явления Вселенной: как, что, почему, для чего (М. Веллер. Все о жизни);

Признаюсь, хоронить таких людей, как Беликов„ это большое удовольствие (А. Чехов.

Человек в футляре).

Семантическая опустошенность первого члена может быть настолько сильна, что приводит к возникновению формального варианта конструкции, в котором первый член как компонент конструкции сводится к нулю. Важно то, что это не создает эллипсиса, поскольку ТАКОЙ, не теряя свосй функции, берет па себя роль первого члена. Сравним: Признаюсь, хоронить таких, как Беликов, это большое удовольствие.

Предельно обобщенные существительные в позиции первого члена могут иметь как абстрактное, так и конкретное значение. Важно отметить, что чем беднее содержание первого члена, тем больший класс объектов оно обозначает, и наоборот. Так, у абстрактного существительного понятие очень широкое значение. В “Толковом словаре” С, И, Ожегова и Н.Ю. Шведовой значение слова понятие определяется следующим образом: "логически оформленная общая мысль о классе предметов, явлений” [Ожегов, Шведова 1999: 561].

Слово понятие может обозначать большое число конкретных понятий, в частности: любовь, Дальний Восток, музыка, мода, мерзавец, псевдопамять, язы к и пр. Например: Совесть соседствует с такими понятиями, как спра­ ведливость, любовь, доброта, альтруизм, жалость, сочувствие (М. Веллер.

Все о жизни);

Сугцествует такое понятие, как пссвдопамять (И. Деревянко.

Черный старик);

Но, видимо, грамматическая категория “числа" никогда не выражает таюм понятий, как “чет ный”. “нечет ный”. “дюжина", "исчеслумьт (И. Кобозева. Лингвистическая семантика);

В данном случае } приобретают права гражданства такие понятия, как “химия X IX столетии " и "химия X X столетия" (Ю. Соловьев. История химии);

Тынянов пользуется такими понятиями, как конструктивный приниип. как доминанта (господствующий элемент системы, который подчиняет себе и определяет остальные) (Воспоминания о Ю, Тынянове);



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.