авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

УДК 930.1

Метель О. В.

ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОГО

ПОДХОДА К ИСТОРИИ

ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО

ХРИСТИАНСТВА ВО ФРАНЦУЗСКОЙ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ТРАДИЦИИ1

Автор стремится показать процесс формирования на-

учного подхода к изучению первохристианства на приме-

ре французской интеллектуальной традиции. В результа-

те, автор приходит к выводу, что формирование научного

подхода к изучению религиозных феноменов во Франции было связано с конфликтным взаимодействием науки и ре лигии и находилось под значительным воздействием секу лярных тенденций.

Ключевые слова: французская историография, перво начальное христианство, модернизм.

На рубеже XX–XXI вв. историческая наука пе реживала новый этап своего развития, связанный с обновлением теоретической и концептуальной со ставляющий данной дисциплины. Недаром, видный отечественный методолог Б. Г. Могильницкий счел возможным охарактеризовать современный этап раз вития исторической науки как «историографическую революцию», изменившую сам образ исторической науки и сломавшую присущие ему ранее «родовые черты». «Стремительное расширение «территории историка» и расширение способов ее возделывания, прогрессирующий отказ от бинарного мышления с его противопоставлением макро- и микроподходов, Исследование проводилось при финансовой поддержке РГНФ, контракт № 12-31-01319/12 «Путь от веры к разуму в творчестве католических интеллектуалов конца XIX–начала XX вв.: Альфред Луази».

структур и событий, рационального и иррациональ ного, мирского и сакрального», — такой, по мнению томского исследователя, история вошла в новое сто летие2. Для отечественной историографии назван ные сдвиги оказались «осложнены» внешними обсто ятельствами — распадом СССР, сопровождавшимся отказом от марксизма как монопарадигмы3, определяв шей развитие советской науки.

Стремительные трансформации самих основ исторического знания заставили исследователей об ратиться к анализу процессов формирования теоре тико-методологических и концептуальных основ сво ей дисциплины, изучая механизмы возникновения и утверждения распространенных теорий. В наиболь шей степени указанный процесс затронул советскую историографию, чьи концептуальные основы в по следнее десятилетие подверглись детальному анали зу4. Напротив, западноевропейская научная традиция для отечественных историографов гораздо реже вы ступала объектом исследовательского интереса. Меж ду тем, поиск путей обновления методологического инструментария требует детального знакомства с опытом западных коллег. В рамках данной статьи мы Могильницкий Б. Г. Актуальные проблемы методологии истории в зеркале современной историографической революции // Исто рическая наука сегодня: сб. ст. / Под ред. Л. П. Репиной. М., 2011.

С. 14.

Используя данный термин, мы опирались на выводы А. П. Ло гунова. См.: Логунов А. П. Отечественная историографическая культура: современное состояние и тенденции трансформации // Образы историографии: сб. ст. / Под ред. А. П. Логунова.

М., 2001. С. 7–58.

Дубровский А. М. Историк и власть: историческая наука в СССР и концепция истории феодальной России в контексте политики и идеологии (1930–1950-е годы). Брянск, 2005;

Гордон А. В. Великая французская революция в советской историографии. М., 2009;

Юрганов А. Л. Русское национальное государство: Жизненный мир историков эпохи сталинизма. М., 2011;

Крих С. Б. Образ древ ности в советской историографии. М., 2013 и др.

попытаемся восполнить возникший пробел, обратив шись к анализу процесса формирования научного подхода к проблеме происхождения христианства на примере французской интеллектуальной традиции.

Выбор и предмет исследования, и национальной традиции требует некоторых пояснений. Обращение к первохристианской истории в историографической перспективе диктовалось относительно слабой изу ченностью данного сюжета в отечественной историче ской науке и сегодня сохраняющей приверженность упрощенным советским схемам, объясняющим воз никновение данного явления действием социально экономического фактора. Именно поэтому знакомство с выводами западных коллег может помочь обновле нию отечественной исторической науки. Выбор фран цузской интеллектуальной традиции, в свою очередь, диктуется ее сложностью и неоднозначностью, обу словленной конфликтным взаимодействием науки и религии в деле формирования научного подхода к из учению религиозных феноменов. Детальное изучение названного процесса не только позволит определить степень влияния научных и ненаучных факторов на концептуальные основы исторического знания, но и представит небезынтересный материал для анализа проблемы взаимодействия науки и религии в период Нового времени.

*** Формирование научного подхода к изучению первохристианской истории, на наш взгляд, уходит своими корнями в XVII в., выступая одним из важней ших элементов в цепи «расколдования мира» и эман сипации разума. Начало интересующему нас процес су было положено «деконструкцией»5 христианской Мы используем термин Ж. Деррида «деконструкция», подчер кивая сложность периода XVII–XVIII вв., отнюдь не сводимого к простой критике христианской традиции, как полагали совет ские исследователи. См., напр.: Лившиц Г. М. Очерки историогра традиции посредством исторической и филологиче ской критики. Причем, пионерами на данном пути выступили католические и протестантские теологи, руководствовавшиеся при реализации своих исследо вательских проектов «требованиями веры». Во Фран ции одним из первых на путь историко-филологи ческой критики Священного Писания вступил член ордена Ораторианцев Р. Симон (1638–1712), пресле довавший цель защитить католическую Церковь от нападок со стороны протестантов. Для выполнения подобной задачи он стремился показать ошибочность главного аргумента реформаторов — невозможность опираться на Писание как единственный источник первоначальной христианской веры, отказываясь принимать во внимание Предание, ложно квалифи цируемое в качестве источника всевозможных после дующих искажений первоначальной доктрины6. У Р. Симона нет никаких сомнений в обратном: ошиб ки и искажения, в силу своей человеческой природы, могут содержать библейские книги, подвергавшиеся неоднократному переписыванию7, тогда как церков ная традиция несет в себе мудрость истинных тракто вок, являясь «светом, который мы бросаем на Писание для его интерпретации»8. Важно подчеркнуть, что открывая человеческую составляющую библейских текстов, член ордена Ораторианцев настаивал на не обходимости детального текстологического анализа Священного Писания, предполагающего проведение фии Библии и раннего христианства. Минск, 1970;



Лившиц Г. М.

Свободомыслие и материалистическая философия в Западной Европе (вторая половина XVII века). Минск, 1975 и др. Перед нами более сложный процесс, связанный не только со стремле нием разрушить церковную версию возникновения христианства (деструкция), но и представить ее иную трактовку (конструкция).

Simon R. Histoire critique du Vieux Testament. P., 1678.

Simon R. Histoire critique du Vieux Testament. Preface.

Simon R. Histoire critique des versions du Nouveau Testament. Rot terdam, 1689. Р. 89.

процедур внешней и внутренней критики дошедших до нас текстов9. Любопытно, что несколькими деся тилетиями ранее сомнения в подлинности текстов Священного Писания во Франции были высказаны протестантом Л. Каппелем (1585–1658), включившим ся в спор о характере пунктуации в Ветхом Завете10.

Однако представленные протестантским мыслителем выводы не вызвали серьезного общественного резо нанса, тогда как размышления Р. Симона были под вергнуты серьезной критике представителями като лического духовенства, получившими поддержку со стороны государства. Ж.-Б. Боссэю, пользовавшийся огромным влиянием, добился запрета на публика цию книги Р. Симона во Франции, закрепленным по становлением Государственного совета11.

Инициировав процесс критического прочтения Священного Писания и заложив основы последую щего историко-филологического анализа данных текстов, французские католические теологи, однако, не смогли реализовать подобные установки в своих сочинениях. Высшие слои католического духовенства на протяжении XVIII в. видели свою задачу в изгнании критического духа из лона Церкви и отрицании до стижений светской мысли, вступающих в противоре Помимо историко-филологической критики Ветхого Завета, Р. Симон реализовал подобные процедуры применительно к Но вому Завету (см.: Simon R. Histoire critique du texte du Nouveau Tes tament, ou s`on etablit. la verit des Actes sur lesquelles la Religion Chrtienne est fonde. Rotterdam, 1689;

Simon R. Histoire critique des versions du Nouveau Testament. Rotterdam, 1689;

Simon R. Histoire critique des principaux commentaires du Nouveau Testament. Rotter dam, 1690;

Simon R. Nouvelles observations sur le texte et les versions du Nouveau Testament. P., 1695).

Cappel L. Arcanum punctationis revelatum: sive de punctorum voca lium et accentuum apud Hebraeos vera et germana antiquitate dia tribe. Leyden, 1624.

См. об этом: Bernus A. Richard Simon et son histoire critique du Vieux Testament: La critique biblique au sicle de Louis XIV. Lausannе, 1869. Р. 31–54.

чие с догматами веры. Недаром, «век Просвещения»

вошел в историю Церкви как «наименее творческий»

из всех последующих и предыдущих12. В сложившихся условиях критическая линия была подхвачена фран цузскими просветителями, частично опиравшимися на выводы Р. Симона, но существенно их радикализи ровавшими. Преследуя весьма прагматические цели, связанные построением «Царства Разума» на земле, что предполагало обращение к естественной религии или избавление от любых форм последней, просве тители вели борьбу против Церкви как против опло та невежества и суеверия. Французские философы анализировали тексты Библии с позиции «здравого смысла», «разрушая» картину возникновения христи анства, запечатленную в Писании. Библия для про светителей — скопище ошибочных суждений, не вы держивающих критическую проверку. Уже Ж. Мелье (1664–1729) полагал, что вся биография Иисуса есть не что иное как плод народной фантазии, настолько ее отдельные элементы не согласуются друг с другом, а рассказы о чудесах, которыми пестрит Новый За вет, только убеждают нас в правоте подобной точки зрения13. Однако, отвергая церковную традицию, они далеко не всегда предлагали взамен альтернативный вариант истории становления «злостного суеверия».

Наибольший интерес в данном случае представляют выводы Вольтера (1694–1778), стремившегося пред ставить появление христианской религии в катего риях светской истории. Учитывая важность построе ний французского просветителя для характеристики «просветительского проекта», остановимся на пред ложенной им концепции первохристианской исто рии более подробно.

История возникновения христианства для Воль Николс Э. Контуры католического богословия. Введение в его ис точники, принципы и историю. М., 2009. С. 376.

Мелье Ж. Завещание. М., 1937.

тера распадается на несколько основных этапов.

Первым этапом стало зарождение новой религии в недрах иудаизма, что было напрямую связано с рас пространившимися в данный период апокалиптиче скими настроениями и ожиданием прихода Мессии.

Данные настроения были перенесены на Иисуса Христа — простого иудейского крестьянина, сына иу дейского плотника, «единственной целью которого, возможно, было создать небольшую секту из простых деревенских жителей»14. Первыми последователями Иисуса стали простые иудейские крестьяне-бедняки, которые также оставались в рамках еврейской рели гии. Они стремились лишь заклеймить убийц своего учителя, прибегнув, при этом, к грубому обману, ут верждая, что Бог якобы воскресил Иисуса15. Однако следующий этап развития христианской религии, со гласно Вольтеру, уже был связан с разрывом с иуда измом и обогащением новыми идеями, присущими греческой философии, начало чему было положено апостолом Павлом (Савлом). Именно Павел, побуж даемый самыми низменными чувствами, выступил против своих бывших сторонников-иудеев и привлек в новую секту большинство прозелитов16. В дальней шем распространение нового учения в границах Сре диземноморья сделало возможным привнесение в него идей платонизма иудеями Александрии, в част ности доктрины о Логосе, с которым отныне был ото ждествлен Иисус, превращенный из обычного про поведника во всемогущего Бога. Подобный синтез, в свою очередь, сделал возможным дальнейшее распро странение христианства и привлечение в ряды про зелитов не только представителей низов общества, но и выходцев из элиты. Одновременно христианство Вольтер. История установления христианства // Вольтер. Бог и люди. В 2 т. Т. 1. М., 1961. С. 57.

Там же. С. 58.

Там же. С. 61.

получало культовую и догматическую организацию, постепенно превращаясь из маленькой секты в миро вую религию, ставшую при императоре Константине государственной.

«Деконструкция» христианской традиции, с од ной стороны, французскими католическими (Р. Си мон) и протестантскими (Л. Каппель) теологами и, с другой, философами-просветителями стала первым — подготовительным — этапом формирования научного подхода к изучению первоначального христианства, в ходе которого была поставлена под сомнение истин ность церковной версии возникновения данной рели гии, а также представлена альтернативная картина ее рождения (Вольтер), сохранявшая определенное вли яние и в дальнейшем. Последовавшее вслед за Рестав рацией «католическое возрождение», порожденное ужасами революции, существенно затормозило даль нейшее развитие процессов «деконструкции», возоб новленных в середине XIX столетия усилиями «страс бургской школы» на иной теоретической основе.





*** Протестантские теологи университета Страсбур га преследовали цель перенести на французскую по чву достижения немецкой либеральной протестант ской экзегезы, ушедшей, по сравнению со своими французскими коллегами, в XIX в. далеко вперед. Уже с конца XVIII в. немецкие протестантские теологи на чали использовать инструментарий историко-фило логической критики с целью «укрепления веры», но особенно ярко данная традиция проявилась в XIX в., когда германское «профессорское богословие» зада вало критерии научного изучения первохристиан ских сюжетов17. В сложившейся ситуации «интеллек В данной связи нельзя не отметить, что стремление использо вать инструменты, применяемые историками-исследователями, было напрямую связано с желанием подтвердить истинность христианства.

туального доминирования» Германии французские протестанты, занимавшиеся анализом Священного писания, вынуждены были ориентироваться на стан дарты своих немецких коллег. Именно поэтому выво ды представителей «страсбургской школы» (во гла ве с Э. Реуссом) во многом опирались на результаты Ф. Х. Баура и близких к нему мыслителей18.

В самом общем виде концепция возникновения христианства главы Новотюбингенской школы мо жет быть сформулирована следующим образом. Но вая религия появилась в недрах иудаизма, испытав на себе влияние греко-римской философии и языческих верований рубежа тысячелетий. Изначально она не представляла собой единого течения, распадаясь на два основных крыла: иудео-христианство как перво начальная форма и паулинизм, или языко-христи анство, возникшее в середине I в. н.э. благодаря апо столу Павлу. Именно борьба данных направлений, продолжавшаяся без малого полтора века, составляла основную историю первоначального христианства и нашла отражение в текстах Нового Завета, разделя емых автором на петринистские и паулинистские.

Завершением данной борьбы стало формирование универсалистской католической Церкви в Риме, сгла дившей крайние позиции и выработавшей «среднюю линию»19. Как не трудно заметить, представленная концепция опирается на философию Г. Гегеля, рас сматривая историю первых шагов христианства в ка тегориях «тезис — антитезис — синтез», обнаружива емых в движущих силах исторического процесса20.

Э. Реусс и его ученики (А. Ревиль, Т. Колани, О «страсбургской школе» см. напр.: Gerold T. La facult de tholo gie et le sminaire protestant de Strasbourg (1803–1872). Une page de l`Histoire de l`Alsace. P., 1923.

Baur F. The Сhurch History of the First Three Centuries. L., 1878.

Весьма красноречиво данную особенность выводов Ф. Х. Баура охарактеризовал С. В. Лезов, (см.: Лезов С. В. История и герменев тика в изучении Нового Завета. М., 1996. С. 272).

Э. Шерер и М. Николя) ставили перед собой цель пре вратить теологию в строго научную дисциплину, об ладающую, в том числе, и своей инфраструктурой, в частности научной периодикой21. Credo данной шко лы удачно выразил Т. Колани, утверждавший, что «нашим знаменем стало свободное развитие христиан ской мысли»22. Реализация поставленной задачи вос принималась ими как продолжение прерванной фи лософами Просвещения линии критической экзегезы Р. Симона, хотя методологический инструментарий и отдельные концептуальные разработки были заим ствованы представителями «страсбургской школы» у немецких протестантских теологов.

Несмотря на широту проблемного поля, в рам ках которого работали представители «страсбург ской школы», в центре их внимания стояли сюжеты, связанные с первохристианской историей и «мето дологией» историко-теологического исследования, а именно вопросы о происхождении христианской религии, о личности Иисуса Христа, источниковед ческий анализ новозаветной литературы, проблемы соотношения веры и критики. Базовыми положени ями, разделяемыми представителями данной шко лы, стали следующие идеи: во-первых, рассмотрение христианства, божественного творения, в его земной истории, что предполагает изучение объективных за конов его развития;

во-вторых, признание приорите Данная задача была сформулирована в переписке 1830-х гг.

Э. Реусса с М. Николя, где дебатировался вопрос о создании жур нала, который бы мог стать проводником проекта обновления теологических исследований. См.: Vincent J. M. Un combat pour le progrs des sciences thologiques en France au XIXe sicle. La corres pondance douard Reuss — Michel Nicolas // Revue d’histoire et de philosophie religieuses. 2003. T. 83. № 1. P. 103–106.

Peabody D. B. H. J. Holtzmann and His European Colleagues: As pects of the Nineteenth-Century European Discussion of Gospel Ori gins // Biblical Studies and the Shifting of Paradigms, 1850–1914 / Ed. by H. G. Reventlow and W. R. Farmer. Shefeld, 1995. P. 65.

та Марка при решении синоптической проблемы и отрицание исторической ценности евангелия от Ио анна;

в-третьих, использование исторической крити ки в качестве основного инструмента для исследова ния указанной проблематики.

Уделяя преимущественное внимание критиче ской экзегезе Священного Писания, представители «страсбургской школы» оставались христианскими мыслителями, не порывая с верой в абсолютный ха рактер данной религии. Не случайно, сразу два пред ставителя школы (Э. Шерер и Т. Колани) испытали серьезный кризис веры и отказались от дальнейших изысканий в избранной ранее области.

Перенеся на французскую почву выводы не мецкой либеральной протестантской экзегезы, пред ставители «страсбургской школы» сделали возмож ным подлинное формирование научного подхода к изучению проблемы происхождения христианства во французской интеллектуальной традиции. Его методологические принципы были сформулирова ны Э. Ренаном, получившим статус основателя свет ского религиоведения во Франции (la sciences des religions)23. Воспитанник самой влиятельной семи нарии Сен-Сульпис, являвшейся интеллектуальным центром католицизма в середине XIX в.24, Э. Ренан пе режил серьезный духовный кризис, вынудивший его Уже А. Ревилль полагал, что именно Э. Ренану французская на ука обязана возрождением критических исследований в области религиозной истории, запрещенных в XVIII в. См.: Rville A. De la Renaissance des tudes religieuse en France // Rville A. Essais de cri tique religieuse. 2 ed. P.;

Genve, 1869. Р. 359–416. Подобные выводы нашли поддержку у ряда современных исследователей (см. напр.:

Cuvillier E. La question du Jsus historique dans l`xgese franco phone. Aperu historique et valuation critique // Jsus de Nazareth.

Nouvelles approaches d`une nigme / ds. D. Marguerat, Enrico No relli, J.-M. Poffet. Genve, 1998. Р. 59–89).

Houtin A. La question biblique chez les catholiques de France au XIXe sicle. P., 1902. P. 26;

Laplanche F. La Bible en France entre mythe et critique. XVIe–XIXe sicle. P., 1994. P. 127–131.

отказаться от служения Церкви и обратиться к слу жению другому сакральному объекту — Науке25. До стигнув значительных успехов в области филологии, французский ориенталист обратился к изучению проблемы возникновения христианства, признавае мой им в качестве одной из самых важных для исто рической науки XIX в. Его концепция первохристи анской истории получила оформление в семитомной «Истории происхождения христианства», а также че тырехтомной «Истории израильского народа», пре следующей цель показать корни будущей мировой религии26. Опираясь на выводы немецких протестант ских теологов, а также достижения «страсбургской школы», он предложил концепцию происхождения христианства, отличавшуюся важнейшей новаци ей — стремлением исключить из повествования чу десный элемент, представив историю происхождения христианства как историю возникновения и распро странения учения Иисуса Христа. Выводы Э. Ренана схожи с концепцией Ф. Х. Баура, выделявшего, как мы помним, два основных течения в истории христиан ства I в. н. э., однако в отличие от немецкого коллеги, французский ориенталист не ограничивается изло жением борьбы двух течений, объясняя события еван гельской истории действиями людей. Не случайно, История духовного кризиса изложена самим Э. Реананом. См.:

Renan E. Souvenirs d`enfance et de jeunesse. 23 ed. P., 1893. P. 265–324.

Кроме того, исследователи представили свои версии данного со бытия (см. напр.: Retat L. Religion et imagination religieuse : leurs formes et leurs rapports dans l`oeuvre d`Ernest Renan. P., 1977;

Коз лов С. Л. «Внедрить Германию во Францию». Культурные предпо сылки идеологии науки у Эрнеста Ренана // НЛО. 2010. № 104.

С. 11–28).

Ренан Э. Жизнь Иисуса. М., 1991;

Ренан Э. Апостолы. М., 1991;

Ренан Э. Апостол Павел. М., 1991;

Ренан Э. Антихрист. М., 1991;

Ренан Э. Евангелия. Второе поколение христиан. М., 1991;

Ренан Э. Христианская Церковь. М., 1991;

Ренан Э. Марк Аврелий и ко нец античного мира. М., 1991;

Ренан Э. История израильского на рода. В 3 т. СПб., 1908–1912.

исследователь XIX столетия А. Пон видел подлинное новаторство Э. Ренана в стремлении «вдохнуть жизнь в абстрактные немецкие схемы», облечь их плотью исторических фактов27.

Если попытаться кратко изложить концепцию возникновения христианства Э. Ренана, то она при мет следующий вид. Период происхождения хри стианской религии, с точки зрения французского историка, должен охватывать период I–IV вв., т. е. от появления данной религии до ее общественного при знания (позднее он сузит рамки до I в. — конца II в.)28.

Вместе с тем, истоки данной религии нужно искать в более ранних периодах еврейской истории, погружа ясь в мессианские ожидания иудеев начиная с VIII в.

до н. э., т. к. «истинные основатели христианства — это великие пророки, которые провозгласили чистую религию, имеющую сосредоточение в уме и сердце»29.

Следующий шаг в развитии христианства — пропо ведническая деятельность Иисуса Христа, излагаемая французским исследователем в соответствии с хро нологией четвертого Евангелия. Иисус-проповедник располагается Э. Ренаном в иудейскую среду своего времени, он — один из еврейских пророков, осозна вавший себя ожидаемым Мессией и видевший в ка честве своей задачи основание Царства Божия как Царства добра на Земле. В сопровождении группы наиболее близких сторонников Иисус странствовал в течение трех лет по территории Палестины. Его про поведь нашла наибольший отклик среди жителей его «милой Галилеи», тогда как в Иерусалиме он был принят враждебно, превратившись из иудейского преобразователя в искоренителя иудаизма30. Наибо Pons A.-J. Ernest Renan et les origins du christianisme. P., 1881. P. 91.

Ренан Э. Марк Аврелий и конец античного мира. С. 7.

Ренан Э. Иудейство и христианство. Их первоначальное тожде ство и постепенное разъединение. СПб., 1906. С. 10.

Ренан Э. Жизнь Иисуса. С. 100, 172.

лее благодарной аудиторией для Иисуса стали бед няки, женщины и дети. К концу третьего года своей публичной жизни он был схвачен перед Пасхой в Ие русалиме и распят. Однако любовь его учеников вер нула его к жизни — он воскрес в их сердцах. Посте пенно под воздействием ожиданий учеников образ проповедника тускнеет и ему на смену приходит об раз учителя мудрости, терявшего, по мере своего рас пространения в мире, иудейские черты и ставшего в итоге идеальным воплощением морального закона.

Любопытно, что если первоначально для Э. Ренана наибольшее значение имел именно образ, созданный учениками Иисуса, то на данном этапе его интере сует, в первую очередь, реальный проповедник, что сближает автора с представителями «Старого поис ка» исторического Иисуса, стремившегося отделить основателя христианства от последующей церковной традиции о нем.

Дальнейшее формирование новой религии со стоит из трех взаимосвязанных процессов: отделения от синагоги, организационного оформления Церкви и складывания вероучения, когда заканчивается пер вый период чистой и наивной веры и начинает фор мироваться догма. Наиболее острым и болезненным, безусловно, был первый из названных периодов, свя занный с борьбой «паулинизм», течения, выступав шего за широкое распространение новой религии среди язычников, для которых закон становился нео бязателен, и «петринизма», призывавшего оставаться на почве еврейства, принимая лишь тех, кто первона чально обратится в иудаизм и будет следовать закону.

Признавая за апостолом Павлом важнейшую роль в отделении новой религии от иудаизма, т. к. «он про возгласил, что христианство — не просто преобразо вание иудейства, что оно — полная религия, имею щая самостоятельное существование»31, французский Ренан Э. Апостол Павел. С. 238–239.

историк внес ряд корректив в рассмотренную выше схему. Во-первых, он отмечал, что сама мысль об от делении была характерна уже для Иисуса, пришед шего к подобному убеждению после путешествия в Иерусалим, а первые обращения язычников были известны благодаря проповеднической деятельности Филиппа и Петра32. Более того, сам Павел отнюдь не был абсолютным противником иудейства, продолжая проповедовать в синагогах. Во-вторых, главным выра зителем второй линии должен быть признан не Петр, а Иаков, «брат Господен», глава Иерусалимской церк ви. Петр же «в силу мягкого характера» занимал, ско рее, промежуточное положение. В-третьих, Э. Ренан подчеркивал органическую связь названных партий со сходными течениями в иудаизме: агадой (широкое распространение иудазма) и галахой (сохранение на циональной ограниченности). Христианство в дан ном случае реализовало тот миссионерский дух, ко торый был заложен в иудаизме.

Изначально успех был на стороне иудео-хри стиан. Павел хотя и основал множество Церквей, но в результате контрмиссий, организованных Иаковом, многие из них были поколеблены в вере33. Более того, вскоре после своей смерти Павел был забыт адепта ми нового учения, а в отдельных группах иудео-хри стиан и вовсе превратился из апостола в нечестивца, сохранившись в памяти под именем Симона-Волхва.

Однако сначала Иудейская война и разрушение Ие русалима в 70 г. Титом, а затем иудейские погромы 116–117 гг. и восстание Бар-Кохбы нанесли серьез ный удар по иудео-христианству, превратив его в маргинальную группу внутри формирующейся хри стианской Церкви, и способствовали окончательно му разделению Церкви и синагоги. «Паулинизм» и «петринизм» были соединены в единое целое во II в.

Ренан Э. Апостолы. С. 126, 153.

Ренан Э. Апостол Павел. С. 127.

в Риме, где было сильно среднее течение (по мысли Э. Ренана, именно оно станет ядром будущего като лицизма), дававшее отпор различным ересям.

Формирование церковной иерархии берет свое начало уже в первоначальной иерусалимской общи не: когда апостолы не смогли самостоятельно справ ляться с ежедневными обязанностями, они доверили их выборным людям — диаконам. В дальнейшем глав ными причинами формирования иерархии стали по степенное ослабление апокалиптических ожиданий и увеличение числа верующих. На место пророка и аскета приходит мирянин, которому необходим па стырь, указывающий верный путь. И если изначаль но община отказалась от своих прав, делегировав их епископам, то в дальнейшем епископы отказались от них, передав их, в свою очередь, одному человеку — папе Римскому34.

Сходные причины вызвали к жизни формирова ние догмы. Сам Иисус никакого целостного учения после себя не оставил, первые адепты — сторонники нового религиозного движения — жили в ожидании скорого конца света и не заботились о письменной фиксации слов учителя, однако к концу I в., несмо тря на знамения, к каковым относится, в первую оче редь, разрушение храма, стало ясно, что второе при шествие откладывается, следовательно, встал вопрос о необходимости фиксации христианского учения.

Первым шагом на этом пути стала письменная запись предания, принявшая форму Евангелий. Однако под линное создание догматов стало возможно только по сле того, как иудейская по сути религия встретилась с греческой философией, а затем преодолела крайне опасную ересь гностицизма.

Однако не концептуальные новшества обеспе чили популярность выводам Э. Ренана. Французский историк сформулировал принципы, ставшие базовы Ренан Э. Христианская церковь. C. 52.

ми для последующих поколений французских иссле дователей проблемы возникновения христианства:

опора на инструментарий филологии и истории и стремление к объективному исследованию, что под разумевало отказ от влияния веры автора на резуль таты его научного анализа.

Утверждение названных принципов в качестве своего рода научного этоса было напрямую связано с общей социокультурной ситуацией во Франции в последней четверти XIX в., когда широкое распро странение получили секулярные и лаицистские тен денции, поддерживаемые республиканским прави тельством. Общее выражение указанные тенденции получили в знаменитой фразе Л. М. Гамбетта, про звучавшей в 1877 г. во время его выступления в парла менте: «Клерикализм — это враг»!35. Оригинальность данных идей заключалась в формировании новой лаицистской морали, транслируемой при помощи новой республиканской школы, носившей исклю чительно светский характер36. Так, если закон 1875 г.

устанавливал свободу школьного преподавания во Франции, спровоцировав рост католических учебных заведений, то законы 1882 и 1886 гг. полностью запре щали религиозное преподавания в школах37. Завер шающим аккордом лаицистской программы Третьей Республики стал принятый, во многом благодаря Э. Комбу, закон 1905 г., отделивший Церковь от госу Histoire de la France religieuse. T. 3. Du roi trs chrtien la laicit rpublicaine (XVIIIe–XIXe sicle) / Sous la dir. de J. Le Goff et R. R mond. P., 1991. P. 21.

Процесс формирования светской морали представлен в док торской диссертации современного французского исследовате ля японского происхождения Д.-Т. Кионобу. См.: Kiyonobu D.-T.

L’histoire religieuse au miroire de la morale laique au XIXe sicle en // URL: http://halshs.archives-ouvertes.fr/docs/00/31/09/53/PDF/ Kiyonobu_Date.pdf (дата обращения: 03.02.2013).

Histoire de la France religieuse. P. 24–28.

дарства38. В результате, Э. Ренан, покинувший лоно Церкви, оказался фигурой, ставшей олицетворени ем республиканской идеологии, включавшей в себя в качестве составного элемента сциентизм. Недаром, в 1903 г. на открытии памятника в честь Э. Ренана, воз двигнутого в его родном городе Трегье, присутство вал глава кабинета министров Э. Комб39, а столетие со дня рождения ученого настолько широко отмечалось, что в парламенте обсуждался закон о перезахороне нии останков историка в Пантеоне (!), вотированный большинством голосов40.

Наряду с представителями республиканского правительства, идеи Э. Ренана получили призна ние со стороны представителей научного сообще ства41. Особенно важен тот факт, что представители французской протестантской мысли, в том числе ра нее близкие к «страсбургской школе», перешли на позиции «ренанизма», разделяя предложенные им исследовательские принципы. В данном случае по казательна фигура А. Ревилля (1826–1906), бывшего ученика Э, Реусса, оказавшегося в 1870-е–1880-е гг. ор ганизатором французской науки о религиях. В издан ных в конце 1860-х гг. сочинениях он еще сохранял верность духу либерального протестантизма, в част ности, это наглядно демонстрирует его исследование, Damien A. Rectios propos de la separation des glise et de l’tat.

P. 195–205;

Groshens J. C. A propos de la loi du 9 dcembre 1905 concer nant le separation des glise et de l’tat // Revue d’histoire et de phi losophie religieuses. 2005. T. 85. № 2. P. 207–233.

Речь на открытии памятника произнес А. Франс, представив ший Э. Ренана новатором, заложившим основы научного подхо да к изучению религии во Франции. См.: France A. Discours pro nounce l’inaugouration de la statue d’Ernest Renan Trguier, le 13 septembre 1903. P., 1922.

Durand R. A propos du centenaire d'Ernest Renan // Annales de Bretagne. T. 35 (1921–1923). Vol. 4. P. 578–600.

См. напр.: Boissier G. Les Origines du christianisme // Revue des deux mondes. 1882. T. L. Mars–avril. P. 40–76;

Monod G. Les matres de l’histoire. Renan, Taine, Michelet. P., 1894. P. XIII–XIV etc.

посвященное истории формирования догмы об Ии сусе Христе42. В указанном сочинении А. Ревилль ис ходил из принятого исследователями ранее принци па эволюции церковных догм, в том числе и догмы об Иисусе Христе. Известный христианам богочеловек, второе лицо Троицы, есть лишь образ, созданный бо гословами в V в., тогда как реальный Иисус Христос — это иудейский проповедник, уверовавший в свой мес сианский статус. Процесс возвеличивания реального проповедника, принявший форму его обожествления, начинается уже в среде первых последователей осно вателя христианства, получив отражение в ранней христианской литературе. И если в синоптиках, не смотря на их догматический характер, был зафикси рован образ человека, то более поздние памятники те ряют человеческую составляющую. Однако в 1870-е гг.

А. Ревилль фактически стал светским исследователем.

Свершившийся перелом, на наш взгляд, ярко демон стрирует изданная в 1870 г. «История дьявола: его про исхождение, расцвет и упадок», где автор использовал для объяснения истории христианских идей и пред ставлений сведения о верованиях неевропейских на родов43. Не менее красноречива речь исследователя, произнесенная по случаю открытия кафедры истории религий в Коллеж де Франс, во время которой А. Ре вилль заявил, что видит задачу данной институции в том, чтобы «изучать факты, свидетельства, тексты, выделять их ценность и смысл, применять к ним про дуктивные методы современной критики и никогда не позволять теологическим страстям вторгаться в пространство эрудиции»44.

Иными словами, благодаря усилиям светских и протестантских мыслителей во Франции в последней Rville A. Histoire du dogme de la divinit de Jsus-Christ. P., 1869.

Rville A. Histoire du diable: ses origins, sa grandeur et sa decadence.

Strasbourg, 1870.

Цит. по: La vie universitaire Paris. P., 1918. P. 290.

четверти XIX в. был представлен научный подход к изучению религий, основывавшийся на следующих базовых установках: принципе объективности, пони маемом в русле светскости, и историко-философской критике. Однако не только факт принятия названных принципов указанным кругом лиц стал важнейшим фактором утверждения предложенного Э. Ренаном подхода к изучению проблемы происхождения хри стианства в качестве базового. Сопротивление ка толической Церкви, руководство которой во второй половине XIX в. придерживалось весьма консерватив ных позиций, оказалось не менее значимым.

*** Во второй половине XIX столетия секуляризация поставила перед католической Церковью проблему сохранения своего влияния на широкие слои насе ления. Для реализации указанной задачи римская курия пошла по пути репрессий и запретов, стре мясь поставить заслон интеллектуальным течениям нового века. Подобный курс был провозглашен уже Пием IX (1846–1878), понтификат которого был отме чен двумя важнейшими событиями — принятием в 1864 г. «Syllabus Errorum», ставшего приложением к энциклике «Quanta Cura», и провозглашением догма та о непогрешимости папы на I Ватиканском соборе45.

Преемник Пия IX на престоле святого Петра Лев XIII (1878–1902) отказался от прямых запретов, стремясь найти идейное «противоядие» современному не верию в томистской философии и ограниченном проникновении инструментария историко-филоло гической критики в библейскую экзегезу. Изменяя тактику, папа оставил неизменной стратегию, сохра няя противостояние науки и религии. Пий X (1902– Отрывки из данных документов можно найти в русском пере воде в следующем издании: Христианское вероучение. Догма тические тексты учительства Церкви III–XX вв.: пер. с франц. / Отв. ред. о. П. Дюмулен. СПб., 2002. С. 56–63.

1914) вновь вернулся к репрессивной политике, сде лав своей главной задачей борьбу с модернистами — католическими теологами, стремившимися к об новлению Церкви. Именно модернистский кризис стал одним из ключевых событий для формирования научного подхода к первоначальному христианству, сделав невозможным включение в рассматриваемый процесс католических интеллектуалов. Сказанное на глядно иллюстрирует пример А. Луази (1857–1940), вышедшего за пределы дозволенного Церковью и вы нужденного покинуть ее лоно.

Стремившийся, в отличие от Э. Ренана, включить критические изыскания в области библейской тексто логии в пространство католической мысли, А. Луази ощущал себя истинным сыном католической Церкви, действующим в целях защиты ее интересов. Именно так он объяснял публикацию в 1902 г. монографии «Евангелие и Церковь», вызвавшей резкую критику со стороны консервативно настроенных католиков и римской курии46. Католически теолог, прекрасно владевший древними языками и приемами светской историко-филологической критики, выступил в дан ном сочинении против немецкого либерального тео лога А. фон Гарнака. А. Луази настаивал, во-первых, на невозможности противопоставить приемы рабо ты историка и теолога, а во-вторых, указывал на не корректность утверждения, что сущностными будут только те черты, которые развивались изначально, или те, которые подчеркивают оригинальность хри стианской религии47. «Евангелие и Церковь» А. Луази тематически распадается на два основных элемента:

Евангелие Иисуса и веру в Иисуса, получившую в дальнейшем форму социальной организации в виде Церкви48. Причем французский католик, в отличие Loisy A. L’Evangile et l`Eglise. 3 ed. P., 1904.

Ibid. P. IX–XVI.

Тематическое разделение монографии не случайно. Как под от своего немецкого коллеги, не видит необходимо сти выстраивать непреодолимую преграду между на званными историческими явлениями, подчеркивая, что «ее [Церкви] история — это история Евангелия в мире»49. Сам Иисус становится непонятен вне тра диции, сначала иудейской, затем христианской, цер ковной. Более того, и историк, и теолог знают только «Христа веры» — образ, дошедший до нас благодаря евангельской традиции, тогда как реальный истори ческий Иисус просто недоступен для нашего воспри ятия. Подобная ситуация, с точки зрения А. Луази, объясняется состоянием дошедших до нас источни ков, представляющих собой документы веры, а не истории. Все сказанное, в итоге, делает бессмыслен ными претензии протестантизма очистить христиан ство от якобы внешних для него элементов — Церкви и культа. Это не просто невозможно, но подрывает саму основу христианской религии, которая без куль товых практик есть не что иное, как «мистическая философия, которая хочет взять имя религии, но не имеет на это права»50.

Нежелание автора отказаться от своих выводов привело к отлучению А. Луази от Церкви в 1908 г. в качестве лидера модернизма — одного из самых опас ных для Церкви течений51. Традиционно трактуемый в качестве теологического конфликта, модернист ский кризис может быть рассмотрен в качестве борь бы за интеллектуальную свободу в Церкви, проигран черкивал А. Утан, перед нами соединение под одной обложкой двух различных этюдов: первый восходит к курсу лекций, чи таемому А. Луази в Сорбонне, второй представляет собой ответ А. фон Гарнаку. См.: Houtin A., Sartiaux F. Alfred Loisy. Sa vie, son uvre. Manuscrit annot et publi avec Bibliographie Loisy et un In dex Bio-bibliographique par Emile Poulat. P., 1960. Р. 109.

Loisy A. L’Evangile et l’Eglise. P. 161.

Ibid. Р. 253.

Энциклика папы Пия X об учении модернистов // Странник.

1908. Т. 1. Ч. 1. Февраль. С. 192.

ную либерально настроенными католиками. Вместе с тем, после отлучения от Церкви, А. Луази сделал пре красную академическую карьеру, получив кафедру истории религий в Коллеж де Франс. Выбор А. Луази на эту должность стал, своего рода, демонстрацией превосходства научного мировоззрения над рели гиозным, а последующая эволюция выводов автора, продолжавшего до конца своих дней изыскания в об ласти первохристианской истории, только подтвер дили справедливость выводов Э. Ренана о невозмож ности быть и теологом, и историком одновременно.

*** Подведем итоги. В своем развитии процесс фор мирования научного подхода к проблеме происхож дения христианства во французской интеллектуаль ной традиции прошел три основных этапа. На первом этапе (XVII–XVIII вв.) представителями католической и протестантской Церквей, а также философами французского Просвещения была проведена «декон струкция» Священного Писания и истории проис хождения христианства. Разрушив веру в абсолютную истинность и «непогришимость» Библии, в которой непредвзятый читатель может обнаружить неточно сти и ошибки (Л. Каппель, Р. Симон), и отказавшись от трактовки новозаветной истории, представленной в Евангелиях (просветители), французские мыслите ли подготовили почву для появления нового подхода к прочтению интересующих нас сюжетов.

Начало второго этапа формирования научного подхода пришлось на середину — вторую половину XIX в., когда Э. Ренаном были опубликованы знако вые работы по истории возникновения христиан ства. Французский историк произвел «революцию»

в изучении первохристианских сюжетов, исполь зуя материал, добытый протестантской критикой («страсбургская школа»), но располагая его в рамках абсолютно светского дискурса. В результате им были сформулированы важнейшие принципы, составив шие сам этос науки: объективность и беспристраст ность исследователя первоначального христианства;

опора на историко-филологическую критику источ ников, прочитываемых, как любые другие светские документы;

изучение религиозных феноменов как исторических явлений, развивающихся в границах определенных места и времени.

Третий этап формирования научного подхода к первоначальному христианству (последняя треть XIX — первые десятилетия XX вв.) был связан с ут верждением исследовательских принципов, предло женных Э. Ренаном, в качестве базовых для анализа названных сюжетов. Утверждение стало возможным благодаря двум факторам: во-первых, видные фран цузские протестанты, в том числе и бывшие предста вители «страсбургской школы» (А. Ревилль, Ж. Ре вилль, М. Верне), перешли на позиции «ренанизма», настаивая на принципе светскости в деле изучения религиозной истории;

во-вторых, католические тео логи фактически были исключены из данного про цесса, не считая возможным использовать критиче ский инструментарий в деле познания прошлого Церкви (осуждение модернизма).

Нельзя не отметить также основные особенности процесса формирования научного подхода к пробле ме происхождения христианства, проявившиеся на французской почве. Во-первых, формирование науч ного подхода во Франции проходило под влиянием опыта немецких коллег. Несмотря на то, что именно Франция в лице Р. Симона выступила инициатором процесса «деконструкции» первоначального христи анства, она достаточно быстро утратила «пальму пер венства», которая по праву перешла к немцам. Имен но немецкие исследователи предложили важнейшие концепции, задававшие тон в изучении первохристи анства в XIX в.: отличие «Иисуса истории» и «Христа веры», основы источниковедческого анализа новоза ветных текстов (в первую очередь, гипотеза двух ис точников), выделение петринизма и паулинизма как основных линий развития христианства в I в. Фран цузские авторы, хотя и предлагали оригинальные гипотезы и аргументы, всё-таки работали в рамках пространства, заданного немцами. Пожалуй, под линное преодоление немецкого влияния наметилось в 1910-е–1930-е гг., когда французские исследователи, вопреки проекту немецкой либеральной теологии и, в частности, Р. Бультмана, продолжили «поиски исто рического Иисуса», хотя и на иных основаниях.

Во-вторых, процесс формирования научного подхода к проблеме происхождения христианства носил более болезненный характер, чем в проте стантских странах, получив в последней трети XIX в.

форму конфликта «веры и разума», а точнее государ ства и католической Церкви. Руководители Третьей республики, придерживавшиеся принципов лаициз ма и секуляризма, использовали науку как оружие в борьбе с клерикализмом, насаждая при помощи шко лы светскую мораль. Католическая Церковь, в свою очередь, изгоняла критический дух из своего лона, требуя от духовенства соблюдения норм старой иса гогики. В результате конфликт «монополий на исти ну» абсолютизировал принцип светскости, сделав его важнейшим признаком подлинно научного исследо вания.

Преодоление враждебных настроений по отно шению друг к другу и сближение исторической науки с теологией стало возможным после окончания Вто рой мировой войны, когда римская курия осознала необходимость обновления, санкционировав свобод ное критическое исследование прошлого Церкви ин струментами светской науки, а католические теологи в лице А.-И. Марру и Ж. Даниэлу включили историю в свои теологические дискуссии, провозгласив «рож дение» нового концепта — «теологии истории».

Источники Baur F. The Сhurch History of the First Three Centuries. L., 1878.

Cappel L. Arcanum punctationis revelatum: sive de punctorum vocalium et accentuum apud Hebraeos vera et germana an tiquitate diatribe. Leyden, 1624.

France A. Discours pronounce l’inaugouration de la statue d’Ernest Renan Trguier, le 13 septembre 1903. P., 1922.

Renan E. Souvenirs d’enfance et de jeunesse. 23 ed. P., 1893.

Rville A. De la Renaissance des tudes religieuse en France // Rville A. Essais de critique religieuse. 2 ed. P.;

Genve, 1869.

Р. 359 416.

Rville A. Histoire du dogme de la divinit de Jsus-Christ. P., 1869.

Rville A. Histoire du diable: ses origins, sa grandeur et sa deca dence. Strasbourg, 1870.

Simon R. Histoire critique du Vieux Testament. P., 1678.

Simon R. Histoire critique du texte du Nouveau Testament, ou s’on etablit. la verit des Actes sur lesquelles la Religion Chrtienne est fonde. Rotterdam, 1689.

Simon R. Histoire critique des versions du Nouveau Testament.

Rotterdam, 1689.

Simon R. Histoire critique des principaux commentaires du Nouveau Testament. Rotterdam, 1690.

Simon R. Nouvelles observations sur le texte et les versions du Nouveau Testament. P., 1695.

Вольтер. История установления христианства // Вольтер.

Бог и люди: В 2 т. Т. 1. М., 1961. С. 31–112.

Мелье Ж. Завещание. М., 1937.

Ренан Э. Антихрист. М., 1991.

Ренан Э. Апостол Павел. М., 1991.

Ренан Э. Апостолы. М., 1991.

Ренан Э. Евангелия. Второе поколение христиан. М., 1991.

Ренан Э. Жизнь Иисуса. М.,1991.

Ренан Э. История израильского народа. В 3 т. СПб., 1908–1912.

Ренан Э. Иудейство и христианство. Их первоначальное тождество и постепенное разъединение. СПб., 1906.

Ренан Э. Марк Аврелий и конец античного мира. М., 1991.

Ренан Э. Христианская Церковь. М., 1991.

Христианское вероучение. Догматические тексты учитель ства Церкви III–XX вв. / Пер. с франц. Отв. ред. о. П. Дю мулен. СПб., 2002. С. 56–63.

Энциклика папы Пия X об учении модернистов // Стран ник. 1908. Т. 1. Ч. 1. Февраль. С. 187–220.

Литература Гордон А. В. Великая французская революция в советской историографии. М., 2009.

Дубровский А. М. Историк и власть: историческая наука в СССР и концепция истории феодальной России в контексте политики и идеологии (1930–1950-е годы).

Брянск, 2005.

Козлов С. Л. «Внедрить Германию во Францию». Культур ные предпосылки идеологии науки у Эрнеста Рена на // НЛО. 2010. № 104. С. 11–28.

Крих С. Б. Образ древности в советской историографии.

М., 2013.

Лившиц Г. М. Очерки историографии Библии и раннего христианства. Минск, 1970.

Лившиц Г. М. Свободомыслие и материалистическая фило софия в Западной Европе (вторая половина XVII века).

Минск, 1975.

Логунов А. П. Отечественная историографическая куль тура: современное состояние и тенденции трансфор мации // Образы историографии: сб. ст. / Под ред.

А. П. Логунова. М., 2001.

Могильницкий Б. Г. Актуальные проблемы методологии истории в зеркале современной историографической революции // Историческая наука сегодня: сб. ст. / Под ред. Л. П. Репиной. М., 2011. С. 14–23.

Николс Э. Контуры католического богословия. Введение в его источники, принципы и историю. М., 2009.

Юрганов А. Л. Русское национальное государство: Жизнен ный мир историков эпохи сталинизма. М., 2011.

Bernus A. Richard Simon et son histoire critique du Vieux Testa ment: La critique biblique au sicle de Louis XIV. Lausannе, 1869.

Boissier G. Les Origines du christianisme // Revue des deux mondes. 1882. T. L. Mars–avril. P. 40–76.

Cuvillier E. La question du Jsus historique dans l’xgese francophone. Aperu historique et valuation critique // Jsus de Nazareth. Nouvelles approaches d’une nigme / ds. D. Marguerat, Enrico Norelli, J-M. Poffet. Genve, 1998.

Р. 59–89.

Damien A. Rectios propos de la separation des glise et de l’tat // Revue d’histoire et de philosophie religieuse. 2005.

T. 8. № 2. Р. 195–205.

Durand R. A propos du centenaire d’Ernest Renan // Annales de Bretagne. T. 35 (1921–1923). Vol. 4. P. 578–600.

Gerold T. La facult de thologie et le sminaire protestant de Strasbourg (1803–1872). Une page de l`Histoire de l`Alsace.

P., 1923.

Groshens J. C. A propos de la loi du 9 dcembre 1905 concernant le separation des glise et de l’tat // Revue d’histoire et de philosophie religieuses. 2005. T. 85. № 2. P. 207–233.

Histoire de la France religieuse. T. 3. Du roi trs chrtien la laicit rpublicaine (XVIIIe–XIXe sicle) / Sous la dir. de J. Le Goff et R. Rmond. P., 1991.

Houtin A. La question biblique chez les catholiques de France au XIXe sicle. P., 1902.

Houtin A., Sartiaux F. Alfred Loisy. Sa vie, son uvre. Manus crit annot et publi avec Bibliographie Loisy et un Index Bio-bibliographique par Emile Poulat. P., 1960.

Kiyonobu D.-T. L’histoire religieuse au miroire de la morale laque au XIXe sicle en // URL: http://halshs.archive souvertes.fr/docs/00/31/09/53/PDF/Kiyonobu_Date.pdf (дата обращения: 03.02.2013).

La vie universitaire Paris. P., 1918.

Laplanche F. La Bible en France entre mythe et critique.

XVI e–XIX e sicle. P., 1994. P. 127–131.

Monod G. Les matres de l’histoire. Renan, Taine, Michelet.

P., 1894.

Peabody D. B. H. J. Holtzmann and His European Colleagues:

Aspects of the Nineteenth-Century European Discussion of Gospel Origins // Biblical Studies and the Shifting of Para digms, 1850–1914 / Ed. by H. G. Reventlow and W. R. Farm er. Shefeld, 1995. Р. 50–131.

Pons A.-J. Ernest Renan et les origins du christianisme. P., 1881.

Retat L. Religion et imagination religieuse : leurs formes et leurs rapports dans l’oeuvre d’Ernest Renan. P., 1977.

Vincent J. M. Un combat pour le progrs des sciences tholo giques en France au XIXe sicle. La correspondance douard Reuss — Michel Nicolas // Revue d’histoire et de philoso phie religieuses. 2003. T. 3. № 1. P. 103–106.

O. V. Metel The Formation of a Scientic Approach to the Study of Early Christianity in the French Intellectual Tradition The author tries to show the formation of a scientic ap proach to the study of early Christianity by the example of the French tradition. As a result, the author comes to the conclu sion that the formation of a scientic approach to the study of religious phenomena in France was due to the conict between science and religion, and it was under signicant inuence of secular trends.

Key words: French historiography, early Christianity, modernism.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.