авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Институт международных исследований

МГИМО – Университет МИД России

Центр исследований Восточной Азии и ШОС

XIV ежегодная российско-китайская

конференция

МГИМО – КИМП

(г. Москва, 6 декабря 2011 г.)

Том 24

Москва

МГИМО – Университет

2013

Институт международных исследований МГИМО – Университет МИД России ИМИ М Г И М О УНИВЕРСИТЕТ Центр исследований Восточной Азии и ШОС XIV ежегодная российско-китайская конференция МГИМО – КИМП (г. Москва, 6 декабря 2011 г.) Под редакцией А.В. Лукина Москва МГИМО – Университет 2 УДК ББК 66. Ч Серия: «Книги и брошюры ИМИ». Том 24.

(Является приложением к научному изданию «Ежегодник ИМИ») Редакционный совет серии: И.М. Бусыгина, В.В. Дегоев, А.А. Казанцев, А.В. Лукин, А.В. Мальгин, В.И. Мизин, А.И. Никитин, Л.С. Окунева, А.А. Орлов (научный редактор), А.И. Подберезкин, В.В. Попов, В.М. Сергеев, А.В. Серегин, А.В. Федорченко, С.И. Чернявский.

Редактор серии В.И. Шанкина.

Техн. секретарь серии Е.П. Конюхова.

Ч XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП / под ред. А.В. Лукина;

ИМИ МГИМО – Университет МИД России. – М.: МГИМО – Университет, 2013. – 61 С.

(Книги и брошюры ИМИ).

В данном издании представлены материалы XIV ежегодной российско китайской конференции по актуальным проблемам двустороннего взаимодействия, состоявшейся в МГИМО – Университет МИД России 6 декабря 2011 года. Конференция проводится Московским государственным институтом международных отношений (Университетом) МИД России и Китайским институтом международных проблем. В ней приняли участие ведущие специалисты в области двусторонних отношений МГИМО – Университета МИД России, МИД РФ, ряда ведущих институтов РАН, в частности Института Дальнего Востока, Института востоковедения, а также СМИ.

Основными темами обсуждения стали российско-китайские отношения в политической и экономической областях, стратегическое сотрудничество России и Китая в Центральной Азии и регионе ШОС, российско-китайское сотрудничество в Северо-Восточной Азии. Особое внимание уделено проблематике АТЭС, а также ситуации на Корейском полуострове. Издание предназначено для специалистов по международным отношениям, российской внешней политике, российско-китайским отношениям и международной ситуации в АТР, а также для всех, кто интересуется данными вопросами.

Материал публикуется в авторской редакции УДК ББК 66. Ч © МГИМО – Университет МИД России, Содержание Состав участников конференции…………...……………………......... Вводная часть………………………………………………………….......... Приветствие Ректора МГИМО – Университета МИД России, академика РАН А.В. Торкунова....…………………......... Приветствие директора Китайского института международных проблем Цюй Сина....…………………..……….. Директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Университета МИД России, проректор Дипломатической академии МИД России А.В. Лукин…………………………………………………………..……....….. Круглый стол 1. Российско-китайские отношения в политической области............................................................ Ши Цзэ.......................................................................……….. А. В. Лукин....................…………............................................... Круглый стол 2. Стратегическое сотрудничество России и Китая в Центральной Азии и ШОС...................................... Чэнь Юйжун.............................................................…………… К.М. Барский............………………………................................... В.Я. Воробьёв.....……………………………………………………....... Круглый стол 3. Российско-китайские отношения в экономической области........................................................ Ли Цзыго.....................................................…………………....... А.В. Островский.…………………................................................ Г.Д. Толорая............................................................................. Цюй Син.................................................................................. Круглый стол 4. Российско-китайское сотрудничество в Северо-Восточной Азии..............................................…….. В.И. Денисов.......................................................................... Ши Юнмин.............................………....................................... Г.С. Логвинов..……………………………………......………………....... А.В. Иванов....…………………………………………………………….... Цюй Син.....………………………………………………………………..... Заключительная часть..…………………………………………………... Цюй Син............………………………………………………………….... А.В. Лукин.....……………………………………………………………..... XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Состав участников конференциии С российской стороны:

1.БАРСКИЙ Кирилл Михайлович – посол по особым поручениям МИД России, национальный координатор РФ в ШОС.

2. ВОРОБЬЁВ Виталий Яковлевич – ведущий научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Университета МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посол.

3. ВОРОНЦОВ Александр Валентинович – заведующий от делом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН.

4. ДАВЫДОВ Андрей Сергеевич – заместитель главного редактора журнала «Проблемы Дальнего Востока».

5. ДЕНИСОВ Валерий Иосифович – главный научный со трудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Университета МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посол.

6. ИВАНОВ Андрей Владимирович – старший научный со трудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Университета МИД России.

7. КАРНЕЕВ Андрей Ниязович – заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ им. Ломоносова.

8. ЛОГВИНОВ Григорий Семенович – посол по особым поручениям МИД России.

9. ЛУКИН Александр Владимирович – директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Уни верситета МИД России, проректор Дипломатической академии МИД России.

10. МОЧУЛЬСКИЙ Алексей Федорович – старший науч ный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Университета МИД России.

11. МИХЕЕВ Василий Васильевич – заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН, член-корреспондент РАН.

12. ОСТРОВСКИЙ Андрей Владимирович – заместитель директора Института Дальнего Востока РАН.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП 13. ПОВОЛОЦКИЙ Григорий Игоревич – ведущий науч ный сотрудник Центра БРИКС ИМИ МГИМО – Универси тета МИД России, шеф-редактор журнала «Международная жизнь».

14. САФРАНЧУК Иван Алексеевич – заместитель руково дителя Института международных исследований Дипломати ческой Академии МИД России.

15. ТОЛОРАЯ Георгий Давидович – региональный директор по Азии и Африке Фонда «Русский мир».

16. ТОРКУНОВ Анатолий Васильевич – ректор МГИМО – Университета МИД России, академик РАН.

С китайской стороны:

1. ЛИ Цзыго – заместитель директора Центра ШОС Ки тайского института международных проблем.

2. ЦЮЙ Син – директор Китайского института междуна родных проблем.

3. ЧЭНЬ Юйжун – директор центра ШОС Китайского института международных проблем.

4. ШИ Цзэ – старший научный сотрудник Китайского института международных проблем.

5. ШИ Юнмин – научный сотрудник Китайского института международных проблем.

Пресса 1. СУНЬ Чандун – корреспондент газеты «Вэнхуэй бао».

2. ИСАЕВ Александр Сергеевич – обозреватель РИА Но вости.

3. ИСАКОВА Елизавета Николаевна – корреспондент РИА Новости.

4. СТУДНЕВА Елена Юрьевна – обозреватель журнала «Международная жизнь».

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Вводная часть Приветствие Ректора МГИМО – Университета МИД России, академика РАН А.В. Торкунова Уважаемый директор Цюй Син, уважаемые китайские друзья, уважаемые российские коллеги! Прежде всего, я хотел бы выразить удовлетворение тем фактом, что мы проводим очередную ежегодную российско-китайскую конференцию, которая организуется Китайским институтом международных проблем и МГИМО. Мы начинали эту работу около 15 лет на зад, когда подписали с КИМП соглашение о проведении этих конференций. С того времени наши отношения плодотворно развивались. Мы имели удовольствие принимать здесь многих исследователей из КИМП, а также направлять в Пекин своих исследователей для научной работы.

Наше сотрудничество, которое находит своё выражение и в совместных публикациях по итогам проведенных конферен ций, и в наших периодических изданиях, и в отдельных брошю рах, на мой взгляд, очень полезно для обеих сторон. Но помимо того, что мы углубили наше двустороннее сотрудничество, мы с вами создали новый формат исследовательской работы и теперь ежегодно проводим и трёхсторонние конференции с нашими партнёрами в Сеуле. Я участвовал в 2010 г. в трёхсторонней конференции в Сеуле и должен сказать, что это была очень полезная конференция, затронувшая широкий круг вопро сов. Коллеги рассказали мне, что и недавняя трёхсторонняя встреча в Пекине была исключительно полезна, там велась заинтересованная дискуссия по многим новым вопросам, которые ещё не прорабатывались в рамках такого рода встреч.

Наши профессора, которые были в Пекине, вернулись домой полные энтузиазма и новых впечатлений. Уверен, что и сегодняшняя дискуссия будет плодотворной и полезной для всех нас. Я должен сказать, что темы, которые обозначены для обсуждения сегодня, имеют непреходящее значение. Они важны как для российской, так и для китайской стороны. Это и вопросы политических отношений, и вопрос стратегического сотрудничества, и вопрос ситуации в Северо-Восточной Азии.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Надеюсь, что сегодня мы сумеем высказаться по этим темам в откровенной товарищеской атмосфере.

Должен сказать, что у нас в России в последнее время, в том числе и в связи с нашим председательством в АТЭС, идёт очень много дискуссий относительно участия России в инте грационных процессах в АТР, развития наших двусторонних отношений, прежде всего, с нашими главными стратегически ми партнёрами, а среди них, в первую очередь, – с Китаем. В этом контексте обсуждаются вопросы упрочения безопасности в целом в АТР, но и, конечно, в Северо-Восточной Азии, где мы с вами расположены. Суждения высказываются разные, за частую противоречивые, что нормально для любой дискуссии.

Такого рода «разноголосица» даёт объёмную картину видения и российскими, и зарубежными специалистами обстановки, складывающейся в АТР. Китай по-прежнему остаётся в центре внимания российских и зарубежных исследователей. Я только что пролистал новую книгу Г. Киссинджера о Китае, которая так и называется – «O », в которой он вспоминает о сво их встречах с китайскими руководителями, а он со многими из них встречался. Книга довольно любопытная, она, естественно, выражает точку зрения автора, но и расширяет наше представ ление о том, как американцы видят Китай. По крайней мере, как видит Китай сам Г. Киссинджер и те американцы, которые близки к нему, – тоже довольно интересно.

Регион находится в динамичном движении – появляют ся новые идеи, новые инициативы. Недавно мы прочитали статью Х. Клинтон в «Foreg Polcy». В ней обсуждается идея создания нового формата в этом регионе: транстихоокеанское сотрудничество в области безопасности. Правда, ещё никто не понимает, что это такое. Например, моё удивление вызвало то, что в статье не упоминается Россия. Я слабо представляю себе, как можно заниматься транстихоокеанской безопасностью без участия России. Но, тем не менее, совсем недавно идея такого рода была высказана госсекретарем США.

После таких вводных слов я хотел бы завершить своё вы ступление, пожелать всем плодотворной, интересной работы, а нашим китайским друзьям – хорошего пребывания в Москве.

Хотел бы ещё раз сказать, что для нас контакты с КИМП – это очень важная часть нашей исследовательской работы и развития международных связей. За последние годы значи тельная часть нашей ведущей профессуры, если не сказать, XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП что практически все, кто занимается азиатско-тихоокеанской проблематикой, побывали в КИМП либо на двусторонних конференциях или трёхсторонних конференциях, либо просто приезжали на стажировки в ваш институт. Поэтому сотрудни чество с вами для нас в МГИМО исключительно ценно. Мы рассчитываем, что оно будет продолжаться, тем более что нам предстоит обсудить ещё немало вопросов, которые проще не становятся, становятся только сложнее.

Исследователи должны активно участвовать в выработке рекомендаций, решений, которые связаны с будущим АТР, наших двусторонних отношений, форматов, которые склады ваются в этом регионе, да и по другим вопросам. Я уже не упо минаю такие кризисные проблемы, как Корейский полуостров и корейская ядерная программа, поскольку, как я понимаю, об этом сегодня будет говориться отдельно.

Спасибо за внимание. Если позволите, хотел бы предо ставить слово нашему коллеге, уважаемому директору КИМП Цюй Сину.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Приветствие директора Китайского института международных проблем Цюй Сина Уважаемый господин Торкунов, уважаемые коллеги! Я очень рад возможности побывать в России, посетить МГИМО и принять участие в сегодняшней встрече. Связи между МГИМО и КИМП насчитывают уже более 15 лет, на протяжении этого времени наше сотрудничество было многоплановым и пло дотворным. Темы сегодняшней встречи очень актуальны. По литические отношения между нашими странами очень важны, они также оказывают влияние и на экономические отношения.

И я полагаю, что развитие наших двусторонних отношений надо изучать и постепенно углублять наше сотрудничество.

При помощи МИД КНР и России данное направление работы будет продолжаться.

Второй темой на Конференции будет китайско-российское сотрудничество в рамках ШОС. Я помню, 10 лет назад, когда разгорелась война в Ираке, две наши страны выразили свою обеспокоенность и озабоченность. Прошло 10 лет после того, как США разрушили инфраструктуру Ирака. Это привело к тому, что население пребывает в кризисе, а проблема терро ризма там так и не решена. Сейчас американцы собираются выводить войска их Афганистана, не разрешив его проблемы.

Они собираются уйти, не выполнив того, что было предписано со стороны ООН. Поэтому Афганистан может стать источни ком сепаратистских движений, что окажет неблагоприятное влияние на Китай и Россию. Поэтому то, как будет развиваться сотрудничество между Россией и Китаем по этому вопросу – очень важно.

Также важно упомянуть сотрудничество России и КНР в Северо-Восточной Азии. Как правильно отметил ректор А.В. Торкунов, в США обсуждают тамошние региональные проблемы, но при этом не упоминают о России. Позиция США в данном регионе несколько провокационна. Поэтому за последнее время появилось довольно много вопросов, ко торые требуют скорейшего разрешения. Китайско-российские отношения стратегического партнёрства и сотрудничества в данном регионе имеют большие возможности.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Ещё одна важная тема – это сотрудничество в экономиче ской области. В этой сфере очень сильна взаимодополняемость наших стран. Я думаю, у наших учёных есть ряд мнений от носительно того, как постепенно развивать и укреплять эко номические отношения на базе взаимного интереса, выгоды и взаимодополняемости.

В заключение я хотел бы от лица КИПМ ещё раз горячо поблагодарить ректора А.В.Торкунова за предоставленный нам приём и организацию мероприятий. Надеемся в следующий раз принять ректора А.В.Торкунова и делегацию МГИМО в Пекине.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Университета МИД России, проректор Дипломатической академии МИД России А.В. Лукин Наши руководители выступили с приветственными слова ми. Мы также очень рады приветствовать китайских гостей. Это 15-я конференция МГИМО – КИМП, но первая, за организа цию которой отвечает Центр исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО – Университета. Как вы можете видеть из программы, мы сегодня пригласили виднейших специалистов по двусторонним отношениям, по их региональным аспектам, причём не только из нашего Университета, но и из МИД Рос сии, ряда ведущих институтов РАН, в частности из Института Дальнего Востока, Института востоковедения, а также пред ставителей различных СМИ. Все они помогут российскому обществу больше узнать о нашем сотрудничестве.

У нас сегодня четыре темы: 1) российско-китайские отношения в политической области, 2) стратегическое со трудничество России и Китая в Центральной Азии и ШОС, 3) российско-китайские отношения в экономической области, 4) российско-китайское сотрудничество в Северо-Восточной Азии. В рамках последней темы особое внимание будет уделено АТЭС, Корейскому полуострову, а также некоторым другим региональным проблемам и организациям. Сейчас мы перехо дим к первой теме нашей Конференции, и я хочу предоставить слово нашему старому другу, видному китайскому учёному и дипломату господину Ши Цзэ.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Круглый стол 1.

Российско-китайские отношения в политической области Ши Цзэ Уважаемый ректор А.В. Торкунов, уважаемые друзья! Се годня я подготовил доклад о российско-китайских политиче ских отношениях. Политические отношения между нашими странами очень важны – это основа двустороннего общения, предпосылка для развития контактов в других областях. В своем докладе я бы хотел выделить четыре момента:

Первый – особенности двусторонних политических отноше ний. Без сомнения, политические отношения занимают веду щее место в двусторонних связях. Обе стороны дают им очень высокую оценку и считают, что сейчас они переживают период высочайшего рассвета. В китайско-российских отношениях особенно важно, что обе стороны достигли взаимопонимания по вопросам всестороннего развития двух стран, их стратегиче ского сотрудничества и партнёрства. В будущем Россия и Китай должны придать своим отношениям всесторонний характер, что будет соответствовать новым императивам их развития.

Второй – уважение и партнёрство в сотрудничестве. Все двусторонние консультации проводятся на основе равенства, без навязывания противоположной стороне собственных по зиций. Это уже стало основным принципом в общении двух стран.

Третий – гарантии безопасности и перспективности раз вития являются предпосылкой стратегического взаимодействия двух стран.

Четвертый – поддержание долгосрочных и стабильных поли тических отношений, что является отправной точкой развития отношений стратегического взаимодействия и партнёрства.

Совпадение интересов двух стран в условиях изменяю щейся международной ситуации не только не сокращается, но, наоборот, нарастает. Китай и Россия сейчас находятся на важном этапе изменения модели экономики и общества. Обе стороны сталкиваются с задачей поддержания условий устой XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП чивого развития, которая становится всё более актуальной и трудоёмкой. Изменения во внутренней и внешней обстановке объективно представляют всё более высокие требования к последовательности и качеству двустороннего сотрудниче ства. Можно также сказать, что с развитием и изменением международной обстановки общее в интересах двух стран не сокращается, а увеличивается, сотрудничество и взаимодей ствие расширяется. Это создало прочную основу для развития отношений всестороннего стратегического взаимодействия и партнёрства.

Можно отметить ещё несколько моментов: области сотрудничества между Китаем и Россией всё больше расширя ются и углубляются. Прежде всего, наблюдается расширение сотрудничества в таких сферах, как политика и экономика.

Уделяется внимание также и сбалансированному развитию. До стигло новой высоты взаимное доверие сторон в политической области, сотрудничество вышло на более высокий уровень.

Стали более тесными координация и взаимопомощь двух стран на международной арене. Такой характер взаимоотношений привёл к тому, что по таким направлениям, как политика, экономика, безопасность, международные гуманитарные про блемы сотрудничество постоянно расширяется. На междуна родной арене наши страны, основываясь на сотрудничестве и взаимодействии, совместными усилиями противостоят новым вызовам и угрозам.

Хотел бы также обсудить приоритетные области взаимодей ствия между двумя странами в новой ситуации. Первое – это укрепление сотрудничества в области глобального управления.

Второе – совместное поддержание стабильности и баланса в глобальной стратегии. На многосторонней арене сторонам необходимо продолжать укреплять скоординированность дей ствий в рамках многосторонней работы, в том числе в ООН, БРИКС, ШОС, РИК, поддерживать стабильность в глобальном и региональном масштабах. России в сотрудничестве с Китаем необходимо способствовать созданию в регионе неделимого пространства безопасности и стабильности, способствовать проведению конструктивного обсуждения по широкому кругу вопросов, касающихся создания в указанных регионах систем коллективной безопасности и сотрудничества. США и НАТО в последнее время ускорили реализацию планов по созданию ПРО, что создает угрозу безопасности всему региону АТР. Ки XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП тай поддерживает твёрдую позицию России в вопросе по ПРО и выступает за совместное поддержание стратегического баланса и стабильности в регионе. Третье – укрепление сотрудничества в стремительно изменяющемся Азиатско-Тихоокеанском ре гионе. На этом вопросе я не буду подробно останавливаться, мы обсудим его чуть позже.

В заключение я бы хотел высказать несколько предложений по дальнейшему развитию российско-китайских отношений всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства.

Расширение российско-китайских отношений всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства знаменует вступление отношений между нашими странами на новый этап развития. Китай, уверенно стоящий на пути мирного раз вития, всегда рассматривал дружественного соседа – Россию – как стратегического партнёра и будет и дальше укреплять с ней добрососедские отношения, рассматривая стратегиче ское взаимодействие в качестве приоритетного направления.

Находящееся на высоком уровне взаимное доверие является политической основой двусторонних отношений. Но сторонам предстоит еще много сделать для углубления политического взаимного доверия. В следующем году в обеих странах будет осуществляться передача власти, и будущие руководители должны будут в первую очередь обратить внимание на разре шение проблем, препятствующих углублению взаимодоверия.

Особенно это касается чувствительных вопросов, затрагиваю щих коренные интересы. Честный диалог и контакты в услови ях взаимного учёта интересов сторон предотвратят обострение проблем и нарастание противоречий.

У меня есть ещё предложение по созданию механизма стратегического диалога между Россией и Китаем, подобного второму дипломатическому треку. Можно рассмотреть воз можность создания платформы для диалога между ведущими учёными и исследователями. Полагаю, что это внесёт свой вклад в информирование наших лидеров. Только в случае определённого предвидения относительно перспектив взаим ного развития стороны могут устранить взаимное беспокойство и тревогу.

Ещё один момент, на котором я хотел бы остановиться, – дальнейшее наполнение российско-китайских отношений стратегического взаимодействия и партнёрства экономи- ческим и научно-техническим содержанием. Сравнивая XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП уровень торгово-экономического сотрудничества Китая с другими державами, можно сказать, что экономическая база российско-китайских отношений по-прежнему слаба и отстаёт от политических контактов. Реализация программы такого сотрудничества, полагаю, станет эффективным способом до стижения странами экономической взаимодополняемости.

Ускоренное осуществление соглашений о сотрудничестве в области модернизации, подписанное недавно руководителями обеих стран, позволит в достаточно короткие сроки достичь здесь успеха. Вслед за развитием экономик двух стран день ото дня будет развиваться сотрудничество в финансовой и научно-технической областях. Сторонам необходимо раскрыть потенциал в этой области, превратив его в важную опору де лового сотрудничества.

Третий момент – укрепление сотрудничества и контактов между двумя странами в гуманитарной сфере. Надо дать высо кую оценку той роли, которую играет гуманитарный обмен в двусторонних контактах. Стороны успешно провели Год Китая и Год России, показав свою культуру и увеличив взаимопони мание народов. Это очень хорошая форма общения, однако вопрос о том, как сформировать механизм сотрудничества в этой области, ещё требует дальнейшего изучения. Спасибо за внимание!

А.В. Лукин Спасибо, профессор Ши Цзэ. Я думал о том, что можно сегодня сказать, чтобы не повторять обычное изложение российско-китайских отношений. Тем более что наши китай ские коллеги побывали в МИДе и беседовали с Заместителем министра И.В. Моргуловым, который наверняка разъяснил все детали их современного состояния. Поэтому я решил вы сказать личные соображения о том, какие факторы сейчас влияют или в будущем могут повлиять на китайско-российские отношения.

Стало уже общим местом говорить, что российско китайские отношения сегодня находятся на пике своего раз вития, и это правильно. Говорят также, что у двух наших стран в политической области нет никаких проблем. Есть некоторые «рабочие» проблемы в экономической области, которые по степенно решаются, и это тоже правильно. Но я думаю, что XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП есть несколько факторов, которые оказывают существенное влияние и могут оказывать влияние в будущем.

Первый – темпы развития Китая, который, несмотря на некоторые проблемы, являет пример быстрого и успешного прогресса, значительно укрепившего совокупную мощь этой страны. Второй – развитие России, которая развивается не так быстро, как Китай, но в последнее время также добилась некоторых успехов. Важнейшей их частью я бы назвал процесс интеграции на постсоветском пространстве. Это – создание Таможенного союза, Единого экономического пространства и объявленная В.В. Путиным перспектива создания Евразий ского союза. Мне кажется, что это – самое важное позитивное явление, которое происходит в данной части света, поскольку оно затрагивает интересы не только отдельных руководителей или элит, но и простых людей. Однако процесс интеграции на постсоветском пространстве ставит некоторые вопросы о перспективах нашего сотрудничества с Китаем в различных международных организациях, в которые мы входим совмест но, например в АТЭС и Шанхайскую организацию сотрудни чества. И третий фактор – общее состояние западного мира, в частности трудности западной экономики, да и мирового хозяйства в целом.

Что касается первого фактора, можно сказать, что рост мощи Китая, его экономическое и политическое усиление, с одной стороны, представляет для России большие возмож ности, а с другой стороны – это определённый вызов. Воз можности, конечно, связаны с использованием потенциала Китая для российского экономического роста, прежде всего для развития дальневосточных и сибирских регионов нашей страны, что является нашей стратегической задачей. Вызов же в том факторе, что заставляет задуматься, почему в нашей стране не созданы условия для такого же быстрого развития, как в Китае. В Китае хорошо известно, что в нашей стране существуют некоторые люди, которые пытаются перевалить на Китай собственные проблемы. Они говорят, что раз Китай быстро развивается, значит, он представляет некоторую про блему или в будущем может представить какую-то угрозу для нас. Мы, здесь собравшиеся и, вообще, значительная часть китаеведов разных поколений, с этим не согласны, потому что мы хорошо понимаем, что Китай, его нынешнее руководство не вынашивают никаких агрессивных планов и в основном за XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП нимаются проблемами своей страны, которых ещё очень много.

Но в то же время, если в будущем будет расти дисбаланс между нашими странами, если одна страна будет слишком сильна, а другая – слишком слаба, то это может создать определённые проблемы.

Относительно развития России и интеграционных процес сов можно сказать кратко. Развитие России и её стабилизация в целом в Китае воспринимается позитивно. Потому что в Китае понимают, что более экономически развитая и стабиль ная Россия также создает возможности для Китая, для роста экономического сотрудничества и для политического взаимо действия. Что касается интеграционных процессов, то здесь у нас целое заседание будет посвящено Центральной Азии, и, я думаю, мы там подробнее это обсудим. Можно сказать, что интеграционные процессы, которые касаются, прежде всего, экономики и служат развитию сотрудничества между Россией и центральноазиатскими государствами, имеют позитивное значение и для Китая, поскольку Китай заинтересован в по литической стабильности и экономическом развитии Цен тральной Азии.

Теперь перейдём к состоянию западного мира. В принципе усиление Китая пугает Запад, поскольку создаёт реальный аль тернативный центр силы. Трудности мировой экономики ещё более увеличивают желание выйти из этого кризиса с помощью Китая. Именно поэтому мы видим усиливающееся давление на Китай в вопросе, например, курса валют, в вопросах экс порта, других экономических вопросах. И, действительно, эти требования можно понять, потому что в условиях огромного бюджетного дефицита большинству стран Запада гораздо легче просить или требовать от других принять меры к его сокра щению, нежели делать что-то самим. В этих условиях Россия подвергается усиленному давлению с самых разных сторон, от неё требуют совместно действовать против Китая. Причём эти предложения исходят не только с Запада. Куда бы мы не приехали, везде мы слышим примерно одно и тоже. Нам го ворят: «Вы видите, какую угрозу представляет для вас Китай?

Так же, как и для нас. Давайте вместе сдерживать китайскую угрозу». Такие предложения исходят и от США, и от ЕС. В Японии появилось много исследований в последнее время, смысл которых сводится примерно к следующему: Россия, конечно, нехорошая страна, но Китай – еще хуже. Вьетнамские XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП коллеги тоже спрашивают: почему вы не боретесь с Китаем, давайте вместе бороться? В Индии первое, что мы слышим на любой конференции: «А что, разве Китай не захватил уже у вас половину Дальнего Востока? Давайте вместе бороться». Мы, конечно, всем этим коллегам разъясняем, что у нас с Китаем стратегическое партнёрство и отношения очень хорошие, од нако они не верят нам.

В этом плане я бы хотел обратить внимание на следующее:

в Китае сейчас идёт дискуссия относительно будущего внешней политики страны. И там есть некоторые люди, которые говорят, что её надо принципиально изменить, брать пример с США, проводить более активную линию по всему миру, что китайская армия должна защищать экономические интересы Китая, в том числе за рубежом. И их влияние на внешнеполитический курс уже начинает сказываться. В чём это выражается?

Традиционно, начиная с конца 70-х гг. прошлого века, Китай относил к своим коренным национальным интересам очень ограниченное число вопросов. В основном это вопросы обеспечения единства страны, связанные с Тайванем, Тибе том, Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Остальные проблемы откладывались на неопределённое время. А сейчас, например, официально заявляется, что территориальные про блемы с Японией и в Южно-Китайском море также относятся к коренным китайским национальным интересам.

Мы понимаем, что крайние взгляды не представляют ки тайскую официальную политику, но они порождают в мире некоторую нервозность. Я это говорю потому, что нашим обеим странам необходимо больше координировать свою политику и совместно стараться воздействовать на те внутренние силы и группы влияния, которые ведут нас в неверном направлении.

И только в этом случае мы сможем совместно противостоять внешнему давлению и внешним угрозам.

Чэнь Юйжун: Угрозы, как вы сказали, есть по двум на правлениям. Не могли бы вы более подробно на этом оста новиться?

А.В. Лукин: Тут надо разделить две тенденции. Есть се рьёзные российские учёные, которые занимаются изучением Китая, российско-китайскими отношениями, и они едины во мнении, рассуждают примерно так, как я говорил. Главная проблема – в самой России. Есть, действительно, некоторые эксперты, большинство из которых не являются специалистами XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП по региону, по российско-китайским отношениям. Они часто пишут о военной угрозе. Часть из них связана с заинтересо ванными группами или организациями, скажем, кругами, близкими к производителям вооружений или с идеологиче скими течениями, как крайне прозападными, так и крайне националистическими.

Принадлежащие к прозападным кругам говорят, что Китай – это угроза, потому что он не демократический и не прозапад ный, а крайние националисты утверждают, что у России – все кругом враги и Китай – один из них. И есть ещё журналисты, которые гонятся за сенсациями, потому что, если написать в газете, что всё хорошо, то никто это читать не будет, а если – что есть угроза и скоро начнется война, то это будет более «продаваемо». Но опросы общественного мнения показывают, что антикитайские настроения в РФ снижаются. На Дальнем Востоке они уже почти исчезли. Так что теория «китайской угрозы» сегодня в России поддерживается в основном заин тересованными экспертами.

Ши Цзэ: Я полагаю, что у Китая и России, которые, без условно, являются великими державами, есть свои интересы.

Эти интересы могут иногда не совпадать. Очень важную точку зрения высказал А.В. Лукин, когда говорил о том, что надо по смотреть, под каким углом зрения рассматривается развитие Китая, на то, как относятся на Западе к развитию Китая, так как это отношение может сказаться на самом процессе разви тия. Мы в Китае должны придерживаться выбранного мирного пути развития и давать аргументированные разъяснения по этому вопросу. Дело в том, что, безусловно, существует вза имное влияние: развитие Китая влияет на мировое развитие и наоборот, так что должна соблюдаться симметрия. Я полагаю, что здесь наблюдается то, что называют интерактивным взаи модействием.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Круглый стол 2.

Стратегическое сотрудничество России и Китая в Центральной Азии и ШОС Чэнь Юйжун Я очень рада иметь возможность встретиться в МГИМО со многими исследователями и дипломатами. Сегодня здесь собрались специалисты, и я бы хотела затронуть несколько вопросов.

Сначала хотела бы сказать несколько слов о духе ШОС и его развитии. В этом году исполняется 10 лет ШОС. Тот путь, кото рый она прошла, показывает, что рождение такой организации было неизбежным. Я думаю, что успехи, которых добилась ШОС, обуславливаются общими интересами и потребностями её членов. И это общее понимание находит своё отражение в «шанхайском духе» и концепции новой безопасности в рам ках ШОС. «Шанхайский дух» заключает в себе принципы взаимного доверия, равенства, поиска консенсуса и уважения к различным культурам. В условиях динамично меняющейся международной обстановки, развития различных кризисных явлений принципы, заложенные в «шанхайском духе», и их выполнение имеют огромное значение. «Шанхайский дух» и новая концепция безопасности крайне важны для обеспечения мира в регионе Центральной Азии, создания нового миропо рядка, основанного на мире и взаимном уважении.

Консенсусная позиция всех членов ШОС как раз является отражением «шанхайского духа». Главная основа консенсуса – идея равноправия. В настоящее время принцип консенсуса подвергается определённым испытаниям. В частности, неко торые конструктивные проекты и предложения в рамках ШОС встретили определённые препятствия из-за необходимости достижения консенсуса. Звучат предложения о том, чтобы отказаться от принципа консенсуса. Одним из последствий от каза от этого принципа может стать то, что некоторые важные крупные инициативы не смогут быть реализованы. Но с другой стороны, отказ от консенсусного принципа может привести к формированию отдельных блоков или группировок внутри XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП ШОС и препятствовать развитию этой организации. В частно сти, позиция Узбекистана по афганской проблеме проявилась в предложенном им формате «6+3», однако другие стороны не поддерживают данную инициативу. И если в условиях таких разногласий отказаться от консенсусного принципа, это может создать проблемы для всей организации. Поэтому, я думаю, путём разрешением этой проблемы должно стать понимание исходных позиций, например позиции Узбекистана в этом во просе. Формат «6+3» и позиция, на которой стоит Узбекистан, имеют в своей основе желание Ташкента скорейшим образом решить афганскую проблему, поскольку ситуация в Афгани стане непосредственно влияет на Узбекистан и создаёт для него угрозу. Однако, в конечном счете, и другие члены ШОС заинтересованы в оптимальном разрешении афганской про блемы. Таким образом, все стороны в своих глобальных целях единодушны. И этот вопрос вполне может быть урегулирован и решён в рамках ШОС.

Второе, о чем я бы хотела сказать, это ШОС и афганская проблема. Ухудшение ситуации в Афганистане за последний год создало угрозу для центральноазиатского региона. Эта угроза заключается в следующем: идёт рост наркотрафика из Афганистана через центральноазиатский регион;

происходит незаконный транзит вооружений;

активизируются действия «трёх сил зла» в Афганистане и сопредельном регионе;

уча стились случаи размещения войск США в других районах Центральной Азии, например на территории Узбекистана и Таджикистана. Такие действия США также вносят нестабиль ность в ситуацию в регионе.

По поводу заявления администрации Б. Обамы о выводе войск из Афганистана существуют разные мнения, однако наиболее представительное из них заключается в том, что войска «уйдут для того, чтобы остаться». Как все понимают, независимо от того, уйдут войска или останутся, это не по зволит обеспечить там безопасность. На то есть две причины:

во-первых, план вывода войск коалиции привел к появлению новых беспорядков, а во-вторых, десять лет военных действий в Афганистане принесли новые факторы нестабильности и дестабилизации обстановки в регионе. Американская военная операция в Афганистане, прежде всего направленная против Талибана, носит характер возмездия. Действия американских войск не были сосредоточены на сдерживании экстремистских XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП и сепаратистских сил. Американцы оставили возможность и даже создали вольготные условия для экстремистов и терро ристических организаций. Без помощи со стороны Запада и США такие формирования вряд ли бы дожили до сегодняшнего дня. Поэтому я считаю очень важным взаимодействие Китая и России особенно в регионе Центральной Азии и, в частности, в вопросе разрешения афганской проблемы. Дело в том, что обеспечение стабильности в Центральной Азии и безопасности Афганистана – в наших собственных интересах.

Я также считаю, что необходимо осуществлять страте гическое взаимодействие и укрепление сотрудничества по следующим направлениям. Во-первых, Китаю и России нужно развивать диалог и координировать свои позиции по разрешению афганской проблемы. Во-вторых, восстановить роль ШОС в разрешении афганской проблемы. В-третьих, укрепить сотрудничество в рамках ШОС, особенно в рамках безопасности между ШОС и ОДКБ, и таким образом совмест но поддерживать безопасность в регионе Центральной Азии.

В-четвертых, заниматься разрешением афганской проблемы в рамках различных многосторонних механизмов, при со хранении ведущей роли ООН. И последний момент – надо продумать способы и принципы сотрудничества в процессе экономического развития в Афганистане.

К.М. Барский Большое спасибо, Александр Владимирович, уважаемые коллеги! Спасибо за приглашение принять участие в вашем обсуждении. Я знаю, что вы встречаетесь в этом формате регулярно, и знаком с тем потенциалом, которым обладают присутствующие эксперты. Мы обсуждаем актуальные вопросы развития ШОС, и, наверное, нет более актуального вопроса, чем выработка стратегии развития ШОС на ближайшие деся тилетия. У нас не было пока специальных обсуждений, посвя щённых этому вопросу на научном уровне, но, так или иначе, на всех конференциях, где затрагивается тема ШОС, обсуждается её дальнейшая судьба. Если такая стратегия будет разработана, а я знаю, что китайская сторона, председательствуя в ШОС, имеет такие планы, то, видимо, это будет документ, в котором будут уточнены цели и задачи ШОС, направления её деятель- ности, ориентиры на будущее и средства их реализации. При XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП этом необходимо будет обобщить итоги первого десятилетия развития ШОС. Необходимо будет учесть динамику развития региональной и международной ситуации, внимательно про анализировать внутренние проблемы, трудности и узкие места Организации. А также учесть позитивный опыт и негативные уроки в деятельности других региональных организаций. Лучше учиться на чужих ошибках, чем повторять их.

Я хотел бы начать с конца моего списка и предложить вам беглый обзор опыта и уроков, которые ШОС при составле нии своей стратегии могла бы извлечь из деятельности других международных организаций. Разумеется, этот перечень будет неполным, зато он предоставит пищу для дальнейших раз мышлений. Начну с того, что на примере таких организаций, как ЕС, АСЕАН, НАТО мы могли наблюдать удачные решения, связанные со способностью быстро реагировать на изменяю щуюся ситуацию. Это проявилось, прежде всего, в вопросе о расширении.

Уловив изменение ситуации, эти организации приняли ре шение о расширении своих рядов, тем самым не допустив воз никновения вакуума в соответствующих регионах, обеспечив свою доминирующую роль. Если уж мы заговорили о НАТО, то у нас перед глазами пример, которому не стоит следовать. Я имею в виду ситуацию, когда одно государство – член НАТО навязывает остальным членам свою линию, которая, при глубоком анализе, противоречит глубинным интересам этой организации. Если говорить более конкретно, то это введение войск в Афганистан и решение о размещении элементов ПРО в Европе.

Если мы возьмем ЕС, то нынешняя ситуация в зоне евро тоже даёт нам большую пищу для размышлений о правильных и неправильных решениях. Вы видели безответственную по литику определённых государств – членов ЕС и отсутствие контроля со стороны штаб-квартиры за их действиями. Мы знаем примеры пренебрежения принципом консенсуса со стороны государств – членов ЕС: одно из решений, которое сейчас вырабатывается, – это введение голосования.

Если мы вернёмся на пространство ШОС, на постсоветское пространство, то можно извлечь опыт из деятельности таких организаций, как СНГ и ОДКБ. Например, Лига арабских го сударств (ЛАГ) ввела санкции против одного из своих членов.

С одной стороны, ЛАГ руководствовалась якобы благими по XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП буждениями – не допустить интернационализации сирийской проблемы, однако складывается ощущение, что организация сама себя поставила в сложное положение, хотя сейчас вроде бы она находит правильное решение. На примере АСЕАН мы видим, что с одной стороны, организация применяет для ре шения внутренних проблем собственные методы. В частности, им удалось уговорить правительство Мьянмы начать процесс реформ, что отвечает интересам развития самой АСЕАН. С дру гой стороны, там существует конфликт между двумя членами организации – Таиландом и Камбоджой, и у АСЕАН не оказа лось никаких рычагов влияния на эту ситуацию, возможностей содействовать решению межгосударственного конфликта. По следний пример, это Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) – форум, в котором участвуют все государства – члены ШОС. Если почитать документы этого фо рума, можно восхититься тем, как на азиатском пространстве воплощены многие принципы обеспечения безопасности и выработан обширный перечень мер доверия. Это один из самых лучших документов в области безопасности в этой части мира.

Проблема в том, что эти принципы не реализуются на практике, меры доверия не осуществляются. Все эти примеры заставляют нас задумываться над тем, как нам дальше выстраивать работу в ШОС, и, естественно, всё это необходимо учитывать при разработке стратегии развития ШОС.

Есть у ШОС свои собственные уроки, которые необходимо иметь в виду. К числу этих уроков я бы отнёс следующие. Мне кажется, что государствам – членам ШОС надо правильно по нимать интересы Организации и научиться отличать интересы Организации от своих национальных интересов. Профессор Чэнь Юйжун сегодня говорила о позиции Узбекистана по афганским делам. Действительно, инициативу «6+3», как проанализировала наша уважаемая коллега, можно объяснить рационально. Да, эта концепция направлена на снижение угро зы, исходящей из Афганистана для Узбекистана, она предлагает путь решения определённых собственных проблем. Возникает вопрос: какое отношение эта позиция имеет к интересам ШОС?

Объективный анализ показывает, что интересы ШОС заклю чается в том, чтобы эффективно наладить работу по Афгани стану, причем, чем скорее, тем лучше. Это касается и вопросов безопасности, и вопросов экономического сотрудничества, и вопросов взаимодействия с другими партнерами – между XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП народными и региональными организациями и отдельными государствами.

Второй урок, как мне кажется, заключается в том, что не обходимо добиваться практической реализации подписанных документов. Ситуация, когда какие-либо решения, договорён ности, соглашения, планы не реализуются на практике, несёт в себе серьёзную угрозу существованию и авторитету Организа ции. Ещё один урок заключается в том, что при всей важности соблюдении принципа консенсуса, который, действительно, и здесь я согласен с профессором Чэнь Юйжун, является основой деятельности ШОС и «шанхайского духа», необходимо вы работать такой механизм, который обеспечивал бы поступа тельное развитие Организации. Недопустима ситуация, когда один член может блокировать практическое сотрудничество (я имею ввиду практическое, а не политическое) по целому ряду областей и тем самым загнать Организацию в тупик. И наконец, необходимо, чтобы Организация могла бы гибко и оперативно реагировать на изменения ситуации, в том числе и в вопросе о её членском составе.

Еще раз повторяю, что те соображения, которыми я с вами поделился, вовсе не претендуют на то, чтобы быть полным исчерпывающим перечнем уроков, которые ШОС могла бы извлечь как из своего опыта, так и из опыта других междуна родных организаций. Но я уверен, что эти тезисы наверняка пригодятся нам в нашей работе над контурами стратегии разви тия ШОС на следующее десятилетие. Спасибо за внимание.

В.Я. Воробьев Мне кажется, что мы очень своевременно заговорили о необходимости ускорить выработку концепции дальнейшего развития ШОС на следующее десятилетие. Если китайская сторона в ближайшее время сумеет предложить какие-то прин ципиальные подходы к этой концепции, это было бы очень хо рошо. В тоже время можно с уверенностью предположить, что выработка этой концепции в каком-то целостном виде займёт ещё какое-то время. Думаю, что роль России и Китая в деле выработки этой концепции должна быть ролью и пионеров, и основных реализаторов, поскольку мнения России и Китая в этой Организации и их роль не ставится никем под сомнение.

Может быть, нашему двустороннему форуму стоит посвятить XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП этому вопросу специальное обсуждение. Это не поздно сделать и на следующем заседании, можно высказать по этому вопро су много интересных предложений, некоторые из которых сегодня уже прозвучали.

Мне кажется, что для ШОС могут быть важны три прин ципа: в политической области и области безопасности – это принцип солидарности;

в экономической сфере – это сораз витие, совместное развитие;

в культурно-гуманитарной области – это то, что в АСЕАН называется соединённость (coectvty).

Думается, что в этом плане интересно посмотреть и на опыт других организаций, как здесь уже предлагалось, чтобы извлечь соответствующие уроки и получить выгоду.

Однако мне кажется, что в проведении сравнений и ана логий нужно быть осторожным. Например, НАТО и ЕС – это организации другого плана, это союзы, причем это организа ции с наднациональными органами, чего нет, и не предвидится в ШОС. Поэтому здесь, конечно, можно извлечь некоторые уроки, например уроки расширения, как здесь уже говорилось.

Пока эти уроки показывают, что поспешность в этом деле чревата большими трудностями. То же самое можно сказать и про АСЕАН, где расширение шло в рамках одного региона – ЮВА. В этом плане, что касается ШОС, то вопрос может стоять только о Туркмении. АСЕАН, конечно, подействовала на Бирму. Один из первых результатов – это то, что Хилари Клинтон уже побывала в этой стране, и Бирма отказалась от большого проекта с Китаем. Я имею в виду гидростанцию на реке Иравади. Конечно, полезно иметь хорошие документы, как например в СВМДА. Но этот урок говорит о том, что нужны механизмы их реализации.

В этом году в ШОС приняты очень хорошие документы по борьбе с оборотом наркотиков, но механизмов реализации не создано. Здесь говорилось также, и правильно говорилось, о том, что нужно отличать национальные интересы от инте ресов Организации. Мне лично импонирует другая формула:

научиться сочетать национальные интересы с общими инте ресами Организации. В этом плане узбекское предложение «6+3» может быть нормальным полигоном, чтобы попытаться соединить интересы Узбекистана и интересы всех участников ШОС в том, что касается афганской проблемы.

Здесь говорилось о консенсусе. Понятие «злоупотребле- ние» достаточно субъективное. Конечно, можно подходить к XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП консенсусу как к религиозной догме, но существующая Хартия допускает здесь гибкость, а Хартия – это уже существующий до кумент. Мне кажется, здесь можно говорить о разноскоростном движении в рамках ШОС. По одним вопросам некоторые стра ны объединяются раньше, другие присоединяются позже.

И наконец, по Афганистану. Как и 10–12 лет назад – это фактор нестабильности, непредсказуемости и дестабилизации.

Конечно, ШОС не может быть в стороне, но я твердо убежден, что эта проблема не должна быть бременем для ШОС. Это должна быть проблема ООН. И с точки зрения урегулирова ния, и с точки зрения борьбы с наркотиками. В этом плане, конечно, важны ещё позиции таких стран – наблюдателей при ШОС, как Иран и Пакистан. Что сейчас означает «игра»

между США и Пакистаном вокруг Афганистана – пока ещё не понятно. Но если ШОС начнёт заниматься Афганистаном, то это станет проблемой ШОС. Поэтому, мне кажется, что афганская тема заслуживает того, чтобы в ШОС её очень под робно и профессионально обсуждали. Тем более с точки зрения того, что, если Афганистан получит статус наблюдателя при ШОС, то надо будет решать, с кем там разговаривать и о чём разговаривать дальше. Мне думается, что все эти вопросы в совокупности относятся к проблеме разработки долгосрочной стратегии для ШОС.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Круглый стол 3.

Российско-китайские отношения в экономической области Ли Цзыго Сегодня я хотел бы поговорить о состоянии торгово экономических отношений Китая и России в настоящий мо мент. Я хотел бы обсудить четыре основных момента. Первый из них – это определённые успехи, которые уже были достиг нуты к сегодняшнему дню в китайско-российских торговых отношениях.

Современное состояние двусторонней торговли Несмотря на тот факт, что товарооборот между Россией и Китаем значительно уменьшился под влиянием мирового финансового кризиса, экономическая взаимодополняемость двух стран по-прежнему остаётся неизменной. Однако именно благодаря мировому финансовому кризису, двустороннее энер гетическое сотрудничество преодолело многолетний период за стоя. Был запущен целый ряд важных проектов, что позволило торгово-экономическому сотрудничеству снова вступить на этап стремительного развития. В 2010 г. товарооборот между двумя странами вновь достиг отметки в 55,45 млрд долларов, увеличившись тем самым на 43,1 %. В том же году Китай впер вые стал крупнейшим торговым партнёром России, Россия, в свою очередь, занимает 11 место в списке торговых партнёров КНР. В данной ситуации главы двух государств запланировали новые цели торгово-экономического развития: до 2015 г. уве личить товарооборот между странами до 100 млрд долларов, а к 2020 г. достичь отметки в 200 млрд долларов.

Согласно статистическим данным российской Таможен ной службы с января по сентябрь 2011 г., Китай продолжает занимать место крупнейшего торгового партнёра России.

Общий объём двусторонней торговли достиг 60,5 млрд дол ларов, что составляет рост в 45 %. Можно предположить, что товарооборот в 2011 г. превысит 75 млрд долларов. Товароо борот с Германией, которая занимает вторую строку в списке торговых партнёров России, составляет 51,8 млдр долларов, XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП далее следуют Нидерланды, Украина и Италия. Однако если провести сравнение с аналогичным периодом 2008 г., то тогда Китай находился лишь на пятом месте после Нидерландов, Италии, Украины и Германии соответственно. Изменения в списке крупнейших торговых партнёров свидетельствуют о том, что экономические связи двух государств с каждым днём становятся всё более тесными, взаимодополняемость госу дарств становится всё очевиднее.

Что касается инвестиционной сферы, в 2010 г. прямые инвестиции Китая в нефинансовый сектор России составили 594 млн долларов, что на 43,8 % больше аналогичного показа теля в прошлом году (в 2010 г. прямые зарубежные инвестиции КНР достигли 68,8 млрд долларов, что больше на 21,7 % по сравнению с прошлым годом). Российские прямые инвести ции в Китай составили 34,97 млн долларов, увеличившись на 9,3 %.

За последние годы, помимо вышеупомянутого роста това рооборота между двумя странами, главными достижениями в двусторонней торговле можно назвать следующие три пере ломных момента:

Во-первых, в модели сотрудничества произошли позитив ные изменения, непрерывно расширяется его содержание. Осо бенно ярко это выражено в энергетической сфере, где страны переходят от простых отношений купли/продажи к совместной разработке месторождений. Так, добывающее ежегодно 13 млн тонн сырья российско-китайское СП «Восток – нефтехимия»

(г. Тяньцзинь) 21 сентября 2010 г. объявило о том, что в период 12-й пятилетки сможет выполнить весь объём работ. Это яв ляется важным шагом в процессе интеграции сотрудничества двух государств. В сфере электроэнергетики страны формируют единую энергосистему и движутся к стадии совместного про изводства электроэнергии. В 2011 г. экспорт электроэнергии России в Китай, вероятно, достигнет 1,2 млдр кВт.ч, этот по казатель превысит общий объём за 10 лет. Ещё более важен тот факт, что в сентябре 2010 г. между Россией и Китаем был подписан «Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области развития электросетевого хозяйства двух стран».

Так, в феврале 2011 г. Российская энергетическая компания объявила о создании СП совместно с китайской корпорацией Ygtze Poer для реализации проектов по строитель ству гидро- и тепловых электростанций в восточных регионах XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП России. Это свидетельствует о том, что сотрудничество обеих сторон переходит от простой торговли к совместному произ водству. Подобные крупные проекты будут способствовать тесной увязке интересов двух стран в энергетической сфере и созданию взаимовыгодного условий сотрудничества, при котором учитываются интересы друг друга. В сфере новых источников энергии, во время визита Председателя КНР Ху Цзиньтао в Россию в июне 2011 г., стороны подписали «Рамочное соглашение о сотрудничестве в области возобнов ляемой энергетики и энергетической эффективности». Таким образом, страны нацелены на расширение энергетического сотрудничества в области новых высоких технологий.

Во-вторых, хозяйственными субъектами чаще всего стано вятся крупные и средние предприятия, постепенно происходит отход от таких нелегальных моделей, как так называемая «серая растаможка» (неофициальное таможенное оформление грузов).

В свое время «серая растаможка» была головной болью обеих стран, однако вслед за усилением контроля со стороны России в координации двух стран наметилась тенденция к улучшению.

По данным Российской логистической компании, «народная»

торговля сократилась почти на 2/3, наблюдается переход к официальной таможенной очистке товаров.

В-третьих, сотрудничество в финансовой сфере достигло значительного прогресса, и совершение сделок в националь ных валютах стало первым шагом в этом процессе. В октябре 2011 г. главы России и Китая подписали меморандум о созда нии Российско-китайского инвестиционного фонда, целевой капитал которого составит 4 млрд долларов. Ответственность за управление фондом будет возложена на Российский фонд прямых инвестиций, при этом 70 % средств фонда пойдут на реализацию проектов в России. Глава Внешэкономбанка В.А. Дмитриев заявил, что создание инвестиционного фонда является важным прорывом в российско-китайских инвести ционных отношениях. Эффективность работы китайской стороны очень велика, по предварительным расчётам, до конца года будут завершены две сделки.

Другим важным событием стало то, что в декабре 2010 г.

на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) на чались торги по валютной паре рубль/юань. Начало биржевых торгов юанем за пределами Китая происходит впервые, и это означает, что Россия и Китай больше не нуждаются в долларе XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП в качестве платежного средства для осуществления торговли.

Теперь сделки можно заключать в национальных валютах двух стран. 14 декабря 2010 г. московское отделение банка HSB провело для группы «Спортмастер» первую в России между народную сделкув юанях, которая прошла успешно. Время транзакции сократилось с трёх дней до одного, к тому же теперь можно сэкономить на обмене валют. В декабре 2010 г. первой биржей, где стало возможно заключение сделок в российских рублях, стал Хэйлунцзянский торговый центр рублевых опе раций, располагающийся в Харбине. Это позволило сделать обмен между рублём и юанем более удобным.

Российско-китайское торгово-экономическое сотрудниче ство: проблемы и варианты их решения В двусторонней торговле всегда могут возникать некоторые проблемы и сложности, что вполне нормально. Я считаю, что вопросы, существующие в торговле между Россией и Китаем, во-первых, носят психологический характер. Многие рос сийские граждане и даже ученые опасаются того, что Россия, экспортирующая в основном сырьевые товары, станет «сы рьевой базой» для Китая. Во-вторых, существуют конкретные технические вопросы, такие как невысокая эффективность таможенного оформления, коррупция в таможенных службах и прочие проблемы, ухудшающие микроклимат в торговле. К тому же стоит упомянуть о ценовых расхождениях в энергетиче ской сфере, в том числе и по уже достигнутым соглашениям.

В-третьих, работа логистической и финансовой систем далеко не идеальна, проблемы существуют как в транспортной сфере, так и в расчётах в национальной валюте. К примеру, обсуждаемый уже много лет проект строительства железнодо рожного моста Тунцзян – Нижнеленинское через китайско российскую пограничную реку Хэйлунцзян (Амур) до сих пор остаётся лишь на бумаге, хотя значение его для логистических перевозок велико. Однако следует отметить, что всё это отнюдь не принципиальные расхождения.

Мы уже не раз говорили о том, что доля продукции маши ностроения и электроники в российско-китайской торговле довольна мала. Здесь, в первую очередь, идёт речь о невысокой доле машиностроительной продукции в экспорте России в Китай. Мне кажется, что самое важное сейчас – задаться вопро сом: почему так происходит? Каким образом можно изменить подобную ситуацию? Если смотреть в целом на двусторонние XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП отношения, в долгосрочной перспективе существует одна проблема, ожидающая своего разрешения: международных брендов у двух государств не так много, степень взаимного признания низка, добавленная стоимость остаётся невысокой.

Иными словами, часть российских граждан с ограниченными доходами, покупая китайские товары, считают, что качество данной продукции низкое, репутация таких товаров в России была подорвана. Китайские граждане, в свою очередь, считают российскую продукцию машиностроения недостаточно совре менной, а, попросту говоря, грубой и громоздкой.

Предложения по развитию российско-китайского торгово-экономического сотрудничества Россия и Китай должны наращивать сотрудничество в во просах регионализации российского рубля и китайского юаня, а также в вопросе составления Международных суверенных кредитных рейтингов стран. На недавней встрече премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао с председателем правительства РФ В.В. Путиным в Санкт-Петербурге, китайский руководитель отметил, что обе стороны выступают за многообразие мира, против господства какой-либо державы или группы держав в мире, выступают за создание справедливого и рационального нового порядка международной политики и экономики.

Если говорить об экономическом порядке, то каким обра зом его создавать? Основным инструментом США в установ лении мирового экономического порядка является гегемония доллара. Как совершенно верно отметил В.В. Путин в Пекине, США паразитируют на монопольном положении доллара. В связи с этим, Россия и Китай должны поддерживать друг друга, стимулировать регионализацию и интернационализацию рубля и юаня. Стороны также должны достичь стратегического взаи мопонимания и принимать дальнейшие практические меры.

Необходимо помнить о гегемонии не столь заметного с первого взгляда Международного суверенного кредитного рейтинга, которому многие не оказывают должного внима ния. Китайское независимое рейтинговое агентство «Dgog Globl redt Rtg o. td» 11 июля 2011 г. впервые опубли ковало суверенный кредитный рейтинг 50 стран мира. Ком пания стала первым в мире незападным агентством, которое опубликовало информацию о суверенных кредитных рисках государств. Премьер В.В. Путин также выразил стремление к 2012 г. создать в России независимое рейтинговое агентство.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Он заявил о том, что рейтинги российских облигаций, публи куемые имеющимися на сегодняшний день западными агент ствами, просто возмутительны. Одна лишь фраза подобных рейтинговых агентств может привести к тому, что стоимость кредита для отдельного предприятия или даже государства может резко увеличиться. Так, 24 августа рейтинговое агентство Ftc понизило рейтинг «Норильского никеля» до уровня BB+, тем самым оценив ценные бумаги компании как ненадежные.

Очевидно, что подобные рейтинговые оценки способны услож нить финансирование и увеличить себестоимость продукции отдельно взятой компании.

Насколько мне известно, в сентябре 2011 г. представители компании «Dgog Globl redt tg o. td» приезжали в Москву с целью поиска партнёров. Уже были проведены пере говоры с российским агентством «US-tg». Надеюсь, что наши страны смогут оценить сотрудничество по линии своих рейтинговых агентств со стратегической точки зрения, тем самым нанеся удар по монополии американских рейтинго вых компаний. Ещё более широкое сотрудничество могли бы осуществлять страны БРИКС, сформулировав собственную позицию, отличную от западных стран.

Сегодня обсуждается проблема так называемой «китайской угрозы». Учёным следует разъяснять и в этой связи преимуще ства сотрудничества России и Китая в энергетической сфере.

Это нужно для того, чтобы народы двух стран имели возмож ность лучше узнать о взаимовыгодном сотрудничестве госу дарств в энергетической отрасли, в особенности о переходе от модели простого товарообмена к тесным взаимовыгодным отношениям. Сотрудничество России и Китая в энергетике взаимовыгодно, и любой разумный учёный должен это по нимать. Вопрос заключается даже не в том, выгодно ли это сотрудничество для каждой из сторон, это и не стоит обсуждать.

Важно, чтобы и народы двух стран также могли рационально оценивать подобное сотрудничество. В связи с этим я считаю, что специалистам следует путем чёткого разъяснения преиму ществ российско-китайского энергетического сотрудничества дать понять гражданам двух стран, насколько оно взаимовыгод но. Тенденция развития партнёрских отношений заключается во взаимном владении акциями и совместном производстве.

Именно так можно искоренить сформировавшуюся теорию XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП «китайской угрозы», а укрепление взаимной дружбы между на родами будет в значительной степени этому способствовать.

В российско-китайской торговле следует разумно оцени вать два факта. Первый из них – современная структура тор говли. Я процитирую высказывания двух важных российских деятелей. Одно из них относится к октябрю 2011 г. и принад лежит вице-премьеру А.Д. Жукову. Он отметил, что доля машин и оборудования в российском экспорте в Китай невелика, что является сугубо внутренней российской проблемой. Другое высказывание принадлежит профессору С.Г. Лузянину, кото рый упомянул, что объективно сложившиеся экономические модели России и Китая отражают экономические реалии, су ществующие на сегодняшний день, и эта тенденция останется неизменной в краткосрочной перспективе.

Вторым фактом является то, что роль правительства в торгово-экономических отношениях двух стран огромна, и это совершенно бесспорно. Однако правительство отнюдь не всемогуще, особенно в инвестиционной сфере и вопросах совершенствования экономической структуры. Это непо средственно затрагивает интересы субъектов рынка, которые не должны регулироваться правительством.

У меня еще есть один совет, который заключается в том, что необходимо укреплять двусторонне сотрудничество в сфере туризма и отдыха, усилить представление крупного российского туристического рынка для китайских туристов и турагентств. Россия обладает богатейшими ресурсами для отдыха и туризма, и китайские туристы, выбирающие отдых высокого класса, во время отпусков уже предпочитают не по сещение достопримечательностей, а путешествия. Восточная часть России граничит с Китаем, и пейзажи тех мест очень живописны. Единственным недостатком является отсутствие развитой необходимой инфраструктуры, а также некоторые управленческие и законодательные проблемы.

Наши страны уже знакомы с этим вопросом. Для китайской стороны был организован четырёхдневный тур по России.

Необходимо распространять информацию о туристических ресурсах восточных и пограничных регионов страны. Москов ское правительство выразило готовность выделить 1,25 млрд долларов для развития туризма в городе. Очевидно, что для продвижения и развития туристической сферы необходимы средства. Это похоже на необходимость подготовки соот XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП ветствующей рекламы. Вопрос лишь в том, что восточные и приграничные регионы испытывают значительную нехватку этих самых средств.

К настоящему моменту в России уже создано более особых экономических зон, однако пока там нет ни одного китайского предприятия, ни одного запущенного китайского проекта. Об этом в своем телевизионном интервью говорил торговый представитель России в Китае С.С. Цыплаков. Пра вительствам двух стран необходимо помочь предприятиям создать определённую базу, помочь лучше понять ситуацию и политику, проводимую в данных экономических зонах. Как ста ло известно, Россия планирует создать специальный комитет, который будет помогать китайским инвесторам решать про блемы, с которыми они сталкиваются в России. Такой комитет сможет значительно стимулировать реализацию китайских ин вестиционных проектов на территории страны. Это позволит значительно увеличить поток инвестиций в страну.

А.В. Лукин: Господин Ли Цзыго – большой энтузиаст российско-китайских отношений. Я только хотел спросить:

вы говорили о рублях и юанях, в Москве сейчас можно от крыть счёт в банке в юанях, а в Пекине можно открыть счёт в рублях?

Ли Цзыго: В Харбине уже идут торги в рублях, думаю, от крытие счёта будет следующим шагом.

А.В. Лукин: Думаю, что мы продвинулись дальше вас в отношении обмена валют. Мой вопрос – один из примеров того, что нам надо идти навстречу друг другу не только в энер гетической сфере, чтобы покончить с гегемонией доллара. Это очень сильно увеличит взаимодоверие у людей и будет снимать психологическое давление.

А.В. Островский Отвечая на предыдущий вопрос, хочу сказать, что если пересекаешь границу где-нибудь в районе Благовещенск – Хэйхэ, Маньчжоули – Забайкальск, то там с обменом рублей на юани нет вопросов. А если ваш маршрут Москва – Пекин или Гуанчжоу, то там обмен возможен только через третью валюту. Это даёт возможность гегемонии доллара проявить себя в полной мере. Обсуждение вопроса о том, как развивать XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП российско-китайскую торговлю, навеяли мне комментарий по поводу того, что без широкого развития межбанковских связей вряд ли удастся добиться поставленной лидерами наших стран цели – к 2015 г. увеличить объём товарооборота до 100 млрд долларов, а к 2020 г. – до 200 млрд долларов.

Я хотел бы начать с того, что главная проблема российско китайских отношений – это разрыв между высоким уровнем военно-политических и более низким уровнем торгово экономических отношений. Торговый оборот даже несколько снизился за годы кризиса 2008–2009 гг., и мы до сих пор не можем выйти на показатели 2008 г. Другая проблема – это не значительный объём инвестиций в экономику обеих стран.

Есть такая взаимозависимость, что чем больше объём взаимных инвестиций, тем больше объём внешней торговли. У России с Китаем пока объём инвестиций крайне незначительный.

Далее: за последние 10–12 лет серьёзно ухудшилась структура российско-китайскоого товарооборота. Например, если в 1998 г. в объёме российско-китайской торговли доля машин и оборудования и транспортных средств в российском экспорте составляла 25 %, то в 2009 г. – менее 2 %. Что касается, нефти и нефтепродуктов, то их доля в 1998 г. составляла 3,2 %, а в 2009 г. повысилась до 49 %, а если мы возьмём показатели 2010 г., то ситуация будет ещё хуже. Если мы возьмём структуру торговли России с Китаем и сравним её со структурой всей внешней торговли России, то увидим, что они в общем-то со впадают. Получается, что российско-китайская торговля напо минает как бы колониальную монокультурную торговлю.

Сейчас я перечислю основные проблемы в российско китайской торговле. Для их решения что-то нужно делать, так как от этого зависят перспективы того, сможем ли мы достичь тех показателей, которые были намечены нашими руководителями.

Первая проблема – медленное развитие сотрудничества в сфере энергоресурсов. По экспорту российского газа до сих пор не произошло согласования позиций, а по экспорту нефти Россия занимает шестое или седьмое место среди партнеров Китая. Вторая проблема – это региональное сотрудничество.

Была подписана программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири со стороны Российской Федерации и Северо-Восточного Китая на 2009–2018 гг. Одна- ко этот проект развивается, как говорится по-русски, ни шатко XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП ни валко. Следующая проблема – транспортная. У нас всего два – два с половиной действующих железнодорожных перехода:

Маньчжоули – Забайкальск и Суйфэньхэ –Гродеково. Кра скино – Хунчунь (провинция Цзилинь) – это «половинный»

переход, потому что около 10 лет хозяйствующие субъекты там судились о том, как поделить акции. Если посмотреть на состояние дел рек Амур и Уссури, то на сегодняшний день у нас нет ни одного моста.

Это самые главные проблемы. Есть и другие, но перечис ленные проблемы – ключевые, которые необходимо решать в течение ближайших трех-пяти лет. Какие меры необходимо принять? Здесь нужно участие не только российской стороны, но и китайской. Первый принципиальный момент – это уси ление координирующей роли государственных органов. Это включает и механизм регулярных встреч глав России и Китая, и заседания различных комиссий, и механизм совершенство вания платежно-расчётных отношений (о чём вопрос вставал в предыдущих выступлениях), повышение уровня транспортного обеспечения, улучшение информационной инфраструктуры, механизм урегулирования торговых споров, а также решение вопросов патентного права, права собственности на изобре тения. Без координирующей роли правительств двух стран невозможно решение этих вопросов и поднятие отношений между странами на новый уровень. В этих условиях у обеих стран возникает вопрос выбора стратегии выхода: у России – на китайский рынок, у Китая – на российский.

У Китая есть потребность в традиционных товарах рос сийского экспорта – это древесина, энергоресурсы, калийные удобрения, цветные металлы. С российской стороны проблема одна – невысокая ёмкость российского внутреннего рынка, поэтому всегда будет возникать проблема наращивания ки тайского экспорта в Россию. Дальнейшие пути реализации стратегии выхода Китая на российский рынок видятся в мак симальном привлечении российских компаний к различным программам развития китайской экономики. Я имею в виду программы по развитию старой промышленной базы Северо Востока Китая, программа развития Западных районов, не давно была принята программа развития Северного Китая. И здесь как раз есть ответ на вопрос: как повысить объем внешней торговли и взаимных инвестиций? Когда будет увеличиваться объём взаимных инвестиций, тогда будет увеличиваться и XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП объём внешней торговли, причём за счёт товаров, в которых заинтересованы обе стороны.

А.В. Лукин: Я не специалист по российско-китайской тор говле. У меня создалось впечатление, что сейчас существует не проблема двусторонней торговли, а российского экспорта. Вот 2 % – доля машиностроительной продукции, а 50 % – энерго ресурсы. Это российская проблема. А Китай недоволен такой структурой? Здесь говорилось, что затягивается вопрос с экс портом газа. Если же из России в Китай пойдёт ещё и газ, то доля энергоресурсов в экспорте будет уже не 50 %, а 70 %. Тогда, наверное, это российским партнерам нужно бороться за рынок Китая. В региональном сотрудничестве есть много трудностей.

Транспортные проблемы: наши китайские коллеги совсем не против иметь гораздо больше пограничных переходов. Сейчас даже обсуждается вопрос о том, чтобы сделать на зиму ледовые переходы – мосты. Это китайская идея. Мы надеемся, что это будет решаться. Поэтому, наверно, нужно посмотреть, что видят в сотрудничестве наши китайские коллеги, какие есть недостатки, как их преодолевать.

Что касается инвестиций, то, насколько я знаю, сейчас наши соотечественники в Благовещенске и Хабаровске актив но покупают квартиры в Хэйхэ и Фуюане. В целом, как здесь очень хорошо заметил А.В. Островский, состояние российско китайской торговли очень хорошо отражает структуру россий ского экспорта в целом.

Г.Д. Толорая Я хотел бы задать вопросы и сделать комментарии по двум вопросам. Первое – это БРИКС. Может быть, некото рые из присутствующих знают, что недавно в целях испол нения утвержденного Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым 24 мая 2011 г. плана мероприятий по реали зации договоренностей, достигнутых на саммите БРИКС в г. Санья (КНР), в России был создан Национальный комитет по исследованию БРИКС (НКИ БРИКС). Когда я стал при думывать эмблему, логотип для нашей Организации, я пытался сложить кирпичики из стран БРИКС, но в этих золотых кир пичиках получается, что Россия и Китай наверху. Поэтому я от этой идеи отказался, чтобы не раздражать остальных. Однако идея БРИКС родилась из российско-китайского взаимодей XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП ствия. Я считаю, что России и Китаю нужно думать не только о торгово-экономических отношениях, но и о согласовании экономической политики и выработке новой глобально экономической концепции БРИКС. Поскольку именно две наши страны способны предложить БРИКС концепции валютно-финансового регулирования, макроэкономической глобальной политики, которые могут быть поддержаны други ми странами. Это первая идея, по которой я хотел бы услышать комментарий китайской стороны.

Вторая идея – это вопрос о деятельности Восточноази атской тройки – Китая, Японии и Южной Кореи. Я считаю, что за последние 10 лет это самый главный многосторонний процесс, который происходит в мире. Ведь эти три страны дают уже больше 22 % мирового ВВП. Интеграция между ними, как политическая, так и экономическая, углубляются довольно быстрыми темпами. Сейчас Россия вступает в ВТО.

Это означает, что мы должны будем играть по общепринятым правилам. Это, наверное, облегчит российский экспорт на китайский рынок. Я считаю, что у России есть основания, чтобы взаимодействовать с этой восточноазиатской тройкой.

Я не говорю сейчас о полном подключении к зоне свободной торговли, механизму встреч на высшем уровне, хотя в пер спективе – почему бы и нет? Но уже сейчас Россия могла бы участвовать в свопах, в решении вопросов, связанных с общим рынком энергоносителей. Ведь России есть, что предложить.

Её валютные резервы превышают корейские и находятся на третьем месте после Японии и Китая. Мне кажется, что, коль скоро, Россия и Китай – стратегические партнеры, то Китай может помочь России в реализации этой цели. Южная Корея, по моим ощущениям, тоже не будет возражать. Япония, конеч но, будет против, но, по-моему, вдвоем мы можем уговорить японцев. Я буду признателен, если китайские коллеги про комментируют эти вопросы.

XIV ежегодная российско-китайская конференции МГИМО – КИМП Цюй Син У меня несколько замечаний. Первое по поводу БРИКС.

Китай и Россия играют чрезвычайно важную роль в БРИКС.

Это объясняется и их экономической мощью, и тем, что обе страны являются постоянными членами СБ ООН. Как уже говорилось, если позиционировать Россию и Китай сверху, как в предлагаемой Вами эмблеме, то это может вызвать не приятие других стран. Потому что остальные страны – Индия, Бразилия и ЮАР – уделяют очень большое внимание своему месту в международных отношениях, и такое доминирование со стороны России и Китая может иметь не слишком благо приятные последствия.

Если же говорить о сотрудничестве Китая, Японии и Южной Кореи, то в 2010 г. в совместном заявлении премьер министров трёх стран говорилось о начале рассмотрения ин теграции. Но что касается практической реализации этого, то, я думаю, это ещё потребует много времени. Между странами ещё существует множество проблем. Важность и острота этих проблем перевешивает экономический интерес. Поэтому созданный механизм встреч премьер-министров трёх стран призван повысить уровень их контактов и противодействовать негативному влиянию нерешённых, «подвешенных» вопросов, существующих между этими странами.



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.