авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


88 А.И. ТЕРЮКОВ

А.И. Терюков

АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ЖУРАВСКИЙ

И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ

СТАРООБРЯДЦАМ

В МУЗЕЕ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ

им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРЕ) РАН

В истории развития русской науки можно найти много имен, вокруг

которых в свое время шли бурные дискуссии: о них много говорили, об

суждали высказанные ими идеи. Но проходило некоторое время, и о них по разным причинам быстро забывали. Именно к таким людям и отно сится Андрей Владимирович Журавский (1882–1914). Его деятельность в 1905–1914 гг. как разностороннего исследователя, работавшего на сты ке разных наук на Русском Севере, вызвала неоднозначные высказыва ния самых разнообразных лиц, но одновременно и стимулировала новую волну интереса к всевозможным исследованиям в этом регионе. Наряду с этим А.В. Журавский был одним из крупнейших собирателей Музея ант ропологии и этнографии имени Петра Великого начала XX в.

Впервые его имя появляется в отчетах МАЭ в 1905 г., когда упомина ется «русская одежда из Печорского уезда (15 предметов)» и «древнерус ская картина, солонка, ларец и игрушка из Печорского уезда от г на Ро гачева через студента А. Журавского»1. В отчете за 1906 г. о собранных коллекциях написано следующее: «Из Европейской России наиболее цен ные коллекции доставлены А.В. Журавским. В его самоедской коллек ции, кроме одежды и украшений, исключительную ценность представ ляет собрание бубнов и шаманских облачений, многочисленное собрание изображений духов хранителей и амулетов и, наконец, исчерпывающее собрание кукол. Этому же собирателю принадлежит прекрасное и заме чательное по количеству предметов собрание из быта русских Печорско го края. Особенно ценны орнаментированные орудия труда (грабли, рубе ли, каталки, грабилки), раскрашенные сани, собрание флюгеров и конь ков, детские игрушки. Наконец, вышивки и одежды старорусского об разца»2 (рис. 1). В том же году А.В. Журавский привлекается Музеем для регистрации и описания привезенных коллекций.

В 1907 г. он уже назван «неутомимым корреспондентом»: «Самоедс кий отдел продолжал непрерывно пополняться присылками неутомимо го корреспондента Музея А.В. Журавского. Через него поступили в дар Музею от П.А. Сумарокова большое собрание кукол и божеств самоедов.

Им же [А.В. Журавским. — А.Т.] организована на месте экспедиция за Урал, доставившая, кроме различных предметов быта, новые редкие пред меты из культа и быта зауральских самоедов, а также от оседлых само едов (всего до 300 предметов). Ценные собрания из быта русского населения © А.И. Терюков, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ Рис. 1. Сарафан. МАЭ. Колл. № 935–10.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 90 А.И. ТЕРЮКОВ Архангельской губ., упомянутые в прошлом отчете [за 1906 г. — А.Т.], преимущественно по северному древнерусскому орнаменту, которыми Музей обязан исключительно инициативе и трудам А.В. Журавского, продолжали пополняться дальнейшими присылками того же неутомимо го собирателя, доставившего в истекшем году до 350 новых предметов»3.

Как корреспондент Музея, он снова упоминается в отчете за 1908 г.:

«Самоедские собрания из Печорского края и Приуралья, собранные по стоянным корреспондентом Музея А.В. Журавским, по прежнему отли чаются и в количественном и в качественном отношении. Особенно отме тим коллекцию саней всех типов, в том числе впервые сани с собачей зап ряжкой, отличный экземпляр свадебных саней и свадебной оленьей уп ряжи, богато украшенной расшитым сукном, покрывалами;

большое со брание изображений божеств, амулетов, бубнов»4 (рис. 2).

А потом его имя без объяснения исчезает из материалов Музея, хотя А.В. Журавский продолжал свои исследования на Севере вплоть до неожи данной и трагической смерти в 1914 г. Всего же в МАЭ от него поступило 30 коллекций, насчитывающих более 2000 предметов (см. Приложение 1).

Фигура A.В. Журавского привлекала внимание исследователей и раньше. Сведения о нем попали в некоторые справочники, появлялись специальные статьи, рассматривавшие, например его как агронома.

К 100 летию со дня рождения A.В. Журавского писатель Л. Смоленцев опубликовал два романа, в которых он описывается как романтичес кий герой, но в них имеется ряд неточностей. Все это дает нам право посвятить деятельности этого замечательного человека специальный очерк5.

Считается, что А.В. Журавский родился 22 сентября 1882 г. в Елиза ветграде (ныне Кировоград, Украина) в семье военного инженера генерал майора В.И. Журавского. Но знакомство с документами А.В. Журавско го, сохранившимися в «Личном деле студента Санкт Петербургского уни верситета», показывает, что на самом делe он был приемным сыном В.И.

и С.К. Журавских. В начале октября 1882 г. они усыновили подкидыша, который был подброшен 22 сентября в Александровский детский приют Елизаветграда в возрасте двух трех недель от роду. 16 октября малыш был крещен в Успенском соборе Елизаветграда и наречен именем Андрей6.

Стремясь обеспечить будущее своего приемного сына, В.И. Журавский пытался передать ему свое потомственное дворянство, но это не удалось.

В именном указе императора Александра III от 14 января 1890 г. говори лось: «Воспитаннику генерал майора В.И. Журавского Андрею дозволе но носить его фамилию, отчество и пользоваться правами личного почет ного гражданина, но без права наследования по закону имущества его вос питателя»7. Через некоторое время после смерти родителей этот указ ос тавил А.В Журавского почти нищим, и только через суд и после мытарств ему удалось стать наследником имущества своих приемных родителей, в частности небольшой суммы денег, которую он израсходовал на свои ис следования на Севере.

В 1901 г. после окончания гимназии Я.Г. Гуревича в Санкт Петер бурге А.В. Журавский был зачислен и число студентов первого курса Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ Рис. 2. Письмо А.В. Журавского в МАЭ.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 92 А.И. ТЕРЮКОВ естественного разряда физико математического факультета Петербур гского университета. Прежде чем приступить к занятиям, 20 августа 1901 г. он, согласно существовавшим в университете правилам, запол нил и подписал напечатанную типографским способом специальную под писку, в которой, в частности, говорилось: «Во время пребывания в чис ле слушателей СПб Университета обязуюсь не только не принадлежать ни к какому тайному сообществу, но даже, без разрешения на то в каж дом отдельном случае ближайшего начальства, не вступать и в дозво ленные законом общества, а также не участвовать ни в каком денеж ном сборе. В случае же нарушения мною сего обещания подвергаюсь не медленному удалению из заведения и лишаюсь всякого права на внесен ные мною в пользу недозволенного сбора деньги. Свидетельства, билет, учебные планы и правила для студентов, которые обязуюсь выполнять, получил. А. Журавский»8.

Родители, в первую очередь мать, хотели, чтобы он по примеру свое го отца стал военным. Сам же Андрей с детства увлекался естественными науками: зоологией, ботаникой, географией. Этому во многом способство вал давний друг отца, профессор университета В.В. Заленский, ставший в студенческие годы А.В. Журавского академиком Императорской Ака демии наук и директором Зоологического музея и в какой то степени его наставником после смерти родителей. Смерть отца в 1892 г. и матери в 1901 г. позволила А.В. Журавскому по своему распорядиться своей судь бой и отдаться любимому делу.

В университете А.В. Журавский слушал лекции геолога, академика, директора Геологического музея Ф.Н. Чернышева, зоолога В.В. Заленско го, ботаника и почвоведа В.Н. Танфильева, профессора В.М. Шишкевича и других. Еще на первом курсе учебы сложился небольшой кружок наибо лее близких друзей А.В. Журавского, куда входили студенты университе та А. Григорьев и Д. Руднев, студент Института путей сообщения М. Шпан берг. В последующем они разделили с А.В. Журавским как тяготы многих путешествий, так и радость открытий и научного признания. Только А.А. Григорьев пережил своих друзей, став впоследствии действительным членом АН СССР и одним из крупнейших советских географов9. С геогра фией связал свою жизнь и Д. Руднев, занимаясь наукой и преподавательс кой деятельностью в Географическом институте10.

В 1902 г. А.В. Журавский под влиянием рассказов о Севере акаде мика Ф.Н Чернышева, который неоднократно бывал там, предприни мает свою первую, пока еще частную ознакомительную поездку в Ар хангельскую губернию и Печорский край, который просто очаровывает его своей природой, людьми и их образом жизни. Здесь же он находит и свою любовь (Веру Александровну Рогачеву, дочь местного уездного по лицейского исправника в селе Усть Цильма), которая завершается за конным браком и венчанием в Архангельске (как студент, он должен был получить разрешение на брак от ректора университета, и переписка по этому поводу сохранилась его личном деле)11. С этого времени каж дый год (а он организовал и совершил около 30 экспедиций) он выезжа ет на Север, подолгу оставаясь там, совершая путешествия по неиссле Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ дованным районам, проводя на блюдения и собирая коллекции для музеев. Так, в течение 1903– 1905 гг. им была обследована большая часть Большеземельс кой тундры, которая еще во мно гом для науки оставалась terra incognita12. За это путешествие он получил сначала малую серебря ную медаль, а в 1905 г. и большую золотую медаль им. Н.Н. Прже вальского — высшую почетную награду Императорского Русско го географического общества, награду, которую студентом не получал никто13.

Для того чтобы интенсифи цировать свои исследования, в 1905 г. А.В. Журавский на свои личные средства основывает в селе Усть Цильма Печорского уезда Архангельской губернии, в Рис. 3. Жительницы с. Усть Цильма.

административном центре Пе МАЭ. Колл. № 908–7.

чорского края, Печорскую зооло гическую станцию. Начинается наиболее благополучный период сотруд ничества с Академией наук, в первую очередь с ее музеями. В том же году Журавский обратился через академика Ф.Н. Чернышева к председателю Совета директоров академических Музеев академику В.В. Радлову с просьбой принять станцию под покровительство Императорской Акаде мии наук. Именно с 1905 г. он начинает снабжать музеи коллекциями по ботанике, зоологии, геологии и этнографии. А в 1908 г. Академия утвер ждает Устав Печорской Естественноисторической станции при Импера торской Академии наук14. Станция учреждалась для всестороннего изу чения Печорско Мезенского края и соприкасающихся районов в биогеог рафическом отношении и для пополнения коллекций Зоологического, Ботанического, Геологического и Этнографического музеев АН (рис. 3).

Начавшаяся так успешно совместная деятельность Академии наук и А.В. Журавского скоро была омрачена неприятностями: стороны, как оказалось, вкладывали в это сотрудничество различный смысл. Жу равский предполагал, что Академия выделит значительные средства на проведение исследований. И в ожидании этих, как бы сегодня ска зали, субвенций вложил в деятельность станции большую часть своих личных средств (около 5000 р.). Когда же он поставил перед Академи ей наук вопрос о возмещении этих средств, то выяснилось, что у нее нет таких свободных денег, ибо в Академии считали, что она несет от ветственность только за научно методическое руководство деятельнос тью станции. А финансовые средства должны были по Уставу состоять Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 94 А.И. ТЕРЮКОВ из: а) взносов действительных и почетных членов станции;

б) наблюда тельных ассигнований от музеев АН;

в) частных пожертвований и ни в коем случае не из постоянных ассигнований АН.16 Началась длительная тяжба А.В. Журавского с Академией наук. Например, еще в 1906 г. А.В. Журав ский в одном из писем на имя старшего этнографа МАЭ Л.Я. Штернберга ставил вопрос о компенсации ему определенных денежных средств за собранные коллекции и накладные расходы: «Экспедиция 1905 г. мне обошлась в 2660 p., Музей Александра III [в настоящее время — Рус ский музей. — А.Т.] не уплатил мне 1000 р. Я предлагаю дополнить кол лекции МАЭ еще рядом экспонатов по самоедам и устьцилемам. Меня угнетает мысль превратиться из исследователя в продавца, но я должен уплатить к 29–31 января 1808 р., к 19 февраля — 574 р., к 24 марта — 1000 р.»15. Большая часть переписки Журавского с президентом АН ве ликим князем Константином Романовым, вице президентом АН академи ком П. Никитиным, непременным секретарем АН академиком С.Ф. Оль денбургом, председателем Совета музеев АН академиком В.В. Радловым сохранилась и производит довольно тяжелое впечатление16. С одной стороны, Академия наук признает заслуги А.В. Журавского как иссле дователя и собирателя, но, с другой стороны, она не желает брать на себя никаких финансовых обязательств. Правда, после длительных препирательств Академия возместила А.В. Журавскому 2000 р. и не которую сумму из средств Попечительского совета МАЭ, но сотрудни чество между ними закончилось17.

Немалую роль в разрыве Журавского с Академией наук сыграли еще два обстоятельства. Во второй половине 1907 — первой половине 1908 г.

Журавский, не получив из Академии наук ясных ответов о финансовой помощи, провел «сепаратные» переговоры об открытии при Печорской естественноисторической станции сельскохозяйственного отдела за счет ассигнований Главного управления землеустройства и земледелия с его главноуправляющим Л.В. Кривошеиным. Позже Журавский поставил вопрос об объединении Печорской станции с сельскохозяйственным от делом в одно учреждение под его общим руководством. При этом предпо лагалось, что Главное управление выделит для станции единовременно 75 000 р., а далее 50 000 р. ежегодно, а Академия наук для содержания сотрудников станции будет выделять 14 620 р. ежегодно. Это заявление А.В. Журавского обсуждалось на заседании Совета директоров академи ческих музеев 20 ноября 1908 г. Совет, «признав устройство сельскохозяй ственной станции полезным, в то же время не смог войти в детальное рас смотрение о финансировании станции Академией наук и счел возможным выделить на содержание Печорской станции 3000 р.»18. Фактически это был отказ финансировать станцию в будущем, что вынудило Журавского приостановить ее функционирование19.

Кроме того, разрыву Журавского с Академией во многом способ ствовало охлаждение к нему академика В.В. Радлова, директора МАЭ и одновременно председателя Совета директоров академических музеев.

Это было вызвано тем, что А.В. Журавский публично обвинил В.В. Рад лова в неэтичных действиях по отношению к собранным и переданным Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ Рис. 4. Письмо А.В. Журавского сотруднику МАЭ Б.Ф. Адлеру.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 96 А.И. ТЕРЮКОВ первыми в МАЭ коллекциям. В.В. Радлов, как директор МАЭ, заключил с членом Попечительского совета Музея петербургским купцом Л.Е. Алек сандером негласное соглашение о том, что последний предоставляет деньги, а В.В. Радлов поручает своим сотрудникам и собирателям на местах приобретать на эти деньги коллекции в двойном количестве.

По доставке этих коллекций в Петербург за казенный льготный счет А.Е. Александер получал в свое распоряжение часть поступлений.

Практической стороной дела ведал старший этнограф МАЭ Л.Я. Штер нберг. Таким образом, А.Е. Александеру удалось составить значитель ное собрание по этнографии народов России, куда попала часть коллек ции А.В. Журавского по самоедам, печорским русским и коми ижем цам, вывезти его в Германию, в Лейпциг, и продать там различным заг раничным музеям, и не только заграничным20. Например, некоторое количество предметов из коллекций А.В. Журавского, которая не была распродана в Германии, была приобретена казной для Этнографичес кого отдела Русского музея им. императора Александра III [в настоя щее время — Российский этнографический музей, бывший Государ ственный музей этнографии народов СССР. — А.Т.].

Вопрос об этом деле публично был поднят Б.Ф. Адлером, сотрудни ком МАЭ. Он обвинил Л.Я. Штернберга, правую руку В.В. Радлова и про водника этой акции, в том, что тот не только способствует этим «непри личным» делам, но и вводит зарубежных исследователей в заблужде ние, сознательно меняя этническую принадлежность тех или иных пред метов. Основным пунктом обвинений А.В. Журавского было то, что кол лекции были проданы без его ведома и разрешения. Как видно из сохра нившихся бумаг третейского суда, Л.Я. Штернберг воспользовался стес ненными денежными делами А.В. Журавского. Последний, находясь в это время в очередной экспедиции в Печорском крае, начал по заказу МАЭ приобретать коллекции и направил Л.Я. Штернбергу письмо с просьбой прислать денег для оплаты покупок. Тот же предложил А.В. Журавско му собирать коллекции в двойном количестве за счет частного лица для обмена с другими музеями. Согласившись на это и получив часть денег, А.В. Журавcкий поставил условие, что уникальные экспонаты, которые будут особо отмечены в его списке и будут иметь особые бирки, должны остаться в МАЭ. Но Л.Я. Штернберг не выполнил своего обещания и пе редал А.Е. Александеру не предназначавшуюся для отчуждения из му зея часть коллекции. Оскорбило A.В. Журавского и то, что он случайно обнаружил свои сборы в Этнографическом отделе Русского музея с осо быми бирками как собрание А.Е. Александера21 (рис. 4).

Хотя руководство Академии наук прилагало усилия, чтобы скандал не просочился за ее пределы, дело приобрело публичный характер: оно разбиралось в третейском суде, было предметом специального разбира тельства в Академии и ревизии деятельности МАЭ. Так, например, ака демик П. Кеппеп, назначенный президентом Академии наук великим князем Константином Романовым к предварительному рассмотрению этого дела, писал: «Дело произвело на меня тягостное впечатление и дает основание признать в действиях администрации действия, не отвечаю Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ щие достоинству AН». Он считает «не заслуживающим представления господина Александера к награждению орденом [это представление было сделано В.В. Радловым через голову президента Академии наук вели кого князя Константина Романова. — А.Т.], так как он преследовал в данной сделке личные материальные выгоды»22.

В ходе разбирательств не было обнаружено корыстных целей со сто роны B.В. Радлова и Л.Я. Штернберга, но оно заставило поволноваться всех действующих лиц, а также усилить контроль со стороны Академии за теми средствами, которые поступали в Попечительский совет музеев и их расходованием. Эти события резко обострили отношения А.В. Жу равского с В.В. Радловым. Между ними произошел окончательный раз рыв, несмотря на посредничество академиков Ф.Н. Чернышева и В.В. За ленского, знавших А.В. Журавского с детских лет. Кроме того, в резуль тате этого дела из МАЭ были вынуждены уйти Б.Ф. Адлер и Н.И. Воро бьев, как лица, «вынесшие сор из избы».

Вообще в жизни А.В. Журавского было больше трагического, чем счастливого. Несколько раньше, в 1908 г., ему окончательно было отка зано в университетском дипломе. Как было сказано выше, он поступил в университет в 1901 г. и был уволен с осеннего полугодия 1906 г. «на невзнос платы» и за то, что «записей студента Журавского на лекции за весну и осень 1906 г. не обнаружено»23.. Этому во многом способство вал сам А.В. Журавский, ибо с точки зрения формального права он ча сто опаздывал к началу занятий и не сдал многих необходимых экза менов. Правда, он предъявлял в ректорат документы об объективнос ти своего отсутствия: письма, рапорты, записки от представителей ме стных властей об отсутствии дорог, опоздании к последнему пароходу, распутице, болезни и т.д. Часть из них сохранилась в его личном деле.

В 1907–1908 гг. А.В. Журавский несколько раз обращается к ректору, в Совет университета, к попечителю Санкт Петербургского учебного округа с просьбой зачесть ему в качестве экзаменов и прослушанных лек ций опубликованные им к тому времени научные статьи и результаты экспедиций и заменить ему устные экзамены диссертациями24. Но Со вет университета категорически отказал ему в этом. А сам факт отсутствия университетского диплома еще много раз сыграет отрицательную роль в его жизни, ибо противники постоянно напоминали ему об этом. Кроме того, этот факт доставлял массу хлопот его покровителям, так как он не мог занять «классную» должность и они вынуждены были придумывать какие то внештатные должности и чины. К этим неприятностям добавил ся туберкулез: в самый разгар разбирательств врачи определили у А.В. Жу равского начало болезни, и он срочно уехал на несколько месяцев в Фин ляндию для лечения, которое завершилось вполне успешно.

Все эти неудачи не сломили А.В. Журавского, и он продолжил свои ис следования на Севере, но уже без всякой связи с Академией наук. В 1909 г. он был назначен сначала начальником Северопечорской экспедиции, а в 1910 г. — заведующим Печорской сельскохозяйственной станцией Главного управле ния землеустройства и земледелия в селе Усть Цильма, на посту которого и оставался до своей гибели. Он продолжает ставить сельскохозяйственные Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 98 А.И. ТЕРЮКОВ опыты, основывает естественноисторический музей, собирает новую ве ликолепную этнографическую коллекцию. Эта коллекция (вернее ее остатки) была вывезены в 1923 г. Дмитрием Травиным из Печоры в Пет роград, в МАЭ, зарегистрирована под номером 2911 (всего 297 предме тов) и после смерти собирателя соединена с его более ранними сборами.

Основной же в деятельности А.В. Журавского в последний период его жизни становится идея широкого хозяйственного освоения Русского Севе ра. А.В. Журавский публикует большое количества работ, в которых при зывает правительство и местные власти к активной колонизаторской по литике на Севере25. Реально вопрос о способах заселения и использования громадного Печорского края на страницах северной печати возник в 1906 г.

Тогда А.В. Журавский поддержал идеи еще одного патриота Русского Се вера — А.С. Нормана, который на основе своих исследований в Архангель ской губернии обосновал практическую возможность сельскохозяйствен ного освоения этого края26..В серии своих статей он рассуждает о внуши тельных размерах свободных земель в северных губерниях27. Разворачива ется значительная дискуссия, как в местной, так и в центральной печати, в которую были вовлечены ученые, журналисты, государственные деятели, включая архангельского губернатора А.Н. Энгельгарта. Правда, А.В. Жу равский смотрел на этот вопрос шире: «Заселение Архангельской губ. есть крупное экономическое и финансовое предприятие России, а не чисто аг рарное»28. И А.С. Норман, и А.В. Журавскнй ставили вопрос о широком экономическом использовании края, его неиссякаемых природных бо гатств, об устройстве путей сообщения, а также как о естественной геогра фической зоне травяного, т.е. мясомолочного и маслодельческого живот новодства. Одновременно они высказали мнение о Печорском крае как об области, пригодной для колонизации из центральных и даже более юж ных губерний.

На подобные взгляды A.В. Журавского во многом повлияли его сель скохозяйственные опыты в Усть Цильме, которые давали обнадежива ющие результаты (правда, в силу очень локальных благоприятных кли матических условий расположения этого села). Эти данные он пытался распространить на весь регион29. Со временем А.В. Журавский вырабо тал собственную более или менее целостную «Программу очередных срочных законодательных предложении к оживлению Крайнего Севера России»30. Вся его дальнейшая практическая и публицистическая дея тельность стимулировала, с одной стороны, бурную дискуссию как в на учной, так и широкой печати, а с другой стороны, вынуждала местную администрацию к проведению практического обследования Печорско го края. Следствием этих его усилий стали проведение в Архангельске в мае и ноябре 1909 г. серии губернских совещаний по вопросу о колони зационной пригодности Печорского уезда (под председательством архан гельского губернатора И.В. Сосновского), а также поездка последнего в сопровождении губернского агронома И.И. Тулубьева в те районы, о ко лонизации которых говорил А.В. Журавский.

Решения этих совещаний были отрицательными для А.В. Журавско го, ибо они признали, что «вопрос о колонизации Печорского края не име Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ ет значения неотложной государственной задачи ни с точки зрения ее воз можных результатов, ни тем более с точки зрения условий, существенно необходимых для успешного ее осуществления. Колонизация Печорского края желательна вслед за осуществлением колонизации центральных рай онов Архангельской губернии»31.. Но, несмотря на такой отрицательный результат, А.В. Журавскому все же удалось продолжить свои работы бла годаря покровительству Кривошина и Васильчикова. Но эта настырность окончательно испортила его отношения с губернской администрацией.

В последние годы Л.И. Журавский начал писать главный труд своей жизни — «Биогеографические формулы и проблемы. Полярные окраины в ином освещении», который ему было не суждено завершить32. В нем он доказывает, что в связи с отступлением Северного Ледовитого океана на север происходит продвижение границы растительности. Заболоченность тундры является мнимой и поверхностной, а снятие торфяного покрова при водит к поразительно роскошным лугам, что позволяет увеличить исполь зуемую территорию. По его данным, Север переживает возвращение геоло гически климатической амплитуды к максимуму, что тоже позволяет пред положить возможность активной сельскохозяйственной практики. Сле довательно, результатом рационального заселения Русского Севера и пре вращения последнего из мертвой пустоши в арену колоссального луговод ства, скотоводства и маслоделия явилось бы возникновение из всех основ ных отраслей северного хозяйства нового, сказочно колоссального капита ла, достигающего, по упомянутым выкладкам, 73 млрд руб. в год.

Современники по разному относились к деятельности А.В. Журав ского, его имя часто мелькало на страницах северной прессы, вызывало неодинаковую оценку у многих государственных, общественных и час тных лиц. Так, например, архангельская газета «Северное утро» в сво ем новогоднем номере за 1912 г. опубликовала такое шутливое пожела ние: «А.В. Журавскому 300 000 курьеров, 300 миллионов переселенцев, 30 сребренников, фунт изюму, который, кажется, еще не произрастает на Печорских плантациях»33.

Его жизнь трагически оборвалась в августе 1914 г., на 32 году жизни, когда он был убит выстрелом из ружья одним из своих сотрудников. Причи ны этого убийства не ясны до настоящего времени, а сам убийца в одночасье был признан невменяемым и отправлен в сумасшедший дом34. Центральная и северная пресса последний раз откликнулась на фамилию А.В. Журавско го, чтобы затем надолго забыть его35. Похоронили Журавского на высо ком обрыве, на берегу реки Печоры, недалеко от станции, которая стала делом всей жизни. Но память о нем живет в Усть Цильме, где до настоя щего времени сохранилось здание станции, перенесенной на новое место и преобразованной в музей его имени. Там восстановлен мемориальный кабинет А.В. Журавского, собрана часть его книг. А перед домом уста новлен небольшой памятник. Сама станция была выдающимся событием для Русского Севера. Со временем она должна была разрастись в опытное универсальное сельскохозяйственное учреждение. Но в годы гражданс кой войны ее деятельность была свернута, вновь возрождена лишь в 1924 г.

и с небольшими перерывами продолжается до настоящего времени36.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 100 А.И. ТЕРЮКОВ По прошествии времени нам лучше видны его ошибки и просчеты.

Правы оказались его оппоненты, считавшие, что земледельческие ресур сы Печорского края ничтожны и зона «рискованного» земледелия никогда не позволит получать гарантированные большие урожаи. Не удавалось получить их в этом районе и за последние 70 лет. Зато этот регион пере жил бурный промышленный рост, здесь были открыты каменный уголь, образцы которого доставил в Горный музей А.В. Журавский, а также нефть, поиски которой также начались при нем. Потом дошла очередь до газа и многих других полезных ископаемых, которые в корне перемени ли образ жизни и хозяйство жителей Печорского края.

Не верна была позиция А.В. Журавского и в так называемом «само едском вопросе». А.В. Журавский и некоторые его последователи в нача ле XX в. широко обсуждали вопрос о «вымирании и уничтожении само едов» другими народами, которые хозяйственно осваивали северные тун дры, в первую очередь коми ижемцами и русскими устьцилемами37. Как этнограф, он много занимался этнической историей Печорского края, пытаясь разобраться в сложном хитросплетении хозяйственных и торго вых взаимоотношений коми, русских и ненцев. Одновременно в сфере его интересов оказалось оленеводство как основная отрасль этого региона.

Ученый был первым, кто сообщил о природоохранных обычаях оленево дов, начал серьезно исследовать технологию оленеводства, поднял воп рос о соотношении оленеводства и кормовой базы. Занимался он и изуче нием традиционного права, в особенности земельного.

С.В. Керцелли в одной из своих статей называет А.В. Журавского «большим ненавистником зырян»38. Можно согласиться с К. Истоми ным, что публицистика А.В. Журавского — апогей традиции В. Исла вина в подходе к истории и функционированию оленеводства на Русском Севере и его проблемам. В ряде работ он последовательно доказывает, что зыряне оказали и продолжают оказывать крайне разрушительное влия ние на культуру ненцев — мысль, красной нитью проходящая через все его этнографическое наследие. Все факты культуры ненцев, по какой либо причине расцениваемые А.В. Журавским как негативные (пьянство, от сутствие бережливости, грязь в чумах и т.д.), сводятся им к воздействию коми. Его возмущение деятельностью ижемцев заходит так далеко, что он присваивает себе роль правозащитника, борца за права угнетенных нен цев. По его мнению, коми оленеводство едва ли насчитывает сто лет, его развитие шло благодаря неравному обмену, обману, а то и открытому гра бежу ненцев, его функционирование основано на использовании наемно го ненецкого труда, разрушительно для природы и культуры и, наконец, неправомочно с юридической точки зрения, поскольку основывается на использовании земли, по праву принадлежащей ненцам и преступно ук раденной у них39. В целях «спасения самоедов» А.В. Журавский предла гал вообще запретить выход в тундры любых других этносов, его предло жения наиболее полно были выражены в статье «Самоедское право»40.

Исследования последних лет Л.Н. Жеребцова, И.И. Крупника и ав тора показывают, что процесс взаимодействия самоедов (ненцев) с рус скими и коми ижемцами был более сложным, многосторонним и взаимо выгодным, чем его пытались представить раньше41.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ Не все подтвердилось в гипотезах Журавского об изменении природ ной среды Европейского Севера — превращении тундры в более удобное для освоения пространство под воздействием деятельности человека и кли матических изменений42.

Из более 2000 этнографических предметов, доставленных А.В. Жу равским в МАЭ, более 800 было приобретено или получено им в старин ном русском селении Усть Цильма. Оно было основано в 1542 г. выход цами из Великого Новгорода. Село с округой известно как центр старо обрядчества, его жители веками сохраняли здесь самобытную народную культуру древнего Новгорода и местную рукописную книжную тради цию. Собрание А.В. Журавского представляет колоссальный научный интерес, ибо дает нам срез этой оригинальной региональной народной культуры начала XX в. Она давно привлекала внимание исследователей.

Так, к ней обращалась известный ученый Н.И. Гаген Торн, опублико вавшая две статьи: одна была посвящена флюгерам, которые устанав ливались устьцилемами на больших карбасах, а вторая — деревянной утвари43.(рис. 5). Некоторое число экспонатов в 2000 г. выставлялись на выставке «Игрушка народов мира», организованной автором в МАЭ.

Отдельные предметы анализируются в статье Т.А. Бернштам, помещен ной в настоящем сборнике.

Рис. 5. Флюгер. МАЭ. Колл. № 1036–190.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 102 А.И. ТЕРЮКОВ В начале XX в. в Усть Цильме, как и во многих русских селениях на Севере, еще не нарушалась господство старинной традиции: деревня была деревянной. Именно дерево было тем материалом, из которого из готовлялось все то, что нужно было для жизни крестьянину. Как заме тил один из исследователей старой русской деревни. В. Воронов, «жи лище, обстановка, средства передвижения, посуда, утварь, орудия тру да, предметы культа и т.д., все вещественное бытовое и хозяйственное окружение крестьянина — от зыбки и игрушки до гроба и намогильно го креста — имело своим широким и почти исключительным материа лом дерево»44. Коллекция А.В. Журавского показывает, что жители это го села владели многими техниками обработки дерева: долбление, вы тачивание на станке, сборка из клепки, плетение из бересты, щепы и корня деревьев и веток. Очень часто предметы украшались треугольно выемчатой резьбой и росписью разноцветными краскам. Особо было принято украшать прялки корневухи, изготовленные из цельного кус ка дерева, имеющего естественный изгиб. Так, например, из Усть Циль мы происходят 60 прялок. К ним примыкает значительное количество образцов веретен. Вызывает удивление то, что в коллекции А.В. Журав ского отсутствует керамическая посуда, ибо она, как и металлическая, повсеместно использовалась для приготовления пищи.

Особо следует отметить существенное число самых разнообразных дет ских игрушек, включая самодельные куклы. Большой интерес для ис следователя представляют образцы традиционной женской одежды, а так же шелковых покупных тканей, которые шли на их изготовлении. Кро ме того, им было привезено и некоторое количество культовых предме тов, в первую очередь лестовок и крестов.

Суммируя данные по коллекции, можно сказать, что на ее основе мо жет быть организована значительная выставка по традиционно бытовой культуре северорусских старообрядцев.

Завершая очерк о А.В. Журавском, хочется отметить еще одну заслу гу перед отечественной наукой. По видимому, он был первым исследовате лем, который начал археологические разыскания на Северо Востоке Евро пейской России. Надо сразу признать, что он не был профессионалом в этом деле и все присланные им в МАЭ археологические коллекции были про стыми сборами. Например, в письме от 10 ноября 1907 г. А.В. Журавский писал: «Мною отправлен 121 экземпляр кремневых стрел и скребков пос леледникового доисторического человека из центра Большеземельской тундры, затем 217 черепков глиняной посуды, 13 осколков костей и зу бов мамонта из места “Шренк Ярэй”, 51 черепок из места “Мой Ярэй”, 238 кремневых осколков из места “Мой Ярэй”, 420 кремневых осколков из места “Шренк Ярэй”. Я брал не только хорошо сохранившиеся крем невые орудия, но и осколки, причем на многих заметны следы началь ных форм обработки.... Определяя эти открытия, возникает решение проблемы безусловного крайнего географического распространения дои сторического человека»45. Открытие этих, как он сам называл, двух «по селений» доисторического человека позднее интерпретировалось им как факт более теплого климата в далеком прошлом в этом регионе и возмож Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ Рис. 6. Куклы. МАЭ. Колл. № 1036–53, 1036–59.

ном его изменении в сторону потепления в ближайшее время. Это стало дополнительным аргументом в пользу его гипотезы о возможном широ ком сельскохозяйственном освоении Крайнего Севера в самое ближайшее время исходя из цикличности изменения климата.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 104 А.И. ТЕРЮКОВ ПРИЛОЖЕНИЕ Список коллекций А.В. Журавского в МАЭ Номер Koл во Место Koл во коллек Народ Состав предме сбора номеров ции тов Печор 1 935 русские одежда 16 ский у.

Архан предметы 2 979 самоеды гельская 18 быта губ.

Сев.

3 987 археология 5 Урал Печор предметы 4 1011 русские 1 ский у. культа Печор предметы 5 1012 русские 4 ский у. быта Архан предметы 6 1036 русские гельская 627 быта губ.

предметы 7 1038 самоеды о. Вайгач 25 быта Печор предметы 8 1101 русские 220 ский у. быта Архан 9 1133 самоеды гельская куклы 31 губ.

Больше земельс куклы 6 10 1134 самоеды кая тундра Югор 11 1135 самоеды ский куклы 29 шар Архан 12 1136 самоеды гельская сумки 24 губ.

Архан предметы 13 1139 самоеды гельская 29 культа губ.

Архан предметы 14 1141 самоеды гельская 24 быта губ.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ Номер Koл во Место Koл во коллек Народ Состав предме сбора номеров ции тов Архан I5 1144 самоеды гельская тамги 18 губ.

Тоболь предметы 16 1145 остяки 5 ская губ. быта Тоболь предметы 17 1146 самоеды 2 ская губ. культа Тоболь предметы 18 1147 самоеды 41 ская губ. культа Тоболь 19 1151 остяки куклы 23 ская губ.

Тоболь предметы 20 11Ь2 остяки 19 ская губ. быта Архан предметы 21 153 самоеды гельская 8 быта губ.

Больше земельс 22 1169 археология 123 кая тундра Архан 23 1184 гельская археология 255 губ.

Архан 24 1226 русские гельская одежда 3 губ.

Тоболь 25 13 2 9 самоеды упряжь 30 ская губ.

Печор 26 1346 самоеды одежда 7 ский у.

Печор предметы 27 1348 самоеды 56 ский у. быта Архан 28 1457 гельская археология 180 губ.

Поляр 29 1666 ный археология 4 Урал Архан предметы 30 1877 гельская 50 быта губ.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 106 А.И. ТЕРЮКОВ Библиография 1. Отчет о деятельности Императорской Академии наук по физико математическому и историко филологическому отделениям за 1905 г. СПб., 1905. С. 73.

2. То же за 1906 год. С. 88, 89, 91, 92.

3. Отчет о деятельности Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого за 1907 год. СПб., 1908. С. 4–5, 9, 11–13.

4. То же за 1908 год. СПб., 1909. С. 5.

5. Русские ботаники: Словарь. М, 1950. Т. 3. С. 304–306;

Вавилов П.П. Пионер север ного земледелия (А.В. Журавский. 1882–1914). Из истории русской агрономии // Советс кая агрономия. 1951. № 4;

Русские географы и путешественники Л., 1971;

Смоленцев Л.

I) Печорские дали. Сыктывкар, 1979;

2) Родные гнездовья. М., 1982;

Носов Я.Н. Подвиг уче ного. К 110 летию со дня рождения Андрея Владимировича Журавского. Усть Цильма.

1992;

Вехов Н.В. Андрей Владимирович Журавский // Московский журнал. 2001. № 2.;

Терюков А.И. Андрей Владимирович Журавский: Жизнь и идеи // Русская наука в биогра фических очерках. СПб., 2003. С. 73–84. О собирательской деятельности А.В. Журавско го см.: Терюков А.И. Коллекции А.В. Журавского в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Судьба собирателя) // Кунсткамера: Этнографические тетради.

СПб., Вып. 2–3. С. 254–265.

6. Личное дело студента Санкт Петербургского университета А.В Журавского: Удосто верение Елизаветградского Благотворительного общества от 22 апреля 1889 г., копия мет рической выписки № 804 от 25 сентября 1884 г. // ЦГИА СПб. Ф. 14, оп. 3, д. 38986, л. 8, 9.

7. Копию указа см. там же, л. 10.

8. Там же, л. 11.

9. Рихтер Г.Д., Исаченко А.Г., Калесник С.В. Андрей Александрович Григорьев // Изве стия ВГО. I960. Т. 101. Вып. 1. С. 87–88.

10..Русские географы и путешественники. Л., 1971. С. 116–117.

11. ЦГИА. СПб. Ф. 14, оп. 3, д. 38986, л. 25–26.

12. Журавский А.В. О Западе Большой Земли // Труды СПб Общества естествоиспы тателей. 1905. Т. 35. № 2. С. 65–95;

Руднев Д. Д Предварительный отчет о Большеземельс кой экспедиции 1904 г. // Известия ИРГО. 1905. Т. 41. Вып. 3. С. 571–585;

Большеземель ская экспедиция A.В. Журавского // ЭО. 1905. № 4. С. 174.

13. О присуждении ему этих наград см.: Известия ИРГО. Т. 41. Вып. 5. С. 47;

Извес тия ИРГО. Т. 42. Вып. 5. С. 504;

Отзыв академика Ф.Н. Чернышева о трудах А.В. Журавс кого // Отчет ИРГО за 1905 год. С. 18–19.

14. Переписка с Печорской Естественноисторической станцией // Санкт Петербургс кий филиал Архива РАН (Далее — СПбФ. Архива РАН. Ф. 2, оп. I–1906, ед.хр. 37, л. 1 2;

Журавский А.В. Печорская естественноисторическая станция при Академии наук. Ее за дачи и история возникновения. Архангельск, 1908.

15. Музей антропологии и этнографии. Переписка по сбору коллекций, январь 1906 — декабрь 1908 гг. // СПбФ. Архива РАН. Ф. 142, оп. 1 (до 1918 г.), ед.хр. 58, л. 9–10.

16. Переписка с Печорской Естественноисторической станцией // СПбФ. Архива РАН., ф. 2, оп. 1–1906, ед.хр. 37. л. 12–75;

Канцелярия президента АН великого князя К.К. Романова // СПбФ. Архива РАН. Ф. 6, оп. 1, ед.хр. 34, л. 25–88.

17. Черновик письма вице президента АН академика П.В. Никитина на имя барона Будберга А.А., начальника Собственной Его Императорскою Величества канцелярии по при ему прошений // СПбФ. Архива РАН. Ф. 36. оп. 1, ед.хр. 303, л. 1–2.

18. Выписка из протокола заседания Общего Собрания Академии наук от 13 декабря 1908 г. // СПбФ. Архива РАН. Ф. 2, оп. 1–1906, ед.хр. 37, л. 48.

19. Письмо вице президента АН академика П.В. Никитенко на имя президента АН ве ликого князя К.К. Романова // СПбФ Архива РАН. Ф. 6. oп. 1, ед.хр. 34, л. 68.

20. По сохранившимся в МАЭ в описи коллекции № 1101 бумагам видно, что часть предметов по северным русским из собрания А.В. Журавского была отправлена в Гамбург ский этнографический музей.

21. Документы по делу третейского суда между академиком В.В. Радловым и Л.Я. Штерн бергом, с одной стороны, и Б.Ф. Адлером, с другой стороны // СПбФ Архива РАН. Разряд 2, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН А.В. ЖУРАВСКИЙ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ ПО РУССКИМ СТАРООБРЯДЦАМ оп. 1, № 286. 213 л.;

О третейском суде между академиком В.В. Радловым, Л.Я. Штернбергом и проф. Б.Ф. Адлером как представителями Музея антропологии и этнографии и назначе нии ревизии // СПбФ Архива РАН. Ф. 2, оп. I–I9I0, № 54, 130 л.

22. Канцелярия Президента АН великого князя К.К. Романова: Переписка за 1911 г. // СПбФ Архива РАН. Ф. 6, оп. 1, № 34, л. 25–26, 27–39, 67–88.

23. Личное дело студента А.В. Журавского // ЦГИА СПб. Ф. 14, оп. 3, д. 38968, л. 32, 34, 35.

24. Там же, л. 36.

25. Журавский А.В. К проблеме колонизации Печорского края. Архангельск, 1908;

он же. Приполярная Россия в связи с разрешением общегосударственного аг рарного и финансового кризиса (Экономический потенциал Севера). Архангельск, 1908;

он же. Европейский Русский Север. К вопросу о грядущем и прошлом его быта.

Архангельск, 1911.

26. Норман А.С. Почему необходимо заселение Архангельской губернии. СПб., 1909;

он же. Записка к вопросу об организации заселения и Архангельской губернии. СПб., 1910.

27. Норман А.С. Условия организации переселений на Север. СПб., 1902;

он же.

Истинные богатства нашего Севера и возможность его заселения. СПб., 1902;

он же.

К вопросу о заселении Архангельской губернии и ответ г. Сущевскому. Архангельск, 1907.

28. Журавский А.В. Почему Печорский край // Известия АОИРС. 1910. № 14. С. 3.

29. О сельскохозяйственных опытах А.В. Журавского см.: Журавский А.В. Сельско хозяйственный вопрос в Архангельской губ. в связи с колонизацией края // Известия АОИРС. 1909. № 2. С. 37–42;

№ 3. С. 39–50;

он же. Северо Печорская экспедиция // Изве стия АОИРС. 1909. № 9. С. 59–64;

он же. Приполярная Россия // Известия АОИРС. 1909.

№ 13. С. 1–8;

Федоров В.Д. Сельское хозяйство на Крайнем Севере // Известия АОИРС.

1909. № 8. С. 3–12.

30. Архангельские губернские ведомости. 1909. № 91.

31. Тулубьев И.И. О колонизации Печорского уезда. Архангельск, 1910. С. 64–65;

Материалы по вопросу об исследовании колонизационной пригодности Печорского уезда.

Архангельск, 1910.

32. Краткие тезисы этого труда были опубликованы после его смерти в 1915 г. (Изве стия ИРГО. Т. 51, Вып. 4. С. 237–245). В архиве Русского географического общества в его личном фонде сохранились некоторые предварительные и подготовительные материалы к этому фундаментальному труду.

33. Наши новогодние поздравления // Северное утро. 1912. № 1.

34. Смоленцев Л. Печорские дали... С. 341–350.

35. Памяти А.В. Журавского // Известия АОИРС. 1914. № 17. С. 559–560;

А.В. Журав ский (некролог) // Известия ОИОГ. 1914. № 5. С. 44–45;

Анучин Д.Н. Смерть А.В. Журавско го // Землеведение. 1914. Т. XXI, кн. 3. С. 170–171;

А.В. Журавский (некролог) // Правитель ственный вестник. 1914. № 202;

Журавский А.В. Убийство // Новое время. 1914. № 13804;

Журавский А.В. (некролог) // Новое время. 1914. № 13822;

Убийство А.В Журавского // Архангельск. 1914. № 185;

Максимов? К убийству Журавского // Архангельск. 1914. № 193, 209;

Г.Э. Похороны А.В. Журавского // Северное утро. 1914. № 199, Андрей Владимирович Журавский // Северное утро. 1914. № 202.;

Обзор трудов А.В. Журавского // Северное утро.

1914. № 190.

36. Табаленкова Г. Печорской сельскохозяйственной станции — 90 лет // Вестник Ин ститута биологии Коми научного центра. Сыктывкар, 2001. Вып. 39. С. 80–91.

37. См, например: Любов? Защитите самоеда, помогите ему (Экономическая жизнь и взаимные отношения зырян и самоедов Печорского края) // Архангельск. 1911. № 5;

Жу равский А.В. Как хозяйничают в Большеземельской тундре ижемцы // Голос Севера. 1907.

№ 132;

он же. К самоедскому вопросу // Известия АОИРС. 1909. № 12;

он же. Местное хо зяйство и контроль государства (К вопросу о землеустройстве печорских самоедов). Архан гельск, 1909.

38. Керцелли С.В. Архангельские тундры // Известия АОИРС. 1910. № 23. С. 2.

39. Журавский А.В. К самоедскому вопросу // Известия АОИРС. 1909. № 12.

40. Журавский А.В. Самоедское право. Архангельск, 1908.

41. Жеребцов Л.Н Историко культурные взаимоотношения коми с соседними наро дами М., 1982. С. 157–175;

Крупник И.И. Становление крупнотабунного оленеводства у Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН 108 А.И. ТЕРЮКОВ тундровых ненцев // СЭ. 1976. № 2. С. 57–69;

Teryukov A.I. Concering the question of komi samoyed ethno cultural parallels / Traces of the Central Asian cultur in the North // Memories de la Societe Finno Ougritnne. Helsinki. 1986. Vol. 194. P. 249–261.

42. Журавский A.В. Биогеографические формулы и проблемы. Полярные окраины в новом освещении // Известия ИРГО. 1915. Т. 51. Вып. 4. С. 237–245.

43. Гаген Торн Н.И. Судовые флюгера «сорочки» // Сборник МАЭ. Л., 1961. Т. 20.

С. 75–83;

она же. Деревянная утварь Усть Цильмы (по коллекциям ленинградских музе ев) // Сборник МАЭ. 1962. Т. 21. С. 65–77.

44. Воронов В. Народная резьба. М., 1925. С. 5.

45. Носов Я.Н. Подвиг ученого... С. 16.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-025233-2/ © МАЭ РАН

 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.