авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


ИСТОРИЯ ФИНАНСОВ И УЧЕТА

Л. Е. Шепелёв

докт. истор. наук, президент Санкт Петербургского научного общества историков и архивистов

ГОРНОЕ ДЕЛО И ВЛАСТЬ В

РОССИИ

1

В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА

Государственное управление горным делом в России начало складываться

еще в XVII в. 24 сентября 1700 г. был образован особый Приказ рудокопных

дел, реорганизованный затем в Берг коллегию, которая действовала с 1719 по 1731 г. и с 1742 по 1783 г. К концу екатерининского царствования большинство коллегий (в том числе и Берг коллегия) было упразднено с передачей их функ ций местным — губернским — органам власти. Это преобразование себя не оп равдало. При Павле I многие коллегии были восстановлены, в том числе и Берг коллегия (с 1797 г.).

Когда в сентябре 1802 г. в России возникли министерства, горная промыш ленность (как частная, так и казенная) оказалась в подчинении Министерства финансов, тогда как прочие отрасли промышленности были переданы в веде ние Министерства внутренних дел. Как говорилось в Положении о Министер стве финансов, его первой задачей являлось изыскание средств, необходимых для содержания государственной администрации. Горнозаводская промышлен ность (в отличие от обрабатывающей — мануфактурной) рассматривались, та ким образом, в качестве одной из «доходных статей государства». Такой подход «существенно отразился» на организации управления горным делом.

Берг коллегия «со всеми подчиненными [ей] местами» (учреждениями. — Л. Ш.) сохранялась в качестве структурной части Министерства финансов. Вни мательно ознакомившись с состоянием горной промышленности в стране, пер вый министр финансов А. И. Васильев пришел к заключению, что горные заво ды «доведены… по многим частям до весьма худого состояния» (Лоранский, 1900, с. 43, 150). Помимо финансовой стороны дела, вызывала обеспокоенность неготовность горной промышленности удовлетворить нужды армии, в частно сти в артиллерийском вооружении.

Основательно изучив ситуацию, А. И. Васильев в 1804 г. разработал систему мер по развитию горной промышленности. Отметим две из них.

Прежде всего, организованное еще в 1773 г. Горное училище в январе 1804 г.

преобразуется в Горный кадетский корпус. Инициаторами выступили несколько «опытных, искуснейших и отличнейших горных чиновников». Корпус должен был готовить горных инженеров. Ежегодно в него принималось 60 воспитанни ков на казенном содержании из детей горных офицеров и чиновников, закон чивших школы при горных заводах, имевших не менее 12 лет от роду и знав ших арифметику, а также умевших читать и писать по русски, по немецки и по французски. Кроме того, за собственный счет в Горный корпус без огра Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ — проект № 04—01—00068а.

© Л. Е. Шепелёв, Горное дело и власть в России в первой трети XIX в. ничения принимались дети заводчиков и дворян. В Корпусе «соблюдалась стро жайшая дисциплина». Состав изучаемых дисциплин был очень широк. Сверх того, дабы в будущем воспитанники «могли приятно проводить свободное от трудов и должности время, особенно в отдаленных местах на заводах», было признано «не излишним» обучать их музыке. «Так как танцевание в обществе для благородного молодого человека почти есть необходимость и способствует телесному сформированию», то полагалось обучение кадетов танцам, так же как и фехтованию. Для отличившихся установлена была выдача шести золотых и восьми серебряных медалей и других призов. По окончании теоретического курса воспитанники на два года отправлялись на заводы, где осваивали дело с самых низших ступеней, «дабы тем… собственным опытом приобрести ясное и совершенное понятие об обязанностях будущих их подчиненных». Окончив шие Корпус получали чин XIII или XIV класса;

четыре лучших выпускника от правлялись на три года за казенный счет для стажировки за границу. «Казенно коштные» воспитанники обязаны были прослужить в горном ведомстве 10 лет (Нисселович, 1884, с. 40—46).

Позже с сожалением отмечалось, что хотя Горный корпус как столичное воспитательное заведение «занимал одно из первых мест, немногие из окончив ших его приобрели известность в горном деле».

В сентябре 1804 г. А. И. Васильев представил Александру I доклад, в кото ром признавал, что ему «с первого почти взгляда» ясно, что принятая в XVIII в.

система управления горнозаводским делом не соответствует задачам «совершен ствования этой столь важной отрасли государственного хозяйства». Он предла гал организовать особый комитет «для обсуждения вопроса о необходимости изменения системы управления горными заводами всей империи». Такой коми тет был создан. Им было констатировано, что «ограниченная власть [местных] горных начальств в делах хозяйственных по действию заводскому полагала пре граду не только к устроению заводских частей, но и усовершению [горного] ис кусства. Течение дел, основанное на формах и обрядах, отнимало наибольшую часть […] времени [администрации горных заводов], нужного на распоряжение и устройство практической и искусственной части заводской. Самое хозяйство заводское весьма много от того терпело. Казна не знала своих расходов на вы делку металлов. В отпущаемых суммах не было возможности иметь верного и надлежащего отчета, сколько по причине затруднительных форм и обрядов, не менее и по неизвестности, и по неопределительному положению расходов на металлы. Главное горное начальство… за отдаленностью не могло входить в подробности дел заводских. По принятому же… порядку… оно было в необхо димости требовать многие таковые подробности к себе на разрешение, которое в делах, не терпящих времени, всегда получаемо было уже на заводах не вовре мя. В хозяйстве заводском решение дел, зависящее от многих голосов, а ско рость течения оных — от обрядов и форм, наводили всегда не только по гор ной, но и по прочим частям весьма великие затруднения. С другой стороны, местные горные начальства, по существу дел своих не завися от гражданских властей, имея однакож часто дела общие по земской полиции и по другим час тям, всегда находили затруднения, противоречия, недоразумения, происходив шие между ними;

а сие было причиною не только разных неприятностей, но часто самой остановки в делах».

По мнению членов упомянутого Комитета, «существо горнозаводского дела, местоположение заводов, состояние горного населения, обязанности последне го и собственные его нужды, требовали исключительных прав и узаконений для горных заводов» (ПСЗ, собр. 1, т. 24, № 22208, с. 437).

Руководствуясь этим мнением Комитета, А. И. Васильев 13 июля 1806 г.

в докладе императору предлагал:

«1. Основать главное горное начальство как возможно ближе к заводам, оз начить как возможно определительнее его должность, освободить оное от всех 132 Л. Е. Шепелёв обязанностей по существу дел, ему не принадлежащих, или сопряженных в ис полнении с непреоборимыми затруднениями.

2. Оставить горное начальство по прежнему независимым от гражданского во всех его частях;

привесть однакож все его дела к одному и тому же средото чию (к генерал губернатору), к которому стекаются прочие дела, по граждан ской и другим частям, для отвращения препятствий в течении дел и для преду преждения всяких недоразумений. При том все сие учредить так, чтоб хозяйст венная и распорядительная часть по оборотам заводским и по действию заводов ни под каким видом не имела двух распоряжающих властей.

3. Горным начальникам, с одной стороны, дать свободу действовать в поль зу заводов беспрепятственно, с другой — положить правила и границы на той черте, которую если бы они преступили, то могли бы уже сделать вред заводам или сослужащим при оных.

4. Судную часть отделить от распорядительной, исполнительной и хозяйст венной, облегчить ее ход, учредить так, чтоб нужные познания дел и прав гор ных всегда служили основанием в решении споров по сей части.

5. Дать нужные предписания и правила для устроения как фабрик и прочих принадлежностей заводских, так и заводских селений;

равным образом сделать должные постановления и учреждения для блага жителей, населяющих оные, следовательно, между прочим образовать и горную полицию.

6. Поелику по сему новому образованию горного начальства Берг коллегия будет уже совершенно излишнее место, то учредить здесь при министре финан сов особенное таковое место, в которое бы вступали все нужные сведения по заводам, для соображения оных, в отношении к делам общим государственным, для доклада императорскому величеству и так далее. Наконец:

7. Для всех сих мест, нужных по новому предположению, составить надле жащие штаты, определить число чинов, им жалованье и прочие расходы» (ПСЗ.

Собр. 1, т. 39, с. 438).

Доклад А. И. Васильева был тогда же, 13 июля 1806 г., утвержден императо ром.

Управление казенными горными заводами после 1806 г. осуществлялось «на коммерческом основании». Это разъяснялось следующим образом: «Для каждо го металла, а равно изделия, определена была цена, сообразно которой заводы должны были изготовлять свои произведения: понижение цен составляло их выгоду, повышение — убыток;

прибыль делилась между казной и заводским управлением, а убытки падали на казну». Заводская отчетность стала так запу тана, что для понимания ее «требовалось столько же местных познаний, сколь ко и для самого управления заводами». К тому же цены на металлы и заводские изделия со временем «чрезвычайно поднялись», тогда как «заводские люди ос тавались много десятков лет все при одном и том же жаловании» (Министерст во финансов, 1902, с. 160—164, 358).

В докладе министра финансов императору от 13 июля 1806 г. указывалось на необходимость дополнить горную администрацию образованием Общества гор ных заводчиков. А. И. Васильев писал: «Все сословия в государстве, не только имеющие собственность, но и занимающиеся ремеслами и разными другими отраслями народной промышленности, имеют общества, законом покровитель ствуемые, держат собрания и советуются о пользе и выгодах, им принадлежа щих. Сие правило, признанное не только полезным, но и необходимо нужным для поддержания промышленности каждого сословия и для охранения прав, ка ждому из них присвоенных, распространено во всех просвещенных государст вах. Общество каждого сословия, зная подробно все свои нужды, делает прави тельству, пекущемуся об общественном благе всего государства, надлежащие представления, во всяком случае, когда оно находит нужной его помощь, когда видит права свои недостаточными или примененными в его невыгоду по стече нию обстоятельств. Оно объясняет правительству причины, приводящие в упа Горное дело и власть в России в первой трети XIX в. док промышленность и вредящие собственности, и предлагает средства к по правлению сих обстоятельств». «Никогда, — продолжал Васильев, — заводчики не имели столько нужды в учреждении такого общества, как ныне, когда сия отрасль народной промышленности чувствительно упадает и когда она требует необходимой помощи со стороны правительства. Часто самые лучшие поста новления правительства бывают полезны по местным и другим обстоятельствам для одной части сословия и невыгодны для другой в одном и том же роде про мышленности. Но если бы сии постановления были основаны на сведениях, отобранных от общества всего сословия, то они были бы равно полезны вообще для всего сословия. Бесспорно, что правительство имеет средства отобрать та ковые сведения и мнения от каждого члена какого либо общества порознь, вы яснить все обстоятельства каждой части промышленности целого сословия и по оным делать свои постановления. Но, с одной стороны, долговременное и за труднительное собрание таковых сведений удаляет нужную помощь или нужные постановления правительства, а с другой стороны, соображение сих сведений и трудность согласить разность мнений и привести их к одной и той же цели, может вовлечь правительство в те же неудобства в его постановлениях, какие случаются, когда оно делает их по частным сведениям».

Предлагалось даже оказать содействие будущему обществу в найме помеще ния, приглашении секретаря и в «других предварительных расходах» (ПСЗ.

Собр., т. 1, с. 39, № 22208, с. 482—484).

Предложение министра финансов относительно организации общества, под держанное императором, не было реализовано, возможно, потому, что Васильев вскоре скончался, но главным образом вследствие пассивности самих горноза водчиков.

16 июля 1807 г. Берг коллегия упраздняется, а взамен ее учреждается Депар тамент горных и соляных дел при министре финансов. Соляное дело было пе редано в Министерство финансов из Министерства внутренних дел. Заметим, что в то время добыча соли и снабжение ею населения представлялись весьма важным делом, поскольку, в частности, соль обеспечивала длительную консер вацию многих продуктов питания.

Устройство Департамента горных и соляных дел представляет любопытное сочетание коллегиального и бюрократического начала, позже, несомненно, по служившее образцом при образовании министерских департаментов (1811 г.).

Дела хозяйственные и исполнительные, требующие быстрого и безостановочно го движения, поручены были Горной экспедиции — учреждению чисто бюро кратического строя с управляющим во главе, которому даны более широкие права, чем обыкновенному директору канцелярии, ради облегчения обязанно стей министра финансов, «ибо, — как указывалось в докладе, — горная часть в Российской империи столь обширна, что может занять одна сама собою все время министра». А для дел «учредительных, законодательных, ученых, искусст венных и художественных», требовавших зрелого рассмотрения, образован под председательством того же управляющего Горный совет из двух советников, на чальников отделений Экспедиции, командира и инспектора Горного корпуса, а также из находившихся в Петербурге местных горных начальников и берг ин спекторов.

Россия разделялась на пять горных округов: Уральский, Замосковный, округ заводов Олонецкого и Луганского, Грузинский и Польский. На первом этапе реально организовывались только два первых округа, причем управление ураль скими заводами переносилось из Екатеринбурга в Пермь. На местах горная ад министрация совершенно отделялась от общегубернской, но обе они подчиня лись власти пермско вятского генерал губернатора, который в данном случае определялся как «блюститель выгод… казны». Под личным его надзором со стояло горное правление, занимавшее такое же положение в составе местной администрации, как и губернское правление. Во главе горного правления был 134 Л. Е. Шепелёв поставлен берг инспектор, должность которого соответствовала должности гу бернатора. «Внутреннее управление» казенными горными заводами вверялось горным начальникам, в распоряжении которых находились военизированные команды. Частные горные заводы каждого округа «совершенно зависели в от ношении внутреннего управления от самих заводчиков» (владельцев). Контроль за сбором податей с частных заводов и за использованием труда приписных крестьян осуществлялся заводскими исправниками (Шепелёв, 2000, с. 8, 9).

В целях усовершенствования горного производства тогда же (в 1807 г.) был разрешен беспошлинный ввоз образцов и инструментов, употребляемых на гор ных заводах в Европе и особенно в Англии, которая в то время «с небывалой быстротой увеличивала… свое производство железа». В связи с последним об стоятельством вывоз в Англию русского железа сократился. Как это отмечается в официально изданной истории Министерства финансов, военные конфликты тех лет заставили правительство «ограничить задачи горного ведомства удовле творением требований только военного ведомства». Последнему в 1808 г. были переданы казенные Камский оружейный и Ижевский железоделательный заво ды, а в 1809 г. «все оружейное производство сосредоточивается на заводах воен ного ведомства». Вскоре выяснилось, что только казенные заводы не могут удовлетворить требования военного ведомства на поставку орудий и снарядов, вследствие чего часть заказов была передана частным заводам.

В августе 1807 г. вместо умершего А. И. Васильева министром финансов на значается Ф. А. Голубцов, а 1 января 1810 г. его сменяет Д. А. Гурьев, пользовав шийся неизменным доверием императора.

При нем в связи с новой реформой министерской системы России 25 июня 1811 г. снова устанавливались «состав и предметы Департамента горных и соля ных дел», управление которыми вызывало особенные сложности (ПСЗ. Собр. 1, т. 30, № 24688, с. 732, 750, 751). Департамент разделялся на пять главных отде лений: «1. Отделение монетное. 2. Отделение казенных заводов. 3. Отделение частных заводов. 4. Отделение добывания солей и минералов. 5. Отделение про довольствия солью государства».

«Предметы каждого отделения» определялись следующим образом:

«Монетное отделение ведает: 1. Монетные дворы с их чиновниками, масте ровыми и рабочими людьми. 2. Медальерное производство. 3. Лабораторию разделения золота от серебра. 4. Обращение монеты относительно ее пробы, чистоты и внутреннего достоинства. 5. Вымен золота и серебра на монетных дворах. 6. Пробирные палатники, их учреждение и управление. 7. Пробу, клей мение и обращение золота и серебра в слитках, вещах, изделиях и иностран ных монетах. 8. Производство следствий в делах монетных и пробирных, по вышеизъясненным предметам».

«Отделение казенных заводов имеет в своем ведении: 1. Все казенные горные металлические заводы (исключая принадлежащие Кабинету его императорского величества) с их чиновниками, мастеровыми и рабочими людьми, непременными работниками и приписными крестьянами, пока сии последние приписными ос таются. 2. Все казенные металлические рудники, каменоломни цветных и всяких других камней и каменноугольные копи. 3. Леса и земли, к казенным заводам приписанные. 4. Пристани, казенным заводам принадлежащие. 5. Снабжение флота, сухопутной артиллерии и прочих казенных мест металлами и изделиями.

6. Устроение, размножение и распространение заводов и фабрик по горной час ти. 7. Разыскание гор и слоев земных;

попечение об открытии руд и минералов.

8. Горный кадетский корпус со всеми горными школами при заводах. 10. Пере возку металлов, до известных мест для флота, артиллерии и других казенных мест».

Отделению казенных горных заводов предписывалось руководствоваться сле дующими «установлениями»:

Горное дело и власть в России в первой трети XIX в. «§ 232. Главное начало, на коем заводы казенные должны быть устрояемы, состоит в том, чтоб они содействовали и поощряли частную промышленность, а не были бы ей преградою.

§ 233. Казенные заводы должны быть постепенно доводимы до того, чтоб доходы их, по крайней мере, равнялись тем, кои можно бы было получить от капитала и людей, на них употребленных, когда бы капитал сей и люди обра щены были на другое полезное употребление.

§ 234. К особенному наблюдению и попечению министра финансов отно сится распространение и приведение заводов, нужных для снабжения флота, артиллерии и оружейных заводов металлами и изделиями, в такое устройство, чтоб они: 1. Снабжали означенные места надлежащим количеством потребных металлов и изделий и в тех видах, какие им нужны. 2. Металлы и изделия были бы возможно лучшей доброты по свойству и качеству руд. 3. Доставление их к местам назначения было бы облегчено.

§ 235. Министр финансов, по сношению с министерствами военными, оп ределит, какого рода сколько металлов и изделий для них потребно, и сообраз но с сим сделает положение, какие заведения и до какой степени нужно увели чить.

§ 236. Министр финансов имеет власть посылать чиновников с нужным числом людей для разыскания недр земных, где он признает нужным, на счет сумм, отпущенных в ведение Департамента горных и соляных дел;

но если на то потребна особенная сумма, то он представляет о сем по принятому порядку, куда следует».

Перечень обязанностей Отделения частных заводов был следующий: «1. Сбор податей. 2. Надзор, чтоб металлы и минералы не оставались во внутренности земли без разработки. 3. Правильность разработки рудников и действия завод ского. 4. Вспоможение суммами, искусными мастерами, рудами, лесами и проч.

5. Позволение разрабатывать рудники, копи и каменоломни и учреждать заво ды. 6. Попечение об умножении тех произведений, кои наиболее нужны и по лезны для государства, и вообще ободрение сего рода промышленности.

7. Следствия в делах, коих разрешение основывается на знании горных наук».

Относительно частных заводов, «имевших пособия от казны», заведованию От деления, кроме того, поручались: «1. …Мастеровые и рабочие люди, данные от казны. 2. Леса заводские. 3. Земли, занимаемые заводами и людьми. 4. Метал лические и минеральные рудники. 5. Введение устройства к облегчению труда рабочих людей и к сбережению руд и лесов».

Отделению частных горных заводов были подведомственны «частным людям принадлежащие металлические и минеральные заводы и рудники, каменоломни и каменноугольные копи. Частные заводчики, по роду их собственности и сте пени права на оную, разделяются на два рода: первые суть те, кои владеют заво дами по праву дворянства, не заимствуя ни лесов, ни земель, ни людей, ни дру гих пособий от казны;

вторые, кои имеют пособия от казны: 1. В людях.

2. В землях. 3. В лесах. 4. В рудниках. 5. Кои получили позволение владеть за водом и при оном крепостными людьми, не имея права дворянства».

Обязанности руководителя финансового ведомства в этом случае определя лись так:

«§ 237. Министр финансов по заводам частных людей имеет попечение о снабжении заводчиков всеми законными пособиями, нужными для действия заводов.

§ 238. Из тунележащих рудников и приисков в казенных землях министр финансов снабжает частных людей на законном основании и облагает их узако ненною податью.

§ 239. Министр финансов, в наблюдении за заводами частных людей, имеет целью размножения оных, усиление выплавки и выделки металлов и особенно изделий, нужных для государства и для внешней торговли.

136 Л. Е. Шепелёв § 240. Посему он наблюдает, чтоб открытые руды и минералы в землях част ных людей не оставались необработанными.

§ 241. На попечении министра финансов лежит уравнить и впредь уравни вать заводчиков в пособиях, даваемых им от казны, так чтобы действие заводов упрочивалось на будущее время.

§ 242. Министр финансов старается преимущественно ободрять тех заводчи ков, коих произведениями заменяются произведения иностранные, употребляе мые внутри государства, или производится внешняя торговля.

§ 243. В наложении податей на заводы частных людей министр финансов наблюдает, во первых, чтоб все заводчики платили уравнительно государствен ную подать и, во вторых, чтоб особенная подать была взимаема за пособия, данные заводам от казны.

§ 244. В умножении или уменьшении податей с заводов частных людей ми нистр финансов наблюдает: 1. Чтоб подати были уравнены по числу и количе ству данных заводчикам пособий. 2. Чтоб заводчики излишними налогами не были принуждены остановить частию или совсем каких либо рудников, заводов и фабрик. 3. Чтоб несоразмерными податями с одних заводчиков против дру гих, не обессилить платящих большие подати и не дать слишком великого пе ревеса одним против других. 4. Чтоб изделия, нужные для внешней торговли, облагаемы были податьми, соразмерными обстоятельствам и существу сей тор говли. 5. Чтоб новые заведения для выделки произведений взамен произведе ний иностранных не имели подрыва от наложения подати, но получили бы против других всевозможное пособие и где нужно льготные годы.

§ 245. Дабы снабжение военных министерств металлами и прочими изде лиями из оных сколько возможно более было обеспечено, министр финансов употребляет меры и средства к добровольному соглашению заводчиков приго товлять сии вещи на их заводах».

В ведении Отделения добывания солей и минералов находились: «1. Соляные заводы и промыслы. 2. Соляные озера. 3. Соляные слои, горы и копи. 4. Казен ные минеральные рудники, копи, заводы для выварки разных минеральных со лей, как то: купороса, квасцов и проч. и для добычи горючей серы, и другие оные принадлежности. 5. Люди и все селения, принадлежащие к соляным заво дам, промыслам, озерам, минеральным рудникам и разным заведениям. 6. Леса, к ним принадлежащие. 7. Земли, занимаемые селениями и варницами и вообще принадлежащие как собственно казне, так и людям, живущим и работающим при всех заведениях сей промышленности, какого бы рода они ни были.

8. Приготовление обыкновенных солей вообще;

в том числе перевозку оных до первых главных запасных магазинов. 9. Казенные люди, определенные прави тельством к перевозке соли». На отделение возлагались перевозка соли, снабже ние ею губернских и уездных магазинов и продажа соли в них.

На министра финансов возлагалась обязанность «все минеральные рудники, прииски и копи… распространить не только для внутреннего продовольствия государства, но и для выпуска по внешней торговле».

Наконец, Закон 1811 г. предписывал министру финансов «иметь попечение о снабжении подведомственных Горному департаменту мест людьми, знающими как в умозрительной и распорядительной, так и в практической и исполнитель ной частях». Министр являлся главным начальником Горного корпуса — глав ного учебного заведения ведомства. «Для приуготовления людей искусных и знающих по всем частям Департамента» ему предоставлялось право «посылать воспитанников Горного корпуса и других людей в путешествия не только по российским заводам, но и в иностранные края, употребляя на то сумму, поло женную штатом, а в случае недостатка оной, на счет самих заводов, промыслов и прочих заведений, располагая издержки в сем последнем случае на счет ме таллов, изделий и прочих произведений». Он мог «приглашать иностранцев, ис кусных в горных науках, разных по сей части художников и мастеров на таких Горное дело и власть в России в первой трети XIX в. условиях, как он может их согласить, употребляя на то остатки сумм, назначен ных на действие и производство работ по местам, подчиненным Департаменту горных и соляных дел». Кроме того, министр финансов получал право разре шать повышение жалования чиновникам, иностранным специалистам, масте рам и художникам («как бы сие жалованье ни было велико»), если такое повы шение не превысит «установленных цен» производимых мастером изделий (ПСЗ. Собр. 1, т. 30, № 24688).

В официальном издании по случаю столетия Министерства финансов «зако нодательные реформы по горной части начала XIX в. расценивались как «один из лучших памятников… царственных забот о благе подданных». Вместе с тем признавалось, что события, связанные с войной 1812 г., затормозили или даже сделали невозможной модернизацию горного дела в России. Последовавшее по восстановлении мира «оживление промышленности не коснулось… горных за водов: выплавка чугуна продолжала сокращаться», а ввоз его «за границу па дать». Об этом новый министр финансов Е. Ф. Канкрин (1823—1844) «с при скорбием» доносил Александру I. Канкрин исходил из того, что в условиях со временного «весьма быстрого и даже бурного» экономического развития общества «горный промысел образует главную отрасль производительности».

«Горное дело… принадлежит к самым производительным занятиям народа, но вместе с тем, требует высоких познаний и большой практики». Между тем в России «число ученых по горной части, особливо для преподавания наук… чрезвычайно мало;

давно уже не было посылаемо людей за границу». Вообще «часть сия» — научная и учебная составляющие горного дела — «находилась в упадающем положении». По мнению Канкрина, «главный недостаток казен ных и частных горных заводов состоял в устарелом их устройстве». Большинст во заводов к тому же было вверено «людям, снискавшим опытностью навык, который, не будучи подкреплен теорией и нынешними усовершенствованиями, остается всегда в тесных пределах собственного опыта» (Министерство финан сов..., 1902, с. 163, 164).

В конце своего царствования Александр I посетил Урал и остался недоволен действиями казенных горных заводов и по возвращении поручил известному горному деятелю того времени В. Ю. Соймонову составить записку о причинах неудовлетворительного действия заводов и о мерах к их устранению (Лоран ский, 1900, с. 48, 49, 65).

Соймонов окончил курс в Горном училище, затем служил на Нерчинских и Колывано Воскресенских заводах, производил разведки на Урале и в Средней России, был последовательно вице президентом Берг коллегии, членом Каби нета его величества, московским берг инспектором и в 1806 г. назначен сенато ром, причем он не переставал принимать участие в рассмотрении разных во просов, относящихся к горному делу. «У меня таких сенаторов немного, как Соймонов», — так выразился однажды о последнем император. В своей записке Соймонов (указав на причины, приведшие заводы в расстройство) «находил нужным не новый переворот в заводском управлении, а устранение некоторых неудобств, мешавших правильному его ходу». Вместе с тем он высказал свою заветную мысль о необходимости преобразования горной части путем отделе ния ее от Министерства финансов и придания ей полной самостоятельности.

Мысль эта сочувственно была принята Александром I, но смерть Соймонова, а затем кончина самого императора воспрепятствовали осуществлению такого преобразования (Лоранский, 1990, с. 48, 49, 65).

Еще в 1824 г. при Департаменте горных и соляных дел был образован осо бый Комитет для пересмотра Горного положения 1807 г., и в первую очередь из менения системы управления казенными горными заводами. Комитет «пришел к убеждению, что управление заводами» по заранее установленным «штатам и положениям гораздо удобнее управления, основанного на коммерческом на чале», как это было установлено в 1806 г. В последующие годы (с 1828 г.) штат 138 Л. Е. Шепелёв ными расписаниями стала регламентироваться вся хозяйственная и техническая деятельность каждого казенного завода: размеры производства, потребные рас ходы, количество заготовки и расходования материалов, количество материалов на домну, цены на провиант, материалы и пр. Министерство финансов неодно кратно сообщало Комитету министров «об успешности хода дела» на заводах.

Заводское же начальство доносило «о полном успехе новой меры», но добавля ло, «что изделия обходятся несколько дороже против штатной суммы» (Лоран ский, 1900, с. 67, 68).

В ходе подготовки нового Горного положения один из самых крупных част ных горнозаводчиков — обер егермейстер В. А. Пашков — представил записку, в которой предлагал образовать Общество владельцев горных заводов с целью некоторой координации деятельности горнозаводчиков и информирования пра вительства о нуждах горной отрасли промышленности. Е. Ф. Канкрин находил, что от такого общества менее всего можно ожидать пользы. Можно ли, спра шивал он, от людей, которые держатся различного образа мыслей, ведут между собой многолетние споры, ожидать единогласных предположений? По мнению Пашкова, люди разных направлений и люди, ведущие между собой тяжбы, раз решаемые общим порядком, будут согласны в делах собственной пользы. Он добавлял, что если признана правительством польза от учреждения Мануфак турного и Коммерческого советов, почему же наподобие их не устроить совет (общество) горнозаводчиков? Канкрин остался при своем мнении и разъяснял, что Мануфактурный совет вовсе не есть представительно общество фабрикан тов, а лишь «совещательное место», занимающееся не столько общими интере сами фабрикантов, сколько предметами, содействующими улучшению самих фабрик. Горные заводы не исключены из круга занятий этого Совета, и он ни чего не имеет против того, чтобы в этот Совет назначалось больше горнозавод чиков, чем это делается в настоящее время.

При рассмотрении дела в Комитете министров было отмечено, что составле ние общего горного закона есть труд необыкновенно сложный: с одной сторо ны, нет законодательной ветви, с которой бы закон этот не приходил в сопри косновение, а с другой стороны, нет в этом законе статьи, которая не основы валась бы на местных соображениях;

следовательно, и составление закона, и рассмотрение его в высших установлениях будет делом чрезвычайным. А до того, по мнению Канкрина, «частные решения, обусловленные потребностями места и времени, суть лучшие исправления всякого существующего порядка».

По вопросу об организации Общества горнозаводчиков Комитет министров был согласен с министром финансов в том, что нельзя ожидать единогласных за ключений даже от владельцев горных уральских заводов, находящихся в сосед них губерниях;

прочие же заводы рассеяны повсюду в России и работают в раз ных условиях. Горнозаводчики — люди не одного состояния и владеют заводами не на одном праве. Нужды заводов весьма различны. Поэтому длжно опасать ся, как бы в случае утверждения Общества правительство вместо ожидаемых полезных советов не поставлено было в неприятную необходимость повторять отказы на отдельные представления. Конечно, могут быть случаи, когда никто не может подать лучшего совета, как тот, кого непосредственно касается реше ние;

но в таких случаях всякий министр имеет право пригласить к общему со вещанию как служащих, так и посторонних лиц (Исторический обзор деятель ности Комитета министров…, 1902, с. 216—219).

Вместе с тем 21 марта 1825 г. был образован Ученый комитет по горной и соляной части, в обязанности которого входили рассмотрение проектов и предположение об изменениях и улучшениях по технической части, а также издание «Горного журнала» или «собрания сведений о горном и соляном деле с присовокуплением новых открытий по наукам, к сему предмету относящимся, который должен был служить для распространения сведений о новых открыти ях по горной части и особенно облегчать чиновникам горной службы следить за Горное дело и власть в России в первой трети XIX в. успехами горных наук в Европе». Ученый комитет состоял из действительных членов и членов корреспондентов;

из числа членов избирались и утверждались министром финансов редакторы для издания журнала, причем для каждого из отделений журнала полагался особый редактор. Первые члены Ученого комите та были назначены, а затем они должны были выбирать по своему усмотрению новых членов и представлять их на утверждение министра финансов. В заво дских округах предполагалось образовать горные общества под председательст вом горного начальника, которые должны были представлять нечто вроде отде лений Ученого комитета. Таким образом, Ученый комитет был не узким бюро кратическим учреждением, но ученым обществом, в котором существовало выборное начало, а все известные горные инженеры состояли членами Комите та (Лоранский, 1900, с. 71, 72).

В отношении частных горных заводов Министерство финансов «главнейше стремилось обеспечить непрерывность их деятельности и ее устойчивость».

С этой целью Законом от 21 декабря 1836 г. в случае необходимости разреша лось учреждение на заводах «казенного управления, облегчались опись и оценка заводов для публичной продажи, а также способы распоряжения ими в случае перехода по наследству или продажи». Для Министерства финансов, как докла дывал Е. Ф. Канкрин императору, ведение дел с частными заводами представ ляло самую неприятную обязанность. «Тут нужна осторожность, чтобы с одной стороны не ослабить власть владельца, а с другой защитить горных людей.

Сложность долговечных тяжб, при затруднительности горных узаконений, час тые распри сонаследников и владеющих заводами, недостаток у многих капита лов, разделение трудов и ответственности управления через казенных чиновни ков, когда заводы и без того расстроены, частые ябеды и доносы — все сие пре вышает едва ли не все трудности многих других частей Министерства». Все это было причиной того, что частные горные заводы «пришли в упадок, особливо с тех пор, как заводчики начали более жить в столицах», а спрос на российское железо и медь сократился (Министерство финансов …, 1902, с. 358).

Впрочем, упадок частных заводов не лишал некоторых из них высоких дохо дов (до 40%).

В конце 1827 г. секретный Комитет 6 декабря 1826 года (созданный по указанию Николая I для критического пересмотра системы органов государственного управле ния) высказался за разделение горного и соляного управления. Было сочтено, что «дела горные и соляные… не имеют ничего общего между собой, различествуют в образе управления, в приготовлении и определении на места чиновников и в са мих штатах…» «Дела соляные, в настоящем их положении, хотя и составляют значи тельную отрасль государственных доходов, но относятся существенно к продоволь ствию народному. Во всех распоряжениях о продаже соли главною целью благотвор ного правительства долженствует быть изобильное доставление сей необходимой потребности жизни всем состояниям народа и во всех краях империи;

попечение о выгодах казны занимает только второе место. На сем основании Комитет полагал бы полезным соединить оное управление с Министерством внутренних дел…»

В действительности соляное управление лишь в 1863 г. было передано в ведение Де партамента неокладных сборов того же Министерства финансов. Горные же дела, «оставляя их при Министерстве финансов», уже тогда предлагалось «вверить осо бенному главному директору, который бы разрешал сам собою все дела, не превы шающие присвоенной вообще министрам власти, ответствуя за них непосредствен но, но представлял бы на усмотрение своего министра все случаи большей важно сти, кои по учреждениям и уставам надлежит вносить в Правительствующий Сенат, Государственный совет или представлять прямо его императорскому величеству»

(Сборник РИО, 1871, с. 218).

Законом 1 января 1834 г. по личной инициативе Николая I и по примеру Франции структура органов управления горным делом в России снова была из менена. «Для заведования распорядительной и искусственной частью горного, 140 Л. Е. Шепелёв монетного и соляного производств» образовывался военизированный Корпус горных инженеров, т. е. дипломированных специалистов горного дела. Причис ление горных специалистов к числу военных давало им некоторые служебные преимущества. Позднее появление военных корпусов в гражданских ведомствах объяснялось довольно прозаической причиной: стремлением привлечь на весь ма непривлекательную в дореформенное время службу молодых людей приви легированных сословий, дав им «военные чины и военные мундиры».

Штатный состав Корпуса насчитывал 320 человек, в том числе 9 генералов, 16 полковников, 20 подполковников, 36 майоров, 48 капитанов и т. д. Главнона чальствующим (впоследствии главноуправляющим) был назначен сам министр финансов Е. Ф. Канкрин. Образовывался Штаб Корпуса.

Корпус горных инженеров предполагалось комплектовать «из одних отлич нейших горных чиновников», а впоследствии — только из воспитанников Гор ного института;

на места же генералов вначале назначали и из других родов службы. Горные инженеры должны были определяться только в те должности, которые собственно принадлежали к распорядительной и искусственной частям и были «не слишком малозначительны»;

в Департаменте же горных и соляных дел и в горных правлениях только те места могли быть замещаемы горными ин женерами, которые требовали точных познаний в горных науках.

Отныне «настоящим руководителем» «искусственной и распорядительной частью горного дела» являлся не директор Департамента, а начальник Штаба.

Департамент становится более хозяйственно делопроизводственным органом.

Ученый комитет Горного департамента был преобразован. Теперь он предна значался «для обсуждения дел, заключающих новые предположения или ис правление недостатков существующего устройства по научной и технической части, а также планов и смет важнейших построек». Созданный еще в 1806 г.

Горный совет был переименован в Совет Корпуса горных инженеров под пред седательством самого министра. В 1837 г. создается Горный аудиториат, «куда должны были поступать на окончательную ревизию все военносудные и следст венные дела» (ПСЗ. Собр. 2, т. 9, № 6685;

Лоранский, 1900, с. 69—72).

Директором Горного департамента 16 августа 1824 г. был назначен Е. В. Кар неев. Он окончил курс в Московском университете и первое время служил в лейб гвардии Семеновском полку, но в царствование императора Павла I ушел в отставку. В 1800 г. поступил на службу по гражданскому ведомству;

в 1811 г.

назначен директором Департамента мануфактур и внутренней торговли, а в 1822 г. — попечителем Харьковского учебного округа. Карнеев был человеком высокого классического образования, замечательного трудолюбия и энергии.

Знал прекрасно языки, в особенности греческий и латинский. 1 января 1834 г.

Карнеев был произведен в генерал лейтенанты и назначен первым командиром Корпуса горных инженеров, сохраняя должность управляющего Департаментом горных и соляных дел. В 1837 г. он становится сенатором.

После него место директора Департамента горных и соляных дел занял гор ный инженер генерал майор Е. П. Ковалевский. Он закончил Горный корпус, много работал на юге России, в 1826—1830 гг. возглавлял Горный корпус (учеб ный), а в 1830 г. был назначен томским гражданским губернатором и главным начальником алтайских заводов. На посту директора Департамента оставался до 1843 г.

Начальником Штаба Корпуса горных инженеров в 1834—1845 гг. был Кон стантин Владимирович Чевкин (1803—1875), получивший образование в Паже ском корпусе. Участвовал в войнах. В 1836 г. ознакомился с организацией гор ной промышленности в Европе. В 1840 г. изучал железнодорожное дело за рубе жом. В 1855—1862 гг. он занимал пост главноуправляющего путями сообщения.

По общему мнению, и в период службы в горном ведомстве, и позже Чевкин «принес весьма много пользы горному делу в России» (Лоранский, 1900, с. 66, 67, 69, 76, 79).

Горное дело и власть в России в первой трети XIX в. Е. Ф. Канкрин организовал геологические исследования, пригласил в Рос сию знаменитых иностранных естествоиспытателей, в том числе Александра Гумбольдта, который в 1829 г. совершил поездку по России с научной целью.

В своем «Обзоре» 1843 г. Канкрин пишет: «Посредством отряженных чиновни ков по горным округам и по Закавказью и особо отправленных экспедиций в Западные и Остзейские губернии, Поморский край, южные провинции, по волжские места, к вершинам Абалани и Чулишмани по Китайской границе…, на сибирские золотые промыслы и в разные другие места, и с помощью откры тий вышеозначенных ученых путешественников геологические и минералогиче ские познания о положении огромной России весьма распространились».

Одну из главных забот Министерства финансов составляло улучшение завод ской техники. С этой целью неоднократно командировались за границу для усовершенствования в горном деле молодые офицеры и инженеры, несколько лет уже поработавшие на русских заводах, а также приглашались иностранные ученые для исследования на местах. Печатается техническая литература. Про должается издание «Горного журнала».

Горный кадетский корпус (названный в 1833 г. Горным институтом) был пе реименован в Институт Корпуса горных инженеров. Он также получил военное устройство и предназначался не только для образования сведущих инженеров и чиновников для горной службы, но вместе с тем и «для усиления общих спо собов образования». Преподавательский состав Института был улучшен. По части общей и воинского устройства Институт подчинялся начальнику Штаба, а дела хозяйственные остались в заведовании Департамента горных и соляных дел. Горные учебные заведения на заводах были «улучшены или учреждены вновь». В 1840 г. на Урале были впервые созданы «женские школы». В Петер бурге при Технологическом институте организована Горная техническая школа для подготовки механиков. В 1842 г. там же открылась пробирная школа.

Канкрин считал, что «главнейше через действия горной части русские уче ные по естественным наукам вступили в сословие европейских ученых».

Горными промыслами, развитие которых начало активизироваться еще во второй половине царствования Александра I и продолжалось во второй четвер ти XIX в., были разработка каменного угля и добыча золота.

Начиная с 1820 х гг. Министерство финансов принимает энергичные меры по развитию добычи каменного угля, особенно на юге страны, где отсутствова ли леса. Расходы по разведке угля казна взяла на себя. С 1829 г. разработка угля на казенных землях разрешена всем желающим. В 1832 г. на Луганском заводе начаты опыты плавки чугуна на каменном угле. Вместе с тем частным горным заводам было предписано принять меры к сбережению лесов (1838 г.).

К 1830 м гг. золотые промыслы настолько распространились, что Министер ство финансов признало необходимым подчинить их особым правилам, утвер жденным 11 декабря 1831 г. Этими правилами для отвращения и разрешения споров между искателями золотосодержащих россыпей в Сибири устанавливал ся порядок заявок и отвода участков. В 1833 г. для надзора за золотым промыс лом учреждена должность горного ревизора, обязанностью которого было сле дить за исполнением золотоискателями установленных правил, а также за про довольствием и лечением хозяевами рабочих и поведением последних.

Продолжавшееся развитие золотопромышленности побудило вскоре произвести полный пересмотр законоположений, касавшихся разработки золота, следстви ем чего явилось утвержденное 30 апреля 1838 г. Положение о частных золотых промыслах в Сибири. Положение более точно определило права и обязанности золотопромышленников, условия составления товариществ, порядок найма и содержания рабочих, а также установило меры к прекращению тайной тор говли золотом, похищенным с частных промыслов. Эта торговля настолько тя гостно отзывалась на золотопромышленности, что возникло даже предположе ние местной администрации о совершенном запрещении производства стара 142 Л. Е. Шепелёв тельных работ на частных золотых промыслах. Министерство финансов не пошло, однако, столь далеко: старательные работы не были запрещены, но раз решено производить их не иначе как артелями не менее 10 человек, и вместе с тем постановлены были правила, препятствующие утайке золота старателями (1853 г.) (Шепелёв, 2001, с. 219—221).

Все же к концу 1840 х гг. производство чугуна в России лишь немного пре высило уровень конца XVIII в. (соответственно 8 и 10 млн пудов), тогда как в Англии оно выросло примерно в 15 раз. Доля России в мировом производстве чугуна в 1830 е гг. составляла 12%. Экспорт металла постоянно сокращался, не смотря на его высокое качество. В самой России главным потребителем железа была казна (прежде всего военное ведомство). Частный спрос был незначитель ным вследствие низкой покупательной способности населения, с одной сторо ны, и высокой цены металла, с другой. Последнее было следствием монополь ного положения горных заводов и больших транспортных расходов.

Слабость российской железоделательной промышленности скандально об наружилась в 1842 г., тогда заводчикам было предложено поставить «со своих заводов потребное для сооружения железной дороги» от Петербурга до Москвы «количество рельсов» (до 5 млн пудов) по выгодной цене 1 руб. 43 коп. сереб ром за пуд. Однако созданное для этой цели «общество русских заводчиков… оказалось решительно не в состоянии изготовить на существовавших в то вре мя… железоделательных заводах все необходимое для линии количество рель сов». В результате рельсы были заказаны в Англии по цене 85—87 коп. сереб ром за пуд.

Заинтересованность казны в собственных горных заводах Е. Ф. Канкрин объяснял следующим образом: «Казенные заводы служат не столько для прибы лей, как для независимости армии и флота в некоторых потребностях первой необходимости. Но как снаряды требуются в таком совершенстве, как нигде, а пушки чугунные, разного рода железо и изделия из оного, также бело (холод ное — Л. Ш.) оружие, должны быть высшего достоинства, то все сие, совокуп но с издержками казенного управления, делает их довольно дорогими. Однако наверное можно сказать, что если все сии потребности и можно было получить дешевле с частных заводов, но далеко не такого высокого качества, к важному вреду при употреблении, как то уже опытом доказали. Впрочем, и Англия име ет казенные заводы некоторых родов…» (Кислинский, 1902, с. 31, 32;

РГИА, ф. 560, оп. 22, д. 105).

Положение рабочих на горных предприятиях, главным образом приписных крестьян, привлекало к себе внимание Министерства финансов, и оно шаг за шагом проводит меры к улучшению их быта. В 1826 г. установлен безденежный отпуск пайков как на казенных, так и на частных заводах. Новым Положением о горных заводах введена задельная плата и увеличено содержание мастерам и работникам;

они наделены также землей для садоводства и хлебопашества;

для предоставления приписным работникам возможности поддерживать сель ское хозяйство уменьшено число рабочих дней;

набором увеличено число рабо чих;

устроены госпитали. На частных заводах по отношению к рабочим, «отдан ным от казны», применялись правила, установленные для казенных заводов.

Вообще же положение рабочих на частных заводах улучшено посредством «сек ретных обязательств самих заводчиков». Обязательства эти не обнародовались, «дабы на других заводах, где мастеровые получают меньше, не возникало неудо вольствия и беспорядков» (Министерство финансов..., 1902, с. 359).

Наконец, поощрялось занятие горнозаводских крестьян разного рода про мыслами, например, гвоздильным, проволочным, кузнечным. Так, в литературе по истории кустарной промышленности сообщается: «Нижнетагильское кустар ное дело обязано своим развитием вниманию администрации [заводов] в ста рые годы… Заводская администрация старалась направить избыток рабочей си лы на… кустарный промысел, [который] буквально процветал». То же самое мы Горное дело и власть в России в первой трети XIX в. узнаем о кустарном производстве разных металлических изделий вокруг заводов Воткинских, Ревдинского и др. (Туган Барановский, 1926, с. 197).

С учетом уроков Крымской войны и в предвидении активизации железнодо рожного строительства в стране появились новые идеи модернизации управле ния горной промышленностью. В апреле 1861 г. адмирал В. И. Мелихов при не сомненной поддержке великого князя Константина Николаевича выдвинул предложение преобразовать горное ведомство в отдельное управление, мотиви ровав это преобразование главным образом необходимостью улучшить пушеч ное дело в стране (казенные горные заводы снабжали армию и флот артилле рийским вооружением). Александр II распорядился рассмотреть проект в Коми тете министров. Последний счел, что обособление горного ведомства «решительно невозможно». Вновь идея создания особого «главного или цен трального учреждения по горной части» была высказана в 1863 г. Комиссией по пересмотру горного устава. Но и тогда она не получила одобрения.

В 1863 г. был упразднен Штаб Корпуса горных инженеров. А в 1864 г. воен ный министр Д. А. Милютин «высказался против оставления военных чинов в путейском ведомстве». Мнение это было поддержано Александром II, и в 1867 г. решено было ликвидировать все четыре существовавшие в то время во енные корпуса в гражданских ведомствах. 22 апреля Корпус горных инженеров был упразднен, а его чины (офицеры) преобразованы в гражданские. Единст венным центральным органом заведования горной промышленностью снова становится Горный департамент (Лоранский, 1900, с. 89).

В самом конце 1873 г. Горный департамент был включен в состав Министер ства государственных имуществ, где хотя и получил большую самостоятель ность, но оказался оторван от управления всеми прочими отраслями промыш ленности, остававшимися в ведении Министерства финансов. Александр II мо тивировал это решение ссылкой на то, что «горная часть… в настоящем состоянии… ближе принадлежит к предметам ведомства государственных иму ществ».

Источники Исторический обзор деятельности Комитета министров. СПб., 1902. Т. 2. Ч. II.

Кислинский Н. А. Наша железнодорожная политика по документам архива Комитета министров.

СПб., 1902. Т. 1.

Лоранский А. М. Краткий исторический очерк административных учреждений горного ведомст ва в России. 1700—1900. СПб., 1900.

Министерство финансов. 1802—1902. СПб., 1902. Т. 1.

Нисселович Л. Н. История заводско фабричного законодательства. СПб., 1884. Ч. 2.

ПСЗ — Полное собрание законов Российской империи.

РГИА — Российский государственный исторический архив.

Сборник РИО — Сборник Русского исторического общества. 1871. Т. 74.

Туган Барановский М. И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Л., 1926.

Шепелёв Л. Е. К истории горной службы в дореволюционной России // Из истории горно гео логической службы России. СПб., 2000.

Шепелёв Л. Е. Е. Ф. Канкрин и торгово промышленная политика финансового ведомства (1823—1844 гг.) // Английская набережная, 4. СПб., 2001.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.