авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

В.В. Голикова, К.Р. Гончар, Б.В. Кузнецов

Эмпирические доказательства

обучающих Эффектов Экспорта

Препринт WP1/2011/02

Серия WP1

Институциональные

проблемы

российской экономики

Москва

2011

УДК 658.6

ББК 65.5-5

Г60

Редактор серии WP1

«Институциональные проблемы

российской экономики»

А.А. Яковлев Г60 Голикова, в. в. Эмпирические доказательства обучающих эффектов экспорта : препринт WP1/2011/02 [Текст] / В. В. Голикова, К. Р. Гончар, Б. В. Кузнецов ;

Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2011. – 52 с. – 150 экз.

В работе рассматривается влияние глобализации (в нашем случае – международной тор говли) на инновационное поведение фирмы. Инновации рассматриваются как в контексте тех нологических нововведений, так и организационных. Тестируются гипотезы об инновационных стимулах, создаваемых в результате выхода фирм на внешние рынки, о значимости устойчиво го и длительного экспорта, а также о влиянии географической направленности внешней тор говли. Используются панельные данные двух опросов предприятий обрабатывающей промыш ленности, проведенных ВШЭ в 2005 и 2009 гг. Получены эмпирические свидетельства значи мых положительных обучающих эффектов экспорта, особенно заметных в изменениях органи зации и управления фирмы, а также в склонности к выполнению самостоятельных НИОКР.

Также показано, что обучающие эффекты экспорта в страны дальнего зарубежья более суще ственны, чем в страны СНГ.

УДК 658. ББК 65.5- Голикова В.В. – Институт анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, victoria@hse.ru.

Гончар К.Р. – Институт анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, kgonchar@hse.ru.

Кузнецов Б.В. – Институт анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, bkuz@bk.ru.

В данной статье использованы результаты проекта «Инновационные факторы в развитии промышленных предприятий», выполненного в рамках программы фундаментальных иссле дований НИУ ВШЭ в 2011 г.

препринты Национального исследовательского университета «высшая школа экономики» размещаются по адресу: http://www.hse.ru/org/hse/wp © Голикова В. В., © Гончар К. Р., © Кузнецов Б. В., Оформление. Издательский дом Высшей школы экономики, 1. введение В случае возможного вступления России в ВТО серьезно изменятся условия торговли и конкуренции на внешних и внутренних рынках для российских производителей. Если для сырьевых и околосырьевых пред приятий преимущества либерализации торговых режимов очевидны, нет ясности, как эти изменения повлияют на обрабатывающую промышлен ность России. Вполне обоснованные опасения связаны с тем, что многие фирмы в обрабатывающих отраслях промышленности отличаются низ кой конкурентоспособностью как по издержкам, качеству продукции, так и в части умений применять современные технологии управления и организации производства, выстраивать эффективные отношения с по требителями и поставщиками. До конца не ясно, как такие предприятия будут реагировать на резкий рост конкуренции, и остались ли у них в распоряжении инструменты и ресурсы, позволяющие ответить на новые стимулы совершенствованием менеджмента, эффективным заимствова нием технологий, чужого управленческого опыта и знаний. Иными сло вами, могут ли они в принципе воспользоваться шансом либерализации условий торговли и усвоить уроки глобализации? Если могут, то какие передаточные механизмы должны быть задействованы? Для каких типов фирм внешнеторговые стимулы наиболее действенны? По каким направ лениям проявляются обучающие эффекты экспорта? Имеет ли значение направление экспортной ориентации? Насколько способность к обуче нию в процессе экспорта у российских компаний отличается от компа ний других переходных стран, гораздо более глубоко интегрированных в мировую экономику?

Показательно, что тема обучающих эффектов глобализации активно обсуждается в мировой экономической литературе. Однако постановка ключевой проблемы в наиболее цитируемых работах несколько отлича ется от нашей: в центре дискуссии стоит вопрос о том, существуют ли вообще обучающие эффекты экспорта. Возможно, пишут многие авто ры, мы делаем неверные выводы о природе таких эффектов, обсуждая присущие практически всем странам закономерности – экспортеры бо лее производительны, отличаются повышенной склонностью к иннова циям, они лучше организованы и лучше управляются, чем фирмы, ори ентирующиеся только на национальный и уж тем более на локальный рынки. Утверждается, что в большинстве случаев фирмы-экспортеры стали такими еще до того, как вышли на внешний рынок, и скорее более высокая производительность и инновационность стимулирует выход фирм на внешние рынки, а не наоборот (см. обзор литературы в (Greenaway, Kneller, 2004)). В другой работе мы присоединились к этой дискуссии и также обнаружили эффекты «самовыбора» (sel-selection) более произ l-selection) -selection) selection) ) водительных фирм на внешние рынки в обрабатывающей промышлен ности России (Голикова, Гончар, Кузнецов, 2011).

Однако в этой работе мы исходим из того, что стартовая позиция рос сийских экспортеров продукции обработки такова, что обучение в про цессе выхода на внешние рынки – непременное условие и следствие удержания завоеванной ниши. Столкнувшись с высокой конкуренцией, привередливым покупателем, более высокой культурой ведения бизнеса, фирма вынуждена улучшать себя быстрее и глубже, чем остальные участ ники рынка, по-прежнему опирающиеся на представление о том, что вя лая внутренняя конкуренция и доступ к административному ресурсу ис купают рыночную лень. Более того, природа инновационного процесса в российской обрабатывающей промышленности пока предопределяет наибольшую отдачу не от продуктовых или технологических нововве дений, а от организационных и управленческих инноваций. Последние, возможно, легче «выучить» у зарубежных партнеров, чем перенять спо собность генерировать инновации полного цикла на самом передовом технологическом рубеже. Мы пытаемся эмпирически оценить обучаю щие эффекты экспорта, понимая под обучением изменения в инноваци онном поведении фирмы, включая организационные инновации, после выхода на внешние рынки.

Работа устроена следующим образом. Сначала мы рассматриваем об щий контекст, в который помещены российские предприятия обрабаты вающей промышленности, с точки зрения их экспортных возможностей и перспектив проявления обучающих эффектов. Затем анализируем ми ровую теоретическую и эмпирическую литературу, в которой предска заны и проверены ключевые закономерности, связанные с нашей темой.

Следом описана информационная база исследования, представлена мо дель, сформулированы гипотезы и приведена описательная статистика переменных, которые мы применяем для проверки наших гипотез. Далее обсуждаются результаты оценки моделей и формулируются выводы ис следования.

2. Экспорт в российской обрабатывающей промышленности Макроданные свидетельствуют о том, что относительно других сек торов экономики экспортная база обрабатывающей промышленности уменьшается, торговая конкурентоспособность, измеренная показателем RCA (revealed comparative advantage), также снижается, притом, что доля российских компаний на мировых рынках товаров обрабатывающей про мышленности крайне невелика и снижаться вроде бы некуда.

0 2 4 6 8 10 Пищевые продукты 1, Топливо и энергия 10, Промышленные товары 0, Черные металлы 5, Химия 1, Телекоммуникационное оборудование 0, Автомобили и запчасти 0, Текстиль 0, Транспортные услуги 1, Туризм 1, Услуги связи 1, Телекоммуникационные услуги 2, Услуги в области строительства 5, Страхование 0, Компьютерные и информационные услуги 0, Торговля лицензиями и роэлти 0, Другие бизнес услуги 1, Экспорт персонала, культур. и рекреац. услуг 0, Аудио-видео услуги 0, Примечание. В сфере услуг база для расчета – 15 экономик мира, причем стран Европейского союза рассматриваются как одна экономика.

Источник: Всемирная торговая организация. International trade statistics 2009.

URL: http://www.wto.org/english/res_e/statis_e/its2009_e/its09_trade_category_e.htm.

Рис. 1. Доля России в мировом экспорте на некоторых товарных рынках, 2008 г., % Скромные доли российского несырьевого экспорта чаще всего объ ясняют своеобразной ловушкой: с одной стороны, товары российской обработки не могут конкурировать по издержкам с товарами низкозат ратных стран, с другой стороны – проигрывают конкуренции по качеству в высокозатратной нише. Участие российских предприятий в глобаль ных цепочках создания стоимости, управляемых транснациональными корпорациями, пока невелико, так что этот механизм увеличения экспор та обработки, широко применявшийся у наших восточноевропейских соседей, не работает в полную силу. В результате в товарной структуре экспорта преобладают старые продукты, ориентированные на традици онные рынки, доля которых постоянно сокращается. Декомпозиция ис точников роста российского экспорта в 2000–2008 гг. показала, что в эти годы фирмы преимущественно расширяли экспорт старых продуктов на традиционных рынках или, в крайнем случае, проникали со своими ста рыми продуктами на новые рынки, в то время как роль экспорта новых продуктов на традиционных и/или новых рынках незначительна (Correa, 2011).

Однако относительные показатели в российском случае могут дезо риентировать читателя, поскольку современные цены на продукты рос сийской сырьевой специализации настолько велики, что их динамика маскирует сдвиги в экспортной активности несырьевых компаний. Даже с такой, обидной для промышленно развитой страны, товарной структу рой внешней торговли, какую демонстрирует российская промышлен ность, нельзя игнорировать то обстоятельство, что в 2000-е годы серьез но выросли абсолютные объемы экспорта во всех секторах обработки, за исключением текстильного производства (табл. 1). Конечно, импорт остается значительно выше экспорта на всех рынках, за исключением металлов и продукции лесопереработки, да и экспорт последних все-таки недалеко ушел от сырья в цепочке создания добавленной стоимости. Од нако общий рост экспорта обработки с 46 млрд долларов в 2000 г. до почти 120 млрд долларов в 2007 г. – более чем 2,5 раза – свидетельству ет о том, что произошли существенные изменения в облике и поведении российских промышленных компаний.

Насколько распространен экспорт в российской обрабатывающей про мышленности? Другими словами, какова доля российских компаний, за нимающихся экспортом? В официальной статистике нет данных об об щем числе экспортеров в обрабатывающих отраслях промышленности.

По данным реестра из информационной системы РУСЛАНА, 12630 пред приятий обработки сообщили в 2009 г. об экспорте, что составляет око ло 3% генеральной совокупности предприятий с активным юридическим статусом. Есть основания полагать, однако, что в реестре числятся пред приятия, ушедшие с рынка, и фирмы-однодневки, поэтому реальная доля экспортеров, скорее всего, занижена. Если в генеральной совокупности учесть только те предприятия, которые хотя бы в один из трех последних лет сообщили о выручке, равной или превышающей 1 млн рублей, то та Таблица 1. Динамика абсолютного объема экспорта и импорта некоторых ВЭДов обрабатывающей промышленности, млрд долларов, фактические цены 1995 г. 2000 г. 2005 г. 2007.

Экспорт Экспорт Экспорт Экспорт импорт импорт импорт импорт Металлы, драгоценные 20,9 4 22,4 2,8 40,6 7,7 56,9 16, камни, изделия из них Химия 7,8 5,1 7,4 6,1 14,4 16,3 20,8 27, Машины, оборудование, 8 15,7 9,1 10,5 13,5 43,4 19,7 транспортные средства Лесопереработка 4,4 1,1 4,5 1,3 8,3 3,3 12,3 5, Продовольственные това- 1,4 13,2 1,6 7,4 4,5 17,4 9,1 27, ры, сельхоз. сырье Текстиль, текстильные 1,2 2,6 0,8 2,0 1 3,6 0,9 8, изделия и обувь Источник: Росстат, 2011.

ких предприятий в реестре обрабатывающей промышленности около 95 тыс., и среди них в 2009 г. насчитывалось 9597 экспортеров. Таким об разом, мы можем с некоторой долей осторожности предположить, что около 10% предприятий обрабатывающей промышленности участвуют в экспорте. По международным меркам это ниже уровня крупных стран с развитой обрабатывающей промышленностью: к примеру, в обрабаты вающей промышленности Японии, по данным на 2003 г., доля экспорте ров в генеральной совокупности (очищенной от фирм, данные по кото рым отсутствуют) составила 31% (Ito, Lechevalier, 2010). Однако, учиты Ito,,, вая высокую концентрацию экспорта в некоторых сегментах торгуемых товаров и в размерной группе крупных и средних предприятий, есть осно вания говорить о заметной группе экспортеров в обрабатывающей про мышленности. Более того, похоже, что именно экспортеры во многом формируют облик современной промышленности России, поскольку по данным той же информационной системы РУСЛАНА указанные 10% фирм производят более 60% всего объема производства обработки.

Данные на микроуровне более или менее подтверждают, что посте пенно российские промышленные компании становятся более открыты ми для внешнего мира: не только за счет экспортной активности, но и по другим каналам глобализации, включая импорт сырья и комплектующих, рост компаний с иностранным участием и т.п. Так, судя по двум опро сам средних и крупных предприятий обрабатывающей промышленно сти, проведенным НИУ ВШЭ в 2005 и 2009 гг., доля никак не участвую щих в глобализации фирм – ни экспорта, ни импорта, ни иностранного собственника – снизилась с 24 до 17% от общего числа опрошенных. То есть, если значительное число российских фирм обработки тем или иным образом взаимодействуют с внешним рынком, и стоимостные индикато ры такого взаимодействия составляют заметную величину, есть все осно вания искать проявления обучающих эффектов.

Можно ли обнаружить признаки обучающих эффектов экспорта – взаимосвязи внешнеэкономической деятельности фирм и, например, их инновационной активности – на данных официальной статистики?

В принципе, данные отчетности компаний Росстату по Форме 4 «Инно вация» содержат сведения об экспорте и общем выпуске товарной про дукции в разрезе ВЭДов. Наши расчеты по этой статистике за 2008 г. по казывают, что, за исключением текстильного производства, доля экспор та в продажах предприятий обрабатывающих секторов в группе техно логических инноваторов заметно выше, чем в целом в соответствующих секторах (табл. 2). Причем наиболее высокая разница (возможно, премия за экспорт, возможно – за инновации) отмечается в целлюлозно-бумажной промышленности, машиностроении и производстве пищевых продук тов.

Данные о доле инновационной продукции в экспорте обрабатываю щих отраслей по данным обследования Росстата показывают, что эта доля выше, чем принято считать, но отраслевые различия крайне вели ки: от практического отсутствия новой продукции в экспорте текстиль ной и швейной промышленности до практически полностью иннова ционного экспорта пищевой отрасли (рис. 2). Правда, последнее об стоятельство может быть индикатором не столько инновационной при роды экспорта предприятий этой группы отраслей, сколько следствием слишком мягких критериев отнесения продукции к разряду инноваци онной.

Итак, сравнение средних показателей по данным официальной ста тистики показывает, что экспорт и инновационная деятельность фирм, скорее всего, связаны. Правда, мы не можем судить о направлении этой связи, а также контролировать обнаруженную зависимость на другие свойства фирмы, оказывающие влияние на ее инновационную актив ность. Также официальные данные не позволяют сравнивать «старых»

экспортеров – традиционно занимающихся экспортом, и «новых» – во шедших на экспортные рынки сравнительно недавно. В этой связи не ясно, влияет ли выход на внешний рынок на изменение инновационного поведения фирмы, или инновации предшествовали экспорту. Собствен но, ответ на эти вопросы и является одной из задач, которые мы ставили перед собой в данной работе.

Таблица 2. Доля экспорта в продажах в группе предприятий, сообщивших о технологических инновациях, по сравнению со средними показателями секторов, 2008 г.

Группа предприятий, вся совокупность сообщивших предприятий, заполнивших о технологических инновациях форму 4 «инновация»

доля число доля число экспорта ответивших экспорта предприятий в продажах, на анкету в продажах, % предприятий % Всего обрабатывающая 32,4 2114 21,5 промышленность, в том числе Пищевая 6,5 360 3,1 промышленность Текстильное и швейное 2,4 28 3,8 производство Деревообрабатывающая 26,7 31 25,5 промышленность Целлюлозно-бумажная 34,7 101 17,7 промышленность Химия 45,8 146 33,1 Металлургия 39,3 81 36,0 Машиностроение 13,1 275 7,2 Электротехника, 5,7 421 4,0 электроника и оптика Транспортное 11,3 204 8,0 машиностроение Источник: расчеты авторов по данным ЦИСН (Центра исследований и стати стики науки) и Росстата, 2009.

Транспортное 39, машиностроение Электро-электрон. 20, оптика Машиностроение 11, Химия 30, Металлургическая 7, Деревообрабатывающая 8, Текстильная и швейная 0, 80, Пищевая 0 10 20 30 40 50 60 70 80 Источник: расчеты авторов по данным отчетности организаций по Форме «Инновация» за 2009 г.

Рис. 2. Доля инновационной продукции в экспорте предприятий обрабатывающих отраслей промышленности 3. связь экспорта и инноваций в экономической литературе Выше мы упоминали, что эффект «самовыбора» наиболее произво дительных фирм на экспортные рынки предсказан теоретически и полу чил многочисленные эмпирические доказательства. С обучающим эф фектом – ростом производительности в результате экспорта – дело об стоит сложнее, и оценки достаточно противоречивы. Примечательно, что инновации в связи с экспортом как раз и обсуждаются обычно как меха низм, связующее звено, обеспечивающее прирост производительности фирмы в результате участия во внешнеторговой деятельности (Aw et al., 2009;

Castellani, Zanei, 2007). Более того, есть убедительные свидетель ства того, что взаимодействие инвестиций в экспортное продвижение товаров и в инновации создает устойчивое конкурентное преимущество таких фирм (Ito, Lechevalier, 2010). То есть инновации могут рассматри ваться как условие прироста производительности в результате выхода фирмы на внешние рынки.

Основная теоретическая модель, применяемая в анализе обучающих эффектов экспорта – модель торговли гетерогенных фирм Мелитца и Бернарда (Melitz, 2003;

Bernard et al., 1999), которые предсказывают, что раз более производительные фирмы генерируют более высокую прибыль, они способны нести издержки выхода на внешние рынки, в результате чего происходит перераспределение рынка в пользу более производи тельных экспортеров, что в итоге ведет к общему росту производитель ности. В более поздней работе Helpman, Melitz, Yeaple (2004) теорети чески представили иерархию фирм в зависимости от формы участия в глобализации, предсказав, что самые эффективные фирмы занимаются прямым инвестированием в зарубежных странах, несколько менее эф фективные работают одновременно на внешних и внутренних рынках, еще менее эффективные обслуживают только внутренний рынок, а со всем неэффективные вытесняются даже с внутреннего рынка.

Нас интересуют модификации модели Мелитца, в которых вводится идея технологического выбора и предсказывается рост производитель ности в стране не только в результате выталкивания неэффективных фирм с рынков, но и потому, что либерализация торговли способствует при менению более прогрессивных технологий и росту отдачи от затрат на НИОКР. Constantini, Melitz (2008) в новой модели показали механизм влияния размера рынка на выбор фирмы в пользу экспорта или иннова ций и доказали, что рост производительности фирмы носит эндогенный характер, находится под влиянием инновационных решений фирмы.

А успех фирмы на внешнем рынке обусловлен развитием новых компе тенций и технологических возможностей, наличие которых до поры до времени не является императивом для успеха на внутреннем рынке. Hallak, Sivadasan, 2009 в теоретической модели показали, что экспортеры с боль шей вероятностью производят товары с более высокой ценой и качеством, чем неэкспортеры.

То есть теоретические работы обосновали если не прямолинейные обучающие эффекты экспорта, то, по крайней мере, комплементарность экспорта и инноваций, когда одно инвестиционное решение (экспорт) становится условием другого инвестиционного решения (инновации) и наоборот. Комплементарность достигается в основном благодаря тому, что и экспорт, и инновации служат потенциальным способом получения нового знания (Aw et al., 2005;

Castellani, Zanei, 2007), а также из-за воз можной взаимосвязи продуктовых и процессных инноваций (Damijan et al., 2008): часто решение фирмы выпустить на рынок новый продукт предшествует решению начать экспорт, в то время как последующие экс портные доходы позволяют фирме начать более дорогие процессные тех нологические инновации и как результат – повысить производительность.

Sutton (2007) теоретически предсказал обучение экспортирующих фирм переходных стран через механизм вертикальной передачи знаний от уча стия в цепочках добавленной стоимости, управляемых транснациональ ными компаниями.

В результате взаимодополняемости экспорта и инноваций формиру ется примерно такая иерархия фирм: наиболее эффективными оказыва ются фирмы, одновременно участвующие в экспорте и в инновациях, за ними идут только инноваторы и только экспортеры, на последнем месте оказываются фирмы, не участвующие ни в той, ни в другой деятельно сти (Ito, Lechevalier, 2010).

Правда, в некоторых работах оспаривается идея комплементарности в том случае, если инвестиционные ресурсы сильно ограничены, и фир мы вынуждены выбирать что-то одно – или экспорт, или инновации, и эти решения скорее конкурентны (эффект замещения), чем комплемен тарны. В частности, в работе Wakelin (1998) показано, что инновационно активные фирмы с меньшей вероятностью выходят на внешние рынки, чем инновационно-пассивные, а крупные инновационные фирмы – бо лее вероятные экспортеры, чем малые инновационные. Автор объясняет обнаруженный эффект замещения ограниченностью ресурсов для одно временных инвестиций в инновации и в развитие экспорта.

Эмпирическая проверка эффектов взаимодействия экспорта и инно ваций дает противоречивые результаты: по оценке Wagner (2007), напи савшего наиболее полный обзор работ по этой проблематике, в эмпири ческой литературе накоплено множество свидетельств самовыбора про изводительных фирм на внешние рынки и практически нет работ, дока зывающих эффекты обучения в процессе экспорта. Правда, именно эмпирические работы на данных стран с развивающимися и переходны ми экономиками входят в число исключений, показавших, что с выходом на внешние рынки увеличивается инновационная активность фирмы. Так, Bustos (2011), анализируя последствия либерализации двусторонней тор говли между Бразилией и Аргентиной, убедительно показала, что экспорт увеличивает доходы фирмы и ее склонность к инвестированию в новые технологии. Поэтому в масштабе страны выгоды от либерализации тор говли превышают издержки преодоления барьеров входа, поскольку боль шее число фирм стремится к применению передовых технологий.

Gorodnichenko et al. (2010) на данных 27 стран с переходными эконо миками показали, что экспорт, импорт и участие в транснациональных цепочках добавленной стоимости приводят к росту инновационной ак тивности фирм, причем чем выше рыночная сила компании, тем сильнее проявляются обучающие эффекты глобализации.

Однако глобализация предоставляет шанс, но отнюдь не гарантию преодоления технологического отставания. Вопрос о том, чей шанс выше – тех фирм, что отстали чуть-чуть или сильно – также не находит одно значного ответа в литературе. Некоторые авторы считают, что чем силь нее отставание от лидера, тем выше шанс на обучение в процессе экс порта и тем быстрее отстающий догоняет лидера (Гершенкрон, 1962;

Fagerberg, 1994;

Julan Dua et al., 2010). Другие авторы, основываясь на эмпирическом опыте трансформации восточноевропейских стран, гово рят о том, что вероятность обучающего эффекта выше для фирм, нахо дящихся близко от границы передового технологического уровня (Aghion, Bessonova, 2006).

Для нас наибольший интерес представляет вопрос о механизмах воз действия международной торговли на инновационную активность. В ли тературе чаще всего говорят о таких связанных с экспортом стимулах инновационной активности, как конкуренция и передача знаний от им портера к экспортеру. В частности, в обзоре Greenaway, Kneller (2007) выделены три типа механизмов стимулирования инновационного пове дения в процессе внешнеторговой деятельности. Это взаимодействие с иностранными конкурентами, повышение экономики масштабов и рост конкуренции. Нередко упоминается также улучшение качества челове ческого капитала из-за повышенных требований внешнего рынка к ка честву экспортируемого товара. Рассмотрим работы, в которых обсуж даются эти каналы влияния экспорта на технологические и бизнес инновации.

Самый простой механизм реализует принцип комплементарности экс порта и инноваций: накопление экспортных доходов позволяет финан сировать инновационные мероприятия, а последние, в свою очередь, по зволяют изменять природу экспорта и уходить от проигрышной страте гии только ценовой конкуренции. Например, Kandogan (2004) анализи ровал факторы, повлиявшие на рост доли переходных стран в мировой торговле между 1992 и 1998 гг. Автор показал, что в большинстве рас сматриваемых стран экспорт начинался с продукции относительно низ кого качества по низким ценам. По мере накопления экспортных доходов и реструктуризации предприятий происходило усовершенствование про дукции, что в свою очередь стало следствием модернизации производ ственных технологий. Причем среднеевропейские страны между и 1998 гг. усовершенствовали 40% экспортируемой продукции, в то вре мя как этот показатель в странах Балтии, в России, Беларуси и на Укра ине был несколько хуже. Похожие результаты получили Fabrizio, Igan, Mody (2007), показавшие что именно улучшение качества экспортной продукции и переход от ценовой конкуренции к конкуренции по каче ству стали фактором увеличения доли переходных стран в мировой тор говле.

Другой относительно простой механизм влияния экспорта на инно вации связан с прямым заимствованием новых знаний, технологий и бизнес-моделей. Вступая в контакт с клиентами за рубежом, новые экс портеры приобретают ноу-хау, усваивают лучшие практики управления, постепенно повышают производительность. Иностранные покупатели нередко передают своим поставщикам так называемое неформализован ное знание, таким образом обеспечивая приемлемое качество покупаемо го товара. Grossman, Helpman (1991), в частности, показали, что неред, ко более развитые импортеры передают экспортерам готовые производ ственные модели, пригодные для прямого копирования, предоставляют консультационные и инжиниринговые услуги. Greenaway, Kneller (2004) пишут о том, что выход на внешние рынки меняет инновационное пове дение фирм: даже если экспортирующие фирмы изначально были более инновационны, чем фирмы, работающие только на внутренний рынок, их выход на мировой рынок меняет природу инновационной деятельно сти, в рамках которой уже отдается предпочтение освоению самых со временных технологий, включая зарубежные.

Механизм стимулирования инноваций за счет увеличения рыночной силы экспортирующей компании реализует шумпетерианскую модель более высокой вероятности инноваций на крупной фирме, обладающей ресурсами для инновационной деятельности. Экспорт способствует уве личению доли фирмы на рынке и увеличению экономики масштабов, что в свою очередь ведет к снижению относительных издержек на НИОКР и другие инновационные расходы.

Менее очевиден вопрос о том, насколько инновации стимулируются усилением конкурентного давления на фирму, вышедшую на внешний рынок. В принципе, на этот вопрос отвечает литература, изучающая в целом влияние конкуренции на инновационное поведение фирмы. В этих работах показано, что в целом конкуренция стимулирует инновации (Arrow, 1962), однако крупные фирмы на концентрированных рынках могут использовать монопольную ренту для производства инноваций (работы шумпетрианской школы), а реакция фирм на усиление конку ренции как минимум гетерогенна и зависит от изначального технологи ческого уровня (развитие теории Шумпетера в работах Aghion et al. (2004, 2005). То есть мы с некоторой осторожностью можем утверждать, что усиление конкуренции в результате выхода на внешний рынок может стимулировать инновации, особенно на фирмах с достаточной рыночной силой и относительно высоким изначальным технологическим уров нем.

И, наконец, следует сказать об ограничениях, связанных с возможно стью проявления обучающих эффектов экспорта. Так, авторы отмечают разную реакцию фирм в зависимости от отраслевой принадлежности.

К примеру, Julan Dua et al. (2010) показали на данных реестра китайских фирм, что экспорт практически не влияет на поведение фирм зрелых низ котехнологичных отраслей (пищевая, швейная, текстильная), а обучаю щие эффекты сильнее всего проявляются в верхней страте среднетехно логичных и высокотехнологичных отраслей (электроника, оборудование для телекоммуникаций, фармацевтика). Кроме того, обучение самым пе редовым технологиям требует времени и специальных усилий, поэтому эффекты обучения не проявляются немедленно, а только с лагом по вре мени.

Во многих работах показано, что вероятность проявления инноваци онных обучающих эффектов экспорта зависит от географического на правления экспорта. Так, экспорт в высокодоходные страны предъявля ет особые требования к качеству рабочей силы экспортера и стимулиру ет его к развитию бизнес-модели, предполагающей производство допол нительных услуг в области дистрибуции, транспорта, рекламы. Пос ледние, в свою очередь, тоже предъявляют повышенные требования к качеству человеческого капитала, тем самым увеличивая склонность фир мы к инновационному поведению (Verhoogen, 2008;

Matsuyama, 2007).

Brambilla, Lederman, Porto (2010), на аргентинских данных показали, что не факт, а географическая структура экспорта воздействует на качество человеческого капитала и среднюю зарплату фирмы.

На российских данных анализ обучающих эффектов экспорта, в том числе в зависимости от направления экспорта (в страны СНГ и в страны ОЭСР), проводился в работе Wilhelmsson, Kozlov (2007). Правда, следует отметить, что авторы этой работы рассматривали не столько непосред ственно процессы обучения, сколько результирующий индикатор – рост производительности у экспортирующих фирм. В работе показано, что в этом смысле «обучения» экспорт в развитые страны на первом этапе экс портной деятельности дает больший эффект. Однако различия между экспортерами в страны СНГ, неэкспортирующими фирмами и экспорте рами в страны ОЭСР в последующем нивелируются, что не позволяет делать однозначные выводы о влиянии направления экспорта на рост производительности.

Таким образом, анализ литературы показал, что в случае российских компаний обрабатывающей промышленности мы можем с достаточным основанием предположить, что выход на внешний рынок стимулирует повышение инновационной активности фирмы. Конечно, экспорт – да леко не единственный стимул для инноваций и, возможно, даже далеко не главный. Но высока вероятность совместного воздействия экспорта и инноваций на конкурентоспособность фирмы, поэтому изучение вли яния экспорта на инновации как минимум позволяет обосновать эффек тивную модель повышения конкурентоспособности российской обраба тывающей промышленности. Притом, что такая модель взаимосвязанных инвестиций в экспорт и в инновации связана с высокими издержками и доступна, скорее всего, только достаточно сильным компаниям.

4. основные исследовательские гипотезы В данной статье мы пытаемся ответить сразу на несколько вопросов, относящихся к проблеме взаимосвязи между экспортной активностью фирмы и ее инновационным поведением. Прежде всего нас интересует, влияет ли экспорт на ее склонность к внедрению технологических и управ ленческих инноваций. При этом мы, во-первых, попытаемся избежать проблемы неоднозначности направления причинно-следственной связи между экспортом и инновациями, используя в качестве факторов инно вационной активности прошлые значения экспорта и других характери стик фирмы для объяснения текущих параметров инновационной актив ности. Во-вторых, будем оценивать не абсолютные показатели этой ак тивности, а их изменения в течение времени. Другими словами, мы хо тим доказать, используя данные двух раундов опроса промышленных предприятий, проведенных в 2005 и в 2009 гг., что присутствие фирмы на экспортных рынках (или ее выход на экспортные рынки) ведет к тому, что фирма начинает осуществлять те инновации, которыми прежде не занималась. Таким образом, первая исследовательская гипотеза форму лируется следующим образом:

Гипотеза 1.Фирмы-экспортеры по сравнению с фирмами, работаю щими исключительно на внутреннем российском рынке, чаще повыша ют свою инновационную активность – внедряют новые технологии и новые продукты, начинают проводить/заказывать научные исследова ния и разработки, более активно внедряют новые управленческие тех нологии, повышают квалификацию управленческого персонала.

Второй вопрос, который нас интересует – влияет ли продолжитель ность работы на экспортных рынках на интенсивность «обучения» фир мы и ее инновационную активность? Носит ли эффект обучения одно моментный или пролонгированный характер? Иначе говоря, можно ли утверждать, что фирма, вышедшая на зарубежные рынки, в короткие сроки воспринимает основные приемы конкуренции и вносит соответ ствующие инновационные изменения в свое поведение, или же влияние экспорта тем сильнее, чем дольше фирма занимается экспортом. Для на ших целей, учитывая имеющиеся в нашем распоряжении данные, гипо теза формулируется так:

Гипотеза 2. Длительное присутствие на экспортных рынках усили вает эффекты «обучения». Другими словами, фирмы, экспортирующие давно, обучаются быстрее, чем фирмы, только вышедшие на экспорт ные рынки.

И, наконец, мы проверяем, в какой мере направление экспорта (в на шем случае экспорт в страны СНГ и в страны дальнего зарубежья) вли яет на эффекты обучения. Мы попытаемся подтвердить гипотезу о том, что экспорт на более развитые (и, вероятно, более конкурентные) рынки оказывает больший обучающий эффект, чем экспортные поставки в стра ны бывшего СССР.

Гипотеза 3.Эффекты обучения зависят от типа экспортных рын ков. В нашем случае фирмы, экспортирующие продукцию исключитель но на рынки СНГ, демонстрируют эффекты в меньшей степени, чем фирмы, экспортирующие товары в дальнее зарубежье.

5. данные и описательная статистика Эмпирический анализ в настоящей работе проводится на основе дан ных двух раундов мониторинга конкурентоспособности обрабатываю щей промышленности, проводившихся в 2005 и 2009 гг. Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики»1.

Стратифицированная выборка предприятий обрабатывающей про мышленности по восьми укрупненным видам экономической деятель ности репрезентативна для совокупности предприятий с численностью занятых от 100 до 10 тыс. человек. Ее ограничением является смещение в сторону более успешных предприятий, обусловленное временем про ведения обследования – весна 2009 г., в разгар мирового финансово экономического кризиса. Соответственно, в нашей выборке отсутствуют нежизнеспособные фирмы, которые не смогли удержаться на плаву в наиболее острой фазе кризиса. Панельная часть выборки включает наблюдений, структура панели удовлетворительно отражает структуру генеральной совокупности (табл. 3).

Инструментарий обследования позволяет охарактеризовать экспорт продукции с точки зрения его наличия (факт экспорта);

масштабов (доля в продажах фирмы);

структуры (сырье, полуфабрикаты, готовая продук ция, услуги) и направления (страны СНГ и дальнего зарубежья). В дан ной работе мы используем только два разреза: факт экспорта в период 2002–2004 гг. и 2005–2008 гг. вне зависимости от его масштабов и на правления экспорта – исключительно в страны СНГ или на глобальные рынки, не ограниченные рамками постсоветского пространства.

Описательная статистика в разрезе динамики экспортного статуса предприятий представлена в табл. 4. Хорошо видно, что фирмы – старые экспортеры существенно крупнее новых и бывших экспортеров, с одной стороны, и предприятий, которые не работают на экспорт, с другой сто В 2005 г. проект был реализован в сотрудничестве со Всемирным банком. Поле вые исследования в 2005 г. были проведены компанией ГФК-Русь, в 2009 г. – Левада центром. География обследования – 49 регионов России.

Таблица 3. Дескриптивная статистика обследованных фирм в двух раундах мониторинга, % от числа ответивших 2005 г. 2009 г. панель структура выборки по видам экономической деятельности Пищевая промышленность 24,8 24,6 21, Текстильная и легкая промышленность 9,2 9,3 10, Деревообрабатывающая промышленность 8,4 8,5 9, Химическая промышленность 8,8 9,2 10, Металлургия и металлообработка 10,3 10,2 8, Производство электрооборудования 14,2 12,2 13, Производство транспортного оборудования 9,0 9,0 10, Производство машин и оборудования 15,5 17,0 15, ВСЕГО 100 100 структура выборки в разрезе размерных групп Менее 250 чел. 43,8 45,0 47, 251–500 25,6 24,1 22, 501–1000 15,9 16,5 15, Более 1000 чел. 14,7 14,4 14, ВСЕГО 100 100 Количество наблюдений 1002 957 Источник: данные двух раундов обследования предприятий обрабатывающей промышленности, проведенных Институтом анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ.

роны. Значимые отличия между анализируемыми группами на уровне менее 5% наблюдаются, прежде всего, в структуре собственности. Так, наличие иностранных собственников в 2005 г. было характерно для ста рых и новых экспортеров, в то время как среди фирм, работающих ис ключительно на внутрироссийском рынке, и среди бывших экспортеров их практически нет. Различная интенсивность процессов перераспреде ления собственности в 2002–2004 гг. в анализируемых группах может свидетельствовать о смене стратегии и приоритетов развития фирмы, что обусловливает необходимость контроля результатов расчетов на факт смены основных собственников в предшествующий период. Высокую значимость (на уровне 1%) имеют и отраслевые различия: так, среди ста рых экспортеров наибольший удельный вес (21,6%) у предприятий, за нятых производством машин и оборудования, и наименьший (6,3%) – у предприятий пищевой промышленности, в то время как последняя в период 2004–2008 гг. доминирует по своему удельному весу в группе но вых экспортеров.

Для оценки обучающих эффектов экспорта использована информа ция по различным организационно-управленческим, продуктовым и тех нологическим инновациям, включая затраты на проведение НИОКР. Воп росы в двух раундах обследования задавались в идентичной формули ровке. Наличие или отсутствие бенчмаркинга как признака организаци онных инноваций оценивалось в зависимости от ответа на вопрос «Оцените, пожалуйста, как в 2005–2008 гг.2 изменялась конкурен тоспособность вашего предприятия относительно лидеров отрасли – (1) ведущих российских предприятий;

(2) ведущих зарубежных/между народных предприятий, в том числе работающих в России». Респонден ты, затруднившиеся с ответом на данный вопрос или отказавшиеся от ответа, были отнесены нами к группе предприятий, где отсутствует ре гулярная практика бенчмаркинга.

В сформированной нами группировке по динамике статуса экспорт ной активности в 2005–2009 гг. наблюдаются статистически значимые отличия на уровне менее 5% в масштабах использования различных ин новаций в обоих раундах обследования (табл. 5). Единственное исклю чение – масштабы внедрения новой продукции в 2005 г. «Старые экс портеры» по всем направлениям остаются лидерами по масштабам во влечения в инновационную активность в оба года обследования. Новые экспортеры уступают им в масштабах инноваций, но при этом демон стрируют позитивную динамику в сертификации по международным стандартам, привлечении квалифицированных менеджеров, внедрении новых технологий, освоении инструмента бенчмаркинга, передачи части функций на аутсорсинг. В обеих группах действующих экспортеров, не взирая на кризис 2008–2009 гг., масштабы вовлеченности в продуктовые и технологические инновации увеличились, в то время как в группе не экспортеров и бывших экспортеров, они, напротив, снизились, причем наиболее значительно – у бывших экспортеров.

В первом раунде мониторинга этот вопрос задавался применительно к периоду 2002–2004 гг.

Таблица 4. Описательная статистика структуры панели в разрезе динамики экспортного статуса предприятий в двух раундах мониторинга Нет статис «старые» «Новые экспорта бывшие тическая экспор- экспор в 2005 и экспортеры значимость теры теры»

в 2009 гг. различий* Численность занятых 275 (17) 937 (80) 470 (72) 573 (110) 0, в 2005 г., чел.

Входили в состав интегрированных бизнес- 28,2 32,0 27,8 9,7 0, групп в 2005 г., % Имели иностранного 1,7 9,5 6,9 0,0 0, собственника в 2005 г., % Государство входило в состав собственников 10,3 12,2 8,3 6,5 0, в 2005 г., % Фирма организована 77,6 75,2 69,4 71,0 0, до 1992 г., % Смена основных собственников в 2005– 17,1 24,9 21,7 42,9 0, 2008 гг.

Пищевая 43,1 6,3 20,8 16, промышленность Текстильная и легкая 13,8 7,2 12,5 12, промышленность Деревообрабатывающая 7,5 10,8 5,6 12, промышленность Химическая 3,4 14,9 12,5 9, промышленность 0, Металлургия 4,6 13,5 5,6 0, и металлообработка Производство 12,6 12,6 12,5 32, электрооборудования Производство транспортного 5,2 13,1 15,3 6, оборудования Производство машин 9,8 21,6 15,3 9, и оборудования Количество наблюдений 174 222 72 Примечание. В скобках указана стандартная ошибка.

Для оценки значимости различий использован критерий хи-квадрат Пирсона и тест Крускал – Уоллиса для сравнения средних.

Таблица 5. Доля предприятий, занимающихся технологическими и организационно-управленческими инновациями, в группах, различающихся по динамике экспортного статуса, 2005–2009 гг., % Нет экс- «старые» «Новые» бывшие значи порта в экс- экс- экспорте- мость оба пе- портеры портеры ры разли риода чий* Наличие IT-подразделения – в 2005 24,9 58,1 50,7 43,3 0, – в 2009 15,5 46,4 38,9 19,4 0, Наличие сертификата ISO – в 2005 28,5 52,0 40,0 30,0 0, – в 2009 32,2 64,9 47,2 32,3 0, Наличие затрат на НИОКР – в 2005 43,1 76,5 53,1 67,9 0, – в 2009 17,8 53,2 38,9 32,3 0, Наличие менеджеров с дипломами MBA и пр.

– в 2005 12,6 22,1 13,9 9,7 0, – в 2009 15,9 30,8 25,7 3,8 0, Внедрение нового продукта – в 2005 43,1 54,5 50,0 41,9 0, – в 2009 39,7 58,1 48,6 32,3 0, Внедрение новой технологии – в 2005 28,2 42,8 23,6 38,7 0, – в 2009 25,3 47,3 34,7 25,8 0, Наличие бенчмаркинга с отечественными фирмами – в 2005 87,9 92,8 81,9 80,6 0, – в 2009 87,4 94,6 88,9 90,3 0, Наличие бенчмаркинга с зарубежными фирмами – в 2005 25,3 59,9 41,7 45,2 0, – в 2009 33,3 77,9 63,9 48,4 0, Перевод части функций на аутсорсинг – в 2005 4,6 12,2 4,2 12,9 0, – в 2009 9,2 23,9 19,4 12,9 0, Наличие подразделения по дизайну – в 2005 40,8 65,3 55,6 61,3 0, – в 2009 37,4 61,3 52,8 35,5 0, Наличие подразделения по маркетингу – в 2005 53,4 70,7 59,7 61,3 0, – в 2009 40,8 55,0 41,7 41,9 0, Наличие подразделения по постпродажному обслуживанию 24,1 45,0 37,5 38,7 0, – в – в 2009 24,7 40,5 36,1 32,3 0, Примечание. Использован критерий хи-квадрат Пирсона.

Таблица 6. Доля предприятий, занимающихся технологическими и организационно-управленческими инновациями, в группах, различающихся по направлению экспорта, 2005–2009 гг., % Нет Экспорт есть экспорт значимость экспорта только в вне сНГ различий* в 2005 г. сНГ в 2005 г. в 2005 г.

Наличие IT-подразделения – в 2005 32,5 49,6 62,1 0, – в 2009 22,4 37,6 47,8 0, Наличие сертификации ISO – в 2005 31,8 44,8 53,8 0, – в 2009 36,6 49,6 70,6 0, Наличие затрат на НИОКР – в 2005 46,0 72,4 78,0 0, – в 2009 24,0 41,9 58,1 0, Наличие менеджеров с дипломами MBA и пр.

– в 2005 14,9 23,0 37,0 0, – в 2009 22,3 29,1 39,5 0, Внедрение нового продукта – в 2005 45,1 49,6 55,9 0, – в 2009 42,3 57,3 52,9 0, Внедрение новой технологии – в 2005 26,8 40,2 44,1 0, – в 2009 28,0 41,0 47,8 0, Наличие бенчмаркинга с отечественными фирмами 86, – в 2005 87,8 92,3 90,4 0, – в 2009 92,3 95,6 0, Наличие бенчмаркинга с зарубежными фирмами – в 2005 30,1 50,4 64,7 0, – в 2009 42,3 68,4 79,4 0, Перевод части функций на аутсорсинг – в 2005 4,5 8,5 15,4 0, – в 2009 12,2 20,5 24,3 0, Наличие подразделения по дизайну – в 2005 45,1 67,5 62,5 0, – в 2009 41,9 53,0 62,5 0, Наличие подразделения по маркетингу – в 2005 55,3 65,8 72,8 0, – в 2009 41,1 47,0 58,8 0, Наличие подразделения по постпродажному 28,0 44,4 44,1 0, обслуживанию 28,0 35,9 42,6 0, – в – в Примечание. Использован критерий хи-квадрат Пирсона.

В условиях кризиса, как показывают многочисленные исследования, подавляющее большинство компаний снижали издержки на НИОКР, обу чение персонала, маркетинг и в целом пытались выстроить более рацио нальную, соответствующую стратегии развития предприятия организа ционную структуру. Общей тенденцией для всех рассматриваемых групп в 2005–2009 гг. было сокращение числа самостоятельных IT-подразделений и подразделений маркетинга, с одной стороны, и большее внимание к развитию аутсорсинга, с другой стороны. В то же время и в 2005 г., и в 2009 г. рассматриваемые нами группы по динамике экспортного статуса имели значимые различия в конфигурации организационной структуры фирмы.

Описательная статистика по обучающим эффектам экспорта в зави симости от его направления представлена в табл. 6. Обе группы экспор теров значимо отличаются от фирм, работающих на российский рынок, по уровню вовлеченности в продуктовые, технологические и органи зационно-управленческие инновации в оба периода обследования. Ис ключением стало внедрение новых продуктов и использование инстру мента бенчмаркинга с отечественными фирмами в 2005 г.

Экспортеры на глобальные рынки в 2009 г. были в целом чаще вовле чены во все виды инновационной деятельности по сравнению с экспор терами только в СНГ (за исключением внедрения новых продуктов). По некоторым направлениям различия между ними очень значительны. Так, например, доля предприятий, сообщивших о наличии международных стандартов ИСО в 2009 г., была в первой группе на 21 п.п. выше, чем во второй. По другим направлениям различия меньше, что делает неоче видным ответ на вопрос о наличии обучающего эффекта экспорта на рынки бывшего СССР.

6. методология оценки и описание модели Как теоретические подходы, так и эмпирические работы показывают, что помимо экспорта существуют и иные факторы, влияющие на процес сы «обучения» и инновационное развитие фирм. В частности, на склон ность к инновациям и внедрению новых управленческих технологий мо гут воздействовать отраслевая принадлежность предприятия и его размер.

Помимо этих факторов мы полагаем, что активность предприятий может быть связана с характеристикой собственника (в частности, с наличием иностранных собственников, государственной собственностью), а также включенностью фирмы в состав интегрированной структуры (вертикаль но или горизонтально интегрированные холдинги).

В качестве общего подхода к эмпирической оценке обучающих эф фектов мы используем следующую форму модели:

LEf iT = F (LEf T 1,Exp _ status,Size,Ownership,age,ind ), (1) где LEf i – различные индикаторы, характеризующие активность фирмы в части инноваций, изменений в управлении, организационной струк туре;

Exp_status – индикаторы экспортного статуса предприятия;

Size – размер фирмы;

Ownership – характеристики собственности (включая принадлежность к интегрированным структурам);

Age – возраст фирмы;

Ind – принадлежность к тому или иному виду деятельности.

Теоретически в качестве зависимых переменных, характеризующих «обучение», могут быть использованы различные интегрированные по казатели, однако в данной работе мы используем подход, состоящий в оценке влияния экспорта и других факторов на отдельные, частные ин дикаторы. Это, с одной стороны, позволяет избежать субъективизма, воз никающего при выборе той или иной формы агрегирования частных по казателей, а с другой – оценить, на какие именно частные показатели воздействует экспорт. Используемые частные индикаторы обучения, вы ступающие в качестве зависимых переменных, и индикаторы предикто ров приведены в табл. 7.

Для оценки зависимых переменных, принимающих дискретные зна чения 0–1, мы будем использовать обычную пробит-регрессию зависи мости соответствующего индикатора в 2009 г. от значения этого индика тора в предшествующий период, экспортного статуса и других характе ристик предприятия. В табл. 8 индикатор соответствующей зависимой переменной предшествующего периода обозначен как LRN_05_i. Во из бежание проблем эндогенности, связанных с возможным различным на правлением причинно-следственных связей между показателями разме ра и параметрами собственности, значения этих предикторов в модели берутся за предшествующий период.

Таблица 7. Индикаторы зависимых переменных и предикторов Номер обозначение описание зависимой переменной и предикторов модели зависимой переменной и предикторов зависимые переменные LRN1 IT Наличие у предприятия IT-подразделения (принимает значение 0 или 1 для каждого периода) LRN2 ISO Наличие у предприятия сертификации по ISO (0 или для каждого периода) LRN3 RD_zatr Наличие затрат на НИОКР (0 или 1 для каждого периода) LRN4 Manadv Наличие менеджеров с дипломами MBA и/или экономического образования зарубежных университетов (0 или 1 для каждого периода) LRN5 NewProd Внедрение фирмой нового продукта (0 или 1 для каждого периода) LRN6 NewTech Внедрение фирмой новой технологии (0 или 1 для каждого периода) LRN7 Bench_otech Проведение бенчмаркинга (сравнительной оценки) с отечественными конкурентами (0 или 1 для каждого периода) LRN8 Bench_zarub Проведение бенчмаркинга с зарубежными фирмами конкурентами (0 или 1 для каждого периода) LRN9 Outsource Использование перевода части управленческих функций на аутсорсинг (0 или 1 для каждого периода) LRN10 Dep_design Наличие подразделения по дизайну продукции (0 или для каждого периода) LRN11 Dep_market Наличие подразделения по маркетингу (0 или 1 для каждого периода) LRN12 Dep_service Наличие подразделения по послепродажному обслуживанию (0 или 1 для каждого периода) предикторы Exp_status Принадлежность предприятия к одной из четырех групп (1 – фирмы, экспортировавшие продукцию как в 2005, так и в 2009 г.;

2 – «новые экспортеры», не имевшие экспорта в 2005 г., но имеющие экспорт в 2009 г.;

3 – «бывшие экспортеры», ушедшие с экспортных рынков;

4 – не экспортирующие фирмы, не имевшие экспорта в обоих периодах наблюдения) Size Логарифм численности занятых Foreign Наличие иностранного собственника (0 или 1) State Наличие государства (федеральных, региональных или муниципальных органов власти) в составе собственников (0 или 1) Ch_ownership Факт смены собственника в период между 2005–2009 гг.

Holding Принадлежность предприятия к интегрированной структуре/ холдингу (0 или 1) Номер обозначение описание зависимой переменной и предикторов модели зависимой переменной и предикторов age Принадлежность к одной из трех групп предприятий (1 – созданные до 1992 г., т.е. в советский период, 2 – созданные на первом этапе рыночных реформ в 1992–1998 гг., 3 – созданные после 1998 г.) Ind Дамми-переменные принадлежности к одному из 8 видов деятельности (отраслей обрабатывающей промышленности:

1 – производство продуктов питания, 2 – швейная и текстильная, 3 – деревообработка, 4 – металлообработка, 5 – химия, 6 – производство машин, 7 – электро- и электронное машиностроение, 8 – транспортное машиностроение) Таким образом, оцениваемые уравнения имеют вид:

j = LEf iT = a1LEf T 1 + a j +1Exp _ status j + a6 Size T 1 + a7 ForeignT 1 + j = (2) k =3 l = T 1 T + ak +9 agek + al +12indl ).

+a8State + a9 Holding k =1 l = Результаты расчетов приведены в табл. 8.

Для проверки устойчивости модели, помимо обычных тестов на ро бастность, в модель включались дополнительные предикторы. В част ности, факт смены основного собственника в период между 2005 и 2009 гг.

Все основные результаты сохраняются.

Анализируя данные таблицы, мы видим, прежде всего, что для неко торых индикаторов обучения объясняющая сила модели невелика (R2 не превышает 0,15), что может свидетельствовать о том, что вне поля зре ния остались другие факторы, оказывающие существенное влияние на склонность фирм к инновациям и обучению. Тем не менее можно, на наш взгляд, сделать некоторые осторожные предположения относитель но наличия обучающих эффектов при экспорте.

Во-первых, для девяти из 12 рассмотренных индикаторов инноваци онного поведения знак при группе постоянных экспортеров, т.е. фирм, ко торые экспортировали продукцию в оба периода наблюдения, положите лен и статистически значим (на уровне 1% в четырех случаях, на уровне 5% в четырех случаях и в одном случае – на уровне 10%). Поскольку, за счет включения в состав предикторов прошлого значения зависимой пере Таблица 8. Результаты регрессионного анализа моделей зависимости признаков инновационного поведения от экспортного статуса фирмы LRN1 LRN2 LRN3 LRN4 LRN5 LRN LRN_05_i ***1,009 ***0,9588 *0,2676 ***0,5034 ***0,4318 *0, DE_1 ***0,566 **0,4326 ***0,568 *0,3243 **0,35939 ***0, DE_2 ***0,469 0,123 *0,3773 0,32778 0,16159 0, DE_3 –0,341 –0,228 0,119 –0,2487 –0,3637 –0, Size05 ***0,330 ***0,3051 ***0,2848 ***0,1997 **0,1485 ***0, F05 –0,204 –0,425 0,1026 0,2423 –0,24819 0, S05 –0,0583 –0,029 –0,060 –0,0645 0,1419 –0, Holding05 0,0198 –0,054 0,05078 0,0808 –0,0628 –0, age1 0,3105 0,022 –0,20446 ***–0,5256 0,25467 *0, age2 0,4475 0,247 dropped dropped 0,3285 **0, age3 Dropped dropped –0,8747 –0,32938 dropped dropped ind1 0,4158 0,426 –0,0617 –0,02275 0,3868 0, ind2 0,3221 –0,034 0,1327 **–0,63218 0,29583 0, ind3 dropped dropped dropped **–0,80889 dropped 0, ind4 0,4272 0,493 **0,5576 0,157816 0,392037 0, ind5 –0,0356 ***0,870 0,1745 –0,15518 0,0560 dropped ind6 *0,5617 ***0,827 **0,7413 dropped **0,5622 **0, ind7 0,4290 ***0,856 0,4933 0,1600 0,3317 0, ind8 0,0572 **0,591 **0,5921 –0,1995 0,3618 0, _cons ***–3,861 ***–2,900 ***–2,617 ***–1,5908 ***–1,8334 ***–2, N obs 487 493 456 472 499 R2 0,27 0,25 0,19 0,13 0,08 0, Примечание: *** – значимость на уровне 1%, ** – 5%, * – 10%. Для групп по экспортному статусу базовой категорией является группа неэкспортирующих фирм, т.е. тех, кто не указал наличия экспорта ни в первом, ни во втором раунде обсле дования. LRN_05_i – значения соответствующих зависимых переменных в пред шествующий период.

LRN7 LRN8 LRN9 LRN10 LRN11 LRN LRN_05_i 0,1809 ***0,3006 ***1,2107 ***0,8787 ***0,8435 ***1, DE_1 **0,53147 ***1,0354 0,330686 **0,3430 0,08581 –0, DE_2 0,2014 ***0,7114 **0,51479 0,18028 –0,10882 –0, DE_3 0,21804 0,25132 0,001011 *–0,5562 –0,18055 –0, Size05 0,1510 0,0919 ***0,4102 0,11494 **0,1637 ***0, F05 **–0,7251 0,03449 –0,1806 –0,1102 0,06725 0, S05 0,4360 –0,0164 0,25457 0,4154 0,0956 0, Holding05 0,0746 0,00126 0,2338 **–0,3081 –0,14875 –0, age1 **0,5063 0,13621 *–0,4049 –0,1066 –0,05052 0, age2 0,426357 0,23803 –0,2020 0,1477 –0,11493 0, age3 dropped dropped dropped dropped dropped dropped ind1 0,1152 0,10423 –0,1585 **–0,59979 0,0514 ***–1, ind2 0,2199 0,28965 –0,05511 –0,35828 0,1592 ***–1, ind3 0,1354 0,28631 –0,155 ***–0,881 –0,1519 ***–1, ind4 –0,28313 –0,06692 –0,07142 ***–0,837 0,3457 ***–1, ind5 dropped dropped dropped –0,44492 dropped **–0, ind6 0,1949 0,15621 –0,27115 0,235649 0,214545 –0, ind7 –0,2552 0,11479 –0,32206 dropped 0,115918 dropped ind8 –0,06859 0,32972 –0,27764 –0,32539 –0,06666 –0, _cons –0,3672 ***–1,298 ***–3,525 –0,80064 ***–1,5770 ***–1, N obs 499 499 499 499 499 R2 0,08 0,14 0,2 0,19 0,11 0, менной, мы оцениваем именно изменения в поведении предприятия в 2009 г.

по сравнению с 2005 г., то это свидетельствует о том, что постоянная экс портная деятельность стимулирует предприятия применять новые техно логические и организационные инновации, которые ранее не входили в управленческий арсенал фирмы, чаще, чем неэкспортирующие фирмы.

Группа «новых» экспортеров, которые не занимались экспортом в 2005 г., но указали на наличие экспорта в 2009 г., демонстрирует отличия от неэкспортирующих фирм по меньшему числу индикаторов. Выход на экспортные рынки значимо и положительно влияет на создание IT подразделения, внедрение практики сравнения показателей фирмы с за рубежными конкурентами, внедрение технологии аутсорсинга некоторых управленческих функций, а также на вероятность того, что фирма нач нет финансировать исследования и разработки.

Интересно, что при этом у «новых» экспортеров, в отличие от тради ционных экспортеров, нет видимой связи между началом экспорта и внед рением нового продукта и новой технологии. Это может свидетельство вать о том, что вложения в исследования и разработки, которые, возмож но, и были начаты после выхода на внешние рынки, или одновременно с ним, еще не дали результатов.

Что касается группы «бывших» экспортеров – фирм, ушедших с экс портных рынков, то они практически неотличимы от неэкспортирующих фирм по своей склонности к внедрению инноваций. Отметим, правда, что эта группа в нашей выборке невелика, что, вероятно, и определяет низкую значимость коэффициентов. А между тем обращает на себя вни мание тот факт, что многие коэффициенты при этой группе имеют отри цательные знаки. Это может указывать на то, что у фирм, ушедших с экспортных рынков, снижается склонность к нововведениям, даже по сравнению с предприятиями, никогда не участвовавшими в экспорте.

Вопреки ожиданиям расчеты не выявили существенного влияния типа собственника и принадлежности фирмы к интегрированной группе ком паний на склонность к инновациям. Присутствие государства не оказы вает никакого влияния, а наличие в составе собственников иностранцев имеет только один значимый коэффициент – при переменной, характе ризующей применение сравнения (бенчмаркинга) с российскими пред приятиями. Что, на наш взгляд, вполне согласуется со здравым смыслом:

иностранные собственники склонны проводить не столько внутрирос сийский, сколько глобальный бенчмаркинг своих компаний.

Вхождение в холдинговые структуры также не оказывает влияния на инновационное поведение предприятий. Единственный значимый (и от рицательный) коэффициент этот индикатор имеет при переменной соз дания собственного дизайнерского подразделения. Это может быть объ яснено тем, что функции дизайна централизованы в рамках группы ком паний, и/или значительная часть продукции поставляется внутри группы компаний, что не стимулирует таких поставщиков к поиску новых ди зайнерских решений.

Несмотря на то что коэффициенты перед отраслевыми дамми значи мы для примерно половины спецификаций, мы не можем делать сколько нибудь однозначных выводов о большем или меньшем влиянии экспор та на обучение для фирм разных отраслей. Практически во всех случаях отраслевые различия связаны с «естественными» особенностями той или иной отрасли. Так, например, вполне очевидно, что организация после продажного сервиса в большей степени затрагивает производителей ма шиностроительной продукции и в меньшей степени те отрасли, которые выпускают промежуточную продукцию или продукцию текущего потреб ления (металлургия, деревообработка, химия, пищевая и текстильная про мышленность). В целом «аутсайдерами» процесса обучения выступают либо малоэкспортирующие отрасли (как пищевая промышленность), либо отрасли, производящие массовую типовую продукцию.

Для проверки третьей гипотезы о различном обучающем эффекте от экспорта в страны СНГ и другие страны мы изменим спецификацию мо дели, заменив переменные экспортного статуса (новые-старые-бывшие экс портеры) на переменную наличия экспорта в страны дальнего зарубежья, экспорт исключительно в страны СНГ и группу неэкспортирующих фирм.

Общий вид оцениваемого уравнения выглядит следующим образом:

LEf iT = a1LEf T 1 + a2CIS _ 05 + a3NCIS _ 05 + +a4 Size T 1 + a5ForeignT 1 + a6 State T 1 + a7 Holding T 1 + (3) k =3 l = + ak +7 agek + al +10indl ), k =1 l = где NCIS_05 – принимает значение 1, если фирма экспортировала про _ дукцию в страны дальнего зарубежья, и 0 – в противном случае, CIS_ принимает значение 1, если экспорт осуществлялся только на простран стве СНГ. Другие переменные в модели те же, что и в предыдущей специ фикации (табл. 8). Базовой категорией для сравнения выступает группа неэкспортирующих фирм.

Результаты расчетов приведены в табл. 9.

Таблица 9. Результаты оценки влияния географической направленности экспорта на инновационное поведение фирм LRN1 LRN2 LRN3 LRN4 LRN5 LRN LRN_05 ***1,0147 ***0,9909 **0,2726 ***0,4965 ***0,4572 0, NSIC05 0,268100 ***0,6494 ***0,5011 0,224589 0,089010 0, SIC05 0,205030 –0,019389 0,214258 0,025467 *0,25884 0, Size05 ***0,3433 ***0,2886 ***0,2800 ***0,2035 **0,1784 ***0, F05 –0,131314 –0,484208 0,151975 0,273738 –0,164824 0, S05 –0,059659 –0,019481 –0,049915 –0,085093 0,163132 –0, Holding05 0,067678 –0,018437 0,056652 0,116312 –0,021421 –0, age1 –0,154205 –0,002429 0,635888 ***–0,5390 0,236078 0, age2 dropped 0,203001 0,835021 dropped 0,305790 **0, age3 –0,419015 dropped dropped –0,317639 dropped dropped ind1 0,294042 **0,6230 –0,016529 –0,144318 0,215645 0, ind2 0,290951 0,169094 0,244180 –**0,6893 0,159492 0, ind3 –0,065414 0,765315 dropped ***–0,9560 –0,088265 0, ind4 *0,481346 **1,1600 **0,7059 0,132331 0,300874 0, ind5 dropped dropped 0,307911 –0,189641 dropped dropped ind6 0,453271 ***0,9466 **0,7739 0,028816 0,381657 **0, ind7 *0,483532 ***1,1150 **0,6411 dropped 0,247558 0, ind8 0,118694 ***0,8822 ***0,7408 –0,212689 0,280912 0, _cons ***–3,2705 ***–2,974 *–3,3929 ***–1,4178 ***–1,8256 ***–2, N obs 487 493 456 472 499 R2 0,25 0,26 0,18 0,13 0,07 0, Примечание: *** – значимость на уровне 1%, ** – 5%, * – 10%. Для групп по на правлению экспорта базовой категорией является группа неэкспортирующих фирм, т.е. тех, кто не указал наличия экспорта ни в первом, ни во втором раунде обсле дования. LRN_05-индикатор значения зависимой переменной в прошлый период наблюдения.

LRN7 LRN8 LRN9 LRN10 LRN11 LRN LRN_05 0,201960 ***0,3355 ***1,1926 ***0,8839 ***0,8380 ***1, NSIC05 **0,57770 ***0,7615 –0,094197 **0,34202 0,221453 –0, SIC05 0,275724 ***0,5042 0,182776 –0,048460 –0,029431 *–0, Size05 0,147040 0,117033 ***0,4615 0,113450 **0,14487 ***0, F05 **–0,72175 0,131801 –0,099645 –0,076885 0,049697 0, S05 0,450679 –0,013238 0,249674 *0,40685 0,091670 0, Holding05 0,082916 0,034302 0,234809 *–0,26186 –0,131267 –0, age1 **0,50769 0,093490 *–0,45149 –0,120824 –0,052283 0, age2 0,420499 0,222744 –0,194307 0,101221 –0,141200 dropped age3 dropped dropped dropped dropped dropped –0, ind1 0,074745 –0,055571 0,065295 **–0,6799 0,041839 0, ind2 0,211088 0,212309 –0,112660 –0,412927 0,142325 –0, ind3 0,043739 0,108201 0,168170 ***–1,035 –0,237055 dropped ind4 –0,259509 –0,039543 –0,045807 ***–0,8379 0,338043 0, ind5 dropped dropped dropped –0,424607 dropped 0, ind6 0,144812 –0,004599 –0,295359 0,086372 0,159393 ***1, ind7 –0,235391 0,179242 –0,283111 dropped 0,093985 ***1, ind8 –0,051517 0,360800 –0,303309 –0,293510 –0,056982 ***1, _cons ***–0,2870 **–1,1243 –***3,5525 –0,677342 ***–1,4806 ***–2, N obs 499 499 499 499 499 R2 0,08 0,11 0,19 0,18 0,11 0, Если судить по результатам расчетов (табл. 9), то вероятность внедре ния инноваций для фирм – экспортеров в дальнее зарубежье значимо выше (по сравнению с неэкспортирующими фирмами), прежде всего, для организационных инноваций, таких как сертификация по ISO, про ведение бенчмаркинга как с отечественными, так и с зарубежными кон курентами, создание подразделений, занятых дизайном продукции. Из технологических инноваций значимое отличие наблюдается только по индикатору появления затрат на исследования и разработки.

Обучающий эффект экспорта в страны СНГ заметно слабее. Значимые позитивные отличия проявляются только для проведения бенчмаркинга с зарубежными фирмами. Правда, слабая связь прослеживается с вероят ностью внедрения новой продукции. Отметим также, что слабое и отри цательное влияние оказывает экспорт исключительно в страны СНГ на появление отделов послепродажного обслуживания. По всей видимости, это связано с тем, что развитие таких подразделений прежде всего харак терно для обслуживания российских потребителей продукции. За рубе жом ремонт и обслуживание, вероятно, более эффективно осуществлять, используя аутсорсинг (местные компании). Об этом косвенно свидетель ствует и тот факт, что коэффициент для группы экспортеров в дальнее зарубежье в уравнении для индикатора создания сервисных подразделе ний также отрицателен (хотя и незначим). На уровне отраслевых разли чий в целом сохраняются те же результаты, что и для первой модели. Ин тересных для интерпретации выводов не обнаружено.

Из других результатов можно отметить, что участие государства или иностранцев в собственности практически никогда не оказывает влия ния на обучение в процессе экспорта. Предприятия из числа старых со ветских предприятий выглядят несколько хуже по сравнению с фирмами, созданными после 1991 г., по таким параметрам, как появление менед жеров с зарубежными дипломами, передача управленческих функций на аутсорсинг, но более часто такие фирмы вводят бенчмаркинг с отече ственными производителями.

7. примеры проявления обучающих эффектов экспорта в российской бизнес-практике А как обучающие эффекты проявляются на практике? В истории рос сийского бизнеса можно обнаружить немало примеров, когда инновации следовали за выходом фирм на внешние рынки. В советской экономиче ской истории речь может идти об экспортирующих предприятиях обо ронного комплекса, которые часто инициировали проекты принципиаль но новых систем вооружения и военной техники «снизу» в ответ на меж дународную конкуренцию и в связи с заимствованием нового знания если не от импортера, то от конкурента. Более того, истощение внутрен него спроса на продукцию ОПК в 1990-х годах нередко приводило к си туации, когда до 90% выручки предприятия приходилось на экспорт, и экспортные доходы позволяли предприятию не только выжить, но и ин вестировать в разработку гражданских версий своей продукции. Другой яркий пример – это лидеры российской модернизации, металлургиче ские компании. Их технологическое обновление и появление в линейке продуктов новых товаров с высокой добавленной стоимостью напрямую связано с накоплением экспортной прибыли и приобретением нового опыта и знаний.

Примеры обучающих эффектов глобализации также связаны с инте грацией российских компаний в экспортные поставки в рамках глобаль ных цепочек добавленной стоимости. В тех редких случаях, когда управ ление цепочкой и центром прибыли контролируется российским произ водителем, можно говорить о максимальном обучающем эффекте. Как, например, в случае транснациональной научно-технической Группы «IPG Photonics Corporation» с научными центрами и производствами в США, Германии, России, Италии, Японии, Индии и Китае по выпуску оптово локонных лазеров и усилителей. Компания основана и управляется ака демиком Валентином Гапонцевым, и ее выручка в 2009 г. превысила 1 млрд долларов.

Но и скромная позиция в глобальной цепочке стимулирует передачу знаний и инновации – как, например, показало наше эмпирическое ис следование российских поставщиков мебели для сети ИКЕА, которые внедрили многочисленные продуктовые и технологические инновации под давлением собственника сети (см., например, (Авдашева и др. 2005)).

Существуют в российской практике и достаточно яркие примеры успеха (в том числе и на экспортных рынках) новых компаний, созданных срав нительно недавно и базирующих свои конкурентные преимущества на собственных разработках.

Одним из таких примеров является компания «Сплат-косметика», по лучившая в 2008 г. гран-при в номинации «Вызов грандам» как самая быстрорастущая компания российского среднего бизнеса на Конгрессе «Газелей», организованном медиахолдингом «Эксперт» для самых ди намичных компаний российского бизнеса. В предкризисный период 2006– 2008 гг. объемы производства и продажи продуктов под маркой SPLAT ежегодно увеличивались на 100%. Сумев потеснить глобальных игроков «Колгейт» и «Бленд-а-Мед» на российском рынке, в 2009 г. ООО «Сплат косметика», по данным ACNielsen, стала российской компанией № 1 на рынке средств гигиены полости рта. По информации компании, ее про дукция представлена в 35 тыс. торговых точек России, в том числе сете вой аптечной рознице и крупнейших розничных сетях. С 2005 г. компа ния начала экспорт продукции, сосредоточившись в первую очередь на рынках Украины и Казахстана. В настоящее время экспорт составляет около 10% общего объема продаж и его география охватывает не только страны СНГ, но и дальнего зарубежья. Рассмотрим, какие факторы спо собствовали успешному выходу компании на глобальные рынки, какую модель поведения она реализовывала, чтобы преодолеть негативные сте реотипы «бизнеса по-русски» в глазах потребителей.

История компании. Компания «Сплат-косметика» является семей ным бизнесом, который в равных долях принадлежит супругам Евгению Демину, генеральному директору компании, и Елене Белоус, занимаю щей пост директора по развитию. По информации СПАРК, фирма соз дана в 2001 г. в ходе реорганизации производственно-торговой фирмы «Конверсия», одного из пионеров на рынке парафармацевтики, занимав шейся в 1990-е годы БАДами на основе морской водоросли Spirulina Platensis в кооперации с учеными биофака МГУ. Однако в продажах ком пании эта продукция занимала всего 20%, а остальные 80% приносила торговля чужой продукцией – пластырями, чаями для похудения и пр., т.е. фирма была классической дистрибуторской компанией. Переход из статуса наемных работников фирмы в статус новых собственников со провождался изменением стратегии развития фирмы. Новые владельцы приняли революционное решение уйти с рынка парафармацевтики и со средоточиться на выпуске высококачественной продукции по уходу за полостью рта под брендом «СПЛАТ», который был известен потребите лям по продукции БАДов. Выкупив бренд у ученых, компания присту пила к разработке базовых рецептур новой продукции. Освоение нового сегмента рынка было очень трудной задачей, поскольку к тому времени на российском рынке доминировали глобальные игроки – «Колгейт», «Бленд-а-Мед», «Аквафреш», «Лакалют», располагавшие огромными маркетинговыми бюджетами. «Сплат-косметика» заведомо не могла кон курировать с ними по затратам на продвижение продукции и потому сде лала ставку на формирование лояльности потребителей за счет высоко го качества продукции, разнообразия рецептур, регулярного, один раз в два года, обновления ассортимента и тесного взаимодействия и со трудничества с потребителями3. В течение нескольких лет – с 2001 по 2004 г. – компания с большими трудностями пробивалась в сетевые ап теки и торговые сети розничной торговли, которые отказывались брать на реализацию зубную пасту, стоившую в 2 раза дороже, чем стандарт ная массовая продукция. Перелом, по словам Е. Демина, произошел в 2005 г. после удачного маркетингового хода, придуманного владельцем, который каждую упаковку продукта сопровождал личным письмом, адресованным потребителям, с рассказом о продукте и просьбой вы сказать свою оценку и предложения, указывая персональный адрес элек тронной почты. На каждое письмо (а их приходило сначала около 2000, а сейчас 100–200 ежемесячно) он отвечает лично. Практика тесных взаимоотношений с потребителями оказалась очень успешным инстру ментом сканирования рынка, способствовавшим появлению новых про дуктов для определенных категорий потребителей раньше, чем с ним выходили конкуренты. Так, например, специальная зубная паста для беременных марки «СПЛАТ» стала продаваться в России на 1,5 года раньше, чем аналогичная продукция глобальных игроков, которые по лагали, что российский рынок еще не готов к появлению такой продук ции.

Рыночный сегмент и модель развития бизнеса. Основной сегмент, в котором сегодня работает компания – продукция по уходу за полостью рта: зубные пасты, гели, пенки, зубные щетки. Продуктовая линейка под торговой маркой «СПЛАТ» состоит из трех десятков наименований, все они сделаны по разным рецептурам, которые обновляются один раз в два года. Новые разработки проходят клинические испытания в Институте стоматологии. Сформировав лояльность потребителей в основном сег менте, компания рассчитывает в ближайшие годы войти в новый сег мент – производство шампуней, гелей, средств по уходу за волосами.

Кроме того, для оптимальной загрузки мощностей компания также за нимается контрактным производством – выпускает 52 продукта для дру гих производителей.

Модель развития бизнеса основана на четком позиционировании в среднем ценовом сегменте и обеспечении высокого качества продукции, Splat Cosmetica // Global entrepreneurship and the successul growth strategies o early stage companies // A World Economic Forum Report. 2011. P. 341–343.

которое превосходит ожидания потребителей: «Мы сосредоточились на том, что нужно повышать эффективность зубной пасты. В принципе, это не сложно, то есть не сверхсложно. И транснациональные компании это го не делают не потому, что не знают как, а потому, что для них важен объем рынка: если рынок меньше миллиарда долларов, то и заморачи ваться незачем – вся производственная и маркетинговая интеграция вста нет дороже. Российские стоматологи и ученые испытывали нехватку та ких продуктов. А с другой стороны, у них и веры не было, что кто-то будет это делать, потому что непонятно, как продавать неизвестную па сту за 50 рублей, когда есть известная по 25 и в принципе всех это устра ивает» (из интервью Е. Демина)4.

Жесткие требования к качеству заложены уже на этапе проектирова ния продукции. «Сплат-косметика» работает на качественном импортном сырье – по информации из различных источников, закупается от 87 до 100% сырья. Тюбики для упаковки – на Украине, компоненты для пасты – у лучших мировых производителей: AJINOMOTO, Bayer, Givaudan, Rhodia, Provital Group, Firmenich, NIKKO Chemicals Co, MERCK, Hayashibara Co.

LTD, Charabot, SYMRISE, CRODA, ROQUETTE. Есть уникальное сырье, которое производится эксклюзивно для «Сплат-косметики» одной из фран цузских компаний в количестве 50 кг ежемесячно5. По мнению гендирек тора и собственника компании Е. Демина, отечественная химическая про мышленность не в состоянии поставлять качественное сырье для фарма цевтики, даже самое примитивное. География и объемы закупок импорт ного сырья стремительно растут (рис. 3 и табл. 10).

Поставки импортного сырья важны не только с точки зрения обеспе чения высокого качества конечной продукции. Сотрудничество с лучши ми производителями сырья способствует инновационному процессу, так как от своих поставщиков компания регулярно получает ценную инфор мацию о мировых трендах и ноу-хау. Эта информация затем трансфор мируется в требования к изменению состава рецептуры продукции. Все образцы новой продукции проходят клинические испытания, на основа нии результатов которых принимается решение, включать ли их в план производства. Обязательным требованием к новой продукции являются результаты клинических испытаний, соответствующие (а в идеале пре восходящие) достигнутые в предыдущей серии.

Краснова В. На честном слове // Эксперт. 2008. № 39.

Там же.

2008 2009 Импорт Источник: RuSLaNa.

Рис. 3. Объемы импортных закупок, осуществленных «Русэкспорт», для ООО «Сплат-косметика» в 2008–2010 гг., тыс. долларов США Таблица 10. География и объемы импортных закупок, осуществленных «Русэкспорт» для ООО «Сплат-косметика», 2008–2010 гг., тыс. долларов США 2010 г. 2009 г. 2008 г.

Импорт, всего, в том числе из стран: 894 252 Германия 393 Н. д.

Италия 214 52 Н. д.

Япония 193 Н. д.

Китай 94 8 Н. д.

Латвия – 184 Н. д.

Н. д. 8 Н. д.

Источник: RuSLaNa.

Помимо качественного сырья свой вклад в обеспечение качества вно сит и производственная база6, которая на сегодняшний день является Завод в селе Лучинское Истринского района Московской области. Максимальная производственная мощность – 2 млн штук в месяц, 160 занятых. В связи с необходимо стью расширения производственных мощностей в 2009 г. куплена производственная пло щадка у «Вимм-Билль-Дана» в Окуловском районе Новгородской области, которая нуж дается в реконструкции и перестройке в соответствии с новой специализацией – выпус ком шампуней, гелей, масок и другой продукции. Производство будет оснащено самым одной из самых современных в России, производство сертифицировано по стандарту GMP-cosmetics. Контролем качества продукции занято не менее 20% квалифицированного персонала.

В предкризисный период «Сплат-косметика» в первую очередь раз вивалась на основе использования иностранных научных разработок, доля которых в инновационном портфеле составляла около 80%. Тем не менее компания сохранила связи с учеными биофака МГУ, у которых в свое время был выкуплен бренд. По мнению Е. Демина, отечественная химическая промышленность слабо развита: «Из всего, что мы исполь зуем, есть правда, несколько удачных российских разработок – это сырь евой компонент, позволяющий реконструировать эмаль зубов, и тюбики с открывающимися колпачками компании STS»7.

По мере быстрого роста рыночной силы компании у нее появились возможности вкладывать средства в науку и разработки («Рост, безуслов но, несет преимущества», – отметил Е. Демин8). В настоящее время у «Сплат-косметики» есть своя научная лаборатория и R&D центр. Патен ты и сертификаты защищают уникальность продукции. Компания явля ется правообладателем товарного знака «SPLAT», зарегистрированного в 2006 г. и внесенного в 2010 г. в таможенный реестр объектов интеллек туальной собственности. Таким образом компания защищается от конт рафактной продукции и заботится о сохранении своего бренда. Расходы на сохранение прав интеллектуальной собственности составляют 1 млн рублей ежемесячно9.

Выход на зарубежные рынки. По информации базы данных RUSLANA, экспортные поставки начались в 2005 г., через год после того, как про дукция «Сплат-косметики» появилась на российском рынке. Закупками импортного сырья и экспортом продукции занимается «Русэкспорт» – фирма, которая входит в состав холдинга «Сплат-косметика». Она соз дана в 2005 г. и имеет собственные представительства в Казахстане, на Украине, в Белоруссии и в странах Балтии – на крупнейших географи ческих рынках присутствия косметики фирмы «Сплат». Всего за год ком пании удалось удвоить объем экспорта (рис. 2, табл. 2.), прежде всего за счет увеличения поставок в Казахстан и на Украину (рост в 2,9 и 1,7 раза современным автоматизированным оборудованием, требующим высокой квалификации персонала. Всего на первой и второй очередях завода будет занято около 250 человек.

Гончарова О. Технологический сбой // Ведомости. 2009. 10 апреля.

Краснова В. На честном слове // Эксперт. 2008. № 39.

Воробьева И., Петлевой В. Путин придумал, как модернизировать экономику // РБК daily. 2011. 26 мая.

соответственно). Эти два рынка остаются крупнейшими потребителями продукции холдинга и в настоящее время. Так, в структуре экспортных поставок в 2010 г. доля Украины составила 60%, а Казахстана – 23%.

В целом на долю стран СНГ в 2010 г. приходилась львиная доля поста вок – 86,4%.



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.