авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Словесное ударение в алтайском языке в сопоставительном аспекте

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИТУТ ФИЛОЛОГИИ

На правах рукописи

БАДАНОВА Татьяна Алпыевна

СЛОВЕСНОЕ УДАРЕНИЕ В АЛТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ

В СОПОСТАВИТЕЛЬНОМ АСПЕКТЕ

Специальность 10.02.20 –

Сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Новосибирск – 2007 3

Работа выполнена на кафедре алтайского языка и литературы Горно-Алтайского государственного университета

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор И. Я. Селютина

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, чл.-корр. РАЕН К. Н. Бичелдей кандидат филологических наук Н. С. Уртегешев

Ведущая организация: Институт алтаистики им. С. С. Суразакова (г. Горно-Алтайск)

Защита состоится 13 ноября 2007 г. в 1500 часов на заседании диссер тационного совета Д 003.040.01 по защитам диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук по специальности 10.02. «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное язы кознание» при Институте филологии СО РАН по адресу:

630090, г. Новосибирск, ул. акад. Николаева, д. 8;

тел. (383) 330-84-69;

330-53-46;

е-mail: turk@philology.nsc.ru;

lefi@philology.nsc.ru;

fax: (383) 330-15-18.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института исто рии СО РАН (г. Новосибирск, ул. акад. Николаева, д. 8).

Автореферат разослан 6 _ октября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук А. А. Мальцева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационная работа посвящена изучению словесного ударения в алтайском языке в сопоставительном аспекте. Современный алтайский язык – язык коренных жителей Республики Алтай. Он представлен ше стью диалектами: алтай-кижи, телеутским, теленгитским, чалканским, кумандинским, тубинским*;

диалект алтай-кижи – опорный, базовый диа лект алтайского литературного языка. Носителями диалекта алтай-кижи являются жители Онгудайского, Усть-Канского и Шебалинского районов Республики. В данном исследовании проблемы алтайского словесного ударения рассматриваются на материале диалекта алтай-кижи.

Актуальность исследования. Акцентуационная система алтайского языка не являлась предметом специального систематического изучения.

Если сегментный уровень алтайского языка основательно изучается объ ективными инструментальными методами с конца 60-х годов прошлого века [Гаврилин 1984;

1986;

Кокорин 1986;

1988;

Мандрова (Кирсанова) 1979;

2003;

Машталир 1983;

1985;

Меркурьев 1970;

1971;

Петькин, Чума каева 1989;

Сарбашева 2004;

Селютина 1988;

1998;

2002;

Чумакаева 1969;

1978;

1984;

1989;

Шалданова 2003], то просодический аспект остается пока неисследованным. Исключение составляет лишь язык теленгитов, ритмомелодика простого предложения которого получила описание в ря де статей и в диссертационном исследовании О. Ф. Герцог [1984;

1985;

1986;

1987;

1988а;

1988б;

1988в;

1989;

1991]. Проблеме локализации сло весного ударения в алтайском языке посвящена статья М. Ч. Чумакаевой, основанная на аудитивных наблюдениях автора [1989: 81–85]. Вопросы соотношения акцентуации и сингармонизма в чалканском диалекте алтай ского языка рассматриваются в статье В. Н. Кокорина [1986]. И. Я. Селю тина, исследуя экспериментально-фонетическими методами вокализм одного из северных алтайских диалектов – кумандинского – определяет кумандинское словесное ударение как музыкальное, связанное и подвиж ное [1988;

1998: 79–84].

Отсутствие до настоящего времени систематических описаний алтай ской акцентуации делало невозможным проведение сравнительно-сопо ставительных исследований с привлечением алтайского материала. Вме сте с тем, суперсегментные характеристики выполняют важную, – в том числе и фонематическую – роль в процессе коммуникации и используют ся лингвистами как параметры в типологических классификациях.

Диалекты кумандинский, чалканский, туба-кижи, а также телеутский получили статус * самостоятельных языков. – См.: Красная книга языков народов Сибири. – М., 1994. – С. 6.

Разработка проблем акцентуации предполагает не только решение во просов о характере, месте и функциях словесного ударения;

в литературе ставится под сомнение или получает неоднозначную оценку сам факт су ществования словесного ударения – в силу его избыточности – в тюркских и монгольских языках с развитым сингармонизмом. По мне нию ряда ученых, совпадение функций гармонии гласных и ударения служит предпосылкой анакцентности сингармонических языков [Radloff 1882: 97;

Джунисбеков 1980: 62;

Касевич 1986: 17;

Щербак 1994: 63].

Поскольку алтайский язык относится к числу языков, в которых зако ны сингармонизма, – в том числе и гармонии гласных как основной его составляющей – соблюдаются довольно последовательно, то решение во проса о наличии ударения и выявление принципов разграничения его функций с сингармонизмом являются остроактуальными – как для алтай ского языкознания, так и для тюркологии в целом.



Мы исходим из того, что действие закона гармонии гласных не исключает наличия ударения в языке. Сингармонизм и ударение могут сосуществовать, разграничивая между собой сферы функционирования и дополняя друг друга.

Анализ тюркологической литературы, посвященной инструменталь ным суперсегментным исследованиям, свидетельствует об отсутствии единства мнений как относительно природы, так и локализации словесно го ударения. В одном и том же языке одни авторы трактуют ударение как постоянное, фиксируемое на финальном слоге, другие отмечают его на начальном слоге словоформы, третьи усматривают мелодическое ударе ние на первом слоге и динамическое – на последнем.

В тюркских языках констатируется функционирование нескольких ти пов словесного ударения: динамического, тонического или комбиниро ванного – тонально-динамического. По признаку места ударения выделя ются акцентуационные системы с ударением, локализующимся на на чальном слоге, с ударением на конечном или одном из конечных слогов, с ударением, маркирующим и начальный, и конечный слоги.

Определение природы, локализации и функций алтайского словесного ударения, выявление как общих закономерностей реализации просодиче ских явлений в тюркских языках, так и алтайской специфики на фоне ак центуационных систем других – тюркских и нетюркских языков относит ся к числу приоритетных задач сибиреведения.

Таким образом, актуальность исследования определяется фактическим отсутствием работ, посвященных специальному изучению, системному описанию и сопоставительному исследованию аспектов суперсегментной фонетики алтайского языка, необходимостью получения объективных экспериментальных данных по просодическим параметрам акцентуаци онной системы, важных как для определения национальной специфики системы, так и для выявления общетюркских процессов.

Цель исследования – выявить локализацию, характер и функции сло весного ударения алтайского языка, определить экспериментально фонетическими методами акустические параметры, детерминирующие его природу;

путем сопоставительного анализа выявить сходства и разли чия в организации акцентуационных систем в тюркских языках.

Достижение намеченной цели требует решения следующих задач:

1) на основе объективных инструментальных данных доказать или оп ровергнуть тезис о наличии словесной акцентуации в алтайском языке;

2) выявить функции словесного ударения в алтайском языке;

3) определить инструментальными методами параметры словесного ударения в алтайском языке;

4) определить место словесного ударения в алтайской словоформе;

5) выявить общее и специфическое в акцентуационных системах ал тайского и других тюркских, а также русского языка.

Объектом исследования являются начитанные изолированные слово формы и фразы алтайского языка, а также спонтанная речь. Принципы акцентуационной организации алтайской словоформы мы определяем как предмет исследования.

Положения, выносимые на защиту:

1. Словесное ударение и сингармонизм в алтайском языке дополняют друг друга, выполняя кульминативную и делимитативную лингвистиче ские функции. Избыточность средств организации и демаркации слова в потоке речи обусловливает, в отличие от языков негармонирующих, слабоцентрализующий характер ударения.

2. По структурному фонологическому типу словесное ударение в ал тайском языке является слоговым, связанным, локализующимся, как пра вило, на финальном слоге словоформы – основное ударение, на начальном слоге многослогов – второстепенное.

3. По морфологической структуре основное алтайское ударение ква лифицируется как подвижное, перемещающееся при наращении аффик сов (за некоторыми исключениями) на последний слог. По фонетическим критериям ударение определяется как фонетически неподвижное.

4. Алтайская словесная акцентуация, характеризуясь как конечносло говая, допускает исключения, когда связанность ударения с последним слогом нарушается – некоторые аффиксы не принимают на себя ударения (аффикс совместно-орудного падежа -ла, аффикс сравнения -ча) или, на против, некоторые аффиксы всегда притягивают ударение, акцент смеща ется и закрепляется не на финальном слоге (аффикс деепричастий предела в будущем -канча (-кенче, -кончо и др.), цепочка словообразовательных аффиксов -и+ле со значением полного охвата какого-либо промежутка времени, в которой всегда ударным является первый аффикс).

5. Доминантным системоорганизующим параметром алтайского сло гоакцентного ударения является тональность: ударный слог маркируется пиком частоты основного тона (ЧОТ), что позволяет определить ударение по фонетическому типу как музыкальное восходящее (акут). Длитель ность не является основным параметром ударения, но может быть квали фицирована как дополнительный признак словесной акцентуации.

6. Наряду с доминирующей акцентуационной системой, характеризую щейся связанностью с последним слогом и морфологической подвижно стью, в языке формируется другая подсистема, связанная с позиционными долготами гласных: позиционно долгий гласный детерминирует перемеще ние ударения с последнего слога на слог, занимающий иное положение в структуре слова. Инновационная акцентуационная подсистема распростра няется, фактически, лишь на глагольные словоформы – преимущественно имеющие двуслоговые форманты или показатели личной принадлежности.

Словоформы с неоднородной вокальной осью регулярно реализуются в более низком регистре по сравнению с лексемами, включающими во кальные компоненты одного качества. В тетрасиллабах с ударением на третьем (позиционно долгом) гласном констатируется тенденция к нисхо дящему или нисходяще-ровному движению тона с маркированием удар ного слога падением ЧОТ, что позволяет предположить функционирова ние – на периферии алтайской акцентуационной системы – нисходящего ударения (циркумфлекс) как реликте более древнего просодического со стояния.

7. В полисиллабах алтайского языка кроме основного констатируется второстепенное ударение: нисходяще-восходящий контур огибающей ЧОТ в три- и тетрасиллабах свидетельствует о наличии двух тональных пиков – равных или различных по значению – на финальном и инициаль ном слогах словоформы, указывая на наличие основного ударения на по следнем слоге лексемы и второстепенного – на первом. Ударение в алтай ском языке маркирует и конечный, и начальный слоги.

8. Акцентуационные системы тюркских и русского языков кроме сходств имеют ряд типологических отличий. Общим является морфологи ческая подвижность ударения, перемещающегося на слово- и формооб разующие аффиксы. Но если в тюркских языках ударение фиксированное, фонетически неподвижное, преимущественно конечнослоговое, а морфо логическая подвижность односторонняя – ударение переходит на присое диняющийся аффикс, то в русском языке ударение разноместное, свобод ное, может перемещаться с корня как на препозитивные, так и на постпо зитивные аффиксы. В тюркских языках функционирует второстепенное ударение, возможное в русском языке лишь в сложных словах.

Общим для тюркских и русского языков является выделение ударного слога комплексом акустических признаков – релевантных и конститутив ных. Основными параметрами словесного ударения в тюркских языках являются тональность и интенсивность. Длительность может быть лишь сопутствующим маркером ударения. Напряженность не является корреля том ударения. Основные параметры словесного ударения в русском языке – длительность и напряжённость. Интенсивность и тональность – кон ститутивные параметры русского ударения.

Как в тюркских, так и в русском языке ударение выполняет ряд функ ций. В тюркских языках основная функция ударения – демаркационная;

наряду с сингармонизмом выполняет кульминативную и конститутивную функции;

дифференцирующая функция несвойственна. В русском языке основные функции ударения – кульминативная и конститутивная: ударе ние служит слово- и формообразовательным средством;

выполняет также дифференцирующую и делимитативную функции.

Научная новизна. Данная работа является первым систематическим научным исследованием словесного ударения в алтайском языке, до на стоящего времени не имеющем, несмотря на статус литературного, специ альных трудов в области просодики: не изучены словесное ударение, ритмико-интонационная система. Впервые акцентуационная система ал тайского языка описывается с использованием комплекса объективных экспериментально-фонетических методов, позволяющих исключить фак тор субъективности и получить адекватные результаты.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в информа ционное поле тюркологов вводятся новый материал и научные результаты инструментального исследования суперсегментного уровня алтайского язы ка, расширяющие представления о принципах организации акцентуационных систем в тюркских языках. Результаты сопоставительного анализа позволили выявить как общие для тюркских языков закономерности функционирова ния словесного ударения, так и частные характеристики природы, локализа ции и функций ударения, детерминирующие – наряду с другими лингвисти ческими показателями – место алтайского языка в ряду тюркских языков.

Практическая значимость работы определяется возможностью ис пользования результатов исследования просодической структуры алтай ской словоформы при написании фонетических разделов академической «Грамматики алтайского языка», при создании вузовских и школьных учебных пособий, при разработке лекционных курсов по фонетике алтай ского языка и по типологии фонологических систем. Теоретические по ложения и выводы могут быть использованы в дальнейших сопостави тельно-типологических исследованиях тюркских языков, в общефонети ческих трудах. Результаты исследования послужат научной базой для практической работы по унификации акцентологических норм алтайского литературного языка, при постановке правильного произношения, при разработке проблем речевой коммуникации.





Методика исследования. В работе применена комплексная методика, включающая как субъективные методы аудитивного наблюдения автора и учета показаний информантов, так и методы экспериментально фонетического исследования. Регистрация экспериментального материала на электронные носители осуществлялась с использованием компьютер ной звукозаписывающей программы Any Sound Recorder, последующая обработка данных – с помощью специальной компьютерной акустической программы Speech Analyzer. Фонемная сегментация словоформ-записей производилась по данным звуковой волны, показателям частоты основно го тона, магнитуды и цветной (полихромной) спектрограммы. По резуль татам фонемной сегментации и последующей обработки акустических показателей были выявлены количественные параметры просодических коррелятов ударения: ЧОТ, длительности, формантной структуры глас ных и интенсивности слогообразующего гласного. Полученные данные обработаны статистически, табулярно и графически.

В качестве возможных просодических характеристик словесного уда рения в алтайском языке рассматриваются такие параметры, как кванти тативность, интенсивность, тональность и напряжённость.

Квантитативность определяется в абсолютных (миллисекундах – да лее мс) и относительных (%) величинах. Расчёты относительных парамет ров выполнены по методике, предложенной В. Хейнитцем [1962: 140–141].

Для этого вычислялась средняя длительность звука (СДЗ, мс) и средняя длительность гласного (СДГ, мс) в словоформе. Относительная длитель ность исследуемого звука представляет собой процентное отношение абсо лютной длительности этого звука к СДЗ [Бондарко 1965;

1977: 154] и к СДГ [Будаев 1981: 7] по вокально-консонантной и вокальной осям соответственно.

Интенсивность также рассматривается в абсолютных и относитель ных величинах. Абсолютные значения выражены в децибелах (дБ), отно сительные представляют собой отношение абсолютной интенсивности гласного к средней интенсивности гласных по всей словоформе.

Тональность. Движение основного тона в словоформах исследовалось путем сопоставления значений ЧОТ гласных, а также методом определе ния характера высотного интервала между гласными различных слогов. В качестве единиц частоты основного тона используются ступени (далее – ст.) (полутона, semitones). Движение основного тона между гласными сло гов отражено в музыкальных интервалах: прима (унисон), секунда, тер ция, кварта и т. д.

Напряжённость. Степень напряжённости при произнесении звука оп ределялась по изменению частотнозональной локализации формант глас ных, т. е. при сравнении F-картин ударных и безударных гласных, а также по локализации концентрации максимальной энергии, которая определя ется визуально по степени затемнения в F-картинах звуков.

Материал исследования. На первом – доинструментальном этапе ис следования методом опроса и анкетирования информантов был получен лингвистический материал, необходимый для решения проблем наличия или отсутствия ударения в алтайском языке, его локализации в структуре словоформы и выполняемых им функций в процессе коммуникации, а также для разработки программ инструментальных исследований;

всего получено 256 слов, 180 словосочетаний и 45 предложений. Материал фиксировался в символах простейшей фонетической транскрипции [На деляев 1960;

Селютина 2002].

Для записи экспериментального материала составлена программа из 151 словоформы – 22 однослоговых, 64 двуслоговых (51 словоформа с однородной вокальной осью, 13 – с разнородной вокальной осью), трёхслоговых (38 с однородной вокальной осью, 10 – с разнородной во кальной осью) и 17 четырёхслоговых (12 с однородной вокальной осью и 5 словоформ с разнородной вокальной осью). Для того, чтобы нивелиро вать наложение назывной интонации в изолированных словоформах, а также для подтверждения полученных результатов используется допол нительная программа из простых предложений, включающих 23 бисилла бы, 18 трисиллаб и 6 тетрасиллаб из основной программы.

Таким образом, программа включает словоформы двух типов: слово формы, в каждой из которых вокальная ось представлена гласными одно го качества, а слоговая структура – всеми возможными комбинациями слогов различной структуры;

другая группа включает словоформы с разнородной вокальной осью. Кроме того, дополнительная программа содержит словоформы, включённые в синтаксический контекст. Запись основной программы осуществлялась дикторами в назывной интонации;

каждый номер программы наговаривался три раза. Фразы из дополни тельной программы были троекратно произнесены диктором 1. Всего по лучено и обработано 1500 записей-словоформ (изолированных и в контексте).

Дикторы. Для записей материала были привлечены три диктора, но сители алтайского языка, владеющие произношением в рамках принятых орфоэпических норм литературного языка и не имеющие заметных ана томических изменений органов речи.

Объём и структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии и приложений.

Апробация работы. Основные положения исследования изложены в докладах на шести конференциях различного уровня (трех международ ных, одной всероссийской и двух региональных) и в десяти статьях и те зисах – опубликованных и находящихся в печати.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Во введении определяется предмет изучения – акцентуационная сис тема алтайского языка в сопоставительном аспекте, обосновывается акту альность темы, ставятся цели и задачи, выдвигается гипотеза исследова ния, определяются методологические основы, теоретическая и практиче ская значимость работы, формулируются ключевые положения, выноси мые на защиту.

В первой главе «Теоретические проблемы изучения словесной ак центуации» в ходе анализа акцентологических исследований по тюрк ским языкам определяется проблематика диссертационного исследования, излагается теоретическая концепция, характеризуется понятийно-терми нологический аппарат. Здесь же приводятся результаты доинструмен тального этапа исследования: проводится систематический анализ лока лизации алтайского словесного ударения, выявляются его функции.

Изучение ударения с применением методов аудитивного анализа и с учетом субъективных наблюдений экспериментатора и показаний инфор мантов позволило сделать следующие выводы относительно фонетиче ского, фонологического и структурного типов алтайского акцента.

Действие законов сингармонизма не исключает функционирования в ал тайском языке словесного ударения. Выполняя, прежде всего, делимита тивную и кульминативную лингвистические функции, сингармонизм и сло весный акцент дополняют друг друга. Вместе с тем, наличие в языке гармо нии гласных ослабляет проявление ударения, делая его в определенной сте пени избыточным, что обусловливает слабоцентрализующий характер уда рения, не вызывающего качественного изменения безударного вокализма слова, а ограничивающегося лишь количественной редукцией гласных.

Кроме основного ударения, в полисиллабах алтайского языка конста тируется второстепенное ударение: в потоке речи словесный акцент мар кирует начало и конец словоформы. Второстепенное ударение может яв ляться остатком древнего начальнослогового акцента.

По своему структурному фонологическому типу словесное ударение в алтайском языке является слоговым (не морным), связанным (одномест ным) – локализация ударения, как правило, связывается с последним сло гом словоформы.

По своей морфологической структуре алтайское ударение квалифици руется как подвижное, всякий раз при наращении аффиксов перемещаю щееся (за некоторыми исключениями) на последний слог. Поскольку ал тайский язык относится к языкам агглютинативного типа с элементами флексии, то прибавление к слову аффикса, состоящего хотя бы из одного слога, вызовет перенос ударения: чечек ‘цветок’, чечектер ‘цветы’. Но эта «подвижность» связана с морфологической структурой слова и определя ется морфематическими критериями. Если принять во внимание фонети ческий критерий, т. е. отсчёт слогов от начала или конца слова, то ударе ние в алтайском языке является фонетически неподвижным.

Алтайская словесная акцентуация, характеризуясь как конечнослого вая, допускает, тем не менее, ряд исключений, когда связанность ударения с последним слогом нарушается – некоторые аффиксы не принимают на себя ударения (аффикс совместно-орудного падежа -ла, аффикс сравнения -ча) или, напротив, некоторые аффиксы всегда притягивают ударение, акцент смещается и закрепляется не на финальном слоге (аффикс деепри частий предела в будущем -канча (-кенче, -кончо и др.), цепочка словооб разовательных аффиксов -и+ле со значением полного охвата какого-либо промежутка времени, в которой всегда ударным является первый аффикс, например: тeни-тeжи [tni ‡t i] ‘и ночь, и день’, тeниле [tnile] ‘всю ночь’, тeжиле [t ile] ‘весь день’). Свою специфику в локализации уда рения имеют сложные слова, заимствования. Некоторые особенности ак центуации могут быть обусловлены говорной принадлежностью носите лей языка.

Наряду с доминирующей акцентуационной системой, характеризую щейся связанностью с последним слогом и морфологической подвижно стью, в языке формируется другая подсистема, связанная с позиционны ми долготами гласных: позиционно долгий гласный детерминирует пере мещение ударения с последнего слога на слог, занимающий иное положе ние в структуре слова.

Формирующаяся акцентуационная подсистема распространяется лишь на глагольные словоформы: причастия настоящего-будущего времени с аффиксами -калак (садылгалак [sa:dъla:lъq] бичик ‘ещё не проданная книга’), -атан (садылатан [sa:dъla:tъn] бичик ‘книга, которую продадут’) и деепричастия прошедшего времени с аффиксом -ала (jакшылажала [aq ъla a:lъ], jeре бeрди ‘поздоровавшись, ушёл’), в которых происходит сужение гласного финального слога и, тем самым, создаются фонетиче ские условия для реализации позиционной долготы гласных;

причастия сравнения с аффиксом -кадый (jаткадый [atqa:dъj] jер ‘место, где можно жить’);

формы глаголов намерения с аффиксом -гай с личными показате лями (баргайыс [para:jъs] ‘пойдем’);

формы глаголов настоящего и бу дущего времени единственного и множественного числа с личными пока зателями (ренерим [rene:rim] ‘буду учиться’), за исключением форм гла голов недавнопрошедшего времени с аффиксом -ды (jартадым [artadъm] ‘объяснил=я’, jартад(ыб)ыс [artad(ъb)ъs] ‘объяснили=мы’), а также гла голов давнопрошедшего времени единственного числа с аффиксом -ган (jурагам [ura аm] ‘рисовал=я’, jурaгan [ura aN] ‘рисовал=ты’, jураган [ura аn] ‘рисовал=он’).

Результаты проведенного анализа материала позволяют сделать вывод о том, что в алтайском языке позиционная долгота, приводящая к переносу ударения с конечного слога на предыдущие, констатируется лишь в глагольных формах – преимущественно имеющих двуслоговые форманты или показатели личной принадлежности. Среди имен исключе ние составляют собирательные числительные и местоимения, образован ные двуслоговыми аффиксами -лези, -разы: экилези [ekile:zi] ‘оба’, бас тыразы [pastъra:zъ] ‘все’.

Вторая глава «Квалитативно-квантитативные параметры алтай ского ударения», посвященная результатам анализа экспериментальных данных, состоит их четырёх частей, в каждой из которых рассматривается один из потенциально доминантных параметров словесного ударения:

квантитативность, интенсивность, напряжённость и тональность.

2.1. Квантитативность.

Результаты экспериментально-фонетического исследования длитель ности как одного из компонентов словесной акцентуации алтайского язы ка свидетельствуют о следующем. В бисиллабах с однородной вокальной осью (напр.: ака ‘брат’, беле ‘рябина’) длительность гласного второго сло га, как правило, преобладает над квантитетом инициального слога: отно шение V2:V1 составляет 139,7%. Зафиксированные инструментально от клонения от выявленной закономерности могут свидетельствовать о том, что квантитативность не является основным параметром словесной ак центуации в алтайском языке, но может функционировать в качестве со путствующего, второстепенного маркера ударения.

При реализации бисиллаб с однородным наполнением вокальной со ставляющей в составе предложений не выявлено единой закономерности в распределении квантитативных показателей гласных, что указывает на нерелевантность рассматриваемых характеристик как на сегментном, так и на суперсегментном уровнях.

В бисиллабах с неоднородной вокальной осью и с ударением, опреде ленным аудитивно как финальнослоговое (напр.: темир ‘железо’, сагыш ‘ум’), при изолированном произношении длительность широкого гласно го первого открытого слога регулярно значительно превышает квантита тивные показатели вокального компонента второго слога: в среднем V1:V = 1,9, совпадая, фактически, с соотношением долготных параметров стя женного долгого и последующего краткого гласного.

При включении бисиллаб с неоднородной вокальной осью в синтакси ческий контекст соотношение параметров длительности гласных иден тично аналогичным показателям в изолированном произнесении: широ кий начальнослоговой гласный длительнее гласного 2-го слога в среднем в два раза.

Облигаторность реализации позиционной длительности гласных, сов падающей по параметрам со стяженной долготой (ср., напр., соотношение V1 : V2 = 168,4% в словоформе темир ‘железо’ и 155,1% в словоформе ээзи ‘хозяин=его’), свидетельствует о фонологизации позиционной долго ты широких гласных в алтайском языке и о чередовании кратких и долгих фонем.

В этом заключается существенное отличие закона позиционной долго ты гласных от остальных статистических закономерностей, выявленных при изолированном произнесении лексических единиц, но проявляющих вариативность в составе синтаксически связанных бисиллаб: параметры квантититивности не могут рассматриваться в качестве основных реле вантных признаков словесного ударения в алтайском языке, им можно приписывать лишь роль второстепенного, сопутствующего компонента.

В три- и тетрасиллабах с однородной вокальной осью (напр.: qбqкq ‘фамилия’, нqкqрлqргq ‘друзьям’), – как в изолированно произнесенных, так и включенных в синтаксический контекст, – прослеживается отчетли вая тенденция к постепенному удлинению гласного от первого слога к последнему. Соотношение квантитета гласных в изолированных три силлабах определяется формулой: V1 : V2 : V3 = 100,0 : 110,2 : 170,9;

в тетрасиллабах – V1 : V2 : V3 : V4 = 100,0 : 101,0 : 108,8 : 138,2.

Выявленная общая закономерность постепенного удлинения гласных от первого слога алтайской словоформы к последнему может косвенно указывать на конечнослоговую локализацию словесного ударения, в системе которого длительность гласных может рассматриваться как один из компонентов. Случаи нарушения этой тенденции, а также функ ционирование квантитета на сегментном уровне в качестве дифферентора кратких и долгих гласных фонем указывают на то, что длительность не является доминантным параметром ударения, но может быть квалифици рована как дополнительный признак алтайского словесного акцента.

Большая длительность ударных гласных (как финального, так и пред последнего слогов) в полисиллабах с неоднородной вокальной осью обу словлена, прежде всего, релевантностью долготы – стяженной или пози ционной – гласных в этих слогах и не может квалифицироваться в качестве словесной акцентуационной доминанты в алтайском языке.

Приведенные материалы не дают оснований для констатации второ степенного ударения на начальном слоге словоформы – длительность гласных первых слогов зависит от типа гласного и структуры слога. Вме сте с тем, зафиксированные инструментально случаи немотивированного фонетическим контекстом удлинения гласного 1-го слога словоформы могут быть рефлексами древнего состояния алтайской акцентуационной системы.

2.2. Интенсивность.

Инструментальный анализ показателей интенсивности гласных в со ставе алтайских бисиллабов в изолированном произношении и в синтак сически связанном контексте свидетельствует о том, что, как в изолиро ванно произнесенных, так и в синтаксически связанных бисиллабах ин тенсивность гласного 2-го слога выше, чем вокального компонента 1-го слога. Но отличия межслоговых показателей силы артикуляции столь не значительны (в среднем – 1,5 дБ, а в словоформах, состоящих из однотип ных слогов – менее 1 дБ), что не дают оснований для вывода о релевант ности динамического компонента ударения в бисиллабах.

В трисиллабах нет единой закономерности в распределении пиков ин тенсивности в слоговой структуре словоформы с однородной вокальной осью, но наиболее частотной является локализация пика интенсивности на гласном второго слога. Поскольку ударение в алтайском языке прихо дится, как правило, на последний слог, а межслоговая разница в динамических показателях в трисиллабах, как и в бисиллабах, несуще ственна (от 1,2 дБ до 0,3 дБ), всё это свидетельствует о том, что в трисил лабах алтайского языка интенсивность не является коррелятом ударения.

Анализ контуров интенсивности гласных в тетрасиллабах свидетель ствует о преимущественном выделении пиком силы артикуляции гласно го финального слога. Однако непоследовательность и неконтрастность данного явления (разница средних относительных показателей интенсив ности – минимального и максимального – составляет 1,4 дБ или 4,3% средней интенсивности гласного) свидетельствуют о том, что динамиче ский параметр не может быть доминантным признаком в системе алтай ской словесной акцентуации.

2.3. Напряженность.

Выявленное в ходе инструментального исследования отличие спек тральной картины ударного гласного от безударного не распределением формантных областей, а их меньшей интенсивностью свидетельствует о слабоцентрализующем характере алтайского ударения, при котором не происходит качественного изменения безударного вокализма слова, а осуществляется лишь количественная редукция гласных.

Высокая вариативность распределения максимальной концентрации энергии в спектральных структурах би-, три- и тетрасиллаб указывает на то, что степень напряженности гласного не может быть системоообра зующим признаком словесного ударения в алтайском языке.

2.4. Тональность.

Результаты исследования ЧОТ в двух-, трёх- и четырёхслоговых сло воформах в обобщенном виде представлены на диаграммах 1–3.

На диаграмме 1 совмещены 3 графика движения основного тона в бисиллабах, построенные по средним значениям слоговых пиков ЧОТ.

На графике А отражены результаты измерения параметров мелодических контуров в словоформах с однородной вокальной осью в изолированном произнесении. График Б иллюстрирует средние значения максимумов частоты основного тона в синтаксически несвязанных двуслоговых сло воформах с разнородной вокальной осью. График В отражает средние пиковые значения ЧОТ в синтаксически связанных бисиллабах – как с однородной, так и с разнокомпонентной вокальными осями.

Диаграмма Движение основного тона в бисиллабах ступени слоги 1 А Б В На всех трёх графиках в двуслоговых словоформах зафиксировано восходящее движение тона. Наименьший усреднённый положительный высотный интервал между гласными первого и второго слогов, равный малой секунде, реализуется в синтаксически несвязанных бисиллабах – графики А (47 ст. – 48 ст.) и Б (45 ст. – 46 ст.). В словах, произнесенных в синтаксическом контексте, повышение основного тона на гласном второ го – финального слога значительно более контрастно и соответствует в среднем интервалу большая терция – график В (46 ст. – 50 ст.).

При этом графики А и Б, отражающие движение основного тона в изолированно произнесенных бисиллабах, параллельны друг другу, но бисиллабы с разнокомпонентной вокальной осью реализуются в более низком регистре по сравнению с однородновокальными двуслогами: ме лодический контур бисиллаб с гласными одинакового качества на боль шую секунду выше, чем огибающая частоты основного тона в бисиллабах с разнокомпонентным вокальным составом: А47 ст.-Б45 ст. – А48 ст.-Б ст. Начальная стадия фонации двуслоговых словоформ, помещенных в синтаксический контекст, занимает промежуточное положение между двумя подтипами изолированно произнесенных бисиллаб: Б45 ст.-В ст.-А47 ст.;

завершается же произношение синтаксически связанных би силлаб на значительно более высоком уровне ЧОТ по сравнению с двумя другими подтипами, поскольку восхождение основного тона на бисилла бах в составе предложения значительно круче: Б46 ст.-А48 ст.-В50 ст.

Облигаторность локализации высотного пика в алтайских бисиллабах на втором слоге, квалифицируемом по аудитивным данным в качестве ударного, позволяет сделать вывод о системообразующем характере то нального компонента словесного акцента в двуслоговых словоформах алтайского языка.

Тональные контуры изолированно произнесенных бисиллаб с одно родной и разнородной вокальными осями дифференцируются лишь реги стровыми уровнями;

огибающая ЧОТ в синтаксически связанных двусло говых словоформах отличается более крутым подъемом тона на ударном слоге. Выявленные закономерности являются дополнительным подтвер ждением вывода о релевантности мелодических параметров в системе алтайской словесной акцентуации: в спонтанной речи необходимость маркирования начала и конца слова актуальнее, чем при изолированном произнесении лексических единиц.

На диаграмме 2 совмещены графики движения мелодической кривой в алтайских трисиллабах, построенные, аналогично диаграмме 1, по сред ним значениям слоговых максимумов основного тона. На графике А представлены показатели ЧОТ в трёхслоговых словоформах с однородной вокальной осью в изолированном произнесении. График Б отражает сред ние значения максимумов частоты основного тона в синтаксически несвя занных трехслогах с разнородной вокальной осью и с ударением на по следнем слоге, а на графике В – в аналогичных трисиллабах, но с ударе нием на втором позиционно долгом гласном.

Диаграмма Движение основного тона в трисиллабах ступени 1 2 слоги А Б В На двух графиках (А, Б) в трёхслоговых словоформах зафиксировано нисходяще-восходящее движение тона с пиком ЧОТ на финальном удар ном слоге. На графике В, отражающем мелодическую кривую в трисилла бах с ударением на позиционно долгом гласном второго слога, движение тона – восходяще-ровное: пиками интенсивности маркируются второй – ударный слог и третий – заударный.

Усредненные показатели максимальных слоговых высот в трисиллабах с однородной вокальной осью в изолированном произношении абсолютно идентичны аналогичным показателям в синтаксически связанных трех слоговых словах: 47 ст. – 46 ст. – 48 ст. Трисиллабы с разнокомпонентной вокальной осью и с ударением на последнем слоге, как и бисиллабы, про износятся в более низком регистре: 45 ст. – 44 ст. – 47 ст., то есть, ЧОТ в 1-м и 2-м слогах на большую секунду, а в 3-м слоге – на малую секунду ниже, чем в трисиллабах с однородной вокальной осью.

Таким образом, объективные инструментальные данные, полученные на материале алтайских трисиллабов, свидетельствуют о том, что тональ ный компонент является доминантным в системе алтайской словесной акцентуации: ударный слог маркируется пиком частоты основного тона.

Нисходяще-восходящий контур мелодической кривой с пиком частоты основного тона на финальном – ударном слоге трисиллабы или с двумя (равно- или разновеликими) пиками ЧОТ позволяет сделать вывод о наличии в алтайском языке кроме основного ударения, выполняющего кульминативную функцию и, кроме того, маркирующего конец слово формы, второстепенного ударения, акцентирующего первый – начальный слог слова.

Вывод о релевантности мелодического показателя для алтайского уда рения убедительно подтверждается данными, полученными на материале трёхслогов с неоднородной вокальной осью и с позиционно долгим глас ным второго слога, квалифицируемым аудитивно как ударный (график В):

мелодическая огибающая кривая отражает повышение ЧОТ на втором (ударном) слоге. При этом ровное (или слабовосходящее) движение ос новного тона на гласном третьего – заударного гласного направлено на выполнение ударением функции демаркации в потоке речи конца слова.

На диаграмме 3 совмещены 3 графика движения основного тона в тетрасиллабах, основанные на показателях средних значений слоговых пиков частоты основного тона. На графике А представлены результаты измерения параметров мелодических контуров в четырёхслоговых слово формах с однородной вокальной осью в изолированном произнесении.

График Б иллюстрирует средние значения максимумов частоты основного тона в синтаксически несвязанных тетрасиллабах с разнородной вокаль ной осью. График В отражает средние пиковые значения ЧОТ в синтакси чески связанных тетрасиллабах с однородной вокальной осью.

Все графики демонстрируют нисходяще-восходящее (как варианты:

ровно-нисходяще-восходящее, нисходяще-ровно-восходящее) движение основного тона с максимумом ЧОТ на последнем слоге (графики Б, В) либо с двумя равнозначными пиками ЧОТ на первом и последнем слогах.

Таким образом, в тетрасиллабах, как и в би- и трисиллабах, конечный слог, определенный по субъективным данным в качестве ударного, мар кируется пиком мелодической кривой.

Нисходяще-восходящий характер контура огибающей ЧОТ свидетель ствует о наличии в тетрасиллабах двух тональных пиков – равных или различных по значению – на инициальном и финальном слогах слово формы. Это указывает на наличие основного ударения на последнем слоге лексемы и второстепенного – на первом.

В тетрасиллабах, как и в би- и трисиллабах, изолированно произнесен ные словоформы с разнокомпонентной вокальной осью реализуются в более низком регистре (45 ст. – 45 ст. – 44 ст. – 46 ст.) по сравнению со словоформами с гласными одинакового качества (47 ст. – 46 ст. – 45 ст. – 47 ст.).

Наибольшей крутизной изменения параметров ЧОТ характеризуются тетрасиллабы, реализованные в синтаксическом контексте, что обуслов лено необходимостью более контрастного маркирования слова как фоне тического единства в спонтанной речи по сравнению с изолированным произнесением.

Диаграмма Движение основного тона в тетрасиллабах ступени 1 2 3 слоги А Б В В третьей главе «Словесное ударение в алтайском языке в сопос тавительном аспекте» излагаются результаты сопоставительно-типоло гического анализа особенностей локализации, параметров и функций сло весного ударения в современном алтайском, в других тюркских и русском языках. Для сравнения использовались имеющиеся в тюркологической литературе данные по хакасскому, тувинскому, киргизскому, татарскому, башкирскому, чувашскому, узбекскому, туркменскому, азербайджанско му, турецкому языкам.

По наличию и локализации основного и второстепенного ударений в тюркских языках можно выделить, по меньшей мере, пять типов акцен туационных систем: 1) одно (основное) конечнослоговое словесное ударе ние – констатируется в большинстве тюркских языков;

2) основное ударе ние может маркировать как начальный, так и последний слог (чувашский), либо – 3) первый и любой из последующих;

4) основное ударение прихо дится на первый слог слова, второстепенное – на последний;

5) финальнослоговое основное и начальнослоговое второстепенное;

по следний тип зафиксирован в алтайском и узбекском языках.

Словесное ударение алтайского, как и другие тюркских языков, харак теризуется как подвижное и преимущественно одноместное. В отличие от тюркских языков, русский язык относится к числу языков со свобод ным ударением, с характерными для него подвижностью и разноместно стью.

При определении природы ударения исследователями определяются основные и вспомогательные характеристики – акцентное выделение осуществляется, как правило, комплексом средств.

Квантитативность в тюркских языках не может функционировать в качестве основного релевантного параметра словесного ударения, но в ряде языков темпоральные характеристики гласных используются для формирования второстепенного акцентного выделения ударного слога.

В отличие от тюркских языков, в русском гласные фонемы не вступают в оппозицию по долготе и краткости, темпоральные характеристики не яв ляются фонологическими дифференторами. Как показали исследования по русской словесной акцентуации, одним из наиболее устойчивых аку стических коррелятов слоговой ударности / безударности в русском языке является длительность гласных [Златоустова 1953;

Махмудов 1960: 50;

Зиндер 1979: 263;

Кодзасов, Кривнова 2001: 188].

Напряжённость. В тюркских языках незначительная дифференциация квалитативных характеристик ударных и безударных гласных не приво дит к изменению формантного состава немаркированных ударением во кальных составляющих словоформы, что говорит о нерелевантности на пряжённости в качестве параметра словесного ударения. Значительные изменения качественных параметров русских гласных в зависимости от позиции по отношению к ударению, находящие отражение в изменении спектральных характеристик гласных, свидетельствуют о том, что русское словесное ударение может характеризоваться напряжённостью [Щерба 1974: 177, 182;

Кодзасов, Кривнова 2001: 188].

Интенсивность как коррелят словесного ударения отмечается во мно гих тюркских языках. Обязательным параметром основного и второсте пенного ударения интенсивность является в узбекском [Махмудов 1960], азербайджанском [Абдуллаев 1964: 17–18], башкирском [Байчура 1961:

196], чувашском [Байчура 1961: 222–223;

1963: 53–57], хакасском [Каба нов 1986а;

1986б: 114–116], киргизском [Орусбаев 1974: 52, 54].

В качестве вспомогательного компонента словесной акцентуации интен сивность реализуется в тувинском [Тяпкин 1984] и в туркменском языках [Сапаев 1967]. В отличие от многих тюркских языков, где интенсивность является доминантным параметром словесной акцентуации, русское уда рение не является экспираторным.

Тональность. Релевантность тонового компонента словесного ударе ния установлена во многих тюркских языках: в татарском [Богородицкий 1926], турецком (наряду с экспирацией) [Кононов 1956: 51], киргизском [Ахматов 1970: 39], тувинском [Тяпкин 1984: 136] языках это доминант ный системообразующий признак, в азербайджанском [Абдуллаев 1964:

17–18] и туркменском [Сапаев 1967] – сопутствующий. Как показали ре зультаты проведенного нами экспериментально-фонетического исследо вания, в алтайском языке повышением основного тона маркируются как финальный слог (основное ударение), так и начальный (второстепенное ударение). Две высотные вершины на слогах с главным и второстепенным ударением констатируются и в узбекском языке [Махмудов 1960: 39]. В отличие от тюркских языков, в русской акцентологии тональность не при знаётся релевантным параметром [Златоустова 1953;

Кодзасов, Кривнова 2001: 190].

Функции ударения. В отличие от русского языка, где ударение являет ся основным носителем кульминативной лингвистической функции, в тюркских языках роль консолидатора звукового комплекса в единое слово принадлежит, в большей мере, сингармонизму, регламентирующе му фонетический облик словоформы и определяющему правила сочета ния гласных и согласных компонентов слова.

Тюркскому ударению не присуща дифференцирующая функция, в от личие от русского, где данная функция чётко проявляется, благодаря раз номестности ударения.

Конститутивная функция русского ударения заключается в том, что оно участвует в построении звуковой оболочки слова, в результате чего слово опознается как данное слово лишь при определённой постановке ударения. В тюркских языках эта функция осуществляется, прежде всего, сингармонизмом: слово распознаётся в соответствии с определенной син гармонической моделью – палатальной или лабиальной: темир ‘железо’ – тамыр ‘вена’, аралда ‘в лесу’ – ородо ‘в яме’;

ударение выполняет вспо могательную роль.

Сущность делимитативной функции ударения заключается в выделе нии границ слова. В русском языке, в котором словесное ударение может занимать любое положение от начала или конца слова, словесное ударе ние не может обозначать границы слова. Данная функция может реализо ваться в языках с одноместным – в начале или конце слова – ударением. В алтайском и некоторых других тюркских языках выделяются основное и второстепенное ударения, маркирующие начальный и финальный слоги и сигнализирующие о границах слова, в других тюркских языках констати руется преимущественно конечнослоговое ударение, указывающее на по следний слог слова.

Эту же функцию демаркации границ слова выполняет – наряду с уда рением – и сингармонизм. Приведенные ниже примеры из алтайского языка убедительно свидетельствуют о взаимодополняющей роли ударе ния и сингармонизма, разграничивающих словоформы в спонтанной речи.

Если во фразе Тeндeк салкын сокты ‘Подул северный ветер’ границы слов можно определить и по локализации ударения, и по сингармониче ским цепочкам: e – e, а – ы, о – ы, то во фразе Мен школдо сениле кожо иштеерим ‘Я в школе с тобой буду работать’ реализуются две словофор мы с безударным финальным слогом: в словоформе сениле аффикс совме стного падежа в алтайском языке не принимает на себя ударение, а в гла гольной форме иштеерим позиционно долгий гласный предпоследнего слога, напротив перетягивает акцент на себя. Поэтому, если в первой фра зе и сингармонизм, и ударение комплексно осуществляют делимитатив ную функцию, то во втором примере отклонения от доминантных акцен туационных закономерностей алтайского языка, заключающихся в конеч нослоговой локализации словесного ударения, компенсируются действи ем законов сингармонизма, строгое соблюдение которых придаёт каждой словоформе фонетический облик, отделяющий одну словоформу от дру гой.

Таким образом, ударение и сингармонизм выполняют общие функции, дополняя друг друга.

В Заключении формулируются итоги проведённого исследования, обосновываются положения, выдвигаемые на защиту.

1. Инструментальные данные свидетельствуют о функционировании в алтайском языке словесного ударения, выполняющего – наряду с сингар монизмом – кульминативную и делимитативную лингвистические функ ции. Некоторая избыточность средств организации и выделения слова в потоке речи обусловливает более слабую выраженность фонетических акцентуационных параметров в алтайском языке по сравнению с языками негармонирующими: если в русском языке соотношение выделенности слогов четырёхслогового слова определяется формулой 1–2–3–1, где 3 – ударный слог [Потебня 1973], то в алтайских тетрасиллабах с однородной вокальной осью соотношение мелодических пиков более сглаженное:

1,04–1,02–1,0–1,04 (47 ст. – 46 ст. – 45 ст. – 47 ст.).

2. Доминантным системоорганизующим параметром алтайского сло гоакцентного словесного ударения является тональность: ударный слог маркируется пиком частоты основного тона, что позволяет определить ударение по фонетическому типу как музыкальное восходящее (акут).

В бисиллабах мелодическая кривая восходящая, в трисиллабах – нисхо дяще-восходящая, в тетрасиллабах – нисходяще-восходящая (~ ровно нисходяще-восходящая, нисходяще-ровно-восходящая) с пиком ЧОТ на финальном слоге в би-, три- и тетрасиллабах, либо – в тетрасиллабах – с двумя равнозначными пиками ЧОТ на первом и последнем слогах сло воформы.

3. Вывод о релевантности тональных параметров в системе алтайской акцентуации подтверждается показателями ЧОТ в словоформах с неодно родной вокальной осью, имеющих ударение на позиционно долгом глас ном нефинального слога. В трехслогах с ударением на позиционно долгом гласном второго слога, движение тона – восходяще-ровное: пиками ин тенсивности маркируются второй – ударный слог и третий – заударный.

Выявленная на материале тетрасиллабов с ударением на третьем (по зиционно долгом) гласном тенденция к реализации их с общим нисходя щим или нисходяще-ровным движением тона с маркированием ударного слога падением ЧОТ нуждается в дальнейшей апробации. В случае её подтверждения можно констатировать функционирование – на периферии алтайской акцентуационной системы – нисходящего (циркумфлексного) ударения как реликте более древнего просодического состояния.

4. Гипотеза о возможности в алтайском языке циркумфлекса перекли кается с регулярно повторяющейся закономерностью реализации слово форм с неоднородной вокальной осью в более низком регистре по сравне нию с лексемами, включающими вокальные компоненты одного качества.

Мелодический контур в бисиллабах, трисиллабах и тетрасиллабах с глас ными одинакового качества – как в изолированном произношении, так и при включении их в синтаксический контекст – на большую (реже – ма лую) секунду выше, чем огибающая частоты основного тона в соответст вующих словоформах с разнокомпонентным вокальным составом.

5. Нисходяще-восходящий характер контура огибающей ЧОТ в три- и тетрасиллабах, свидетельствующий о наличии двух тональных пиков – равных или различных по значению – на инициальном и финальном сло гах словоформы, указывает на наличие основного ударения на последнем слоге лексемы и второстепенного – на первом.

Таким образом, в формировании фонетического облика алтайского слова определяющая роль принадлежит как первому, так и последнему слогам слова – ударение в алтайском языке маркирует и начальный, и ко нечный слоги.

6. В би-, три- и тетрасиллабах с однородной вокальной осью – как в изолированно произнесенных, так и включенных в синтаксический кон текст, – реализуется отчетливая тенденция к постепенному удлинению гласного от первого слога к последнему. Отмеченная закономерность кос венно указывает на конечнослоговую локализацию словесного ударения, в системе которого длительность гласных может рассматриваться как один из компонентов. Случаи нарушения этой тенденции, а также функ ционирование квантитета на сегментном уровне в качестве дифферентора кратких и долгих гласных фонем указывают на то, что длительность не является доминантным параметром ударения, но может быть квалифици рована как дополнительный признак словесной акцентуации в алтайском языке.

7. Облигаторность реализации в би- и полисиллабах позиционной дли тельности гласных, совпадающей по параметрам со стяженной долготой, свидетельствует о фонологизации позиционной долготы широких глас ных в алтайском языке и указывает на то, что квантитативность не может квалифицироваться в качестве словесной акцентуационной доминанты в алтайском языке.

8. В алтайских би-, три- и тетрасиллабах наиболее частотной является локализация пика интенсивности на гласном финального слога. Однако непоследовательность и неконтрастность проявления данной тенденции свидетельствуют о том, что динамический параметр не может быть доми нантным признаком в системе алтайской словесной акцентуации.

9. Отличие спектральной картины ударного гласного от безударного не распределением формантных областей, а их меньшей интенсивностью позволяет сделать вывод о слабоцентрализующем характере алтайского ударения, при котором не происходит качественного изменения безудар ного вокализма слова, а осуществляется лишь количественная редукция гласных.

Высокая вариативность распределения максимальной концентрации энергии в спектральных структурах би-, три- и тетрасиллаб указывает на то, что степень напряженности гласного не может быть системоообра зующим признаком словесного ударения в алтайском языке.

10. В обобщенном виде общность и специфика тюркских и русской акцентуационных систем в аспектах локализации, природы и функций словесного ударения представлены в таблице 1.

Таблица Общность и специфика словесного ударения в тюркских и русском языках Специфика Ас Общность пект Тюркские языки Русский язык Морфологическая Ударение фонетически Ударение может переме подвижность неподвижное конечнос- щаться с корня как на пре – ударение переме- логовое, морфологиче- позитивные, так и на пост щается на слово- и ская подвижность одно- позитивные аффиксы.

формообразующие сторонняя: ударение Локализация аффиксы: рус. сад, переходит на агглютини рующий аффикс.

сады, высадить;

алт. ат ‘имя’, ат- Ударение фиксированное Ударение разноместное, – преимущественно ко- свободное – может падать тар ‘имена’, атта ры ‘имена= его, её, нечнослоговое. на любой слог от начала и их’. конца словоформы.

Наличие второстепенно- Второстепенное ударение го ударения на первом возможно лишь в сложных или последнем слоге. словах.

Наличие несколь- Основными параметрами Основными параметрами ких характеристик: словесного ударения в словесного ударения в рус комплексное выде- тюркских языках являет- ском языке являются дли ление ударного ся тональность и интен- тельность и напряжённость.

слога. сивность.

Параметры Длительность может Интенсивность и тональ быть лишь сопутствую- ность – конститутивные щим маркером ударения. параметры русского ударе Напряженность не явля- ния.

ется коррелятом ударе ния.

Слабоцентрализующий Сильноцентрализующий характер ударения. характер ударения.

Наличие словесного Основная функция уда- Основные функции ударе ударения, выпол- рения – демаркационная;

ния – кульминативная и няющего ряд функ- наряду с сингармониз- конститутивная: служит Функции ций. мом выполняет кульми- слово- и формообразова нативную и конститу- тельным средством.

тивную функции.

Дифференцирующая Выполняет также диффе функция несвойственна. ренцирующую и делимита тивную функции.

Библиография включает 232 наименования работ отечественных и зарубежных авторов, цитируемых или используемых в диссертации.

В Приложениях содержатся список и расшифровка условных сокра щений, список информантов и дикторов и сведения о них, программы сбора экспериментального материала и иллюстрации звуковых файлов.

Публикации по теме диссертации:

1. Локализация словесного ударения в современном алтайском языке // Языки и литературы народов Горного Алтая: Международный ежегодник – 2005. – Горно-Алтайск, 2005. – С. 26–27.

2. Квантитативные параметры словесного ударения в три- и тетрасил лабах алтайского языка // Вестник Томского государственного универси тета. Бюллетень оперативной научной информации «Художественный текст: семиотика, лингвистика, поэтика». – 2006. – № 106. Декабрь. – С. 13–19.

3. Квантитативные параметры словесного ударения в моно- и бисилла бах алтайского языка // Языки и литературы народов Горного Алтая: Ме ждународный ежегодник. – Горно-Алтайск, 2006. – С. 125–133.

4. Функции словесного ударения и сингармонизма гласных в тюркских языках // Филологические исследования (к 100-летию Т.М. Тощаковой):

Сборник научных трудов. – Горно-Алтайск, 2006. – С. 40–43.

5. Квантитативные параметры ударения в алтайском языке (сопостави тельный аспект) // Материалы XLV Международной научной студенче ской конференции «Студент и научно-технический прогресс». Языкозна ние. – Новосибирск, 2007. – С. 120–122.

6. Проблема словесного ударения в алтайском языке // Языки корен ных народов Сибири. Выпуск 18. – Новосибирск, 2007. – С. 235–238.

7. Квалитативно-квантитативные параметры словесного ударения ал тайского языка // Подвижники сибирской филологии: В. А. Аврорин, Е. И.

Убрятова, В. М. Наделяев. Тезисы докладов Всероссийской научной кон ференции. Новосибирск, 27–29 сентября 2007 г. – Новосибирск, 2007. – С.

31–34.

8. Динамический компонент словесного ударения в моно- и бисилла бах алтайского языка // Горный Алтай: проблемы билингвизма в поли культурном пространстве. – Горно-Алтайск, 2007 (в печати).

9. Напряженность как параметр словесного ударения в алтайском язы ке // Языки и литературы народов Горного Алтая: Международный еже годник. – Горно-Алтайск, 2007 (в печати).

10. Словесное ударение в алтайском языке: природа, функции, локали зация // Подвижники сибирской филологии: В. А. Аврорин, Е. И. Убрято ва, В. М. Наделяев. Материалы Всероссийской научной конференции.

Новосибирск, 27–29 сентября 2007 г. – Новосибирск, 2007 (в печати).

Лицензия ЛР № 040332 от 21.02. Подписано в печать.10.2007 Формат 6084/ Бумага офсетная. Печать офсетная.

Уч.-изд. л.. Усл. печ. л.

Заказ №. Тираж 100 экз.

Объем 1,5 п.л. Тираж 100 экз. Бесплатно Типография Горно-Алтайского государственного университета.

649000, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, ул. Ленкина, д.

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.