авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Author: Сокольников Лев Валентинович

Полный курс физики.

                                            Краткое предисловие.

После

того, как библиотека в Александрии сгорела по невыясненной

причине - библиотека Ватикана вышла на первое место в мире по количеству

единиц хранения;

второе место - у библиотеки Конгресса Соединённых Штатов,

на третьем - сарай в частном домовладении, полученном по наследству.

По количеству “единиц хранения”, как человеческой мудрости, так и глупости с названием “книга”, мой сарай никак не может тягаться с упомянутыми гигантами, но по качеству - вполне: любой, кто пишет, и кого не издают ни большими тиражами, ни малыми - ныне по силам распечатать на принтере один экземпляр собственных литературных заморочек, переплести в кожу, поставить на полку и, полному гордости - заявить:

- Нет такой книги в конгрессовской библиотеке! - и в сараях частных домовладений могут встретиться книги, коих нет в помянутых выше местах. О сараях и пойдёт речь.

1.

ПОЛНЫЙ КУРС ФИЗИКИ СЪ КРАТКИМ ОБЗОРОМ МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИХЪ ЯВЛЕНИЙ А. ГАНО ПРОФЕССОРА ФИЗИЧЕСКИХ И МАТЕМАТИЧЕСКИХ НАУК _ ПЕРЕВЕЛИ СЪ 12 ФРАНЦУЗСКОГО ИЗДАНИЯ Ф. Павленковъ и В. Черкасов.

_ Къ курсу приложено 728 политипажей, хромолитографический рисунокъ пяти спектровъ, статья о простых машинах и 100 практических задач съ указанием ихъ решений.

   Сколько не читающего народа на сегодня уверено:

- “Книга в прежнем виде доживает век” - и сколько несогласных - таких подсчётов, вроде бы, никто не делал. Похороним старушку-книгу?

Нынешние, передовые виды пользования информацией с участием электроники - впечатляют: плоское устройство, толщиною в палец и форматом с прежнюю книгу, знакомит с трудами больших и малых мудрецов мира, коих на сегодня “электронизировали”.

Кого первым заселять в “электронные квартиры”, кто достоин? “Полный курс физики с кратким обзором метеорологических явлений А. Гано профессора физическихъ и математическихъ наук” первым стоит в очереди на получение “электронной квартиры”, или подождёт по причине “устаревших и не полных объяснений физических законов”? Что ныне профессор со своими “законами линейной оптики”, когда открыли и освоили иную оптику? Для какой надобности “переводить в цифру” раритет, выпущенный в стольном граде Петербурге в одна тысяча восемьсот шестьдесят шестом году “от рож.

Хр.”? Кому на сегодня интересны труды профессора А. Гано и его древние заблуждения в физике? Нет таких: нынешний андронный коллайдер с “бубликом” общей длиною в двадцать семь километров и “Полный курс физики”, написанный профессором в славной Франции - диаметр в сто сорок пять лет по времени… Если бы только по времени… На первой странице старушка объёмом в девятьсот шесть страниц убористого текста разъясняет:

“к курсу приложено 728 политипажей, хромолитографический рисунок пяти спектров, статьи о простых машинах и 100 практическихъ задачъ съ указаниемъ их решений”.

Мать-книга, сколько любопытных рук держали тебя, и сколько голов разволновала повествованием о “физических законах мира”? В каком количестве умов, и сколько в каждом в отдельности оставила знания?

Предисловие, написанное двумя русскими издателями сто сорок лет назад - не уступает, а часто и уходит далеко по красоте изложения нынешним “романистам с именем”:

“При положительной бедности нашей в хорошихъ руководствахъ по физике, мы имеем фактическое основание полагать, что ”Полный курс физики" А. Гано, разошедшийся во Франции въ количестве ста восьми тысячь экземпляров, встретит себе у насъ сочувствие и поддержку занимающейся и учащейся публики. Говоря правду, у нас пока даже и нет такого курса, который бы знакомилъ съ современными результатами этой науки и давалъ понятие о последнихъ новейшихъ опытахъ, работах и изысканиях по различным ея отраслям. Издаваемый нами курсъ представляетъ в этомъ случае некоторого рода исключение. Гано въ каждое новое издание своего руководства вноситъ все более или менее замечательныя новости.

Можно смело сказать, что в этом отношении нетъ въ целой Европе курса более современнаго. Здесь говорится и объ опытахъ Тиндаля и о регуляторе Фуко и о пантелеграфе Казелли и пр. и пр. Такая быстрота сообщений свойственна только периодическимъ изданиямъ. При всемъ томъ мы, однако же, весьма далеки отъ того, чтобы не замечать в его курсе некоторой неполноты. Мы уверены, что издаваемый нами курсъ выдержитъ не одно и не два издания.

Дело свое мы намерены вести добросовестно и потому каждое последующее издание будетъ дополняться и улучшаться съ одобрения самого г. Гано.

Перепечатывать изъ года в годъ научное руководство и делать чемъ-то вроде стереотипного издания, как это умудрялись некоторые, мы считаем положительно нечестнымъ.

Выпуская “Полный курс физики” Гано, мы преимущественно имели въ виду студентовъ-естественниковъ, студентовъ-медиковъ и отчасти гимназистовъ-реалистовъ. Мы того мнения, что до срока конкурса, назначенного на составление курса физики и химии, курсъ Гано можетъ служить отличным руководствомъ для реальныхъ гимназий;

о соперничестве его съ устарелой книгой Ленца, конечно, не может быть и речи. Но понятно, что коль скоро курсъ имеетъ, сколько нибудь въ виду средния учебныя заведения, то он долженъ удовлетворять ихъ требованиямъ.

Вот почему, вполне сознавая все преимущества десятичной системы меръ и весовъ передъ нашею, мы все-таки должны были ввести в нашъ перевод вместо метровъ, граммовъ, килограммовъ и т.д. сажени, футы, золотники, фунты, пуды и пр. Точно так же в место стоградуснаго термометра Цельсия нами принятъ термометръ Реомюра, как исключительно употребляемый в России.

Наконец обращаемся къ различнаго рода компиляторамъ-закройщикамъ.

Мы приобрели отъ профессора Гано исключительное право перевода всехъ изданий его “Traite de Physique”. Вместе съ этимъ правомъ нами приобретено и право перепечатки его рисунковъ;

поэтому считаемъ долгомъ предуведомить, что, так как все политипажи, помещенные в его курсе, оригинальны, то всякое воспроизведение ихъ будетъ преследоваться нами на основании законов.

Цифры, поставленныя въ скобкахъ подъ некоторыми фигурами, означают размеры приборов в дюймахъ, причем буквою h обозначена их высота, а буквою l - длина.

В заключение считаемъ своимъ долгом сделать две следующие оговорки:

1) На странице 383 нами сделано примечание о лампе г. Шпаковского. Мы сказали, что г. Шпаковский взялся за усовершенствование лампы Сенъ-Клеръ-Девилля, принявши въ основание пульверизацию скипидара.В нашем примечании также сделана ссылка на N Annales de chimie et de physique, где изложено устройство Сенъ-Клеръ-Девиллевой лампы. Всякий, сделавший справку, увидит, что основание, или принципъ этой лампы совершенно другой.

Между тем примечание наше было перетолковано совершенно иначе.

“Технический Сборник”, напримеръ, говоритъ уже просто безъ всякой оговорки: “Лампа Шпаковского, или скорее (?) усовершенствование изобретения Сенъ-Клеръ-Девилля (1866 г. N 3, стр. 150) Подобное сообщение прямо показываетъ, что ”Технический Сборник“ не понял насъ. Со стороны основания или принципа (пульверизация) изобретение Шпаковского оригинально и чуждо всякой тени подражания. Если же мы сказали, что г.

Шпаковский принялся за ”усовершенствование" лампы Сенъ-Клеръ Девилля, то это потому, что прежде работалъ надъ этой лампой и имелъ цель одинаковую съ Сенъ-Клеръ-Девиллем: сконцентрировать на возможно меньшемъ пространстве возможно большее количество теплоты. Строго говоря, мы употребили неточное выражение. Намъ бы следовало сказать, что г.

Шпаковский, "преследуя цель Сенъ-Клеръ-Девилля, случайно нашел новое средство достигнуть ея самымъ совершенным образомъ. Во всяком случае, мы приглашаем "Технический Сборникъ отказаться от своих слов.

2) На стр.730 и 731 (в примечаниях) сказано, что у насъ аппарату Казелли предпочтенъ былъ телеграфъ Юза. Сведение это, взятое нами изъ “Технического Сборника”, было действительно справедливо во время печатания вышеупомянутыхъ страницъ. Теперь же телеграфное управление опубликовало, что между Москвой и Петербургомъ установлена передача депешъ съ помощью пантелеграфа Казелли.

2.

Какова нужда в “предисловиях”, что в них? Декларация намерений автора “что, к чему и как”? Что в предисловии переводчиков “Полного курса физики А.Гано”, каких и сколько мыслей способны вызвать две страницы мелкого шрифта и обычного формата?

Много: “Полный курс физики” пришёл из Франции от “профессора физических и математических наук” и право на её издание в России приобретено Ф. Павленковым и В. Черкасовым. Кто эти люди, что о них известно?

Имена царей-императоров Руси, “их деяния и безделье во благо подданных”, а тако их родичей вкупе с именами слуг - известны, придворные “историки” не обошли вниманием житие каждого, а кто Ф.

Павленков и В. Черкасов, принесшие “Полный курс физики” в Россию - “тайна сия велика бысть”.

Если перевели французское издание, то не менее А.Гано знали Физику плюс французский “технический” язык.

Переводившие труд Гано - не “бессмертные” Академии Наук России, а всего лишь издатели, коих следует помянуть словами “Не без чести пророк разве только в отечестве своём” пусть и через полторы сотни лет. Как заведено на Руси - “посмертно”… Или всё же кто-то помогал издателям-переводчикам? Если так “Предисловие” об этом не промолчало бы, но выступило бы с заявлением:

“иждивением и вспомоществованием господ имя рекл сия книга увидела свет…” - нет упоминаний о помощи от “великих” в издании “Курса”, а посему остаются два человека, кои на “кровные” приобрели право на издание трудов А.Гано. Казна стояла в стороне и не собиралась раскошеливаться:

- “Полный курс физики”, написанный каким-то иноземцем - лишние знания русскому мужику! Сборник иудейских сказок для “укрепления веры” годится, “святая” книга, но книга о физических законах - лишняя… ересь, соблазн и богопротивное писание! Там, где есть законы - нет чудес! Мужику и малая часть “курса” без надобности…“ - и об этом не сказано в ”Предисловии", а потому повторно остаётся думать:

- “В желании просветить народ российский, издатель Ф. Павленков и В.

Черкасов свои денежки тратили…” Радует и ободряет обращение переводчиков:

- “Компиляторы-”закройщики“, если будете что-то ”выкраивать“ из нашего издания - обратимся к закону с просьбой разобраться с вами”! - вот оно:

сто сорок лет назад кража чужих открытий уже не была в новинку. Пожалуй, переводчики “Курса” впервые применили название “закройщики” к любителям пользоваться чужими открытиями.

И вежливость, вежливость, вежливость и честное признание ошибок… Какая нужда поминать лампу француза Сен-Клер в книге на 900 страниц шрифтом Times Roman размер 10? - но переводчики поминают… Мать-книга, хоронят тебя, но пока жива - дозволь языком убогим гимн пропеть? Не “реквием”, но хвалу?

Итак, внемли, мать-Книга, ибо многих ты образовала: нынешние музеи хранят тьму тем вещей, коими когда-то пользовались “сильные мира сего” в звании не ниже “осударя-императора”… Порты-исподнее камзолы-кафтаны-мундиры-ножи-сабли-пистолеты и прочее, нужное в повседневности “осударям”. Не забыта царская “мягкая рухлядь”, в некоторых местах траченная подлой молью… И всё это добро хранится в строго оговоренных условиях по температуре, влажности и “количеству содержащихся простых организмов в одном куб.см.

воздушной среды места хранения”.

И водят экскурсоводы любознательный народ по музейным залам, и просвещают:

- “А вот эту шапку-ушанку из сибирских соболей осударь надевал, отправляясь в отхожее место…” - и ни разу, и ни единый музейный работник не просветил любопытствующих:

- “А вот эта книга написана прекрасным, понятным и лёгким языком, а посему великий дар помещён в сим фолианте, ибо содержит многие знания о физическом мире и весьма полезен человекам! Всякий, единожды вошедший в неё - в ней остаётся навсегда! И написал эту книгу…” - нет вам, не дождётесь, чтобы кто-то пел оду “Полному курсу физики”! И ни один “владыка земной” не скажет:

- "Чёл сию мудрую книгу, зело поражен и удивлён быша: столь разумна она! А посему повелеваю высочайшим указом:

“Отныне список с Книги сей держать в каждом жилище и чтить словесы оной превыше иноземного писания именуемого ”библосом"!

Тако повелеваю монашествующей братии, прилагающих старания в обучении юних отроков письму и чтению “святого писания” и ничесо иное почесть за “полоумие”, и дабы не быти россиянам в хуле и сраме от иноземцев с велиим тщанием изучать реченное в иноземной Книге и применять с пользой в житие своем.

Всякого, преступающего указ сей - сечь кнутом прилюдно и по излечении от шелепов - изгонять из обители".

3.

Русь, объясни: почему “Полный курс физики” из Франции пришёл? Не на твоих великих просторах родился и вырос, но во французской тесноте? Не ты во Францию с науками пришла, но Франция - к тебе? И не только “Полным курсом физики”? Скажи, Европа, чего, какой особой мудрости искали русские учёные в твоих Гейдельбергах? Не потому ли, что Франция во все времена жития своего ума набиралась, а ты - “святости”? Чужой, далёкой и сомнительно “святости”? Не потому ли, что всего один раз неправильно расставила “приоритеты” и оттого в истории твоей многое, если не всё, вкривь и вкось пошло?

Что ж, бывает, случается, ошибаются страны и народы в “расстановке приоритетов”, но быстро соображают, что к чему и дают задний ход.

Ты, Русь, “мягкой рухлядью” царской гордилась, да сапогами со шпорами из серебра воображение в музеях поражаешь - вот и плелась в хвосте Европы, уповая в молениях на чужую веру всегда, во всём и везде. И верила:

- “В ответ на молитвы мои буду одарена, если не на этом, то на ”том свете" обязательно и сторицею?

Европейский монах изобрёл порох - Русь молилась;

через многое время другой монах, по наитию, приступил к выращиванию гороха без намерений питаться “белком растительного происхождения” - Русь продолжала оставаться в молитвенном экстазе, но теперь земному, рукотворному “богу”… Француз собрал обширные знания по физике в одну книгу - Русь продолжала молиться, ни на секунду не задумываясь:

- “Что получу в итоге от молитв чужому богу”? - знала мудрость, рождённую на своих просторах:

- “Бог-то - бог, да не будь и сам плох”!

Европа обращалась к России:

- Сестра, оглянись! Оно, конечно, молиться нужно, но не до такой степени!

Если “бог создал” видимый мир, то давай, хотя бы, его изучим в паузах между молитвами! Есть вещи, к коим никакой бог касательства не имеет! - на что изрядно “освятившаяся” Русь отвечала:

- “Сгинь, еретичка и отступница от истинной христовой веры, ибо зело грешны и непотребны словеса твои! ”Европой“ называешься, других лезешь просвещать, а сама в бестолочах пребываешь! О ”рейтинге“ слышала? Молюсь не потому, что набожна, но бью поклоны дабы во всех землях, от края и до края, ”святостью“ прославиться! - молилась Русь чужому богу, но без успеха: в список ”первых перед богом“ не вписывалась и устав ждать признания ”святости“ со стороны - сама себя объявила ”святой".

Так и жила тысячу лет “по остаточному принципу”, ничего хорошего не приносящего, но на сегодня картина “с верой” такова: половина народу Руси “молитвенная” и “деловая” настолько, что ничего “просто так” не делает, но исключительно “ради бога”, и сколько томных дур применяют “ради бога” ни к месту - не подсчитано… Европа оказалась умнее: молилась, как и Русь, но с оглядкой и с постоянным удлинением перерывов между молитвами. Итог очевиден:

удлинявшиеся перерывы в молитвах иудейскому богу принесли Европе куда больше пользы, чем “истинная христова вера” - Руси. Потому ныне “божьи служители” раскатывают “по делам прихода” не на изделиях отечественного автопрома, но на авто марки BMW не боясь греха:

- Мы за вас молимся… - Странная ты, Россия: сама изобрела формулу “молитвой сыт не будешь”, но почему ею не пользуешься - непонятно… - Ты, вроде бы, “Европой” прозываешься, но гордое звание не мешает в “дурочках” оставаться: должна быть у меня хотя бы какая-то, пусть и малая, “тайна души”?

Как-то однажды Европа пришла учить Русь новому житию, но, как и прежде, “помолясь - Русь дала жестокий отпор супостату…” 4.

Старая, и вечно юная Книга, с чего продолжу объяснение в любви?

С Предисловий, кои дарят возможность заглянуть в старину:

Технолог П.А. ФЕДОРОВЪ.

Переплетчикъ Любитель.

                                          Практическое руководство для любителей ремеслъ и для изученiя в техническихъ, ремесленныхъ и профессiональныхъ школахъ.

Съ 75 рисунками в тексте.

Седьмое изданiе Исправленное и дополненное.

 Отделенiемъ ученаго Комитета Министерства Народнаго Просвещенiя по техническому и профессiональному допущена въ ученическiя библiотеки техническихъ и ремесленныхъ учебныхъ заведенiй.

 Главнымъ Управлениемъ Военно-Учебныхъ Заведенiй рекомендована въ ротныя библiотеки военно-учебныхъ заведенiй, какъ пособiе для воспитанниковъ, занимающихся ручнымъ трудомъ.

Отношенiе отъ 27 Ноября 1904 г. N 24962.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

Изданiе А.Ф. С У Х О В О Й Столярный пер. 9. Телефонъ N 298- 1910.

“Лицо” Книги, внешность с большой долей сути: экономили древние на словах и материалах. На обороте первой страницы, в самом низу:

Тип. Михайлова, Казначейская, 2.

Мать Книга, за кощунство почитаю не ставить “ъ” в конце многих слов:

мудрость твоя идёт из веков.

Книга никогда не будет выше автора, создавшего её, но Книга обладает удивительным, необъяснимым свойством: часто говорит о том, о чём и автор не догадывался:

"Уменье переплести книгу въ простой переплетъ - дело вовсе не хитрое и не требующее большихъ затратъ на прiобретенiе нужныхъ инструментовъ. Какъ домашнее занятiе оно можетъ быть полезнымъ для юношества, приучая его к физическому труду въ свободное отъ научныхъ занятiй время.

Известное соответствiе между трудомъ умственнымъ и трудомъ физическимъ полезно, и в этомъ отношенiи переплетное мастерство является наиболее подходящимъ по простоте работы и малой затраты физической силы.

Цель предлагаемой нами небольшой книжки “Переплетчикъ-любитель” научить юношество переплетному мастерству въ его простейшей форме, какъ наиболее доступной и практически полезной въ силахъ лучшего лучшаго усвоенiя основныхъ правилъ мастерства.

Принятая нами наглядность изложенiя всехъ отдельныхъ работъ переплетнаго дела и достаточная полнота практическихъ указанiй по этому предмету, даютъ полезную возможность научиться переплетать книги безъ помощи руководителя".

_ ПРЕДИСЛОВИЕ къ седьмому изданiю.

"Выпуская въ светъ н о в о е с е д ь м о е и з д а н i е нашей книжки “Переплетчика-любителя” мы значительно расширили и дополнили содержанiе этой книжки, прибавивъ къ ней несколько новыхъ отделовъ. Въ этомъ исправленномъ и дополненномъ виде, мы надеемся, что наша книжка получитъ еще большее распространенiе какъ среди любителей занимающихся этимъ общедоступнымъ и полезнымъ мастерствомъ, такъ и какъ дешевый учебникъ для техническихъ, ремесленныхъ и профессiональных школъ.

Шрифтъ книги выбранъ крупнее".

Третья страница оповещает:

Цена на переплетные инструменты для переплетчика-любителя:

Прессы обжимные и обрезные березоваго или буковаго дерева с ключом……………………….. 3р. 50к., 5р. и 6р.50к.

Приборъ для сшивания книгъ из буковаго или березоваго дерева с винтами……………………..2р. 50к. 3р. 50к и 4р.50к.

Крючки стальные к ним по ……………………….. 40к.

Стругъ, или гобель для обрезанiя книг с одним резаком… 3р 50к. и 4р. 50к.

Стругъ съ круглым ручнымъ резцом для обрезанiя книгъ…5 и 6р.

Доски обрезныя со шпунтами березоваго или буковаго дерева…. 40, 60 и 75к.

Косточки для сглаживания……………………………. 15 и 20к.

Кашировка…………………………………………….. 1р. 25к.

Растрепка……………………………………………… 75к.

Молотки для сколачивания бумаги……………….. 1р. и 2р.

Гладилки металлическiя, с длинною ручкою……. 1р. 50к.

Сетка и кисть для спрыскиванiя обреза книги…… 1р. 25к.

Пунктиры стальные…………………………………….1р. 50к. и 2р. 75к.

Резаки выдвижныя……………………………………..1р. 50к.

Ножи переплетные……………………………………. 30к.

Линейки железныя с фальцемъ………………………1р. и 1р. 50к.

Угольники железные……………………………………1р. - 1р. 25к. и 1р. 60к.

Резакъ плечевой для резки картона…………………1р. 75к.

Ножи для шифрованiя кожи………………………….. 1р. и 1р. 25к.

Пила для пропилки корешка…………………………. 1р. и 1р. 50к.

Тиски привертные к столу……………………………. 2р. и 2р. 50к.

Тиски для пропилки корешковъ……………………… 2р. 50к. и 3р. 50к.

Клеянка для варки клея………………………………. 75к. и 1р.

Пробойники круглые для картона и кожи…………… 25к. и 35к.

Рашпиль полукруглый…………………………………. 40 и 55к.

Ножницы для кожи……………………………………… 1р. 25к.

Кисти разные для клейстера и лака отъ……………. 20к. до 1р.

Шрифтъ кассъ медный………………………………… 5р. 50к. и 7р.

Все эти инструменты получать черезъ Книжный складъ А.Ф.

Суховой, Столярный пер. 9. С.- Петербургъ.

 Цены без пересылки. Необходимо выслать задатокъ.

Времена, когда копейки считались, как “деньги. И начало перемен в языке: ”железныЯ“ чередуются с ”железныЕ".

Брошурование.

Устройство мастерской.Мастерская переплётчика-любителя должна быть устроена въ тепломъ, сухомъ и светломъ помещенiи, достаточно просторномъ, чтобы можно было установить въ немъ рабочiй столъ, необходимые инструменты, шкафъ и полки для храненiя матерiаловъ и другихъ принадлежностей мастерства.

Столъ долженъ быть простой, сосновый, но верхняя доска его, или щитокъ, непременно гладко и хорошо выстроганы. Для работы ножами хорошо иметь отрезокъ доски березовый, или липовый древесныхъ породъ менее изнашивающихся, чем сосна.

Все необходимые инструменты надо содержать въ должной чистоте и порядке, чтобы не терять время на их разыскиванiе. Ножи и другiе режущiе инструменты должны быть хорошо отточены на точильномъ камне и выправлены на оселке такъ какъ работать тупым инструментом неудобно, копотно, не говоря уже о томъ, что самое исполненiе работы будетъ недостаточно чистым.

- “Буду переплетать книги, а переплётная машина для чего? У меня электронная книга, никакой переплёт не нужен… Хватит за старьё держаться, переведут все книги в электронику - куда старые книги девать? В макулатуру”?

- чтобы перевести в электронный вид А.Гано “Полный курс физики” - соберётся консилиум:

- “Устарел профессор, нет смысла переводить шесть сотен страниц ”петитом".

*** Не подлежит переводу для чтения в “книгах-планшетах” труд другого француза, Пьера Дюфура: “Куртизанки Парижа”.

- Не ново: издавна педофилии предавались особи с дефектами в психике и те, кому позволяли средства.

В книжице-четвертушке, изданной в С-Петербурге, Дюфур повествует о разврате высоких служителей римско-католической церкви Франции века двенадцатого. Думал автор “куртизанок”, что двадцать первый век развратом обойдёт на целый корпус век двенадцатый и тогдашний большой развратник епископ Орлеана Иоанн Флорус "…который приказывалъ мальчикамъ-соучастникам в его разврате (concubia) называть его Florus, и открыто проводил вечера по разнымъ вертепамъ и притонам порока, слушая чудовищныя песни, которые слагались въ его честь падшими юношами, жрецами мужской любви" - ныне покажется младенцем - вряд ли… Ничего нового: древние извращения так и остались древними с малой разницей: если в двенадцатом веке художники не писали картин “Занятие любовью графа такого-то с мальчиками”, то нынешние “графья” свои психические отклонения фиксируют современными способам. Видео документы забав изготовляют как “для себя”, так и для карательных органов.

5.

- Зачем держать в доме книги и разводить пыль? - появляется выбор:

оставить книгу в прекрасно сохранившемся и красивом переплёте, пусть и репринтное издание:

Популярно-научная библиотека.

Гениальность и помешательство.

Параллель между великими людьми и помешанными.

Ц. Ломброзо.

_ с портретомъ автора, таблицами и рисунками.

перевод съ 4-го итальянского издания К. Тетюшиновой.

……………………… ………………………                                                 С.-Петербургъ Издание Ф. Павленкова.

1892 г.

                                                             6.

Мудр итальянец Ломброзо, но кто бы о Чезаре в России знал, не будь всего двух человек: Ф. Павленкова и К. Тетюшиновой?

Издатели и переводчики, ответьте: кого из вашей Великой Армии Просветителей государство отметило наградой с формулировкой:

- “Наградить за лечение общества от темноты”? Есть такие?

Кто ты, К. Тетюшинова? Браться за перевод трудов по психиатрии - значит в совершенстве знать язык итальянца профессора Чезаре Ломброзо и свой, русский. И ты, мудрый человек, прекрасно разъяснила труды профессора, а посему не менее велика, чем Ломброзо. Читатель, когда берёшь переводную книгу - помни: “переводчик не менее велик, чем писатель”!

Привет, творение издателя: ты не просто Книга, ты - больше… Если привычка - то прекрасная и не зовущая в библейскую сказочную дремучесть, но в знания: на “спине” титульного листа книги Ц. Ломброзо издатель Ф.

Павленков размещает:

"с осени 1890 г. издаётся задуманная Ф. Павленковым бiографiческая  библиотека под заглавием:

Жизнь замечательных людей В эту библиотеку, состоящую изъ отдельных книжекъ, ценою в 25 коп., войдутъ бiографiи следующихъ лицъ:

Иностранный отдел: Д'Аламбер, Андерсен (сказочник Ханс Христиан, иных не было. Прим. составителя), Байрон, Бальзак, Беккария, Ф. Бекон, Беранже, Клод Бернар, Берне, Бернс, Бетховен, Бисмарк, Бокаччiо, Бомарше, Дж. Бруно, Р. Вагнеръ, Вашингтон (Ирвинг? - вопрос составителя), Л. Винчи, Вольтер, Галилей, Гарвей, Гарибальди, Гаррикъ, Гегель, Гейне, Гердеръ, Гете, Гладстонъ, Говардъ, Григорий VII, А. Гумбольдъ, Гусъ, Гутенбергъ, Гюго, Дагерръ, Дантъ, Дарвинъ, Декартъ, Дефо, Дженнеръ, Дидро, Диккенсъ, Жанна Д'Арк, Жорж-Зандъ, Золя, Кантъ, Кальвинъ, Канова, Карлейль, Кеплеръ, Колумбъ, Амосъ Каменский, Контъ, Конфуций, Коперникъ, Крашевский, Кромвель, Кукъ, Кювье, Лавуазье, Лапласъ, Лейбницъ, Лессепсъ, Лессингъ, Ливингстонъ, Линкольнъ, Линней, Лойола, Локкъ, Лютеръ, Магометъ, Макiавелли, Масе (основатель международной лиги образования. Прим. издателя), Меттернихъ, Микель-Анджело, Мольеръ, Мольтке, Морзе, Мильтонъ, Мирабо, Мицкевичъ, Т. Моръ, Моцарт, Т. Мюнцеръ, Наполеон I, Ньютонъ, Оуэнъ, Паскаль, Пастеръ, Песталоцци, Прудон, Рабле, Рафаэль, Рашель, Рембрандтъ, Ришелье, Ротшильдъ, Руссо, Савонарола, Свифтъ, Сервантесъ, В. Скоттъ, А.

Смитъ, Спиноза, Стенли, Стефенсонъ, Теккерей, Уаттъ, Фарадей, Франклинъ, Францискъ-Ассизскiй, Фультонъ, Шекспиръ, Шиллеръ, Шопенгауэръ, Эдисонъ, Дж. Элиот, Эразм и другие.

“…и другие…” - Ф.Павленков не собирался останавливаться на жизнеописаниях великих людей мира, но кто могли быть эти “другие” - знал только он.

"Русский отдел:

Аввакумъ, Аксаковы, Аракчеевъ, Боткинъ, Белинский, Бэръ, Верещагинъ, Волковъ (основатель русского театра), Воронцовы, Глинка, Гоголь, Грановский, Грибоедовъ, Кн. Дашкова, Демидовы, Достоевский, Екатерина II, Зининъ, Каразинъ (основатель Харьковского университета), Карамзинъ, Катковъ, С, В, Ковалевская, Кольцовъ, барон Н.А. Корфъ, Н. Костомаров, Крамской, Крыловъ, Лермонтовъ, Ломоносовъ, Менделеевъ, Меншиковъ, Миклуха-Маклай, Н.

Милютинъ, Некрасовъ, Никонъ, Новиковъ, Островский, Петр Великий, Пироговъ, Посошковъ, Потемкинъ, Пржевальский, Пушкинъ, Радищевъ, Салтыковъ, Скобелевъ, Сперанский, Струве, Суворов, Л. Толстой, Тургеневъ, Гл. Успенский, Ушинский, Шевченко, Щепкин и другие.

Каждому из перечисленных здесь лиц посвящается особая книжка, заключающая въ себе отъ 80 до 100 страницъ текста и портретъ.

При бiографияхъ путешественников, художников и музыкантов прилагаются географические карты, снимки с картин и ноты для фортепiано.

 Жирным шрифтом напечатаны имена техъ лицъ, бiографiи которых вышли до 15 октября 1891 г.

Затем дальнейшiя бiографiи выходят по четыре в месяц. Для того, чтобы публика могла следить за выходом новыхъ книжекъ вышеупомянутой библiотеки, издатель ея, Ф. Павленков, посылает перiодическiя справочные объявленiя о поступивших в продажу бiографiяхъ во все книжные магазины Европейской и Азиатской Россiи".

Замечание составителя: существуют в природе книги, кои собирался выпустить Ф. Павленков? И если “да” - сделают их “электронными”?

С “ъ” и старым правописанием?

Возвращаюсь к трудам профессора Ломброзо:

Предисловие автора к третьему изданию.

"Признание тесной связи и множества соотношений между генiальностью и помешательствомъ глубоко укоренилось теперь среди ученыхъ. Это произошло благодаря отчасти научнымъ трудам Верга, Моро, Шиллинга и Маудсли, отчасти - изследованiямъ черепов великих людей, сделаннымъ Брока, Канестрини, Тюрнеромъ, Фогтомъ, Купфнеромъ, Катрфажемъ и Мантегацца. До некоторой степени этому содействовала, можетъ быть, и моя книга, выходящая теперь третьим изданиемъ, но особенно большую услугу оказало в этомъ случае распространенiе множества журналовъ-дневниковъ, несколько лет тому назад начавшихъ издаваться в Италiи почти всеми лучшими больницами для умалишенныхъ.

Чуть не каждый номеръ этихъ любопытныхъ дневниковъ заключал в себе новые фактические данныя въ подтвержденiе верности тезиса, столько времени считавшагося нелепым парадоксомъ, а именно, что душевно-больные лишь в редкихъ случаяхъ обнаруживаютъ то полное разстройство умственныхъ способностей, которое приписываетъ им толпа, и что, напротивъ, самый недугъ нередко вызывает у нихъ необыкновенную живость ума. Впрочем, хотя эта теория уже не считается въ настоящее время нелепой или ложной, однако многiе ещё называютъ ее безплодной, жестокой и практически неприменимой.

Я не спорю, что она должна казаться печальной;

но ведь в явленияхъ природы не мало печального съ нашей точки зрения. Напримеръ - факт одновременнаго произрастания крапивы и розы, фиалки и полыни.

Однако, разве ботаникъ возмущается подобнымъ явлениемъ, отрицает его? Нетъ, онъ принимаетъ его къ сведению, изучаетъ, описываетъ и, конечно, никто не поставитъ ему этого в вину.

Оспаривать пользу и важное практическое значенiе новейшихъ изследований въ области психiатрiи может лишь тотъ, кому неизвестны ихъ результаты, кто не знаетъ, что именно, благодаря такимъ изследованиям, удалось не только определить, хотя отчасти, сущность и происхождение гениальности, но и разсеять на веки то роковое заблуждение, на основанiи котораго помешанными, а следовательно и невменяемыми, считались только субъекты, окончательно потерявшiе разсудокъ, вследствiе чего тысячи невинныхъ жертвъ психическаго разстройства были преданы в руки палачей".

Проф. Ц. Ломброзо.

Туринъ, 29 октября 1876 г.

Дорогой читатель: “ъ”, “зс” и “i” - дань уважения старому письму.

Профессор Чезаре на сто лет вперёд видел “жертвы псiхическаго разстройства” и палачей, прикрывавших чёрные дела наукой.

Интересное предисловие - успех книги, и это понимал Ф. Павленков:

седьмая страница содержит:

Предисловие автора к четвёртому изданию.

"Когда, много летъ тому назадъ, находясь как-бы подъ влiянiемъ экстаза (raptus), во время которого мне точно въ зеркале съ полной очевидностью представились соотношенiя между генiальностью и помешательствомъ, я въ дней написалъ первыя главы этой книги*), то, признаюсь, даже мне самому не было ясно, къ какимъ серьезнымъ практическимъ выводамъ можетъ привести созданная мною теорiя. Я не ожидалъ, что она дастъ ключъ къ уразуменiю таинственной сущности генiя и къ объясненiю техъ странныхъ религiозныхъ манiй, которыя являлись иногда ядромъ великихъ историческихъ событiй, что она поможетъ установить новую точку зренiя для оценки художественнаго творчества генiя путемъ сравненiя произведенiй ихъ в области искусствъ и литературы съ такими-же произведенiями помешанныхъ и, наконецъ, что она окажетъ громадныя услуги судебной медицине.

В такомъ важномъ практическомъ значенiи новой теорiи убедили меня мало-по-малу какъ документальныя работы Адрiани, Паоли, Фриджерiо, Максима Дюкана, Рива и Верга относительно развитiя артистическихъ дарованiй у помешанных, такъ и громкiе процессы последняго времени Манжiоне, Пассананте, Лазаретти, Гито, доказавшiе всемъ, что манiя писательства не есть только своего рода психiатрическiй курьезъ, но прямо особая форма душевной болезни, и что одержимые ею субъекты повидимому совершенно нормальные, являются темъ более опасными членами общества, что сразу въ нихъ трудно заметить психическое разстройство, а между темъ они бываютъ способны на крайнiй фанатизмъ и, подобно религиознымъ маньякамъ, могутъ вызывать даже исторiческие перевороты въ жизни народовъ. Вотъ почему заняться вновь разсмотрениемъ прежней темы на основанiи новейшиъ данныхи в более широкомъ объеме показалось мне деломъ чрезвычайно полезным. Не скрою, что я считаю его даже и смелымъ, въ виду того ожесточенiя, с какимъ риторы науки и политики, съ легкостью газетныхъ борзописцевъ и въ интересахъ той, или другой партiи, стараются осмеять людей, доказывающихъ вопреки бреднямъ метафизиковъ, но съ научными данными в рукахъ, полную невменяемость, вследствiе душевной болезни некоторыхъ изъ такъ называемыхъ “преступников” и психическое разстройство многихъ лицъ, считавшихся до сихъ поръ по общепринятому мненiю, совершенно здравомыслящими.

На язвительныя насмешки и мелочныя придирки нашихъ противниковъ мы, по примеру того оригинала, который для убежденiя людей, отрицавшихъ движение - ответимъ лишь темъ, что будемъ собирать новые факты и новыя доказательства въ пользу нашей теорiи. Что можетъ быть убедительнее фактовъ и кто станетъ отрицать ихъ? Разве одни только невежды, но торжеству ихъ скоро наступитъ конецъ".

Проф. Ц. Ломброзо.

Турин, 1 января 1882 г.

   *) Гениальность и помешательство. “Введенiе къ курсу психiатрической клиники, читанному въ Павианскомъ университете”.

Миланъ, 1863 г.

Будучи человеком, абсолютно лишённого дара анализа, всё же обратил внимание на первое предложение “Предисловiе автора къ четвертому изданiю”:

“Когда, много летъ тому назадъ, находясь как-бы подъ влиянiемъ экстаза (raptus)…” - сеньор профессор, почему Вы, психиатр с мировым именем, не даёте объяснение “раптусу”? Любой невежда, вроде меня, истолкует единый для миллионов экстаз, то есть raptus, на свой манер, и в итоге появятся миллионы собственных спорных “раптусов” и мой экстаз будет всегда выше экстаза соседа!

Чьё время было лучшим: ваше, сеньор Чезаре, или моё? Если Вы, как высочайшую милость, получали вдохновение из неизвестного источника, то нынешнее поколение не “ждёт милостей от Природы” и вдохновляется современными достижениями химии: таблетками с названием “экстази”. Будь изготовители отравы знакомы с вашими трудами - таблетки, исключительно в целях конспирации - назвали бы “раптусовками”.

Вопросы, вопросы… На кого-то raptus сваливается без просьб, а другой умоляет неизвестного милостивца даровать хотя бы каплю экстаза - и не получает?

Как понимать Вас, профессор? Ныне в Самиздате обитает шестьдесят шесть тысяч сочинителей, и, опираясь на ваш авторитет - хочется задать вопрос:

- Сколько из них “тронутые” и как определить “сдвиг”? И сколько из этой армии наполнены одним помешательством без единой капли гениальности?

Не имею диплома врача-психиатра, а посему проверять субъектов на психическое здоровье, сидящих на полях СИ, предлагаю так: если после критики “детей” папу-автора (маму) заносит на оскорбления в адрес критика субъект без колебаний может быть вписан в “тронутые”.

Предисловие къ русскому изданiю.

Сочинение Ломброзо “Гениальность и Помешательство” уже отчасти известно русской публике по журнальнымъ отзывамъ и отчетамъ. Появившiяся объ этой книге рецензiи настолько выдвинули ее изъ ряда другихъ, ей подобныхъ, что попытка перевести психiатрический этюдъ итальянскаго ученаго на русский языкъ не нуждается ни въ оправданiи, ни въ поясненiяхъ.

Считаемъ только нужным оговориться, что въ силу неизбежныхъ обстоятельствъ въ книге местами сделаны кое-какiе незначительныя сокращенiя и выпущены те, интересныя только для спецiалистов, подробности, которыя обыкновенно очень пугаютъ “профановъ”. Такихъ подробностей, впрочемъ, не особенно много въ сочиненiи Ломброзо, имеющимъ чисто публицистическiй характеръ и предназначенномъ столько же для ученыхъ, сколько и для “большой публики”. Сокращенiя коснулись главным образомъ мелкихъ судебно-медицинскихъ подробностей и цитатъ изъ литературныхъ произведенiй помешанныхъ, почти непереводимыхъ на чужой языкъ, а также того фактическаго матерiала, который имеетъ значение лишь для соотечественниковъ автора и зачастую даже затемняетъ смыслъ доказываемыхъ имъ положенiй.

Кроме того, исключена помещенная въ приложенiи статья о “Географiческом распределенiи художниковъ в Италiи и научныхъ изследователей во Франции” - какъ слишкомъ уже загроможденная именами второстепенныхъ и третьестепенныхъ “полезностей”, сухая по изложенiю и представляющая исключительно местный интересъ.

Эти сокращенiя желательно было-бы пополнить данными изъ русской жизни, но ихъ Нетъ в рукахъ частныхъ лицъ, а те врачи-психiатры, къ которымъ издатель обращался съ просьбой снабдить переводъ соответствующими примечанiями, не могли это сделать успешно:

одни - по неименiю свободнаго времени, другие - вследствiе незнанiя итальянского языка или несогласiя съ главными положенiями автора.

Цель и практическое значенiе своихъ изследованiй Ломброзо выяснилъ с достаточной полнотой в двухъ предисловiяхъ къ различнымъ изданiямъ книги и в самомъ тексте ея. Какъ ни обширна поставленная имъ себе задача, однако в недавнее время ее еще больше расширилъ немецкiй психiатр Радстокъ и нашелъ возможнымъ применить къ малоизследованной психiатрами, но особенно важной для общества отрасли знанiя - къ педагогiи.

Небольшая брошюра Радстока, появившаяся в прошломъ году подъ заглавiемъ “Genie und Wahnsinn”, посвящена тому-же вопросу, какъ и сочиненiе Ломброзо, но представляетъ самостоятельное изследованiе в которомъ нетъ даже ссылокъ на труды итальянскихъ психiатров.

Между темъ Радстокъ указываетъ в ней приблизительно на те-же факты изъ жизни генiальныхъ людей и приводитъ те-же параллели между генiальностью и помешательствомъ, какъ и миланскiй профессоръ, и только въ практическомъ примененiи подобныхъ изследованiй видитъ еще одной целью больше, а именно - считаетъ ихъ полезными для самообразованiя талантливыхъ личностей и для руководства педагогамъ.

Вотъ заключительныя страницы его брошюры:

"Изследованiя относительно точекъ соприкосновенiя между генiальностью и помешательствомъ, помимо научнаго интереса, имеютъ и практическiя цели.

Многие изъ высоко-даровитыхъ людей, ознакомившись съ жизнью своихъ великихъ предшественников, могутъ почерпнуть изъ нея не одинъ поучительный примеръ. Кроме того, указанiя на опасности, сопряженныя съ выдающимися способностями должны послужить для генiев предостереженiемъ и вызвать в нихъ сознанiе необходимости избегать всякихъ возбужденiй и противодействовать, насколько возможно, вредному влiянiю аффектов. Исторiя даетъ не мало примеровъ того, какъ люди эксцентрическiе, склонные къ всевозможнымъ излишествамъ, выходили потомъ на прямую дорогу, единственно благодаря энергической борьбе съ своими страстями и настойчивости въ достиженiи этой цели. Но подобное самовоспитанiе представляетъ все-таки слишкомъ большiя трудности, особенно в зреломъ возрасте. Гораздо легче могутъ достигнуть хорошихъ результатовъ родители и воспитатели молодого поколенiя, для которыхъ поэтому особенно важно знакомство съ нормальными и болезненными проявленiями мозговой деятельности. Прежде всего родители должны знать, что примеръ ихъ имеетъ на детей огромное влiянiе, подобно тому какъ истерiя матери всегда переходитъ къ дочерямъ, и все дурныя привычки родителей, все психическiя ненормальности ихъ непременно отражаются на детяхъ, между прочимъ, даже в силу бессознательнаго подражанiя. Затемъ, воспитателямъ никогда не следуетъ добиваться того, чтобы изъ ихъ питомцевъ вышли такъ называемыя “феноменальныя дети”, (Wunderkinder) и для этой обременять мозгъ ихъ непосильными занятiями, вследствiе чего обыкновенно задерживается физическое развитiе ребенка и является предраспложен предрасположенiе къ душевнымъ болезнямъ.

Так-же вредно действуетъ на детей непомерная требовательность, суровость обращенiя и отсутствiе ласки, благодаря чему ребенокъ, не находящiй удовлетворенiя своему любящему среди окружающихъ, получаетъ склонность къ фантазированiю и мечтательности. Но едва-ли не губительнее еще отражается на детяхъ излишняя снисходительность родителей, дающая полный просторъ развитiю упрямства, прихотей и ничемъ не сдерживаемыхъ капризовъ ребенка. Изъ такихъ детей обыкновенно выходятъ люди, неспособные ни къ самообладанiю, ни къ упорной борьбе с невзгодами жизни:

они или гибнутъ при первомъ-же столкновенiи с суровой действительностью, или превращаются в бездушныхъ эгоистовъ.

"Такъ какъ психическимъ страданиямъ всего более подвержены именно даровитыя, генiальныя личности, то ихъ-то и необходимо съ детства оберегать по возможности отъ разнородыхъ вредных влiянiй, отъ всего, что слишкомъ сильно действуетъ на нервную систему: всякiя возбужденiя, страсти, порывы должны быть сдерживаемы насколько возможно, самолюбiе следуетъ поставить въ должныя границы, а тщеславiе и самомненiе - искоренять самымъ тщательнымъ образомъ. Воспитатель обязанъ не допустить богато одаренный умъ до раздвоенности или односторонности и привить своему питомцу любовь къ серьезнымъ добродетелямъ.

"Не менее важныя основы правильнаго воспитания составляютъ также самообладанiе и сила воли - качества, дающiя человеку возможность противустоять какимъ-бы то ни было вреднымъ влiянiямъ и нередко даже побороть первые приступы душевной болезни, хотя-бы и наследственной.

Однако твердая воля прiобретается медленно, путемъ долгаго упражненiя, да и самый характеръ складывается не сразу, изъ отдельныхъ, внезапно возникающихъ влеченiй и намеренiй, но исподволь и главнымъ образомъ вследствiе привычки. Гербартъ справедливо заметилъ, что какъ у мыслительныхъ функцiй нашихъ, такъ и у воли есть своя память, благодаря которой обычныя, часто повторяющiеся проявленiя воли требуютъ меньшаго напряженiя, чемъ редкiя, исключительныя.

Своего полнаго развитiя характеръ достигаетъ, конечно, лишь при столкновенiи съ жизненными бурями, но основа его кладется у домашняго очага".

Психологiя и психiатрия являются такимъ образомъ, по мненiю Радстока, надежными руководительницами въ деле воспитанiя;

но для ознакомленiя публики съ ненормальностями мозговой деятельности у генiев и помешанныхъ можетъ послужить не столько его собственная брошюра, представляющая лишь собранiе противоречащих одинъ другому фактовъ, сколько вполне обработанное и прекрасно изследованiе Ломброзо".

К. Тетюшинова.

7.

Мудрая женщина с русской фамилией “Тетюшинова” перевела труд профессора Ломброзо, написала пару страниц текста “Предисловия” - и ушла.

Обидно: Ломброзо - остался, К. Тетюшинова - отсутствует.

Перевести труды психиатра Ломброзо мог не меньший психиатр, и хочется думать, что неизвестная К. Тетюшинова им была. Как иначе? Кто и когда брался толковать науки, в коих не смыслил? Делая перевод трудам итальянца-психиатра - уже какое-то обучение, но не настолько, чтобы иметь собственное мнение.

Ценность предисловия: оно короткое, но исчерпывающее:

- Любите детей, но не делайте из них “гениев”!

Можно бесконечно повторять большого психиатра и дивится его трудам, но что-то менять в себе от полученных знаний - трудное дело. Спросите меня:

- Хочешь быть гениальным? - отвечу:

- Хочу!

- Но от гениальности до помешательства - один шаг, и кто такой шаг делает - назад не возвращается, остаётся “тронутым”. Готов уйти в мир помешанных? - в ответе скрыт разум:

- “Да”, “нет” и “не знаю”…                          Генiальность и помешательство.

1.

Введение и историческiй обзоръ.

"Въ высшей степени печальна наша обязанность - помощью неумолимого анализа разрушать и уничтожать одну за другой те светлыя, радужныя иллюзiи, которыми обманываетъ и возвеличиваетъ себя человекъ въ своемъ высокомерномъ ничтожестве;

темъ более печальна, что в заменъ этихъ приятныхъ заблужденiй, этихъ кумировъ, такъ долго служившихъ предметомъ обожанiя, мы ничего не можемъ предложить ему кроме холодной улыбки сострадания. Но служитель истины долженъ неизбежнымх образомъ подчиняться ея законамъ. Так, въ силу роковой необходимости, онъ приходитъ къ убеждению, что любовь есть въ сущности ничто иное, какъ взаимное влеченiе тычинокъ и пестиковъ… а мысли - простое движение молекулъ. Даже генiальность - эта единственная державная, принадлежащая человеку, предъ которой не краснея можно преклонять колена - даже ее многiе психiатры поставили на одном уровне съ наклонностью къ преступлениямъ, даже в ней они видятъ только одну изъ тератологическихъ (уродливыхъ) формъ человеческого ума, одну изъ разновидностей сумасшествия. И, заметьте, что подобную профанацiю, подобное кощунство позволяютъ себе ни одни лишь врачи и не исключительно только въ наше скептическое время.

Еще Аристотель, этотъ великiй родоначальникъ и учитель всехъ философовъ, заметилъ, что подъ влiянiем приливовъ крови къ голове “многiе индивидуумы делаются поэтами, пророками или прорицателями, и что Маркъ Сиракузскй писалъ довольно хорошiе стихи пока былъ манiаком, но, выздоровевъ совершенно утратилъ эту способность”.

Он же говоритъ в другомъ месте: “замечено, что знаменитые поэты политики и художники были частью меланхолики и помешанные, частью мизантропы, какъ Беллерофонтъ. Даже и въ настоящее время мы видимъ то-же самое въ Сократе, Эмпедокле, Платоне и другихъ, и всего сильнее въ поэтахъ.

Люди съ холодной, изобильной кровью (буква. желчь) бываютъ робки и ограниченны, а люди съ горячей кровью - подвижны, остроумны и болтливы”.

Платонъ утверждает, что "бредъ не есть болезнь, а, напротивъ, величайшее из благъ, даруемыхъ нам богами;

подъ влiянiем бреда дельфийскiя и додонскiя прорицательницы оказали тысячи услугъ гражданамъ Грецiи, тогда какъ въ обыкновенномъ состоянiи оне приносили мало пользы или же совсемъ оказывались бесполезными.

Много разъ случалось, что когда боги посылали народамъ эпидемiи, то кто-нибудь изъ смертныхъ впадалъ в священный бредъ и, делаясь подъ его влiянiемъ пророкомъ, указывалъ лекарство противъ этихъ болезней. Особый родъ бреда, возбуждаемого Музами, вызываетъ въ простой и непорочной душе человека способность выражать въ прекрасной поэтической форме подвиги героевъ, что содействуетъ просвещенiю будущихъ поколений".

Демокритъ даже прямо говорилъ, что не считаетъ истинным поэтомъ человека, находящегося в здравомъ уме. Excludit sanos, Helicone poetas.

Вследствiе подобных взглядовъ на безумие, древнiе народы относились къ помешанным съ большим почтенiемъ, считая ихъ вдохновленными свыше, что подтверждается, кроме историческихъ фактовъ, еще и темъ, что слова mania по-гречески, naviи mesugan по-еврейски, а nigrata - по-санскритски, означают и сумасшествiе, и пророчество.

Феликсъ Платеръ утверждает, что зналъ многихъ людей, которые, отличаясь замечательнымъ талантомъ въ разныхъ искусствахъ, в то-же время были помешанными. Помешательство ихъ выражалось нелепой страстью къ похваламъ, а также странными и неприличными поступками. Между прочимъ, Платеръ встретилъ при дворе пользовавшихся большой славой архитектора, скульптора и музыканта, несомненно сумасшедшихъ. Еще более выдающiеся факты собраны Ф. Газони въ Италiи, въ “Больнице для неизлечимых душевнобольных”. Сочинение его переведено (на итальянскiй языкъ) Лонгоалемъ в 1620 году. Изъ более близкихъ къ намъ писателей Паскаль постоянно говорилъ, что величайшая генiальность граничитъ с полнейшимъ сумасшествиемъ и впоследствии доказал это на собственномъ примере.

То-же самое подтвердилъ и Гекартъ (Hecart) относительно своихъ товарищей, ученыхъ и в то-же время помешанныхъ, подобно ему самому.

Наблюдения свои онъ издалъ въ 1823 г. под названием:

"Стултицiана или краткая библiографiя сумасшедшихъ, находящихся въ Валенсьене, составленная помешаннымъ" Темъ же предметомъ занимались Дельпьръ, страстный библiофилъ въ своей интересной "Histoirelitterairedesfous", 1860 года, Форгъ в прекрасномъ очерке, помещенным въ RevuedeParis, 1826 года, и неизвестный авторъ въ “Очеркахъ Бедлама” (SketchesinBedlam, Лондон, 1873 г.) За последнее время Лелю - въ DemondeSokrate, 1856 г. и въ AmuletdePascal, 1846 г., Верга - в LipemaniadellTasso, 1850 г., и Ломброзо въ PazziadiCardano, 1856 г., доказали, что многiе генiальные люди, например Свифтъ, Лютеръ, Карданъ, Бругамъ и другие, страдали умопомешательствомъ, галлюцинацiями или были мономанами впродолженiе долгаго времени. Моро, съ особенной любовью останавливающiйся на фактахъ наименее правдоподобныхъ, в своемъ последнемъ сочиненiи Psychologiemorbide и Шиллингъ въ своихъ PsychiatrischeBriefe, 1863 года, пытались доказать при помощи тщательныхъ, хотя и не всегда строго научныхъ изследованiй, что генiй есть, во всякомъ случае, нечто вроде нервной ненормальности, нередко переходящей въ настоящее сумасшествiе. Подобные же выводы, приблизительно, сделаны Гагеномъ в его статье “О сродстве между генiальностью и безумиемъ” (UeberdieVerwaundschaftGeniesundIrresein, Berlin, 1877) и отчасти также Юргенъ Мейеромъ (Jurgen Meyer) въ его прекрасной монографiи “Генiй и Талантъ”. Оба эти ученые, пытавшиеся более точно установить физiологiю гения, пришли путемъ самого тщательного анализа фактовъ къ темъ же заключениямъ, какiя высказалъ более ста летъ тому назадъ, скорее на основанiи опыта, чемъ строгихъ наблюденiй, одинъ итальянскiй iезуит Беттинелли в своей, теперь уже совершенно забытой книге Dell'entusiasmonellebellearti.,Милан, 1789 г.

2.

Каково, уважаемый читатель? Что думаете о выводах светил психиатрии?

У переписчика (я) только от одних предисловий “крыша поехала”, да не в “гениальность”, а во что-то нехорошее, вроде:

- “Пардон, в институтах-университетах лекции студиозам читают не дворники ”дяди Васи“, но очень даже грамотные люди… Интересно, а как они близко стоят на получение звания ”помешанные“? Или так сказать о профессуре нельзя? Если, по утверждению светил в науке о душе ”гениальность непременно сопровождается помешательством“, то как расположены упомянутые ипостаси в каждом учёном муже нынешних высших учебных заведений? Каков процент того и другого в каждом? И бывают случаи, когда помешательство полностью сводит на ”нет“ гениальность, и на этом общение учителя с учениками кончается? Если гениальность одна не ходит, но только в паре, то как разглядывать тех, кто ныне управляет ”народным образованием"?

Вопрос… И такое: ну, положим, у всех людей количество нейронов в головном мозге одинаково, или с малой разницей, но почему одни сходят с ума и становятся гениальными, или известными поэтами, а другим в умопомешательстве:

- “Отказать”! - кто решает:

- Вот из этого сделаем известного на весь мир художника, из этого - поэта, третьему дадим славу великого композитора всех времён и народов, но испортим троицу званием “свихнувшиеся”, а четвёртый жизнь свою в малярах проходит без звания “гений!”, но и звание “чокнутый” не услышит в свой адрес.

Что выбрать? И если выбрано “гениальное сумасшествие” - с чего начинать движение к этой “вершине”?

Читатель, если дети твои начали путь обучения - приохоть к чтению прежде школьного учителя. Как? По методу К. Тетюшиновой:

- Выслушал на родительском собрании от преподавателя “русского языка и литературы” замечание:

- “Уделите внимание внеклассному чтению, ваша девочка слабо читает” срочно изобретай способ ускорить продвижение дочери по русской словесности. Грамотной словесности. И пусть не пугает: “если дипломированная Мариванна, ”Учитель русской словесности“, не приохотила дочь к чтению, не внушила любовь к фолиантам - как тягаться мне, слесарю, пусть и высшего разряда, с дипломированным учителем”?

К. Тетюшинова поминает “волю”, и таковая прежде должна быть у папаши, а уж потом… Начнём?

Читаю “Сказки дядюшки Римуса” Джоэля Харриса, улыбаюсь во весь рот и местами - смеюсь:

- “Вот оно, счастье: встретился с детством! Столько лет прошло - а Харрис остался прежним”! - жена видит улыбающуюся физиономию супруга и немедля выпускает в эфир требование:

- Почитай ребёнку!

- Нет, мать, не стану: слишком много книг, весёлых и мудрых. Все читать?

Та-а-ак! Дочь, кто в классе хорошо читает?

- Вовка Пятёркин… - Фамилия такая?

- Нет… Ему “пятёрки” ставят… - Видишь книжку с картинками?

- Вижу… - Хочешь посмеяться?

- Хочу… - бедный ребёнок ожидал: “отец немедля приступит к чтению вслух книжки с картинками”, но услышала:

- Бери и читай… - через малое время в дневнике увидел “четыре” за чтение:

- Ну, вот! А то “Вовка ”Пятеркин"! Скоро лучше Вовки читать будешь, обойдёшь Вовку… - обошла.

Когда читать книги? До тридцати, а потом вспоминать прочитанное… И, совсем хорошо, если прочитанное в давности, станет приходить из “кладовой памяти” и радовать встречами с прошлым… 3.

Делимся на два сорта уверенных:

- “Человек ищет Книгу”, - “Нет, это книга ищет человека”! - в каждом времени есть “окно”, в кое старая Книга входит повторно. Иногда - редкая книга:

“Аллан Кардек. ”Книга духов“. Перевод с французского Йога Раманантата.

Издательство ”Ренессанс“ СП ”ИВО-СиД (Серия “Мир Мистики”), 1993.- 512 с.

В девяносто третьем году двадцатого столетия в издательстве “Ренессанс” трудились умнейшие люди: вздумай издательство ныне выпустить труды основателя общества спиритов Франции - “русская православная церковь” легла бы костьми, но Кардека, конкурента христианству - нынешний отечественный читатель не увидел… В предисловии сказано:

ОБ АВТОРЕ. Аллан Кардек (1804 - 1869) по праву считается основателем новейшего спиритизма (или духоведения).

 В оккультном учении спиритизма его, так же, как и его продолжателя Леона Дени (1847 - 1927), прежде всего, интересовала  моральная, нравственная сторона.Проблема нравственного совершенствования человека и общества - основа выдвинутого ими учения.

В 1858 году Аллан Кардек основывает “Парижское Общество спиритических исследований” с собственным программным уставом и “Спиритический журнал”, выходивший многие годы.

Спиритизму Кардек предпослал особую нравственную концепцию и оформил его как “учение, основывающееся на существовании, проявлениях и наставлениях, данных духами”. Всё это нашло достойное выражение в главной его работе “Книга духов”(1857 г.).

 За этой работой последовали другие: "Книга медиумов (1861 г.),  “Евангелие в толковании спиритизма” (1864 г.) и ряд иных.

1858 год, середина девятнадцатого века, и опять она, вольнодумная Франция, а Россия от православия - ни на шаг!

Возврат к предисловию:

“Философия - служанка теологии” - твердил Фома Аквинский;

 и "философия  - служанка идеологии“ - бубнят ”Фомы коммунистические. Увы!

Наказание глупостью - первая расплата за отказ от духовности.

Равно и с религией дела обстоят весьма неблагополучно.

 Неслучайно весь 20 век прошёл под знаменем самой глупой из религий атеизма. Это является выражением глубокого кризиса всех существующих религий - Ислама, Буддизма, Иудаизма и, прежде всего - Христианства.

Господа издатели, выпустив в новые времена труды Кардека - Вы совершили великое дело, равное заявлению:

- Долой монополию церкви! - определения поступку с названием “смелость” нет, у смелости никогда не было заменителя и впредь не ожидается, только одна смелость - мать подвига.

“Книга медиумов”. Только одно введение наносит сильнейший удар религиями мира, а к сути книги добавить новое - невозможно.

Величие и сила “Книги медиумов”: она, как “библия”, не запугивает читателя предупреждением: “если кто посмеет изменить единое слово в ”писании“ - да будет проклят”! - а Кардек призывает:

- “Исследуйте, думайте, возражайте”!

Аллан Кардек                                        Книга медиумов,                                              или Руководство                                      для изучающих спиритизм,                                                  для медиумов                                         и вызывателей духов.

Как было прежде? На высоких приёмах именитых гостей мажордом объявлял:

- “Его сиятельство граф Расстегаев с супругой…” - далее - по этикету.

- “Писатель и основатель спиритического общества маркиз Ипполит-Леон-Денизар Ривайль”! - так следует именовать человека, ныне известного под псевдонимом “Аллан Кардек”, человека, открыто заявившего, что ни какая церковь не является монополистом общения живых и мёртвых.

Более того: “Книга духов” не рассматривает бренную плоть, но душу, и таким рассмотрением напрочь отвергает понятие “мёртвый”. Труды Кардека открытое выступление против запрета церкви на общение с душами без страха и оглядок за сказанное: это Франция!

Предисловие, редкое по силе:

"Спиритизм стар, как мир. Учение о том, что душа бессмертна, заключается во всех религиях, но есть ли духи в той форме, в какой о них трактует спиритизм - это открытый вопрос".

Маркиз, если после тебя никто и ничего нового о духах не сказал - стало быть, вопрос закрыт.

"Во всяком случае, спиритизм есть философия, выводы и гипотезы которой заставляют задуматься всякого образованного читателя Тонкое предупреждение: “если дурак - проходи мимо, не для твоих скудных мозгов знания о медиумах”! Если получится задуматься:

- “В самом деле, что знаю о душе, и что говорят знающие люди? задумаюсь и остановлюсь, нет - пойду навстречу с вечностью”.

“Те странные явления, которые наблюдаются и наблюдались на сеансах, вызывающие столько пристрастных нападок, в сущности такое же явление природы, как электрический ток и магнетизм. В этом не сомневаются самые крайние скептики”.

4.

Сеньор Чезаре, профессор: в предисловии к труду “Гениальность и помешательство”, вами был помянут raptus, или экстаз. Согласно вашему объяснению, раптус принял участие в написании первых двух глав книги, но как часто raptus посещал в дальнейшем - следует умолчание.

Не знаю итальянского языка, но русский язык переводит латинский raptus как “вдохновение”: “в дох новение”, то есть - “вхождение нового духа”. “Дох”, “вдох” и “дух” - однокоренные слова с чередой гласных литер “у” и “о”, кое не меняет смысла. Когда Вы писали первые главы книги - в вас сидел дух, великий знаток отклонений в психике человека, вот он-то и управлял вашим пером, и если бы Вы знали о Кардеке - ваш raptusполучил бы иное объяснение.

   

 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.